Читать онлайн Эта властная сила, автора - Френч Джудит, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эта властная сила - Френч Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эта властная сила - Френч Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эта властная сила - Френч Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Френч Джудит

Эта властная сила

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Следующий день выдался весьма тяжелым, как и обещал Шейн. Время клонилось к вечеру, а дороге не было конца. Дерри ерзала на коленях у Кэтлин, бормоча что-то неразборчивое себе под нос. Они забрались на очередной лесистый холм. Шейн еще час назад божился, что ехать осталось всего ничего. Его «всего ничего» казалось Кэтлин вечностью. Земли Миссури, через которые они проезжали, были весьма живописны, но она была измучена бесконечным путешествием. И она, и Дерри дико устали, вспотели и хотели есть.
Журчащие ручьи и прекрасные залитые солнечным светом луга бесконечной вереницей проплывали перед взором Кэтлин. Сил любоваться их красотами уже не было. Шейн сказал ей, что они уже пересекли границу его земель, и теперь повозка катилась по Килронану. Но никаких признаков человеческого жилья до сих пор не было видно.
Когда они перевалили через гребень очередной возвышенности, Шейн натянул поводья и указал рукой вдаль.
– Там, – просто сказал он.
На дальнем краю долины Кэтлин заметила длинный двухэтажный сруб с тремя каменными трубами. Неподалеку виднелись маленькие сарайчики. Кэтлин решила, что это конюшня и склад. Еще дальше вырисовывался огороженный выпас. Там лениво передвигались лошади и крупный рогатый скот.
– Это и есть Килронан? Как здесь красиво! – сказала она. – Смотри, Дерри, это наш дом.
Несмотря на усталость и холодное отношение Шейна, сердце ее потеплело. Не было никаких сомнений, что здесь, в этом волшебном краю, ее ожидает настоящая семейная жизнь.
– Дом, – эхом повторила Дерри, – мамин дом.
– Тети Кейти, – поправила ее Кэтлин терпеливо. Шейн искоса бросил на нее недоверчивый взгляд.
Он подстегнул лошадь, и та добавила ходу, почувствовав долгожданное жилье.
Кэтлин крепче прижала к себе девочку, чтобы она не свалилась с повозки, которую начало нещадно трясти на неровной каменистой дороге.
Солнце садилось за домом, окрашивая огород и постройки в волшебные золотистые тона. Кэтлин прикрыла глаза рукой, пытаясь рассмотреть одинокую фигуру возле самого большого здания.
Джастис издал боевой клич, пришпорил своего пони и, обогнав их, устремился вниз. Парнишка действительно оказался неплохим наездником. Он лихо вписался во все повороты дороги и одним махом перелетел через изгородь, подъехав к конюшне. Джастис спрыгнул с пони и Зя подбежал к худому высокому мужчине.
– Это Гейбриел, мой погонщик лошадей, – пояснил ей Шейн. – Они с Джастисом большие друзья. Наверное, от того, что оба они полукровки. Гейбриел – лучший наездник из всех, кого мне доводилось видеть. А в глазах мальчишки, сама понимаешь, это делает его просто героем.
– Не знала, что у тебя есть слуги, – удивилась Кэтлин. – Впрочем, учитывая, сколько у тебя земли, можно было догадаться...
– Я не позволю называть Гейбриела слугой, слышишь? Это обидит его. У меня был еще один помощник, Нейт Боун. Но Нейт не ужился с Гейбриелом, и мне пришлось с ним распрощаться. Как я тебе говорил, здесь далеко не все лояльно относятся к индейцам.
– Так, значит, сейчас у тебя в помощниках только Гейбриел? – спросила Кэтлин. Дерри встала на ножки, больно ударив Кейти коленом под ребра. – Сядь, Дерри, – шикнула на нее Кэтлин, – мы почти приехали. – .Затем она сказала Шейну: – Она просто лопнет, если не выберется из повозки в ближайшее время.
