Читать онлайн Дорогой, все будет по-моему!, автора - Фэллон Джейн, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэллон Джейн

Дорогой, все будет по-моему!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22



Дорога поездом из Челтенхема до Линкольна с пересадкой в Ноттингеме занимала три с половиной часа. Как Полин ни изучала расписание, так и не нашла более легкого и быстрого варианта. Так что она приготовила бутерброды, питье и запаслась свежими спортивными газетами, чтобы Джону было чем занять себя в пути. Сама она намеревалась закончить последнюю Мейв Бинчи, которую начала пару дней назад.
До вокзала они собирались доехать на такси, что означало непредвиденные расходы, но Джону с его коленом ни за что не подняться в автобус. Они поспеют как раз вовремя, чтобы успеть купить билеты и без паники найти нужную платформу. Это станет настоящим приключением.
Они отправлялись в путешествие в Лондон раз в сезон. Навещали сына, невестку и внука раза три-четыре в год и ночевали в гостевой спальне. Уже много лет они не отрывались от дома на более длительное время. Стефани убедила их на этот раз остаться в Лондоне на две ночи — она беспокоилась, что их утомит долгий переезд на машине из Линкольна. Перед этим еще две ночи они проведут в гостинице в Линкольне, итого четыре ночи вне дома — настоящие каникулы! А соседка Джини любезно обещала покормить в их отсутствие канарейку.
Гостиницу нашла Стефани — это в ее духе, заранее заказать номер и избавить их от хлопот! Полин считала, что ей необыкновенно повезло с невесткой. У кое-кого из их друзей общение с сыновьями практически прервалось после их женитьбы. Но Стефани понравилась Полин с первой же минуты знакомства, и, к счастью, Стефани платила ей взаимностью. Полин даже казалось иногда, что невестка общалась с ней охотнее, чем сын. Она, впрочем, вполне понимала, почему Джеймс давно не приглашал их приехать в Линкольн. Разумеется, они уже побывали в Линкольне несколько раз, когда сын жил там со всей семьей, и останавливались у него в большом старом доме рядом с ветлечебницей. Теперь этот дом продан — на вырученные деньги был куплен дом в Лондоне, в два раза меньший по размеру и без земельного участка, а Джеймс жил в квартирке над ветлечебницей, в которой для них не нашлось бы места.
Идея разместиться в гостинице была гениальной, и Джеймс со Стефани проявили неслыханную щедрость, предложив оплатить проживание, потому что Полин с Джоном никогда бы не смогли себе этого позволить. Да еще Джеймс купил им билеты в театр! Полин была счастлива иметь такого сына.
Когда вечером в воскресенье Джеймс приехал в Нижний Шиппингем, Кати ждала его на пороге с самым кротким и невинным видом.
— Что ты сделала с волосами? — воскликнул он в ужасе. Кати, за несколько дней уже привыкшая к своему новому облику, почти забыла, какой неожиданностью он будет для Джеймса.
— Просто захотелось перемен, — сказала она уклончиво.
— Но почему рыжий? Мне так нравилось, что ты блондинка!
— Но ведь ты привыкнешь, правда? — откликнулась она беспечно, он же надулся и сказал, что не желает привыкать и что она нравилась ему такой, какой была раньше.
— Тебе так не нравятся рыжие волосы? — удивилась она, но Джеймс переменил тему:
— Что за блузка! — Он скользнул рукой в глубокий вырез летней блузки, которую она купила накануне. — Я уже чувствую, что перестаю себя контролировать.
Кати со смехом оттолкнула его.
— Потом, — сказала она, надеясь, что потом он устанет.
Наливая ему бокал вина и разогревая запеканку из сладкого картофеля, она принялась расспрашивать его о прошедшей неделе и о том, какие дела ему предстоят здесь. Он ответил только — все как всегда, и конечно же ни словом не обмолвился о приезде своих родителей.


