Читать онлайн Влюбленный герцог, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный герцог - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный герцог - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный герцог - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Влюбленный герцог

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Два дня они ехали по Большому северному тракту через графства, где славно зеленели фермерские поля, где огромные баржи везли грузы по каналам, где белые дымы вырывались из горловин печей для обжига керамических изделий. Близилось время сбора урожая, и на полях, похожих на лоскутные одеяла, дозревали ячмень и пшеница.
Погода держалась хорошая, дул приятный ветерок, над головой раскинулось ярко-синее небо; кони милю за милей одолевали превосходные, мощенные щебнем дороги, и поэтому бесконечная езда в дорожной карете Роберта доставляла Бел даже удовольствие.
Когда они въехали в старинный город Йорк, где должны были провести вторую ночь своего путешествия, свет позднего лета еще играл золотыми блестками на речке Уз. Они взяли с собой Джасинду и Лиззи и пошли по улице поразмять затекшие ноги. Увидев огромный средневековый собор, они остановились им полюбоваться.
Но к сожалению, девушки раскапризничались, и им пришлось отправиться в придорожный трактир на площади Хай-Питергейт.
Чудесный ужин, который Роберт велел подать им в их комнаты, состоял из горячих деревенских пирогов и йоркширского пудинга. Бел с удовольствием смотрела, как Роберт ест, запивая еду добрым темным элем. Казалось, чем дальше они отъезжают от Лондона, тем он становится оживленнее и веселее.
После сытной деревенской трапезы Джасинда обняла на прощание Бел и Роберта, а Лиззи скромно присела в реверансе. Девушки ушли в свою комнату, а Роберт, поставив на стол горящую свечу, увлек Белинду в постель. Она легла, крепко прижавшись к нему, улыбаясь при мысли о том, как быстро сумела преодолеть свои страхи.
Утром они встали отдохнувшие и продолжили свое путешествие на запад по йоркширским долинам и задумчивым вересковым пустошам. К концу дня усталые лошади доставили их в графство Уэстморленд.
— Мы, кажется, попали в Шотландию, — заявила Бел и этим весьма оскорбила его светлость и Джасинду. Она засмеялась при виде их негодования, а они заверили ее, что она еше не видела самого красивого пейзажа в мире.


— Даже известный художник, мистер Констебл, так говорил, — похвасталась Джасинда.
Весь третий день они ехали среди холмов, долин и сверкающих под солнцем озер. Бел казалось, что воздух пропитан волшебством, а зелень на холмах слишком яркая, и у нее от недоброго предчувствия заныло сердце.
Бел наслаждалась тишиной и сказочной красотой этих мест и вдруг поняла, что именно здесь настоящий мир Роберта, что его стихия — не напыщенный парламент и роскошный Найт-Хаус, не людные улицы Лондона, где невозможно скрыться от зорких взглядов толпы, а эти вольготно раскинувшиеся холмы, голубые небеса и неприхотливые деревенские жилища.
И когда на закате они подъехали к Хоуксклиф-Холлу, ярко освещенному огнями, Роберт показался ей воплощением хозяина замка. Они долго любовались открывшимся перед ними видом.
Казалось, Хоуксклиф-Холл существует вне времени и пространства, и Бел снова вспомнила, как наутро после дуэли Роберт прошептал ей: «Оставайтесь навсегда». Впервые с тех пор, как он произнес эти слова, у нее появилось время обдумать, что он имел в виду. «Навсегда» не могло быть праздной фантазией для того, кто обитает в замке, простоявшем не одно столетие, думала она. На мгновение ее уверенность пошатнулась: несмотря на свою романтичность, соглашение между ними временное. Разве не так?
— Вы не говорили мне, что живете в настоящем… замке, — восхитилась Бел, окидывая удивленным взглядом серо-коричневые каменные стены, окружающие величественное сооружение.
Роберт посмотрел на нее с улыбкой. В небе раздался торжествующий крик ястреба. Бел взглянула на величественную птицу, загородив рукой глаза от солнца.
— Какой он красивый!
— Им здесь хорошо. Если вы любите ястребов, я покажу вам клетки, где они содержатся. Пойдемте. Я не был дома целую вечность.
Бел была заинтригована. В Лондоне он казался ей типичным светским человеком, всемогущим, богатым, влиятельным, обладающим неограниченной властью, — человеком, чей врожденный аристократизм и дипломатичность помогали ему претворять в жизнь его благородные идеи. Но здесь, в доме его предков, она увидела в нем сильного, грубого воина, вождя клана в расцвете своей мужественности. Не бывает замка без дракона. К такому выводу пришла Бел, когда неожиданно столкнулась в коридоре со сварливой экономкой — миссис Лаверти, но на сей раз она преисполнилась решимости не дать этой особе себя запугать.
Внутри Хоуксклиф-Холл представлял лабиринт гулких коридоров, закоулков и ниш. Нетрудно было вообразить, как Роберт с братьями играли здесь в прятки, когда были детьми. Джасинда взволнованно рассказывала ей о привидениях, обитающих в замке, а Роберт повел ее на экскурсию по своему причудливому, странному, волшебному дому.
Склонность их матери к раззолоченному легкомысленному стилю рококо преобладала над более старым, темным и скромным стилем короля Якова, и все это было заключено в средневековую оболочку.
Джасинда едва сдерживала восторг, бросаясь то туда, то сюда, прикасаясь к любимым вещам и заново знакомясь с ними. Там был Венецианский салон, Китайская гостиная, танцевальный зал и бильярдная, и на всем лежала печать декора, навеянного Версалем и любимого герцогиней Джор-джианой.