– Дом, дом! – закричала Дерри, хлопая в ладоши. – Я хосю молока. Я хосю кусать.
– Ты поешь, как только мы доберемся до дома, – пообещала Кэтлин.
Девчушка чмокнула свою тетю в щеку.
– Делли тебя любит. – Сердце Кэтлин, как всегда, растаяло от щебетания племянницы. Она присутствовала при родах Дерри и любила ее больше всего на свете.
– Готовит для нас Мэри Красный Жилет, – пояснил Шейн. – Она живет в одном из сараев. – Он указал рукой на самый крепкий с виду сарай. Из крыши поднималась побеленная труба, а над ней гостеприимно вился дымок. – Иногда, под настроение, она прибирается. Но не жди слишком многого. Последние годы мой дом был холостяцким прибежищем. Я так много работал, что времени на всякие удобства у меня не было.
– Не важно. Я присмотрю за домом, – отважно сказала Кэтлин. – Как, ты сказал, зовуттвою повариху? Мэри Красный Жилет? Какое забавное имя.
– Она тоже индианка. Думаю, даже чистокровная. Мэри не слишком разговорчива, зато отлично готовит мясо и хлеб печет неплохо.
– А по-английски она говорит?
– Когда сама того захочет.
Наконец они были у цели. Повозка спустилась в долину, и Гейбриел вышел встречать их. Он распахнул тяжелые деревянные ворота изгороди. Джастис следовал по пятам за своим любимцем. Разве что на пятки ему не наступал.
– Макенна. – Гейбриел важно кивнул Шейну. Кэтлин почувствовала на себе его пристальный взгляд, и ей стало любопытно, прошла ли она проверку.
Гейбриел был жилистым нестарым человеком с тяжелыми веками, прикрывавшими черные глаза. Высокие скулы и длинные, до плеч, волосы, убранные назад и перевязанные красным платком, довершали образ весьма странного человека. Кожа его была почти бронзовой. Он был одет в узкие кожаные штаны и клетчатую синюю рубаху, расстегнутую на груди. На шее у него висели ножны с кинжалом. Гейбриел оказался не так высок, как казалось сначала. На самом деле он был едва выше самой Кэтлин. Но та уверенная врожденная фация, с которой он двигался, выдавала в нем недюжинную силу.
– Это моя жена, Кэтлин, – представил ее Шейн. Глаза Гейбриела сузились в маленькую щелочку. Поколебавшись, он все же кивнул.
Кэтлин поприветствовала его со всей сердечностью, но ковбой и не подумал улыбнуться в ответ. Вместо этого он продолжал смотреть на нее с той же враждебностью, что и Джастис.
Ну и Бог с ним, решила Кэтлин. Видимо, они с Дерри будут вдвоем против всех. Шейн подъехал к дому.
– Вниз! Хосю вниз! – требовательно заявила Дерри. Она затопала ножками, желая пробежаться по траве, выпятила нижнюю губу и повторила капризно: – Хосю вниз.
– Пусть идет, – сказал Шейн. – Если не будет соваться в конюшню и не полезет в ручей, то здесь ей ничто не грозит.
Кэтлин спустила девочку на землю. Едва Дерри почувствовала под ногами твердую почву, как ее хмурый взгляд просветлел и она заулыбалась.
– Кулоська! – воскликнула она.
Кэтлин не успела и глазом моргнуть, как Дерри припустила за домашней уткой, что спокойно разгуливала по двору.
– Нет! Вернись, Дерри! – закричала ей вслед Кэтлин. Оторочка ее платья зацепилась за край повозки, и она услышала, как рвется ткань. Ах, нет! Из уст ее вылетел вздох сожаления, но у нее не было времени выяснить, как сильно она порвала платье. Она побежала вслед за ребенком. – Стой, Дерри!
– Кулоська! – восторженно закричала малышка. Она прыгнула на утку и вцепилась ей в хвост. Утка закрякала и отчаянно рванулась из ее рук. Птица вырвалась, оставив у Дерри в руке пучок бело-серых перьев.