Кати решила, что должна расширить ассортимент услуг для своих клиентов, и записалась на вечерние курсы рефлексологии при колледже в Линкольне. Она давно хотела обучиться чему-то подобному, но занятия проводились и по вечерам вторников, а Джеймс всегда убеждал ее, что нехорошо с ее стороны — нечестно, именно так он говорил — уходить в один и без того немногочисленных вечеров, проводимых ими вместе. Но теперь она решила все же пойти на курсы — теперь ей было все равно, что он подумает.


Джеймс после ряда недовольных реплик («Как? По вторникам? Мы, кажется, решили, что наши вечера неприкосновенны») понял, что сдаваться она не собирается, и неожиданно заговорил о другом:
— Так ты говоришь, занятия начинаются на следующей неделе? Во вторник?
Она подтвердила, и тогда он поинтересовался, в каком точно часу. И тут Кати догадалась, о чем он думает, — что мог бы успеть пообедать с родителями! Она сказала, что занятия начинаются в семь и заканчиваются в половине десятого. Это была ложь — занятия начинались в семь тридцать, но потом она могла оправдаться, что перепутала время.
Они рано легли и довольно вяло позанимались сексом, и Кати думала, что это очень странно — вот ты вроде бы любишь кого-то и вдруг в один прекрасный день задаешься вопросом: «А что я, собственно, в нем нашла?» Словно на глазах были защитные очки, но ты внезапно снимаешь их и ясно видишь все неприятные и даже, можно сказать, отталкивающие черты бывшего возлюбленного.
На следующее утро Джеймсу предстояла встреча с Салли. Он накануне обдумывал, как поведет себя с ней, и решил держаться спокойно и деловито. Оправдываться за свое решение Джеймс не собирался. Он ожидал застать Салли в воинственном настроении и услышать упреки в несправедливости, но она просто посмотрела на него с печальным упреком и сказала «Доброе утро», отчего ему сделалось неловко.


Хорошо, что первыми шли два вызова на дом — атмосфера в приемной была напряженной, и Джеймс с облегчением покинул лечебницу. Малкольм и Саймон сидели у себя в кабинетах, он почувствовал, что оба им недовольны — а Малкольм в особенности. Надо как можно быстрее дать объявление о вакансии «секретаря в приемную ветлечебницы с навыками ветеринарной медсестры». Как только уйдет Салли и в лечебнице появится другая девушка, все встанет на свои места. Разумеется, просить Салли давать объявление о ее собственной замене неэтично. Может быть, попросить Кати, и она сделает это в порядке одолжения?


В десять минут второго Джеймс выехал в Линкольн. Он назначил родителям встречу в маленьком кафе в центре города, чтобы вместе съесть поздний ленч, а потом собирался поводить их по собору. На это он отводил примерно час, потом они выпьют где-нибудь чаю, и он простится с ними, сославшись на неотложные дела. С них вполне довольно.


