Читать онлайн Ты свободен, милый!, автора - Фэллон Джейн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэллон Джейн

Ты свободен, милый!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13



Девочки Мэтью теперь приходили каждое воскресенье после полудня. Постепенно Клодия стала отвечать на ее вопросы без понукания и не сквернословить. Обычный обмен репликами происходил примерно так:
Хелен:
— Привет, как ты? Клодия:
— Все нормально.
Хелен:
— Хочешь выглянуть на улицу и посмотреть, как поживают твои растения?
Молчание. Потом Клодия закатывает глаза и переключается на отца. Но добровольное «нормально» было лучше, чем ничего, и Хелен казалось, что она одержала победу. Ей больше не удавалось разговорить Сюзанну и выяснить еще что-то о Софи, но кое-что вскрывалось из обвинений, которые Клодия бросала отцу:
Софи звонила адвокату по бракоразводным делам.
В среду вечером она выпила в одиночку больше полбутылки вина вечером и затем упала на ковер в гостиной.
Луиза звонила ей, чтобы рассказать, что женщина, к которой ушел Мэтью, — тупая сука и что это не продлится вечно.
Произнеся последний перл, Клодия впервые за все время знакомства улыбнулась Хелен.
— Клодия! Извинись перед Хелен сейчас же!
— Все в порядке, Мэтью, она просто повторяет чужие слова. И я, вероятно, этого заслуживаю. Не ругай ее.
Клодия посмотрела на Хелен с некоторым сомнением, словно бы думала: «Интересно, с чего бы это она за меня заступилась?» В общем, ей было не слишком приятно пересказывать слова Луизы — но не настолько, чтобы не сделать это еще, когда представится возможность.
Хелен договорилась о встрече с Софи. Они условились встретиться в понедельник в двенадцать сорок пять у входа в «Фит фор лайф» на Сити-роуд. Все утро ее так и подмывало перезвонить Софи и отменить встречу; она нервничала все выходные, а пару раз едва удержалась, чтобы в самом деле не позвонить Софи. Но в четверть первого она поднялась из-за стола и пошагала к станции метро «Тотнэм-Корт-роуд», словно поход в спортзал вместе с бывшей женой своего любовника — самая естественная вещь на свете. Она долго готовилась, тщательно подобрала одежду, накрасилась и долго думала, как лучше — прийти пораньше или чуть-чуть опоздать. Какая подруга больше по душе Софи — мягкая и женственная или жесткая и умудренная жизнью? А может, спортивная и мальчишески бодрая? Главное, внушала она себе, выходя из метро на Олд-стрит, не забыть, что ее зовут Элинор!
Остаток недели прошел неожиданно без особых событий. В пятницу утром Луиза, наконец, уехала. При Мэтью она вела себя цивилизованно, хотя и несколько холодновато, и Хелен ухитрялась не оставаться с ней наедине во второй раз, прячась по утрам в спальне, пока Мэтью не выйдет из ванной и не начнет болтать с сестрой. Вопрос о том, что Хелен — разрушительница брака, больше не всплывал, а истерики Джемаймы, требующей внимания, отлично прекращали любой скользкий разговор. Каждый вечер Луиза часами висела на телефоне: звонила Джейсону и его новой подружке и обвиняла их во всех смертных грехах. На второй вечер, когда Джейсон не ответил по своему мобильному, Луиза оставила эсэмэску: Джемайма тяжело больна, и он должен ей срочно перезвонить. Конечно, он перезвонил, и Луиза наорала на него: он больше никогда не увидит дочь — а если бы девочка на самом деле была серьезно больна, он никогда бы не услышал об этом, пока не стало слишком поздно. Хелен понимала, что Луизе можно посочувствовать, но ей почему-то не хотелось.
Прежде чем уйти с работы в пятницу, Хелен позвонила Софи, сообщила, что нога у нее уже почти прошла, и договорилась о встрече. Сказать по правде, Софи забыла о ней; ведь, как нам известно, на нее свалилась масса проблем, в том числе разрушенный брак. Но когда Хелен напомнила ей о ее великодушном предложении, Софи отреагировала на редкость приветливо. На самом деле Софи считала походы в спортзал пустой тратой времени. Правда, она честно собиралась ходить в спортзал в обед, чтобы улучшить фигуру, но перспектива находиться там, в обществе незнакомки, да еще такой нормальной и симпатичной, была просто невыносима. Софи промучилась все выходные. Она по натуре была одиночкой — семья и работа не оставляли много времени на общение. После разрыва с Мэтью контактировать с посторонними стало еще труднее. Софи казалось, будто на ней ярлык «неудачница» или «отверженная». И, тем не менее, она согласилась с новой знакомой по имени Элинор: да, ей следует бывать на людях; ей придется пройти через это. Она постаралась поскорее закончить разговор, не нарушая приличий.