Она попыталась взлететь, но, преодолев пару метров, плюхнулась на землю и поспешно заковыляла прочь от страшного зверя, который в лице Дерри преследовал ее по пятам.
– Дерри, вернись немедленно, – увещевала Кэтлин. Но прежде чем она успела что-либо сделать, и несчастная утка, и разбушевавшийся ребенок исчезли за углом дома.
– Кулоська! – снова вскрикнула Дерри, после чего раздался ее страшный вопль.
Кэтлин выскочила из-за угла.
Дерри в шоке стояла перед темнокожей женщиной с выветренным суровым лицом. Длинная узкая трубка, которую она сжимала в зубах, мерно попыхивала сладковатым дымом.
– Это хто гонять утку Мэри? – строго спросила женщина, достав изо рта трубку. Она погрозила девочке тонким иссушенным пальцем. – Плохо гонять утку Мэри.
– Простите ее, – Кэтлин поймала Дерри за руку, – она никому не хотела причинить вреда.
Девочка упрямо сжала губки и, выпятив вперед подбородок, погрозила пальцем женщине в ответ.
– Нет! – сказала она, все еще держа в свободной руке перья из хвоста утки. – Моя кулоська. Делли не плохая, ты сама плохая!
– Дерри, так нехорошо разговаривать со взрослыми. – Кэтлин наклонилась и подняла девочку на руки. – Она бы ничего плохого вашей утке не сделала, – объяснила она женщине. – Правда. Просто она очень любит играть с курицами. Она думает, что это...
– Это утка Мэри. Это утка!
Дерри снова погрозила пухленьким пальчиком.
– Моя!
– Это не твоя утка, Дерри, – шикнула Кэтлин на ребенка, – и это жестоко – выдергивать перья у нее из хвоста. – Она снова посмотрела на женщину и выдавила из себя смущенную улыбку. – Я миссис Макенна, а вы, должно быть, Мэри Красный Жилет?
– Хм. – Мэри посмотрела на утку. Бедняга забилась под деревянное крыльцо и негодующе крякала оттуда, расправляя растрепанные перья. Очевидно, удовлетворившись тем, что ее птица отделалась легким испугом, индианка глянула исподлобья на Дерри и сказала сердито: – Флербланш. Она откладывать яйца. Делать ее несчастной, и нет яйца. Хотеть есть, так нечего быть плохой девочка. Нечего таскать перья из хвоста моя Флербланш.
– Скажи, что извиняешься, – подсказала Кэтлин своей подопечной.
– Плохая кулоська, – произнесла Дерри.
Позади Кэтлин появился Шейн.
– Впредь смотри за ребенком внимательней, – предупредил он. – Погоня за уткой ей, конечно, вреда не причинит, но у пруда я держу злющего быка. – Он помолчал, затем кивнул в сторону темнокожей женщины. – Я смотрю, ты познакомилась с Мэри.
– Да, – ответила Кэтлин.
– Мэри, это моя жена, Кэтлин, – продолжил Шейн. – Ты можешь показать ей дом. Размести ее в угловой спальне.
– Макенна, почему ты не хочешь поселить миссис жену в своей комнате?
Шейн густо покраснел, хотя под его загаром это едва было заметно.
– Кейти проделала долгий путь. Ей нужно время, чтобы... – Он беспомощно посмотрел на Кэтлин.
– Да-да, – поддержала она. – Я очень сильно утомилась после путешествия. Я бы с удовольствием отдохнула в отдельной комнате. С Дерри. Пока... пока мы не устроимся. – С ее плеч словно ноша свалилась. Она надеялась, что ее не заставят сразу исполнять супружеские обязанности. И была рада, что так все повернулось. – Временные неудобства, – добавила она.
Она с признательностью посмотрела на Шейна и улыбнулась ему.
