Читать онлайн Ты свободен, милый!, автора - Фэллон Джейн, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэллон Джейн

Ты свободен, милый!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19



Иногда, когда Хелен не могла уснуть, она вставала и бродила по квартире, включая телевизор, делая себе кофе, читая. Это стало труднее с тех пор, как Мэтью переехал к ней, потому что через некоторое время она неизменно слышала, как он зовет ее обратно в постель, жалуясь, что она знает, что он из-за нее не спит. Но в ночь на понедельник она поняла, что больше не выдержит. Она проснулась в полвторого — сна ни в одном глазу. Неужели так и мучиться до утра, глазея на трещину в потолке? Она посмотрела на Мэтью, который глубоко спал. Может, растолкать его и заняться сексом, чтобы расслабиться? Она посмотрела на него снова: в уголке рта струйка слюны. С другой стороны… Она перевернулась и осторожно, чтобы не разбудить его, вылезла из постели, на цыпочках выбралась в коридор и притворила за собой дверь. В гостиной было темно и неуютно; стекла снаружи покрылись тонкой пленкой изморози. Было так холодно, что изо рта вырывалась струйка пара; поэтому она включила обогреватель, натянула джемпер и зажгла торшер в углу. Через шесть часов ей нужно будет вставать на работу.
Она вытащила записную книжку, пытаясь сосредоточиться на своей рекламной кампании, и прочитала список, который составила раньше. Убого! Может быть, просто разослать объявления в прессу? Делать то, что она умеет лучше всего… Она позволила себе на секунду снова погрузиться в мысли о Сонни, затем одернула себя. Черт побери, да что с ней? Допустим, она понравилась милому (ну хорошо, очень милому) мужчине, ровеснику, у которого еще не выпали волосы и зубы. Ну, хорошо, он признался, что готов подождать, пока она разберется со своей личной жизнью. И что? Такое происходит каждый день. Но, конечно, нет, в том-то все было и дело. Что, если Сонни окажется следующей большой любовью ее жизни, но все сорвется из-за Мэтью? Ради бога, подумала она, соберись — ты с ним едва знакома, не позволяй себе идти на поводу собственной похоти.
Она посмотрела на часы, которые стояли на столе, и попыталась подсчитать, сколько часов пройдет, пока она сможет позвонить Сонни, как он просил, и попытается притвориться, будто звонит исключительно по делу. Звонить в полдесятого утра слишком рано. Как будто она навязывается. А в десять? Он может подумать, что в десять она только начинает работать; пусть не считает, что она звонит ему первому. Десять двадцать, решила она наугад. Еще восемь часов.
В семь часов Хелен проснулась на диване, правая рука затекла. Она не сразу вспомнила, как здесь оказалась. Она заварила себе чаю и, убедившись, что дверь в спальню все еще закрыта, вытащила мобильник и позвонила Рейчел.
— Какого черта?
— Прости, Рейч, я знаю, что сейчас рано.
Она услышала, как Рейчел плюхнулась обратно на подушку и говорит Нилу: «Это всего лишь Хелен».
— Господи Иисусе, Хелен. Я думала, у меня будет сердечный приступ. Ну, ты даешь! Лучше тебе сообщить что-нибудь хорошее.
— Я встретила мужчину. И я нашла работу.
— Ну, хорошо, мне уже интересно… Поставь чайник! — прокричала Рейчел через плечо.
— Работа временная, всего на пару недель, зато настоящая, полноценная рекламная кампания. По моей специальности.
— Давай по порядку. Сначала мужчина. Кто такой? Мне казалось, мужчина у тебя уже есть.
— Я знаю, я сошла с ума, но мне кажется, он мне по-настоящему нравится, и он знает, что у меня есть бойфренд, и он сказал, что подождет, пока я разберусь в своих чувствах, и кто знает…
— Он голубой?
— Нет! Вряд ли. Он просто… милый. И мне нравится, что он хочет, чтобы все было прилично.
— Откуда тебе знать, чего он хочет?
— Я и не знаю. Ну, вернее, я знаю, потому что он поцеловал меня… А вдруг ему не понравилось, как я целуюсь, и он подумал: «Благодарение богу, у нее уже есть бойфренд! Глупо получилось».
