Читать онлайн Случайная невеста, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Случайная невеста - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 143)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Случайная невеста - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Случайная невеста - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Случайная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Так глупо и несправедливо, Мег! — возбужденно воскликнула Фиби, когда на следующее утро пришла к ней в комнату. — Отчего мужчины считают своим долгом отстранять женщин от всех важных дел? Мы не хуже, чем они, разбираемся во многом и многое умеем. Например, Порция сражается почти наравне с ними. И у нас, во всяком случае, есть свое мнение, с которым они не слишком-то считаются.
Мег сегодня уже не лежала, а сидела, опершись на подушки, и выглядела намного лучше: в глазах ее появился живой блеск, на губах мелькала улыбка. Волосы были заплетены в две косицы, что делало ее моложе, а ночная рубашка миссис Биссет с длинными рукавами и высоким воротом скрывала царапины и раны, нанесенные иглой и жестокими рука
— Имеем ли мы право давать советы мужчинам? Выражать свое мнение? — настойчиво повторяла Фиби. — Или нет? Как ты думаешь?
Скорее всего Мег о таких вещах сейчас вообще не думала, ибо еще не оправилась от потрясений вчерашнего дня, но все же ответила с невозмутимой улыбкой:
— Конечно, Фиби. Только вряд ли твой муж согласится с этим.
— Но он должен согласиться! Я не хочу оставаться в стороне от того, что для него имеет большое значение. От чего, быть может, зависит его благополучие, если не жизнь. А он порой раздражается, когда я начинаю расспрашивать о делах, или с иронией просит, чтобы я не забивала свою прелестную головку всякой чепухой.
Улыбка Мег сделалась еще шире.
— У тебя, кроме прелестной головки, есть кое-что и посущественнее.
— Что же?
— Твердый характер. А ты что подумала?
Фиби, казалось, была разочарована.
— А, вот ты о чем.
— И хорошие мозги, — добавила Мег.
— Что в них хорошего, Мег, если они никому не нужны?
— Ты сейчас говоришь о своем муже, Фиби. Но у мужчин вообще особый взгляд на женщин. Они считают только себя умеющими размышлять и принимать решения.
— Вот поэтому, наверное, люди столько воюют! — с горечью воскликнула Фиби. — Если бы женщины решали наиболее важные проблемы…
— Среди женщин тоже были амазонки, — с улыбкой произнесла Мег, — которые не расставались с оружием и не сходили с коней.
Однако Фиби не обратила внимания на это замечание.
— Я бы хотела… — для убедительности она стукнула кулаком по кровати, — я бы очень хотела, чтобы Кейто знал, что может положиться на меня в самых серьезных вещах! Да, да, в том, что связано даже с войной. С жизнью и смертью…
— Ну, в таком случае, Фиби, — шутливо заметила Мег, — тебе следует как можно скорее доказать ему свою готовность на деле. К примеру, спасти от какой-нибудь беды.
— Не надо смеяться, Мег. Конечно, я не могу сражаться рядом с ним на поле брани, но что-то все же могла бы. Хотя бы…
От трудной задачи подыскать для себя подходящий повод выручить Кейто ее спас внезапный стук в дверь.
На пороге возник Брайан Морс с какими-то бумагами в руке.
— Прошу простить мое вторжение, Фиби, — сказал он, — но я всюду искал вас, чтобы кое-что показать. — Он выразительно потряс листками.
На женщину в постели он не обратил никакого внимания, как если бы ее вообще не было. Та тотчас поддела его:
— А, мой спаситель! Гроза всех охотников за ведьмами на просторах нашего королевства!
Брайану не пришелся по душе иронический тон, о чем свидетельствовали его сузившиеся глаза, но он не удостоил ее ответом, а продолжил, обращаясь к Фиби:
— Биссет подсказала, где вас найти, и я принес обещанные образцы платьев. Можем, если хотите, вместе рассмотреть их, я помогу выбрать материал.
— Вашим талантам просто несть числа, — проговорила Мег. — Вы не только меч, карающий насильников, но и законодатель женской моды.
Фиби с трудом скрыла улыбку. Она понимала причину подобного поведения Мег — Брайан задел ее самолюбие, не изволив обратить на нее хоть какое-то внимание, а она не привыкла к подобному обращению. Даже со стороны того, кто спас ей жизнь.
