Читать онлайн Золотой отсвет счастья, автора - Френч Джудит, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой отсвет счастья - Френч Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой отсвет счастья - Френч Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой отсвет счастья - Френч Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Френч Джудит

Золотой отсвет счастья

Читать онлайн


Предыдущая страница

24

Мэриленд
Май, 1726 год
Бесс забралась в легкую двухколесную повозку, запряженную серой в яблоках лошадкой, натянула вожжи. Жеребчик легкой рысью зацокал по извилистой главной аллее «Дара судьбы». Ребеночек в животе у Бесс отчаянно топнул ножкой. Она засмеялась от удовольствия и, поглаживая свободной рукой круто выпиравшую округлость, сказала:
— Скоро, мой маленький, уже скоро ты придешь к нам и увидишь этот огромный и яркий мир.
Повозка шла плавно. Со счастливой улыбкой Бесс смотрела на широко раскинувшееся табачное поле. Оно занимало весь участок от реки до дороги. Нежные, но сильные побеги росли густо, обещая дать урожай лучший, чем когда-либо знал «Дар судьбы». По другую сторону дороги высились ровные ряды маиса.
Молодой жеребец бежал, изящно перебирая своими длинными ногами. Высокие колеса повозки весело постукивали по твердо утоптанной поверхности. Стоял дивный весенний день. Обилие тепла и света, поздние закаты радовали Бесс — без этого пропадут, зачахнут посевы. Впрочем, картина буйно расцветающей весны всегда наполняла сердце тихим восторженным благоговением.
Всю прошедшую зиму занял переезд из тропиков в Мэриленд. К счастью, путешествие прошло спокойно. Сокровища, доставленные на «Алом Танагра», развязали Бесс руки: она смогла полностью расплатиться с конторой «Майерс и сын» и восстановить разрушенное прошлогодним набегом хозяйство. Даже выделив Кинкейду его по договору часть клада, Бесс оставалась обеспеченной настолько, чтобы безбедно жить в своем поместье еще много лет.
Дорога разветвлялась: одна тропа уходила к реке, где у причала стоял «Алый» и еще пара суденышек поменьше, другая вела сквозь рощу на пастбище, в дальнем конце которого темнел девственный лес. Часть его решено было вырубить, освобождая земли под новые плантации табака. Эту работу Кинкейд взял лично на себя. Слева от Бесс в кустах раздавался треск, зашуршали листья и прямо к повозке метнулся дрозд, на ходу выдавая звонкую трель: «Чилли-тирр».
— Здравствуй-здравствуй! — засмеялась на его мелодичное приветствие Бесс.
Настроение у нее было прекрасное. Даже неожиданный утренний визит преподобного Томаса не сказался на этом, хотя она целых двадцать минут внимала его речам о чести и достоинстве женщины, о добром имени, о растерянности и недоумении соседей по Заливу. В конце концов Бесс его нравоучения надоели, она предложила Томасу позавтракать и под шумок ускользнула со двора.
Ее нисколько не тревожили людские пересуды и косые взгляды, что негоже, мол, — на сносях, а не замужем. Кинкейд еще на корабле уговаривал ее узаконить брак, поскольку ошибки насчет ребенка уже не могло быть никакой. Но Бесс отказалась.
— Если я выйду замуж, то на всю жизнь, — заявила она ему. — Раз ты не намерен оставаться со мной в нашем поместье, то и я не намерена становиться женой человека, который будет постоянно отсутствовать.
— Но наш ребенок окажется незаконнорожденным! — строго предупредил ее Кинкейд.
— Ну и что? Ты от этого не умрешь, — ответила тогда ему Бесс.
После того разговора отношения их накалились. Кинкейд твердо решил немедленно уехать, как только завершит свои обязанности телохранителя и доставит Бесс в «Дар судьбы».