Софи никогда не умела заводить друзей. В школе она всегда была «третьей лишней» среди трех подружек. Спустя какое-то время она узнавала, что другие двое встречаются у нее за спиной по вечерам. Она все время боялась, что ее бросят. Если бы ее спросили, кто были лучшие друзья ее детства, она бы не сразу нашлась с ответом. В семь лет она дружила с Келли и Мишель, в девять — Шарлотта и Кэтрин, в двенадцать — Элла и Надя, в пятнадцать — Оливия и Эмма. Но если спросить о том же самом остальных девочек, выяснилось бы, что ни одна из них даже не помнит Софи. Нет, она не была изгоем, просто не умела строить личные отношения с друзьями. А всего-то и надо было лишний раз повисеть на телефоне и отпроситься у родителей на вечер…
Вполне понятно, после замужества Софи быстро растеряла подружек молодости. Она ссылалась на занятость на работе, но на самом деле ей просто так было проще. Куда легче поддерживать формальные отношения с женами и подружками друзей Мэтью. Достаточно дружелюбные отношения, но никакого сближения. Они никогда не встречались без мужей и приятелей; да и о чем они стали бы говорить? Иногда, несмотря на то, что семейная жизнь окутывала ее как кокон, защищая от внешнего мира, Софи все же ощущала бремя одиночества. Но только иногда.
Хелен вошла в «Фит фор лайф», опоздав на две минуты. Был один из тех серых и ветреных февральских дней, который превращали Лондон из оживленного города в угрюмое и гнетущее нагромождение серого камня и обозленных людей. Неожиданно на Хелен накатила тоска. Что она здесь делает? Почему она не может просто смириться с тем, что Мэтью выбрал ее, и радоваться жизни? Она поймала себя на том, что гадает, куда ушла ее старая жизнь. Пусть не все идеально, но ведь у них сейчас настоящая идиллия. Она так долго этого ждала! — Она так любила понедельники, среды и четверги, когда он приходил. Теперь она не могла понять, почему попусту тратила остальные вечера — торчала дома в одиночестве и развлекала себя сама.
— Элинор. Привет.
Хелен не сразу поняла, что обращаются к ней.
— Похоже, у вас тяжелый день.
Она одарила Софи своей лучшей улыбкой из серии: «Смотри, как дружелюбно я улыбаюсь».
— Нет, я в порядке. Горю желанием приняться за дело.
Они записали Хелен в клуб (Элинор Питт, работаю в журнале «Брэд» — Хелен вовремя заметила подходящую обложку на ресепшене) и поболтали об ужасной погоде по дороге в раздевалку. Оказавшись внутри, Хелен с тревогой осознала, что пространство общее, без отдельных раздевалок, так что им с Софи придется переодеваться рядом.
— Вы, должно быть, ходили в спортзал и раньше, — сказала Софи, снимая пальто и стаскивая через голову свой кремовый свитер, под которым оказался белый шелковый бюстгальтер.
Хелен с трудом заставляла себя не пялиться на Софи; она чувствовала себя школьницей-извращенкой и все же окинула Софи быстрым взглядом, когда та вылезала из коричневых брюк.
Фигурка ничего. Грудь лучше моей, живот обвис — растяжки; на бедрах целлюлит. Но в целом неплохо. Ничего, во всяком случае, такого, на что Мэтью мог бы пожаловаться. Он видел эту женщину, эту незнакомку обнаженной каждый день последние пятнадцать лет. Как странно!
— Да, просто я много двигаюсь…
«Мне следует написать себе биографию», — подумала она, испугавшись, что каким-то образом выдаст себя. Говорила ли она Софи, что просто вышла подвигаться, когда они встретились в тот день? Она не могла вспомнить.
Очевидно, говорила.
— Ну, и как вам здесь?
— Хорошо, хорошо, очень хорошо.
Отлично, подумала Хелен. Если она будет придерживаться такого искристого уровня разговора, не пройдет много времени, как они станут лучшими подругами.