Решив сгладить неловкость, Фиби произнесла:
— Благодарю вас за любезность, Брайан. Проходите, давайте посмотрим. Думаю, Мег тоже будет интересно взглянуть на них.
Она уже протянула было руку к рисункам, но Брайан с комическим ужасом отшатнулся. Показывать светскую моду этой деревенщине! Даже если она умеет читать и писать, все равно он не желает иметь с ней никакого дела! Особенно после всех этих насмешливых слов. Да как она смеет?!
— Посмотрим в другой раз, — холодно сказал он. — Когда вы освободитесь. Прошу прощения.
Он повернулся и пошел к двери. Было видно, как горят у него уши.
— О Господи! — проговорила Фиби, когда дверь захлопнулась. — Надо же, какой напыщенный! Но все-таки он спас тебя, и нельзя его не поблагодарить, хотя, прямо скажем, ему это ничего не стоило. Никто ведь не решился бы вступить с ним в битву. Да и какие воины были в той толпе — женщины с детьми и старики!
— Надутый осел! — с презрением сказала Мег. — Но появился он около реки вовремя, хвала Господу. — Тон ее вдруг сделался обеспокоенным: — Я бы на твоем месте не доверяла ему, Фиби.
— Даже в образцах модных платьев? — весело спросила та и уже серьезнее добавила: — Ты что-нибудь знаешь о нем?
— Решительно ничего. Но доверия он не вызывает. Попомни мои слова.
Фиби знала, что у Мег прекрасно развита интуиция, или так называемое чутье, а потому не отмахнулась от ее предостережения. Тем более что Оливия тоже недолюбливала Брайана. Правда, ее отношение основывалось скорее на детских воспоминаниях.
— Не скажу, что он мне очень нравится, — задумчиво произнесла Фиби, — но, по правде говоря, мне хочется с его помощью… побольше узнать о том, что происходит. О войне, о политике… Да-да, не удивляйся, меня интересует политика. А Кейто не проявляет ни малейшего желания говорить со мной на эту тему. Ох как я мечтаю когда-нибудь удивить его своей осведомленностью! И Брайан может мне в том поспособствовать. Как ты считаешь?
— Я считаю, — многозначительно проговорила Мег, — что тот, кто играет с огнем, может ненароком обжечь пальцы.
— Постараюсь быть осторожной. — Фиби поднялась с постели Мег. — Пойду и помирюсь с ним прямо сейчас. Он ведь прекрасно понял, что мы смеялись над ним.
— Будь осмотрительной, — повторила Мег. — Такие, как он, становятся опасными врагами.
— Надеюсь, ничего страшного со мной не случится, если погляжу на его рисунки. А потом приготовлю тебе микстуру.
По пути в библиотеку Фиби столкнулась с Брайаном и тотчас объявила, что хочет извиниться, если чем-то его обидела, но ведь и он был не до конца любезен, не правда ли?
— Не в моих привычках, — хмыкнул Брайан, — вступать в какие-либо отношения с жителями деревни. Однако это не помешает, надеюсь, нам с вами обсудить то, что собирались, а возможно, затронуть и некоторые другие темы.
Да, видимо, бесполезно ожидать, что этот человек изменит свое презрительное отношение к тем, кого считает людьми низшего сорта, подумала Фиби.
Они просмотрели довольно искусно сделанные им рисунки, после чего Брайан озабоченно произнес:
— А теперь, Фиби, я, как уже упоминал, хочу затронуть очень деликатный вопрос относительно вашего мужа.
— И что же? — довольно резко спросила Фиби. Резкость проистекала скорее всего от волнения: уж не случилось ли чего-то с Кейто?
— Пока нет, — ответил тот на ее вопрос, но его слова не прибавили Фиби спокойствия. — Однако я слышал… мне стало известно кое-что, вызывающее опасение.
— Что же это? — Он молчал, как бы пребывая в нерешительности, и она с тревогой повторила: — Что произошло, Брайан? Лорд Гренвилл уже вернулся?
— Нет, насколько знаю. Но дело в другом. — Морс понизил голос, словно опасаясь, что их могут подслушать: — По моим сведениям, у лорда Гренвилла назревают большие неприятности с высшим командованием. Он подозревается в нелояльности.
— Какая чепуха! — воскликнула Фиби. — Хотите сказать, кто-то думает, что он может предать своих друзей? У меня в голове такое не укладывается!
— Однако так говорят. У меня есть свои источники.
