Читать онлайн В вихре желания, автора - Фристоун Шэрон, Раздел - Шэрон Фристоун в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В вихре желания - Фристоун Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 150)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В вихре желания - Фристоун Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В вихре желания - Фристоун Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фристоун Шэрон

В вихре желания

Читать онлайн

Аннотация

Защищая наследство сводного брата, на которое покушаются испанские родственники, молодая француженка Жермена Руо сталкивается с красавцем Винсенте Перейрой.
Тот действует на стороне ее противников, но мгновенно вспыхнувшая страсть бросает девушку в его объятия...


Шэрон Фристоун
В вихре желания

Самолет так плавно оторвался от бетонной дорожки, что Жермена, поглощенная своими мыслями, упустила момент, которого дожидалась не меньше сидящего рядом Франсуа. Тот уже с позавчерашнего дня предвкушал, как поднимется выше самой Эйфелевой башни.
А Жермена… Она ловила этот момент не для пресловутого последнего взгляда на родные стены, – эта совсем еще юная парижанка не отличалась сентиментальностью. Просто ей было необходимо взбодриться, поднять настроение перед нежеланной и даже опасной поездкой. Она так надеялась, что вид сияющей мордашки Франсуа – мальчик впервые летел на самолете и, конечно же, придет в настоящий восторг при взлете – прольет в ее душу бодрость и поможет обрести необходимый кураж. И вот… Какая досада! Проморгала, проспала. В иллюминаторе уже плыли какие-то длинные серые облака, а на лицо Франсуа возвращалось его обычное слегка сонное выражение.
Освободив себя и своего соседа от ремней безопасности, Жермена тихонько вздохнула. И то сказать, как может быть веселым пятилетний мальчуган, всего лишь полгода назад потерявший отца?
В проходе вновь появилась стюардесса – высокая стройная девушка с крупными темными глазами и копной иссиня-черных волос.
Поравнявшись с их креслами, она помедлила, явно залюбовавшись мальчиком – нежной смуглостью его щек, пушистыми ресницами.
– Маленький мсье скучает? – Она повела в сторону Франсуа округлым, таким же смуглым, как у него, подбородком. – Если мадам не возражает, я могла бы показать ему самолет.
Жермена повернулась к мальчику и… Вот он, тот самый миг, которого она так ждала? Глаза Франсуа заблестели, рот восторженно приоткрылся.
– Только недолго, дорогой. – Она невольно улыбнулась. – И, пожалуйста, постарайся, чтобы пассажиры не приняли тебя за террориста…
Последнюю фразу она произнесла уже в спину удаляющемуся мальчику. Досадливое движение лопатками показало, однако, что ее напутствие достигло адресата.
Довольная, что Франсуа хоть как-то рассеется, Жермена потянула за рычажок, спрятанный в ручке кресла, и, откинувшись назад, закрыла глаза. Ей вдруг пришло в голову, что этот своеобразный жест – волнообразное движение лопатками – мальчик унаследовал от своей нетерпеливой и строптивой матери.
Селестина была из тех женщин, перед природным шармом которых смолкает самый громкий и безапелляционный голос рассудка… в том числе и, увы, собственного.
Первое предложение руки и сердца она получила в шестнадцать лет, но… Легкое движение лопатками, и претендента – тридцатилетнего торговца парфюмерией, владельца небольшой виллы на берегу Средиземного моря, – точно ветром сдуло. А Селестина предпочла уютному шезлонгу постоянно вращающееся кресло секретарши в тесноватой конторе некоего молодого предпринимателя, испанца по происхождению. Некоторое время ее изящная спина пребывала в состоянии относительного покоя. Однако коварное кресло почему-то всё чаще поворачивалось в одну и ту же сторону – к стеклянной перегородке, за которой бронзовело хорошо вылепленное – высокий лоб с крутыми надбровными дугами, изящно-горбатый нос, округлый крепкий подбородок – мужское лицо. Лицо Мануэля Ромеро, или дона Мануэля, как называла шефа их уборщица-испанка. Она-то и сообщила Селестине по большому секрету, что хозяин происходит из знатной семьи испанских грандов, правда, теперь сильно обедневших. Так что бледная француженка вряд ли может представлять для него какой-либо интерес. Конечно же, Селестина в ответ только лопатками передернула…
О том, сколь разрушительны оказались последствия этого милого девичьего жеста, Жермена узнала ровно двадцать лет спустя – от самой Селестины. Через некоторое время искры от внезапно вспыхнувшего романа потомка испанских грандов с «бедной француженкой» долетели до Пиренеев, и в конце концов молодой дон Мануэль был срочно вызван на родину. А еще через полгода та же самая уборщица на невообразимой смеси испанского с французским сообщила задумчивой секретарше, что «гранд женился на своей грандессе» и теперь «не собирается жить в Париже». Своенравной Селестине ничего не оставалось, как пожать плечами и выскочить замуж за собственного кузена – очевидно, по той простой причине, что от него при случае было легче избавиться. Что она вскоре и сделала, предварительно родив маленькую хрупкую девочку по имени Жермена.

***

Очнувшись от своих мыслей, Жермена улыбнулась возвращающемуся Франсуа, который в сопровождении стюардессы вприпрыжку бежал между рядами кресел. Оказывается, командир экипажа был столь любезен, что пригласил единственного ребенка на борту посетить кабину пилотов.
Таким образом, Франсуа в течение получаса смог не только осуществить свою заветную мечту и взлететь выше Эйфелевой башни, но и познакомиться с людьми, которые это чудо совершили, – настоящими, всамделишными летчиками!
Замкнутый, серьезный не по годам мальчуган заливался радостным смехом, перелезая через колени Жермены, чтобы занять свое место у окна.
– Знаешь, кабина такая огромная… И там столько кнопочек, лампочек и ручек… И я разговаривал со вторым пилотом! – Франсуа гордо приосанился. – Когда вырасту, тоже стану летчиком. Сначала вторым, а потом…
Это «потом»– не укрылось от внимания Жермены. Как же сильны в мальчике отцовские гены!
Для дона Мануэля не существовало в жизни вторых ролей. В течение всего лишь пяти лет он буквально ворвался на просторы большого бизнеса… Филиалы его компании открылись в Мадриде, Лондоне и Париже. Но то ли что-то не заладилось у Мануэля с его грандессой, то ли слишком сильную власть имеет над гордыми испанцами их прошлое… Как бы то ни было, однажды у дверей павильона игровых автоматов на улице Дорсей, где в небольшой конторке-кассе на вращающемся стульчике восседала изящная хрупкая шатенка со светло-карими, как бы золотистыми глазами, остановился роскошный «кадиллак». Смуглый шофер, выйдя из машины, распахнул переднюю дверцу перед человеком с головой и профилем испанского конкистадора…
У дверей павильона дон Мануэль на мгновение остановился. И, незаметно осенив себя крестом, переступил порог заведения…
Так возродилась, восстала из пепла сожженных писем со штампом «Испания, Мадрид» их любовь.
Тщетно рассудительная Жермена пыталась вразумить свою легкомысленную мать. Она со всем пылом юности обрушивала на все еще прекрасную головку Селестины неопровержимые с точки зрения восемнадцатилетней парижанки, аргументы: «Дон Мануэль женат на другой женщине и имеет от нее взрослую дочь… Он немолод и никогда уже не решится изменить свою жизнь…». Все было напрасно.
Жермена беспокойно поежилась, припомнив, как выпаливала, буквально выстреливала свои доводы в спину стоящей у окна матери… Ответом Селестины был тот самый неповторимый жест: она упрямо передернула плечами. Что это означало, Жермена уже научилась понимать. Пришлось, скрепя сердце, смириться с поздним адюльтером матери и впустить в свой дом, а потом и в свою жизнь чужого человека. Впрочем, этот неожиданный поворот судьбы имел и одно несомненное достоинство: все обеспечение их семьи взял теперь на себя богатый любовник Селестины.
А павильон игровых автоматов превратился в копилку Жермены, в ее приданое…
Ровно через год у нее родился прелестный братик. По настоянию Жермены его назвали Франсуа… Мальчик уже начал ходить в детский садик, когда в один черный понедельник грузовой фургон, управляемый пьяным шофером, буквально снес с тротуара выходящую из магазина на улице д'Орсей невысокую хрупкую шатенку. Селестина умерла на месте, так и не придя в сознание…
Франсуа тогда едва исполнилось два года, и он даже не понял, куда подевалась мама.
Жермена перенесла утрату стоически, в отличие от железного дона Мануэля, который состарился буквально за несколько дней. Его горе тронуло сердце девушки и неожиданно послужило причиной ее сближения с отцом Франсуа…
Покосившись на уткнувшегося в журнал комиксов мальчика, Жермена на этот раз постаралась подавить невольный вздох – несмотря на все свои старания, покойный дон Мануэль так и не сумел сделать счастливыми ни любовницу, ни сына. Что из того, что над гробом Селестины он поклялся обеспечить будущее мальчика И даже выполнил свою клятву в написанном на следующий же день завещании? Согласно этому документу сводный брат Жермены превращался в богатейшего наследника… Но дон Мануэль не забыл и о своей законной семье: жене и дочери. Запамятовал он только одно: никто по ту сторону Пиренеев не подозревал о существовании французских «родственников». И семье Ромеро, и деловым партнерам дона Мануэля стало известно о Франсуа лишь в день оглашения завещания. Легко представить себе, какой тогда разразился скандал.
Жермена лукаво усмехнулась, вообразив себе лица этих людей и эпитеты, которыми они награждали ее и Франсуа. Что ж, так им и надо, этим толстосумам, этим высокородным зазнайкам! Почувствовав, что шаловливое настроение окончательно овладевает ею, девушка толкнула локтем брата.
– Скажи, малыш, а как ты посмотришь на то, чтобы купить такой вот самолетик?
Тот посмотрел на нее как на сумасшедшую.
– Разве самолеты продаются, Ма?
– Продаются, малыш. И продаются, и покупаются.
Честно говоря, она обрадовалась тому, что он назвал ее домашним прозвищем. «Ма» означало – «мадемуазель», так называл ее дон Мануэль. Они – Жермена мысленно вложила в это слово все презрение, на которое только была способна, – считают Франсуа ее сыном. Пусть! Главное сейчас – спутать им карты и ни в коем случае не открывать своих. Ее ждут опытные и, без сомнения, жесткие игроки. Так что партия обещает быть очень нелегкой.
У нее снова засосало под ложечкой, – ведь ставкой в этой игре может стать не только их с Франсуа благополучие, но и сама жизнь.
Но, взяв себя в руки, Жермена снова вернулась к беззаботному тону:
– Ты не ответил мне, Франсуа. Хочешь такой самолет? Нет, правда? Думаю, что после возвращения в Париж мы сможем вернуться к этому разговору.
Она слегка поддразнивала брата. Но он ответил серьезно, как взрослый:
– Если хочешь, давай купим. Но нас всего двое. Зачем нам такой большой?
Улыбка медленно сползла с лица девушки. Жермена протянула руку и молча потрепала Франсуа по голове.
Честное слово, с ним она не пропадет даже в этой чертовой Испании!

***

Они появились на исходе дня, в сумерках, когда на улицах уже начинали зажигаться фонари.
Жермена собиралась закрывать заведение и, как обычно, направилась к двери, чтобы проверить, не шляется ли неподалеку какой-нибудь потрошитель игровых автоматов – специально для таких случаев она держала под рукой изящный газовый пистолетик, замаскированный под зажигалку.
Она не заметила ничего, кроме автомобиля, притормозившего метрах в тридцати от дверей павильона, и какой-то пары, неторопливо выбирающейся из него на тротуар. Жермена придержала рукой полуоткрытую дверь возможно, состоятельная супружеская чета вдруг надумала потешить свое капризное чадо.
Однако двери автомобиля одна за другой захлопнулись, ребенок же не появлялся… Жермена вздрогнула, гася в сердце недоброе предчувствие. Так и есть, – оглядевшись и перекинувшись друг с другом несколькими словами, мужчина и женщина направились в сторону павильона, у дверей которого в выжидательной позе застыла его хозяйка…
Девушка изо всех сил напрягла зрение, вглядываясь в надвигающиеся сумерки. И вот что она увидела…
По узенькому тротуарчику к павильону направлялась элегантная черноволосая женщина примерно ее, Жермены, возраста. На ней были белые туфли на высоких каблуках-шпильках и явно сшитое на заказ розовое платье. Шла она, опираясь на руку спутника, – и какого спутника!
Глаза Жермены широко раскрылись, и она почувствовала, как по спине пробежали мурашки. В ее жизни была всего одна кратковременная связь, но даже этого небольшого сексуального опыта хватило, чтобы догадаться, какой прекрасный образчик мужской породы находится перед ней. Элегантные кремовые брюки подчеркивали длину стройных ног, клетчатая рубашка обтягивала широкую грудь. Завершал композицию небрежно переброшенный через плечо кремовый свитер.
Этот мужчина был бы совершенно неотразим и вовсе без одежды, отметила про себя девушка и покраснела.
Мужчина, вне сомнений, принадлежал к сильным мира сего. Такие люди не ведают, что такое подчиняться, они привыкли повелевать, получая от жизни все только самое лучшее.
Подойдя к дверям павильона, он заговорил, тщательно подбирая слова:
– Простите… Вы хозяйка этого заведения?
– Вы не ошиблись. – Она сделала над собой усилие, чтобы ответ прозвучал непринужденно. – Чем могу служить, господа?
– Очень приятно, мадам Руо. Меня зовут Винсенте Перейра. Ну а это, – он с вежливой улыбкой кивнул в сторону своей респектабельной спутницы, – Соледад Ромеро, дочь дона Мануэля. – Уголки его ослепительного рта поползли вниз. – Уж его-то, уверен, вы знали достаточно близко.
Жермена насторожилась… Похоже, что эта парочка имеет несколько превратное представление о том, какого рода отношения связывали ее с покойным доном Мануэлем. Что же, она не видит пока весомых причин раскрывать свое невольное инкогнито, а тем более вводить непрошеных гостей в спальню своей матери.
Слегка пожав плечами и весьма натурально изобразив непонимание, Жермена спросила:
– Да. Ну и что?
Отметив, как в глазах собеседника вспыхнул гнев, она внутренне усмехнулась.
– Я уверен, что вы догадываетесь о причине нашего визита, – коротко бросил тот. – Насколько мне известно, наш парижский поверенный отправил вам соответствующее уведомление. Правда, он почему-то до сих пор не получил ответа.
– Простите, но мне всегда было так трудно писать письма… – извиняющимся тоном ответила Жермена. На лице ее заиграла преувеличенно робкая, почти застенчивая улыбка.
Гости переглянулись.
– Так мы и подумали, – с едва заметной насмешкой в голосе продолжил Винсенте. – Мы хотели бы как можно быстрее прийти к взаимоприемлемому соглашению относительно завещания дона Мануэля и, соответственно, о доле вашей семьи в имуществе компании…
Последнюю фразу он произнес подчеркнуто ровным голосом. Но сердце Жермены бешено заколотилось. «О причитающейся доле»… Значит, законная дочь дона Мануэля явилась сюда, чтобы оспорить завещание отца, – ведь в нем была четко и вполне недвусмысленно обозначена часть состояния, которая предназначалась внебрачному сыну и «падчерице».
Невольно сделав шаг назад, Жермена подняла взгляд на лицо собеседника и, пораженная невозмутимым выражением его блестящих глаз, поймала себя на мысли о том, что противостоять такому человеку будет нелегко.
Ей подсознательно хотелось подчиниться этому магнетическому взгляду, но она вспомнила о матери, умевшей говорить «нет» даже спиной. Черт побери, да кто он такой, этот сеньор Перейра? Ослепленный собственным великолепием любовник этой худосочной испанки? Ее консультант по финансовым вопросам, надеющийся получить хорошие комиссионные? И вообще… Кто дал ему право вмешиваться в дела брата и сестры?! Пусть у них разные матери, но отец-то общий.
И Жермена выпустила на волю таящуюся в ней Селестину. В конце концов, элементарные правила вежливости требовали выразить сочувствие женщине, совсем недавно потерявшей отца. Что ж… Она, Жермена, возьмет на себя эту печальную обязанность.
– Рада познакомиться, Соледад, – сказала она, протягивая руку. – Жаль, что причиной нашей встречи послужило такое печальное событие. Мануэль был просто чудо! Мы все его так любили. Представляю, как ты переживаешь, бедняжка…
Закусив губу, чтобы не расхохотаться, она устремила ясный лучистый взгляд в перекошенное лицо Соледад. Та взирала на ее руку, как на высунувшуюся из зарослей змею…
– Простите, ради бога, – отдернув ладонь, Жермена жестом деревенской дурочки спрятала ее за спину, – я делала вечернюю уборку… вытирала пыль… Сейчас я вымою руки и приведу себя в порядок. Не хотите ли выпить по чашечке кофе?
В ее голосе помимо воли прозвучала еле заметная нотка сарказма, которую чуткое женское ухо Соледад, видимо, все же уловило. Вздернув голову, она смерила Жермену надменным взглядом и, ничего не ответив, повернулась к своему спутнику.
– Госпожа Руо очень любезна. – Она с трудом выдавила улыбку. – Но ты же знаешь, я не пью растворимый кофе. Поэтому, с вашего разрешения, – Соледад церемонно поклонилась Жермене, – я посижу вон в том симпатичном баре напротив. А вы пока детально обсудите все обстоятельства дела…
Повернувшись на каблуках, она двинулась по пешеходной дорожке к длинному спортивному автомобилю.
На некоторое время в воздухе повисла напряженная тишина. Мужчина смотрел Жермене прямо в глаза, но она твердо решила не отводить взгляд первой. И тут, к ее удивлению, Винсенте вдруг улыбнулся широкой, спокойной улыбкой, от которой его лицо словно помолодело.
– А вы не так просты, как кажетесь на первый взгляд. И довольно красивы, – Улыбка его была ослепительна, глаза сияли. В них ясно читалась абсолютная уверенность в своей неотразимости, осознала Жермена, и сердце ее опять бешено застучало.
– Вы не предложите мне войти? Или будем стоять здесь, наслаждаясь прекрасным парижским вечером? – насмешливо полюбопытствовал Винсент, в то время как глаза его с циничной откровенностью ощупывали ее тело.
Она молча сделала рукой приглашающий жест и на вдруг ослабевших ногах последовала за ним. Как этому чужому и даже враждебному человеку удалось превратить ее в девочку-подростка, изнемогающую от желания?
Кофейник – она всегда выпивала чашечку перед тем, как запереть дверь, – еще не остыл. Разлив ароматную жидкость, она сделала глоток кофе, но даже не почувствовала его вкуса. Интересно, испытывает ли он сейчас что-то похожее… Ну, если не желание, то хотя бы влечение к ней.
Ты сошла с ума, тут же одернула себя Жермена. Все, что тебе сейчас нужно, это сохранять полное спокойствие. И, глядя в его глаза уже с чуть большей уверенностью, произнесла:
– Что ж, продолжим наш разговор?
– С превеликим удовольствием, – явно поддразнивая ее, откликнулся Винсенте.
Взгляд его устремился на ее грудь, плотно обтянутую тонкой тканью платья, и Жермена едва заметно задрожала. Он заметил это и, встретившись с ней весело поблескивавшими глазами, приподнял свою чашечку.
– За успех дела, которое свело нас, и за наше более близкое знакомство. – Отпив глоток, он добавил: – Но сейчас сосредоточимся на деле. Прочие… проблемы могут пока подождать. – Он немного помолчал и медленно, с расстановкой продолжил:
– Мы и так слишком долго собирались уладить дела дона Мануэля. Моя собственная мать, которая была старым другом семьи Ромеро, умерла два года назад, однако ее имущественные дела были приведены в порядок уже через четыре месяца.
– Вас тоже постигла утрата? – сочувственно спросила Жермена, тронутая торжественной серьезностью его голоса.
– Да, но речь сейчас идет о другом, – коротко бросил Винсенте, явно не желая продолжать эту тему. – Я отдаю должное благородству дона Ромеро. Завещая вам долю в компании, он, конечно же, хотел обеспечить безбедное существование своего внебрачного сына. Однако передача такого крупного пакета акций в одни, пусть и столь прелестные руки, согласитесь, ущемляет интересы других крупных держателей, привыкших совместно с семьей Ромеро управлять делами компании. Именно поэтому ваше присутствие в составе совета директоров, на что вам дает законное право щедрый дар дона Мануэля, крайне нежелательно. Как видите, мадам, я от вас ничего не скрываю. – Поставив на стол полупустую чашку, гость закинул ногу на ногу и откинулся на спинку кресла. – Я старый и верный друг семьи Ромеро. Уверен, что мне удастся убедить их заключить с вами справедливое и взаимовыгодное соглашение относительно акций и другого имущества, упомянутого в завещании.
– Вы имеете в виду виллу на одном из островов испанского побережья, которую дон Мануэль завещал Франсуа?
– Совершенно верно, мадам Руо. Но, позволю себе заметить, что речь идет не просто о вилле. Это родовое поместье семьи Ромеро, которое принадлежало еще их предкам, высокородным испанским грандам.
– И в какую же сумму семья дона Мануэля оценивает наше согласие? – тихо спросила Жермена, не отрывая взгляда от носка раскачивающегося перед ней лакированного ботинка.
Протянутая к чашечке рука Винсенте повисла в воздухе.
– Думаю, что это будет весьма значительная сумма, – осторожно, ответил он. – Конечно, она будет зависеть от котировочного курса акций на бирже. Впрочем, моя прелесть, вам вряд ли что-нибудь говорят все эти финансовые премудрости…
Длинные пальцы сеньора Винсенте вдруг сомкнулись на ее запястье, и Жермена почувствовала, как по телу словно пробежал электрический разряд. Кажется, и голова у нее закружилась, поскольку стол с кофейником точно в медленном вальсе поплыл куда-то в сторону.
Боже мой, что это со мной? Зов плоти? Приступ похоти? – в ужасе подумала девушка.
Впрочем, какими словами это ощущение ни называй, ясно одно: этот невесть откуда взявшийся испанец сумел пробудить ее дремлющую чувственность. Грудь Жермены сладостно и тоскливо сжалась в тревожном ожидании… чего? Его рук, его ласк?
Но почему именно он? – спросила она себя. Почему именно этот человек, самой судьбой предназначенный стать ее врагом? Да к тому же явно презирающий таких женщин, какой, по его мнению, была она.
– И все-таки? – осведомилась Жермена, делая слабую попытку освободиться.
Она знала, что завещанная ей часть состояния составляла не менее ста тысяч фунтов. Не считая виллы.
Винсенте усмехнулся и, не отвечая, одарил ее самой лучезарной из своих улыбок.
Да, этот человек умел вести деловые переговоры. Но он был плохо информирован. Сначала перепутал ее с матерью, а теперь… Теперь не сомневается, что торгуется с алчной простушкой. Знал бы он, чем она занималась три последних года, какие важные поручения дона Мануэля приходилось ей выполнять! Начав с обязанностей секретаря, она вскоре овладела профессией биржевого маклера международного класса. Дон Мануэль называл ее своим лучшим финансовым экспертом… И сейчас личное состояние Жермены исчислялось шестизначной суммой, правда, в долларах. Только смерть дона Ромеро заставила ее вернуться к игровым автоматам, – да и то, судя по всему, ненадолго…
– Но я так и не поняла, – с невинным видом пролепетала она. – Кто вы? Муж Соледад? Любовник или… просто поверенный?
– Не будем ходить вокруг да около, мадам. Юридическая фирма моего отца защищает имущественные интересы семейства Ромеро. Представьте себе, мы считаем, что дон Мануэль поступил вполне разумно, переписав акции на ваше имя, – ведь дела корпорации он продолжал вести сам. Но теперь обстоятельства изменились…
Итак, сеньор Перейра был адвокатом семьи Ромеро. Осознав это, Жермена почувствовала, как сердце ее куда-то проваливается. Несомненно, этот человек будет отстаивать интересы законной жены и дочери дона Мануэля.
У него такие красиво очерченные, полные, чувственные губы. И этот неотразимо-привлекательный аромат… Что это? Дорогой одеколон или же так пахнет его тело? О боже! Ужаснувшись эротическому обороту, который вдруг приняли ее мысли, Жермена дернулась всем телом и вырвала свою руку из его цепких пальцев.
– Я хочу, чтобы для вас и ребенка все устроилось наилучшим образом, – продолжал Винсенте.
Их взгляды встретились и… Жермена готова была поклясться, что он говорит совершенно искренне! Восхитившись про себя его актерским мастерством, она, с благодарностью глядя ему в глаза, воскликнула:
– Если бы вы знали, как я вам за это признательна!
– Понимаю, как вам сейчас трудно: вы потеряли любовника и остались наедине со сложными финансовыми проблемами. Надеюсь, мне удастся ввести вас в курс дела. Не вдаваясь в малопонятные технические детали, могу сообщить, что в данный момент дела «Ромеро интернейшнл» идут не блестяще, и цены на акции заметно снизились, Сейчас они идут по полтора фунта за штуку. Поэтому на начало августа совет директоров назначил внеочередное собрание акционеров, чтобы обсудить ситуацию и наметить план действий. Правда, к тому времени цены на акции могут упасть еще ниже.
Поскольку никакого опыта в таких делах у вас нет, самое лучшее, что вы можете предпринять, – это с наибольшей выгодой продать принадлежащие вам акции, обеспечив таким образом будущее своего ребенка. Именно поэтому вдова дона Мануэля и попросила меня с вами встретиться. И она, и Соледад хорошо понимают, что дон Ромеро, судя по всему, очень любил своего сына, но он должен был предвидеть, что молодой, неопытной женщине совершенно ни к чему акции расположенной в Испании компании. Дивиденды, сертификаты и аккредитивы, собрания акционеров… Зачем вам все это? Поэтому они хотят выкупить вашу долю и уполномочили меня предложить вам… – Винсенте едва заметно улыбнулся и сделал драматическую паузу.
Вот теперь-то мы и дошли до сути дела, ухмыльнулась про себя Жермена. Вслух же она с неподдельным интересом воскликнула:
– Так сколько же?
Сама она была уверена, и мнение это совпадало с мнением ведущих специалистов в данной области, что рыночная цена за одну акцию компании Ромеро составляет не менее четырех фунтов. Причиной же их плачевно-низкого официального курса были чьи-то хитрые махинации в филиалах.
– Входя в ваше положение, а также не желая, чтобы акции фамильного предприятия Ромеро были проданы в третьи руки, они готовы предложить вам по два фунта за каждую. – Глядя на нее чистыми, честными глазами, Винсенте откинулся на спинку кресла. – Поверьте, это великолепное предложение, да вы и сами можете удостовериться, что никто не собирается вас обманывать. – Рука его скользнула в карман пиджака и извлекла оттуда визитную карточку. – Это одна из ведущих брокерских фирм Сити. Позвоните им завтра и проверьте все сами. Уверяю вас, они подтвердят нынешнюю стоимость акций, и вы убедитесь, что предложение сеньоры Ромеро действительно великодушно. – И он назвал общую сумму в фунтах стерлингов.
– Так много! – с наигранным восторгом воскликнула она, беря визитку.
Пальцы их снова на мгновение встретились, и то, что Жермена при этом ощутила, заставило ее отдернуть руку, как от огня, и быстро наклонить голову, чтобы скрыть румянец, мгновенно заливший лицо. Однако, несмотря на смущение, она мгновенно узнала название фирмы.
– Я завтра же позвоню туда, – сказала она, краснея на этот раз от гнева. – Это будет первое, что я сделаю утром.
– Для особой спешки нет никаких причин, – все с тем же самодовольством продолжал Винсенте. – Что, если я позвоню вам так… через недельку? – Он опять взял ее руки в свои, повернул их ладонями вверх и добавил: – А что касается недвижимости в Испании, я уверен: в этом случае вам тоже удастся прийти к какому-нибудь приемлемому соглашению с сеньорой Ромеро. Вам решительно не о чем беспокоиться.
Он медленно прикоснулся губами к каждой ладони. Сладостное ощущение, вызванное этими поцелуями, пронзило все тело Жермены. Теперь она не смогла бы высвободить руки, даже если бы захотела. Глядя на низко склоненную голову Винсенте, она из последних сил боролась с почти непреодолимым желанием запустить пальцы в его густые черные волосы. По всей видимости, он понял ее состояние.
– Дон Мануэль был очень счастливым мужчиной. Но теперь его нет. Сейчас самое время оборвать все нити, которые связывают вас с прошлым, и начать новую жизнь. Я хочу вас…
У Жермены перехватило дыхание. Она чувствовала, что хочет его так, как никогда еще не хотела никакого другого мужчину. Но тут Винсенте заговорил опять.
– Хочу вас попросить, чтобы вы оказали мне доверие. Позвольте мне представлять и ваши интересы тоже. – Он выпрямился и отпустил ее руки. – Вам и вашему мальчику нет необходимости самим ехать в Испанию. Я все устрою.
Жермену не так-то легко было вогнать в краску, но в присутствии этого человека лицо ее пылало почти беспрерывно. И сейчас она была просто в ярости. Он сознательно использует свое обаяние и оборвал фразу на словах «я вас хочу…» с одной-единственной целью…
Она заглянула ему в глаза и нахмурилась.