— Мне неприятно спрашивать, но как же Мэтью? Ты вроде пыталась отделаться от него.
— Не знаю, смогу ли я. О боже, Рейчел, все так запуталось! Я такая идиотка.
— Ты должна сделать выбор. Водить их обоих за нос нечестно.
В ванной зашипела газовая колонка: Мэтью отвернул кран горячей воды, чтобы наполнить ванну.
— О боже, Мэтью встал. Мне нужно идти.
Перед тем как отключиться, она услышала слова Рейчел:
— Не наделай глупостей, — отключая телефон.
В двадцать минут одиннадцатого Сонни совершенно вылетел у Хелен из головы. В конторе разразился сущий ад. Оказывается, в пятницу, после того, как Хелен ушла, корпоративная вечеринка продолжилась. Хелен из бухгалтерии, не привыкшая пить, перебрала шампанского, позвонила мужу и велела, чтобы тот явился в «Корону и два председателя» и познакомился с девочками. Джефф все заказывал и заказывал всем выпивку, хрустя новенькими купюрами, которые щедро вынимал из своего бумажника «Бартонз», и не позволял платить никому другому. Где-то в половине десятого они стали играть в «Правду или вызов», и Джефф всякий раз выбирал «Вызов» — один раз ему велели подойти к крепкому с виду мужичку за соседним столом и спросить, не нужен ли ему «ручных дел мастер» (слава богу, тот отказался), потом подойти к бармену и потребовать заменить вино, потому что оно отдает пробкой («Отвали!»). Хелен из бухгалтерии всегда выбирала «Правду»; Вот что удалось выяснить сотрудницам:
Джефф называет ее клитор «орешком»;
Хелен называет пенис Джеффа «сержантом Суини» (потому что он всегда встает, если оказать ему внимание, прокричала она, и Джефф грубо расхохотался);
Если бы ей пришлось заниматься сексом с женщиной, она бы выбрала Дженни («Потому что ты такая хорошенькая, — бормотала она, думая, что все порадуются ее шутке, — не правда ли, Джефф?»).
К десяти часам, когда они покинули паб, чтобы отправиться по домам, Хелен и Джефф едва стояли на ногах.
— Спокойной ночи. — Джефф обнял Энни так, словно они были старые друзья. Когда очередь дошла до Дженни, та буквально накинулась на него. Хелен не успела ничего сказать, как они начали целоваться. Не просто целоваться, а взасос, а Джефф оглаживал ее по спине и один раз даже ущипнул за зад. Энни наблюдала за ними, разинув рот; губы, ее начали расплываться в издевательской ухмылке. Хелен из бухгалтерии пришлось буквально оттаскивать мужа от Дженни — а та, освободившись, тут же демонстративно вытерла рот рукой, словно ей было противно. Когда Хелен потащила Джеффа прочь, то слышала, как Дженни и Энни расхохотались. Они никак не могли остановиться.
В довершение всего, когда Хелен из бухгалтерии дотащила ничего не понимающего мужа до Сохо-сквер («Что? Что я такого сделал?»), их нагнали двое мужчин, которые наблюдали за ними в пабе, и отобрали у Джеффа бумажник, а у Хелен — красную кожаную сумочку. После этого Джеффа стошнило — буквально вывернуло наизнанку. Хелен наскребла по карманам мелочь, и они сели в автобус. Ехали они наверху, не разговаривая друг с другом; от свитера Джеффа воняло рвотой.
Наша Хелен узнала все по обрывкам разговоров сослуживцев — с ней самой по-прежнему никто не разговаривал. Но сложно не понять, в чем дело, если рядом с тобой разыгрывается самый настоящий скандал. В десять пятнадцать Хелен, как обычно, сидела склонив голову, притворяясь, что работает, считая минуты, когда она сможет вытащить визитку, которую она тайно переместила сегодня утром из кармана джинсов в сумочку, и позвонить, наконец, Сонни. Через прозрачную перегородку она видела бухгалтерию. Место Хелен пустовало. Странно, она никогда раньше не опаздывала на работу.
В четверть одиннадцатого общий зал взметнул вихрь. Он остановился у стола Дженни. Энни следовала за Хелен из бухгалтерии по пятам, не желая пропустить развлечение.
— Как ты могла? — вопила Хелен из бухгалтерии. Слезы уже пробили два глубоких каньона на густо заштукатуренных щеках.