— Вы имеете в виду тех, кого называют шпионами? — Фиби презрительно сморщила нос. — Ну да, вы же роялист.
— Бывший роялист, — поправил ее Брайан. — Что касается сведений, получаемых через шпионов, то, что бы вы ни думали, Фиби, эта работа необходима и делается обеими сторонами. — Однако, — добавил он с легкой улыбкой, — вероятно, женщине трудно понять, о чем я говорю.
— Господи, вы совсем как Кейто! Но вообще-то я и в самом деле не очень понимаю историю стран, основанную на войнах, убийствах и шпионаже.
— И тем не менее такова эта самая история и такова жизнь, Фиби, — заметил Брайан, и она, увы, признала его правоту… Он продолжал: — Возвращаясь к главному, я должен повторить: Кейто находится в трудном положении, и я очень хочу ему помочь, чтобы, помимо прочего, лишний раз доказать свою преданность.
— Отчего же вы не поговорите с ним сами?
— Оттого, что он не хочет меня слушать. Как и вас. Видит Бог, я пробовал, но он уходит от разговора. Боюсь, что не до конца доверяет мне, несмотря на мою искренность.
— Что же такое вы знаете, Брайан, чего Кейто не хочет слышать или чего не знает сам?
— Знаю, что он находится под подозрением главных деятелей парламентской партии. Знаю, что после побега короля эти подозрения только усилились. Они напрямую считают Кейто чуть ли не виновником побега.
— А что еще? — спросила она дрожащим голосом.
Из уст Брайана все эти разговоры и обвинения, о которых она так или иначе уже знала, казались намного серьезнее и опаснее.
— Еще лорд Гренвилл не разделяет взгляды Кромвеля на цель и способы ведения войны. Это очень страшное обвинение.
Последние сведения Брайан почерпнул не далее как вчера в конюшне у Гренвилла, когда конюхи обсуждали эти слухи за кружками с элем.
— И вы думаете, Кейто не отмахнется, если услышит все, что вы сейчас сказали, от меня?
— Конечно, отмахнется. Потому и нужно предпринять нечто такое, что помогло бы оправдать его в глазах деятелей парламента. Если сам он не хочет ничего делать.
— Например, что?
— Если лорд Гренвилл не видит необходимости убеждать свою партию в собственной лояльности, друзья должны, сделать это за него. До того, как будет произнесено слово «предатель» в его адрес.
Фиби с ужасом посмотрела на Брайана. Такое могут сказать про Кейто?
— Но как?
— Ну хотя бы… — проговорил Брайан как бы в нерешительности, — хотя бы послать в парламент какой-нибудь документ за его подписью… с его печатью… который мог бы убедить тех, кто сомневается в его преданности общему делу. Это один из способов, так мне кажется. Правда, в этом случае необходимо иметь эту самую печать.
Фиби нахмурилась:
— А какой документ? О чем вы говорите? Ничего не понимаю.
— Ну, например, какие-либо важные сведения из лагеря короля, — ответил Брайан, глядя на нее в упор.
— И где же их добыть?
— Это мог бы сделать я. — Брайан пожевал губами. — Тут надо объяснить подробнее. У меня от вас нет тайн. Итак, мы знаем, король отправился просить помощи у шотландцев. Чтобы ее получить, он должен дать им ряд обещаний. Однако у меня…
Я могу добыть доказательства того, что он не собирается выполнять обещанное. Если шотландцы узнают об этом из достоверных источников, они наверняка захотят передать короля в руки парламента. И если Кейто заранее поставит парламент в известность о таком исходе, в лояльности лорда Гренвилла ни у кого не останется сомнений. Вы следите за моей мыслью?
Фиби покачала головой. Она понимала слова, но связать их воедино, разобраться в хитросплетениях всей этой операции было нелегко. А уж каким образом сумеет Брайан добыть документ, подтверждающий обманный замысел короля, она и вовсе не могла себе представить. Но ведь он сам говорил, что шпионаж расцветает пышным цветом, особенно во время войн, и хотя не называл себя шпионом, но косвенно дал понять, что порой тоже выполняет подобную работу. А у шпионов есть, конечно, тысяча способов добывать нужные сведения. Однако, наверное, существуют и более простые пути…
— Но почему вы не передадите эти сведения прямо в руки Кейто? — спросила она. — Пусть сам и развеет подозрения соратников, если они есть.