***

Винсенте напоминал сейчас кота, который только что слопал канарейку. Казалось, он вот-вот облизнется от удовольствия: лицо его так и светилось уверенностью, что теперь он может делать с ней все, что пожелает. В любом другом случае это даже позабавило бы Жермену, но она не могла избавиться от мысли о том, что единственный мужчина, который впервые за последнее время пробудил в ней желание, откровенно пытается ее надуть.
Судя по всему, сеньор Перейра рассчитывал, что, если она останется в Париже, ему будет гораздо проще уладить вопрос с завещанием в пользу испанских наследников. Что ж, надо продолжать игру. И Жермена, закусив губу, c «обожанием» уставилась на своего «коварного обольстителя» широко раскрытыми, доверчивыми глазами.
– Это так мило с вашей стороны. Но ведь мы почти незнакомы. Мне бы не хотелось доставлять вам столько хлопот. Как вы и советуете, я завтра же позвоню в эту фирму, – она с подчеркнутой тщательностью спрятала карточку в сумочку, – и постараюсь не совершать никаких опрометчивых поступков. – Ни в сексе, ни в бизнесе, добавила она про себя.
Закинув ногу на ногу так, что из-под короткого платьица выглянула на свет круглая розовая коленка, Жермена с удовлетворением отметила, как напряглось тело Винсенте, а в глубине глаз загорелось откровенное вожделение. И, подавив улыбку, продолжила:
– Видите ли, сеньор Перейра, насколько мне известно, дон Мануэль неоднократно выражал желание, чтобы его сын побывал на земле своих предков. Посудите сами, могу ли я ослушаться последней воли дорогого мне человека? А поскольку я все равно буду в Испании, то почему бы не принять участие в очередном собрании акционеров? А потом я решу, что делать с акциями. Но не раньше. И не отговаривайте меня. Билеты уже заказаны, и на следующей неделе мы с Франсуа отправляемся на вашу родину.
Эффект от этих слов превзошел все ожидания. Винсенте решительно не знал, куда смотреть: то ли на соблазнительные коленки этой маленькой чертовки, то ли на ее лукаво улыбающиеся пухлые губки… Он с трудом овладел собой и бросил оценивающий взгляд на лицо Жермены.
– Если я вас правильно понял, вы отправляетесь на остров, чтобы встретиться с вдовой дона Мануэля, а потом намереваетесь участвовать в собрании акционеров?
– Да. – Она откинулась на спинку кресла и, чуть наклонив голову, мечтательно добавила: – Это будет настоящее приключение: отпуск за границей. Малыш так обрадуется!
– Но вы даже не говорите по-испански! – уже не скрывая раздражения бросил Винсенте.
– У меня есть разговорник, – с оптимизмом ответила Жермена. – Как-нибудь справлюсь. В Памплоне, говорят, очень красиво в это время года. К тому же там проходят эти самые… бои быков.
– Вижу, вы не теряли времени зря. – Он явно пытался понять, что скрывается за ее легкомысленной улыбкой. Затем неожиданно отодвинул кресло и встал. – Пожалуй, мне пора. Соледад уже, наверное, заждалась. Конечно, мы только друзья, но… – Теперь взгляд его остановился на груди Жермены. – А вот ваши… достоинства… вполне могут ввести в грех святого.
Сдержав улыбку, девушка тоже поднялась на ноги, одернула платье и ехидно заметила:
– Я думала, вы будете рады, сеньор Винсенте. Кажется, вы были не прочь познакомиться со мной поближе.
– Возможно, я и сам не знал, чего хочу, – мрачно буркнул он и, взяв ее под руку, повел к выходу. – Вы – в Испании… – Он неодобрительно покачал головой, обнял девушку за плечи и заглянул ей в глаза. – Вы действительно уверены, что хотите встретиться с семьей Ромеро? А вы подумали, как они отнесутся к вашему приезду? Конечно, Франсуа законный наследник, но… Проявите все-таки благоразумие, позвольте мне уладить вопрос с виллой и всем прочим!
Жермёна ощутила тепло его рук, и на нее пахнуло легким, волнующим запахом сильного, здорового мужчины. На мгновение почувствовав головокружение, она, кажется, уже готова была согласиться на все… К тому же он говорил так искренне, его стремление помочь им с Франсуа казалось таким неподдельным…
Но тут прохладный вечерний ветерок, хлынувший в открытую дверь, вернул ее к действительности.
– Нет, все уже решено, – мягко, но решительно сказала она, высвобождаясь из-под волнующего гнета его руки. – Мы едем.
– Очень смело и очень глупо. – В глазах Винсенте вновь появился стальной блеск. – Неужели вы не понимаете, что семья Ромеро может оспорить завещание в судебном порядке? Во всяком случае, в той его части, которая касается родового замка. Процесс может длиться годами, и судебные издержки обойдутся вам в целое состояние. Дорогая, вы просто разоритесь! Потеряете даже этот… павильончик.
– И вы, конечно же, посоветуете сеньоре Ромеро действовать именно таким образом, не так ли?
Теперь они стояли в проеме открытой двери, на пороге, разделявшем их наподобие государственной границы.
– Что вы за мать? – Винсенте укоризненно покачал головой. – Хотите забросить птенца чайки в орлиное гнездо? Будьте уверены: все узнают, что он бастард, а отношение к таким детям в Испании несколько иное, чем в вашей стране. Подумайте о том, что ему придется пережить! Семья Ромеро не примет незаконнорожденного сына дона Мануэля. Пусть ваши действия продиктованы исключительно желанием следовать воле покойного, но вы совершаете ужасную ошибку!
– Она действительно это сделает? – с отвращением спросила Жермёна.
– Хуже того, – просто ответил Перейра. – Испания, повторяю, это вам не Франция. Там до сих пор презирают незамужних женщин с детьми. Сеньора Ромеро может весьма усложнить жизнь вам и ребенку, даже сделать ее невыносимой. Вы, похоже, очень любите мальчика. Зачем же везти его в стан заклятых врагов? Нет, вы даже не представляете себе, на что обрекаете сына. Гораздо разумнее было бы принять предложение вдовы относительно акций. В вопросе с виллой, уверен, мне тоже удастся добиться приемлемого для вас обеих финансового соглашения. Я имею в виду денежную компенсацию. Клянусь, вам совершенно незачем принимать в этом участие. Жермена молчала.
– Итак, ваше последнее слово? – Он был вынужден прервать паузу.
И тогда решительно глядя ему в глаза, она наконец-то сказала то, что думала на самом деле.
– Маленький Франсуа был долгожданным и желанным ребенком в нашей семье. Мануэль его очень любил. Похоже, что вы, сеньор Винсенте, понятия не имеете о том, что означает это слово. Что же касается акций, то они принадлежат мне. Я сама буду решать их судьбу, и в этом вопросе вам придется иметь дело со мной. Только со мной, и ни с кем больше. А теперь извините, мой рабочий день окончен. Я устала и хочу отдохнуть. Если вы, конечно, не возражаете… – И она, полная решимости навсегда избавиться от этого человека, взялась за дверную ручку.
– Но у меня есть возражения. – Сделав шаг вперед, Винсенте обнял ее за талию и притянул к себе. – Я никогда не ухожу от хорошеньких женщин, не поцеловав их на прощание.
И он припал к ее губам в долгом поцелуе, мгновенно лишив Жермену всякой способности соображать и сопротивляться.
Ну вот… опять, была ее последняя связная мысль…
– Так я и думал, – прямо в ухо пророкотал его глубокий голос.
Жермена, очнувшись, подняла на него свои затуманившиеся глаза. Она ощущала дурманящий жар, исходивший от его огромного тела, и оглушительные удары своего собственного сердца.
– Что вы думали? – едва слышно спросила она, почувствовав, что готова раствориться в колдовском сиянии его глаз.
– С каждым поцелуем дела у нас идут все лучше и лучше. – Он прижал ее к себе, заставив застонать от сладостного ожидания. – Мы оба это понимаем, Жермена! К чему отвергать…
– Отвергать что? – уже слабо понимая происходящее, пролепетала она.
– Удовольствие, которое мы можем доставить друг другу. – Винсенте наклонил голову и снова поцеловал ее. – Вы хотите меня, детка, – продолжал он. – Вы изнываете от желания ощутить, как я проникаю в ваше тело, а я только и мечтаю там оказаться.
Где-то в глубине сознания Жермена понимала, что должна немедленно оттолкнуть этого человека, но тело ее теперь жило своей собственной, неподвластной разуму жизнью. Чувствуя, как ладонь его поднимается все выше и выше по бедру, она замерла, не в силах противиться самой себе.
Его рука скользнула у Жермены между ног, она не возражала против этого – до тех пор, пока в неожиданной вспышке гаснущего сознания до нее не донесся звук подъезжающего автомобиля.
Это машина Викторины, – подумала она. – Она привезла Франсуа. Боже мой, что я делаю?

***

Холодные как лед щупальца реальности проникли в ее одурманенное сознание, сначала заставив напрячься в крепких объятиях, а затем оттолкнуть прильнувшее к ней тело. Мешавший воспринимать окружающее чувственный туман рассеялся, и Жермена увидела паркующийся возле спортивного автомобиля небольшой «пежо» своей подруги.
Полгода назад они уговорились по очереди отвозить детей в детский садик. Сегодня «дежурила» Викторина.
– Спасибо, Вик! – крикнула Жермена в полутьму, поднимая в приветствии правую руку (левую все еще сжимал Винсенте). – Увидимся завтра.
Стукнула дверца автомобиля, и женский голос пожелал ей хорошего отдыха и приятных сновидений. Послышался топот быстрых детских ног.
– Жаль, что такое хорошее пожелание не распространяется и на меня, – промурлыкал у самого ее уха мелодичный баритон. – Надеюсь, впрочем, что мы еще встретимся…
– Разве что в суде, – сухо парировала Жермена. – Прошу вас немедленно оставить меня, мсье…
Еще мгновение, и запыхавшийся Франсуа остановился перед смущенно улыбающейся женщиной…

***

Неподвижный и ровный все это время пол вдруг мягко опустился, будя в ногах и животе ощущение тяжести. Дремлющие пассажиры завозились в своих креслах. Самолет, расталкивая облака, пошел на снижение, и косые солнечные лучи ударили в накренившиеся иллюминаторы.
Франсуа снова приник к своему окошечку.
– Сейчас будем заходить на посадку, – сказала Жермена. – Смотри и запоминай. Потом расскажешь друзьям.
Сама она давно уже перестала испытывать хотя бы подобие волнения при взлете и посадке, – слишком много миль пришлось налетать и наездить в последние годы. Неофициальная служба у дона Мануэля оказалась на редкость беспокойной. Зато она привыкла к неудобствам, завтракая холодной курицей на заоблачной высоте или укладываясь спать на прокрустовом ложе сидячего купе. После разговора с обольстительным адвокатом Жермена успела вырваться в Лондон и переговорить со своими друзьями на бирже. Полученная от них информация была поистине бесценной. За ужином в дорогом, элитном пабе она попросила кое кого держать ее в курсе любых изменений котировок акций «Ромеро интернешнл».

***

А на следующий день авиапочта доставила ей фирменный конверт с испанским штампом. Внутри оказалось длинное, витиевато составленное письмо из адвокатской конторы. Его содержание сводилось к тому, что семейство Ромеро не будет оспаривать прав Франсуа на виллу при условии, что в течение ближайших лет он будет проводить там не менее двух месяцев ежегодно. В качестве ответной любезности Жермена, если она вдруг решит избавиться от акций «Ромеро интернешнл», в первую очередь обязуется принимать в расчет испанских родственников. А если, на правах опекуна Франсуа, она соберется продавать виллу, то первым потенциальным покупателем должна стать сеньора Ромеро. К письму прилагалась карта, где указывалось, как проехать к вилле, а в приписке сообщалось, что человек, присматривающий за виллой, и его жена извещены о ее приезде.
Все выглядело вполне цивилизованно… Но между строк читались другие, совсем другие слова.
А что, если упомянутые в письме управляющий и его жена окажутся парочкой психопатов, которых наняли специально для того, чтобы сделать их с Франсуа пребывание на острове настолько невыносимым, что Жермена вынуждена будет продать дом? Или даже просто сбежит оттуда, оставив замок на милость победителей?
О боже! Похоже, у нее начинается паранойя! Девушка глубоко вздохнула и виновато посмотрела на темноволосую головку брата. Встретившись с опытным лондонским маклером, она спросила, стоит ли овчинка выделки, и не лучше ли махнуть на виллу рукой, избавившись, таким образом, от лишней обузы? Ведь Жермена Руо и сама в состоянии вывести своего брата в люди: дать ему хорошее образование и даже снабдить первоначальным капиталом. Но ее собеседник пришел в ужас от этого ужасного французского легкомыслия. Он сказал, что ориентировочная стоимость поместья Ромеро составляет полмиллиона фунтов стерлингов и отказываться от такого наследства может только сумасшедший.
Под потолком салона загорелось сигнальное табло. Улыбнувшись Франсуа, прошла между рядами кресел стюардесса. Жермена проверила, застегнут ли на мальчике пристежной ремень. Самолет, снижаясь, пошел на посадку…
Когда они спускались по ступенькам трапа, на губах девушки играла улыбка, однако золотистые глаза ее были затуманены печалью, а про себя, словно молитву, она шептала: «Итак, Мануэль, я выполнила обещание. Мы с Франсуа прилетели в Испанию. И я сделаю все, чтобы спасти твое дело и доброе имя. Покойся в мире».
Жермена не рассчитывала на то, что, их будет кто-то встречать. Поэтому, услышав знакомый голос, который она теперь уже не спутала бы ни с каким другим на свете, она буквально застыла на месте.
– Бонжур, Жермена!
Перед ней стоял Винсенте Перейра собственной персоной, в элегантных белых брюках и свободной шелковой рубашке с короткими рукавами. Что же заставляло ее так остро реагировать на него?
С трудом оторвав взгляд от импозантной фигура адвоката, Жермена посмотрела на его спутника. Тот был много старше, маленький, смуглый и весь какой-то высохший. Его костюм напоминал шоферскую униформу.
Сильнее сжав руку Франсуа, она инстинктивно сделала шаг назад.
– Благодарю, но встречать нас не было никакой нужды. В присланном вами письме содержатся более чем исчерпывающие инструкции. – Свободной рукой поправив висевшую на плече сумку, она не без иронии добавила: – Даже я смогла в них разобраться. К тому же…
Но тот, не слушая, наклонился и подхватил малыша на руки.
– Добро пожаловать в Испанию, молодой человек. Судя по улыбке на вашем лице, путешествие вам понравилось. Я знаю, что вас зовут Франсуа. А меня зовут Винсенте. Для друзей – просто Вин. Надеюсь, что мы с вами подружимся. А пока… Давайте возьмем сумку вашей мамы и позволим пройти другим пассажирам.
Подбросив Франсуа в воздух, он поставил его чуть поодаль и, выпрямившись, взглянул на Жермену.
– Мамы? Но…
Мальчик удивленно рассматривал нового знакомого. Какой он большой и сильный, этот Вин. И чем-то напоминает папу… Но почему он назвал Жермену мамой?
– Это очень мило с вашей стороны, сеньор Перейра! – торопливо перебила она. – Полная неожиданность! Пожалуйста, представьте меня вашему спутнику. – И, повернувшись к низкорослому мужчине, она ослепительно улыбнулась. – Меня зовут Жермена Руо. А это Франсуа… Он очень любит кататься на автомобиле.
Она болтала какой-то вздор, но в данный момент это не имела значения. Малыш Франсуа едва их не выдал. Хорошо, что Перейра прямо с ходу начал пожирать ее глазами. А иначе… Нет, сейчас этого никак нельзя допустить. Ведь игра началась, участники ее определены, а появление сестры наследника все бы только запутало. Конечно, официально она является опекуном мальчика. Но ведь Соледад ему тоже сестра! Еще неизвестно, что скажут по этому поводу испанские законы. Так что выход у нее один – блефовать до последней минуты.
Маленький человечек быстро заговорил по-испански, и Жермена почувствовала, как краска удовольствия заливает ее щеки. Оказывается, уроки, которые она получила от дона Мануэля, не пропали даром. Она внимательно выслушала все цветистые комплименты по поводу своей красоты и «маленького дона» и, протянув узкую ладонь, крепко пожала коричневые, как скорлупа грецкого ореха, пальцы шофера.
– Это Николас – водитель, садовник и мастер на все руки. Его жена исполняет обязанности экономки. К сожалению, он говорит только по-испански, – вкрадчиво сказал Винсенте. – Но кое-какие французские слова знает. Например, «любовь». – Улыбнувшись, адвокат добавил: – Ваша улыбка, надо думать, покорила его. Умение обольщать стариков у вас в крови, не так ли, Жермена?
Не обращая внимания на двусмысленность этого комплимента, она медленно произнесла по-испански несколько слов благодарности и тут же была вознаграждена белозубой улыбкой Николаса.
– Идемте, – недовольно пробурчал Винсенте. – А то этот старый дурень совсем раскиснет.
Он приказал шоферу получить багаж и ждать их снаружи, взял за руку Франсуа, подхватил Жермену и буквально поволок гостей из здания аэропорта. Прикосновение его длинных пальцев оказало на девушку обычное волнующее действие, и она хотела было высвободиться, но, увидев суматоху снаружи, передумала. Повсюду сновали такси и автобусы, шумела многоголосая толпа туристов.
– Вот так Испания! – воскликнул Франсуа. Он, широко раскрыв глаза, вертел головой, ошеломленный массой звуков и красок.
– Это не Испания, а Америка, – усмехнулся Винсенте. – И Англия. И Германия. И Франция, конечно…
В ту же секунду к ним подкатил длинный белый «мерседес», из окна которого выглядывала знакомая морщинистая физиономия. Каким образом Николасу удалось так быстро получить багаж и найти их в этой сутолоке, было совершенно непонятно! Впрочем, Жермену в настоящий момент занимало совсем другое. С какой стати им, заклятым недругам семейства Ромеро, оказывается столь пышный прием? И нет ли в появлении сеньора Перейры тайного и, чем черт не шутит, зловещего умысла? А что, если он на самом деле никакой не адвокат? И этот милый старый Николас вовсе не шофер…
Она подозрительно уставилась в свернутую набок переносицу водителя и… не выдержав, заулыбалась, столкнувшись с его светящимся искренним обожанием взглядом.
Первые же сто метров по улицам города снова лишили ее покоя, – но уже совсем по другой причине. Желая, видимо, сразить гостью своим водительским искусством, шофер взял такой резкий старт и развил такую бешеную скорость, что сидящая на заднем сиденье Жермена сначала упала на Франсуа, а затем была вынуждена зажать уши из-за скрежета тормозов и визга трущейся об асфальт резины. Мальчик, впрочем, был в полном восторге.
Удовольствие брата, а также то обстоятельство, что их провожатый не уселся с ней рядом, постепенно успокоили Жермену, на время изгнав из ее сознания всяческие опасения и подозрения…
Они выехали за город. Утро отгорело, обещая прекрасный летний день. В открытое окно машины веяло свежестью и прохладой.
– А ведь вчера здесь камни раскалывались от зноя. – Винсенте повернул голову, продемонстрировав свой чеканный профиль. – Везучая вы, Жермена…
Та, не отвечая, кивнула головой, с любопытством разглядывая проносящийся за окнами пейзаж. Дорога спускалась под гору, и автомобиль прибавил ходу. Вдали еще виднелась окраина города – белоснежные стены домов под красными черепичными крышами.
– Смотрите!
Франсуа так вытянул вперед шею, что даже приподнялся над сиденьем.
– Кто это, мсье Вин?..
По дороге, прямо навстречу автомобилю, быстро шел высокий темноволосый человек, одетый более чем странно! Красная куртка, наброшенная на плечи, панталоны до колен, обмотанные чем-то белым икры ног…
– Танцор-любитель, – усмехнулся Винсенте, – идет в соседний поселок, на свадьбу или юбилеи. Ну, вот вам и Испания…
В этот момент перед ними раскинулась широкая каменистая равнина, которую пересекала белая нить дороги. Она устремлялась туда, где на горизонте тянулась цепь высоких гор, поросших зеленой щетиной деревьев.
Николас вдруг дал гудок, затормозил и свернул в сторону, чтобы не наехать на ослика, медленно трусившего по дороге.
– Когда-то давным-давно, – негромко, не оборачиваясь, сказал Винсенте, – по этой равнине брели два человека: высокий, широкоплечий рыцарь в доспехах, другой – толстенький, коротенький, вооруженный только маленьким кинжалом. Рыцарь вел в поводу коня, за оруженосцем трусил его ослик. Впереди их ждали необыкновенные, захватывающие приключения…
Жермена удивленно подалась вперед, но Перейра внезапно, точно устыдившись собственных слов, умолк. Девушка отметила, что особенно проникновенно прозвучала в его устах последняя фраза… Это просто непостижимо! Прожженный делец, самоуверенный соблазнитель женщин и вдруг… вспомнил о Рыцаре Печального Образа и его верном Санчо! Трудно было представить, что этот человек хотя бы однажды, просто из любопытства, заглядывал в Сервантеса. Впрочем, она слышала, что здесь, в Испании, Дон Кихота чтут как национального героя… И все же…
– А я знаю, кто такие рыцари. – Она почувствовала легкий и мягкий толчок в предплечье, – это Франсуа, прижавшись к ней щекой, напомнил о своем присутствии. – Это такие… вроде роботов… Они одеваются во все металлическое, перелетают из одного места в другое, сражаются со всеми и всех побеждают. Они могут даже завоевать другую планету. А эти двое… Что они совершили?
– О, Дон Кихот и его оруженосец совершили массу самых разных удивительных подвигов. – Винсенте говорил, не оборачиваясь, поэтому невозможно было определить, улыбается он или вполне серьезен. – Но они завоевали не планету, населенную безобразными чудовищами, а прекрасный остров – зеленый и благоуханный. И благодарные жители назвали его в честь своего господина – Кихана. Это фамилия дворянского рода, к которому принадлежал герой Сервантеса. Между прочим, малыш, сейчас мы направляемся к этому острову. И даже поживем там некоторое время.
– Вот здорово!
Франсуа запрыгал на заднем сиденье, как маленькая обезьянка, а Жермена не без ехидцы спросила:
– И откуда же сеньор Перейра почерпнул столь ценные исторические факты?
– Из туристических справочников, – все также не оборачиваясь, отпарировал Винсенте. – Так что можете не сомневаться в их подлинности. В испанских турфирмах, дорогая Жермена, работают лучшие в мире специалисты.

***

На завершающем отрезке пути, когда «мерседес» свернул к побережью, Жермене пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не попросить Николаса ехать помедленнее. Франсуа же чувствовал себя буквально на седьмом небе. Прижавшись носом к стеклу, он разглядывал отвесные утесы, на сотни футов вздымающиеся над поверхностью моря. И в конце концов, к ужасу сестры, заявил, что, взобравшись на вершину одного из них, превратится в Дон Кихота и полетит по свету совершать свои бессмертные подвиги.
Поэтому девушка с облегчением вздохнула, когда, снизив скорость, машина въехала на извилистые улочки какого-то маленького городка. Впрочем, как вскоре выяснилось, успокаиваться было рановато.
– Почему мы здесь остановились? – спросила она, с интересом оглядываясь по сторонам.
На противоположной стороне дороги стояло несколько магазинов и домов с террасами, за которыми простиралось каменистое побережье с небольшой гаванью для парусников и катеров. Как раз в этот момент от пристани отчаливал морской паром с несколькими автомобилями на борту.
Обернувшись назад, Винсенте перекинул одну руку через спинку сиденья и горестно вздохнул.
– Паром только что отошел. Так что на остров нам раньше чем через час не попасть. Не хотите ли зайти в кафе и промочить горло?
– Это еще зачем?
Но он уже открывал дверцу.
– Быстрее, Жермена. Кафе в скверике, за углом. Но оно может закрыться, паром ведь ушел.
Она вышла из машины, вытащила маленького Франсуа, поставила на ноги и, вцепившись пальцами в его плечо, холодно взглянула на собеседника.
– Я никуда не пойду без Франсуа. К тому же, честно говоря, не понимаю, чем вызвано ваше стремление составить нам компанию. Эта пышная встреча… И потом… Я вовсе не хочу пить.
– Придется захотеть, – хмыкнул Винсенте. – Ну, хорошо, сделаете вид, что хотите. Нам необходимо поговорить, Жермена. Там, в замке, вас ожидает… нечто вроде маленького совета инквизиторов. Поэтому я хотел бы – в ваших же, заметьте, интересах – объяснить вам обстановку.
– Что?! – в ужасе вскричала Жермена. Из письма следовало, что вилла будет находиться в ее полном распоряжении. А на самом деле… – Это… Это… Я не знаю, как это назвать!
– Погодите горячиться. Николас и Франсуа могут прогуляться вдоль пирса и посмотреть на лодки и катера, а мы тем временем спокойно обо всем побеседуем. К тому же не следует воспринимать мои слова так буквально. Сеньора Ромеро вполне лояльно относится к маленьким детям, а Соледад вы сами видели. Но не забывайте: вдова дона Мануэля пока еще хозяйка дома и имеет все основания лично встретить гостей и позаботиться о том, чтобы их устроили как можно удобнее.
– Это очень мило с ее стороны, – сухо заметила Жермена. – Но не объясняет вашего присутствия.
– Поскольку они не говорят по-французски, а вы по-испански, я буду исполнять роль переводчика. Вы согласны? – Он медленно улыбнулся той самой улыбкой, против которой она не могла устоять… и которую так ненавидела!
Да, похоже, что она перехитрила самое себя. Признаться в том, что ее знаний испанского вполне достаточно, чтобы объясниться с деловым партнером, она не могла, во всяком случае, пока. А если так – от Винсенте Перейры ей уже не избавиться. Но при одном взгляде на него колени ее начинают подгибаться от слабости, а горло пересыхает.
Впрочем, наверное, он прав, подумала Жермена. Прежде чем вступить в схватку с женщинами семейства Ромеро, ей, пожалуй, действительно требуется небольшой «тайм-аут». Но почему они решили встретиться с ней и Франсуа? Какие бы причины ни приводил их адвокат, это настораживало. Уже не собираются ли они отнять у нее мальчика?
Девушка вновь почувствовала себя доверчивой мышкой, которую загнал в угол огромный самодовольный кот. Она бросила быстрый взгляд на непроницаемое лицо своего спутника. Но тут его глаза потеплели, а рот растянулся в добродушной улыбке.
– Да не собираюсь я никого похищать – ни вас, ни вашего славного мальчугана! Идемте, сделаем по глотку вина или сока. Его готовят здесь из свежих фруктов, по особому рецепту. – Присев на корточки, он взъерошил волосы Франсуа. – Что ты на это скажешь, малый? Хочешь пойти и посмотреть, как причаливает настоящий морской паром? Николас купит тебе мороженое. А я пока дам твоей маме несколько полезных советов. Договорились?
Франсуа поднял глаза на сестру.
– Ма, а почему он…
Жермена, быстро наклонившись, приставила щеку к его губам.
– Будь добр, сделай, как просит мсье Вин. Мы вернемся через… – Она вопросительно посмотрела на Перейру, который внимательно наблюдал за происходящим.
– Минут тридцать-сорок, не больше.
– Мы вернемся через полчаса, – повторила девушка и, приняв поцелуй, выпрямилась. Когда ничего не понимающий Франсуа взял за руку шофера, она с облегчением вздохнула.
Через несколько минут они сидели в небольшом придорожном кафе в центре небольшого рыбацкого поселка. Жермена, с интересом оглядываясь по сторонам, маленькими глоточками пила из высокого бокала восхитительно вкусное красное вино. На противоположной стороне дороги на холме стояла церковь, к которой вела широкая каменная лестница. Полсотни ступенек, не меньше, прикинула про себя Жермена и встрепенулась, увидев, как дверь церкви отворилась и оттуда показалась свадебная процессия. Гости были в своих лучших одеждах: мужчины – в темных костюмах, белых рубашках и галстуках, которые смотрелись несколько странно в сочетании с их загорелыми, обветренными лицами. Судя по замечаниям которыми обменивались между собой официанты, невеста была из местных. Она выглядела очень юной и невинной в облаке белых кружев. Ее темные волосы были украшены цветами, а длинная фата волочилась по ступеням сзади. Рядом шел счастливый жених.
– Еще одна жертва, – изогнув губы в иронической усмешке, заметил Винсенте.
– Почему? Очень красивая пара. Они кажутся такими счастливыми.
– Вам ли защищать институт брака, Жермена? – насмешливо протянул тот. – Учитывая ваш собственный опыт?
Она бросила на него полный ярости взгляд. Кто дал ему право так с ней разговаривать? Он явно был из тех мужчин, которые привыкли брать то, что им нравится, не задумываясь о последствиях, но презирать представительниц противоположного пола, которые поступают аналогичным образом. Жермена решила немного поддразнить собеседника.
– Тем не менее, я уверена, что брак – это прекрасно. И очень хотела бы обрести друга и защитника. – А что, это прекрасный способ избавиться от этого человека, вдруг подумала она. Стоит признаться ему, что мечтаешь выйти замуж, и его тут же как ветром сдует. – Так что, если вы решили остепениться, спешите воспользоваться случаем!
– Браво, Жермена! – Винсенте несколько раз медленно хлопнул в ладоши, изображая аплодисменты. – Только это – увы! – исключено.
– Жаль, – с подчеркнутым сожалением вздохнула девушка. – А я-то уж размечталась: богач, который любит детей и… страдающих от одиночества женщин.
– Сомневаюсь, что вы когда-нибудь в жизни страдали от одиночества. К тому же, чем ближе я вас узнаю, тем больше сомневаюсь в том, что вы и в самом деле та пустоголовая куколка, какую из себя изображаете. Вы для этого слишком корыстны и слишком себе на уме, – заметил он, насмешливо глядя на нее.
Подобный поворот разговора Жермену совершенно не устраивал.
– Рада слышать, что вы признаете за мной хоть какие-то достоинства! – с преувеличенным энтузиазмом воскликнула она и, надеясь сменить направление его мыслей, одарила Винсенте обольстительнейшей улыбкой. Как ни странно, но этот незамысловатый маневр возымел действие.
– Мне кажется, что главные ваши достоинства, Жермена, – тихим, интимным шепотом произнес Винсенте, – наилучшим образом проявляются в постели. Не скрываю, я был бы более чем счастлив, если бы ваша самореализация произошла в моем будуаре. Что же касается семейного союза с вами… Простите, но за всю жизнь мне так и не удалось встретить хотя бы одну по-настоящему счастливую семейную чету. Мой собственный отец всегда имел любовниц, а… Мне больно лишать вас иллюзий, но и у дона Ромеро до вас тоже было множество женщин.
Жермена и глазом не моргнула. В конце концов, Селестина должна была знать, на что идет!
– Возможно, – пренебрежительно тряхнув головой, сказала она, – но, согласитесь, самый лакомый кусочек он приберег напоследок. – Кокетливо наморщив носик, она послала собеседнику воздушный поцелуй.
– Бесстыдница! – Винсенте укоризненно покачал головой, но уголки его рта тронула чуть заметная улыбка, а в глазах заблестели веселые искорки.
– Да уж, я не отношу себя ни к синим чулкам, ни к деловым женщинам, – парировала она. – Впрочем, вы бы в их сторону и не посмотрели.
– Вы, рано или поздно, станете моей женщиной. – Он протянул руку через стол и указательным пальцем провел по ее щеке. – И будете смаковать каждую минуту своей жизни… как это прекрасное вино. – Говоря это, он не отрываясь смотрел в ее глаза.
Жермена на мгновение потеряла дар речи. Молча наблюдала она, как Винсенте поднял бокал и допил вино, гипнотизируя ее пристальным взглядом своих бархатных черных глаз. Шум и суета вокруг стали неслышными, растаяли, исчезли. Остались только эти глаза… Это было жутковато, отдавало колдовством. Чары начали рассеиваться лишь тогда, когда мужчина поставил бокал на стол и сделал знак проходившему мимо официанту.
И все-таки еще некоторое время она оставалась под обаянием его взгляда. Винсенте что-то говорил, но девушка с трудом улавливала смысл его слов.
– Итак, сеньора Ромеро и Соледад сейчас находятся на вилле и пробудут там день-два. Пока не истекут оговоренные в завещании пять лет, они будут оставаться ее подлинными хозяйками. Учтите, и та и другая – настоящие леди и привыкли к определенным правилам поведения. Согласитесь, вдова дона Мануэля поступила благородно, сделав шаг навстречу женщине, которая… Ну, словом, она вправе ожидать, что вы окажетесь на высоте.
Жермену прямо-таки передернуло от подобной наглости. И этот тип, только что пытавшийся соблазнить ее, говорит о каких-то правилах поведения?
– Вы опасаетесь, что я, – почти не разжимая губ, проговорила она, – окажусь недостойна общества ваших, ваших клиенток?!
– Ну-ну, не надо так кипятиться, – поморщился тот, – Я понимаю, вы привыкли к несколько иному обществу. Но правила этикета, которых строго придерживаются люди благородного происхождения…
Так вот в чем заключались его полезные советы, задохнувшись от ярости, подумала она. Вслух же зловещим шепотом спросила:
– Вы имеете в виду, что нельзя брать рыбу с ножа, чавкать, и – самое главное! – сморкаться в скатерть? Тогда… можете оставить свои советы при себе! У меня был прекрасный учитель хороших манер, и он хорошо знаком вашим дамам. – Она с грохотом отодвинула стул, встала на ноги и, смерив собеседника уничтожающим взглядом, заявила: – Идите к черту со своими наставлениями. А я пошла искать Франсуа.
Не успела, однако, разъяренная девушка сделать и двух шагов, как почувствовала на своем плече крепкую мужскую руку.
– Именно от такого поведения я и пытаюсь вас предостеречь. Мне глубоко плевать, как вы ведете себя за столом, вы – бешеная кошка, – прорычал он низким, гортанным голосом. – Но к этим дамам вы должны относиться со всем уважением, которого они заслуживают. – Он с силой встряхнул ее руку, словно для того, чтобы она лучше запомнила его слова. В глазах его бушевало пламя. – И если в вашей хорошенькой головке осталась хотя бы капля здравого смысла, то вы последуете моему совету и примете предложение относительно акций и виллы. А потом уберетесь обратно во Францию, позабыв, что когда-то знали человека, имя которому Мануэль Ромеро!
– Во-первых, уберите свою руку. А во-вторых, приберегите свои советы для какой-нибудь… Карменситы, – холодно ответила Жермена. Внутри у нее все кипело от бешенства и разочарования. Она не ошибалась: Винсенте мог сколько угодно поддразнивать ее, намекать на то, что она ему нравится, что он хочет спать с ней, но… Как адвокат, он стремился наилучшим образом соблюсти интересы своих клиенток. И как только ему это удастся, он посадит облапошенных наследников на первый же паром и отправит на все четыре стороны. И, скорее всего, даже ручкой на прощание не помашет…

***

«Мерседес» резко затормозил, и проснувшийся от толчка Франсуа тут же прильнул к окну.
– Ну что, приехали? – невнятно, еще сквозь сон, спросил мальчик.
– Сейчас узнаем, мой хороший, – тихо ответила Жермена, опасливо разглядывая преградившие дорогу огромные ворота.
Тяжелые металлические створки медленно раскрылись, и машина двинулась по довольно крутому подъему. Стараясь не обнаруживать своего любопытства, девушка поглядывала по сторонам. Они миновали аллею, по бокам которой росли огромные деревья, потом крутой поворот, и впереди вдруг возникло высокое, уходящее в вечернее небо здание.
Солнце еще только склонялось к горизонту, и огромный дом из стекла, металла и пластика точно извергал потоки красновато-розового пламени, придавая окружающей картине фантастический вид. Честно говоря, Жермена ожидала увидеть нечто совсем иное, ведь Винсенте упорно именовал виллу замком. Впрочем, несмотря на обилие современных материалов, это творение и впрямь казалось средневековой башней, выстроенной для съемок исторического фильма. Уже не в первый раз за последние дни девушка подумала о том, что дон Мануэль был необыкновенным человеком. И к тому же весьма скрытным.
Не считая скупых реплик по поводу неудавшейся супружеской жизни, он редко говорил об Испании, а уж о том, что обзавелся виллой на острове, никогда и словом не обмолвился.
Конечно, будучи уже тяжело больным, он просил познакомить Франсуа с родиной его предков, но Жермена, обещая выполнить его желание, не сомневалась, что речь идет о кратковременных экскурсиях, во время которых они будут останавливаться в пансионатах или отелях. Теперь, со смешанным чувством восхищения и страха озирая владения дона Мануэля, она чувствовала себя несколько уязвленной таким проявлением недоверия с его стороны.
Впрочем, это было не совсем так: в последнем, посмертном письме Мануэля было кое что, относительно чего она, пожалуй, предпочла бы остаться в неведении… Умирающий писал, что кто-то из очень состоятельных и влиятельных акционеров ведет нечистую игру против собственников компании, компрометируя ее доброе имя на международном рынке и зарабатывая при этом на понижении курса акций. Будучи уже не в силах провести расследование, дон Ромеро поручил это ей, Жермене. А чтобы выяснить, откуда дует ветер, советовал посетить филиал в Испании.