— Доброе утро, Хелен. — Дженни неискренне улыбнулась. — Отлично посидели в пятницу, правда? Джеффу понравилось? Готова поспорить, что да.
— Ах ты, сука. Сука поганая!
С этими словами Хелен из бухгалтерии бросилась на Дженни и замолотила ее кулаками. Дженни старалась уклониться от неуклюжих ударов, но тут вмешалась Энни:
— Ты что, ревнуешь, Хелен? Ты хотела бы, чтобы вместо Дженни он поцеловал тебя?
Дженни, Энни и остальные, подтянувшиеся посмотреть, что за шум, расхохотались, а Хелен из бухгалтерии, явно не умеющая драться, все продолжала размахивать руками, не обращая внимания на сопли и слезы.
Хелен понимала, что она должна сделать что-то, должна вмешаться, но ее приковал к месту ужас всего происходящего. Ей показалось: сейчас может случиться все, что угодно. Например, войдет Джефф и сообщит: он голубой и в детстве его оттрахал приходской священник.
— Знаешь, я почувствовала, как напрягся «сержант Суини», когда Джефф меня лапал, — говорила Дженни, прикрывая лицо рукой.
Хелен из бухгалтерии неожиданно иссякла. Какое-то время она постояла, разглядывая своих врагов и зевак — кому-то, наконец, стало чуточку неловко от происходящего, — и вдруг повернулась и выбежала из комнаты в сторону туалетов. Толпа начала рассеиваться; Хелен услышала, что некоторые из них бормочут, что дело зашло чересчур далеко. Она сидела, пораженная чувством вины. Почему она не вмешалась, почему довела до такого? Половина сотрудников «Глобал» боялись этого шабаша ведьм, они не хотели становиться мишенью для травли, но ей-то что? Она скоро уходит, она должна была вмешаться и прекратить издевательства. Когда она смотрела по телевизору ток-шоу, ей всегда казалось, будто она сумеет остановить любого грабителя; теперь она чувствовала себя так, будто спряталась за газетой, когда преступление совершалось прямо у нее под носом. Энни и Дженни совершенно обессилели. Хелен встала и вышла из комнаты.
Опять двадцать пять, думала она, входя в женский туалет и слушая знакомый концерт из рыданий и всхлипываний за дверью кабинки. Она глубоко вздохнула.
— Хелен, это Хелен, открой дверь. Сопение.
— Убирайся!
— Нет, до тех пор, пока я не пойму, что ты в порядке. — «Как грустно, — думала она, — я одна беспокоюсь за нее — и при этом я ее не выношу!» — Может, позвать кого-нибудь? Одну из твоих подруг? Хочешь, я позвоню Джеффу?
Рыдание, шмыганье носом.
— Джефф уехал к матери.
— Хелен, ты что? Неужели выгнала его? Из-за такого пустяка?! Его подставили нарочно, понимаешь? Поговори с ним, но только не выгоняй!
— Тебе-то что? Ты сама так поступила, увела, чертова мужа у ни в чем не повинной женщины!
Хелен подумала о том, чтобы сдаться и все бросить, но Хелен из бухгалтерии ругалась так неумело, что ей захотелось плакать. Ей хотелось сказать: «Говори «долбаного мужа» или просто «муженька». «Чертов» говорят только герои сериала «Истендерз». Она села на полу у раковины, приготовившись к долгому ожиданию.
К тому времени, как они вернулись в общий зал, Хелен совершенно выбилась из сил. «Яникогда не смогу быть переговорщиком в случае взятия заложников, — думала она, — я просто скажу им: убейте заложников, берите вертолет и убирайтесь». Хелен из бухгалтерии вернулась за свой стол; она вроде бы взяла себя в руки и даже разложила бумаги. Интересно, помирится ли она с Джеффом? Если честно, Хелен было совершенно все равно. Остальные успели успокоиться; вид у Энни и Дженни был даже немного подавленный, как будто кто-то сказал им, что они зашли слишком далеко.
В двенадцать часов Лора совершила нечто неслыханное — попросила Хелен написать пресс-релиз с кратким изложением мемуаров, написанных одним из их клиентов. Шон Дикинсон, двадцать восемь лет… так, что он снова натворил? О нем вечно писали газеты, но не потому, что он в самом деле что-то делал, просто потому, что он где-то бывал (и не всегда, а только в тех случаях, когда представители «Глобал» заранее оповещали представителей прессы). Он появлялся на какой-нибудь светской тусовке с очередной девицей; они вдвоем зарабатывали кучу денег, делясь подробностями своей личной жизни. Они раздавали интервью на темы:
