Читать онлайн Золотой отсвет счастья, автора - Френч Джудит, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой отсвет счастья - Френч Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой отсвет счастья - Френч Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой отсвет счастья - Френч Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Френч Джудит

Золотой отсвет счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Бесс в отчаянии озиралась, надеясь на поддержку Кьюти. Но она уже знала, что он исчез. Исчез, нарочно оставив ее наедине с Кинкейдом. Взывая к своей гордости, отваге и разуму, Бесс расправила плечи, смело подняла голову, стараясь выглядеть в глазах этого рассерженного мужчины надменной и собранной.
— Во всем только моя вина, — молвила она. — То, что я сделала, непростительно. В свое оправдание могу сказать одно: я чудом выжила, чуть не утонула. Возможно, это временно повлияло на мой рассудок. Прости, Кинкейд. Понимаю, что ты чувствуешь и думаешь, но я…
— Нет, — перебил он ее, — о том, что я чувствую, ты даже представления не имеешь. Знаешь, как называется женщина, которая распаляет мужика, а затем бежит?
На его лице мелькнула гримаса брезгливого отвращения. Бесс передернуло от стыда.
— Я не распутница, — только и смогла сказать она.
— Однако ты и не девица, — оборвал ее Кинкейд. Бесс будто ушатом ледяной воды окатили.
— Почему ты так решил? — тихо спросила она.
— А почему я должен был решить иначе? — пожал плечами шотландец.
Бесс смутилась и вспыхнула так, что, казалось, она сейчас расплачется. В душе у Кинкейда шевельнулась жалость. Взгляд девушки был беззащитным, почти затравленным, как у бездомного щенка. Да, ему пришлось признать, что он почти потерял над собой контроль. Разве Бесс Беннет женщина для развлечений? О небо! Оп готов был овладеть женщиной, слишком изможденной и напуганной, чтобы управлять собой и разбираться, где благодарность, а где чувственное желание.
— Ты прав, — глухо отозвалась Бесс. — Я не девственница, но клянусь, я не по своей воле лишилась невинности. — По ее щеке покатилась слеза. — Я… меня изнасиловал человек, которому я доверяла.
— Совершенно необязательно выворачивать передо мной душу, — буркнул Кинкейд.
— Я просто пытаюсь все объяснить, — торопливо сказала она. — Я была наивная шестнадцатилетняя дурочка. И во многом виновата сама. Я не подозревала, что для меня это так страшно кончится. — Лицо ее побелело. — Это больше не повторится.
— Значит, ты никогда не любила, никогда не была с мужчиной?
Бесс покачала головой.
— То, что произошло между нами… — Она запнулась. — В общем, я солгу, если скажу, что это не доставило мне удовольствия.
Кинкейд молчал. Гордая англичанка нашла в себе силы признаться. Да, в самообладании ей не откажешь.
— Тогда почему ты вырвалась от меня? — наконец спросил Кинкейд. — Какой же смысл запирать ворота, после того как…
— Я женщина. Я в одиночку несу ответственность за огромную плантацию, — сказала Бесс, понемногу обретая уверенность в себе. — Я не собираюсь поступаться своей независимостью и быть игрушкой в руках мужа. Он может унижать меня, продавать мои земли, выгонять старых слуг, проматывать мое состояние за карточным столом, бить меня, он может даже разлучить меня с моими же детьми, если они будут. По его прихоти меня можно упрятать в сумасшедший дом, можно отправить в чужие края на верную гибель.
— Но для женщины неестественно остаться без семьи.
— Нет. Для меня неестественно поступиться своим образованием и умением вести дела ради сомнительных супружеских радостей.
— Ты ведь не будешь отрицать, что у тебя, как у всякой нормальной женщины, есть потребность в мужчине?
Бесс закусила губу.
— Отвечай! — потребовал Кинкейд.
— Да, есть, — коротко бросила она.
Звук ее низкого, с хрипотцой голоса как кинжалом полоснул его чувства. В висках застучала кровь.
— Ты рождена для любви, — медленно произнес он, ощущая возбуждающую тяжесть в чреслах. — Я не встречал еще такой пылкой женщины.
Неожиданно для него Бесс вся подобралась, исчезли мягкость, беззащитность, которые так шли ей.
— Я никогда не выйду замуж, — отчеканила она. — Никогда. Если отец желает иметь наследников, он может заводить собственных детей.
— Может — если он жив.
— Он жив. Я знаю.
— Знать и хотеть — не всегда одно и то же, Бесс.
— Мой отец жив, — повторила она, — и он вернется домой.
— Он, может, и вернется, а вот мы вряд ли, если не позаботимся сейчас о пресной воде и еде. — Кинкейд глянул на запад, где опять собирались тучи. — И если я не ошибаюсь, скоро начнется дождь.