Однако с возвращения прошло уже три месяца, а шотландец все еще был здесь. Бесс засмеялась про себя. Сначала отъезду помешала табачная рассада…
— Я не могу ехать, пока ростки не укрепятся в корне, — нарочито резко объяснил он. — Если их сейчас упустить, пиши пропало.
Потом выяснилось, что причал давно нуждается в ремонте и расширении, потом потребовали «помощи» амбары, потом…
— Надо проследить, как пойдет кукуруза. После этого я ухожу. И не уговаривай меня, я все решил окончательно, — пророкотал он своим низким, густым голосом, от которого у Бесс всегда мурашки бежали по коже. — Надо подумать о своем собственном будущем, а то весна на исходе, опоздаю и зелень посадить.
Оказалось, Кинкейд замечательно умеет организовывать людей. Земледельцы, лесорубы, рыбаки, плотники — все слушались его беспрекословно. И прежде всего потому, что сам он работал наравне со всеми. От зари до зари он объезжал засеянные поля, заготавливал балясины для изгороди, рубил дрова, пропалывал табак. Бесс видела его только по вечерам, когда он присоединялся к ней за ужином. Эта легкая трапеза всегда подавалась в большом столовом зале. Кинкейд, тщательно умывшись и собрав в косу влажные золотисто-пшеничные волосы, выходил к Бесс побритый, переодетый в «респектабельное платье» — белая сорочка, камзол, бриджи.
И на это короткое время Бесс погружалась в обманчивую идиллию, представляя себя женой Кинкейда. Да они и вели себя как любящие, дружные супруги. Споры и стычки бывали крайне редко, наоборот, он всегда с энтузиазмом делился мыслями о ведении хозяйства. Бесс прислушивалась к его словам. Они много смеялись, болтали о пустяках, шутили, вместе мечтали.
Шотландец последовал совету Бесс и изменил свое имя. Все документы, оформленные должным образом в Аннаполисе, гласили — Роберт Кинкейд. Теперь он был свободный и состоятельный человек. Бесс, конечно, никогда не обращалась к нему «Роберт». Для нее он навсегда останется просто Кинкейдом.
Всю последнюю неделю его не было в поместье, и Бесс ужасно соскучилась. Сославшись на неотложные дела, он уехал до субботы. А сегодня уже воскресенье. Бесс была уверена, что застанет его среди лесорубов. Скорее всего, он вернулся ночью и решил не беспокоить ее сон, остался до утра в рабочих постройках.
Впрочем, они все равно спали в разных комнатах. Не Бесс это затеяла. Напротив, ей так не хватало рядом этого сильного, красивого человека, его близости, его ласк. Но он упорствовал, доказывая, наверное, свой характер, и Бесс не собиралась умолять его вернуться в ее постель.
Но сегодня утром, проснувшись в одиночестве и ощутив в животе биение сердца сына Кинкейда, она поняла, что эти игры им пора прекращать. Хватит! Сегодня она поговорит с ним начистоту, она докажет ему, что он ведет себя как капризный мальчишка.
Про себя Бесс уже решила стать образцовой матерью и преданной женой. «Я считаю Кинкейда своим мужем», — призналась себе Бесс. А как же иначе? Разве они не поклялись друг другу в вечной любви? Именно поэтому она никогда не чувствовала греховности их отношений. Кинкейд — ее мужчина, он будет отцом ее детей, ее супругом, другом и защитником — отныне и во веки веков.
Бесс въехала в лес. Ее окружали теперь высокие стены деревьев — дубы, клены, каштаны. По обочинам были навалены груды сучьев с еще живой зеленью, чернели громады сожженных корявых пней. Дорогу преградила четверка пестрых мулов, тянувших опутанные крепкими кожаными ремнями свежесрубленные бревна. Из чащи доносился веселый и звонкий перестук топоров.
— Пошли, но-о! — подхлестнул четвероногих работяг возница. — Доброго вам утречка, мисс Бесс! — увидев хозяйку, поздоровался он.