Они расположились друг против друга на тренажерах, время от времени поглядывая друг на друга. Софи объяснила, как увеличивать нагрузку, и Хелен, которая последние пять лет бывала в гимнастическом зале два раза в неделю, притворилась, что ей интересно. Хелен чувствовала, что Софи не терпится от нее отделаться, но не грубо, а вежливо — раз уж она сама пригласила ее в клуб, надо соблюдать правила приличия. Хелен точно знала, как чувствовала бы себя, если бы была на месте Софи. Скучающей и раздраженной. Пытаясь поддержать разговор, она спросила Софи, есть ли у нее дети, но Софи просто ответила: «Да, двое» и дальше распространяться не стала. Хелен пыталась задавать ей вопросы о работе и убила на это примерно полторы минуты, затем Софи спросила о ее работе, выяснила пару вещей и постаралась отложить их где-то в памяти, чтобы найти их снова, когда они понадобятся. Они еще немного поболтали, качая мышцы рук: обсудили преимущества диеты доктора Аткинса по группе крови (Хелен не было до нее никакого дела, и она была совершенно уверена, что и Софи тоже), реалити-шоу «Большой брат», сравнительные достоинства универмагов «Харви Николз» и «Селфриджиз». Потом перешли на лондонские пробки. Отчаянно скучавшая Хелен была готова назвать это расплатой, бросить тренировку и вернуться на работу, но тут случилось чудо. С одной из беговых дорожек свалился мужчина. И не просто мужчина, а крупный толстяк с плохой стрижкой. И упал он не сразу, а сначала затанцевал на месте, дико вращая глазами, словно страдающий ожирением Фред Астор, отбивающий чечетку. Наконец, силы оставили толстяка, и он, рухнув с тренажера, растянулся на полу.
Номер один в списке «Того, над чем нельзя смеяться». Впрочем, номера с первого по четвертый гласили:
Нельзя смеяться над:
Толстяками;
Плохой стрижкой;
Над теми, кто упал и ударился.
Возможно, от облегчения, но неожиданно для себя Хелен почувствовала, что не может сдержать смеха. Она услышала фырканье и обернулась на Софи, которая покраснела и тряслась от хохота. Просто нелепо — две взрослые женщины, которым не стоило бы заходиться в истерике при виде неудачи другого. Толстяк уже сел; ему помогали сочувствующие, бросавшие неодобрительные взгляды в направлении Хелен и Софи. Но у толстяка на голове встала дыбом верхняя прядь, как петушиный гребень. Сейчас он напоминал жирного цыпленка. У Хелен в уголках глаз выступили слезы, а Софи пыталась изо всех сил замять неловкость, притворившись, что кашляет. При этом обе продолжали качать мышцы рук.
— Сауна, — ухитрилась проговорить Софи между взрывами хохота.
— Угу, — все, что смогла ответить Хелен.
Это было выше их сил.
Дальше все неожиданно пошло легче. Хелен умудрилась почти забыть, что Софи — это Софи, и Софи преодолела застенчивость. Вскоре они без особых усилий болтали обо всем, радостно смеясь. К тому времени, как Хелен пришла пора возвращаться на работу, она уже радовалась, что познакомилась с Софи. Теперь она представляла, какая Софи, как она разговаривает, что может ее рассмешить. Она превратилась из бесплотной тени в реального человека. Хелен решительно подавила зернышко вины, которое было посеяно, когда Мэтью переехал к ней. То, что она сделала, на самом деле было непростительно по отношению к живой, дышащей — хуже того, милой и понимающей женщине (хотя чего она на самом деле заслуживала, Хелен не могла теперь и придумать). Ей стало так стыдно, как никогда в жизни. Придется теперь жить еще их этим.
Был только один вопрос, который ей оставалось разрешить, прежде чем они попрощаются, но вопрос был сложный.
— Между прочим, я снова переезжаю, — сказала она, думая о своей ноге. — Квартира, в которой я остановилась, вообще не моя, а одной моей подруги, но она… э-э… сейчас порвала со своим бойфрендом и заявила, что в выходные переедет к себе, а места для двоих там маловато…
— О, мне очень жаль. Куда вы отправитесь?
— У моей подруги в Камдене есть свободная комната. Эта квартира гораздо лучше, так что…
— А я думала, мы вместе будем ходить в спортзал, — огорчилась Софи — как показалось Хелен, искренне.
— Жаль.
Неожиданно для себя самой Софи произнесла:
— Ну, мы вместо этого можем пойти куда-нибудь выпить. Как насчет четверга? С детьми посидит мой бывший муж. Вы знаете, за все время, что мы были женаты, я никогда не выходила одна вечером и не оставляла его присмотреть за детьми. Это пойдет ему на пользу.
— Черт побери, — рассмеялась Хелен. — Вам действительно пора заняться собой!
И прежде, чем она поняла, что она делает, она согласилась отправиться в «Коул-Хоул» на Стрэнде в семь часов вечера в четверг.
Софи сама не поняла, почему вдруг предложила почти незнакомой женщине выпить вместе. Может, просто Элинор ей понравилась? И потом, с ней она на целый час забыла о своих неурядицах. Она понимала, что не сможет проводить все время только с дочерьми. Она нуждалась в друге.
