Читать онлайн Эта властная сила, автора - Френч Джудит, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эта властная сила - Френч Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эта властная сила - Френч Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эта властная сила - Френч Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Френч Джудит

Эта властная сила

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Шейн в считанные секунды преодолел расстояние между ними, но Кэтлин не сдвинулась с места. Она стояла, уперев руки в бедра и всем своим видом показывая, что не станет садиться на этого мула.
– Как знаешь, женщина.
Он встал перед ней на колено и достал из ножен страшны й на вид нож.
– Ты не посмеешь...
Но она не успела договорить. Она не успела даже испугаться, а Шейн уже отрезал широкий шлейф ее юбки для верховой езды.
– Не дергайся, – сказал Шейн и разрезал платье вдоль спереди и сзади от середины бедра и до щиколоток. Широкое, острое, точно бритва, лезвие почти не встречало сопротивления.
– Ты... ах ты... – Кэтлин задыхалась от гнева, – ты же испортил мамин костюм для верховой езды.
– Ничего я не испортил. Я сделал его небесполезным. Сейчас им можно пользоваться. – Он повернул голову к Джастису и сказал: – Оседлай для нее Божью Коровку.
– Ты уничтожил мою юбку. Да ты хоть знаешь, сколько стоит одна ткань?
Шейн покачал головой.
– Знаешь что, решай сама! Если ты такая важная птица, что на муле ездить не желаешь, черт с тобой, можешь ехать на гнедой. Никто потом не скажет, что я плохо обращаюсь со своей женой. – Он убрал нож в ножны. – Но в этом случае я не могу позволить тебе ехать верхом на ретивом животном с километром ткани вокруг бедер.
– Мои бедра не твоего ума дело!
– Скажи это кому-нибудь другому. Ты моя законная жена, черт возьми!
– Да неужели? А я-то думала, ты уж и забыл об этом. – Она была так сердита на него, что готова была ткнуть его кулаком в живот. Кэтлин никогда не считала себя агрессивным человеком, но на этот раз Шейн действительно разозлил ее.
– Я никогда об этом не забывал, Кейти. Забота о твоей безопасности – моя прямая обязанность как твоего супруга и как управляющего этой фермой. – Он подошел к мулу и расстегнул подпругу. – Божья Коровка – лошадь горячая, не то что Бесси, так что держись крепче, а не то приземлишься на задницу.
Кэтлин посмотрела на Шейна. Она так ждала этой минуты. Она так хотела побыть наедине со своим мужем. Она хотела воспользоваться ситуацией и растопить лед между ними, навести мосты. И что вместо этого? Они снова спорят ни о чем. Ссорятся из-за какого-то чертова мула. Смешно, ей-богу!
Она взяла себя в руки. Нужно сдерживать свой норов.
– Шейн Макенна, с тобой нужно терпение Иова.
– Может, и так!
Его тон ничуть не был извиняющимся, хотя это он был во всем виноват.
– Ха! Если от меня столько неприятностей, так, может, мне и вовсе не стоит ехать?
– Знаешь, что тебе нужно? – спросил Шейн, стаскивая седло со спины Бесси и накидывая его на перекладину перил на крыльце.
– И что же мне нужно?
Если он хоть пальцем до нее дотронется, их супружеству конец. Он может сколько угодно говорить о своем отце, но если он начнет действовать, как его папаша, то...
– Вот что. – Он обнял ее за талию, притянул к себе и поцеловал в губы.
Кэтлин поначалу хотела возмутиться, но ощущение его теплых влажных губ было столь волнующим, что она бросила эту затею. Гнев и раздражение улетучились, и она отдалась своим чувствам.
И вот в тот самый момент, когда сладостное головокружение готово было полностью овладеть всем ее существом, Шейн оторвался от нее и отступил на шаг, оставив ее обескураженную и одинокую. Неудовлетворенную.
– Шейн... не надо.
– Не надо что? Не надо целовать тебя? Хрипотца в голосе Шейна всегда сводила ее с ума.
– Не надо останавливаться, – прошептала она. .
– Ах ты, Кейти, девочка моя сладенькая.
Он снова прижал ее к себе. Второй поцелуй был еще слаще первого. Ее бросило в жар, по телу растеклась истома. Да, это именно то, чего она хочет. Именно то, чего она всегда хотела.
А поцелуй Шейна все длился и длился, пока ей не пришлось обвить руки вокруг его шеи, чтобы устоять на ногах. Это могло продолжаться целую вечность, но их прервал мальчишеский смешок.