Брайан снисходительно усмехнулся, похлопал Фиби по плечу.
— Вижу, заговорщика из вас не получится. Даже если цели заговора самые благие. Скажу вам, Фиби, прямо: я хочу убить сразу двух зайцев. И поверьте, думаю не только о себе. Хотя и о себе тоже. — Он пристально посмотрел ей в глаза. — Вы говорили, что чувствуете себя так, будто исключены из большей части его жизни. Верно?
Фиби кивнула: да, это, к сожалению, так. Он продолжал:
— Знаю, как вам нелегко, потому что на себе испытал и продолжаю испытывать его отстраненное отношение. Так он поступал и с моей матерью, и она ничего не могла поделать. Но вы… у вас появилась возможность самым действенным образом доказать ему свою любовь. Доказать, что можете быть не только женой, не только матерью его детей… — Брайан так и впился глазами ей в лицо, — но и равноправным партнером. Помощником в делах. И возможно, ваш смелый, прямо скажем неординарный поступок изменит что-то в его характере, поможет ему стать внимательнее к людям, которые его любят и хотят быть так или иначе причастны к его жизни.
Брайан замолчал. Он был весьма доволен своим монологом. Очень убедительно.
Фиби тоже некоторое время не произносила ни слова. В общем, он совершенно прав. И Мег говорила ей о том же. Необходимо показать Кейто, на что она способна. Тогда он станет считаться с ней, воспринимая не только как беспомощную женщину.
— У вас есть такой документ? — тихо спросила она. — В котором неопровержимые доказательства намерений короля?
Брайан наклонил голову.
— Разумеется. Иначе я бы не начинал весь этот разговор. Конечно, я мог бы и сам передать его представителям парламента и таким образом лишний раз подтвердить свою преданность, но не это сейчас меня волнует. Больше всего меня ранит недоверие Кейто, его нежелание сблизиться со мной. А ведь я, что ни говорите, почти что его сын. И наследник. — Опять острый взгляд Брайана скользнул по лицу Фиби, и от него не укрылось, что на ее скулах появился румянец, полные губы чуть дрогнули. — Конечно, до тех пор, — добавил он, — пока вы не одарите его сыном… О, простите мою, может быть, неделикатность, но не буду скрывать, что этот вопрос представляет для меня некоторый интерес.
— Я понимаю, — согласилась Фиби.
Ей показалось приятным его прямодушие.
Брайан помолчал, ожидая, что она, возможно, что-либо добавит. И сможет уяснить, не беременна ли она, но Фиби ничего не сказала.
— Еще хочу откровенно заметить, — заговорил он снова, — что эта маленькая хитрость, к которой я вас призываю, должна будет вызвать у Кейто чувство благодарности и ко мне тоже. Вот о каких двух зайцах я говорил.
Если у Фиби и могли возникнуть какие-либо подозрения в неискренности Брайана, в том, что он ведет с ней некую, не совсем понятную ей игру, то после такого чистосердечного признания ее сомнения должны были окончательно рассеяться. И так оно, по-видимому, и случилось, потому что она решительно спросила:
— И как вы намерены сие осуществить?
— О, — небрежно ответил он, — я уже, кажется, упоминал о печати Кейто. Бумага, которую мы отправим в парламент, должна быть обязательно за его личной печатью. Иначе как доказать, что она от него?
— Я видела, — сказала Фиби, — иногда он пользуется печаткой на пальце. Но он ее не снимает.
— Это я тоже знаю. Однако у него есть и большая семейная печать. Насколько помню, она всегда лежала в ящике стола у него в кабинете.
Кажется, он уже близок к цели: сейчас рыбка попадется на крючок, а вслед за ней и ненавистный отчим. Сама того не желая, она будет способствовать его краху.
— Но та печать заперта, — сказала Фиби. — Не можем же мы взять ее.
«О Боже, святая невинность!» — мысленно вскричал он.
— Надо, Фиби, — сказал он ласково и в то же время напористо. — Надо, если мы хотим отправить бумагу самому Кромвелю.
Фиби с ужасом посмотрела на него:
— Но ведь это воровство!
— Нет, — с той же мягкой настойчивостью разъяснил Брайан. — Это поступок во благо всех нас. Мы возьмем ее совсем ненадолго, на какие-нибудь несколько минут. А потом, когда все благополучно завершится, вы признаетесь ему в своем святом грехе, и он, посмеявшись, простит вас.