— Меня так мучает жажда, что я маринад готова пить. — Бесс оглядела пустынный берег. — Наверное, никаких грузов с нашего судна здесь не найти.
— А вот и ошибаешься. Я наткнулся на бочонок с твоей переметной сумкой.
— А я сохранила вот это, — улыбнулась она, похлопывая себя по потайному карману, где были зашиты деньги и драгоценности. — Не удивительно, что я еле-еле держалась на воде. С такой-то тяжестью…
— Этот островок гол, лыс и пуст. Смотри, здесь не деревья, а сухие коряги, — сказал шотландец. — Но если мы пересечем узкий пролив, то выберемся на более щедрую землю.
— Еще один остров? Или Большая земля?
— Не знаю, — пожал плечами Кинкейд, — но деревья там высокие и зеленые, насколько я вижу. Нам надо будет позаботиться и о крыше над головой. Шалаш, большое дупло — все равно.
— Как, снова вплавь? — насторожилась девушка.
— Не знаю, глубоко ли здесь, но в любом случае ты можешь держаться за деревянный бочонок, — сказал Кинкейд и добавил с усмешкой: — Потом, в такой спокойной воде я уж точно не дам тебе утонуть.
— Готова поспорить, что плаваю лучше тебя, — резко ответила Бесс. — Просто ночью меня тянул на дно груз — монеты и мои побрякушки.
— Да я и не думал задеть тебя. Ты самостоятельно выбралась из такой передряги! Три здоровых мужика не выдержали, утонули, но не ты.
— Ты думаешь, они все погибли? — ахнула девушка. — Скорее всего, так. Если только не оказались на другом клочке суши вроде нашего. Ладно, я пойду за бочонком, а потом поищем, где проще перебраться.
Кинкейд внимательно вглядывался в прибрежные воды, надеясь найти еще что-нибудь из остатков корабельного груза. Им и так повезло, что море выбросило этот бочонок. Теперь у них снова есть и оружие, и порох, и кремень, чтобы развести огонь.
Узкую полосу моря, разделявшую два островка, они преодолели без приключений. Еще через пару часов Кинкейд обнаружил зеленую низину. Осталось только докопаться до воды. В конце концов колодец был готов, и они утолили жажду. Вода была мутноватой, но все-таки пресной. Жаловаться не пришлось.
К вечеру они развели костер. На отмели Бесс поймала дюжины две съедобных моллюсков. Ни диких плодов, ни ягод не было еще и в помине, так что им предстоял обед только из одного блюда. Кинкейд тем временем занимался сооружением хижины из сучьев и тростника. Вместо крыши он набросил выловленный из воды парус от разбитого шлюпа. К моменту, когда начали падать первые капли дождя, путники уже сидели в сухом укрытии, где искрился импровизированный очаг, и поедали душистые мидии.
Хижина была достаточно просторной, чтобы вытянуться на «постелях» из сухой морской травы, но низкой, чтобы стоять в полный рост.
Бесс заметно нервничала в такой тесноте, избегая прикасаться к Кинкейду. Учитывая, что она позволяла ему утром, это было даже забавно.
— Бояться тебе нечего, — успокоил ее шотландец. — Я не кусаюсь.
— Я и не боюсь тебя, — возразила она.
— Да? Значит, ты здорово притворяешься. Девушка не поднимала головы, сосредоточенно перебрасывая с ладони на ладонь горячую ракушку.
— Я и не притворяюсь. Просто считаю, что в этих условиях нам не стоит слишком привязываться друг к другу.
— Вот, значит, как ты это называешь! — рассмеялся Кинкейд.
— И не думай, пожалуйста, ничего лишнего! — предупредила Бесс. — Все это было ошибкой. Случайностью. Больше это не повторится.
— До Панамы путь долгий. И таких ночей, как эта, будет много. Не раз еще нам придется оставаться наедине, и…
— Я говорю, больше это не повторится. Я никогда не позволю мужчине воспользоваться моим…
— Неужели ты думаешь, что я просто хотел воспользоваться твоим состоянием?
— Нет. Я все понимаю. Ты вел себя несравненно достойнее, нежели я.
— Хорошо, что ты не считаешь меня грязным чудовищем, — мягко сказал Кинкейд, сжимая холодную, чуть дрожавшую руку девушки. Она не отдернула ее. — Бесс, разве я тебе враг? — продолжал он, глядя на ее ладонь, которая не была белой и мягкой, как у большинства городских женщин. Ее небольшая рука походила скорее на мозолистую, шершавую руку мальчишки. — Как бы там ни было, мы с тобой здесь одни. Мы вместе. Я вижу, ты немало часов проводишь в седле. И готов биться об заклад, возишься на грядках наравне со всеми.