– Ой, – только и сказала Кэтлин, – здесь дети.
– Шейн, мне седло от Бесси ставить на Божью Коровку? – спросил Джастис невинным голосом.
Шейн смотрел на нее, и от его взгляда у нее мурашки по спине бежали. Ах, как ей сейчас хотелось, чтобы все испарились, чтобы они остались вдвоем и могли бы наслаждаться бесконечным поцелуем.
Шейн ухмыльнулся, и на секунду Кэтлин узнала в нем того мальчишку, которому навсегда отдала свое сердце.
– Мне кажется, – сказал он, – пусть лучше Джастис видит, как мы целуемся, а не как ругаемся.
Кэтлин кивнула и отвернулась. Она не могла ответить ему, ее переполняли эмоции. Она облизнула сухие губы и постаралась не обращать внимания на кровь, стучащую в висках.
– Кейти?
– Что? – Она наконец обрела контроль над своими чувствами. – Ах да, конечно, дорогой, ты прав.
– Макенна! – Джастис держал кобылу под уздцы.
– Так мне седлать кобылу, или что?
– Нет, не надо, – ответила за него Кэтлин. – Я поеду на Бесси.
– Ты уверена? – спросил Шейн и почесал пальцем свежий шрам.
Кэтлин кивнула.
– Ты своих животных знаешь лучше меня. Вообще глупо было спорить с тобой по такому пустячному поводу.
– Так тебе нужна лошадь или нет? – спросил Джастис у Шейна. – Если она с тобой не поедет, так я поеду вместо нее.
– Ты же слышал, что она сказала, парень. Отведи кобылу обратно. И не забывай, что ты остаешься здесь за главного, так что смотри в оба! – Шейн с довольным лицом начал седлать мула снова.
– Гейбриел остается. Так что я вроде как не занят, – сказал Джастис. – Я хочу поехать с тобой.
– Не сегодня.
Джастис пнул землю носком ботинка.
– Но я хочу...
– Делай, что тебе велено! – приказал Шейн. – Если ты хочешь, чтобы к тебе относились как к мужчине, так научись брать на себя ответственность.
Поджав губы, Джастис увел кобылу. Кэтлин смотрела, как Шейн седлает мула, затем позволила ему подсадить себя в седло.
– А может, возьмем Джастиса с собой?
– Нет уж. Я не хочу ни с кем тебя делить. – Шейн потрепал Бесси по шее. – Держи ее голову повыше. Она может задуматься и споткнуться.
– Хорошо.
На самом деле Кэтлин была рада, что Шейн не взял с собой Джастиса. Хотелось бы только, придя домой, найти свою кровать в том же виде, в каком она ее оставила, – без змей, лягушек, сырого овса или песка.
Шейн взлетел в седло и вопросительно посмотрел на Кэтлин.
– Что хорошо?
– Хорошо, что ты так обо мне заботишься. Признаться, я к этому не привыкла.
– Да я тоже, – сказал Шейн. – Вообще нам с тобой будет полезно попрактиковаться во всей этой семейной ерунде.
– Ты прав, опять прав, – согласилась она. – В одном я точно готова практиковаться сколько угодно.
– Это в чем же?
– В поцелуях. Я так давно не целовалась с мужчиной, что боюсь, забыла все окончательно.
Шейн улыбнулся:
– Что ж, Кейти, хоть в этом мы с тобой согласились.
Ее глаза удивленно расширились.
– Я что, так плохо целуюсь?
– Нет ничего, что постоянная тренировка не смогла бы исправить, – поддразнил он ее. – И я считаю своим супружеским долгом обучить тебя всему, что знаю.
– Что скажешь? – Шейн помог спуститься Кэтлин с седла на землю. – Неужели Килронан не самое близкое на земле место к раю?
Она кивнула и отошла на несколько шагов от мула. Они были в пути больше часа. Она повидала и заповедные леса, и солнечные луга, что тянулись, казалось, до самого горизонта. Повсюду, куда она ни бросала свой взор, было зелено и кипела жизнь. Среди вековых деревьев бродил олень, над самой землей летела стая гусей. Видимо, птицы перебирались с одного водоема на другой. И повсюду на свободном пространстве паслись лошади, мулы, коровы.
– Так много земли, – сказала Кэтлин.
Он привязал поводья мула к коряге и подошел к ней. Почти смущенно он взял ее руки в свои. Ей понравилось это новое ощущение.