«Почему мы ни за что не поженимся!», «Мы женимся!» — и прочее. От народа не скрывалось ничего. Парочка охотно рассказывала и о его пристрастии к азартным играм, и о том, что она любит в постели, и о том, что в прошлом он торговал наркотиками, и о том, что у нее киста яичников. В последнее время они все чаще раздавали интервью на тему «Наша чудесная новая жизнь». Их дом был обставлен на деньги отдела дизайна; она горделиво демонстрировала увеличенный до четвертого размера бюст и их приемного малыша китайского происхождения с печальным личиком.
Такие релизы она неоднократно составляла для Мэтью — обычная писулька, где смешивались, правда и вымысел. Но сейчас она отчего-то занервничала. Она не могла придумать, с чего начать, и переписывала первое предложение снова и снова все более цветистым языком. А вдруг она разучилась? Вдруг Лора заявит, что текст паршивый, и ей лично придется все переделывать? Она постаралась собраться — с ее опытом такие писульки пишутся левой ногой за пять минут. Если она не справится, как, черт возьми, она будет рекламировать ресторан? Господи, совсем забыла! Двадцать пять минут первого, она еще не позвонила Сонни, а сама обещала связаться с ним до обеда, чтобы обсудить дату начала кампании и поделиться своими мыслями, кого пригласить (а мыслей-то и нет)! Ладно, скорее разделаться с Шоном Дикинсоном и его подружкой с силиконовыми сиськами. Она за пять минут придумала одиннадцать тем «верняков»: безрассудные выходки, выход нового сингла, участие в ток-шоу с целью саморекламы, только что отмененная запись на студии, побег от мужа, желание развлекаться у всех на виду, попытки издать книгу, отчаяние, отчаяние, отчаяние, в записи отказано, попытка связаться с книжными дилерами, отчаяние, из-за наркотиков пришлось попрощаться со спортом. Затем она надела пальто и схватила мобильник; она ни в коем случае не собиралась звонить с работы; надо выйти в парк. Она порылась в сумке в поисках бумажника и карточки Сонни. Переложив деньги в карман пальто, она повертела карточку в руках, в первый раз посмотрев на нее. Странно, но она до сих пор не знает его полного имени. Наморщив лоб, в недоумении прочла, что написано на визитке. Думая, что ошиблась, перевернула карточку и оглядела обратную сторону — пусто. Снова полезла в сумочку — нет ли там другой карточки. Ничего. Она перечитала надпись, и ей показалось, будто ее только что нокаутировали. Голова закружилась; она пошатнулась и едва не упала. Она зажмурилась, а потом еще раз перечитала надпись — как будто что-то могло измениться. Нет, она не ошиблась. На карточке значились те же имя и фамилия:
Лео Шеллкросс.
Сын Мэтью.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн



Концовка ни о чем .
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЛора
28.01.2012, 19.58





Роман супер!!! спасибо
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЭлона
19.11.2012, 7.42





Замечательный роман, немного затянут, но сюжет супер!!!! Мог бы получиться неплохой фильм!!!
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЮлия
8.04.2014, 18.33





Боже мой какая ересь,такого тупого романа не читала очень давно.Бред!Не стоит потраченного времени.
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнАмина
12.02.2015, 15.34





Фантастично и одновременно жизненно. Я-то как раз считаю, что любовница редко становится женой. И кстати, чувства г.г. очень хорошо понимаю, одно дело встречалки раз в неделю, а другое дело совместная жизнь.
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЛюбовь, декоратор и мама
27.09.2015, 2.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100