— И на грядках, и в поле, — подтвердила она, встречая его взгляд. — Спасибо, что ты готов утешить меня, но между нами ничего не может быть.
— Да, никакой долгой связи, — согласился Кинкейд. — Я уже был однажды женат и больше в эти игры не играю. В браке мужчине далеко не всегда выпадает лучшая доля.
— Где же сейчас твоя жена?
— Горит в аду, надеюсь.
— Она что, умерла?
— Лучше бы умерла. Для себя я давно похоронил ее. — Кинкейд встряхнул головой, отгоняя тягостные воспоминания. — Не люблю говорить об этом. Она изменила мне с моим лучшим другом. И я убил его за это.
— А ее ты тоже убил?
— Хотел убить. — Он помолчал, медленно поглаживая ладонь девушки. — Наверное, мужчина и женщина, не способные к тихой супружеской жизни, не могут быть счастливы, — задумчиво продолжал он.
Волосы Бесс тяжелой мантией облегали ее плечи. На лице играли красноватые огненные блики. Кинкейд почувствовал, как снова подкрадывается к нему возбуждение. Ноздри щекотал дразняще-пряный запах женщины. Бог свидетель, он поклялся сделать все возможное, чтобы Бесс иначе взглянула на отношения мужчины и женщины.
Легкие прикосновения мужских пальцев горячили кровь, вызывали трепет в каждом уголке тела. Как же ей хотелось откликнуться на его чувственные ласки и отрешиться от всего, кроме близости мужчины. Бесс хотела его, хотела, как несколько часов назад. Даже сильнее, но… Нельзя поддаваться. Иначе ловушка, расставленная индейцем, захлопнется.
Своенравный индеец твердо решил их сосватать. Теперь он не остановится, пока своего не добьется. Для призрака он, пожалуй, слишком настойчив. А уж если ему что взбредет в голову, ничего изменить нельзя…
Или почти ничего… Бесс пренебрегла его советами, когда позволила Ричарду окрутить себя или когда отправилась с бабушкой во время вспышки оспы лечить больных. Вот тогда последний раз она видела Кьюти в полном парадном облачении, что означало высшую степень его недовольства. Негодование Кьюти было так велико, что он не являлся Бесс около полугода.
Бесс надеялась, что сейчас индеец не будет упражняться в исчезновениях. Без Кьюти ей в ближайшее время не обойтись. Иначе как она узнает, куда идти в этой проклятой Панаме, где копать?
Кинкейд притянул девушку к себе и скользнул поцелуем по ее губам. О чем он говорит?
— …Есть много способов предохранить женщину от зачатия. Я позабочусь об этом, Бесс. Не бойся.
Какие мягкие и теплые у него губы, мелькнуло у Бесс. В тепле, после еды ее разморило. Ей хотелось закутаться в эти сильные мужские руки и целовать, целовать, целовать его…
Вместо этого она отстранилась и покачала головой.
— Нет, — молвила она. — Нет. Только не сейчас, только не сегодня. Может, и никогда. Мне не так просто пойти на это. Я устала, я хочу спать, и если ты человек, которому можно доверять, ты не тронешь меня.
— Суровая ты женщина, Бесс Беннет, — с искренним сожалением сказал Кинкейд. — Какие бы скверные воспоминания ни преследовали тебя… я смогу бесследно стереть их ощущениями, о которых ты не будешь жалеть.
Бесс обхватила себя руками и поежилась.
— Возможно, — молвила она. — Возможно, но прежде я должна этого захотеть. Я, — подчеркнула она, многозначительно глядя в темноту.
— Ну, как скажешь, — отозвался Кинкейд. Он подбросил в огонь еще хвороста. Пламя вспыхнуло ярче, разбрасывая веером голубые, оранжевые и зеленоватые искры. — Но предупреждаю, ты еще пожалеешь. «Я жалею о многом уже сегодня», — беззвучно кричала она, сворачиваясь комочком. По парусиновой крыше барабанил дождь. И боюсь, что в старости буду жалеть о тебе, Кинкейд, еще больше, думала Бесс, и тут улыбка тронула ее губы: наверное, каждой женщине надо встретить в жизни своего любовника-каторжника. Для опыта… С этими мыслями она погрузилась в глубокий и сладкий сон, будто лежала не на ложе из сухой травы, а дома, на мягкой пуховой перине.
Бесс разбудил запах жаркого. Солнце было уже высоко. Каждую косточку, каждую мышцу ломило и тянуло после всех приключений. Но чувство голода было сильным, как у здорового человека. Бесс села, потянулась, стараясь стряхнуть с одежды и с волос мелкий морской песок.