Бесс прижалась к обочине, чтобы дать проехать этой процессии. Потом, причмокнув, вновь тронула повозку, углубляясь дальше в тенистый лес. Топоры звенели все громче, раздавался треск и гулкий грохот падающих деревьев. Шагом Бесс проехала мимо груды свежих, душистых стволов. Показалась еще одна упряжка мулов. Ею командовал могучий негр. Он бодро подгонял животных, поигрывая кнутом.
— С хорошим деньком, мисс Бесс, — заулыбался Большой Мозес. — Мистер Кинкейд вернулся. Вон там вы его найдете.
И Мозес указал в сторону густых зарослей.
— Спасибо тебе, — поблагодарила Бесс, вспомнив, что на прошлой неделе Кинкейд говорил ей о своем намерении взять Мозеса в помощники. Силач, известный своей сноровкой, был прекрасным работником. — Как поживают Салли и ваш чудесный малыш?
— Растет как грибок после дождя, и Салли рядом с ним расцветает. Она говорит, что готова помочь вам, когда придет пора.
Дружелюбно распрощавшись с Большим Мозесом, Бесс остановила повозку, слезла на землю и привязала жеребчика к дереву. Осторожно пробираясь через лабиринт лесоповала, она пошла в том направлении, какое указал ей погонщик. Миновав уже широко прорубленную просеку, Бесс очутилась под сенью кедровой рощи. Там-то она и увидела Кинкейда. Он рубил высокий, прямой, как корабельная мачта, дуб. Неподалеку от него какой-то темноволосый человек обрабатывал топором уже поваленный ствол. Лица его в тени деревьев не было видно.
Шотландец заметил Бесс, сказал несколько слов своему напарнику, всадил топор в дерево и поспешил навстречу ей.
— Вот уж не думал так рано встретить тебя, — сказал он. Кинкейд, обнаженный до пояса, потянулся, поиграл мускулами. Вид у него был довольный, будто ему только что удалось избежать серьезных неприятностей.
— Здравствуйте, сэр, — церемонно приветствовала его Бесс, останавливаясь.
— Надеюсь, ты не верхом сюда прибыла? — спросил он.
— Нет, конечно. У меня есть прекрасная повозка. — Бесс улыбнулась. — Добро пожаловать домой, Кинкейд.
Он галантно взял ее под локоть и препроводил на опушку леса, подальше от участка, где валили деревья. Выбрав широкий и плоский пень, Кинкейд легко подсадил на него Бесс. Пень был высокий, Бесс уселась на нем свободно, как на троне. Раскинув юбки, она принялась подевчачьи болтать ногами, но Кинкейд подошел к ней почти вплотную. Глаза их оказались на одном уровне.
— Мне так тебя не хватало, — неожиданно застенчиво пробормотала она, с удивлением обнаружив, что все ее заранее заготовленные пламенные речи куда-то улетучились.
— Надо думать, — молвил Кинкейд. Лицо его ничего не выражало, только в глазах поблескивали задорные золотые искорки. — Небось без меня здесь вся работа стала?
— Не знаю. Но дело не в этом. Мне не хватало тебя, потому что… — Бесс запнулась, закусив нижнюю губу. Неожиданно она ощутила легкое головокружение, так что пришлось упереться руками в шершавый пень. — Наше противостояние слишком затянулось, Кинкейд, — наконец произнесла она. — Преподобный Томас все утро сегодня докладывал мне, что мы стали посмешищем для всего Залива.
— Подумать только!
— Кинкейд! — с упреком воскликнула она. — Кинкейд, я говорю совершенно серьезно. Ты же любишь меня, тебе никуда не хочется уезжать. Последнее время ты только и искал повод, чтобы остаться здесь. Кинкейд, мы должны пожениться.
— Ради нашего ребенка?
— Нет. Ради нас с тобой. Я не смогу быть счастлива без тебя.
— Что, даже здесь? — лукаво прищурился он. — В твоем распрекрасном «Даре судьбы»?