***

Дверца лимузина распахнулась, и оклик Винсенте прервал ее мысли.
– Ну как, здорово? – На его красивом, хищном лице сияла озорная мальчишеская улыбка. – Замок, да и только!
– Действительно, прекрасный образчик современной архитектуры. – Жермена, не сдержавшись, съязвила: – Довольно-таки новый дом. Он совсем не похож на родовое гнездо.
В этот момент Франсуа стремительно, как шаровая молния, выскользнул из машины и устремился к мраморным ступенькам лестницы, ведущей к главному входу.
– Франсуа, подожди. – Девушка заторопилась следом, но настигла брата только наверху, как раз в то мгновение, когда стеклянная дверь распахнулась. Нагнувшись, чтобы подхватить мальчика, она так и застыла, увидев Соледад. Но та на них и не смотрела. Все ее внимание было сосредоточено на Винсенте.
Жермена выпрямилась, но тут ей вдруг пришло в голову, что такое обилие стекла может оказаться небезопасным для ребенка. Поэтому она опять нагнулась и взяла Франсуа за руку. Что оказалось, весьма кстати, потому что Винсенте не смог увидеть выражение, появившееся на ее лице при словах Соледад.
– Обидно, что тебе не удалось отвязаться от этой французской телки и ее отродья по дороге. Это избавило бы нас от многих хлопот и сохранило бы кучу денег. – И сводная сестра Франсуа громко расхохоталась.
Держа перед собой брата, как щит, Жермена не выдержала и заговорила по-испански:
– Добрый день, Соледад. Рада вас видеть. Надеюсь, я сказала это правильно? – добавила она уже на родном языке. – Видите, я уже начала изучать испанский по разговорнику. – Она была настолько взбешена, что даже не заметила быстрого сочувственного взгляда Винсенте, брошенного в ее сторону.

***

Следующие полчаса оказались для Жермены сущим адом. Не раз и не два ей приходилось сжимать зубы, чтобы сдержать вертевшиеся на языке комментарии, и, если бы не данное дону Мануэлю обещание, она бы просто развернулась и навсегда покинула этот дом.
Но сначала Соледад провела их в фойе, затем вниз по массивной мраморной лестнице, и наконец в помещение, которое, судя по всему, служило чем-то вроде официальной приемной. По дороге Винсенте вкратце объяснил, что они вошли в дом через служебный вход и сразу попали на верхний, четвертый этаж. Оттуда можно было спуститься на остальные три. Для тех, кто предпочитал экономить силы, в доме существовал лифт. На средних двух этажах находились спальни, а на нижнем – неофициальная приемная, столовая и кабинет. Там же располагались кухни, подсобные помещения и небольшая гостиная с выходом на широкую террасу и плавательный бассейн.
В этот момент он умолк, так как они вошли в комнату для приемов, где в черном кожаном кресле сидела маленькая ярко одетая женщина. При появлении гостей она встала и, откинув голову назад, застыла в настороженной позе – точно готовая к нападению кобра. Увидев сухое и неприятное выражение лица сеньоры Ромеро, Жермена почувствовала, что оправдываются ее наихудшие опасения.
Винсенте же, приблизившись к хозяйке, расцеловал ее в обе щеки, после чего предложил гостям подойти поближе и поочередно представил их. Через пять минут все уже сидели вокруг вдовы и обменивались обычными в таких случаях вежливыми фразами. Винсенте переводил. Но как… Боже, как он это делал!
Стандартные светские любезности он выстреливал одну за другой, но почему-то пропускал некоторые реплики хозяйки, брошенные вполголоса.
– Мальчик, пожалуй, действительно похож на Мануэля – у него те же грубоватые черты лица. И группа крови, надо полагать, совпадет, так что незачем тратить время на тесты. Что же касается дамы, то… – Тут она заколебалась и, повернув голову, впилась глазами буравчиками в Жермену. Затем, очевидно не желая оскорблять ничего не понимающую, но все же присутствующую при разговоре гостью, закончила: – Ладно, об этом позже. Мне нужно подумать.
Тут в гостиной появилась немолодая женщина с подносом в руках и предложила гостям по чашечке чая с пирожными. К счастью, маленький Франсуа во всеуслышание заявил, что очень хочет спать. Это явилось прекрасным предлогом для того, чтобы прекратить надоевшую Жермене комедию. Заставив себя вежливо улыбнуться, она извинилась и поднялась вслед за экономкой в отведанные им комнаты.
Стоя возле большого окна и глядя на темные уже небеса, девушка уныло вздохнула. Франсуа мирно посапывал в соседней комнатушке – судя по обилию зеркал, бывшей гардеробной. Но Жермена не могла уснуть, перебирая свои впечатления, словно четки.
– Ужин в девять, – бросил на прощание Винсенте, когда они с Франсуа выходили из гостиной.
Она автоматически кивнула, помышляя только о том, чтобы поскорее остаться одной. И только сейчас, наедине с собой, осознала всю сложность ситуации, в которую столь легкомысленно ввязалась.
Теперь Жермена могла признаться себе, что встречу с сеньорой Ромеро она представляла себе несколько иначе. Воображение рисовало ей женщину средних дет, высокомерную и консервативную. Ничего подобного! Перед ней предстала довольно привлекательная, хорошо сложенная миниатюрная брюнетка лет тридцати пяти – сорока пяти в яркой и модной одежде. Соледад была очень похожа на нее, но если в глазах дочери отражались все ее чувства, то мать, казалось, была вовсе лишена эмоций. Весь облик этой женщины: сдержанный, даже суровый, наводил на мысль о том, как опасна она может быть в гневе…
Зябко поежившись, Жермена отошла от окна и быстро пересекла комнату. Может быть, горячая ванна поможет ей расслабиться и взять себя в руки?
Через несколько минут, погрузившись в теплую воду с ароматной пеной, она неторопливо дрейфовала по волнам памяти.

***

Прошло восемь дней с того момента, как Винсенте и Соледад появились в ее павильончике и она впервые выступила в роли матери Франсуа. Сейчас, оглядываясь назад, Жермена понимала, что это было спонтанное решение, к которому ее, впрочем, вынудила бесцеремонность нежданных гостей. Однако затягивать эту игру было опасно. Франсуа уже дважды чуть не выдал ее, так что правда рано или поздно выплывет наружу – это только вопрос времени. Мысль о том, что семейство Ромеро намеревается взять под свою опеку ее брата, повергла Жермену в настоящую панику. Чушь! У них нет на это никаких прав. Она официальный опекун мальчика, такая же близкая его родственница, как и Соледад. К тому же воспитывает мальчика почти с рождения.
Скрывать от них истинное положение вещей, в общем-то, не так уж и необходимо. Пожалуй, она расскажет обо всем сегодня же вечером, после ужина. Придя к такому решению, Жермена вылезла из ванны, вытерла волосы и вернулась в спальню. Ей хотелось доказать Винсенте, что она вовсе не алчная пожирательница мужских сердец и состояний, а способная любить женщина и заботливая сестра.
Нигерия, экономка, уже распаковала ее чемодан. Девушка раскрыла дверцы шкафа. О боже! Увидев висевшую там одежду, она чуть не расплакалась. Накануне отъезда из Франции она прошлась по магазинам, чтобы купить тряпки, соответствующие роли, которую взялась играть. Но сейчас, глядя на них, поняла, что никого и ни в чем не сможет убедить, щеголяя в таких нарядах. Даже если она выложит всю правду относительно Франсуа, то все равно останется для всех юной охотницей на мужчин.
Вытащив ярко-желтое платье из искусственного шелка, она с тоской вспомнила оставленные дома наряды. Что ж, ты пала жертвой собственной хитрости, сказала себе девушка. Пять минут спустя, увидев свое отражение в высоком, во весь рост зеркале, Жермена горестно усмехнулась. Узкое платье со шнуровкой и глубоким вырезом на груди едва доходило до середины бедра. Если у тебя длинные ноги, не заходи в отделы, где продаются стандартные мини-юбки, в отчаянии напомнила она себе. Девушка попробовала оттянуть подол книзу в тщетной надежде удлинить платье, но вскоре оставила эти безуспешные попытки.
Затем настала очередь косметики, к которой она всегда относилась с осторожностью. Немного пудры – так, чтобы не испортить естественный золотистый цвет кожи, чуть больше внимания глазам и ресницам; несколько мазков помады, чтобы подчеркнуть полные, чувственные губы, – и она почти готова.
Расчесав свои каштановые кудри, она скрепила их за ушами двумя позолоченными гребнями, затем натянула золотистые туфли-лодочки, предварительно побрызгав под коленками любимыми духами. Можно идти? Стараясь не вилять бедрами, она направилась к двери…
В этот момент кто-то постучал. Повернув ручку, Жермена открыла дверь и застыла на месте.

***

– Вы меня ждали, не так ли? – Винсенте развязно облокотился о дверной косяк. – Я польщен.
Она молчала, не в силах произнести ни слова. То, что этот мужчина хорош собой, она уже имела возможность заметить. Но в белом костюме он выглядел просто ошеломляюще.
– Язык проглотили? – лениво растягивая слова, полюбопытствовал он с нескрываемым удовольствием оглядывая ее смелый наряд.
Винсенте быстро шагнул вперед, сжал девушку в объятиях и прильнул к ее устам с такой страстью, что она безвольно повисла у него на руках и ответила на поцелуй, вся трепеща от неведомых ранее ощущений. Соски ее, прижатые к твердой мужской груди, сладко ныли.
Оторвавшись наконец от ее губ, он, тяжело дыша, изумленно посмотрел на Жермену.
– Боже мой! – пробормотал он. – Теперь я понимаю дона Ромеро. Ради этого можно забыть обо всем… Лично мне ничего подобного переживать не приходилось.
– Дон Мануэль… – начала девушка, намереваясь объяснить все – вплоть до своего наряда, но Винсенте не дал ей такого шанса.
– Ни слова больше! – запальчиво вскрикнул он, вновь прижимая ее к себе. – Никогда не произносите это имя, когда вы в объятиях Винсенте Перейры. Никакого дона Мануэля больше нет! – прорычал он и вновь впился в ее рот. Однако этот поцелуй был совсем другим: грубым и хищным.
Чувствуя, что окончательно теряет власть над собой. Жермена уперлась ладонями в его широкую грудь.
– Вы мне приказываете?
– Хотел бы я иметь на это право! – почти простонал он, отпуская ее. – Простите меня, Жермена… Но ведь есть между нами что-то такое… Вы же видите, от одного прикосновения друг к другу нас словно охватывает пламя. Это сильнее нашей воли…
Жермена понимала, что он прав.
– Но вы же ничего не знаете… – Она снова сделала робкую попытку открыться, и вновь Винсенте пресек ее в самом начале.
– И не хочу знать! – отчеканил он, все еще задыхаясь. – Знаю только, что хочу вас. Я богат, Жермена, и могу дать вам все, что вы только пожелаете. От вас же мне нужно одно: ваше согласие. Ну? Вы согласны?
Все еще одурманенная его поцелуями, она все же нашла в себе силы отрицательно покачать головой.
Вот оно, искушение Селестины. Задумчивое лицо матери, ее все понимающие, немного грустные глаза встали перед мысленным взором девушки. Разве для этого ты приехала сюда, Жермена? – словно спрашивали они.
– Подождите… Послушайте… – Он схватил ее за плечи. – Я ведь не прошу всей вашей жизни. Станьте моей… на несколько недель, лучше месяцев – пока это безумие не угаснет само собой. Забудьте об этом проклятом завещании. Нельзя смешивать прозу жизни с любовью!
Точно ушат ледяной воды вылился на обнаженные плечи Жермены. Полными негодования глазами она смотрела на Винсенте, чувствуя, как биение ее сердца замедляется, а место одурманивающей страсти занимает холодная ярость.
– Убирайтесь, – сказала она, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать.
Но он уже не мог остановиться:
– Прошу вас, поверьте мне. Я говорю совершенно искренне. Я позабочусь и о вас, и о ребенке. Давайте уедем… завтра. Нет, сейчас! У меня есть дом в нескольких милях отсюда. Стоит вам захотеть – и он ваш. Только позвольте… позвольте быть с вами.
Жермена сделала шаг назад и резким движением сбросила его руки с плеч.
– Убирайтесь, или я закричу! – процедила она сквозь стиснутые зубы.
Теперь ей все стало ясно: «Мы завтра же уедем», так он сказал. Что ж, это очень понравится семейству Ромеро. Франсуа, разумеется, уедет вместе с ними. Таким образом, условие, оговоренное наследницами, не будет выполнено, и мальчик лишится своих законных прав на замок. Похоже, этот сладкоголосый Дон Жуан считает ее полной идиоткой!
Винсенте стоял, озадаченно глядя на разъяренную девушку.
– Н-не понимаю, – растерянно пробормотал он. – Только что вы буквально таяли в моих объятиях, а теперь поднимаете крик… Хотя я предлагаю лишь то, чего вы безумно хотите сами. – Он снова сделал шаг к ней, но Жермена отпрянула.
– А что, если вы просто не в моем вкусе, сеньор Перейра? – В ее голосе прозвучала откровенная издевка. – Уходите сию минуту. Мне нужно еще поправить макияж и зайти к Франсуа. Надеюсь, вы его не разбудили…
Послушно отступив, Винсенте задумчиво произнес:
– Нет, эта загадка мне не по зубам. Вы красивая, неглупая женщина, которая прекрасно представляет себе, с какой стороны у бутерброда масло. Но… – Он сокрушенно пожал своими широкими плечами. – Что-то тут не сходится. К сожалению, у нас постоянно нет времени для… обстоятельного разговора. Я буду в коридоре. Вообще-то я пришел, чтобы показать, как пройти в столовую. Жду вас. – С этими словами он вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.
Чтобы хоть немного прийти в себя, Жермена несколько раз вздохнула и так же торопливо выдохнула. Ему не откажешь в проницательности: со стороны ее поведение действительно казалось непоследовательным и даже подозрительным. Именно поэтому нужно немедленно все объяснить. Как только они останутся наедине для… обстоятельного разговора (тут Жермена невольно усмехнулась), она непременно это сделает. Девушка улыбнулась, быстро привела в порядок волосы, подкрасила губы и, убедившись, что Франсуа спокойно спит, вышла в коридор.
Винсенте спокойно ждал, прислонившись к стене.
– Поразительно! А я-то считал, что застряну здесь на добрых десять, а то и пятнадцать минут. Не потому, что ваш внешний вид и вправду так сильно пострадал, а потому что нет на свете такой женщины, которая отказала бы себе в удовольствии заставить томиться ожиданием влюбленного в нее мужчину…
– Видимо, вы имели дело с самыми обыкновенными копушами! – на ходу огрызнулась Жермена.
Напоминание о других женщинах еще больше раззадорило ее. Она попыталась было проскользнуть мимо, но Винсенте поймал ее за руку и, отделившись от стены, уперся внимательным взглядом в лицо девушки.
– Да, такой, как вы, я еще не встречал, – произнес он с расстановкой, после чего мягко, но решительно повернул гостью в нужном направлении. – Идемте же. Хозяйка не любит, когда ее заставляют ждать.

***

Усаживаясь на предупредительно придвинутый Винсенте стул и с интересом оглядываясь по сторонам, Жермена подумала, что роскошная столовая производит весьма странное впечатление. За ее широкой стеклянной стеной находился большой внутренний дворик – патио. Его заливал призрачный свет мощных фонарей, делавший окружающую темноту еще более непроницаемой. Днем там, по-видимому, было довольно мило, но сейчас Жермена могла различить лишь плетеную мебель и несколько кактусов в кадках.
В столовой же стоял огромный стол из черного мрамора в окружении одиннадцати стульев. Возле одной из стен возвышалась огромная, метра три в высоту, современная скульптура. Две другие стены украшали картины в стиле Сальвадора Дали, очевидно, подлинники.
Над головой висели необычной формы лампы из темного отекла, которые освещали скорее потолок, нежели помещение. Стол же и блюда на нем были в более выигрышном положении, – благодаря какому-то хитроумному сооружению из проволоки и нержавеющей стали на нем горели двенадцать свечей из черного воска.
В этой театральной декорации сумрачно выглядели и сами обитатели замка. Первой с Жерменой заговорила сидящая во главе стола хозяйка:
– А мы уже решили, что вы уехали. – Жермена вздрогнула – эту фразу сеньора Ромеро произнесла на чистом французском языке. – Вы говорите по-французски…
Она бросила беглый взгляд в сторону Винсенте, который тут же сделал безразличное лицо. «Я буду выполнять обязанности переводчика», вспомнила Жермена. Лжец! Она едва не выпалила это слово вслух, но удержалась – сейчас не время.
– Кстати, разрешите вам представить, – хозяйка указала на невысокого полного мужчину, сидящего по левую руку от нее, – сеньор Диего Перейра, отец Винсенте. – Она улыбнулась своими бледными бескровными губами. – Ну, а с Соледад вы уже, кажется, знакомы.
Она перевела свой тусклый, ничего не выражающий взгляд на дочь.
Жермена явственно ощутила, как вздрогнула лежавшая на спинке стула рука Винсенте. Впрочем, он тут же придвинул к себе соседний и с деланной непринужденностью опустился на сиденье.
– Не ждал, что ты появишься так скоро, отец. – Он говорил так, словно между ними существовало что-то такое, о чем не должны были знать окружающие.
– Винсенте, милый, давай перейдем на французский, – предложила сеньора Ромеро. – Хотя бы ради нашей гостьи.
Все уселись за стол. Блюда были превосходно приготовлены, но сознание того, что присутствующие считают ее содержанкой покойного мужа хозяйки, при этом восхищаясь своей терпимостью, отбило у Жермены всякий аппетит. К тому же она боялась выдать свое знание испанского.
Бомба взорвалась после десерта – довольно аппетитной смеси из орехов, клубники, сливок и разных сортов мороженого.
– Ну а теперь, Жермена, – сладким голосом сказала хозяйка, откладывая в сторону ложечку, – давайте наконец познакомимся. Кто же вы на самом деле? Только не говорите, что вы – любовница моего покойного супруга. Я не настолько глупа, чтобы поверить в подобную чушь.
Девушка вздрогнула, но тут же подняла голову и мужественно встретила бесстрастный взгляд сеньоры Ромеро. Значит, они все знают? Но – откуда?
– Ради бога, дорогая. – Перейра-старший болезненно поморщился. – Нет никакой нужды вводить в смущение госпожу Руо. Обстоятельства дела нам всем хорошо известны. – Он послал девушке лучезарную улыбку, но в его глазах светилась неприкрытая издевка.
Хозяйка метнула в сторону Винсенте раздраженный взгляд и перешла на испанский:
– Что ж, Винсенте… Если бы ты меньше предавался размышлениям о былом величии Испании и больше занимался изучением жизни и людей, то этой смазливой крошке не удалось бы так легко тебя одурачить. И ты, Соледад, ничуть не лучше! Эта девочка обвела вокруг пальца вас обоих. Любовница моего покойного мужа, слава богу, была моей ровесницей. – И, повернувшись, она положила ладонь на руку Перейры-старшего. – Я тебя предупреждала, Диего! Тебе следовало самому поехать во Францию, а не посылать туда Винсенте.
Тот мрачно воззрился на сына.
– Ты, разумеется, удостоверил личность этой женщины, не так ли?
Тот замялся, и в разговор вступила Соледад.
– Да она это, она!
Тут же последовал оживленный обмен мнениями с активным использованием местных идиом. Жермене было бы, пожалуй, даже забавно слушать это с точки зрения практики в разговорном испанском, но речь-то шла о ней самой. Соледад и Винсенте, впрочем, досталось даже больше. Наконец наступила тишина, и на нее уставились четыре пары глаз.
Смотрели по-разному. Соледад – изумленно. Ее мать – торжествующе. Взгляд старшего Перейры был спокойным и изучающим. Глядя на него, Жермена удивленно отметила, как они не похожи с сыном. Винсенте был высоким, стройным и мускулистым, рост же Диего едва ли достигал метра шестидесяти пяти. У него было круглое лицо, большой нос, маленькие глаза и явный избыток веса. Возможно, сын пошел в мать, предположила она, возвращаясь взглядом к Перейре-младшему.
– Вам задан вопрос, госпожа Руо, – процедил тот сквозь зубы, глядя на нее пылающими от бешенства глазами. – Будьте любезны на него ответить.
– Какой вопрос вы имеете в виду? – довольно глупо спросила Жермена, пытаясь выиграть время. – Вы говорили все одновременно и по-испански. – Она пожала плечами. – Я не поняла ни слова.
– Вопрос звучит так: кто вы на самом деле, Жермена Руо?
Отодвинув стул, она медленно поднялась на ноги. Что им известно? И до какой степени она могла открыть карты, не подвергая себя и Франсуа слишком большой опасности?
Тут Винсенте, видимо решив, что она собирается покинуть поле боя, тоже вскочил и положил свою тяжелую руку ей на плечо.
– Ну, нет! Вам так просто не улизнуть. Никому еще не удавалось сделать из меня дурака, а потом преспокойно скрыться! Кто вы такая, черт возьми? – разъяренно ревел он, не обращая внимания на кислые физиономии дам. – Отвечайте! Вам придется ответить на этот вопрос: не мне, так полиции!
– Полиции?! – поразилась Жермена.
– Именно так. Попытка выдать себя за другого человека – уголовное преступление. – Глаза Винсенте стали жесткими, черными как агат и такими же холодными.
– Ах да… Вы же юрист. – Она попыталась вызывающе улыбнуться, но он с такой силой сжал ее плечо, что ей стало больно.
– Позволь, однако, ей сказать, – раздался недовольный голос Перейры-старшего, и Винсенте, сообразив наконец, что они не одни, разжал пальцы.
Итак, наступил момент признания. Во всяком случае, частичного. Жермена глубоко вздохнула, взялась обеими руками за спинку стула, с которого только что встала, и сказала, обращаясь к сеньоре Ромеро:
– Простите, но я и есть Жермена Руо. Та самая, которая упоминается в завещании вашего покойного мужа. Дон Мануэль поручил своего сына Франсуа моей опеке, и оформление произведено в строгом соответствии с законом. Но вы правы… Я никогда не была любовницей дона Ромеро. Ею была моя мать. Она умерла три года назад.
– Мальчик называет свою опекуншу «Ма», осклабился Винсенте. – Похоже, дона Мануэля хватило и на мать, и на дочь.
Даже не успев осознать, что она делает, девушка развернулась и с размаху влепила наглецу пощечину. Несмотря на ее внешнюю хрупкость, сила удара была такова, что голова Винсенте мотнулась назад и он едва устоял на ногах. Возмущенный рокот голосов отметил очередное преступное деяние Жермены, но ей уже было глубоко наплевать на то, что о ней подумают. Чаша ее терпения переполнилась!
Пока Винсенте приходил в себя, она выскочила за дверь и со всех ног помчалась в свою спальню. Закрыв замок, девушка попыталась отдышаться, прислушиваясь, не гонятся ли за ней с кинжалами в руках. Однако, представив себе в этой роли сеньора Диего Перейру, чуть не расхохоталась… Нет, убить ее они не посмеют. А отнять Франсуа не имеют права. К тому же у нее в руках есть нечто, что представляет гораздо большую ценность для сеньоры Ромеро и ее дочери: акции компании. Возможно, еще не все потеряно! Жермена с облегчением опустилась на постель, чье черное, причудливо изогнутое изголовье с позолоченными остроконечными набалдашниками тоже было выдержано в мрачном стиле. Засыпая, она успела подумать, что в этом доме ей все не нравится. Что же касается его обитателей…
Спала она настолько крепко, что не слышала, как кто-то тихонько стучит в ее дверь и низкий гортанный голос со все возрастающей страстью и отчаянием зовет ее по имени…

***

– Ма, проснись! Да проснись же!
Застонав, Жермена перехватила маленькую ручонку, колотившую ее по груди.
– Осторожно, Франсуа, мне больно!
Заставив себя открыть глаза, она увидела весело улыбавшееся лицо брата. Его черные волосы были растрепаны, верхняя часть пижамы куда-то делась, остались только штанишки с изображением Микки Мауса. Франсуа сидел на ней верхом, упираясь руками в грудь. Его радостная физиономия находилась всего в нескольких сантиметрах от ее глаз.
– Ура! Ты проснулась! Ты должна увидеть сама. Пойдем, быстрее! – Его возбуждение просто заряжало бодростью.
– Что я должна увидеть? – переспросила Жермена, быстро встав с постели и поставив мальчика на пол.
– Море и утесы, Ма! Я никогда не видел таких громадных утесов. А еще – плавательный бассейн и солнце.
– Отлично, отлично, сейчас пойдем, – согласилась она, сладко зевая и потягиваясь.
Франсуа тут же отбежал к окну, где он, видимо, стоял раньше, и прижался носом к стеклу. Жермена, улыбаясь, подошла, положила руку на худенькое плечико и стала рядом. Поглядев наружу, она и сама едва не вскрикнула от восхищения. Франсуа был прав – при свете дня вид, открывающийся отсюда, поражал своим почти сказочным великолепием.
У горизонта чистое, без единого облачка небо сливалось с прозрачной голубизной моря. Ближе к берегу вода была зеленовато-голубой и такой прозрачной, что на дне ясно виднелись темные камни и заросли водорослей. Вилла, судя по всему, располагалась на крутом склоне одной из прибрежных скал. Посмотрев прямо вниз, Жермена увидела патио и плавательный бассейн с прозрачной желтовато-зеленой водой, сверкавшей под яркими лучами утреннего солнца. Дальше, на протяжении примерно пятисот метров, склон широкими террасами, следующими одна за другой, спускался к воде.
Смерив взглядом расстояние до плещущихся далеко внизу волн, Жермена решила, что упасть отсюда было бы весьма неприятно, и ей опять пришла в голову вчерашняя мысль: планировка виллы явно не учитывала возможность присутствия маленьких детей. Пока они здесь, за братом нужен глаз да глаз. Ступени ведущей к морю лестницы были слишком широкими и крутыми для ребенка, предохранительные же ограждения отсутствовали. Но маленький горожанин Франсуа, как оказалось, и не помышлял ни о чем подобном.
– Можно в бассейн, Ма? – Он настойчиво подергал ее за край коротенькой сорочки.
– Конечно, милый. Сейчас умоемся и пойдем.
– Но зачем? Умоюсь в бассейне!
Вместо ответа сестра просто схватила его в охапку и потащила в ванную.

***

Спустя десять минут Франсуа в плавках и тенниске уже нетерпеливо прыгал возле двери.
Жермена, натягивая поверх белого купальника свободный и длинный, до колен, трикотажный хлопковый свитер, бросила тоскливый взгляд на свои лежавшие на туалетном столике часы. Семь утра. Ничего, с надеждой подумала она. Переплыву разок-другой бассейн и проснусь окончательно. А там, глядишь, удастся привести в порядок и свои растрепанные со вчерашнего вечера мысли.
Прижав палец к губам, она красноречиво посмотрела на Франсуа и тихонько отворила дверь. Жермена сильно сомневалась, что в эту раннюю пору кто-либо, кроме них, успел проснуться.
Но выяснилось, что она ошибалась. Сойдя по лестнице вниз, они вначале открыли дверь, за которой, по всей видимости, располагался кабинет. Следующей комнатой оказалась кухня, где за столом сидели Николас и Китерия, с явным удовольствием отхлебывая из больших чашек утренний кофе.
– Доброе утро, сеньора! Почему вы не позвонили? – Экономка, не ожидавшая появления гостей в столь ранний час, тут же вскочила на ноги. – Я бы принесла вам кофе и завтрак – это входит в мои обязанности.
Однако, вспомнив, что гостья не говорит по-испански, простодушная женщина смутилась и умолкла.
Но Жермена, спросонья забыв о конспирации, поспешила успокоить Китерию на ее родном языке.
– Не беспокойтесь, все в полном порядке. Мы хотим искупаться. Если можно – кофе и сок, пожалуйста.
Безмерное удивление, отразившееся на лице экономки, указало ей на оплошность.
– Конечно, сеньорита. Одну минуту.
Некоторое время Жермена лихорадочно раздумывала, не предупредить ли ей эту женщину, что она хочет сохранить свои лингвистические познания в секрете, но потом отказалась от этой идеи. Кто знает, какие отношения связывают Николаса и Китерию с их хозяевами. Поэтому она просто взяла поданную ей чашечку, быстро выпила кофе, подождала, пока Франсуа допьет свой сок, и, поблагодарив семейную чету кивком головы и улыбкой, вместе с братом прошла в патио.