– Как думаешь, Кейти, ты сможешь быть счастлива здесь?
Она кивнула.
– Да, вот только... – Она вздохнула и отстранилась. Она думала, что Шейн снова попытается поцеловать ее. Вот только стоит ли позволять ему делать это? Когда Шейн дотрагивался до нее, она не могла мыслить здраво.
Как-то странно было опасаться собственного мужа. Особенно после столь чудесных поцелуев. Но их с Шейном отношения были и без того сложными. Стоило ли запутывать их еще больше? Ну, допустим, она позволит матушке-природе взять верх над здравым смыслом. Тогда они окажутся в постели еще до заката. Мысль была сладкой и в то же время пугающей.
– Так что «только»? – Голос Шейна прервал ее размышления.
– Я...
– Ты соскучилась по той жизни, что у тебя была до того, как ты приехала в Америку? – продолжил он за нее.
– Вот ты о чем! – Она сглотнула в тщетной попытке смягчить горло, которое так не вовремя запершило. Жизнь до Америки? Интересная постановка вопроса. Неужели он действительно не знает, что сейчас происходит в Ирландии? А если так, то как она сможет объяснить ему: «Знаешь, дома сейчас все не так. За последние годы все переменилось. Но честно говоря, я все-таки скучаю по подругам, по вечерам и званым обедам, по своему приходу. Здесь, в Миссури, достаточно одиноко»?
Ну как она сможет рассказать ему, что от графства Клэр ничего не осталось? Что ей просто некуда возвращаться, даже если она захочет. Что все, кто был ей дорог, умерли либо от голода, либо от эпидемий.
– Картофель сгнил на корню. Помнишь, как это было за год до того, как ты уехал в Америку? Но только на этот раз дело не ограничилось несколькими полями. Погиб весь урожай. Весь, понимаешь? По всей Ирландии. В один прекрасный день графство Клэр превратилось из цветущего зеленого сада в гниющее преддверие ада.
Комок застрял у нее в горле, когда она вспомнила тошнотворный запах смерти.
– Я не знал, что все так плохо, – сказал Шейн.
– Зараза распространялась так быстро, что в течение недели перекинулась на всю Ирландию. Ни одно графство не избежало сей печальной участи. Не знаю, где это началось, но вскоре целая страна осталась без урожая. Рабочим семьям нечего было есть. Вообще нечего, понимаешь?
– Мы слышали здесь кое-что, но посчитали, что это досужие слухи. Как-то не верилось, что такое может быть правдой. – Голос Шейна дрожал, его переполняли эмоции.
– Англия не желает, чтобы весь мир узнал правду, – горько сказала она. – Английские лорды до сих пор вывозят из Ирландии целые корабли с зерном, а люди умирают с голоду. Тысячи людей бродят по дорогам и просят милостыню. Отчаявшиеся мужчины и женщины готовы пойти на все ради пропитания.
Кэтлин тяжело вздохнула и посмотрела вокруг. Воспоминание о катастрофе, случившейся дома, разбередило старые раны. Но она чувствовала, что должна все рассказать Шейну.
Если она выльет наружу все, чему стала невольной свидетельницей, то, возможно, ее перестанут преследовать жуткие ночные кошмары. Может, она перестанет просыпаться посреди ночи, вся в поту, с отвратительным металлическим привкусом во рту, и перестанет слышать плач голодных детей.
– Достопочтенного сквайра Лоутона из Лоутон-Хилл убили из-за его пони Красотки. Она была вся черненькая, с белой гривой и белым хвостом. Такая прелесть. Самый красивый пони из всех, что мне довелось повидать на своем веку... Но лошадку зарезали и съели полусырую.
Шейн выругался вполголоса. Он хотел обнять ее, но она покачала головой. Если она окажется в его крепких надежных руках, то расклеится, разревется и не сможет сказать все то, что ему следует знать.
– Мы пытались помочь. Многие приличные люди в те страшные времена пытались помочь. Можно накормить дюжину неприглашенных гостей, что запросто пришли в твое имение. Но что ты будешь делать, когда на следующий день ктебе придут двадцать, а еще через день тридцать? Мои родители потеряли все, что у них было, Шейн... Ты бы видел глаза голодных детишек, которые не успели получить миску тушеной капусты и краюшку хлеба...
– Но почему ты раньше не рассказала мне всего?