Мама увидела его прежде, чем он взялся за дверную ручку. Едва он шагнул внутрь кафе, как она, привстав с места, энергично замахала рукой. Каждый раз при новой встрече она казалась ему все меньше и меньше ростом. Теперь, когда бросилась к нему, чтобы обнять, она выглядела маленькой девочкой в своем синем брючном костюмчике от «Маркс и Спенсер». Он, нагнувшись, чмокнул ее в макушку и протянул руку отцу. Отца время пощадило больше, он все еще был тем же крепким и рослым мужчиной, которого Джеймс помнил с детских лет. Разве что волосы у него поредели и поседели.
— У тебя усталый вид, — озабоченно сказала Полин.
Она говорила это при каждой их встрече. Потом она непременно спросит у него, хорошо ли он питается и не думает ли полностью перебраться в Лондон, чтобы не разлучаться со Стефани и сыном. «Вы — семья, вам надо держаться вместе», — скажет она, и ему придется делать усилие, чтобы не ответить: «Ну так скажи Стефани, чтобы перебиралась сюда».
Во время ленча, состоящего из лазаньи и жареной картошки, он умудрился удерживать разговор на нейтральной бесконфликтной почве: работа, сад, канарейка Джимми («Вот бы ты взглянул на него — он совсем полысел с одного бока»). Полин выразила желание приехать в Нижний Шиппингем и устроить генеральную уборку в квартире, заставив его напрячься, но он сумел убедить ее, что на это не останется времени.
— Я, кстати, на завтрашний вечер сумел освободиться и заказал нам столик в «Ле Шато», — сказал он, называя один из самых фешенебельных и дорогих французских ресторанов Линкольна. И тут же пожалел о сказанном. За такое короткое время ему не заказать столик, но захотелось вдруг, чтобы мама думала, что он уже все организовал, и не предложила пообедать в «Скрещенных шпагах» в Нижнем Шиппингеме, где есть опасность наткнуться на кого-то, кто проболтается им насчет Кати.
— Как здорово! — воскликнула Полин, и ее лицо осветилось изнутри. — Но ты уверен, что сможешь выкроить для нас время? — добавила она тем раздражающим тоном, каким матери обычно вызывают у вас чувство вины за то, что вы редко с ними видитесь.
— Я очень хочу пообедать с вами, — сказал он, сжимая ей руку. Вот задница! Кого бы попросить об одолжении насчет «Ле Шато»? Кажется, Хью и Элисон Селби-Алдженон дружат с владельцем ресторана, они накоротке с большинством местных дельцов. Но он знал, что не сможет заставить себя позвонить им и попросить об услуге. Он не разговаривал с ними с того самого проклятого вечера, хотя знал, что, если в самое ближайшее время не наведет мосты, их дружба, какой бы она ни была, окончится. Но он не мог вынести шуточек, которыми они наверняка станут его донимать. И конечно, не мог обратиться с просьбой к людям, которые потом при встрече с Кати могут спросить у нее — как ей понравилось в «Ле Шато». Придется самому позвонить в ресторан сразу же, как только он останется один.
После споров по поводу того, кому платить за ленч (победили Полин и Джон, потому что Джеймс понял, что обидит их, если не даст им заплатить), они неторопливо прошествовали к собору и приятно провели час, разглядывая надгробия и фрески, после чего выпили чаю в соборной трапезной. В четыре Джеймс красноречиво взглянул на часы и сказал, что должен идти. Столик на завтрашний вечер заказан на половину восьмого, добавил он. Он заедет за ними в гостиницу в семь, и перед обедом они пропустят по стаканчику в баре. Он прикинулся огорченным, оттого что не увидит их днем в среду (он сказал, что взял себе несколько вызовов Саймона, который в обмен возьмет себе его вечерние вызовы), и оставил их решать, чем заняться до половины восьмого, когда начинался спектакль.
В машине Джеймс достал мобильник и позвонил в справочную, которая соединила его с рестораном.
— Очень жаль, сэр, но у нас все столики заказаны на две недели вперед, — произнес в ответ на его просьбу надменный голос с поддельным, как решил Джеймс, французским акцентом.
— Но это для моих родителей. Они очень старые. И смогут выбраться только завтра вечером.
— Я могу предложить вам привести их к нам на ленч. В три часа у нас есть один свободный столик.
— Нет, они могут только вечером. Ладно, не важно, — буркнул он и дал отбой. Придется заказать столик в другом ресторане. Не важно в каком — главное, что это будет подальше от Нижнего Шиппингема. Он просто скажет родителям, что планы поменялись.


— Кажется, Джеймс забронировал столик в каком-то «Сорренто» на семь тридцать. Он сказал, что это совсем рядом с гостиницей. Знаешь такое место?
Стефани прокралась на кухню, чтобы звякнуть Кати, пока Финн смотрел Си-би-би-си. Она не могла рисковать, разговаривая при Финне, у которого всегда были ушки на макушке ко всему секретному. Он терпеть не мог, когда от него что-то скрывали.
— Никогда про такой ресторан не слышала, — сказала Кати.
— Он сначала заедет за ними в гостиницу, так что найти их будет не так уж трудно. Ты боишься?
— Меня просто трясет от страха, — искренне призналась Кати.
— Ты только помни — не говори ничего такого, что может расстроить Полин и Джона, и вообще больше помалкивай.
— Знаю, знаю. Его от одной встречи со мной хватит кондрашка.
— Точно, — подтвердила Стефани с чувством. — И сразу же позвони мне, когда все кончится.