***

Снаружи было тепло, однако воздух еще сохранял утреннюю свежесть.
После вчерашнего перелета, автомобильного путешествия и столь неожиданно закончившегося ужина девушка чувствовала себя так, будто уже много лет томилась в подземелье. Однако здесь, на открытом воздухе, наполненном рокотом волн, далеко внизу разбивавшихся о камни, к ней вернулось ощущение свободы.
Крепко держа Франсуа за руку, Жермена направилась к бассейну. Там она быстро сняла с него тенниску, освободилась от своего платья-свитера и, осторожно подойдя к бортику, сказала:
– Теперь сиди здесь и не двигайся. Сейчас я вернусь и спущу тебя в воду. Обещаешь?
– Но почему, Ma?
– Потому, что здесь нет никакой разметки, и я должна выяснить, где для тебя безопаснее.
– Но я умею плавать!
– Не спорь. – Она положила полотенце на шезлонг и строго добавила: – Жди!
Быстрый осмотр подтвердил ее опасения: в бассейне не оказалось участка, достаточно мелкого, чтобы Франсуа мог там стоять. Выбравшись на бортик, она отвела мальчика к более мелкой части бассейна. Глубина там была около метра тридцати, до дна он все равно не доставал, но все же находился в относительно большей безопасности.
Десять минут спустя Жермена, стоя по грудь в воде, убрала со лба слипшиеся от воды волосы, подхватила брата под мышки и, поднимая тучи брызг, закружила его вокруг себя.
– Ну как, хватит? – смеялась она.
Хотя Франсуа действительно неплохо плавал, – Жермена сама учила его держаться на воде, – переутомляться ребенку его возраста, конечно, не следовало.
– Посиди-ка на бортике и отдохни. – Она посадила малыша так, чтобы он мог болтать ногами в воде, и, рывком выбравшись из бассейна, села рядом.
– Ну что, хотел бы ты здесь пожить? – спросила Жермена, вытирая полотенцем его черные кудрявые волосы.
– Ответ на такой вопрос может быть только один, – раздался вдруг знакомый рокочущий голос.
От неожиданности Жермена рухнула обратно в воду, и последовавший взрыв хохота ничуть не улучшил ее настроения.
Франсуа, вскочив на ноги, обежал бассейн и быстро засеменил к лестнице, где на верхней ступеньке стоял Перейра-младший.
– Вин! Ты видел, как я плавал? Видел?
– Конечно! Плаваешь ты просто замечательно. И мама твоя тоже.
– Не мама, мсье! Жермена – моя сестра.
Девушка не слышала этого обмена репликами: она была слишком занята тем, чтобы выбраться из бассейна, не утопив при этом полотенца. И чего он встал ни свет ни заря, бурчала она, не смея взглянуть в сторону лестницы. Должно быть, ходил на море.
Бросив полотенце на шезлонг – толку от него теперь было немного, она, чуть наклонившись, начала выжимать волосы руками, искоса наблюдая за своим мучителем.
Момент для этого был удобный: присев на корточки, тот беседовал с Франсуа и не обращал на нее никакого внимания. На нем были черные шорты и резиновые шлепанцы. Глядя на его длинные загорелые ноги и широкую спину, Жермена почувствовала, как внутри у нее что-то сладко сжалось, и с трудом подавила желание провести ладонью по рельефным мышцам этого красивого тела.
В этот момент Винсенте поднял голову:
– Доброе утро, Жермена. Великолепно выглядите. – Он выпрямился и окинул ее откровенно оценивающим взглядом.
Она почувствовала, что краснеет. Купальник вдруг показался ей слишком маленьким и тесным.
– Доброе утро, и – до свидания, – коротко ответила она и повернулась к брату. – Пойдем, Франсуа. Время завтракать.
– Но, Ма! Мы с Вином собирались поплавать.
Крепко сжав руку мальчика, Жермена заставила себя посмотреть на Винсенте.
– Нам действительно пора, – сказала она сдавленным голосом. – Может быть, попозже…
Глядя в ее пунцовое от смущения лицо, он ехидно ухмыльнулся:
– Конечно, Жермена. Или мне следует называть вас «Ма», как Франсуа? Кстати, откуда взялась эта милая кличка?
Чувствовалось, что он еще не совсем остыл после вчерашнего: не такой человек Винсенте Перейра, чтобы вот так сразу простить ей то глупое положение, в которое она его поставила, выдав себя за любовницу Ромеро.
– Дон Мануэль называл меня «мадемуазель». Разумеется, в шутку, – сухо пояснила Жермена. Она и впрямь чувствовала себя не в своей тарелке: неприятно быть уличенной во лжи.
– А вы, оказывается, способны краснеть, – все с той же язвительной улыбкой продолжал Винсенте. – Маленькая лгунья.
– Можете думать все, что вам угодно! – отрезала она. – Я же не виновата, что вы не потрудились как следует ознакомиться с обстоятельствами дела.
– Послушайте, вы… – сердито начал он, и девушка инстинктивно сделала шаг назад. Однако в это мгновение раздался тоненький голосок Франсуа:
– Ма, ты что, собралась драться с Вином? Но ведь он такой большой и сильный. Совсем как тот рыцарь Дон Кихот, про которого он нам рассказывал.
Жермена вытаращила глаза, а Винсенте громко расхохотался.
– Браво, мальчуган. – Однако в его раскатистом смехе звучали уважительные нотки. – Только два дня на родной земле, а уже запомнил имя самого великого испанца. А как звали второго?
– Санчо… Санчо Панчо.
– Не Панчо, а Панса, малыш. Он был маленький, но очень умный. Совсем как ты. Хочешь быть моим Санчо Пансой, Франсуа?
Жермена увидела, как просияло лицо брата.
– Конечно, хочу. А что для этого надо делать?
– Я расскажу тебе об этом немного позже. А пока, – Винсенте, приняв торжественный вид, опустил свою тяжелую ладонь на плечо Франсуа, – ступай к столу, мой верный оруженосец Санчо Панса. Никогда не упускай случая подкрепиться. Ведь впереди нас ожидают необыкновенные подвиги.
Девушка не поверила своим глазам, когда Франсуа, в которого вечно приходилось впихивать еду, послушно направился к дому, крикнув через плечо:
– Увидимся позже, шеф! Сейчас я хочу есть.
За ее спиной раздался громкий всплеск. Судя по всему, Винсенте решил немного охладиться.

***

Проходя мимо кухни, они столкнулись с сеньорой Ромеро.
– Завтрак в девять, в патио, – сказала та вместо приветствия, с неодобрением глядя на их скудные одеяния. – Вы вполне успеете переодеться.
– Конечно, – торопливо ответила Жермена и, таща за собой брата, устремилась к лестнице. По дороге она решила, что жизнь под этой крышей может оказаться для нее непосильным испытанием. Пожалуй, она не выдержит и двух недель, не говоря уже о двух месяцах.
К моменту окончания завтрака она сократила этот срок до двух дней, с надеждой вспоминая слова Винсенте о том, что хозяйка и ее дочь скоро собираются уезжать.
Вдова и Перейра-старший сидели рядом и все время перешептывались. Соледад так и не появилась, а Винсенте ел с большим аппетитом, наблюдая за каждым движением Жермены. У девушки кусок не лез в горло. Один только Франсуа, казалось, совершенно не чувствовал повисшего в воздухе напряжения и, очевидно подражая Санчо Пансе, быстро уничтожал поданные ему кукурузные хлопья и яичницу. Покончив с завтраком, он объявил, что наелся до отвала, и спросил, чем они займутся дальше. Жермена едва удержалась, чтобы не ответить: «Будем собирать чемоданы».
Когда сеньора Ромеро безапелляционным тоном сказала, что через пятнадцать минут ждет Жермену у себя в кабинете, девушка восприняла это даже с некоторым облегчением. Сейчас все решится, подумала она. Вот только как быть с Франсуа? Эта вилла – не самое безопасное место для ребенка. Кроме того, она вовсе не собиралась позволять кому-либо вмешиваться в их семейные дела.
– Я могу присмотреть за малышом, – с готовностью вызвался Винсенте. – Он славный парень. Думаю, что у нас найдется подходящая тема для разговора.
Жермена по-прежнему избегала смотреть в его сторону, но сейчас ей пришлось это сделать. Он не отвел глаз.
– Когда дело касается Франсуа, вы можете быть совершенно спокойны, – сказал он. – Я буду заботиться о нем… как старший брат.
– Очень благородно с вашей стороны, – с иронией ответила она, но, вставая, подумала: хотела бы я знать, кто позаботится обо мне?
– Значит, через пятнадцать минут? – Теперь она обращалась к хозяйке дома. – Но мне нужно срочно кое с кем переговорить. Не возражаете, если я воспользуюсь телефоном?
Та с явной неохотой кивнула.
Увидев, как все трое обменялись вопросительно-недовольными взглядами, Жермена едва не расхохоталась. Пусть себе! Теперь игра идет в открытую, и она имеет право вести свои дела так, как считает нужным.
Напомнив Франсуа, чтобы он вел себя прилично, девушка направилась к себе в комнату.
Она уже решила, что не в состоянии полностью выполнить условия наследников. Привозить сюда мальчика каждое лето, а потом следить за каждым его шагом, чтобы он не упал с каменной лестницы, не свалился с какого-нибудь утеса и не утонул в бассейне… Все это слишком напоминало перспективу ежегодного отпуска в преисподней! Тем более что вилла ей не понравилась, а в деньгах они не нуждались. Она выполнит обещание, данное дону Мануэлю, и будет регулярно привозить мальчика в Испанию, чтобы он узнал страну и живущих в ней людей. Но останавливаться они будут в каком-нибудь отеле в Мадриде или Барселоне. Ведь дон Ромеро сам говорил, что большую часть времени проводил в своем особняке, расположенном в городе.
Спустя десять минут, когда Жермена положила на рычажки трубку телефона, на лице ее читалось безмерное удивление.
Издали доносился звонкий смех Франсуа, которому вторил раскатистый хохот Винсенте, и на секунду у нее возникло желание к ним присоединиться. Отвлечься ей сейчас совсем не мешало бы: новости, которые сообщил один из лондонских коллег, были более чем странными. Однако пятнадцать минут истекали, и, не переставая хмуриться, она направилась в кабинет.
Сеньора Ромеро уже ждала, сидя на стуле с высокой спинкой за большим черным столом. Рядом с ней стоял сеньор Перейра-старший. Жермене вдруг пришло в голову, что тот, кто проектировал этот дом, был, по всей видимости, помешан на черном цвете.
Двое против одного. Такое соотношение сил едва ли можно было назвать справедливым, однако Жермена послушно села в указанное хозяйкой кресло, обитое, как и следовало ожидать, черной кожей.
– Госпожа Руо, вы, конечно, понимаете всю деликатность сложившейся ситуации, – начал сеньор Перейра. По-французски он говорил медленно, но довольно правильно. – Как вам уже сообщил Винсенте, моя фирма занимается имущественными делами покойного дона Мануэля. Вам также известно, что этот дом завещан вашему сводному брату на определенных условиях. Считаю необходимым ознакомить вас и с моей точкой зрения на это дело. Я ни в коей мере не согласен с решением покойного оставить виллу мальчику и, если вы позволите, хотел бы объяснить, почему.
– Продолжайте, пожалуйста, – холодно предложила девушка, с грустью спрашивая себя, мог ли предполагать дон Мануэль, насколько вероломным окажется его адвокат и друг.
– Надеюсь, вы достаточно благоразумны, чтобы вести откровенный разговор, – вкрадчиво произнес Перейра-старший, по всей видимости решив сделать Жермене комплимент, прежде чем перейти к сути дела. – О покойниках не принято говорить ничего, кроме хорошего, но… У меня сложилось впечатление, что старина Мануэль завещал виллу сыну исключительно назло остальным членам семьи.
Жермена напряглась, приподнявшись в кресле. Тому дону Ромеро, которого она знала, были совершенно чужды такие чувства, как злоба и мстительность.
– Простите, – негодующе оборвала она собеседника. – Я…
– Нет, прежде позвольте мне закончить. Когда-то на этом месте стоял небольшой ветхий домишко, который не идет ни в какое сравнение с этим прекрасным архитектурным сооружением. Теперешняя вилла – это творение сеньоры Ромеро, ее любимое детище, если хотите. Я думаю, вы можете себе представить, насколько грустно ей было бы расстаться с этим домом. Формально виллой владел ее покойный муж, он, в частности, оплатил перестройку. Однако Мануэль так и не оценил изящество и стиль этого строения, да и был-то здесь всего один раз.
Жермена ожидала чего-то подобного. У виллы и ее хозяйки, несомненно, было что-то общее: те же резкие линии, острые углы и полная стерильность. Поэтому девушка испытала даже некоторое облегчение, узнав, что возлюбленный ее матери никогда не считал это место своим домом.
– Он изменил завещание три с половиной года назад и только потому, что его жена, как истинная католичка, отказалась дать ему развод. Теперь же мы рассчитываем на ваше благоразумие. Сеньора Ромеро очень любит это место и готова заплатить значительную сумму денег, чтобы остаться его единоличной владелицей.
– С ее стороны это весьма великодушно, – с еле заметной насмешкой в голосе протянула девушка.
– Да, она готова пойти на это, – с самым серьезным видом кивнул головой Перейра. Затем он назвал цифру, которая выглядела просто смешно по отношению к недвижимости в таком райском уголке. – Разумеется, никто не будет настаивать на буквальном выполнении условий, обозначенных в завещании. Мы все быстро оформим, и мальчику не придется оставаться здесь на два месяца ни в этом году, ни в будущем.
– Но я уже обещала Франсуа каникулы в Испании, – возразила Жермена. – Он очень расстроится…
Хозяйка и бровью не повела, но Перейра вдруг засуетился.
– Что вы! Что вы! Вы меня неправильно поняли. Никто, – он искоса посмотрел на бесстрастное лицо вдовы, – не гонит вас из замка. Можете оставаться здесь столько, сколько сочтете нужным.
Но судьба родового гнезда Ромеро уже мало интересовала Жермену. Она приняла решение еще вчера, но не торопилась сообщать о нем. Поторговавшись скорее для вида и тем не менее добившись небольших уступок, девушка изъявила свое согласие.
Алчный блеск в глазах ее собеседников подтвердил, что ей удалось усыпить их бдительность. Это явствовало и из реплики, брошенной сеньорой Ромеро по-испански:
– Я же говорила тебе, Диего, – она просто дура. Ни черта не смыслит в делах. Никак не могу понять, почему Винсенте не смог уладить все прямо в Париже: и с виллой, и с акциями. Тогда бы наши «милые родственники» не торчали здесь столько времени.
– Правда, правда. Но ты же знаешь Вина. Похоже, для него важнее всего затащить ее в постель.
Жермене удалось замаскировать невольную улыбку под подавленный зевок. Ответ Перейры-старшего свидетельствовал о том, что он не заблуждается относительно деловых качеств своего сына.
– Если вы не возражаете, – виновато сказала она, – я бы хотела выпить чашечку кофе. Знаете, эта акклиматизация… Я чувствую себя такой вялой.
– Но есть еще один вопрос, который мы хотели бы с вами обсудить, – снова засуетился Перейра. – Ваши акции.
– О, ради бога… Разве мы не можем поговорить об этом в другой раз? Сегодня воскресенье. Насколько я понимаю, потребуется несколько дней, чтобы подготовить все необходимые документы. И потом… Я обещала Франсуа веселые каникулы. Поэтому, если вы не возражаете, мы уедем… ну, скажем, в следующую субботу.
При всей своей выдержке хозяйка не сумела скрыть радости.
– Конечно, конечно, госпожа Руо! Поступайте, как считаете нужным. Замок всю неделю будет в вашем полном распоряжении. – Наконец ей удалось справиться с собой и продолжить более спокойно: – К сожалению, ни я, ни Соледад не сможем провести это время с вами. Завтра мы с сеньором Перейрой возвращаемся в Мадрид… Но он вскоре вернется, чтобы полюбовно завершить наши дела…
Жермена чуть было не ответила: «Вряд ли это будет полюбовно», но, не видя причин посвящать кого-либо в содержание телефонного разговора, промолчала. Собрание акционеров должно было состояться в пятницу, а до этого она будет точно следовать намеченному плану. Потом она хорошенько разворошит это осиное гнездо, а на следующий день улетит. И даже если ей не суждено спасти доброе имя дона Мануэля, она сделает все, чтобы разоблачить тех, кто его предал.
– Я буду очень ждать его приезда, – сказала она уклончиво.
– Хорошо. А теперь – наслаждайтесь прекрасной погодой и отдыхайте. Я попрошу Китерию отнести вам кофе в патио.

***

Вновь оказавшись на свежем воздухе, Жермена облегченно вздохнула. Франсуа и Винсенте нигде не было видно, но это даже к лучшему. Ей надо побыть одной, чтобы обдумать полученную из Лондона информацию.
Девушка села на причудливо изогнутый стул – один из шести, стоявших вокруг выполненного в том же стиле большого овального стола. Опять стекло, отметила про себя Жермена, глядя на его прозрачную поверхность. Вскоре появилась Китерия и поставила перед ней поднос, на котором расположились кофейник, чашка, молоко и сахар.
– Спасибо, – улыбнувшись, сказала девушка по-испански..
Она наливала себе вторую чашечку ароматного налитка, когда на верхнюю ступеньку лестницы вскарабкался запыхавшийся Франсуа.
Поспешно отпив глоток, Жермена улыбнулась брату:
– Ну, как? Не скучал без меня?
– Нет! – ответил мальчуган, подбегая к столу. – Мы с Вином играли в странствующих рыцарей. Лазали на пробковый дуб, спускались к подножию скал…
– Что?! А это не опасно? – встревожилась Жермена.
– Нисколько. – Винсенте пересек террасу и остановился, возвышаясь над ними.
Чтобы увидеть его лицо, ей пришлось запрокинуть голову, прикрывая глаза от солнца. Какой же он все-таки высокий. Прямо… как Дон Кихот.
– Это вы так говорите, – не очень приветливо буркнула она, вспоминая сожаление Соледад по поводу того, что Винсенте не удалось избавиться от «этой телки и ее отродья».
– Вы что, мне не доверяете? – требовательно спросил тот, опускаясь на стул. – Неужели вы всерьез думаете, что я могу подвергнуть жизнь мальчика опасности? – На его полных, чувственных губах играла улыбка, но глаза смотрели жестко и строго.
Не отвечая, Жермена окинула его долгим, внимательным взглядом. На Винсенте были однотонные светлые шорты и белая майка. В сочетании с черными как смоль волосами и покрытой глубоким загаром кожей это производило просто ошеломляющее впечатление. Впрочем, такого мужчину невозможно было бы не заметить в любой одежде и в любой компании: он создавал вокруг себя какую-то своеобразную ауру. Даже в такой внешне расслабленной позе, как сейчас, – нога небрежно закинута на ногу, спина опирается на спинку стула, – он казался опасным. Жермена зябко поежилась.
– Итак, я жду ответа, – не отступал Винсенте. Он уже не улыбался.
– Я и сама не знаю, – спокойно ответила она. – Ведь я практически не знаю вас. – На самом деле девушка действительно не верила в то, что Винсенте способен причинить вред ребенку. Но признаться в этом означало уступить. – И не представляю себе, как далеко вы можете зайти ради своих… компаньонов.
– Да, невысокого же вы обо мне мнения! – воскликнул тот и, наклонившись через стол, раздраженно объяснил: – Я нес Франсуа, когда мы спускались по лестнице. Нес на руках, понимаете? Он был в полной безопасности. Я показал ему места, где сам, еще ребенком, бывал с его отцом, где дон Мануэль учил меня ловить рыбу еще до женитьбы! Кстати, дом моей матери находится рядом, на той стороне скалы. Дон Ромеро и мои родители были добрыми друзьями, пока…
– Ма! Я ехал верхом на Вине, как на Росинанте – сначала вниз, потом – вверх. Росинант – это по-испански лошадь. Представляешь?
Франсуа схватил Винсенте за руку и крепко крепко прижался к нему. Пытается защитить его от меня, растроганно подумала Жермена.
– Очень хорошо, милый. Но, пожалуйста, никогда не спускайся по этим ступенькам один. Обещаешь?
– Я уже обещал Вину – никогда! – И, чтобы подчеркнуть сказанное, мальчуган энергично затряс головой.
– Удовлетворены? – ехидно поинтересовался Винсенте.
– Один – ноль в вашу пользу, – неохотно признала она.
Появление Китерии избавило ее от необходимости продолжать эту тему.
Отвернувшись, девушка сделала вид, что целиком поглощена созерцанием окрестностей, и занялась своим заметно остывшим кофе. Однако вскоре ей пришлось прерваться. Винсенте попросил чашечку кофе для себя и апельсиновый сок для мальчика, а потом обратился к Франсуа:
– Друг мой Санчо, немедленно отправляйся на кухню с Китерией и помоги ей принести сюда сок и кофе. Идальго Дон Кихот просто умирает от жажды.
Меньше всего Жермена хотела сейчас остаться наедине с этим человеком, но… ласковым шлепком по попке он уже направил малыша в нужную сторону.
Она тоскливо посмотрела вслед. Несмотря на все заигрывания Винсенте с малышом, она нисколько не обманывалась относительно его настроения. Что-то говорило ей, что он не забыл вчерашнего вечера и, конечно же, не простил ее.
– Итак, Жермена, – он круто изогнул свои черные брови, – наконец мы остались наедине. Боитесь?
– С какой стати?! – возмущенно фыркнула девушка. – Через минуту Франсуа вернется, и я не могу себе представить, чтобы вы стали соблазнять сестру в присутствии ее малолетнего брата. – Она заставила себя посмотреть ему в глаза и вызывающе улыбнулась: – Как бы вам этого не хотелось!
При всем этом она прекрасно понимала, что ей грозит отнюдь не очередная попытка соблазнения.
– Не прикидывайтесь невинной овечкой. – Он наклонился через стол и взял ее за руку. – К тому же. Если бы я захотел, то соблазнил бы вас за тридцать секунд, не больше, и вы это знаете. Поглаживая большим пальцем ладонь Жермены, он начал подниматься выше, к запястью.
– Пустите!
Ее тело мгновенно откликнулось на это прикосновение. Похоже, что с ним творилось нечто подобное же.
– Ни за что! Мне нравится ощущать, как ваш пульс трепещет под моими пальцами. Откровенно любуясь ее возмущенным лицом, Винсенте тихо рассмеялся. – Вам не следовало затевать эту игру, Жермена. Вы ведь не слишком-то уверены в себе.
Она бросила на него уничтожающий взгляд:
– Не стану спорить с вами! Слишком много чести.
– Рад, что вы это понимаете. – Улыбка застыла на его лице, а пальцы сильнее сжались вокруг ее запястья. – Дело в том, что у меня к вам возникло несколько вопросов. И я намерен сегодня же получить на них исчерпывающие ответы. После обеда Франсуа, очевидно, ляжет спать. Ну, а мы с вами немного прогуляемся, не так ли?
Все это говорилось безразличным, даже несколько усталым голосом, от которого, однако, у Жермены по коже побежали мурашки.
Она в замешательстве молчала, но тут, к счастью, послышался тоненький голосок Франсуа, возвещавший на всю округу, что оруженосец идет к своему рыцарю.
– Только, пожалуйста, не заставляйте себя искать. Иначе вам об этом придется горько пожалеть, – вполголоса пропел Винсенте, отпуская ее руку.
Вернувшись в спальню, Жермена заставила брата переодеться. Сняв с него одежду, проследила за тем, чтобы он правильно натянул все еще влажные плавки, потом пошла в ванную и переоделась сама.
– Сейчас опять пойдем купаться, – крикнула она Франсуа, – но сначала я намажу тебя кремом, чтобы ты не сгорел на солнце. Иди сюда, малыш…
Только убедившись, что оба они в достаточной степени защищены от безжалостных лучей южного солнца, она накинула на плечи полотенце, взяла Франсуа за руку, и они от правились к бассейну.
Но у двери, ведущей в патио, им пришлось задержаться. На террасе, оказывается, шел более чем оживленный разговор, в котором, судя по голосам, принимали участие все присутствующие на вилле.
– Я еще могу понять сеньору Ромеро, – горячился Винсенте, – она женщина, которую бросили. Но ты, папа! Как ты мог?! Допустим, мадам Руо действительно авантюристка, – хотя я в этом не вполне уверен, – но мальчик-то в чем виноват? А ты… вы отнимаете у него то, что оставил ему родной отец. Да сама земля, на которой построен этот замок, стоит в несколько раз дороже!
– Почему же ты сам не решил этой проблемы? Один раз в жизни я попросил тебя провернуть простейшее дело – и ты не справился! Ты никогда не станешь настоящим адвокатом! Это все твоя мать виновата. Она вбила тебе в голову высокие моральные устои и тому подобный вздор! Ладно, хватит об этом. Дело сделано, а теперь нам пора ехать.
Жермене ужасно хотелось узнать, что возразит Винсенте отцу, но Франсуа, которому, очевидно, надоело ждать, закричал:
– Пошли быстрее, Ма! А то крем высохнет.
Когда девушка и мальчик вышли на террасу, все взгляды устремились на них. Первой пришла в себя хозяйка:
– Жермена, дорогая, я как раз спрашивала Винсенте, где вас найти. Мы хотели бы попрощаться.
Сегодня на ней была эффектного покроя туника, окрашенная в красные, белые и черные тона, и белые шелковые брюки. Лицо скрывали широкие поля большой красной шляпы. Протянув Жермене обильно украшенную драгоценностями руку, она милостиво улыбнулась.
– Прощайте же. Вряд ли мы увидимся снова. Надеюсь, вы не забудете наш уговор? Все остальное уладит сеньор Перейра. Я имею в виду Диего, разумеется.
– Я помню, – кивнула та.
Соледад и пожилой адвокат тоже откланялись. На террасе остались лишь Франсуа, Винсенте и удивленная Жермена.
С этим массовым исходом все было ясно: вилла отвоевана, с акциями осложнений тоже вроде бы не предвидится, а их с Франсуа общество никогда не доставляло удовольствия ни хозяйке, ни ее дочери. Вот только поведение Винсенте казалось не очень понятным. Только что он совершенно искренне защищал интересы Франсуа и, стало быть, ее собственные. Но причины, по которым он остался в замке, были неясны. О чем он собирается поведать во время послеобеденной прогулки?
Похоже, уничижительные слова отца о его профессиональных качествах нисколько не задели этого самолюбивого человека. Жермена подумала, что столь невысокая оценка способностей Винсенте Перейры как-то не вяжется с исходящей от него аурой силы и спокойствия.
– А вы когда уезжаете? – спросила она вдруг, вспомнив, что пройдет несколько дней, и она никогда больше не увидит этого странного человека…
Не отвечая, он смотрел на нее. Во взгляде этом было такое неприкрытое желание, что Жермена почувствовала, как соски ее напряглись и сладко заныли под влажной тканью купальника. Снова подивившись столь неуправляемой и непривычной реакции своего тела, она поежилась и сильнее сжала руку Франсуа.
– Мы идем купаться. Не хотите ли к нам присоединиться? – сказала она первое, что пришло в голову – лишь бы нарушить это напряженное молчание.
– Конечно, – ответил Винсенте, однако не двинулся с места, продолжая смотреть на нее все тем же взглядом. – Только пойду переоденусь.
Девушка и сама догадывалась, насколько ошеломляюще хороша в своем, что греха таить, смелом купальном костюме: милое, красивое лицо без малейших следов косметики; длинные каштановые волосы, собранные в конский хвост; золотистая от загара кожа, потрясающе контрастирующая с белизной материи… Высокие вырезы на бедрах подчеркивали стройность длинных ног с крошечными ступнями, а влажная ткань, плотно прилегая к телу, почти ничего не скрывала.
– Хорошо, – пробормотала Жермена, краснея. – Увидимся.
И, волоча за собой Франсуа, она осторожно обошла Винсенте и направилась к бассейну, спиной ощущая его немигающий взгляд.
Прыгнув в спасительную воду, она повернулась, чтобы подать руку Франсуа, и увидела, как Винсенте скрылся в доме. Что это на нее нашло? Зачем было его приглашать? Должно быть, она просто сошла с ума!
Через пять минут, когда Винсенте вновь появился у бассейна, Жермена убедилась в этом окончательно. На какую-то томительно длинную долю секунды ей показалось, что он совершенно обнажен…
Винсенте стоял на бортике, балансируя на кончиках пальцев ног. Его гибкое, стройное тело покрывал глубокий ровный загар. Желтовато-коричневые плавки настолько сливались с загаром, что были почти незаметны.
Перехватив ее взгляд, он усмехнулся:
– Я надел их исключительно ради маленького Санчо. Когда я купаюсь в одиночестве или с красивой женщиной, о таких мелочах не может быть и речи. Разочарованы?
Разочарована?! Жермена всерьез сомневалась в том, что в мире нашлась бы женщина, способная испытать подобное чувство при виде такого красавца. Даже если бы на нем болтались одни лохмотья. Он был очень хорошо сложен и прекрасно это знал. Чтобы скрыть смущение, она поплыла к тому месту, где, поднимая тучи брызг, барахтался маленький Франсуа.
– Струсили! – расхохотался Винсенте и, красиво изогнувшись в воздухе, почти без всплеска вошел в воду.
Как ни странно, следующие полчаса прошли в беззаботном веселье. Откуда-то появился мяч, и началась игра в водное поло. Команда рыцарей сражалась против Жермены, правила были непонятны, но это никому не мешало. Мужчины постоянно выигрывали, однако девушка не расстраивалась: она тихо радовалась, что Винсенте, похоже, забыл о своих угрозах.
Франсуа был слишком мал, чтобы постоянно находиться в воде, и его то и дело ставили на бортик, откуда он руководил действиями взрослого друга. Тот в таких случаях окончательно забывал о цели игры и, казалось, находил какое-то странное удовольствие в том, чтобы просто топить Жермену, всем телом налегая на нее сверху, независимо от того, где находится мяч. Франсуа смеялся от восторга и возбужденно вопил:
– Так ее! Так!
Вот тебе и родная кровь, подумала Жермена, из последних сил устремляясь в глубокую часть бассейна, куда только что улетел мяч. Она торжествующе подняла его над головой и радостно крикнула:
– Виктория! Я победила!
Но в этот момент две сильные руки обхватили ее стройную талию и потащили под воду. Мяч тут же выскользнул, но это сейчас беспокоило девушку меньше всего.
Переплетаясь ногами и руками, они опустились на самое дно. Мускулистое бедро Винсенте скользнуло между ногами Жермены. Он прикоснулся к ее груди, помедлил, чувствуя, как напряглись от возбуждения соски, и обнял девушку за шею.
Она, забыв обо всем, прижалась к его обнаженной коже, и ее окатила дурманящая волна желания. Жермена закрыла глаза и нежно ответила на его поцелуй. Ее руки жадно гладили крепкое мужское тело. Она буквально утопала в океане ощущений, о существовании которых раньше и не подозревала.
Не в силах разорвать эти страстные объятия, они едва не захлебнулись. Всплыв на поверхность и жадно хватая ртом воздух, Жермена порадовалась, что рука Винсенте поддерживает ее за талию. Она так ослабела, что едва не пошла ко дну.
Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза.
– Ты поцеловал мою Ма! – раздался вдруг тоненький голосок.
Жермена высвободилась из крепких мужских рук, подплыла к краю бассейна и взобралась на бортик.
Винсенте тут же оказался рядом. Не вылезая из воды, он, широко улыбаясь, снизу вверх посмотрел в ее серьезное лицо.
– Да, Санчо, идальго поцеловал твою сестру. И это было чудесно!
Девушка, порозовев, слабо запротестовала:
– Прекратите. Он еще слишком мал для таких разговоров.
– Не будьте ханжой. В конце концов, он наполовину испанец, а наши мальчишки начинают видеть восхитительную разницу между мужчинами и женщинами гораздо раньше, чем их бледнокожие сверстники.
Вполне возможно. От этой мысли лицо Жермены стало еще краснее. Он намеренно ее поддразнивал, но она не собиралась поддаваться.
– А ну-ка вылезайте и повторите это еще раз, – сказала она в ответ и, насмешливо изогнув брови, добавила: – Если не боитесь!
Она догадывалась, почему он прятался под водой: символические плавки едва ли позволяли их владельцу появляться на людях в том состоянии, в котором он сейчас находился.
– Не боюсь ли я? Да я не боюсь ничего на свете! А вы-то сами уверены, что готовы к этому? – И, смеясь над ошеломленным выражением ее лица, он оперся о край бассейна и наполовину поднялся из воды.
– Нет! – крикнула она и, упершись ступней в его широкое плечо, мягко оттолкнула.
Застигнутый врасплох Винсенте нелепо взмахнул руками, с громким всплеском свалился назад в бассейн и с головой скрылся под водой.
Победа осталась за нами, самодовольно подумала Жермена.
– Пойдем, Франсуа. – Она взяла брата за руку и повела к дому. – Хватит жариться на солнце. А то сгорим.
Впрочем, я уже горю, и вовсе не от солнца, с обреченностью фаталиста призналась самой себе девушка. Похоже, что зажженное этим мужчиной чувство не покинет ее никогда.
– А как же идальго? – с неподдельной тревогой спросил мальчуган.
– Он уже достаточно большой, чтобы самому о себе позаботиться, – мрачно буркнула Жермена, но все же обернулась.
То, что она увидела, заставило ее в восхищении застыть на месте. Сильным, упругим движением Винсенте выскользнул из бассейна. Его черные мокрые волосы слиплись, вода струйками стекала с великолепного торса. Нет, он напоминал сейчас не Рыцаря Печального Образа, а… прекрасного эллинского бога, выходящего из морских волн!
Выпрямившись, он поймал ее взгляд. Жермена ожидала, что он смутится или рассердится. Однако он снова поставил ее в тупик. Встряхнув волосами так, что голову его окружил ореол сверкающих на солнце брызг, он сделал шаг вперед и с лукавой усмешкой сказал:
– От вас никогда не знаешь, чего ожидать. В глубине ваших прекрасных золотистых глаз таится столько загадок, что мужчине может не хватить целой жизни, чтобы разгадать их все.
– Не понимаю, о чем вы, – надменно вздернула голову девушка.
Но он только хмыкнул в ответ и, обняв ее за плечи, мягко подтолкнул вперед:
– Перестаньте. Давайте пройдем внутрь и немного остынем.
Он подхватил Франсуа за руки и поднял вверх так, что тот, радостно визжа, закачался, как на качелях. Бросив на раскрасневшееся лицо Жермены лукавый взгляд, Винсенте авторитетно заключил:
– Твоей сестре жарко, Франсуа, а мы, рыцари, должны заботиться о дамах.
Все трое, все еще в купальных костюмах, сидели на кухне и с аппетитом поглощали ланч, состоящий из множества холодных блюд, салатов и свежих фруктов.
Когда Жермена предложила переодеться, Винсенте торопливо заметил, что в этом нет никакой необходимости, так как у Николаса и Китерии сегодня выходной. Сейчас они уже уехали и до завтра не вернутся. Так что можно на время забыть об условностях.
Запив еду минеральной водой, девушка откинулась на спинку стула. Почему же все-таки так изменилось отношение к ней Винсенте? Куда подевались его мрачные и насмешливые взгляды? Впрочем, сейчас она была слишком счастлива, чтобы задумываться о таких пустяках. Как же хотелось ей забыть, хотя бы на время, о цели своего приезда и просто наслаждаться отдыхом.
– Ну как, наелся? – с улыбкой спросила она по уши перемазанного клубничным соком Франсуа, который пытался запихнуть в набитый рот еще одну ягодку.
– Да, – ответил он и, широко зевнув, с сожалением добавил: – Больше не лезет!
– К тому же ты очень устал, – мягко сказал Винсенте, вставая. Он подхватил мальчика на руки и подбросил вверх. – Теперь оруженосцу следует поспать.
Жермена ожидала бурных протестов, но, к ее изумлению, малыш положил голову на широкое плечо Винсенте и сонно пробормотал:
– Слушаю и повинуюсь, сеньор Дон Кихот.
Эта картина растрогала бы даже статую в столовой сеньоры Ромеро: смуглая, сильная мужская рука, ласково прижимающая к плечу темноволосую головку ребенка. Прямо как отец и сын, подумала Жермена, и ее сердце мечтательно и сладко сжалось.
– У меня такое впечатление, будто вы тоже вознамерились вздремнуть, – вывел ее из задумчивости насмешливый голос Винсенте.
Покраснев, она торопливо вскочила на ноги:
– Нет! Разумеется, нет. Дайте его мне. – Ее густые каштановые волосы уже почти высохли и теперь в живописном беспорядке падали на плечи. – Я отнесу его в кровать. – И она протянула руки.
Винсенте посмотрел ей в глаза, томительно медленным взглядом окинул все ее тело, бессовестно задерживаясь там, где ткань купальника опасно обнажала грудь и бедра. Губы его тронула ироничная улыбка:
– Нет, я сам. А вы пока что-нибудь наденьте, а то я и вас затащу в кровать.
Она ощетинилась, как разъяренная кошка:
– Разве что в мечтах!
– О, это я уже давно сделал, – хрипло ответил он. – И, не будь у меня сейчас на руках Франсуа, я бы воплотил свои мечты в реальность. – В глазах его все ярче разгоралась искра желания, и Жермена ощутила, как в ней вспыхивает ответное пламя.
– Вы просто несносны, – улыбнулась девушка и с сожалением покачала головой. Заметив, что мальчуган сладко спит, прислонившись к плечу Винсенте, она тихо сказала: – Идемте за мной.
Поднявшись в спальню, Жермена прошла в комнатку Франсуа и сняла с маленькой кроватки покрывало:
– Кладите его сюда.
– Да уж сам вижу, – шепотом огрызнулся Винсенте, осторожно укладывая спящего ребенка.
– Простите, – смущенно извинилась она. – Я вовсе не хотела вас обидеть.
– Ничего, – примирительно сказал тот.
Выпрямляясь, он задел ее плечом и машинально протянул руку, чтобы поддержать…
Этого легкого прикосновения оказалось достаточно, чтобы Жермена вздрогнула и напряглись.
Ее сердце билось так громко, что, казалось, вот-вот разбудит малыша. Опустив голову, Девушка начала поправлять покрывало на кровати. Только бы не смотреть на стоящего рядом мужчину.
– Расслабьтесь, Жермена. Лично я собираюсь принять душ и переодеться. Вы можете сделать то же самое. – И, бросив прощальный взгляд на спящего ребенка, Винсенте вышел из комнаты.