– Мэри о тебе позаботится, – сказал он. – Гейбриел говорит, что у нас проблемы с одной кобылой на дальнем пастбище. Она на сносях. Это ее первый жеребенок, и она не может разродиться. Я не знаю, сколько мы пробудем там. Мэри накормит вас чем-нибудь.
– Ты не останешься поужинать с нами?
– Роды могут продлиться еще полночи. Это хорошая кобыла, и я не хочу потерять ее. И ее жеребенка тоже.
– Ну конечно, ты должен присмотреть за лошадью, – согласилась она, – я прослежу, чтобы Джастис поел, и...
– Джастис поедет со мной.
– Но он же наверняка голоден, Шейн. Ему будет лучше...
– В Килронане скот на первом месте. Если ты собираешься стать женой скотовода, то должна понять это сразу.
– Хорошо. – Кэтлин кивнула. Она прилагала все силы, чтобы быть сдержанной. – Несомненно, ты должен заботиться о своих животных, но не думаю, что твое благосостояние улучшится или ухудшится, если мальчишка поест, перед тем как...
– Мальчик есть, потом помогать с лошадь, – вынесла свой вердикт Мэри. Она сунула трубку в рот, развернулась и не спеша направилась к дому.
Шейн недовольно пожал плечами.
– В таком случае пусть ест побыстрее.
– Ты ведь хотел, чтобы я заботилась о Джастисе, как родная мать, не так ли? – напомнила ему Кэтлин.
Нахмурившись, Шейн повернулся к ней спиной и ушел, скрывшись за углом дома.
– Делли хосет кусать, – напомнила о себе племянница.
– Ладно, – вздохнула Кэтлин, – пойдем, тетя Кейти найдет тебе что-нибудь на ужин.
Мэри оставила заднюю дверь незапертой, и Кэтлин зашла в большое помещение с толстыми балками под потолком и огромной каменной печью посередине. Очевидно, это была кухня. Из всей мебели здесь были только длинный стол на скрещенных ножках, скамьи вдоль него с обеих сторон и кресло-качалка в углу. Пол был выстлан из толстых обтесанных досок и перед очагом выложен плоскими камнями, чтобы предохранить доски от возгорания, если из печи вывалится уголь. Два окна были наглухо закрыты ставнями.
Мрачно. Кэтлин задумчиво оглядывалась по сторонам. Мрачно, словно в пещере летучих мышей. И почти так же чисто. Она учуяла что-то съедобное и подошла к печи. На огне варилась похлебка. В животе у Кэтлин заурчало.
– Миссис жена есть, – приказала Мэри. Она достала из стенного шкафа две помятые жестяные тарелки. Незажженная трубка торчала у нее во рту.
– Нам нужно умыться, – сказала Кэтлин, – у Дерри руки похожи черт знает на...
– Там. – Женщина указала на каменную раковину в углу.
– Спасибо. – Кэтлин повела девочку к раковине. Она была удивлена, увидев, что из трубы, которая торчала в стене над раковиной, льется струйка воды. – Как мило, – заметила она, ополаскивая лицо Дерри. – А откуда поступает вода?
– Родник.
– И вода бежит все время? – Кэтлин вымыла руки ребенка и огляделась в поисках полотенца. Но, поскольку сухого полотенца в поле зрения не было, Кэтлин развернула Дерри и подтолкнула ее к столу.
– Хороший родник. – Мэри бросила на грубый исцарапанный стол две тарелки. Она достала изо рта трубку, только чтобы обронить небрежно: – Похлебка горячая. Ешь.
– А как же Джастис? Шейн сказал, чтобы мальчик поел, прежде чем...
– Ешь, – снова приказала Мэри. – Мэри позаботится о мальчике.
Дерри взяла в кулачок ложку и погрузила ее в наваристую похлебку, которая походила немного на ирландское рагу.
– Сначала нужно помолиться, – напомнила ей Кэтлин. Она быстро поблагодарила Господа за хлеб насущный и кивнула девочке. Дерри принялась уплетать за обе щеки.