— Ты дразнишь меня? Не надо. Я ведь не шучу. — Бесс прерывисто вздохнула. — Да, я сделала большую ошибку. Этот Перегрин Кэй… В общем, я хочу извиниться. Я не послушала тебя, не посоветовалась с тобой, я попала в ситуацию, из которой без тебя не выбралась бы. Если бы не ты…
— Это что — просьба о прощении?
— Можно и так сказать.
— Отвечай — это извинение или нет? Бесс замолчала, опустила голову.
— Да, сэр. Это извинение, — с глазами, полными слез, молвила она. — Прости меня. Прости. И… давай все-таки начнем сначала. Я хочу быть твоей женой, Кинкейд. Я хочу…
— Да.
Она растерялась. — Что ты сказал?
— Я сказал — да.
— Что — да? Да, я неправильно вела себя с Сокольничим? Да, ты принимаешь мои извинения? Или…
Кинкейд остановил Бесс поцелуем. Руки его обвили ее пополневший стан. Он прижимал его к себе так крепко, он целовал ее губы так жадно и пылко, что Бесс чуть не задохнулась от восторга.
— Кинкейд, — только и сумела выговорить, а когда они оторвались друг от друга. — Я люблю, люблю тебя.
Шотландец засмеялся и снова сгреб ее в объятия.
— Не поэтому ли ты превращаешь мою жизнь в сущий ад? — тут он оглянулся к деревьям, у которых все еще стоял его напарник. — Дэвид! Порядок! Можешь выходить!
— Что? — удивилась Бесс, отбиваясь от его сильных рук и пытаясь посмотреть ему через плечо, но новый поцелуй свел на нет ее старания.
— Пусти меня! Что ты… — притворно возмущалась она.
Кинкейд поднял ее, покружил и осторожно опустил на землю.
— Я ездил вызволять твою…
— Отец! — в изумлении закричала Бесс, вырвалась от Кинкейда и бросилась в руки… Дэвида Беннета, чуть не упустив из виду, что он ведет за собой гнедую кобылу. — Отец, это ты? Неужели ты?
Бесс смеялась и плакала одновременно. Отец похудел и немного постарел, с тех пор, как она видела его в последний раз. В его черных, как у индейца, волосах, теперь поблескивала седина, на лице обозначились морщины, но выглядел он здоровым и бодрым.
— Это я, доченька. Я вернулся, наконец, домой. Привел свой корабль. Но тяжело мне досталось это возвращение. Мы попали в такую адскую дыру… Несколько месяцев не могли выбраться с этого проклятого острова Ява, потом китайские пираты, скажу я тебе… Впрочем, нет, для подробного рассказа у нас еще будет много-много времени. Главное, я дома, у меня груз великолепного китайского шелка, прекрасного чая, я завязал крепкие связи с торговцем Сон Ло, он будет покупать у нас бобровые шкурки и табак.
— Значит, ты опять двинешься на Восток? — ахнула Бесс.
— Не раньше осени, — успокоил ее отец. — Я хочу лично присутствовать при рождении внука… Но сначала… — Дэвид Беннет строго глянул на дочь. — Что это за капризы насчет замужества? Наследник «Дара судьбы» должен быть законным! Роберт говорит, вы жили как муж и жена, но ты вдруг пошла на попятную… Снова за свои фокусы?
Бесс бросила на Кинкейда уничтожающий, но влюбленный взгляд.
— Тут просто маленькое недоразумение, папа, — улыбнулась она отцу. — Да, но как вы встретились? Где твой корабль?
— Мой корабль в Аннаполисе, ждет разгрузки. Там-то мы и столкнулись с Робертом. Твой возлюбленный собирался вести домой Джинджер с жеребенком, и, хоть я знаю, что важнее лошадей для тебя ничего нет, я все же решился…
Бесс подбежала к кобыле, обняла ее за шею.