***

Жермена смыла с волос остатки шампуня, выключила душ и, выйдя из кабинки, завязала белое пушистое полотенце узлом на груди. Подойдя к удобно висевшему на стене фену, она занялась своей прической.
Мысли ее обратились к событиям истекших двух дней. Когда Винсенте встретил их в аэропорту, она была удивлена, но не могла отрицать, что сердце ее тревожно и радостно сжалось, – как и при первой встрече. И все-таки… Можно ли верить этому человеку? Сначала циничный «плейбой»… потом Дон Кихот… И, в конце концов, античный бог… Взгляд ее упал на висевшее рядом с феном зеркало, и рука, расправляющая волосы, замерла. Мечтательно-задумчивое выражение собственного лица почти испугало Жермену. Вот так же, наверное, замирала у зеркала ее мать, Селестина, ожидая дона Мануэля.
И все же… Неужели она влюбилась? Нет, это совершенно невозможно! Она не могла полюбить этого человека! Физическое влечение, похоть – что угодно, но не любовь! И, с удвоенной энергией занявшись волосами, она попыталась направить мысли в другое русло. Лучше проанализируй информацию, полученную сегодня утром по телефону, приказала она себе. Ведь все говорит о том, что против компании дона Ромеро действует Перейра-старший. Но, увы, перед глазами стоял только Винсенте. Жермена вспомнила тот первый вечер, когда она прямо на улице, на глазах у случайных прохожих таяла в его объятиях. Откровенно говоря, она была готова отдаться тогда этому незнакомцу. Поэтому нет ничего странного в том, что он поверил, будто она и есть содержанка старика, А сегодня в бассейне!.. Она опустила голову… Баста! Решено. Теперь она будет держать дистанцию. Во всяком случае, до тех пор, пока не пройдет это проклятое собрание акционеров.
Кого ты пытаешься обмануть? – почудился ей насмешливый женский голос. Ты моя дочь, Жермена. Вот почему ты таешь от одного его прикосновения.
Вздохнув, девушка отложила расческу и провела ладонью по волосам. Кажется, все. Она потянулась к выключателю фена… Но ее опередила другая рука.
– Что?.. – В полной тишине ее восклицание прозвучало как крик.
Обернувшись, Жермена увидела Винсенте. Жужжание фена скрыло его шаги.
Его ладонь погрузилась в блестящие, гладко расчесанные пряди ее волос и с удовольствием прошлась по всей их длине. Он выдохнул хрипло и страстно:
– Они прекрасны, как литое золото.
Жермена вздрогнула. На ней ничего не было, кроме полотенца, а Винсенте стоял так невыносимо близко…
– Ч-ч-что… что вы здесь делаете? – запинаясь, промямлила она.
Зажав в руке темно-золотую прядь, он несмело потянул ее к себе, заставляя запрокинуть голову.
– Целую вас. – И губы его медленно, как будто давая возможность Жермене возразить, приблизились к ее губам.
Она понимала, что теряет последний шанс воспротивиться… но тело наотрез отказывалось подчиняться разуму.
Он обнял ее за талию и привлек к себе… Наконец-то она почувствовала вкус его губ! Они были теплыми, непривычно нежными, как будто Винсенте пытался успокоить Жермену, рассеять какие-то ее страхи. Мысли о сопротивлении исчезли, и она ответила на поцелуй с той же мягкостью, но тут же ощутила накатывающую волну желания.
Оставив волосы, ладони Винсенте скользнули вниз, на грудь, помедлили на ее остроконечной вершине, подобрались к узлу, скрепляющему полотенце… И вот оно, мелькнув в воздухе, уже лежит на полу.
Жермена издала слабый протестующий возглас, который тут же замер, когда он, оторвавшись от ее губ, заглянул ей в лицо. Винсенте опустил глаза ниже, где его жадному взору открылась роскошная грудь и стройное гибкое тело.
Прохладный воздух коснулся обнаженной кожи Жермены, и ее одолели сомнения. Но стоило ей лишь только подумать о сопротивлении, как Винсенте издал хриплый, горловой стон.
– О боже мой! Ты – само совершенство, – почти прорычал он и, поддерживая ее своей мощной рукой, принудил откинуться назад. Его темноволосая голова наклонилась, язык коснулся сладко ноющей груди, пальцы нежно тронули сосок, убеждая, что сопротивление бесполезно, бесполезно…
И как бы отвечая, ее руки обхватили черноволосую голову и сильнее прижали к груди, приглашая, побуждая продолжать. Он причинял ей сладкую боль, и она ощущала, как внутри нарастает желание.
Тяжело дыша, Жермена прижалась к нему всем телом. Винсенте чуть приподнял голову, и, заглянув в его пылающие жадным огнем глаза, она поняла, что погибла.
– Вин… – шепнула она, и вновь он закрыл ей рот поцелуем.
Потом он подхватил ее на руки и понес в спальню.
– Но… Мы не можем… Франсуа, – попыталась было запротестовать Жермена.
Он поднял ее еще выше и приник губами к обнаженной груди. Мир вокруг перестал существовать. Она словно растворялась в океане чувственных наслаждений, океане, о существовании которого никогда даже и не подозревала.
– Мы можем, – произнес он. – Доверься мне.
Он осторожно положил ее на кровать, и Жермена несмело открыла глаза. Она сообразила, что, совершенно обнаженная, лежит на кровати в незнакомой комнате. Тут взгляд ее упал на Винсенте.

***

Он как раз снял рубашку и расстегивал ремень шорт. Как зачарованная следила она, как он вытащил из кармана какой-то пакетик, положил его на стоявший возле кровати столик, одним стремительным движением снял шорты и трусы и повернулся к ней лицом.
Его великолепное бронзовое тело, в котором мужское начало воплотилось с какой-то неукротимой, прямо-таки бесстыдной силой, были окружено ореолом льющихся из открытого окна ярких солнечных лучей. Глядя на него, Жермена почувствовала благоговение и исконно женский страх.
В следующее мгновение он был рядом с ней, и на устах его было ее имя:
– Жермена… Наконец… Позволь на тебя посмотреть.
И он залюбовался мягкими линиями ее тела. Осторожно протянув руку, пальцем провел от губ к подбородку, вниз по шее, вдоль ложбинки на груди, еще ниже – к пупку и наконец – к стройным бедрам.
– Винсенте, сейчас же день… – стыдливо простонала Жермена. – Постой… Давай все обсудим…
Из последних сил пытаясь противостоять настойчивому зову плоти, Она сделала последнюю попытку остановить его. Только один мужчина был в ее жизни… да и был ли?
– Потом… Потом, моя милая маленькая лгунья, – глядя на нее горящими глазами, прохрипел Винсенте. – Потом… Когда мы станем одним целым… Будем заодно… – И он закрыл ей рот поцелуем.
На мгновение в мозгу предостерегающе мелькнула какая-то неясная мысль. «Милая маленькая лгунья». Значит, он ничего не забыл! Жермёна сделала отчаянную попытку совладать с охватившим ее возбуждением, но его длинные пальцы уже достигли раскаленного влажного лона, и она, предавая себя, простонала:
– Да.
В ответ на ласковые, нежные, дразнящие прикосновения этих пальцев Жермена позволила себе забыть обо всех запретах и ограничениях.
Она гладила его широкую грудь, нежно ласкала литое тело, трогала жесткие напряженные ягодицы и наконец добралась до горячей пульсирующей мужской плоти…
Издав протяжный, почти болезненный стон, Винсенте приподнялся, протягивая руку к ночному столику…
Что он там ищет, Жермена не успела догадаться, поскольку почти одновременно он встал на колени между ее бедрами. Девушка в страхе закрыла глаза, но ничего ужасного не произошло. Винсенте, поместив ладони под ее ягодицы, приподнял трепещущее тело над кроватью и впился в него губами. Голова ее откинулась назад… Опять она попыталась произнести «нет», и снова – тщетно, этот подвиг был уже не по силам ей. Он быстро вошел в нее… и замер, почувствовав, как она дернулась.
– Ты – девственница? – простонал он, и в горящих глазах его, устремленных на распростертое тело, она вдруг прочитала сожаление.
Но тело ее просто приспосабливалось к масштабам его мощи.
– Нет, нет! – взмолилась она, вне себя от желания и страха. – Просто уже давно… – Она не договорила.
Винсенте вонзился в нее, и тела их сплелись в неистовом ритме первого блаженства.
Пожалуй, взрыв столь долго сдерживаемой страсти не уступал по силе катастрофическим явлениям природы: тропическому тайфуну, цунами, извержению вулкана. Кульминация была так неистова и свирепа и в то же время столь утонченно сладостна, что Жермена в короткой вспышке озарения осознала: она рождена для этого мужчины.
Обессилев, они некоторое время продолжали лежать обнявшись, и Жермена наслаждалась тяжестью лежащего на ней горячего влажного тела.
Когда он попытался освободиться из кольца ее рук, она подчинилась с видимой неохотой.
– Я слишком велик для тебя, – объяснил Винсенте, все еще прерывисто дыша.
– Нет, – возразила она, глядя снизу вверх в его смуглое лицо. – Ты – само совершенство.
Он улыбнулся и осторожно припал к ее распухшим губам.
– Ничего подобного, – шепнул он, соскальзывая набок. Затем бережно убрал с ее лба несколько мокрых от пота каштановых прядей. – Это ты – чудо…
– Мы, кажется, опять спорим, – . улыбнулась Жёрмена, сияя глазами. Плавным и даже несколько торжественным движением она подняла руки вверх и возложила их на его грудь. Кто бы мог подумать, что укрощенный тигр может быть таким ласковым?
Его рука накрыла ее ладони.
– Нет, этого никогда больше не будет. То, что мы сейчас испытали – это… это слишком великолепно… – Он с силой прижал маленькие ладони к груди, растерянно глядя в ее раскрасневшееся лицо. – Я не могу выразить по-французски то, что сейчас испытал.
– Я знаю, – просто ответила она.
Как будто какая-то тень – или это ей показалось? – промелькнула на его лице. Жёрмена не встревожилась, она просто спросила себя: догадывается ли этот человек, что она любит его? И вдруг…
Устремленные на нее глаза Винсенте проницательно сузились:
– Нам необходимо поговорить, – уже совсем другим тоном предложил он.
– Прямо сейчас? – с лукавой улыбкой осведомилась Жёрмена. – Здесь?
Его тон напугал ее. Но так не хотелось нарушать безмятежный покой этого момента! Нет, только не сейчас! И она, моля о пощаде, с наигранной игривостью провела розовой пяткой по его мускулистой икре.
– Перестань! Сегодня в бассейне ты кричала по-испански. Кроме того, я не забыл, как ты выдавала себя за любовницу Мануэля и мать Франсуа.
– Не надо, Винсенте… Мне так хорошо… И Франсуа сейчас проснется… – Она лихорадочно искала предлог для того, чтобы отсрочить неизбежное объяснение.
Но он жестко, едва ли не грубо, пресек эти попытки:
– Не знаю, что ты собираешься сказать, Жермена, но очень тебе советую: говори правду и только правду.
Вряд ли он умышленно повторил формулировку, употребляемую во время судебных заседаний, но эта оговорка холодком пробежала по обнаженной коже Жермены.
Глядя в его напряженное лицо, бархатно черные, сделавшиеся вдруг колючими глаза, она вдруг поняла, что не в состоянии и слова из себя выдавить.
А что, если все произошедшее было для него просто сексом – пусть прекрасным, но чисто физиологическим наслаждением? Боль и стыд пронзили ее при мысли о том, что она отдала ему свое сердце, а он… Он не дал ей ничего!
Закрыв глаза, Жёрмена попыталась обрести утраченное самообладание. Она не хотела, чтобы он догадался, как ей сейчас больно. Поэтому, торопливо натянув маску холодной сдержанности, она сказала куда-то вбок, в пустоту.
– Отпусти меня, и я все объясню.
– Хорошо, – сдержанно согласился Винсенте, и его руки – все еще такие теплые разжались.
Она вдруг остро почувствовала свою наготу и быстро натянула покрывало до самого подбородка.
Винсенте надел шорты, присел на край кровати и коротко приказал:
– Начинай.
Она робко заглянула в это строгое, почти суровое лицо в поисках хотя бы следов той страсти и нежности, которые всего несколько минут назад бушевали в нем. Напрасно! Он уже был далеко, хотя сидел совсем рядом, выжидательно глядя на нее. Солнце светило ему в спину, и рассмотреть выражение его скрытых в тени глаз она не могла.
– Даже не знаю, с чего начать, – задумчиво сказала она. – Все так запуталось.
– А ты не спеши, – криво ухмыльнулся Винсенте. – Начни со своей матушки.
– Благодарю, – автоматически кивнула Жермена и вдруг почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо.
Да как он смеет разговаривать с ней таким тоном? Боже, какую дуру она сваляла? Этот человек задался целью ее соблазнить, преуспел в этом и теперь собирается пожинать плоды своей победы. Внутри у нее что-то оборвалось. Итак, он хочет услышать правду? Что ж, она доставит ему такое удовольствие!
– Моя мать и дон Мануэль очень любили друг друга – вам этого не понять. – Она снова перешла на «вы», это вышло само собой. – И я даже рада, что вся ваша ненависть к ней, все оскорбления в ее адрес достались мне. Да, я довольно сносно объясняюсь на языке дона Ромеро. Заметьте, на его, не вашем языке! Зато из ваших разговоров я почерпнула такие выражения, как «голодранцы», «деревенщина» и «ублюдок». Но поверьте, ваш план соблазнить меня, чтобы лишить наследства, был настолько очевиден, что распознать его мне удалось бы и без специальной языковой подготовки. – Жермена распалялась все больше, глаза ее метали молнии, голос дрожал от ненависти. – Странно, что вы не последовали совету Соледад: вам следовало бы сбросить нас с Франсуа с утеса еще по дороге в замок! Красиво, не так ли? И у вас еще хватает наглости обвинять меня в чем-то? Да вы просто смешны… Дон Кихот наоборот!
– О боже! – выдохнул Винсенте. Он побледнел, и на мгновение Жермене показалось, что в его глазах промелькнуло страдание. Или… снова раздражение, с трудом сдерживаемый, вот-вот готовый выплеснуться гнев? Но, тут же взяв себя в руки, он продолжал: – Разве тебе не известна старая поговорка: «Подслушивая, ничего хорошего о себе не услышишь»? Вот ты и услышала.
– Ясно. Значит, это я во всем виновата?
– Нет. Моя вина намного больше. Нельзя было допускать, чтобы при мне непочтительно отзывались о вас, людях, которых я сам привез в этот дом. Ты права, это отвратительно. Но ведь я совершенно искренне считал, что ты соблазнила почтенного отца семейства. Я сам однажды видел вас вместе. Это было в Париже, в ресторане «Максим»… Мне и в голову не пришло подойти к вам.
– У Максима? Значит, это был тот самый день… Мы вернулись из морга, где идентифицировали останки моей матери. Она погибла в автокатастрофе. Налетевший грузовик смял ее в лепешку. Дон Мануэль сказал, что нам надо поговорить. Я и подумать не могла, что речь пойдет о его завещании…
Винсенте со свистом втянул в себя воздух и несколько секунд, ничего не говоря, сидел с закрытыми глазами. Затем изменившимся голосом сказал:
– Я ничего не знал о том, что случилось с твоей матерью! Сочувствую тебе от всего сердца. – И он посмотрел на Жермену с таким состраданием, что та ему почти поверила. – И все-таки сделай над собой усилие, представь себя на месте Соледад. Разве она не дочь дона Мануэля? Знаешь, когда она была ребенком, он так ее любил.
– Нисколько не сомневаюсь, – холодно перебила его Жермена. – Но это не основание для того, чтобы грабить ни в чем не повинного сироту. Причем действуя через опытного адвоката. Правда, твой отец считает тебя никудышным юристом. Извини, это я тоже подслушала.
Губы Винсенте исказила мрачная улыбка. Наклонившись вперед, он обеими руками сильно сжал плечи Жермены. Лица их теперь почти соприкасались.
– Я никогда не был адвокатом. Мои интересы довольно далеки от этой профессии. Я сделал отцу одолжение, согласившись сопровождать Соледад в Париж и разыгрывать сценарий, который он для меня сочинил.
– Но ведь ты говорил… – начала Жермена, но тут же смущенно запнулась. Действительно ли он представился ей в качестве адвоката? Или же просто сказал, что представляет интересы фирмы отца?
Он еще крепче сжал ее плечи.
– Послушай, Жермена. Теперь, видимо, настала моя очередь кое-что объяснить. Юриспруденция – не моя специальность. Я служу в компании, занимающейся транспортировкой нефти. Поэтому большую часть времени провожу на море или за границей: в США, Иране, Саудовской Аравии. Море – это мой бизнес и моя страсть… Я вырос на этом острове, в доме моей матери. А с отцом мы давно уже видимся только изредка… Ты уже, вероятно, заметила, что наши отношения оставляют желать лучшего.
– Но почему? – непроизвольно вырвалось у Жермены, и она тут же устыдилась своей импульсивности. Уж не решит ли Винсенте, что она намеревается влезть в его жизнь? Но он, кажется, все понял правильно.
Он ослабил свою железную хватку и ласково погладил ее плечи.
– Тебе я, пожалуй, скажу… Мне было десять, когда я впервые увидел мать в слезах. Вскоре я узнал, что у отца есть любовница. Матери следовало тогда же бросить его… Она была наследницей большого состояния. Пожалуй, это больше всего и привлекало в ней моего отца, – с оттенком презрения заметил Винсенте. – Знаешь, я и в юности не проявлял по отношению к нему особо теплых чувств. А когда объявил, что не собираюсь становиться эгоистом, отношения наши и вовсе испортились. После смерти матери я уехал в Грецию к своему компаньону, и моя карьера приобрела достаточно четкие очертания – на пять, а то и на десять лет вперед… Вернувшись в Испанию к скорбной годовщине матери, я сделал последнюю попытку найти с отцом общий язык. Тогда-то он и попросил меня съездить во Францию и помочь семье Ромеро вернуть деньги, на которые претендует содержанка дона Мануэля. Сознавая, что берусь не за свое дело, я, тем не менее, согласился.
Дело в том, что мы много лет были соседями и дружили семьями. Соледад я знаю с детства и отношусь к ней почти как к сестре. Я давно уже усвоил, что единственный способ с ней поладить – это сделать так, как она хочет. Последние пятнадцать лет мы виделись не часто, но я помнил, что спорить с ней бесполезно. Гораздо проще было согласиться, что я и сделал. Но поверь мне, – быстро добавил он, глядя Жермене в глаза, – я искренне сожалею, что пошел у нее на поводу.
Зная о похождениях дона Мануэля со слов отца, я, как и она, горячо проклинал разлучницу-француженку и, горя желанием восстановить попранную справедливость, взялся за дало с большим энтузиазмом. Но знаешь, увидев вас с доном Мануэлем в ресторане, я так и не смог забыть тебя. Как такая юная и прелестная девушка может жить со стариком? – спрашивал я себя и не находил ответа.
Конечно, мне следовало бы помнить, что в неудавшемся браке, как правило, виноваты обе стороны. Почему дон Мануэль расстался с женой и нашел себе другую женщину? Пусть он ответит на этот вопрос высшему судье. И я очень хотел бы, чтобы все те жестокие, несправедливые слова, которые я бросал тебе в раздражении и запальчивости, никогда не были произнесены. Тогда бы мне не пришлось сейчас смиренно умолять тебя о прощении.
Его искренняя исповедь тронула Жермену.
– Мы оба играли нечестно. – Она говорила медленно, тщательно подбирая слова. – Я тоже сожалею, что выдавала себя за женщину, которой на самом деле не являюсь. И «подслушивающего устройства» из меня не вышло. Не расстраивайся, Вин, как только я улажу с твоим отцом оставшиеся дела, мы с Франсуа вернемся в Париж. Хорошо, что мы, в конце концов, выяснили отношения и теперь спокойно можем расстаться.
– Ты так считаешь? Но я… – На губах Винсенте появилась привычная ироничная улыбка. – Я… не смогу.
– Что ты хочешь сказать?
Сердце Жермены подпрыгнуло и учащенно забилось. Неужели она ему все же небезразлична?
– Там, в Париже, я вел себя как глупец и очень об этом сожалею. Но то, что между нами произошло, слишком чудесно, чтобы так просто об этом забыть. В конце концов, мы все-таки нашли друг друга… – И, медленно наклонившись вперед, он осторожно поцеловал Жермену. Потом выпрямился, посмотрел в ее удивленные глаза и, улыбнувшись, торжественно объявил: – Итак, больше никакой лжи и недомолвок. Полная честность и откровенность во всем.
Жермена испытывала сильнейшее желание рассказать ему все до конца. Но Перейра-старший… Винсенте все-таки его сын, его плоть и кровь. Поэтому она, скрепя сердце, виновато опустила голову и тихо пробормотала:
– Лишь бы все это не оказалось миражом, Винсенте.
– Оставь, – отмахнулся он. – Теперь, когда… Знаешь, никто не просил меня волочиться за тобой. Я просто не смог устоять. И нисколько об этом не жалею.
Он взял ее за плечи и легко, одним движением рук, опрокинул на себя. Жермена вскрикнула от неожиданности, но он закрыл ей рот долгим горячим поцелуем.
Выгнув спину и откинувшись назад, она уперлась ладонями в его обнаженную грудь.
– Не надо, Вин! Постой, дай сказать…
Они любят друг друга – теперь Жермена знала это. И она может быть совершенно откровенна.. Ей больше не надо скрывать от Вина вторую, настоящую причину ее приезда в Испанию. Наверно, она даже может назвать фамилию человека, который подозревается в нечестной игре на понижение курса акций. Перейра, Диего Перейра…
– Знаю, знаю, – откликнулся Винсенте, еще раз прижал ее к себе и вскочил на ноги. – Сейчас проснется Санчо Панса. Пойду посмотрю, как он там.
Теперь, когда они уже перестали быть одним целым, здравый смысл возобладал и Жермена с готовностью ухватилась за возможность отсрочить окончательное объяснение.
– Да, – согласилась она с улыбкой, в которой в равной пропорции смешались тревога и радость.
В конце концов, ничего плохого не произойдет, если я сделаю это чуточку позже, сказала она себе. Зачем ходить по еще недостроенному мосту? Неизвестно, как Винсенте отнесется к этому.
Завернувшись в простыню, она начала подниматься.
– Пожалуй, мне тоже следует одеться.
– Можешь валяться здесь сколько захочешь. Я поиграю со своим оруженосцем, – улыбаясь, предложил Винсенте. – Мне нужно, чтобы вечером ты не зевала в кулак, поскольку мы еще не закончили наш разговор.
– Понятно! – лукаво усмехнулась Жермена. Но время сиесты кончилось, и я не хочу, чтобы Франсуа нашел меня в твоей спальне. Она быстро огляделась и с удивлением убедилась, что комната очень напоминает ее собственную, только чуть меньше.
– Это не моя спальня. – Огонек сладострастия потихоньку разгорался в его глазах. Большая рука легла на плечи Жермены и опять прижала ее к кровати. – Как ты, возможно, помнишь, мы страшно торопились добраться хоть до какой-нибудь постели.
Вспомнив, как все было, она покраснела до корней волос.
– Твоя исключалась, поскольку рядом спал Франсуа, поэтому я отнес тебя в соседнюю комнату. – Взгляд его переместился с ее лица на грудь, и она почувствовала, как по коже пробежали восхитительные мурашки, – И если я сейчас же не выйду отсюда, то, боюсь, мы начнем все сначала.
– Обещания… обещания, – протянула Жермена.
– Колдунья, – хмыкнул он и, запечатлев на ее макушке быстрый поцелуй, выпрямился. – Делай, что тебе сказано, и постарайся отдохнуть.
– Слушаю и повинуюсь, мой повелитель! Жермена откинулась на подушку, на губах ее появилась полусонная улыбка. Ее глаза обежали его широкие плечи… плоский живот… так до сих пор и не застегнутые шорты на стройных бедрах… Она задрожала от сладостного предвкушения.
– Отдохнуть? Но я совсем не устала…
– Врунишка! – улыбнулся Винсенте, глядя на нее с высоты своего роста. Окинув взглядом черно-белый интерьер комнаты, он, уже подходя к двери, заметил: – Знаешь, все помещения в этом доме выглядят одинаково. Ужасно! Не представляю себе, как можно жить здесь.
Прежде чем затворить за собой дверь, он послал ей воздушный поцелуй, но Жермена не ответила, притворившись спящей.
Только убедившись, что он вышел, она открыла глаза. Тяжелый вздох вырвался у нее из груди, сон мгновенно улетучился. Да что с ней происходит, черт возьми! Всего минуту назад она была готова во всем признаться Винсенте и вдруг… Он мимоходом делает совершенно невинное замечание по поводу виллы, и у нее мгновенно пробуждаются старые подозрения.
И все-таки, имел ли он в виду, что ужасное впечатление, произведенное виллой, должно отпугнуть ее и заставить отказаться от наследства? А может, это часть их плана, в осуществлении которого принимали участие оба Перейры? Тогда почему он об этом промолчал? Впрочем, она слышала, как он ссорился по поводу стоимости замка с его хозяйкой… И все-таки… Не рано ли посвящать его во все подробности?
Одна-единственная сиеста, отданная любовным утехам, еще не означает, что они стали по-настоящему близки.