– Хорошо, – произнесла Мэри и бросила перед каждой тарелкой по плоской лепешке, – хлеб, ешь.
Кэтлин вознесла еще одну молчаливую молитву, чтобы еда, которую перед ней поставили, оказалась съедобной. Каково же было ее удивление, когда она обнаружила, что вкус у похлебки просто изумительный! Вот только хлеб был суховат и пресен.
Мэри смотрела на них с минуту, затем извлекла из котла приличный кусок вареной говядины, положила его на блюдо, бросила рядом пару лепешек и вышла из дому через заднюю дверь.
Кэтлин в смятении осматривала странное помещение. Запыленные травы и сушеное мясо свисали с потолочных балок. Щели между половыми досками были забиты пылью и грязью. Из всей кухонной утвари Кэтлин разглядела только огромный котел, в котором варилась похлебка, большущую чугунную сковороду да почерневшую кофеварку.
– Куда мы попали, крошка? – пробормотала она, рассеянно отправляя в рот очередную ложку похлебки.
Дерри наивно улыбнулась ей. – Мама.
– Тетя Кейти, – поправила ее Кэтлин.
Но Дерри упрямо сдвинула бровки и повторила:
– Мама.
Кэтлин вздохнула обреченно.
– Мама так мама, – согласилась она, – должен хоть кто-то в этом доме быть счастлив.
В конюшне Шейн затянул подпругу на своем седле и вставил ногу в кожаное стремя. Он легко вскочил на своего любимчика, длинноногого чалого мерина. Устроившись в седле, он заметил какое-то движение в углу.
– Джастис, это ты?
– Oui.
Шейн уже давно подметил, что когда мальчишка волновался, он переходил на французский, которому его научила мать.
– Ты распряг повозку, как я тебе велел?
Джастис кивнул.
Последние лучи заходящего солнца залили конюшню светом через открытую дверь. Шейн заметил, что глаза у Джастиса красные. Он никогда не плакал. Не проронил и слезинки даже тогда, когда они опускали тело его матери в землю.
– Что случилось, сынок?
Парнишка закусил нижнюю губу. Шейн спешился, подошел к ребенку и опустил руку в кожаной перчатке на его худое плечо. Тот дернул плечом, но все же не так негодующе, как это случалось в первое время, когда он только пришел в Килронан.
– Я не хочу, чтобы она жила здесь. – Джастис в сердцах пнул стог сена.
– Кейти хорошая женщина. Ты ее полюбишь.
– Я ей не нравлюсь.
Джастис посмотрел в глаза Шейну и прочел там неуверенность и страх.
– Ты ведь этого не знаешь наверняка. Мужчине не годится спешить с выводами.
Темные глаза мальчика, так похожие на глаза его матери, увлажнились и блестели в темноте.
– Я ее ненавижу. Ее и эту надоедливую, вечно воющую девчонку. – Он снова со злостью пнул сено. – Мы и без них нормально жили.
Шейн хотел прижать парня к себе и похлопать по спине, чтобы приободрить и успокоить. Но он знал, что нет смысла даже пытаться. Джастис, подобно дикому койоту, никого не подпускал к себе слишком близко.
– Я знаю, что тебе непросто, – сказал он мальчику, – но и для меня, и для Кейти это тоже трудно. Перемены всегда сложны. Но я попросил Кейти приехать, потому что считал, что так будет лучше всем нам.
– До сих пор так считаешь?
Шейн прочистил горло. Джастис был ребенком, но он всегда обращался с ним как со взрослым. Он никогда не врал ему и никогда не делал горькое известие слаще. Не хотел делать этого и сейчас.
– Пока не знаю, – честно ответил он, – еще слишком рано судить.
– Надо было оставить ее у соленой воды. Вместе с ее тряпками и бестолковой болтовней. Ей не место в Килронане. От нее одни неприятности.