— Ты нашел ее! — радостно вскрикнула она. — Ты привел ее мне! — Лошадь тыкалась ей носом в лицо. — Ты моя девочка, ты моя Джинджер, — чуть не плакала Бесс.
— Да уж, а то пришлось бы слушать твое нытье еще лет этак сорок, — заметил Кинкейд. — Знаешь, во что обошлась мне твоя разлюбезная кобылка? Я заплатил за нее двойную цену, не считая того, что отдал за жеребенка.
— У нее жеребенок?! О, небось от лохматого тяжеловоза. — Тут из-за задних ног Джинджер выглянула узкая рыженькая мордочка, блеснули темные удивленные глаза, сверкнула белым пятном звездочка на лбу. — Ах ты, миленький! — запричитала Бесс. — Какой красавчик! Как его зовут?
— Я хотел дать ему звучное имя Грех шотландца, но Фолли, пожалуй, подойдет лучше.
— Фолли, маленький Фолли, — приговаривала она. — Ну, красавица, ты неплохо поработала, учитывая, что муженек твой был из дикого стада, — заметила Бесс и обняла свою любимицу.
— Как же, из дикого! — воскликнул шотландец. — Я еще прошлой весной в Честертауне свел ее с чистокровным жеребцом.
— Ты? Но почему?
— Да я сидел-сидел тогда, перехватил рюмку-другую и решил, что это очень даже неплохая идея, — с легкой усмешкой пожал плечами Кинкейд. — В общем, ладно. Хочешь не хочешь, девочка, но, по-моему, пора идти в дом. Преподобный уже, наверное, готов благословить нас.
— Как? Сейчас, здесь?
— Чем скорее, тем лучше, — заметил Дэвид Беннет. — По твоему виду, доченька, ясно, что времени на венчание остается все меньше и меньше.
— Но… да, но… — Бесс переводила взгляд с отца на Кинкейда. — Но преподобного Томаса, может, мы уже не застанем, — неуверенно произнесла она.
— А с каких это пор святой отец приезжает в «Дар судьбы» и не остается на весь день? — насмешливо изрек Дэвид. — Он сидит и ждет нас, милая. Вообще-то я послал Большого Мозеса удостовериться в этом.
— Вы!.. Так вы подстроили все это! Значит… — Она запнулась на полуслове, увидев появившегося на краю опушки Кьюти. — И ты здесь…
— Как же я могу пропустить торжественный брачный обряд? Все же я твой покровитель, — важно сказал индеец. Он был одет в мантию из золотисто-пестрых перьев, запястья украшали золотые браслеты, от талии до колен висели нити, унизанные золотыми, звонкими дисками. — Я был прав. Кинкейд — твой суженый. Я не ошибся, признайся. Я оказался прав, как всегда, дитя мое. Я всегда прав во всем, что касается сердца человеческого и души.
— И вовсе не всегда ты прав, — молвила Бесс и услышала голос Кинкейда.
— Не всегда. Но между нами говоря, мы с тобой стоим друг друга. — Он взял ее за руку. — Пойдем, Бесс. Ты станешь моей женой, прежде чем родишь. Наш малыш будет чистых кровей, точь-в-точь как этот красавчик Фолли.
Бесс бросила последний взгляд на Кьюти.
— Я еще выясню с тобой отношения.
Но он только тихо засмеялся, растворяясь на бархатно-зеленом фоне лесных зарослей.
— Идем, Бесс, — повторил Кинкейд, увлекая ее за собой.
Они вышли из леса, они вступили на яркий цветущий луг. Они шли навстречу прекрасным счастливым дням, которые еще предстояло прожить.



загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Золотой отсвет счастья - Френч Джудит

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Золотой отсвет счастья - Френч Джудит



мне очень понравился роман.Этот роман можно читать даже несколько раз.Сюжет очень захватывающий
Золотой отсвет счастья - Френч Джудиткатерина
25.10.2010, 9.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100