– А ты не спрашивал. И... и я не думаю, что ты бы мне поверил. Да и кто бы поверил, если бы не видел этого своими собственными глазами? Но родители, правда, пытались помочь. Они отдали все, что у них было. Даже свои жизни... но и это не спасло никого. Никто, кроме нас, этого просто не заметил.
– Нет. Не может такого быть. Они спасли. Они спасли много жизней. Я уверен, что многие из тех, кто приходил в ваш гостеприимный дом, выжили только благодаря их жертве.
– Ты правда так думаешь?
Шейн кивнул:
– Да. Нескольким они спасли жизнь, может, дюжине. И это немало!
– Хотелось бы надеяться на это.
– Так ты поэтому приехала в Америку? Не могла больше оставаться в графстве Клэр?
– Да, именно поэтому. – Она заглянула ему в глаза и увидела там боль. – Но я бы приехала раньше, если бы получила от тебя хоть весточку. Я никогда не переставала надеяться, Шейн. Все время просматривала почту в надежде увидеть письмо от тебя.
– Я очень хочу в это поверить. Правда хочу, Кейти. Но это трудно.
– Супружеские отношения должны строиться на доверии, Шейн.
– Это так, но у меня за душой ничего нет.
– Отчего же, Шейн? Что заставило тебя так измениться? Ты не был таким, когда я выходила за тебя замуж.
– Я был молод. И я был мягкотел.
– Нет, – возразила она, – ты был милым, забавным, но не мягкотелым.
Он рассмеялся:
– Милым? Я? Ты первая, кто говорит мне об этом. Когда отец умер, мать снова вышла замуж спустя лишь пять недель после похорон. И это она отвела меня на ярмарку рабочей силы. Мой брат, Кевин, был старше меня, но она оставила его при себе. Она сказала тогда, что во мне слишком много дурного от моего отца и я не уживусь с ее новым мужем.
– Я помню это. Когда ты уехал, я проплакала целые сутки. Тебя не было два года и три месяца.
– Моим первым хозяином был Дан Даффи. Он своих свиней кормил лучше, чем нас, наемных рабочих. Я служил ему два года, потом он сдал меня в аренду на молочную ферму, где было немного лучше.
– Ты никогда мне не рассказывал.
– А зачем? Мне было шестнадцать, когда я вернулся. Я был крупным малым и мог постоять за себя даже перед взрослым мужчиной. Но я уже был достаточно умным, чтобы не ввязываться попусту. Даффи был боксером. Дрался всегда без перчаток. Он из меня едва дух не вышиб, пока я работал на него. Но я многому у него научился.
Кэтлин вздохнула.
– Когда твоя мать переехала вместе со всей семьей, я боялась, что больше не увижу тебя. Я думала, что ты захочешь осесть где-нибудь поблизости от семьи.
– Ты была для меня семьей. Ты была единственной, о ком я думал. Если мать не хотела видеть меня, то чего ради я потащился бы за ней в другое графство?
– Но твои братья и сестры... ты разве...
– Я приехал к ним как-то, навестить. Сестренка Молли вышла замуж за моряка и уехала с ним в Лондон. С Кевином мы никогда не ладили. А младших я и не помнил почти. А уж они меня и подавно. Мать ясно дала мне понять, что на ужин я могу рассчитывать, но переночевать мне места не найдется.
– Ты думаешь, она тебя бросила?
– Именно.
– Сначала она, а потом я?
– Возможно.
Она подвинулась к нему и дотронулась пальцами до его руки.
– Веришь ты мне или нет, Шейн, но я всегда была честна с тобой.
– Как скажешь.
Упрямый! Какой же он все-таки упрямый! И что бы он ни говорил ей, он по-прежнему не верил ей. Ни про письма, ни про Дерри.
Она сжала его руку.
– Расскажи мне про Сериз.
– Зачем тебе это?
– Прошу, мне нужно знать все.
Он отвернулся от нее и посмотрел на далекие холмы.
– Она сказала, что любит меня. А потом, когда понесла от меня, то избавилась от ребенка.
Ребенок! Кэтлин не думала, что может услышать что-то об отношениях Сериз и ее мужа, что ранит ее больше, чем уже ранило. Но, услышав о ребенке, она поняла, что заблуждалась.
– Как так можно? Не могу представить себе женщину, которая отказалась бы от своего собственного ребенка!
– Мы спорили до последнего. Я сражался за этого ребенка до той самой ночи, когда она умерла, Кейти, и это не просто слова.