Под навесом хижины все горел костер, другой очаг Кинкейд устроил чуть поодаль. Там на вертеле жарился жирный, покрытый румяной корочкой кролик.
Шотландец довольно хмуро приветствовал ее.
— Заспалась ты, однако, миледи. А на завтрак у нас утиные яйца и жаркое. Есть и рыба, если угодно. Я поймал парочку.
— Приготовишь ее? — обрадовалась Бесс. — У тебя ведь такой аппетит, что хорошо, если мне хоть кусочек достанется.
— Остришь уже с утра? Ну-ну.
— Может, ты позволишь мне…
— Вон те кусты подойдут как нельзя лучше, — сказал он. — А если хочешь искупаться…
— Ну, уж нет. Водных процедур с меня достаточно.
— Да? Жаль. Потому что ванна тебе еще предстоит. Это тоже остров, хотя и пообширней, чем тот, первый. Большая земля дальше на запад. Думаю, можно связать несколько бревен, приладить парус, тогда получится плот. Двинем на юг вдоль берега. Если ты, конечно, все еще готова продолжать путь в Панаму. Там ведь может случиться всякое.
— Я готова. И я поеду туда, — решительно ответила девушка.
Бесс повернулась и пошла к густому кустарнику. Она проснулась в хорошем настроении, она жива-здорова, и она не позволит шотландцу портить чудесное утро.
Кинкейд, конечно, усложняет жизнь. Теперь Бесс поняла, что с ним не так просто поладить. Он не так примитивен, как казалось поначалу, когда она заключала с ним договор.
Однако под грубой и суровой маской скрывался если не истинный джентльмен, то человек, безусловно, порядочный. Тревожило другое: оба они были молоды и здоровы, со всеми присущими возрасту чувственными потребностями — что их ждет?
Тем не менее их разделяла пропасть. Бесс Беннет — дочь благородного человека, внучка аристократа, а Кинкейд — мародер, наемник, сила его только в клинке. На роду у него написано закончить свои дни на виселице.
Бесс завершила утренний туалет и пошла на пляж, чтобы ополоснуть лицо и руки. На лоб ей падали спутанные волосы, и девушка нетерпеливо отбрасывала их назад. Кинкейд был, несомненно, привлекателен, но думать о его мужских качествах сейчас не следует. Прежде всего, ей надо помнить, что он заносчивый и нагловатый тип, который часто забывает, где его место. Лучше держаться от него подальше даже в мыслях, иначе беды не миновать.
Бесс по возможности привела в порядок одежду и занялась волосами. Через несколько минут борьбы со своей гривой Бесс сдалась, оторвала половину от нижней юбки и собрала непослушные пряди в косу.
— Ты будешь завтракать или нет? — окликнул ее Кинкейд.
— Иду-иду, — отозвалась Бесс.
«К столу» она вышла спокойная и уверенная в себе. Кролик был уже готов и лежал на тарелке из листьев рядом с «салатом» из моллюсков.
— Яйца стоит сбрызнуть соленой водой, — сказал Кинкейд. — После еды сразу снимаемся. Не знаю, кстати, сколько нам придется идти до обитаемых мест. А края здесь неласковые.
Суровую маску, которую носил вчера, Кинкейд сменил на более мягкую и человечную. Ночь крепкого сна явно пошла ему на пользу, впрочем, как и самой Бесс.
На Большую землю они перебрались на удивление благополучно. Почти сразу на побережье им попалась повозка, которая ехала на юг. Накануне путники провели ночь на берегу заброшенного пруда. Бесс наконец-то получила возможность помыться в тепловатой пресной воде, постирать, сменить одежду. С волосами по-прежнему не было сладу, особенно после мытья, и Бесс, потеряв терпение, схватила сгоряча дедов кортик и обрезала косу дюймов на шесть. Теперь ее волосы едва достигали плеч.
— Это самое разумное из того, что ты сделала в последнее время, — одобрил Кинкейд. — Чем дальше на юг, тем жарче.
И тут они отчетливо услышали стук колес. Кинкейд насторожился, быстро вытащил пистолет из сумки и сунул его за пояс.
— Сиди тихо, — велел он, жестом указывая ей на тенистый уголок. — И ни звука, ни слова. Что бы я ни говорил, ты должна молчать. Поняла?
Бесс хотела, было спорить, но суровый взгляд шотландца остановил ее. Она покорно села на поваленное бревно. Стало ясно, что перемирию пришел конец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Золотой отсвет счастья - Френч Джудит

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Золотой отсвет счастья - Френч Джудит



мне очень понравился роман.Этот роман можно читать даже несколько раз.Сюжет очень захватывающий
Золотой отсвет счастья - Френч Джудиткатерина
25.10.2010, 9.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100