— Вы так думаете? — с сомнением спросила Фиби.
— Уверен. Счастливый конец венчает дело. Помимо всего прочего, Кейто — человек рассудительный. Он поймет, ради чего вы пошли на это маленькое преступление. — Брайан внезапно посерьезнел. — Видимо, вы не отдаете себе отчета, Фиби, насколько опасна для него складывающаяся ситуация. Если высшее командование окончательно решит… а пока оно еще колеблется… решит, что Кейто способствовал побегу короля или мог, но не задержал его и тем самым совершил предательство, его участь будет решена. — Для пущей убедительности он стукнул кулаком по ладони другой руки. — И что всего хуже, он сам не понимает этого и считает ниже своего достоинства защищаться и доказывать свою невиновность.
— По правде говоря, — робко сказала Фиби, — я тоже думала, что такому человеку, как он, не требуется искать оправданий для себя.
— Но им это нужно! — почти закричал Брайан. — Они требуют!
Фиби закусила губу. Да, он опять прав, как ни противно все это здравому смыслу. Без сомнения, он больше, чем она, разбирается в жизни, в ее перипетиях. И наверняка даже больше, чем Кейто, этот честный, прямолинейный, лишенный коварства человек.
Брайан видел и ощущал все ее колебания, сомнения и не хотел давать ей время на раздумье.
— Ключи Кейто всегда держал на поясе, — сказал он. — Я запомнил с детства. Наверное, и сейчас он не изменил своей привычке. Вы легко можете взять их у него ночью. Вдавите их потом в шарик из воска, и я велю сделать копию. А затем мы откроем ящик стола меньше чем на минуту и приложим печать к документу.
— А где же документ?
Она все еще сомневалась. Все вроде бы логично, убедительно, хотя и не слишком пристойно. С какой-то точки зрения все правильно… Но и очень неправильно! Просто постыдно! Снять ключи с ремня Кейто, когда тот спит? Это так отвратительно!
— Документ у меня среди личных бумаг, — сказал Брайан.
— Но я должна увидеть его, прежде… до того, как последую вашему совету. Возможно, цель иногда и оправдывает средства, хотя не знаю… Во всяком случае, мне надо сначала самой прочесть.
В который уже раз, стоило ему почти увериться, что жертва ухватила наживку, как она сорвалась, и нужно было начинать сначала. Не такая уж она простушка, как показалось вначале. С ней, видимо, придется повозиться, но он все равно добьется своего: игра стоит свеч!
Как бы то ни было, сейчас наступает удачный момент для осуществления его замысла. Наступает скорее, нежели он предполагал, и не воспользоваться им просто непростительно. Но особо спешить тоже не следует…
Он хочет увидеть Кейто поверженным, стертым в порошок. А потом и мертвым. И он не остановится ни перед чем, чтобы добиться своей цели. Цель же его — стать законным и неоспоримым наследником титула и владений лорда Кейто Гренвилла. А уж разделаться с этой наивной неряхой, его молодой женушкой, будет нетрудно, хотя она и не без странностей, которые порой вызывают некоторые опасения.
Вот сейчас привязалась к нему с этим документом, которого у него, разумеется, нет и в помине. Значит, придется его сочинить, причем так, чтобы не к чему было придраться. А для этого, быть может, даже съездить в Оксфорд.
Что?.. Эта настырная девчонка продолжает упорствовать?
— Можно мне взглянуть прямо сейчас?
— Мои личные бумаги не здесь, Фиби. Они в надежном месте. Я пошлю за ними, если хотите, и утром вы увидите.
— Мне казалось, их лучше держать поближе, — сказала она с присущей ей непосредственностью. — Что может быть надежнее, чем крыша вашего отчима для таких важных бумаг? Уж не прячете ли вы их в дупле дерева или под каким-нибудь камнем? — добавила она с улыбкой.
Его задела ее шутливость.
— Во всяком случае, — сухо ответил он, — они в таком месте, о котором вы и не догадываетесь, ибо иначе, боюсь, мой секрет сразу перестал бы быть секретом, дорогая леди.
Фиби не обиделась. По-своему он прав, решила она. И вообще все сказанное им не лишено смысла. Только одно смущает, и она никак не может это принять: тайное использование семейной печати Гренвиллов.
