Читать онлайн Дорогой, все будет по-моему!, автора - Фэллон Джейн, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэллон Джейн

Дорогой, все будет по-моему!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25



Когда Кати позвонила Стефани рассказать о том, что она сделала, та не поверила своим ушам.
— Ты сообщила в налоговое управление? Боже мой, Кати, наверное, лучше было бы сначала посоветоваться со мной!
Но Кати не находила в себе раскаяния.
— Он сам напросился. И мы ведь затеяли все это, чтобы не чувствовать себя втоптанными в грязь. Ты первая это сказала.
— Просто налоговая инспекция — это уже… крупное дело, — проговорила Стефани. — Подстраивать ему мелкие пакости — одно, но налоги — совсем другое. Это может иметь для него действительно серьезные последствия.
— И что с того? — спросила Кати, и Стефани вдруг показалось, что она говорит совсем с другим человеком.
— Не знаю. Мне просто стало как-то не по себе.
— А что страшного может случиться? Ну, они спросят его — правда это или нет, он ответит — нет. А если они как-то и докопаются до правды, он просто заплатит налог, ну, может, еще и штраф. Брось, Стефи, ну не поспит несколько ночей, только и всего.
Стефани понимала, что Кати в общем права. Ей просто не понравилось, что Кати стала действовать на свой страх и риск, не советуясь с ней. Именно это всерьез ее обеспокоило.
— Ну ладно, — сказала она. — Ты правильно сделала. Но бедной Салли не повезло.
Кати хихикнула.
— Да! Только к этому времени он уже уволил ее. Если бы он велел ей убираться из-за этого случая, я бы непременно заставила его передумать. С Салли все будет в порядке.


Стефани опаздывала. Когда она закончила говорить с Кати и на скорую руку подкрасилась, было уже десять минут одиннадцатого, а в половине одиннадцатого ей надлежало быть в одном частном клубе на Манчестер-сквер, где предстояла фотосъемка для журнала. Она позвонила Наташе и попросила начинать без нее. Объектом фотосессии сегодня стала одна молодая сценаристка, которую засыпали наградами за ее первую телепостановку, где она отразила историю собственного неудачного брака. Сегодня авторша рассказывала о себе корреспонденту одного глянцевого еженедельника, а Стефани с Наташей отвечали за костюмы. Наташа, к счастью, успела забежать в офис и захватила два саквояжа с отобранными накануне нарядами.
Когда Стефани подошла к георгианскому особняку, на котором предусмотрительно отсутствовала вывеска — Стефани из-за этого дважды обежала площадь кругом, прежде чем сообразила, где находится искомое место, — она была вся красная, растрепанная и нисколько не походила на преуспевающего стилиста. Но Наташа успела взять ситуацию под контроль. Писательницу, молоденькую приятную женщину по имени Каролина Уэлл, удалось убедить надеть строгое черное платье, и выглядела она великолепно.
— Извините, — бормотала Стефани, пробираясь между осветительными приборами и отражателями в заднюю комнатку, где Наташа рылась в саквояже, выбирая следующее платье. — Ну, как тут дела? — проговорила она, переводя дыхание.
— Все хорошо, успокойся, — ответила Наташа. — Одежда сидит на ней как влитая, все ей к лицу, кругом тишь и благодать. И фотограф просто душка.
Стефани выглянула из двери. А Наташа права, решила она, увидев забравшегося на стул фотографа, который собирался снимать Каролину сверху. Очень кстати, так и день пролетит быстрее.
— Как его зовут? — спросила она у Наташи, скрываясь за дверью прежде, чем он успел ее заметить.
— Не то Марк, не то Майкл, я не разобрала.


— Майкл Сотби, — сказал Майкл, а не Марк, протягивая руку. Каролину пока отправили переодеться в другой наряд.
Стефани улыбнулась. А он, пожалуй, даже красив. Ему слегка за сорок. Карие глаза. И мальчишеская улыбка.
— Стефани Мортимер. Извините за опоздание.
А его полное имя похоже на звук колокола. Кажется, она уже встречала его в журналах. Она всегда прочитывала подписи под фотографиями, ища фамилию стилиста. И почти никогда не находила.
Они немного поболтали — о знакомых журналистах и визажистах, об открывавшейся на днях и вызвавшей резкие разногласия в оценках выставке работ фотографа Яна Хокинса, который запечатлел своего отца на разных стадиях прогрессирующего алкоголизма.
— Это потрясающе, — сказала Стефани. — Я так люблю его, а вы — первый, кто о нем слышал.
— Когда вы туда собираетесь? — спросил Майкл. Стефани увидела, как он покраснел, словно только что пригласил ее на свидание.
— Ну… пока не знаю точно.
— А вдруг мы там встретимся? Случаются вещи и более удивительные.
Стефани засмеялась так, словно он сказал нечто в высшей степени остроумное. Тут она поймала себя на том, что, кажется, немного с ним флиртует и это просто автоматическая ответная реакция, потому что Майкл делает то же самое. Она смутилась, и мгновение пролетело. Тут появилась Каролина в ярко-синем платье до колен от Дианы фон Фюрстенберг, и Стефани преувеличенно засуетилась вокруг нее, подкалывая подол и сознавая, что выглядит смешно. Она уже так давно ни с кем не флиртовала, что и забыла, как это делается, да и, строго говоря, она все еще была замужем, хотя в последующие несколько недель это могло оказаться весьма некстати. «Может, Джеймс и наплевал на моральные принципы, но мои по-прежнему при мне», — подумала она самодовольно.
— А он положил на тебя глаз, — сказала Наташа по пути домой.
— Глупости! — покраснела Стефани, выдав тем самым, что и сама это заметила.