***

Ближе к вечеру Жермена, удобно устроившись в шезлонге, сидела возле бассейна и наслаждалась мягкими лучами клонившегося к горизонту солнца. На ней были любимые хлопчатобумажные шорты и короткая – до талии – рубашка-безрукавка. Совершенно счастливый Франсуа играл в воде со своим Дон Кихотом, и она с нежной снисходительностью следила за их веселой возней.
Винсенте нашел общий язык с мальчиком думала она. Как умно он поступил, показав ребенку места, где в детстве рыбачил с его отцом. Удивительно, что дон Мануэль дружил с соседским подростком: ведь у них была значительная разница в возрасте.
– Почему хмуримся? Чувствуем себя всеми забытой? – прервал ее размышления негромкий хрипловатый голос.
Жермена посмотрела вверх и залюбовалась. Винсенте стоял возле шезлонга, и на его бронзовой коже поблескивали бусинки воды, а от всего облика исходило ощущение силы и энергии.
– Сколько тебе лет? – вдруг спросила она. В глазах его появилось легкое удивление.
– Тридцать семь, но почему ты спрашиваешь?
– A где Франсуа?
– Побежал за своим любимым соком. Но ты не ответила на мой вопрос. – Он подтащил второй шезлонг и расположился рядом.
– Я думала о твоей дружбе с его отцом. Ведь он был намного старше тебя. – Жермена повернула голову, чтобы видеть собеседника.
На его лице появилось задумчивое и немного грустное выражение.
– Это так. Но он всегда находил для меня время, даже в те годы, когда еще не женился… – Винсенте ухмыльнулся и покачал черноволосой головой. – Помню, вскоре после того, как я узнал о супружеской неверности отца, Мануэль приехал к нам погостить из Франции. Тогда ему, наверное, было около тридцати. Диего Перейра был его адвокатом и другом. Но когда я рассказал о том, что возненавидел отца за страдания, причиненные матери, Мануэль повел себя просто изумительно. Он сумел найти время, чтобы утешить меня и объяснить, что когда я вырасту, то увижу, что жизнь, как правило, несправедлива, и человек должен все время думать о том, чтобы намеренно или нечаянно не причинять другим страданий.
– Он прав… – задумчиво вздохнула Жермена. Винсенте пожал плечами.
– Возможно. – В уголках его рта появились жесткие складки. – Но это не помешало Мануэлю несколько лет спустя точно так же поступить со своей собственной женой. – И, посмотрев ей прямо в глаза, он произнес, тщательно выговаривая каждое слово: – Никогда не путать секс и любовь вот мой девиз!
Это звучало как недвусмысленное предупреждение. Несколько секунд Жермена напряженно вглядывалась в его лицо, а потом, не скрывая сарказма, так же медленно и отчетливо осведомилась:
– Если я правильно усвоила, тебе пока что не удалось совместить эти два понятия? – И, перебросив ноги на другую сторону шезлонга, она попыталась встать.
Быстро наклонившись, Винсенте схватил ее за руку и принудил остаться на месте.
– Позволь мне уйти, – бесцветным голосом сказала она.
– То, что я хочу тебя, я понял очень хорошо, – примирительно сказал он и, развернув ее лицом к себе, попытался встретиться с ней глазами. – Посмотри на меня, Жермена.
Она подняла ресницы и попыталась смерить его презрительным взглядом. Но рука Винсенте нежно прикоснулась к ее волосам, убирая их со лба, и она вся затрепетала. Он торжествующе улыбнулся, и Жермена с тоской подумала, как легко ему подчинить ее своей воле.
– Мы оба хотим друг друга. Давай не будем портить то, что у нас есть, анализируя каждое сказанное слово?
– Я… Да, конечно, – согласилась она, послушно подставляя губы для поцелуя.
– Ты уже второй раз поцеловал Ма! Вы что – женитесь? – раздался тоненький голосок из-за соседнего шезлонга.
– О боже! Конечно, нет! – воскликнул Винсенте, вскакивая на ноги. – Каждый рыцарь целует десятки девушек на своем веку. Но это вовсе не значит, что он собирается на них жениться.
Эта шутливая тирада заставила Жермену грустно улыбнуться. Винсенте очень четко и недвусмысленно определил их отношения: любовная связь, полная взаимной страсти, и ничего больше…
Она порадовалась, что не рассказала ему всей правды. Как ей вообще могло прийти такое в голову? Нет, с ее мыслительными способностями в присутствии этого человека определенно что-то происходит. Минует пятница, а вместе с ней – собрание акционеров, и если он все еще будет хотеть ее видеть – что ж, прекрасно. Но до тех пор она может доверять лишь самой себе. И никому больше.
– Пойдем, друг Санчо, – сказал Винсенте, подхватывая мальчика на руки. – Приготовим все для привала. Шашлык – настоящая пища для идальго! – Вкрадчиво улыбнувшись Жермене, он продолжил: – А вы, мадемуазель, отправляйтесь-ка на кухню и займитесь салатом. У вас на попечении – двое голодных мужчин. – Наклонившись, он легко коснулся ее лба поцелуем, и она снова затрепетала.
Как это ему удается? – возмущенно спрашивала она себя, послушно направляясь в кухню.
Спустя несколько минут, яростно кромсая ножом листья салата, Жермена выглянула в окно, где Винсенте и Франсуа готовили мангал, бросаясь кусками угля друг в друга, и получила ответ на свой вопрос: потому что она любит его.
Но, несмотря ни на что, она отказывалась чувствовать себя несчастной. Ведь в течение нескольких чудесных дней Винсенте – мужчина, которого она так безумно любит, – будет ее любовником. Разве этого не достаточно хотя бы для того, чтобы облегчить ей дальнейшее беспросветно-одинокое существование? Поскольку теперь она уже точно знала, что никогда не сможет полюбить другого мужчину. Селестина была однолюбкой, и в этом Жермена тоже пошла в нее…
Дома, во Франции, у нее интересная и перспективная работа. Да и павильончик приносит кое-какой доход. Конечно, ей никогда не придется познать радость рождения собственного ребенка, но у нее есть Франсуа. Она испытала все радости материнства, наблюдая, как он растет и познает окружающий мир… Что ж, пусть так продолжается и дальше. Именно так!
Взгляд ее упал вниз, на бесформенное месиво, в которое превратились листья салата. Решено. Она примет все, что Винсенте пожелает ей дать. Ей уже двадцать три, и пора научиться принимать жизнь такой, какая она есть. А когда они расстанутся, а это неизбежно произойдет, она уйдет с высоко поднятой головой, не унижаясь до бесполезных упреков и никому не нужных сожалений.
Когда спустя пять минут в кухне появились Винсенте и Франсуа, Жермена, покончив с салатом, сосредоточенно резала помидоры на дольки. Только очень внимательный наблюдатель смог бы заметить в ее золотисто– карих глазах тень легкой грусти, когда она, жизнерадостно улыбнувшись, воскликнула:
– Готово! Моя часть работы сделана. Сжечь мясо я предоставляю вам!

***

Обед прошел шумно и весело. Жермена настояла, чтобы ее шашлык был прожарен как следует, и, когда Винсенте наконец положил на ее тарелку шампур, на лице его было написано предельное отвращение.
– Ты, оказывается, не шутила, говоря о сожженном мясе. Тебе и вправду нравятся эти нанизанные на шампур угольки?
Они сидели на террасе, за черно-белым столом, на стеклянной поверхности которого хлеб, вино, салат, приправы и прочая снедь расположились стройными рядами – у маленького Франсуа были свои собственные представления о том, как следует накрывать стол…
Подчеркивая двусмысленность сказанного, Жермена кокетливо склонила голову набок и, с насмешливым вызовом глядя Винсенте в глаза, объявила:
– Мне нравится все, что делается на совесть.
Ответив ей хищным, пылающим взглядом, он прорычал:
– Чуть позже я напомню тебе об этом.
И он действительно напомнил…

***

Жермена лежала, не в силах сбросить с себя дурманящее полузабытье и даже не пытаясь приоткрыть налитые свинцовой тяжестью веки. Вин старался не давить на нее всем своим весом, однако шевельнуться все равно представлялось совершенно невозможным. Тем не менее, когда чувственный туман начал рассеиваться, она все же сделала попытку высвободиться.
– И что же это ты, по-твоему, делаешь? – лениво шепнул он, продолжая дышать ей в ухо.
– Пора возвращаться в свою спальню. Франсуа просыпается рано. К тому же утром приедут Николас и Китерия. Имей в виду: когда они будут на вилле, спать с тобой в одной постели я не стану.
– Черт! – Винсенте заложил руки за голову. – К сожалению, ты права.
Склонившись над ним, Жермена надолго прижалась к его губам в прощальном поцелуе.
– Конечно права.
За окном занималась заря. Ей действительно пора было уходить.
– Да, – улыбнулся он и подхватил ее на руки.
– Вот уж не думала, что у тебя еще остались силы, – шепнула она ему в ухо.
Бережно положив Жермену на кровать в ее собственной спальне, Винсенте с мягкой улыбкой сказал:
– Ты придаешь мне силы. Спи! – И, не говоря больше ни слова, быстро покинул комнату.

***

Утром, когда солнце уже поднялось над горизонтом, Жермена кормила завтраком Франсуа. Все еще переполненная впечатлениями этой ночи, она посматривала на дверь в ожидании Винсенте.
Наконец он вошел в кухню. Черная рубашка подчеркивала естественную ширину его плеч, узкие джинсы плотно облегали стройные бедра. Сейчас его легко было представить себе стоящим на борту корабля в безбрежных просторах океана… Глаза их встретились, и все тело Жермены заныло от сладостных воспоминаний.
– Привет, Дон Кихот. Как спалось? – спросила она первое, что пришло в голову.
Ей было трудно выбрать правильную линию поведения. Сделать вид, будто ничего не было? Или же броситься в его объятия? К счастью, Винсенте решил эту проблему сам…
Он запрокинул голову и звонко рассмеялся.
– Без задних ног, о свет моих очей! – Он наклонился, чтобы запечатлеть поцелуй на ее чуть приоткрывшихся губах. – Как ты можешь в этом сомневаться после такой ночи? – Исполненный нежности взгляд его темных глаз рассеял все ее сомнения.
– Сегодня ты выглядишь по-другому, – заметила Жермена. – Мне казалось, что джинсы – это не твой… – Закончить фразу ей не дал очередной поцелуй.
– Это лишь доказывает, как мало ты меня знаешь. Я же предупреждал тебя, что хозяйка этого дома требует соблюдения определенных правил приличия. Помнишь наш разговор в том прелестном кабачке? – Вспомнив их перепалку, девушка улыбнулась, – Когда она здесь, проще уступить, чем препираться. На женщину или мужчину в джинсах она реагирует, как бык на красную тряпку. – И, удачно имитируя голос и интонации сеньоры Ромеро, он процитировал: – Джинсы – это одежда плебеев, и носить их в приличном доме недопустимо!
Жермена весело расхохоталась. Как приятно открывать для себя этого нового, пока еще не известного ей Винсенте!
– Значит, на самом деле ты такой же, как все? – ехидно улыбнулась она и была тут же вознаграждена еще одним поцелуем.
– Ты опять поцеловал Ма! – воскликнул допивший свой сок Франсуа. – Сплошные телячьи нежности! А еще рыцарь.
– Друг мой, вам еще очень многое предстоит узнать об этой жизни, – назидательно заметил Винсенте. – И встретить свою Дульсинею. А пока поторапливайтесь и быстрее заканчивайте свой завтрак. Сегодня я намерен показать вам свое собственное гнездо.
– Вот как? Все уже, оказывается, решено! – изображая возмущение, воскликнула Жермена. – А мое мнение в этом вопросе значения не имеет?
– Нет, если хочешь, чтобы сегодняшняя ночь повторилась, – шепнул он ей на ухо, и она почувствовала, как по спине у нее пробежала сладкая дрожь.
– Дон Жуан! – бросила она в широкую спину Винсенте. – Ты только прикидывался Дон Кихотом.
Тот обернулся подмигнул.
– Николас и Китерия только что приехали. Я слышал звук мотора, когда одевался. Поздороваемся с ними, и – в путь! – Он взглянул на пунцовую физиономию Жермены, ухмыльнулся и подошел ближе. – Помнится, ночью ты сказала, что не будешь со мной спать, когда Николас и Китерия вернутся на виллу. Вот я и предлагаю тебе альтернативу.
Завороженная магическим блеском его черных глаз, она не нашлась, что ответить…

***

Полчаса спустя они уже мчались в длинном спортивном автомобиле по извилистой аллее, ведущей к морю. Франсуа расположился сзади, рядом с ним лежал пакет с их купальными костюмами и несколько игрушек. Кейс Вина мальчик держал на коленях, крепко прижимая его к груди.
– Почему бы вам вообще не переехать ко мне. – Винсенте смотрел вперед, не отрывая глаз от дороги. – Это было бы намного удобнее. Моя экономка в отпуске, и нам никто не будет мешать.
– Нет. Представь себе, что может подумать Франсуа, и не забывай о своем отце. На неделе он должен заехать на виллу, чтобы я подписала кое-какие бумаги.
Они уже поцапались по этому поводу чуть раньше, когда, поприветствовав Николаса и Китерию, Винсенте увязался за Жерменой в ее комнату. Тут он предложил собрать вещички и поменять место жительства. Честно говоря, ей очень хотелось согласиться, но здравый смысл возобладал, и она со вздохом отказалась.
– Ладно, пусть будет по-твоему, – недовольно проговорил Винсенте, но тут же лицо его прояснилось и он, ухмыльнувшись, озорно подмигнул возлюбленной. – Тогда нам придется заниматься любовью при свете дня.
В этот момент машина проехала под каменной аркой к высокой стене, полностью скрытой живописной листвой многочисленных ползучих растений и множеством ярких цветов. Автомобиль остановился на мощенном каменными плитами дворе возле длинного светлого дома, утопающего в белых и розовых бутонах олеандра и герани. Цветы росли повсюду, в горшках, на подоконниках, в прикрепленных к стенам корзинах, даже каминная труба была увита каким-то растением.
– Добро пожаловать в мой дом, – торжественно произнес Винсенте, открывая дверцу машины и помогая Жермене выйти наружу. Затем он выпустил Франсуа.
Восхищенная девушка молча оглядывалась по сторонам. Именно так в ее воображении и должна была выглядеть вилла на побережье моря. Контраст с холодной архитектурой замка Ромеро просто бросался в глаза.
– Тебе нравится? – почти робко спросил Винсенте.
Жермена перевела на него горящий взгляд:
– Здесь так прекрасно… Такого чудесного дома я никогда еще не видела! – искренне воскликнула она.
По каменной лестнице они поднялись на террасу, которую поддерживали арки, увитые виноградом.
Винсенте распахнул дверь. От просторного холла в обе стороны уходили коридоры. Мраморная небесно-голубая и белая крошка устилала пол. В центре красовалось великолепно выполненное изображение античного бога Бахуса. Огромные двустворчатые окна на задней стене вели в сад.
– Почему именно Бахус? – удивленно приподняла брови Жермена.
– Я уже говорил, что этот дом принадлежал семье моей матери. Ее предки занимались виноделием и владели расположенным невдалеке прекрасным виноградником. Если будешь хорошо себя вести, я принесу бутылочку попробовать.
– Я всегда веду себя как следует! – лукаво улыбнулась она.
– Что-то я этого не заметил, – хмыкнул Винсенте. – Направо – столовая, кухня и подсобные помещения, налево – спальни. – Он взял гостей за руки, увлек в левый коридор и, открыв первую же дверь, скомандовал: – Здесь можете переодеться, а потом займитесь изучением дома и окрестностей. Мне нужно кое-куда позвонить. Я разыщу вас в саду.
Жермена вошла в комнату и улыбнулась. Здесь было прелестно. Возле окна стояла узкая кровать с резным дубовым изголовьем, с другой стороны – шкаф и стол из того же дерева.
Мебель была старинная, в классическом стиле. Над кроватью висела вырезанная из журнала фотография знаменитого футболиста, а чуть выше, на протянутой через всю стену бечевке, – целая коллекция спортивных вымпелов. Перед глазами Жермены сразу же возник юный Винсенте, навсегда оставшийся здесь, на острове своего детства.
Она быстро стянула с Франсуа все, что на нем было, и натянула на белую попку плавки с Микки Маусом. Затем, пройдя за ширму, быстро сбросила с себя шорты и рубашку и надела купальник.
– Вперед, Санчо, – сказала она, беря брата за руку. – Исследуем замок сеньора Дон Кихота.
Через высокие окна в задней стене холла они попали в сад, затем, миновав короткую, мощенную каменными плитами дорожку, спустились по небольшой лестнице на веселенькую лужайку. Сколько же надо воды, чтобы в таком жарком климате все зеленело и цвело? – удивилась Жермена, поднимаясь с Франсуа по невысокому склону туда, где виднелись ступеньки, ведущие на следующий уровень.
Там, на большой площадке, была воспроизведена мозаика, которую они видели в холле. Из расщелины в скале низвергался маленький водопад, дававший начало ручью, который впадал в большой, овальной формы водоем. Сквозь его прозрачную воду виднелась еще одна мозаика, на сей раз с изображением Нептуна. Жермене сразу же вспомнились древнеримские бани из школьного учебника. Этот естественный бассейн был безопасен для Франсуа: вдоволь наплававшись в глубокой части, он мог отдохнуть и поиграть там, где вода едва достигала его груди.
Здесь же находились три кабины для переодевания и несколько шезлонгов. За невысоким обрывом начиналась следующая терраса, и так – ряд за рядом – до самого моря. Все вокруг утопало в зелени, воздух был наполнен свежестью и ароматами трав. Повсюду виднелись каменные скульптуры, потемневшие от непогоды и времени. Среди них была и долговязая фигура Дон Кихота, и приземистое изображение Санчо Панса. Внизу находился маленький, очень уютный и уединенный песчаный пляж, с обеих сторон окруженный уходившими в воду склонами скал.
Жермена молча наслаждалась ощущением мира и покоя, которое навевало это уютное место. На какое-то мгновение она даже пожалела, что отказалась переехать сюда. Но тут Франсуа прервал ее размышления, возмущенно потребовав внимания к своей особе.

***

Позже, лениво развалившись в шезлонге и из-под полуприкрытых ресниц наблюдая за резвившимся в бассейне братом, она услышала голос Винсенте и, повернув голову, стала следить за его приближением, даже не сознавая, какой жаркий огонь горит в ее золотистых глазах.
Каждое движение его огромного, загорелого и удивительно пропорционально сложенного тела было преисполнено непринужденной грации. Выпрямившись в шезлонге, Жермена глядела на приближающегося любовника. Его черные плавки были чуть более консервативного покроя, чем вчерашние, но…
– Твои глаза выдают тебя, радость моя, – деловито заметил Винсенте, опускаясь на траву.
– Тише., Франсуа… – только и смогла произнести она, заливаясь краской.
– Франсуа занят собой. А я с тобой. – Он начал медленно поглаживать ее загорелое бедро. – Я у твоих ног… Я от тебя без ума… Чего еще может желать женщина? – вкрадчиво мурлыкал он.
– Хватит, перестань! – взмолилась Жермена. Рука Винсенте к этому моменту достигла ее коленки и нырнула под нее, поглаживая нежную чувствительную кожу. – Поднимайся, слышишь!
– О, это можно, – на удивление легко согласился он и, быстро встав на ноги, наклонился к ее уху и объяснил, что у него поднимается.
– Вин…
Отталкивая его, она вороватым жестом погладила мощные бицепсы. Еще одно слово, и кровь в ее жилах вскипит!
– Не сейчас, но очень скоро, – успокоил ее Винсенте, прежде чем с понимающей улыбкой подхватить на руки. – Сейчас тебе нужно немного охладиться, а затем мы позаботимся о том, чтобы Франсуа порядком измотался и после обеда спал как убитый.
Обвив его шею руками, она испуганно завопила:
– Нет! Ты не посмеешь!
Но он посмел, и Жермена рухнула в бассейн, подняв фонтан брызг. Вынырнув на поверхность, бранясь и отплевываясь, она увидела, что «рыцари» от души хохочут, указывая на нее пальцами…

***

Наплававшись, высохнув и переодевшись, они перебрались в маленькую столовую, прилегавшую к живописной, типично деревенской кухне, и Винсенте накормил их легким обедом, состоявшим из салата и рыбы-гриль. Сок для Франсуа и вино для Жермены были одинакового цвета и запаха, отличаясь только крепостью. Винсенте пояснил, что эти напитки изготовлены из собственного винограда, и с явной гордостью выслушал искренние восторги своих гостей.
А когда у Франсуа начали слипаться глаза, он на руках отнес мальчика в маленькую прохладную спальню и терпеливо ждал, пока Жермена укроет брата легким покрывалом. Наконец она, приложив палец к губам, выскользнула в холл.
– Еще вина? Кофе? – В голосе Винсенте звучало явное нетерпение, но… повернувшись, Жермена с удивлением увидела в глубине его черных глаз какое-то странное, по-детски беззащитное выражение.
Или это ей только показалось?
– Сиеста обещает быть восхитительной, – улыбнулась она.
Протягивая возлюбленной руки, Винсенте, однако, был тих и задумчив.
– Ты отдаешь себя так безоглядно, так щедро. А я, глупец, считал тебя корыстной, расчетливой…
Издав гортанный стон, он прижался к ее губам в жадном поцелуе.
Трудно сказать, как отреагировала бы Жермена на подобное замечание в другое время, но сейчас, когда их тела и губы соприкасались, способность осознанно воспринимать окружающее покинула ее, и она стала безвольной рабой его неистовой страсти. Он подхватил ее на руки, и она, закрыв глаза, крепко обвила руками его мощную шею.
Жермена даже не увидела кровать, а только почувствовала ее спиной и сразу же ощутила восхитительную тяжесть тела возлюбленного…

***

Последующие два дня были точной копией первого. Рано утром за ними заезжал Винсенте и увозил к себе. Вечером они возвращались в замок Ромеро и вместе ужинали.
Первая половина дня проходила в бассейне, а после обеда, когда Франсуа засыпал, Вин уносил Жермену на широкую кровать в своей спальне. Они болтали о пустяках, старательно избегая упоминаний о причинах ее появления в Испании. Им не хотелось разрушать очарование этих дней…
Однако в четверг вечером идиллии пришел конец…
– Сейчас же вернись и доешь мороженое! – крикнула Жермена вдогонку умчавшемуся в темноту Франсуа.
Они ужинали в патио, и мальчик то и дело вскакивал из-за стола, гоняясь за светлячками, величаво парившими в свежем, наполненном таинственными ночными запахами воздухе.
– Пусть себе… – добродушно пробурчал Винсенте и, склонившись через стол, взял ее руку. – В детстве я тоже их постоянно пытался поймать, но, как правило, безуспешно. Ему скоро надоест.
– А мороженое к тому времени успеет растаять, – возмущенно фыркнула Жермена. – Ты развращаешь ребенка!
– Как и его сестричку, – хихикнул Винсенте. – Впрочем, это еще неизвестно, кто кого. – Он нежно притронулся губами к ее мягкой ладони, и она в который раз подивилась, какое удовольствие ей доставляет любое, пусть даже самое легкое, его прикосновение. Она уже собралась было сказать ему об этом, как вдруг появилась Китерия.
– Сеньорита, вас к телефону. Это сеньор Диего Перейра.
Рука Жермены упала на стол. На лице Винсенте появилось отсутствующее выражение.
– Думаю, тебе лучше подойти.
Вернувшись на террасу пять минут спустя, Жермена нашла за столом Франсуа, сосредоточенно доедающего остатки мороженого. Сев на свое место, она некоторое время молча разглядывала тарелку.
– Итак, что понадобилось моему старику? – небрежно поинтересовался тот, нарушая наконец тягостную тишину. – То, что он говорил обо мне, можешь не рассказывать.
Жермена бросила на него удивленный взгляд. Похоже, Винсенте расспрашивает ее исключительно из вежливости, и тема эта его совершенно не интересует.
– О тебе? Но он даже не знает, что ты здесь, – спокойно ответила она. – Сказал, что собирается приехать завтра с готовым текстом соглашения. Относительно виллы, ты же знаешь.
– И ты, разумеется, довольна, что все наконец улаживается.
– Естественно.
Жермена надеялась, что он продолжит разговор о завещании дона Мануэля и вспомнит о второй проблеме: ее доле в акциях. И тогда… Тогда она признается, зачем на самом деле сюда приехала. Но, к великому ее изумлению, Винсенте ничего не спросил. Только смотрел на нее и улыбался.
– Хорошо, да не очень: конец любви в полуденные часы. И вот еще что…
Сердце Жермены радостно затрепетало: сейчас, сейчас он скажет, что родственники Ромеро их ограбили, и докажет таким образом свою порядочность и, возможно, любовь. Однако следующие слова Винсенте тут же убили вспыхнувшую в груди надежду.
– Мне необходимо на денек отлучиться в Афины, – сказал он. – Дела требуют. Речь идет о покупке нового нефтеналивного судна… Раньше послезавтрашнего утра вернуться не удастся, так что у вас с господином Диего Перейрой будет достаточно времени, чтобы закончить все дела.
– Он также намерен обсудить вопрос о принадлежащих мне акциях… – растерянно добавила Жермена.
Новость о том, что Винсенте должен отлучиться на два дня, застала ее врасплох. Вполне возможно, что они больше не увидятся. И сейчас она молила бога, чтобы он хоть как-то показал заинтересованность в ее делах. Ведь если она хоть что-то значит для него как личность, а не только как «объект наслаждения», у Винсенте должно возникнуть желание защитить ее. Но он, видимо, уже всеми помыслами был там, в Афинах.
– Жермена, ты же умная женщина. Сама не чужда коммерции, имеешь небольшое дело. Продай им свои акции или, если это для тебя так важно, сделай это после собрания акционеров. Какое бы решение ты ни приняла, я не сомневаюсь: оно будет правильным.
– Ты так думаешь? – задумчиво спросила она. Значит, этот мужчина ценит в ней не одно только тело.
– Разумеется. – Каким-то странным, непонятным образом он все время угадывал ход ее мыслей, только в главном почему-то все время ошибался. – Постарайся, однако, уладить все до пятницы. Не хочу, чтобы незаконченные дела омрачали нашу встречу. Вечером, как только я приеду, устроим настоящий праздник. – Глаза его многозначительно скользнули за глубокий вырез ее фривольного мини-платья, затем вновь обратились к лицу возлюбленной.
– Оставляю тебе ключи от нашего рая. А сейчас попрошу Николаса отвезти вас ко мне. Сунув руку в карман, он извлек ключ и положил на стол перед Жерменой. – Поскучаете с Франсуа, пока я к вам не присоединюсь.
Белозубая улыбка, которой сопровождалось это предложение, свидетельствовала о том, что ее обладатель даже не помышлял о возможности отказа…
Что и говорить, он прекрасно все спланировал. И ключи уже приготовил. Остается только договориться с Николасом, и дело в шляпе. И плевать ему на то, что они с Франсуа потеряют целое состояние! Лишь бы его любовница оказалась в нужное время на месте и по первому же зову прыгнула к нему в постель.
Животное. Похотливый бык, – свирепея, бранилась про себя Жермена. Если бы она могла дотянуться через стол, то непременно дала бы ему пощечину. А может, выплеснуть ему в лицо недопитый кофе?
Не сделав, однако, ни того, ни другого, Жермена просто сказала себе, что вопрос, мучивший ее все эти дни, наконец-то получил вполне определенный ответ. Никаких серьезных чувств по отношению к ней Винсенте не испытывал. Этот человек был просто здоровым, полным сил самцом, которому для нормального самочувствия на несколько часов в день требовалось ее тело. Он мог сокрушаться по поводу того, что его отношения с отцом оставляют желать лучшего, что друзья ведут себя не слишком этично, но по-настоящему его занимали только собственные, шкурные интересы, к которым они с Франсуа не имели никакого отношения. И этот себялюбец еще имеет наглость сетовать на то, что любви в послеобеденные часы больше не предвидится, и в качестве замены великодушно предлагать ей провести свою последнюю ночь в Испании в его постели?!
– А в субботу утром, я так понимаю, ты любезно подбросишь меня с братом в аэропорт? – не скрывая сарказма, предположила Жермена. Ей страшно хотелось выразиться покрепче, но рядом стоял Франсуа.
– Поживем – увидим! – осклабился Винсенте.
Все ясно: он будет совершенно счастлив, увидев ее на борту парома, отплывающего к противоположному берегу.
Жермена уже открыла рот, чтобы высказать все, что накопилось у нее в душе за эти «счастливые» дни, но в дверь постучали, и в комнату, как всегда приветливо улыбаясь, вплыла дородная Китерия. Убрав со стола и выслушав распоряжение молодого Перейры отвезти гостей на его виллу, она радостно закивала головой и поспешила на кухню, к Николасу.
– Ну вот – все улажено!
– Не помню, чтобы я дала свое согласие, – процедила сквозь зубы Жермена.
– Но ведь ты же как раз собиралась это сделать.
Винсенте подошел к ней сзади и осторожно обнял. Она вздрогнула и повела плечами, как бы стряхивая назойливый груз… Но он уже принялся гладить и мять ее кожу, массируя ноющий от напряжения участок между лопатками.
– Расслабься, милая. Все будет хорошо.
Наклонившись, он губами прикоснулся к ее макушке…
– Ну вот! Опять телячьи нежности. Пожалуй, я лучше пойду спать, – раздался разочарованный голос Франсуа.
Жермена моментально вскочила. Подойдя к стулу брата, она взяла его на руки, повернулась к Винсенте и на мгновение застыла, пораженная выражением его глаз.
– Его надо уложить, – после некоторой паузы сказала она первое, что пришло в голову.
– Я догадался. – Губы Вина тронула добрая улыбка и, к ее великому удивлению, он добавил: – С ребенком на руках ты выглядишь просто потрясающе.
– Спасибо, – промямлила совершенно сбитая с толку Жермена. – Спокойной ночи.
– Что-нибудь не так? – не переставая улыбаться, спросил Винсенте и, подняв руку, ласково прикоснулся к ее щеке. – Ты выглядишь раздраженной.
Господи, неужели же он все-таки понял, что она не просто партнерша, которая, млея от счастья, проводит полуденные часы в его постели, подумала Жермена, неужели это наконец произошло? Она едва не попросила его пойти с ними, даже губами уже шевельнула, но он запечатал ее рот быстрым поцелуем.
– Вы оба устали и должны как следует выспаться. Увидимся послезавтра, – убрав с ее лба несколько прядей, он лукаво подмигнул и добавил: – Не стану вас сопровождать. В одной спальне с тобой я за себя не отвечаю!
И, резко повернувшись, он быстро зашагал по направлению к аллее, где под кронами деревьев белел его длинный, похожий на сигару автомобиль.
He в силах сдвинуться с места и оторвать взгляда от его спины, Жермена застыла у дверей террасы. Внезапно Винсенте остановился и обернулся… Некоторое время он стоял молча, не говоря ни слова, затем встряхнул головой, как бы избавляясь от каких-то сомнений, и сказал:
– В пятницу многое решится, Жермена. Обязательно дождись меня. – Он добавил как бы про себя, но достаточно громко, чтобы быть услышанным: – Я смогу обо всем позаботиться, доверься мне. – И, теперь уже не оборачиваясь, скрылся за углом.

***

В эту ночь Жермена почти не сомкнула глаз. Голова болела, а сердце раздирали самые противоречивые чувства. С одной стороны, воспоминания о высокомерно-снисходительном отношении Винсенте заставляли ее то и дело вспыхивать от гнева, и она тут же давала себя обещание порвать с этим сластолюбивым красавцем. С другой стороны, ей отчаянно хотелось вновь оказаться в его объятиях.
В результате девушка проснулась в отвратительном настроении, которое отнюдь не улучшилось, когда, выглянув в окно, она убедилась, что яркое солнце, до сих пор неизменно сопутствующее ей в Испании, сменили низко нависшие грозовые тучи. Между ними сверкали длинные извилистые молнии; на оконные стекла обрушивались целые потоки дождя.
Не самое удачное предзнаменование для предстоящего дня, криво улыбнувшись, сказала себе Жермена.
Оставив Франсуа под бдительным присмотром Китерии пыхтеть над волшебной лампой Алладина в книжке для раскрашивания, она отправилась в рабочий кабинет, где и провела целый час в удобном кожаном кресле с прижатой к уху телефонной трубкой.
Услышанные новости музыкой прозвучали в ее ушах. Коллега в Лондоне подтвердив, что акции компании «Ромеро интернешнл» по заниженным ценам действительно скупал Диего Перейра. Кроме того следуя указаниям Жермены, друзья-брокеры приобрели на ее имя еще семь процентов акций, благодаря чему на собрании в пятницу она будет располагать тридцатью одним процентом голосов.
Она узнала адрес некоего сеньора Мендоса, который владел двадцатью процентами акций и на чью помощь она, судя по всему, могла рассчитывать. Много лет назад, когда дон Мануэль еще только основал свою компанию, сеньор Мендоса дал ему взаймы некоторую сумму денег и с тех пор являлся неофициальным совладельцем «Ромеро интернешнл». Согласно информации из Лондона, этот человек оставайся верным памяти покойного друга и упорно отказывался продать принадлежавшие ему акции.
Она сделала еще один телефонный звонок, и спустя десять минут уже мчалась в черном «мерседесе» на пристань. Насколько можно доверять Николасу, Жермена не знала. Он казался очень милым, но на этой стадии ее расследовании ошибаться было нельзя. Поэтому она просто попросила отвезти их с Франсуа к парому, а через два часа забрать обратно. Шофер посмотрел на нее с удивлением, но подчинился.
Найти дом старого друга дона Мануэля оказалось проще простого – первый же прохожий указал на его дверь. Хотя сеньор Мендоса владел местным похоронным бюро, внешность его никак не вязалась со столь мрачным родом занятий. Был он весь маленький, кругленький с детскими ямочками на пухлых щеках, лицом херувима и лучистой, доброй улыбкой, на которую невозможно было не ответить. Взглянув на гостей, он мгновенно расчувствовался, и по его румяным щекам побежали слезы умиления.
– Заходите, заходите же! Что же вы мокнете под дождем! – запричитал он, открывая дверь шире и вводя их в дом. Затем повернулся к Жермене. – Малыш так похож на своего отца! Как я рад наконец увидеть детей Мануэля!
– Детей? Значит… вы знаете?! – воскликнула она. – Но откуда?
– О, дитя мое, Мануэль Ромеро был моим самым близким другом и полностью мне доверял. Я все о вас знаю. Тем более что вы очень на него похожи.
– Да, – просто ответила Жермена, садясь в предложенное кресло. – Я сама узнала об этом всего месяц назад. Подруга матери написала мне из онкологической клиники. Ее уже нет в живых… А мама скрывала… Говорила, что я дочь того самого человека, за которого она с горя вышла замуж. Ей так и не хватило мужества открыться мне. Наверное, дон Мануэль был не согласен с мамой, но он так любил свою Селестину, что обещал ей сохранить тайну. Если не Франсуа, то хотя бы я должна была остаться законным ребенком…
Она едва не расплакалась на груди добряка Мендосы. Наконец-то нашелся человек, с которым она могла быть откровенной!
Старик сварил Жермене кофе и поведал уйму интереснейших сведений о прошлом ее отца. Затем они перешли к делам…
Через два часа Мендоса, расцеловав на прощание в обе щеки детей своего друга, проводил их до дверей. Условившись встретиться завтра утром, они с неохотой расстались.