От его тона у Кэтлин по спине побежали мурашки. Она вздрогнула, когда в ее голове возник вопрос. Вопрос настолько ужасный, что ответ на него мог разрушить все ее будущее. Она не хотела спрашивать, но она должна была знать.
– Это ты ее убил? Из-за ребенка, да? Ты не мог потерять его и поэтому убил ее?
– Я напился тогда, Кейти. Едва на ногах стоял. Но все же я был не настолько пьян. Кто-то ударил ее ножом. И это был не я.
От облегчения у нее заныл затылок. Ее муж был нормальным человеком. Со своими слабостями и даже с серьезными недостатками, но он не был чудовищем.
Кэтлин постаралась, чтобы голос ее звучал твердо:
– Кто ее убил?
Он печально покачал головой:
– Я не знаю. Никто не знает. Я заметил мужскую фигуру, вылезающую из окна, когда вошел в ее спальню.
– А обвинили тебя?
– Не все. Эрл Томпсон точно меня обвинил. Но ни законники, ни Толстушка Роза не посчитали меня виноватым.
– А Джастис? – спросила она. – Он знает, что случилось?
– Не уверен. Он тогда спал на чердаке. Сериз не любила, когда он оставался в ее комнате. Он никогда не говорит о той ночи, когда погибла его мать. Просто ни слова не вытянешь.
– Он тебя боготворит, Шейн. Вряд ли он стал бы так себя вести, если бы думал, что ты хоть как-то повинен в смерти его матери.
– Может, да, может, нет. У Джастиса были непростые отношения с Сериз. Они и со стороны-то не походили на мать и сына. Наверное, она просто была не способна стать хорошей матерью.
– Зато теперь у него есть хороший отец.
– Стараюсь, как могу. Беда в том, что у меня у самого никогда не было хорошего отца. Не с кого было брать пример. Это то же самое, что объезжать дикого мустанга. Ты его обкатываешь, и он тебя слушается, но сколько крови это стоит! – Шейн ковырнул носком землю, почти так же делал Джастис, когда бывал разочарован или недоволен. – Я хочу воспитать его правильно. Я его матери пообещал, что не брошу парня.
Кэтлин глубоко тронула забота Шейна о мальчике.
– Может быть, ты зря меня пригласил. Для него, я имею в виду. Джастис меня терпеть не может.
– Он привыкнет.
– Я что только не пробовала. Сможем ли мы быть семьей, если он так и не примет меня? Или однажды ты станешь так же относиться ко мне, как он сейчас?
– Он хороший парень, Кэтлин. Но у него свои и очень странные взгляды на жизнь. Я его почти не видел, когда Сериз была жива. Она часто отправляла его к родственникам-индейцам. Когда я привез его в Килронан, он два месяца молчал. Ни слова мне не сказал. С Гейбриелом заговорил сразу. Мэри, когда приехала, тоже с ходу нашла с ним общий язык. А со мной ни в какую. И вот день за днем, слово за слово, словно с диким жеребенком занимаешься, он проникался ко мне доверием. Кто-то очень недобро обошелся с ним, а такие вещи забываются не сразу.
– Но если у него есть родственники среди индейцев, почему они не приютили его?
– Сериз хотела, чтобы я стал его отцом.
– А ты говорил с ними? Может, Джастис навещает их иногда?
– Я не хочу иметь с ними ничего общего. Сериз не ладила с родней. А я их не знаю, да и знать не хочу.
– Но это не все, ведь так? Говори до конца.
– Я хочу, чтобы он забыл свою мать, я сам хочу забыть ее. А любые ее родственники только хуже сделают. Разбередят старые раны. – Они постояли немного на вершине холма рука об руку. – Надо ехать, Кейти, – сказал Шейн. – Я еще очень многое хочу тебе показать.
Пока они скакали вниз, Кэтлин старалась не думать о том, что Шейн рассказал ей о Сериз и их ребенке. Все это было уже в прошлом, и ничего нельзя изменить. Сейчас гораздо важнее для них с Шейном построить крепкий фундамент для их будущих отношений.
Шейн любил свою землю, и это было очевидно. Более того, его энтузиазм передался Кэтлин. Здесь он казался более открытым, нежели в Килронане. Она смогла завязать легкий непринужденный разговор о простых вещах и обсудить последние события в доме.