Кати составляла список гостей, которых надо было пригласить, и дел, которые надо было переделать для подготовки празднования сорокалетнего юбилея Джеймса, до которого оставалось две недели. Список гостей растянулся уже почти до пятидесяти человек. Джеймса в деревне хорошо знали и симпатизировали ему. Большинство жителей здесь так или иначе нуждались в его услугах. Кати включила в список Хью, Элисон, Сэм, Джеффа, Ричарда и Симону, потому что знала: хотя их маленький кружок и распался, для Джеймса все равно очень важно, чтобы они пришли. Она и сама не хотела, чтобы они пропустили сюрприз, который они со Стефани назначили на десять часов вечера.
— Я никого не забыла? — спросила она, протягивая ему листок.
Они арендовали ради такого события большой зал в ратуше, потому что ее домик был слишком мал, а Джеймс собирался устроить танцы с шампанским.
— Как насчет Макинтайров? — спросил он про супругов, которые недавно поселились в деревне.
Миссис Макинтайр, как слышала Кати, состояла в отдаленном родстве с королевской семьей, что не могло оставить Джеймса равнодушным.
— Ты хоть раз разговаривал с ними? — спросила она.
— Нет, но это будет добрососедский жест, — ответил он, и Кати едва удержалась, чтобы не спросить: а был бы он таким же добрым соседом, если бы не завидные родственные связи?
— А как насчет той пары, что недавно въехала в двадцать шестой дом? — спросила она, заранее зная ответ. У пары из двадцать шестого дома, явно безработной, было пятеро детей, а в палисаднике жили три собаки и четыре старые кошки.
— Пожалуй, нет, — сказал он. — Они все-таки не нашего круга.
Кто такие «люди нашего круга» — Кати точно сказать не могла, но жильцы дома 26 явно не подпадали под это определение.
— Пригласим всех, кого ты захочешь, — сказала она и, наклонившись, поцеловала его в лоб. — Это твой праздник, и я позабочусь, чтобы он был именно таким, какой ты заслужил.
— А вообще-то знаешь что — позови их, — сказал вдруг Джеймс, по-видимому забеспокоившись, что его былая популярность в последнее время пошатнулась. — Вдруг они окажутся хорошими людьми.


Испытывая ни с чем не сравнимый подъем, Кати сняла трубку и попросила соединить ее с местной налоговой инспекцией. Пока ее соединяли, она колебалась, сумеет ли исполнить то, что задумала. Сперва она решила изобразить акцент, испугавшись, что Джеймсу дадут послушать запись разговора с его обвинителем, но едва начала излагать суть дела, как строгая дама на том конце провода велела ей говорить помедленнее, потому что с трудом могла ее понять, и Кати отказалась от спектакля. Она представилась даме бывшей сотрудницей, которая ушла от Джеймса, шокированная его манерой ведения дел. И назвалась Сильвией Моррисон — первым именем, которое пришло ей в голову, возможно, потому, что ее мать звали Сильвией, а Моррисон была фамилией владельца овощной лавки, где она по утрам делала покупки.
Дама не проявила особого дружелюбия и разговаривала недоверчиво. Кати показалось, что она не принимает обвинения всерьез. После разговора с ней Кати пришлось глотнуть неразбавленного бренди, что обычно считается первым делом в таких ситуациях. После этого ее замутило — одновременно сказались и алкоголь, и нервное напряжение. Ей не верилось, что она это сделала. Она одновременно испытывала страх, восторг, чувство вины. Подумать только, она оказалась способной на такое! Она и сама не понимала — радоваться ли тому, что, скорее всего, ничего из этого не выйдет, или огорчаться. Но главным чувством все же было ликование.
Когда примерно спустя неделю Джеймс пришел домой мрачный и сообщил ей о письме из инспекции, она испугалась, что выдаст себя злорадной улыбкой, но все-таки сумела выказать сочувствие и понимание. И сама испугалась того, насколько естественно у нее это получилось.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн



Роман интересный, но конец неопределенный.
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнКэт
17.06.2015, 8.37





Ясно что гг вернется к мужу.Очень необычный роман
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнГюльджан
9.05.2016, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100