– Если она не приживется, мы узнаем это в ближайшее время. А до той поры доверься мне, я буду делать то, что считаю нужным. – Он поднял подбородок Джастиса. – И веди себя достойно, слышишь? Относись к ней с уважением, если не ради нее, так ради меня.
Джастис вздохнул и понурился.
– Если ей так нужно было обзаводиться ребенком, то почему не парнем? От девчонок никакого толку.
Шейн позволил себе улыбнуться.
– Подрастешь и вряд ли будешь так говорить. – Затем голос его стал жестче: – Я надеюсь на тебя, Джастис. Будь мужчиной. А мужчина всегда защищает женщин, нравятся они ему или нет.
– Как тогда, с Сериз?
У Джастиса был просто талант задавать вопросы, которые пронизывали до печенки. Шейн поборол в себе желание вытрясти из мальчонки душу. Он лишь выругался себе в бороду да сжал до боли кулак.
Его отец в такой ситуации залепил бы затрещину или пнул под мягкое место, но вот только с Джастисом это сработает не больше чем когда он был маленьким. Поэтому Шейн избегал таких воспитательных методов. Он никогда не бил его. Джастис и так достаточно настрадался в своей короткой жизни.
– Я подвел ее, Джастис. Я не смог защитить ее, когда она во мне нуждалась больше всего, – признал он очевидное. – Но клянусь тебе, я ни при чем, я даже не знаю, кто ударил ее ножом.
Джастис смотрел ему прямо в глаза. Лицо мальчика не выражало ни единой эмоции. Лишь рот был крепко сжат.
– Ты ведь веришь мне? – спросил Шейн.
– Да, сэр.
Ответ был верным, но Шейн не знал, искренне ли говорит его приемный сын.
– Ладно, беги на кухню. Мэри покормит тебя. Когда закончишь, можешь ехать на западное пастбище. Поможешь нам с кобылой. Договорились?
– Договорились, – эхом отозвался Джастис и улыбнулся.
Слова мальчика крепко задели Шейна, и он думал об этом всю дорогу. Может, Джастис прав? Может, он совершил самую страшную в своей жизни ошибку, притащив в Миссури Кэтлин? Но с другой стороны, он уже давно чувствовал, что ему чертовски надоело одиночество.
Кому-то женщина нужна, чтобы рассказывать ей о своих мечтах и гулять под луной. Кэтлин же была его женой. Даже несмотря на то, что она предала его, загуляв в своей Ирландии. Зря она не приехала тогда, в первый раз, когда он послал ей деньги на дорогу.
Но она приехала сейчас, и это, казалось бы, должно положить конец его горьким чувствам. Она причинила ему боль, но на то он и мужчина, чтобы стиснуть зубы и жить дальше, оставив прошлое позади.
Как он сказал ей, они муж и жена в глазах Господа. Он хотел зачать с ней ребенка. Он хотел пустить корни в этой земле и основать что-то стоящее для своих потомков. Он хотел, чтобы в землях Миссури имя Макенна было у всех на устах.
Он мог назвать по меньшей мере дюжину разумных причин, по которым ему было бы лучше найти себе молодую индианку, которая не чуралась бы грязной работы и не возражала против гражданского брака. Многие белые мужчины так и поступали. Те настоящие мужики, что жили на дальних границах белого общества в Америке.
Не слезая с коня, Шейн дотянулся до веревочной петли, открыл ворота, выехал со двора, развернул мерина и закрыл за собой створку, набросив петлю на шест. Сумерки быстро сменялись тьмой, но ему не нужен был солнечный свет, чтобы найти дорогу в пределах Килро-нана.
Только Господь Бог знает, как сильно он любит свою землю, каждый камешек, каждый ручеек, каждый овражек. Эта земля требовала крови и пота, и он даст ей в достатке и того и другого, ведь он хочет сделать эту землю лучшей во всей Америке. О, красот в Килронане сп хоть отбавляй. Плодородная почва, воды в изобилии, сочные травы. Но сколько предстояло сделать! Сколько деревьев вырубить, сколько изгородей построить, сколько мулов и лошадей вывести и вырастить.