– Дерри хочет котенка, – сказала Кэтлин. – Она еще не говорила тебе? У капитана корабля была кошка, так Дерри от нее ни на шаг не отходила. Я даже беспокоилась, когда мы сходили с корабля, как бы она не утащила ее.
– Кошку? Серьезно? – Бровь Шейна изогнулась удивленно, и он усмехнулся. – А я помню кота твоего отца. Огромного, черного. Он вечно шипел на меня, стоило мне пройти мимо.
– Да нет же! Он бы и мухи не обидел. Он даже мышей боялся. – Кэтлин улыбнулась Шейну. – уже и имя придумала для кошки. Кошка Макенна.
– Ох уж эта егоза!
– Она зовет тебя папой, ты уже слышал?
– Серьезно? – Шейн улыбнулся и подъехал ближе к Кэтлин. – Я ее удочерю. Ты только слово скажи, и тут же удочерю.
Кэтлин постаралась не обращать внимания на то, как екнуло ее сердечко от его слов.
– Шейн, если я соглашусь, будет ли это означать, что я признаю, что она плоть от плоти моей?
– Кэтлин, я мог бы притвориться, что верю твоим россказням о Дерри. Но я не верю. Моя мать врала отцу про Кевина всю свою жизнь.
– Но разве не бывает так, что...
– Нет.
– Так, значит, я вынуждена нести на себе крест твоей матери?
– Нет, Кейти, никто тебя ник чему не принуждает. Я просто хочу сказать, что не могу проглотить больше, чем лезет в рот.
Кэтлин сморгнула слезы.
– Ты до невозможности...
– Следи за головой Бесси, натяни поводья, – скомандовал Шейн. Они приближались к небольшому, но бурному ручью по каменистой тропе. – Будь повнимательней, Кейти. Во время разлива этот ручеек становится бушующим потоком, который запросто может вывернуть столетние вязы. Хотя сейчас он едва по колено твоему мулу.
Кэтлин понурила голову. Ну как они могут преодолеть трудности, если Шейн не желает слушать о ее верности? Все это бесполезно. А Шейн – непроходимый дуболом!
Он обернулся в седле и крикнул, перекрывая шум воды:
– Пусть Бесси сама выбирает дорогу, у нее легкая нога.
Кэтлин крепко вцепилась в луку седла, когда мул вдруг оступился, угодив копытом в выбоину в каменистом дне. Вода плеснула поверх ботинок, замочив юбки. Кэтлин решила уже, что бедное животное сломает ногу, а сама она полетит головой вперед в ручей, но Бесси рванулась вперед и благополучно выбралась на мелководье. Лошадь Шейна уже перебралась через ручей и неспешно поднималась на каменистый берег.
Кэтлин потрепала Бесси по загривку, чтобы приободрить животное. Вскоре и они выбрались на сушу. Бесси почти нагнала лошадь Шейна, когда Кэтлин услышала странные звуки.
Звук был негромкий, словно семена в пустой тыкве стукались о стенки. Но за секунду до того, как Бесси взбесилась, Кэтлин почувствовала укол страха. Лошадь Шейна припустила вверх по склону, а крик Кейти потонул в испуганном храпе мула. Бесси взбрыкнула задними ногами, и зубы Кэтлин щелкнули от удара копчика о седло. Из глаз посыпались искры.
Кэтлин мертвой хваткой вцепилась в холку Бесси и сосредоточилась на том, чтобы не вылететь из седла. Животное заметалось из стороны в сторону, затем рвануло нелепым галопом куда-то вбок.
Стволы деревьев и камни проносились мимо с пугающей скоростью. Копыта Бесси выбивали столько пыли из сухой земли, что Кэтлин почти ничего не видела и едва могла дышать. Она в любую секунду ждала удара. Либо о дерево, либо, если вылетит из седла, о землю. Один раз она почувствовала, что еще чуть-чуть – и полетит вперед, но вцепилась покрепче в гриву животного и удержалась.
Наконец дыхание мула стало более ровным, Бесси перешла сначала на нормальный галоп, а затем и вовсе на неспешную рысь. Когда бедолага перешла на шаг, Кэтлин набралась смелости и натянула поводья, вернее, единственный поводок, уцелевший в этой сумасшедшей скачке.
Бесси послушно пошла по кругу.
– Тпру, – взмолилась Кэтлин. – Тише, девочка.
Мул покорно остановился. Ботинки Кэтлин коснулись земли, но ноги отказывались слушаться ее. Она медленно сползла с мула, почти упав на землю.