***

В замок Жермена возвращалась в превосходном настроении. Даже погода изменилась к лучшему, и в небе опять засияло яркое южное солнце. Впрочем, подъезжая к замку, она увидела на знакомой аллейке автомобиль Перейры-старшего. Китерия сообщила, что сеньор Диего ждет ее в зале для приемов.
Сказать, что встреча с отцом Вина обманула ее ожидания, было бы преувеличением. Сеньор Перейра считал себя хозяином положения. У Жермены же было на этот счет противоположное мнение. Но пока она придержит свои козыри. С гримаской старательной школьницы на лице она подписала бумаги, лишающие Франсуа прав на виллу. Только в последний момент что-то дрогнуло у нее в груди: со слов Винсенте она знала, что эта часть острова испокон века принадлежала семейству Ромеро и только в последние десять лет стараниями новой хозяйки следы присутствия здесь старинного и славного рода были полностью стерты и уничтожены.
Но сделать то же самое с честным именем дона Мануэля ей не удастся! – поклялась себе Жермена, когда едва сдерживающий самодовольную улыбку сеньор Диего перешел ко второй проблеме. И тут оказалось, что победа, которую он только что одержал, в полной мере заслуживает названия пирровой. Эта лавочница… эта французская длинноногая телка неожиданно заартачилась! В течение получаса он буквально клещами вытягивал из нее согласие, но все его аргументы разбивались либо об ее непроходимую тупость, либо о незнание языка, на которое она упорно ссылалась. Постепенно он дошел до того, что начал размахивать перед ее носом чеком, уже подписанным сеньорой Ромеро. Результата это, конечно, не возымело, но дало Жермене возможность заметить, что ее долю пытаются выкупить все по той же смехотворно низкой цене, которую в Париже назвал Винсенте, – два фунта за акцию.
В конце концов, когда дон Диего уже начал повторяться в своих доводах в пользу продажи акций, она встала из-за стола:
– Простите, сеньор Перейра. Весьма сожалею, но эти акции мне дороги как память о доне Мануэле. К тому же… Кто знает? После завтрашнего собрания акционеров они могут и повыситься в цене, – не сдержавшись, она приоткрыла-таки свои карты, прекрасно зная, что в данную минуту ее агенты на бирже делают все, чтобы стоимость «Ромеро интернешнл» резко взлетела вверх.
На какой-то момент она испугалась, что с сеньором Диего случится удар. Глаза его выпучились, лицо налилось кровью, и Жермене опять пришла в голову несколько неуместная в данных обстоятельствах мысль, что он абсолютно не похож на своего сына.
Но тут же на нее обрушился поток изысканнейших испанских ругательств. Общий смысл их сводился к тому, что она смазливая, корыстная сучка, бессовестная вымогательница, которой, по мнению сеньора Перейры, предстоит сгореть в аду вместе со своим ублюдком-братцем. Высказавшись, почтенный адвокат вылетел из комнаты.
Дрожа всем телом, Жермена бессильно опустилась в кресло и сделала героическую попытку взять себя в руки. Когда это наконец удалось, она почувствовала, как ее охватывает холодная ярость. Мало того, что сеньор Перейра был адвокатом и доверенным лицом дона Мануэля, этот гнусный тип считался одним из его самых близких друзей! Но теперь Жермена не сомневалась, что именно он методично распускал слухи о катастрофическом положении компании, а потом через подставных лиц скупал акции по заниженным ценам. Единственное, чего она никак не могла взять в толк, это позицию сеньоры Ромеро. Что могло заставить ее намеренно губить компанию собственного мужа, уменьшая таким образом собственное состояние? Либо вдова была на редкость недалекой особой, либо… просто сошла с ума. Оглядевшись по сторонам, девушка решила, что так оно и есть. Только у человека с помраченным рассудком способен родиться подобный архитектурный проект.
Вернувшись к себе, она уложила Франсуа в его кроватку, а сама занялась сборами. После того, что произойдет завтра, они вряд ли смогут остаться здесь хотя бы на полчаса.
Жермена открыла гардероб, вытащила оба свои чемодана и донесла их до кровати. Внезапно она замерла, вспомнив о волшебных послеобеденных часах, проведенных в постели Винсенте. Затем взгляд ее упал на ключ, лежавший на ночном столике. Она взяла его и повертела в руках. Ах, если бы это был ключ от его сердца! Вздохнув, девушка повернулась и вышла на террасу.
Она вовсе не собиралась предаваться воспоминаниям о Вине и тех часах, когда они любили друг друга. Все, что ей было нужно, – это немного успокоиться.
Но свежий воздух не помог. К тому же гладь бассейна навевала другие воспоминания – о страстных объятиях там, в глубине…
Встряхнув головой, чтобы избавиться от наваждения, Жермена спустилась на нижнюю террасу и устремила задумчивый взгляд на море. На высоких волнах плясали и пенились белые барашки. Неспокойно и тревожно было и у нее на сердце…
Теперь она верила Вину… Знала, что он не имеет отношения к интригам своего отца против «Ромеро интернешнл». Его бизнес и страсть – море. Конечно, ей следовало бы все рассказать ему. Вчера вечером он просил о доверии и, узнав правду, наверное, понял бы ее… Но она не дала ему такого шанса.
Перед глазами встала сцена, когда они, на время насытившись друг другом, обнаженные сидели в кровати, потягивали прохладное вино и лениво болтали ни о чем. Винсенте плеснул несколько капель ей на грудь, а затем слизнул их языком. Она, смеясь, потребовала, чтобы он вел себя пристойно, а он ответил, что ничего не может с собой поделать. Да, этот человек любит и умеет жить, он всегда поступает так, как ему хочется…
Действительно ли такой уж большой виной с его стороны было уехать по делам в Грецию, предоставив ей самой решать свои собственные проблемы? В историю с завещанием дона Мануэля Винсенте втянул отец, и эти проблемы его не слишком интересуют. А главное… Похоже, что он наконец-то поверил ей, Жермене. А она в тот момент готова была влепить ему пощечину… Теперь-то она могла признаться себе, что в такую ярость ее привело не поведение любовника… Нет, ее вывело из себя известие о том, что он уезжает. Уезжает на целых два дня! Возможно – последние два дня, которые отпущены им судьбой…
Но какие-то шансы у них еще оставались… В том случае, разумеется, если она воспользуется талисманом, который сейчас сжимает в руке. Жермена положила ключ от виллы на ладонь и некоторое время внимательно рассматривала, ища в его извилистых линиях разгадку своего будущего.

***

В это время солнце прорвалось сквозь облака и приласкало ее своими теплыми лучами. Ладонь, на которой лежал ключ, как бы сама собой сжалась, и Жермена, прищурившись, посмотрела на небо.
Это знамение свыше, подумала она. Ей всегда казалось, что жизнь научила ее держать удар. Она росла без отца, однако ее детство было наполнено множеством счастливых воспоминаний о нем – об этом позаботилась мать. А впоследствии оказалось, что все эти рассказы были выдумкой…
Жермена не осуждала Селестину, когда та стала любовницей своего шефа, смогла пережить ее смерть и взять на себя заботу о брате. Она досконально освоила свою профессию, а всего лишь месяц назад, узнав, кто ее настоящий отец, сумела справиться и с этим сильнейшим потрясением.
Это известие заставило девушку заново пережить смерть дона Мануэля. И здесь, на родине своего отца, она сделает все, чтобы отстоять его доброе имя. Кроме того, она будет бороться за сердце мужчины, которого полюбила! Винсенте дал ей шанс, оставив свой ключ. И завтра вечером она им воспользуется?
Приняв такое решение, Жермена оторвала взгляд от бурных волн, повернулась и твердой поступью стала подниматься по ступенькам. После того, что она сделает завтра, Вин либо убьет ее, либо задушит в объятиях… Но что бы ни случилось потом, она не упустит свой шанс…
Проснувшись на следующее утро, она тут же вспомнила о предстоящей битве, и сердце ее забилось сильнее. Очень скоро мадемуазель Руо окажется в родной стихии: сделки купли-продажи, котировки акций… Что ж, она верит в победу. Вчера по почте пришли сертификаты акций, и теперь тылы ее были надежно обеспечены.
Стоя под упругими струйками душа и намыливая грудь, она внезапно вспомнила, как это проделывали руки Винсенте. Боже, как он ей нужен сейчас!
Встряхнувшись, Жермена отогнала непрошеные эротические видения, вытерлась и высушила волосы. Завернувшись в большое махровое полотенце, она вернулась в спальню и подошла к гардеробу. Там осталось лишь то, что она собиралась надеть на себя сегодня. Упакованные чемоданы стояли у двери.
Хорошо, что Китерия забрала Франсуа завтракать. Жермена объяснила брату, что с утра ей необходимо отлучиться, но после обеда они уедут к Винсенте, где пробудут до самого отъезда. Мальчуган в восторге закричал, что тот дом ему гораздо больше нравится, и к тому же Вин обещал показать ему остров, развалины старого замка и пещеру самого Дон Кихота.
Жермена, не вникая, кивала головой. Главное, чтобы у малыша сегодня было безмятежно-солнечное настроение. Тогда – это тоже ее примета – все будет в порядке. Сама она ночью спала плохо, беспокойно металась по постели. В ее сновидениях Винсенте был рядом и они снова любили друг друга.
Глухо вздохнув, девушка оглядела себя в высокой зеркале, и губы ее тронула удовлетворенная улыбка: простодушная девица бесследно исчезла. Вместо нее перед зеркалом стояла элегантная деловая женщина.
На ней был великолепно сшитый строгий костюм от Шанель. Сережки из чистого золота от Тиффани прекрасно сочетались с золотой брошью на лацкане пиджака, а черные итальянские туфли на высоких каблуках увеличивали ее рост. Довершал картину удобный кожаный портфель.
Спустившись в кухню, она поцеловала на прощание Франсуа и довольно усмехнулась при виде изумленных физиономий Николаса и Китерии.
Несколько минут спустя, открывая перед Жерменой дверцу «мерседеса», шофер исподтишка бросил на нее удивленно-подозрительный взгляд, а когда она попросила сначала забросить ее к дому сеньора Мендосы, молча, не возражая, кивнул.

***

Штаб-квартира «Ромеро интернешнл» находилась на верхнем этаже небольшого старинного особняка в самом центре Памплоны. Секретарь встречал гостей у входа. Через пять минут, потребовавшихся для того, чтобы подняться по мраморной лестнице, Жермена и сеньор Мендоса были уже на месте.
Зал заседаний богатейшей корпорации выглядел достаточно типично. Стены были отделаны красным деревом, а большие элегантные окна задрапированы портьерами из тончайшего бархата. На длинном столе аккуратно разложены комплекты писчих принадлежностей, расставлены стаканы для воды или вина – по выбору.
Взгляд Жермены переместился дальше, где в глубине зала над каминной доской висел портрет дона Мануэля работы известного художника. Однако ее внимание привлек не он, а собравшаяся возле камина группа людей. Она узнала сеньору Ромеро, Соледад и Диего Перейру. Рядом стояли еще четыре человека, чьи имена шепотом назвал ей сеньор Мендоса. Один из них возглавлял бухгалтерский отдел.
– Добрый день. Все ли готово к началу собрания? – спросила Жермена по-испански и едва не прыснула при виде окаменевших от удивления лиц собравшихся.
– Вы говорите по-испански! – воскликнула сеньора Ромеро.
Девушка кивнула, спокойно глядя ей в глаза, и повторила вопрос:
– Итак, начинаем? Я хочу уладить дело как можно быстрее.
Спокойная, уверенная в себе, привлекательная деловая женщина сразу же оказалась в центре внимания. Почувствовав это, вдова дона Мануэля попыталась перехватить инициативу.
– К сожалению, придется подождать. Не явились еще два члена совета. – Ее взгляд остановился на круглом, добродушно улыбающемся лице спутника Жермены. – А вы как сюда попали, сеньор Мендоса? Ведь вы не входите в совет.
– Что ж, значит, теперь войду, – невозмутимо пожал плечами толстяк, – как один из главных держателей акций, – с нескрываемым удовольствием добавил он. – Мы можем начинать, господа. Мне известно, что отсутствующие члены совета недавно продали свои акции.
О том, кто выкупил их долю, Мендоса предпочел благоразумно умолчать. Дальше все было разыграно как по нотам. После завершения необходимых формальностей место председательствующего занял секретарь компании, тут же предоставивший слово сеньоре Ромеро. Та разразилась длинной и очень эмоциональной речью, смысл которой сводился к тому, что дела компании идут из рук вон плохо, цены на акции падают и доброе имя ее покойного мужа того и гляди будет окончательно дискредитировано. Она предлагала реорганизовать и переименовать компанию. Диего Перейра, разумеется, поддержал это предложение. Собравшиеся уже принялись дружно кивать головами, когда слово взяла Жермена.
В нескольких коротких фразах она обрисовала истинное положение дел и предъявила подтверждающую ее слова документацию, из которой следовало, что активы компании самым бессовестным образом занижались, а источником порочащих слухов являлась сама вдова дона Мануэля. В результате ее действий цены на акции начали катастрофически падать, и их держатели впали в панику. Ну а сеньор Перейра спокойно скупал подешевевшие бумаги через подставных лиц – с явной целью заполучить контрольный пакет. Единственным светлым пятном в этой цепи подтасовок и махинаций являлось стремление сеньоры Ромеро преобразовать компанию в другое, как бы дочернее, предприятие.
– Но зачем это ей понадобилось, знает только она сама.
При этих словах Жермена обвела взглядом зал и прямо заявила, что вследствие такой политики руководства акционеры понесли весьма значительные убытки.
Наступившая после ее слов гробовая тишина через несколько секунд сменилась взрывом негодования, и исход голосования был предопределен. Голосов Жермены, сеньора Мендосы и еще двух членов правления, которые явно ничего не знали о заговоре, оказалось достаточно, чтобы нарушить планы сеньоры Ромеро. Заведующий бухгалтерским отделом был тут же отстранен от должности, поскольку он не мог не знать о махинациях. В заключение совет безоговорочно принял предложенный Жерменой план действий.
Ее противники были полностью посрамлены.
Собрание шло к концу, и девушка, шепнув сеньору Мендосе, что ей необходимо отлучиться, вышла из зала. Найдя женский туалет, она подошла к зеркалу и с любопытством оглядела себя с ног до головы. Глаза ее сверкали торжеством, на щеках горел победный румянец.
Внезапно рядом появилось еще одно отражение, и девушка, обернувшись, оказалась лицом к лицу с сеньорой Ромеро.
Та смотрела сквозь нее, как будто бы находилась в помещении совсем одна. Но Жермена не была бы Жерменой, если бы не повторила свой вопрос – только уже в другой, более откровенной редакции:
– Скажите, зачем вы это сделали? Зачем вам понадобилось дискредитировать имя Ромеро? Ведь его носит ваша дочь. Что толкнуло на этот путь вас, умную и сильную женщину? «Ромеро интернешнл» объективно является процветающей компанией и дает вам возможность жить в роскоши. Согласитесь, ваше поведение абсолютно необъяснимо.
Бесстрастное лицо ее противницы исказила странная гримаса – не то ненависти, не то сдерживаемой боли.
– Хорошо, я скажу тебе, почему так поступила. Потому, что ненавидела дона Мануэля! Ненавидела с того самого дня, как вышла за него замуж.
В ее словах прозвучала такая страсть, что Жермена покачнулась и схватилась руками за раковину умывальника. Она не упала, но костяшки ее пальцев побелели от напряжения.
– Но почему…
– А ты не догадываешься? О, как ты похожа на него… Твой рот, твоя победная улыбка…. Железная деловая хватка. И такая же святая наивность во всех прочих вопросах…
– Вы знаете, что он мой отец? – вскрикнула девушка.
Запрокинув голову, та громко, истерично расхохоталась.
– Наивная дурочка! Я знала об этом еще до твоего появления на свет. Удивлена? – Она нервно хихикнула. – Да, мне было известно, что Мануэль спит со своей француженкой-секретаршей. А я… Я была безумно влюблена в Диего Перейру, человека высокого происхождения, великолепно воспитанного, но – увы! небогатого. Он был женат и имел сына, так что вопрос о разводе не стоял… И когда я забеременела, мы вместе решили…
Жермена слушала ее, почти не дыша.
– Мануэль как раз вернулся из Франции. Его дела шли успешно, он чувствовал себя на подъеме. Диего пригласил его погостить к себе на виллу. А потом устроил в честь друга вечеринку и позвал на нее меня. Мы его здорово напоили, и на следующее утро он проснулся в одной кровати со мной… Через две недели я заявила, что беременна. И он попал в нашу западню. К счастью, Диего удалось перехватить письмо, в котором твоя мать признавалась, что беременна тобой.
Когда смысл этих слов дошел до Жерме; глаза ее расширились. Она вспомнила, что при первой же встрече с этой женщиной в ее подсознании возник жуткий образ Лукреции Борджиа. Теперь-то она понимала, насколько точна была эта ассоциация.
– Значит, Соледад…
– Мне пришлось спать с Мануэлем, когда я вышла за него замуж, ио после того как моя дочь появилась на свет, – на десять недель раньше срока, – она усмехнулась, – я ни разу не позволила ему к себе прикоснуться. Да, отец Соледад – Диего Перейра, но об этом не знает никто. – Бросив на девушку быстрый взгляд исподлобья, она добавила: – Даже сама Соледад. И ты должна обещать мне, что сохранишь эту тайну.
Женщина, стоящая перед ней, была живым воплощением зла. Ни капли не сомневаясь в этом, Жермена все-таки сказала:
– Обещаю.
– Отлично! Понимаешь, мы с Диего должны наконец соединиться. Жить вместе, одной семьей. Боже, как это прекрасно! Но состояние Ромеро должно принадлежать нам. – Глаза ее затуманились. – И мы уже близки к своему счастью. Мать Винсенте умерла – ты знаешь об этом?
Сеньора Ромеро повернулась к Жермене. Лицо ее приобрело обычное бесстрастное выражение, хотя огоньки безумия продолжали тлеть где-то в глубине зрачков.
– Да, я слышала, – как можно мягче сказала девушка.
– Но она все завещала Винсенте. Он так похож на нее, дочь простого винодела, не получившую никакого воспитания! Она обязана была оставить деньги мужу, но подло обманула его, лишив законной доли наследства. Бедный Диего! Он заслуживает и богатства, и самых высоких почестей. И я дам ему все это. – На лице безумицы появилось мечтательное выражение. – Ради него я пустилась на эту аферу. Привела в движение высшие слои общества, шепнула слово-другое своим богатым и влиятельным знакомым… Все оказалось достаточно просто! А когда цены упали, Диего начал скупать акции. Нам почти удалось получить полный контроль над компанией, оставалось только избавиться от ненавистного имени Ромеро, поставив на его место другое. А потом мы с Диего поженились бы.
Жермена с грустью слушала признания полубезумной женщины. Что ж, подумала она, теперь все встало на свои места.
– Знаешь, он все равно на мне женится. – Схватив девушку за руку, сеньора Ромеро попыталась заглянуть ей в глаза. – Другие женщины для Диего ничего не значат. Если они у него и были, то лишь затем, чтобы скрыть наш роман. И я поступала таким же образом. Даже завела себе молодого любовника-архитектора. Он был умным мальчиком и делал все, что ему скажут! – Еще один ужасный смешок слетел с ее губ. – Он так перекроил родовое гнездо Ромеро, что исчезло всякое воспоминание об этой семье… – Тут она отпустила руку Жермены и торжествующе улыбнулась: – Как бы то ни было, но замок в моих руках. А теперь, прости, мне надо найти Диего. Мы должны назначить день свадьбы. – И, продолжая что-то вполголоса бормотать, она поспешно вышла.
Жермена осталась стоять на месте. То, что она услышала, поразило ее до глубины души. Итак, совсем еще юная девушка полюбила женатого мужчину, но из-за своего высокого общественного положения не решилась соединить с ним свою судьбу. Результат? Исковерканные судьбы многих людей. Мать Жермены, всю жизнь любившая дона Мануэля, была вынуждена выйти замуж за своего двоюродного брата, чтобы узаконить появление дочери на свет. А сам дон Ромеро вынужден был жить с нелюбимой женщиной, которая ненавидела его. Он не скрывал, что до знакомства с Селестиной вел разгульный образ жизни, и эти признания всегда оставляли в душе девушки горький осадок. А Винсенте? Теперь понятно, почему у него не сложились отношения с отцом. И вдруг до Жермены дошло главное!
– О боже! Как же я сразу не сообразила, – прошептала она. – Ведь Соледад… его сводная сестра!

***

Всю обратную дорогу Жермена пребывала в глубокой и невеселой задумчивости, что не замедлил заметить сидящий с ней рядом на заднем сиденье добряк Мендоса. Он взял ее за руку и, легонько пожав, прервал затянувшееся молчание:
– Не грусти, моя девочка. Знаешь, если бы Мануэль мог видеть тебя сегодня… Слышать, как ты отстаиваешь дело всей его жизни… Он может гордиться такой дочерью!
Девушка подняла затуманенные слезами глаза:
– Спасибо, сеньор Мендоса, но без вашей помощи у меня ничего бы не получилось. Благодарю вас от всего сердца. – И, помолчав несколько секунд, печально продолжила: – Но, боже мой, столько лжи и подлости… Просто не хочется жить…
Она разрыдалась. Растерявшийся старик принялся утешать ее. При всей своей мягкости и душевности сеньор Мендоса был весьма настойчивым человеком, и через пару минут Жермена, все еще всхлипывая, рассказывала ему о своем только что состоявшемся разговоре с вдовой дона Мануэля, умолчав только о тайне рождения Соледад.
– Я до сих пор не могу поверить, что есть люди, которые способны на такое, – закончила она свое повествование.
– Ты очень похожа на своего отца, – сказал старик, обняв ее за плечи. – Если он и совершал в своей жизни ошибки, то лишь потому, что отказывался верить в человеческую подлость. Помню его совсем еще молодым, когда он только что вернулся из Франции. Он рассказал мне об успешном начале деятельности филиала его компании и о том, что полюбил девушку-француженку. Мануэль выглядел таким счастливым и жизнерадостным. А буквально через три недели он приехал ко мне мрачнее тучи и сообщил о своей предстоящей свадьбе. Он отказался объяснять, почему так поступает. Теперь я это знаю… Но не сожалей о погубленной жизни своего отца, это было бы неверно. Годы спустя он опять навестил меня, и я увидел мужчину, полного сил и уверенности в будущем. .
Автомобиль остановился у дома сеньора Мендосы, но он не торопился выходить.
– Я тоже почувствовал себя счастливым в тот миг, когда увидел тебя. Ведь вы так похожи на Мануэля – ты и твой брат… – Взгляд его круглых добрых глаз, казалось, был обращен в прошлое. – Я вот что я тебе скажу на прощание. Никогда не позволяй никому взять над собой верх. Навести меня перед отъездом. И если вам еще не надоела Испания, погостите недельку-другую в доме старика Мендосы. Помни: его двери всегда открыты для детей Ромеро. – Галантным жестом он приблизил ее руку к губам и поцеловал. – Обещаешь?
Жермена радостно кивнула.

***

Подъезжая к нелепому зданию виллы, она с трудом сдержала нервный зевок. Чем быстрее они с Франсуа отсюда выберутся, тем лучше.
Быстро пообедав, она попрощалась с Китерией. Вскоре Николас остановил машину у ворот виллы Винсенте. А еще через десять минут Жермена стояла в детской спальне Вина и задумчиво смотрела на сладко посапывающего брата.
О, беззаботное детство! Когда она пообещала Франсуа, что позже он сможет сколько угодно купаться в бассейне, малыш беспрекословно забрался в кровать и тут же уснул. Жермена же чувствовала себя неспокойно, в голове ее роились самые противоречивые мысли. Правильно ли она сделала, выполнив просьбу Винсенте дождаться его здесь? Может быть, пока не поздно, вызвать такси и отправиться в какой-нибудь отель на острове? Тряхнув головой, девушка прогнала эту трусливую мыслишку. Нет, она останется здесь и будет ждать… решения своей участи.
Жермена сняла туфли на высоких каблуках. Сегодня она слишком устала, морально и физически, чтобы отправляться на поиски свободного номера в отеле. Девушка вспомнила о приглашении сеньора Мендосы и пожалела, что не взяла с собой в город Франсуа. А их вещи привез бы потом Николас.
Укрыв брата пледом, она быстро переоделась и спустилась к бассейну. Девушка с разбегу прыгнула в воду и быстро поплыла сначала вперед, потом назад, и снова вперед и назад, и опять, и опять… Она носилась по водной глади как торпеда – до тех пор, пока не почувствовала, что напряжение оставляет мышцы, а тело покидает усталость.
С трудом взобравшись на бортик, Жермена обессиленно опустилась в шезлонг. Почти тотчас же из дома донесся приглушенный расстоянием телефонный звонок. Аппарат находился в холле, на антикварном столике ручной работы. Запыхавшись от быстрого бега, она торопливо схватила трубку:
– Слушаю.
– Значит, ты все-таки приехала. Честно говоря, не ожидал.
Этот голос она узнала бы из десятка, сотни других. Вот только звучал он нак-то странно…
– Да, я здесь, – с готовностью подтвердила Жермена. – Ты уже едешь, Вин?
– Нe совсем. Франсуа с тобой?
– Да, конечно. – Из спальни как раз донесся тоненький голосок брата. – Прости, он, кажется, проснулся.
– В таком случае не буду тебя задерживать. Я только хотел сказать, что приеду попозже. Найдите себе что-нибудь поесть и ложитесь спать. Ты, наверно, ужасно устала. Ведь целый день трудилась, не покладая рук… Бедняжка!
– Хорошо. – Телефонная трубка, казалось, просто источает яд, и Жермена не смогла удержаться от нелепого вопроса. – Что-нибудь не так?
В ответ раздался горький смех.
– Не так? Что может быть «не так», если дома, согревая постель, тебя дожидается любящая женщина? Чао!
Она услышала короткие гудки отбоя.
Остаток дня они с Франсуа провели на террасе. Мальчик шлепал ластами и мячом в бассейне, Жермена лежала в шезлонге, из-под полуприкрытых век наблюдая за братом. Когда ей наконец удалось вытащить его из воды, уже почти совсем стемнело.
Открыв холодильник, девушка не смогла сдержать улыбки: что-что, а голод им явно не грозил! Видимо, экономка заготовила продукты для Винсенте на время своего отпуска.
Уже за столом Франсуа начал клевать носом, и Жермена взяла его на руки, чтобы отнести в спальню. Проходя через холл, она увидела стоявшие там чемоданы, и сердце ее болезненно сжалось. Еще не поздно вызвать такси и уехать, бежать… К десяти часам она уже отчаянно жалела, что не сделала этого. Вчера ей без особого труда удалось убедить себя в том, что явное отсутствие у Винсенте интереса к ее делам и нежелание помогать в их решении вполне естественны для человека в его положении. Дальнейшее развитие событий, казалось бы, подтвердило эту вполне разумную точку эрения, ведь ей удалось самостоятельно справиться со всеми проблемами. Но сегодня все почему-то выглядело иначе. Винсенте не мог знать, как все повернется. А если бы она проиграла?
Поняв, что запутывается окончательно, Жермена тяжело вздохнула и повернулась на другой бок. Она только что приняла душ, но в спальню не пошла, а забралась с ногами на большую и очень уютную софу, стоящую в холле. Она не решалась нырнуть в постель Винсенте…
Уютной оказалась и старенькая футболка, которую она натянула на себя вместо ночной рубашки. То и дело сладко зевая, Жермена прождала еще какое-то время, потом глаза ее сами собой закрылись, и вскоре она уже крепко спала.
Настолько крепко, что даже не услышала звуков открывающейся двери и приближающихся к ней тяжелых шагов.
– Спим сном младенца?! – услышала она сквозь сон и испуганно подняла голову.
Увидев Винсенте, девушка радостно потянулась к нему. В ее затуманенном сонном взгляде смешались удивление и любовь.
– А-а-а, ты вернулся, – пробормотала она.
– Как видишь, – хмуро ответствовал он.
Окончательно проснувшись, Жермена рывком села на кровати и потянула книзу коротенькую футболку.
– Что-нибудь случилось?
– Поразительное внимание к простым смертным. – Черная бровь Винсенте насмешливо изогнулась. – Такая богатая, известная леди.
– Известная?! – удивленно переспросила девушка.
Не отвечая, он небрежным жестом сбросил с плеч пиджак и швырнул его на спинку софы. За пиджаком последовал галстук. Движения эти казались ленивыми и расслабленными, однако в их нарочитой медлительности угадывалась с трудом сдерживаемая ярость. И когда он так же неторопливо опустился рядом на софу, Жермена вся напряглась.
– Что ты этим хочешь сказать? – упавшим голосом спросила она. Сердце ее замерло: конечно, он уже обо всем знает…
– В сегодняшних теленовостях ты выглядела в высшей степени эффектно. Хотя, по правде сказать, узнать тебя было непросто.
– Теленовостях? – задохнулась от удивления Жермена.
– Да-да. Забавное получилось… кино. Оказывается, эта чокнутая сеньора Ромеро решила растрезвонить о своих планах реорганизации компании на весь мир и пригласила на совет телевидение. После встречи она дала репортерам интервью. Ну а завершала сюжет пикантная сценка: героиня дня – мадам Руо – садится в черный «мерседес» старого козла Мендосы.
– Что за чушь ты несешь?!
– Отнюдь, – с горечью продолжал Винсенте. – Слабость к похотливым старцам ты впитала с молоком матери. Впрочем, что мне за дело до какого-то там Мендосы, когда моя постель согрета и ждет меня?
Схватив Жермену за плечо, он грубо привлек ее к себе.
Удивительно, но близость этого большого и сильного тела не вызвала у нее обычного сладкого головокружения. Страх и отвращение овладели ею. Она попыталась высвободиться, но разорвать железные объятия ей оказалось не под силу.
– Я тебе все объясню! – вскрикнула девушка, кривясь от боли.
– В этом нет необходимости. – Те же железные пальцы приподняли ее подбородок и повернули лицо. Теперь их глаза разделяли всего лишь несколько дюймов. – Мне и так уже все известно. Вечер в обществе старика Диего Перейры принес большую пользу. Ты, конечно, догадываешься, о чем мы говорили? Об одном поистине волшебном превращении. – В голосе его звучала откровенная издевка, – Хочешь послушать? Простая и скромная девушка, эдакая Дульсинея Парижская, по мановению жезла доброго волшебника преображается в… ну, скажем, придворную даму некоего короля. И вместе с ним начинает управлять его королевством.
С трудом проглотив застрявший в горле комок, Жермена попыталась защищаться:
– Я выполняла просьбу дона Мануэля. Если бы я проговорилась об этом даже тебе, все могло сорваться.
– Не сорвалось, – прорычал он сквозь зубы. – Твой расчет оказался на удивление точен. Корыстная маленькая дрянь заграбастала чужие деньги и всех, в том числе и меня, оставила в дураках.
Жермене показалось, что кровь вскипела в ее жилах. Нет, eй что бы то ни стало надо сдержаться. Объяснить этому одержимому злобой, бесконечно дорогому ей человеку, что…
– Я не могла сказать тебе правду, пойми! Ведь ты состоишь в близких отношениях со всеми заинтересованными лицами.
– А с тобой я не был близок?! – взревел он. – Ты лежала в моей постели, в моих объятиях. Я…
Жестом остановив его, она напомнила:
– Но разве не ты говорил, что дела нельзя смешивать с удовольствиями?
– Неужели я это говорил? – удивленно хмыкнул Винсенте, перебрасывая ее ноги к себе на колени. Огонек желания, которому она всегда так радовалась, вспыхнул в его глазах, но ее тело не желало откликаться на этот могучий зов. – Что ж, тем хуже для меня!
Он завел ей руки за спину и впился в губы грубым поцелуем, заставившим Жермену содрогнуться от боли и унижения. Нет, совсем не так она представляла себе их прощальный вечер…
И стоило ему всего лишь на мгновение ослабить свою мертвую хватку, как она тотчас же высвободила руки и уперлась ему в грудь ладонями:
– Вин, пожалуйста! Я не хочу, чтобы это было так!
– Ви-и-ин, пожа-а-а-алуйета, – передразнил он, криво ухмыляясь. – А ты пожалела несчастную вдову? Мало тебе трети акций империи Ромеро? Нет, ты решила захапать все! А что будет с остальными наследниками, тебе, конечно же, безразлично. А мне-то казалось, что я тебя знаю. Подумывал даже о… – Нервно расхохотавшись, он сокрушенно покачал го левой. – Вот дурака бы свалял!
– Нет! Нет! – Ей вдруг стало ясно, что он не знает всей правды. – Я… – она остановилась, сообразив, что признаться в том, что дон Мануэль был ее отцом, и при этом утаить, что Соледад – его сестра, не получится. И вдруг ее пронзило страшное подозрение. Буквально задохнувшись от ужаса, Жермена едва выдавила из себя:
– Скажи, Соледад была твоей любовницей?
– Черт подери! Ты, оказывается, ревнуешь меня к ней? – Вин вытаращил глаза и недоуменно захлопал ресницами. – Неужели ревность была движущим мотивом твоих поступков?! Чушь какая-то! Да я никогда и пальцем к ней не притронулся:
– Я не о том! Ты все неправильна понял!
– Конечно, ведь я всегда все понимаю неправильно. Особенно в том, что касается тебя, – ухмыльнулся Винсенте и тоненьким голоском пропищал: – «Ах, эти акции, дивиденды, сертификаты и аккредитивы… Нет, это выше моего понимания». Черта с два! Ты все прекрасно понимала. Впрочем, – все с той же улыбкой добавил он, – кое-что из этой грязной истории я все же извлеку. Попользуюсь твоим телом. А то, что в этом прекрасном сосуде бьется черное сердце, не имеет особого значения.
Удар был настолько жесток, что у Жермены потемнело в глазах. Происходящее казалось даже каким-то неправдоподобным. Может быть, все это – в том числе и Винсенте, истязающий ее с жестокостью палача, – ей просто снится?
– Ты ничего, ну ровным счетом ничего не понял! – отчаянно вскрикнула она.
Но он, точно не слыша, молниеносным движением сорвал с нее рубашку и, зажав в ладони обе ее руки, завел их за голову.
– Да что тут понимать!
Никогда она еще не видела на его лице такой жуткой улыбки. А он, продолжая удерживать ее запястья, свободной рукой принялся тискать ее обнаженные груди… Потом его ладонь оказалась у нее на талии… Затем он сделал непристойное движение.
– Вот что тебе нравится и вот ради чего ты здесь, у меня. Не так ли, крошка?
Судорожно вздохнув, Жермена взглянула в его лицо, пытаясь обнаружить в этих суровых, точно из камня вырубленных чертах огонь страсти. Но от них веяло холодом. Раздавить ее, унизить – вот что он намеревался сделать.
– И ты знаешь, что я это понимаю, – продолжал Винсенте с той же издевательской интонацией. – Вообще тут у нас с тобой полное взаимопонимание, да?
Рука его покинула талию и вновь переместилась на грудь. Ее тело с готовностью откликнулось на его прикосновение. И когда он, нагнув голову, прильнул губами к ее напрягшимся соскам, ей показалось, что еще мгновение – и она не выдержит и сойдет с ума. Противостоять собственному желанию было невероятно мучительно.
– Нехорошо, Жермена, – шептал он сквозь поцелуи. – Ведь ты же хочешь меня, хочешь…
– Вин, пожалуйста… – теперь она и сама не знала, просит ли его остановиться или же продолжать.
Конечно, если бы поцелуи его оставались такими же грубыми, она, наверное, сражалась бы до конца. Но руки и губы Винсенте неожиданно сделались такими нежными… И она, закрыв глаза, подчинилась его воле. Кровь, словно расплавленное серебро, тяжело пульсировала в венах, воспламеняя каждый нерв ее тела, и она, не предпринимая уже никаких попыток освободиться, с наслаждением погрузила пальцы в густую гриву его волос.
Она даже не заметила, как он снял с себя одежду, но уже готова была его принять. И все было именно так, как она хотела. Оба они одновременно достигли пика наслаждения, а потом, обессиленные и умиротворенные, лежали, прижавшись друг к другу, ничего не говоря и ни о чем не думая…
Винсенте встал с софы и, отвернувшись к окну, начал натягивать брюки. Жермена следила за ним, боясь упустить тот момент, когда можно будет заговорить… В том, что он ее выслушает, она теперь не сомневалась. Но он заговорил первым.
– Переночевать ты можешь в комнате рядом со спальней Франсуа. А завтра утром вас отвезут к парому, – ровным, лишенным всяких эмоций голосом сказал он. Затем повернулся и насмешливо добавил: – Одевайся. На сегодня с меня достаточно.
Потрясенная не столько его словами, сколько тоном, обыденным и бесстрастным, каким отдают распоряжение прислуге, она сначала не среагировала. Тогда он, брезгливо поморщившись, добавил:
– Поторопись, пожалуйста.
Теперь Жермена поняла. Глядя на него переполненными болью глазами, начала нащупывать свою майку, как вдруг, на какую-то долю секунды, ей показалось, что и во взгляде Вина мелькнул отблеск той же муки. Это придало ей мужества сделать еще одну, последнюю попытку:
– Винсенте, я не знаю, что тебе рассказал отец. Но, сделай милость, выслушай меня…
– Незачем. Все кончено. – Он собрал остатки одежды и направился к двери. – Тебе не место в доме моей матери…