— Буду ждать завтра утром ваш документ, Брайан, — сказала она. — А сейчас, быть может, посмотрим образцы одежды?
— Конечно, — согласился он.
Ему тоже не было резона обижаться на собеседницу, тем более отталкивать ее. Только придется теперь поторапливаться и не тратить много времени на просмотр рисунков, потому что нужно будет — черт бы побрал дотошность Фиби! — съездить в Оксфорд, чтобы там составить по всем правилам и снабдить необходимыми печатями и подписями подложный документ, который бы удовлетворил эту наивную, однако совсем не глупую девицу.
Он вынужден согласиться, поскольку наградой будет приобретение ключа и печати, владея которыми он не только получит доступ ко всем секретным бумагам отчима, но и возможность подделывать документы. Ведь главное в них — печать, а подпись Кейто, имея недюжинные способности к рисованию, он научился имитировать еще в детстве.
Вот когда он по-настоящему повеселится! Посмотрит, как его милость лорд Гренвилл сумеет отмыться от обвинений своих парламентских дружков в предательстве, если у тех окажутся подписанные его собственной рукой и скрепленные собственной печатью верноподданнические послания к королю, содержащие пусть даже пустяковые сведения о замыслах парламента и идущих в его штабе разговорах.
Разумеется, Брайан не раскроет себя даже после того, как его светлость, даст Бог, казнят за предательство, а титул и владения перейдут к нему. Он будет нем как рыба и лишь в одиночестве станет восхищаться своим умением — тем, как ловко и хитроумно добился цели и отомстил отчиму за все унижения юности, за то, что столько лет пребывал на положении полузаконного сына и такого же наследника.
С этими мыслями он и отправился позднее в Оксфорд.


— Бегство короля совершенно меняет дело.
Лорд Ферфакс, произнеся эти слова, почесал нос рукояткой ножа для бумаг и наклонился к разложенной на столе карте.
— Боюсь, мы уже не сумеем его остановить, хотя послали погоню, — мрачно заметил Кромвель. — Слишком много дорог ведет к шотландской границе.
— Есть надежда на иное, — вступил в разговор Кейто. — Известно, что король никогда не выполнял обещаний, которые давал шотландцам. А еще вполне может быть, что они с самого начала не сговорятся между собой и тогда вернут его нам.
— Вы действительно на это рассчитываете, Гренвилл? — нахмурившись, спросил Кромвель.
— Именно, — решительно кивнул Кейто. — А уж что делать с ним потом, обсудим позже, как только он окажется в наших руках.
— Гренвилл совершенно прав, — откликнулся лорд Манчестер. — Не будем гадать заранее, подождем, пока событие свершится.
— Оно бы уже свершилось, — проворчал Кромвель, — если бы не Гренвилл со своими ополченцами.
Военачальников сейчас было четверо в огромной комнате фермерского дома, и все они многозначительно переглянулись при этих словах.
Кейто спокойно произнес:
— Если это мое упущение, то я прошу снисхождения. Наша встреча произошла уже в сумерках, мы случайно наткнулись на них. Или они на нас. О том, что среди них король, мы знать не могли.
— Да, пожалуй, — нехотя согласился Кромвель.
— Так оно и есть, — повторил Кейто. — Не думаю, что при других обстоятельствах хотя бы один из нас позволил ему уйти.
Лорд Манчестер нетерпеливо произнес:
— Это чистая правда, и хватит об этом! Поговорим о другом, Оливер. О делах, связанных с именем Уолтера Стрикленда. Уже почти два месяца у нас нет никаких сообщений от него из Нидерландов. Два агента, посланные для связи, тоже не вернулись. Полагаю, необходимо выяснить, жив ли Стрикленд вообще. Если да, то, значит, его донесения исчезают где-то по дороге.
— А нам совершенно необходимо знать, — подхватил лорд Ферфакс, — какую позицию занимает сейчас их король по отношению к нашему и что собирается предпринять.
— Думаю, он поддержит Карла, — откликнулся Кейто. — Особенно если тот согласится установить в Англии пресвитерианство. Если же Карл откажется, то еще неизвестно, захочет ли Голландия оказывать ему услуги.
Все четверо помолчали, обдумывая сказанное. Потом Кромвель нарушил молчание:


— Надо отправить туда надежного и достаточно влиятельного человека. Пусть узнает, что приключилось со Стриклендом, и выяснит то, чего тот не сумел или не успел узнать. Нужны переговоры с глазу на глаз. Донесения уже не помогают, даже если изредка и приходят.