Животноводство приносило ему немало денег, было основой его бюджета. Но как же тяжело давался каждый цент. Сколько труда уходило, чтобы обеспечить торговый центр Орегоналучшими животными! Ни времени, ни лишних денег на содержание благовоспитанной белой женщины у него не было.
А ведь именно так и выходило. Он уже дважды потратил все до последнего цента, чтобы она приехала сюда. Кэтлин в жизни не занималась грязной работой. Да, она была красавицей. Чтобы полюбоваться ее фигуркой, мужчины едва не сворачивали себе шеи. Она хорошо пела и прелестно играла на арфе. Она могла вышивать и на память читала стихи. Но ничто из вышеперечисленного не было в цене в Килронане.
Что еще хуже, она наставила ему рога с каким-то мужчиной, да еще и пыталась выдать своего ребенка за племянницу. Его жена, женщина, которую он любил больше всего на свете, оказалась изменницей и лгуньей.
Ему нужна честная, крепкая женщина, которая смогла бы таскать воду, разделывать животных, копаться в огороде, готовить и шить, а главное – нарожать ему здоровых сыновей. Он вкалывал с восхода солнца и до заката, а иногда и дольше, семь дней в неделю. И ему нужна была помощница, согласная на такую работу.
А что вместо этого? Кэтлин!
Он только что сказал Джастису, что мужчина не должен спешить с выводами. Но последовать собственному совету будет ой как нелегко.
– Сюда! – крикнул в темноте Гейбриел.
Впереди Шейн различил очертания кобылы. Она лежала на боку, а Гейбриел склонился над ней, стоя на коленях. Шейн привстал в стременах и махнул рукой.
– Иду.
Вдруг у его уха просвистело что-то, а мгновением позже он услышал ружейный выстрел. Кто-то пытался его убить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эта властная сила - Френч Джудит



Тема неплоха, но затянуто донельзя. Последние главы так и вовсе - хеппи энд с потолка.
Эта властная сила - Френч ДжудитKotyana
5.01.2013, 9.50





Сущность подлого мужчины- завел любовницу-шлюху, понимал как это мерзко, что она еще и забеременела, хотя может и не от него и когда ее лишился, вспомнил, что есть жена. Фу.
Эта властная сила - Френч ДжудитАлиса
5.01.2013, 12.59





Девочки, доколе, доколе я Вас спрашиваю, женщина будет в таком чудовищно несправедливом положении? Муж 8 лет живет один, переживает головокружительный роман с отменной шлюхой , но католический брак разрушить нельзя, и он вызывает жену. Она, верной Пенелопой его ожидая, не изменяет, прощает, принимает и т. д. А он ей при встрече говорит: " Да, жаль, что лучшие годы твоей жизни прошли". И как Вам такое?
Эта властная сила - Френч ДжудитЭлис
19.03.2013, 9.20





Неплохой роман , но остался после него осадок ...возможно, это быт , такая жизнь ...но у меня такое чувство, что меня в этот быт засунули с головой , ещё и придержали , чтоб мало не казалось ....Хоть и счастливый конец, но "всепрощающая и понимающая " героиня местами меня ставила в тупик , а слишком циничный , хоть и мужественный главный герой , это что-то - верить Серине , но не поверить жене ?! Автору роман удался конечно , это просто Запад без розового бантика ...
Эта властная сила - Френч ДжудитВикушка
21.11.2013, 19.24





Нудятина невозможная...хотя идея хорошая
Эта властная сила - Френч ДжудитАйрис
21.11.2013, 22.39





Тема неплоха, но затянуто донельзя. 9/10
Эта властная сила - Френч Джудиттая
24.11.2013, 19.57





Читать можно
Эта властная сила - Френч ДжудитПривет
25.04.2016, 21.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100