***

Переходя от одного куста роз к другому, Жермена с лейкой в руках медленно продвигалась по садику сеньора Мендосы, время от времени поглядывая вверх на плывущие по небу пушистые облака. День близился к концу, скоро должен был возвратиться Франсуа, которого старик повез в местный Диснейленд.
Убедившись, что все цветы получили свою порцию влаги, Жермена выпрямилась и огляделась. На лице ее появилась печальная улыбка. Она поставила лейку и, подобрав подол, опустилась на колени. Земля была горячая и влажная, совсем как женщина после ночи любви. Как я в ту ночь, с грустью подумала девушка.
Закрыв глаза, она вспомнила ту последнюю ночь на вилле Винсенте Перейры. Поднявшись с софы и пройдя в указанную комнату, она так и не сомкнула глаз, и к восьми утра они с Франсуа уже были готовы к отъезду.
Жермена как раз вызывала по телефону такси, когда появился мрачный, но безукоризненно вежливый Винсенте и настоял на том, чтобы самому отвезти их к переправе. Воспоминание о холодном презрении, которым светились его глаза, до сих пор вызывало у нее дрожь…
Она открыла глаза и вздохнула. Какой смысл ворошить прошлое? Все слезы уже выплаканы. Первые три дня в доме добряка Мендосы она только и делала, что рыдала. Но теперь – хватит! Она смирилась и перестала терзать себя бесплодными упреками. К сожалению, история с отцовским наследством представляла собой слишком сложное хитросплетение лжи и недомолвок, чтобы у их отношений с Вином оставался хоть какой-то шанс…
Здесь, в этом гостеприимном уютном доме, она обрела душевное равновесие, согрелась, почувствовала себя нужной кому-то еще, кроме Франсуа. Старик Мендоса рассказывал ей о прошлом, об отце… Когда-нибудь Франсуа услышит их уже из ее собственных уст. Жермена решила провести еще день-другой в этом оазисе покоя и добра и потом вернуться во Францию.
Париж… Там ее ждет интересная работа, подруга Вик, которой можно позвонить в любое время дня и ночи… Не так уж и много, наверное, но это ее жизнь. Жизнь, в которой до сих пор не было места лжи, ненависти и презрению. Они появились вместе с сеньорой Ромеро и Соледад… И Винсенте, как это ни грустно сознавать.
Погруженная в свои невеселые мысли, она не услышала приближающихся шагов и очнулась, лишь услышав над самой головой такой желанный и вместе с тем совершенно неуместный здесь голос:
– Бонжур, Жермена.
Вздрогнув от неожиданности, она подняла голову и тут же, опрокинув пустую лейку, вскочила на ноги.
– Винсенте…
Его загорелое лицо казалось тоньше и бледнее, чем обычно.
Жермена сделала шаг назад и облизнула мгновенно пересохшие губы:
– Ты… Зачем ты здесь?
– Приехал за тобой.
Винсенте шагнул вперед и оказался так близко, что она ощутила запах его одеколона. Он протянул руку и придержал ее за локоть.
– Осторожно!
Проследив за его взглядом, Жермена увидела, что чуть не споткнулась об опрокинутую лейку.
– Извини, я занята. Обещала сеньору Мендосе проследить за его садом, – заявила она, вырвав руку, и отошла в сторону. – Так что, будь добр, избавь меня от своего присутствия. Я хочу закончить.
Он окинул взглядом влажную землю под кустама.
– По-моему, ты уже все сделала, – тихо заметил он. – Старик не будет в претензии. И, наверное, простит меня, если я тебя похищу.
– Перестань, Винсенте, я не хочу тебя слушать.
– И все-таки выслушай. Много времени это у тебя не займет. И тогда, если захочешь, сможешь вернуться к своим цветам. – Он поднял лейку и застыл, вертя ее в руках. Довольно вместительная, она казалась детской игрушкой, попавшей в лапы великана. – Я… Прости меня. Теперь я знаю, что во всем, что произошло, виноват я сам.
В первый момент Жермена не поверила своим ушам, но ей хватило одного взгляда, чтобы понять, что Винсенте говорит искренне.
Она мягко вытащила начавшую потрескивать пластмассу из его рук.
– Удивлена? – невесело улыбнулся он. Просто мне наконец удалось одолеть свою непомерную гордость и… узнать правду. И вот я здесь, перед тобой.
– Правду? – Ее губы презрительно скривились. – И кто же тебе все рассказал? Сеньор Перейра-старший? Вдова Ромеро?
Она отвернулась. Этот человек вычеркнут из ее жизни окончательно и бесповоротно! Но он опустился на колени и взял ее за руку.
– Выслушай, что я тебе скажу!
Кто дал ему право врываться в чужой дом? И еще разговаривать с ней в таком тоне!
– Почему я должна тебя слушать? – спросила она, стараясь все же говорить спокойно. – Ты же заткнул себе уши тогда на вилле. Считай, что и я оглохла…
– Я тебя люблю!
Неужели у нее действительно что-то неладно со слухом? Но Винсенте снова повторил эту так странно звучащую в его устах фразу, повторил, глядя прямо в ее широко открытые изумленные глаза.
– Да, я, Винсенте Перейра, стою перед тобой на коленях. Дай мне возможность сказать тебе все, что я хочу.
Итак, ей это не почудилось. Он сказал, что любит ее. Сколько раз за последние дни она воображала себе эту сцену? Высокомерный, надменный Винсенте у ее ног. Но можно ли ему верить?
– Я люблю тебя, Жермена. – Почти болезненная гримаса исказила его правильные черты. – Знаю, тебе трудно поверить в это после того, как… Но прошу тебя, позволь… – Он умоляюще протянул к ней руки. – Позволь мне объяснить.
Слезы подступили к горлу девушки. Как она молила его о том же всего лишь три дня назад! Пальцы Винсенте сжались вокруг ее запястья:
– Черт возьми, Жермена! Ну скажи же хоть слово. О чем ты думаешь, отвечай!
Она посмотрела ему в лицо:
– Я… Я не думаю…
– Тебе и не нужно ни о чем думать. – Порывисто вскочив, он прижал Жермену к себе и прильнул к ее губам в долгом страстном поцелуе.
Пальцы ее непроизвольно потянулись к его черным кудрям.
– Дорогая, – сказал он, поднимая голову. – Разве это не так?
– Я… Я всегда это знала. А ты…
– О боже, какой же скотиной я был! – Он не дал ей закончить. – Я ведь так не хотел, чтобы ты уезжала. Это все моя гордость… Или эгоизм? Впрочем, называй, как хочешь. Теперь-то я вижу, каким самоуверенным и надменным мерзавцем был в тот вечер. Никогда не прощу себе, что так с тобой обращался! Но неужели мы не сможем забыть все плохое, что разделяло нас? И снова, уже другими, соединиться навсегда.
То ли отстраняя его, то ли боясь, что он уйдет, Жермена положила руки на его широкие плечи.
– Нет, – печально сказала она. – После всего, что тогда случилось, это невозможно.
– Все возможно, если очень сильно захотеть. Если ты считаешь, что я недостаточно тебя люблю, – возьми мою страсть и вылепи из нее любовь.
В груди Жермены шевельнулась робкая надежда. Он говорил так искренне. Но… Она мягко отстранилась.
– Давай-ка лучше пройдем в дом.
Винсенте сжал ее в объятиях и торжественно произнес:
– Я не хочу, чтобы ты уходила из моей жизни.
Вновь освободившись, она с грустью подумала, что он, в сущности, всего-навсего большой ребенок. Поцелуи, страстные объятия… По-южному жаркое утро любви. Но каким будет день? Ведь позади у них столько обмана, обид, боли! Конечно, магия его глаз и прикосновений по-прежнему заставляет ее таять. Но теперь… Теперь она знает, что это колдовство небезопасно. Оно не только возносит на небеса, но и низвергает в пропасть.

***

Вернувшись в гостиную, она занервничала еще больше. Развязка близилась, но последнее слово еще не было произнесено. Жермена и сама не знала, что скажет этому красавцу.
Войдя в гостиную, Винсенте устало опустился на диван и вытянул свои длинные ноги, не замечая, что солнечный свет бьет ему прямо в глаза. Его измученный вид – землистый цвет лица, ввалившиеся щеки – поразил Жермену.
– Хочешь чего-нибудь выпить? Кофе?
Он отрицательно покачал головой:
– Спасибо, но мы еще не закончили. Присядь.
Девушка почувствовала, что горло ее пересыхает и колени подгибаются. Несколько секунд помедлив, она осторожно присела на самый краешек софы.
– Правильно, – с едва заметной горечью в голосе заметил он. – Разумная предосторожность. Ведь я изнасиловал тебя тогда, верно?
– Нет! – горячо запротестовала она. – Все было вовсе не так.
– Разве? – Он посмотрел на нее с искренним изумлением. – Ты очень добра, Жермена. И все равно я знаю, в тот вечер вел себя как последний подонок. Меня и самого это удивляет! Как такое со мной могло произойти? Если бы не отец… Сразу же после совещания он позвонил в Афины, сказал, что произошло нечто ужасное, и попросил меня немедленно приехать. При встрече он изложил свою версию произошедшего: алчная авантюристка разорила несчастную женщину. Я достаточно резко возразил, сказав, что знаю тебя лучше, чем он. В ответ он расхохотался и, назвав меня глупым мальчишкой, выложил свой главный козырь. Мадам Руо вновь обманула всех, скрыв истинную цель своего приезда. Она собиралась прибрать компанию дона Мануэля к рукам, и я, его сын, все это время был для нее лишь марионеткой.
– И ты поверил?
– Не сразу. Есть яды, которые действуют медленно, но… неотвратимо. Поэтому, подъезжая к вилле, я уже знал, что не могу просить твоей руки.
– Моей руки? – растерянно прошептала Жермена. – Ты хотел просить моей руки?
– Подожди, не говори ничего. Позволь мне закончить. Моей гордости в тот вечер был нанесен жестокий удар. Значит, все это время ты просто развлекалась со мной, одуревшим от любви дуралеем… Пользовалась мной как прикрытием для своих махинаций. И в том, что я думал, согласись, была своя идиотская логика. Ведь тем, кого любят, доверяют. – Винсенте горько усмехнулся. – Теперь-то я знаю, чем ты руководствовалась. А тогда… Я просто жаждал причинить тебе ту же боль, что ощущал сам.
Жермена инстинктивно протянула руку и положила ему на колено.
– Нет, Винсенте. Это не только твоя вина, но и моя тоже… Мне надо было рассказать тебе все еще на пароме. А вместо этого я устроила тебе сцену. Потом я не раз пыталась начать этот разговор, но… – В ее золотистых глазах появилась улыбка. – Помнишь тот первый день на вилле и чем он закончился? Больше я не осмеливалась предпринимать подобных попыток. Наши отношения казались такими хрупкими… Мне было так страшно все испортить. Знаешь, честно говоря, я ужасная трусиха! Боялась, что ты… бросишь меня.
Огромная ладонь Винсенте накрыла лежавшую на его колене руку Жермены. В его горящем взгляде светились изумление, боль, радость.
– Это правда? – спросил он, тяжело дыша.
– Да. Ты ведь сам говорил, что тебе нужна не жена, а любовница. А у меня ведь совсем мало опыта… такого рода. Всего лишь один друг… когда-то… – Лицо ее запылало, но Жермена, собрав в кулак всю свою волю, продолжала: – А потом выяснилось, что ему нужна не я, а мой бизнес. Оказывается, он просто мечтал прибрать к рукам мои игровые автоматы, которые я и оставила-то только ради Франсуа.
– Бедняжка! – Винсенте привлек ее к себе и бережно, как ребенка, обнял обеими руками. – Первый мужчина, и такое разочарование.
– То же самое сказал дон Мануэль, – улыбнулась Жермена. – Теперь ты понимаешь, почему я боялась сказать тебе правду. Мое доверие к представителям сильного пола к тому времени сильно пошатнулось. Да, я люблю, люблю тебя. И очень хотела тебе верить, но… – Закончить ей помешали обжигающие, словно пламя, губы Винсенте.
– Что это значит? – с трудом отдышавшись, спросила она спустя несколько минут.
– Ты только что сказала, что любишь меня. Эта правда?
– Я… Я… – Она и сама не заметила, как выдала себя.
– Теперь тебе нечего меня бояться, Жермена. Я должен знать!
– Да, я люблю тебя, – тихо сказала она, загипнотизированная выражением его глаз.
И опять воцарилась долгая тишина, пока Жермена не оказалась перед выбором: либо перевести дух, либо умереть, слившись с ним в поцелуе.
Страсть – это еще не любовь, подумала она. Сейчас, чувствуя на своем теле могучие и нежные руки Винсенте, было легко позабыть о прошлых обидах. Но нужно довести этот разговор до конца и покончить со всеми секретами и недомолвками. И она, выскользнув из его объятий, решилась спросить:
– Что же заставило тебя изменить свое мнение обо мне? Ведь доводы отца были достаточно вескими. Что произошло за эти три дня?
– Они стоили мне трех лет жизни, – хрипло проговорил Винсенте и потянулся губами к ее обнаженной шее.
– Нет, – решительно остановила его Жермена. Она больше не позволит страсти возобладать над рассудком. Они должны все выяснить.
– Хорошо. Я скажу тебе, хотя обещал сохранить тайну. Так вот, когда вы уехали, сначала я поздравил себя с тем, что наконец-то избавился от тебя, а потом… Потом открыл бар и напился до бесчувствия. И второй день я провел наедине с бутылкой. Ты знаешь, я не пью крепких напитков, но всегда держу бутылочку-другую для гостей. Однако на этот раз моих скромных запасов оказалось недостаточно, и рано утром с раскалывающейся головой и твердым намерением умереть, я поехал в город, чтобы пополнить свою коллекцию. В баре на центральной площади я встретил Мендосу…
– Ты разговаривал с ним?
– Да. Я попытался ускользнуть от человека, которого считал твоим пособником, чуть ли не агентом. Но старик насильно усадил меня за стойку и выложил все… От него я узнал, что ты находишься у него в доме, а сеньору Ромеро утром увезли в психиатрическую клинику.
Узнал я и то, как подло мой отец обманул своего лучшего друга и предал мою мать. Мендоса посвятил меня и в другие тайны этого несчастного семейства. Он сказал, что дон Мануэль… Что ты приехала в Испанию, чтобы спасти доброе имя своего отца, и не могла никому открыться. Не поверить старику было невозможно… У меня словно открылись глаза. Только тогда до меня дошло, насколько несправедливо и жестоко поступили с тобой те, кого я считал своими друзьями.
Не существует в мире слов, чтобы выразить, как мучительно стыдно мне за то, как я и мой отец вели себя по отношению к тебе и Франсуа. Но, клянусь, я сделаю все, что в моих силах, чтобы никто и никогда больше не смог причинить тебе боли, оскорбить или обидеть тебя.
Жермена тревожно шевельнулась в его объятиях. Она уже поверила в его искренность, но существовало еще одно, последнее обстоятельсгво, которое не давало ей окончательно успокоиться.
– Соледад… – начала она.
– Я знаю, почему ты спросила о ней, – прервал ее Винсенте. Глаза его сузились, лицо приняло мрачное выражение. – В тот вечер отец сказал мне, что она наполовину моя сестра. Одного этого достаточно, чтобы я навсегда возненавидел его! Ведь мы с Соледад легко могли стать любовниками! Но, видимо, голос крови все же существует. Я всегда относился к ней скорее как к младшей сестренке…
– Мне очень жаль, что так получилось, – тихо сказала Жермена.
Она хорошо понимала, каково такому гордому и сильному человеку, как Винсенте, узнать, что всю жизнь его обманывал родной отец.
– Тебе не за что извиняться. Подсознательно я всегда подозревал некую ложь в наших отношениях с отцом. И началось это с того самого дня, когда я, совсем еще мальчик, вбежав в комнату матери, застал ее всю в слезах. Целая куча каких-то таблеток – потом я узнал, что это снотворное, – лежала перед ней на столе. Бог знает, что могло случиться, не войди я тогда в ее комнату. Мама обняла меня, прижала к себе и разрыдалась. С тех пор я стал сторониться отца… Но, повзрослев, понял, что человек отнюдь не обязан любить своих родителей. За эти годы у отца были десятки любовниц.
– Но сеньора Ромеро считала, что другие женщины были только дымовой завесой, скрывающей их связь, – вставила Жермена.
– О боже! Несчастная, обманутая женщина. У отца в жизни было только два интереса: деньги и наслаждения. На матери он женился из-за денег, а рождение сына было вызвано необходимостью продолжить род. Но Диего Перейра никогда не был мне настоящим отцом. Его друг Мануэль проводил со мной гораздо больше времени.
Сам не знаю, почему после смерти матери е пришла в голову идея наладить отношения с отцом. Возможно, сыграло роль подсознательное ощущение вины: ведь мать все свое состояние завещала мне. Признаюсь, я собирался отдать отцу его долю. А в знак примирения с готовностью откликнулся на его просьбу слетать во Францию. Это поручение стало единственным, за что я благодарен ему. Ведь он дал мне возможность встретиться с тобой.
– И ты тут же меня возненавидел, – улыбнулась Жермена.
Винсенте ласково поцеловал ее ладони:
– Нет. С первой нашей встречи при одной мысли о тебе я умирал от страсти и вожделения. О боже, как я тебя хотел! Это было просто какое-то наваждение.
На ее щеках появился леший румянец.
– Страсть – это еще не любовь, – смело заявила она.
Он внимательно посмотрел на нее.
– Теперь я понимаю, каким глупцом был все это время. Меня ослепляли страсть и похоть, я не видел ничего, кроме твоего роскошного тела. Потому и вел себя, как последний болван.
– А теперь? – решилась спросить она. – Теперь ты понимаешь, в чем разница? – Ей все еще требовались доказательства его любви.
– Никогда не сомневайся в том, что я люблю тебя, Жермена, – с торжественно-серьезным выражением лица ответил Винсенте и приложил ее руки к своей груди. Девушка почувствовала тяжелые удары его сердца. – Теперь я понимаю, что полюбил тебя с первого взгляда.
– Но ты просил меня стать твоей содержанкой, – обиженно напомнила она.
– Я считал, что ты соблазнила богача Ромеро, а ты этого не отрицала, – ответил он мягким упреком.
– Я вела себя на редкость глупо, – виновато кивнула Жермена.
– Нет, ты просто считала, что так будет проще защищать интересы брата. За это я тебя тоже очень люблю. В день вашего приезда, узнав, что ты обманывала меня, я был вне себя от ярости, но уже в воскресенье, после того как мы впервые любили друг друга, с удивлением убедился, что гнев мой бесследно исчез.. В понедельник, когда ты впервые переступила порог моего дома, я решил, что женюсь на тебе. Мысль, что ты можешь достаться кому-нибудь другому, заставляла меня невыносимо страдать. Но я еще не был готов признать, что это любовь.
– Но когда же ты… – Жермена чувствовала, что знать это ей необходимо. – Когда ты все понял?
– В тот вечер, когда объявил о своем отъезде в Афины. Я смотрел на тебя, на засыпающего у тебя на руках Франсуа и вдруг почувствовал, что люблю тебя и хочу, чтобы ты стала матерью моих детей.
Именно эти слова она хотела услышать. Жермена обняла его могучую шею и со счастливыми слезами на глазах шепнула:
– Спасибо тебе, Вин.
Так они не целовались еще ни разу: доверчиво и нежно, страстно и ненасытно, освободившись от всех своих страхов и подозрений. А потом Винсенте осторожно отстранился и, сверху вниз глядя на ее раскрасневшееся лицо и припухшие милые губы, с неожиданной робостью спросил:
– Согласна ли ты выйти за меня замуж, Жермена? Я не стану настаивать, чтобы ты взяла мою фамилию, с ней у тебя связано слишком много неприятного. Но клянусь, отныне и навсегда главным в этой жизни для меня будет счастье – твое и Франсуа.
Жермена почувствовала, что на глаза у нее вновь наворачиваются слезы. Она хорошо понимала, чего стоило этому гордому испанцу предложить ей сохранить девичью фамилию.
– Да, я с гордостью буду именоваться сеньорой Жерменой Перейра.
И вновь в комнате на долгое время наступила тишина, прерываемая лишь страстными вздохами.
– Ну уж нет! – раздался наконец недовольный голос Винсенте. – У меня нет никакого желания впервые заниматься любовью со своей невестой на какой-то софе. – Он встал и пригладил ладонью взъерошенные волосы. – Где Франсуа?
– На прогулке с сеньором Мендосой. С минуты на минуту вернется.
Винсенте прислушался, потом, ни слова не говоря, легко подхватил Жермену на руки:
– Ну-ка покажи, где здесь находится спальня.
– Нечто подобное ты уже однажды спрашивал, – рассмеялась она, обхватывая его шею руками. – И помнишь, что из этого вышло?
Звук автомобильного клаксона за окном – долгий и продолжительный – не привлек внимания Винсенте, но заставил смутиться Жермену.
– Это Мендоса, – зардевшись, шепнула она на ухо возлюбленному. – Извещает, что они с Франсуа приехали. Бедный Вин!
Ему и впрямь ничего не оставалось, как опустить ее на пол. Это было сделано с такой осторожностью, что она ощутила себя чем-то вроде хрупкой и дорогой статуэтки в руках антиквара-коллекционера.

***

– Ура!
Франсуа влетел в гостиную и бросился в объятия Винсенте.
– Вин, наконец-то ты приехал! Где ты был все это время? У тебя сломалась машина?
– Ты же знаешь, мальчуган, я уезжал. Но теперь я снова здесь, с вами… – Винсенте явно не ожидал такой бурной реакции мальчика и казался не на шутку растроганным. – А мой автомобиль в полном порядке. Он стоит за углом и ждет вас…
Ответом ему был восторженный визг.
– Ты слышишь, Ma? Вин забирает нас обратно на остров – тебя и меня. Мы снова будем купаться, загорать и играть в поло.
– И ловить форель в ручье, – подсказал Винсенте, – и искать в морском прибое красивые ракушки. А еще я покажу тебе пещеру, которая помнит эхо голосов Дон Кихота и Санчо Пансы.
– По-моему, госпожа Руо, – и без того круглое лицо хозяина дома расплылось в широкой лучезарной улыбке, – вам следует подняться наверх и снова собрать чемодан. Остров сбывшихся надежд ждет вас…




Читать онлайн любовный роман - В вихре желания - Фристоун Шэрон

Разделы:
шэрон фристоун

Ваши комментарии
к роману В вихре желания - Фристоун Шэрон



хороший роман
В вихре желания - Фристоун Шэронольга
27.06.2011, 13.10





Прямо Мексиканский сериал какой-то. Класс!!!
В вихре желания - Фристоун ШэронОльга
30.10.2011, 19.58





читать можно
В вихре желания - Фристоун ШэронАниса
12.11.2011, 12.00





Мне понравилось
В вихре желания - Фристоун ШэронЛена
11.12.2011, 12.58





прочла с удовольствием
В вихре желания - Фристоун ШэронAdelia
24.01.2012, 14.40





можно читать,интересно
В вихре желания - Фристоун Шэронatevs17
19.03.2012, 22.35





Отличный роман
В вихре желания - Фристоун ШэронЛана
4.06.2012, 13.16





Классный роман!!!
В вихре желания - Фристоун ШэронВера Яр.
29.07.2012, 11.11





а мне понравилось
В вихре желания - Фристоун Шэронэлли
6.09.2012, 23.29





Миленький роман, но с банальным сюжетом. С первых строк знаеш всю историю развития событий. Да и еще убил момент, когда он ее практически насиловал, а она его хотела. Это уж слишком!!!
В вихре желания - Фристоун Шэронмария
7.10.2012, 22.01





Какая глупость....Так жаль потраченного времени. Не читайте, не совеую.
В вихре желания - Фристоун Шэронsvet
9.11.2012, 16.40





интересный роман.мне понравился
В вихре желания - Фристоун Шэронтана
16.06.2013, 16.31





Классный роман!!!Мне понравился, сюжет интересный, не знаю почему пишут о потраченном времени,а я советею прочитать его и составить своё время
В вихре желания - Фристоун ШэронАнна
2.11.2013, 13.12





Прекрасный роман!
В вихре желания - Фристоун ШэронНаталья 66
15.10.2014, 12.58





удивительно, вполне можно читать!
В вихре желания - Фристоун ШэронЕлена
28.10.2014, 23.34





Роман читается легко и с наслаждением.Мне понравились и его герои и сюжеты.Давно так не увлекалась чтением.
В вихре желания - Фристоун Шэронгалина
20.11.2014, 15.29





Хороший роман. Прочитала быстро. 10/10
В вихре желания - Фристоун ШэронВикки
16.06.2015, 22.07





Интеиесно
В вихре желания - Фристоун ШэронЕлена
17.06.2015, 18.20





Один раз прочитать можно
В вихре желания - Фристоун ШэронЕ
18.06.2015, 11.17





Роман для лёгкого чтения.
В вихре желания - Фристоун Шэронелена
25.07.2015, 7.03





Середина на половину, не зацепило совсем. Гг какие то муторные, не яркие.
В вихре желания - Фристоун ШэронАннаВит
15.09.2015, 18.12





Сказка на один раз.
В вихре желания - Фристоун ШэронЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.01.2016, 15.51





Так себе. Нудновато мне показалось! Но заинтересовал тем что история героев не заезженая! Тянет 7 из 10!
В вихре желания - Фристоун ШэронЮлия
18.04.2016, 15.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100