— Что ж, я готов ехать, — сказал Кейто, как будто о чем-то давно решенном. — Полагаю, что сумею выполнить поручение. Тем более пока король пробирается в Шотландию, военные действия наверняка ослабнут. К тому же все вы знаете, что очагов сопротивления осталось совсем немного.
Кромвель внимательно посмотрел на него:
— Только имейте в виду, миссия весьма важная и рискованная.
Кейто выпрямился:
— Уж не думаете ли вы, генерал, что я избегаю опасностей?
Рука его непроизвольно потянулась к эфесу шпаги.
— Ну зачем предполагать такое, Гренвилл? — воскликнул лорд Ферфакс. — Никто здесь не подвергает ни малейшему сомнению вашу отвагу.
— Надеюсь, это так, джентльмены, — негромко отозвался Кейто.
Кромвель раздавил прыщ у себя на подбородке и бесстрастно произнес:
— Я просто обрисовал положение, Гренвилл. Два наших агента, как вы знаете, исчезли, от Стрикленда никаких известий. Надо выяснить, в чем дело. Естественно, предстоящее задание достаточно опасно. Однако не сомневаюсь, что вы сумеете его с честью выполнить.
— Именно поэтому я и вызвался ехать, — примирительно заметил Кейто. — А теперь о деле. Из Хариджа я отправляюсь морем в Хук-Ван-Холланд, затем в Роттердам, а там…
— Обычное место встречи, — подхватил Ферфакс, — гостиница «Черный тюльпан». Сколько человек возьмете с собой, Кейто?
— Ни одного.
— Даже Джайлса?
— Даже его оставлю дома. Не хочу привлекать ничье внимание. Джайлс — превосходный воин, но шпионаж — не его профессия. Кроме того, его йоркширский диалект может напугать голландцев.
Разрядив шуткой напряженную атмосферу, он поднялся и пошел к очагу, возле которого лежали на скамье его плащ и перчатки.
— Я собираюсь отправиться путешествовать, — вновь заговорил он, — в обличье английского торговца, который намерен закупить в Голландии кружева и делфтский фаянс, а также переправить его в Англию. В связи с этим мне необходимо побольше бывать в морских портах, где можно многое узнать.
— И легко получить удар кинжалом в спину, — с кислой улыбкой добавил Кромвель.
— Придется поберечься, Оливер, — тоже улыбнувшись, заверил его Кейто. — И от вражеских, и от дружеских уколов.
— Мы не хотели вас уколоть, Кейто, — после некоторого молчания проговорил Кромвель. — Итак, решено. — Он протянул ему руку. — Храни вас Бог.
Они обменялись короткими крепкими рукопожатиями. Остальные трое тоже пожали ему руку и пожелали успеха.
Выйдя из полутемной комнаты на залитую солнцем поляну, Кейто подозвал Джайлса, и они отправились домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Случайная невеста - Фэйзер Джейн



Слишком много политики.
Случайная невеста - Фэйзер ДжейнКэт
9.06.2013, 8.52





Слушала книгу в аудиформате, читать-бы не стала.Слишком много военной политики и мало чувств. Г.г-ня неряшливая дура,которая всегда суёт нос куда не следует, а со стороны героя я вообще любви не увидела. Хотя роман хорошо написан.
Случайная невеста - Фэйзер ДжейнИванна
23.01.2014, 11.02





Роман замечательный. Советую почитать!!
Случайная невеста - Фэйзер ДжейнEdit
30.05.2014, 15.10





По началу интересно, потом политика...
Случайная невеста - Фэйзер ДжейнМарина
9.09.2014, 14.06





я где-то уже подобное читала,при чем тот роман был интересней.а фэйзер в своем репертуаре....единственный ее роман,который мне нравится-колдунья...а остальные так на один раз..
Случайная невеста - Фэйзер Джейннина
29.05.2015, 21.56





Роман супер!!!! Героиня дура выбесила блин..... Весь роман испортила!!!!!
Случайная невеста - Фэйзер ДжейнНастя
27.06.2015, 2.34





не понравилось. ощущение что ггня - даун.
Случайная невеста - Фэйзер Джейнлёлища
17.01.2016, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100