Кати приготовила Джеймсу обильный ранний обед — филе цыпленка, завернутое в пармскую ветчину, с картофелем джерси-роял и аспарагусом. Он едва не выдал себя, когда вернулся из лечебницы и застал ее стоящей у плиты.
— Не рановато ли обедать? — спросил он. — Я лучше поем, когда ты уйдешь, едва ли все успеет остыть.
— Совсем не рано, — сказала Кати. — Почти шесть часов, мы часто едим в это время. И мне не хочется, чтобы ты в одиночестве жевал тут хлеб с бобами.
Она поставила на стол тарелки.
— Лучше я сначала приму душ, — сказал Джеймс, явно полагая, что если оттянет обед на некоторое время, то ей волей-неволей придется уйти, чтобы не опоздать на курсы, и она не узнает, ел он дома или нет. Но Кати обняла его и повела к столу.
— Ты еще успеешь это сделать. Посиди со мной хоть немного. — Она смотрела, как он копается вилкой в тарелке, и скорчила недовольную мину. — Тебе что — не нравится?
— Все великолепно, но я же сказал, что еще не успел проголодаться. Я сегодня припозднился с ленчем.
В половине седьмого Джеймс все еще боролся с едой, съедая по крошечному кусочку. Кати вымыла свою тарелку, взяла сумочку, легко поцеловала его в лоб и сказала:
— Ну, я побежала. Вернусь, самое позднее, к десяти. Ты уверен, что не соскучишься один?
— Я, может быть, схожу в паб.
— Правильно! — И, только выйдя на улицу, она поняла, что он не пожелал ей удачи.


Кати приехала в Линкольн и остановила автомобиль рядом с гостиницей. «Сорренто» оказался в двух шагах — невзрачное итальянское заведение с потертыми скатертями и увядшими цветами в вазочках на столах. Засохшие лепестки один за другим печально осыпались в сахарницы. Обезумевшая муха билась в стекло, пытаясь найти путь на волю. Джеймс, наверное, остановился на этом месте с отчаяния, в самую последнюю минуту. Она ждала, когда он подъедет, и прокручивала в голове свои действия. Надо, чтобы Джеймс увидел ее и убедился, что она тоже его увидела. В идеальном варианте она хотела вынудить его признаться, что эти люди с ним — его родители, но только чтобы никто не упомянул о том, что он и Стефани все еще женаты. Они не собирались взрывать главную бомбу раньше времени.
Кати поглядела на часики. Без пяти семь. Если Джеймс выбежал из дому сразу же после ее ухода, задержавшись, только чтобы выбросить недоеденный обед в мусорное ведро и прикрыть его другим мусором, то он появится с минуты на минуту. Она ниже склонилась к рулю. Нельзя, чтобы он увидел ее по пути в гостиницу.
Джеймс появился через несколько минут и направился в гостиницу с самым беззаботным видом. Он, судя по всему, уехал из дому в спешке, потому что даже не переоделся. Кати подождала, пока он войдет внутрь, выбралась из машины, отошла шагов на пятьдесят и сделала вид, что разглядывает витрину магазина. Ее начинало подташнивать от волнения, сердце стучало как безумное. Ожидание показалось ей вечностью, но вот он наконец вышел с пожилой парой — маленькой хрупкой женщиной, на вид очень милой и доброй, и статным седоволосым мужчиной. Кати сделала глубокий вдох и шагнула вперед — чтобы перехватить их до того, как они войдут в ресторан.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн



Роман интересный, но конец неопределенный.
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнКэт
17.06.2015, 8.37





Ясно что гг вернется к мужу.Очень необычный роман
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнГюльджан
9.05.2016, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100