Бесси не шевелилась. Ее темная шкура покрылась испариной, а изо рта капала пена. Глаза животного застыли красными пуговицами, и длинные уши печально повисли.
– Ах ты, бедняга, – прошептала Кэтлин. Адреналин все еще кипел в ее крови. Она знала, что нужно было чувствовать страх, но страшно ей не было. Во всяком случае, за себя. Все ее мысли были о Шейне. Неужели он упал с лошади? Или его укусила змея? Она решила, что это была гремучая змея. Кэтлин никогда не слышала, как они гремят своими хвостами, но ей рассказывали на пароходе. И она решила, что только змея могла так испугать мула.
Неподалеку она услышала храп лошади.
– Шейн! – позвала она. Потом кое-как поднялась на ноги и огляделась по сторонам. Лошадь Шейна плелась к ней через молодую поросль, но седло было пустым. – Шейн! – В горле застрял комок.
Держа обрывок кожаных поводьев Бесси, Кэтлин протянула руку и поймала лошадь Шейна за уздечку. Она, видимо, не пострадала, если, конечно, не считать содранных коленей. Грудь ее тоже взмокла, а глаза дико вращались, но если змея и укусила ее, то она не подавала виду.
– Где Шейн? – спросила она у животного, как будто оно могло дать ей вразумительный ответ. Ах, если он ранен или, не дай Бог, мертв... Все тело Кэтлин задрожало от одной мысли об этом.
Она должна найти его. Но она даже не знает, в какую сторону идти! Ведя под уздцы обоих животных, она направилась в сторону рощи, откуда прискакала лошадь Шейна.
Она добралась до поросли молодых дубков, когда услышала его голос:
– Кейти!
Страх ее тут же улетучился, уступив место радости.
– Шейн! Я здесь! – крикнула она в ответ. Слезы навернулись на глаза. Все ее существо кричало, что надо бежать к нему, но ноги отказывались слушаться.
– Кейти! С тобой все в порядке?
Нет, если бы он был ранен, то не смог бы так бежать ей навстречу. Когда они поравнялись, он подхватил ее на руки и поднял над землей.
– Кейти.
Она хотела сказать ему, что с ней все хорошо. Она хотела спросить его, как он слетел с лошади. Но поняла, что все это не важно. А важно то, что она в его объятиях. И то, как он целует ее. Еще никто и никогда не целовал ее так, как ее любимый Шейн в эту минуту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эта властная сила - Френч Джудит



Тема неплоха, но затянуто донельзя. Последние главы так и вовсе - хеппи энд с потолка.
Эта властная сила - Френч ДжудитKotyana
5.01.2013, 9.50





Сущность подлого мужчины- завел любовницу-шлюху, понимал как это мерзко, что она еще и забеременела, хотя может и не от него и когда ее лишился, вспомнил, что есть жена. Фу.
Эта властная сила - Френч ДжудитАлиса
5.01.2013, 12.59





Девочки, доколе, доколе я Вас спрашиваю, женщина будет в таком чудовищно несправедливом положении? Муж 8 лет живет один, переживает головокружительный роман с отменной шлюхой , но католический брак разрушить нельзя, и он вызывает жену. Она, верной Пенелопой его ожидая, не изменяет, прощает, принимает и т. д. А он ей при встрече говорит: " Да, жаль, что лучшие годы твоей жизни прошли". И как Вам такое?
Эта властная сила - Френч ДжудитЭлис
19.03.2013, 9.20





Неплохой роман , но остался после него осадок ...возможно, это быт , такая жизнь ...но у меня такое чувство, что меня в этот быт засунули с головой , ещё и придержали , чтоб мало не казалось ....Хоть и счастливый конец, но "всепрощающая и понимающая " героиня местами меня ставила в тупик , а слишком циничный , хоть и мужественный главный герой , это что-то - верить Серине , но не поверить жене ?! Автору роман удался конечно , это просто Запад без розового бантика ...
Эта властная сила - Френч ДжудитВикушка
21.11.2013, 19.24





Нудятина невозможная...хотя идея хорошая
Эта властная сила - Френч ДжудитАйрис
21.11.2013, 22.39





Тема неплоха, но затянуто донельзя. 9/10
Эта властная сила - Френч Джудиттая
24.11.2013, 19.57





Читать можно
Эта властная сила - Френч ДжудитПривет
25.04.2016, 21.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100