Вернувшись на работу, Хелен обнаружила Мэтью в главном зале — он занимался разбором документов с Дженни. Ей стало тошно, когда она заметила, как остальные девицы перешептываются у него за спиной, тыча пальцами в стеклянную стену, за которой находилась бухгалтерия. Она почувствовала себя еще хуже, когда Хелен из бухгалтерии решила, что сотрудницы просто шутят, и принялась тоже смеяться и корчить рожицы. Остальные разразились хохотом, а Хелен из бухгалтерии просияла. Хелен не знала, что ее больше тревожит — насмешки сотрудниц, их недогадливость или ее отчаяние. А может, все считают, что Хелен из бухгалтерии — единственная хорошая партия для Мэтью? Или, хуже того, что она единственная, кто в состоянии ответить ему взаимностью. Мэтью улыбнулся ей, и она нахмурилась, сама того не желая.
Лора позвала ее в кабинет и закрыла дверь.
— Что с тобой? Хелен похолодела.
— Все нормально, а что?
— Я спрашиваю просто потому, что ты опять задержалась — в последние две недели ты постоянно опаздываешь с обеда.
— Мне нужно было к дантисту, — принялась оправдываться Хелен.
— Опять?
Хелен дерзко уставилась на Лору:
— Да, опять. Что, вы мне больше не доверяете? Вы думаете, что я отлыниваю?
— Хелен, я тебя не обвиняю. Я просто хочу сказать, что, если у тебя что-то происходит или тебе нужно время, я тебя всегда отпущу.
— Я в порядке.
И Хелен повернулась на каблуках и отправилась к своему столу, не проронив больше ни слова.
Вечер.
Макароны. Диван. Вино. «Эммердейл».
— Софи попросила меня посидеть с девочками в четверг, — сказал Мэтью с обиженным видом во время рекламной паузы.
— Ну и что такого?
— Она нарочно меня заводит.
— Мэтью, это твои дети. Как может сердить просьба присмотреть за ними пару часов?
— Да я не об этом. Я не против посидеть с девочками. Я просто хочу сказать… ну… она никогда не выходит.
— Может быть, у нее появился бойфренд, — сказала Хелен, веселясь про себя.
— Что? — пролепетал Мэтью. — Конечно, у нее никого нет. В конце концов, я надеюсь — я хочу сказать, что подумают девочки, если она так быстро подцепит себе приятеля?
— Думаю, все не так плохо — особенно после того, как ты бросил их и ушел ко мне.
Он ревнует! Она ему до сих пор небезразлична! К своему удивлению, Хелен поняла, что ей это не неприятно.
— Почему бы ей в самом деле не познакомиться с кем-то? У тебя же есть я.
— Надеюсь, что так и будет. Когда-нибудь, — неуверенно сказал Мэтью. — Я просто был бы очень удивлен, если бы это случилось так быстро, вот и все.
— Но тогда, может быть, она выходит просто так. Я уверена, что знакомые по клубу, например, помогут быстрее исцелить раны от того, что тебя бросил муж.
— Хватит, с меня довольно!
Она, без сомнения, задела его за живое.
— Мэтью, да прекрати ты так расстраиваться по этому поводу. Софи раз за двадцать лет куда-то идет — кстати, куда она отправляется, уже не твое дело. Радуйся, что появилась возможность провести побольше времени с девочками — ты сам все время твердишь, как скучаешь по ним.
— Поедешь туда со мной? — спросил Мэтью. — Мы классно проведем время.
— Прости, не могу. На самом деле я кое-куда собираюсь в четверг вечером. Я только собиралась тебе сказать.
— Куда это ты собираешься?
— Хочу выйти прогуляться с Рейчел. Посидим, выпьем немного. Я вернусь не поздно. В конце концов, теперь я знаю, что ты не будешь просто сидеть перед телевизором, дожидаясь меня.
— Я люблю тебя, ты знаешь, — сказал он вдруг.
— Я знаю, что ты меня любишь, — отвечала она, целуя его в макушку.
— И ты любишь меня тоже, правда?
— А как ты думаешь? Давай откроем еще бутылку вина, — сказала Хелен, вставая.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ты свободен, милый! - Фэллон Джейн



Концовка ни о чем .
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЛора
28.01.2012, 19.58





Роман супер!!! спасибо
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЭлона
19.11.2012, 7.42





Замечательный роман, немного затянут, но сюжет супер!!!! Мог бы получиться неплохой фильм!!!
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЮлия
8.04.2014, 18.33





Боже мой какая ересь,такого тупого романа не читала очень давно.Бред!Не стоит потраченного времени.
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнАмина
12.02.2015, 15.34





Фантастично и одновременно жизненно. Я-то как раз считаю, что любовница редко становится женой. И кстати, чувства г.г. очень хорошо понимаю, одно дело встречалки раз в неделю, а другое дело совместная жизнь.
Ты свободен, милый! - Фэллон ДжейнЛюбовь, декоратор и мама
27.09.2015, 2.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100