Из современной новой части замка, светлой и со вкусом обставленной, можно было попасть в старую сумрачную галерею-столовую с огромным обеденным столом. Самыми древними помещениями в замке были просторный зал и комнаты с гобеленами.
Осмотрев замок, они вышли на усыпанный гравием двор, и Роберт показал Бел часовню, помещения для слуг, контору управляющего и каретный сарай, а также огромные конюшни и клетки с соколами, расположенные в некотором отдалении.
Джасинда и Лиззи побежали к конюшням взглянуть на своих любимцев, а Бел и Роберт пошли к дому.
— Ваш замок, Роберт, просто чудо, право же, чудо! Это иллюстрация к романам Вальтера Скотта, — говорила она, покачивая от изумления головой.
— И я очень рад, что вы здесь, — тихо ответил он, поднося к губам ее руку.
Он приказал лакею отнести ее вещи в комнату, расположенную рядом с его спальней. Бел взглянула на него вопросительно, встревоженная и одновременно счастливая оттого, что он так открыто демонстрирует связь между ними. Кажется, наконец они обрели согласие: она отбросила основное правило куртизанки, а он, судя по всему, принял ее в свою жизнь — окончательно и искренне.
В эту ночь он уложил ее в герцогскую кровать, где был когда-то зачат, и любил ее со страстью, которую питала сила, исходившая от этой земли.
В последующие дни Бел большую часть времени проводила в обществе барышень. Они относились к ней с уважением, хотя и знали, что она любовница Роберта. Их привязанность и потребность в ее обществе способствовали ее исцелению почти так же, как любовь Хоука. Во второй половине дня, если погода была солнечной, они отправлялись бродить по округе в поисках подходящих пейзажей для рисования.
Джасинда и Лиззи были уже почти взрослыми девушками, и обе рано потеряли матерей. Бел трогала их страстная потребность в любви и готовность во всем ей подчиняться. Однажды Джасинда призналась ей, что боится первого выезда в свет, потому что патронессы и другие знатные дамы будут следить за каждым ее шагом, отыскивая в ней склонность к тому же легкомысленному поведению, которым прославилась ее мать.
А Лиззи как-то сказала, что положение нищей компаньонки задевает ее гордость. Кроме того, что будет с ней, когда Джасинда выйдет замуж? И ко всему прочему, она была безнадежно влюблена в лорда Алека.
Как-то в начале второй недели пребывания в замке Джасинда решила отвести Бел в какое-то интересное место.
— Я хочу показать вам самое восхитительное из всех здешних мест. Мы припасли его напоследок, да, Лиззи?
Девушки переглянулись, посмеиваясь.
— Что же это? — спросила Бел, вручая скучающему лакею корзину с завтраком и альбомы для рисования.
— Замок Пендрагона, — сообщила Джасинда, таинственно понизив голос. — Много столетий назад это был замок отца короля Артура.
— Ах, Джасинда, сколько у вас в голове всякого вздора!
— Но это правда! Там так жутко! Кое-кто говорит, что волшебник Мерлин заточен в старом тисе, который растет над развалинами.
— Ерунда.
— Нет, право, мисс Гамильтон, она не лжет, — поддержала подругу Лиззи, торжественно кивая головой и широко распахнув глаза.
— Мои братья часто играли там в рыцарей Круглого стола, когда были маленькими, — добавила Джасинда, широко улыбаясь, и взяла Бел за руку.
По пути они встретили трех пастушат, гнавших своих овец на водопой, старого крестьянина и двух мужчин, которых Джасинда представила как лесника и земельного агента. Они сказали, что возвращаются в замок завтракать.
Девушкам не терпелось добраться до таинственного замка, и они, быстро распростившись с лесником и агентом, весело продолжили свой путь.
Наконец в отдалении замаячили развалины замка. Бел как зачарованная смотрела на древнюю каменную стену крепости. Замок Пендрагона с одной стороны еще уцелел, там, где огромное старое дерево нависало над остроконечной башенкой, но большая часть замковых построек превратилась в руины.
Бел подошла ближе, рассматривая то, что когда-то было величественным сооружением. Ей казалось, что она видит среди развалин стайку озорных мальчишек, которые играют в рыцарей Круглого стола. Услышав позади шорох осыпающихся камешков, она оглянулась — это Лиззи осторожно пробиралась среди поросших мхом развалин.
— Я сейчас подумала, что никогда ничего не слышала об остальных братьях леди Джасинды, — задумчиво произнесла Бел. — Я знаю только Хоуксклифа и лорда Алека.
— Ну, второй по старшинству — это лорд Джек, но о нем в приличном обществе говорить не принято. — Лиззи украдкой оглянулась. — Дело в том, что он паршивая овца в стаде.
— Он что, и вправду джентльмен удачи? — шепотом спросила Бел.
— Я бы не стала его выгораживать, но у него доброе сердце, мисс Гамильтон.
— А почему лорд Джек стал пиратом?
Они и не заметили, что Джасинда стоит у них за спиной и внимательно прислушивается к разговору.
— Потому что он захотел восстать против папы, который был к нему жесток, — заявила девушка. — Дело в том, что мой папа не был ему папой. Только мы с Робертом настоящие Найты, Роберт — наследник, Джек про запас, а я — плод супружеского примирения.
Бел изумленно смотрела на Джасинду.
— Ничего страшного. Я ничего не имею против того, чтобы рассказать вам правду о моей семье, дражайшая мисс Гамильтон. Теперь вы тоже член нашей семьи. — Она обняла Бел, когда та подошла к ней, потом засмеялась и крутанулась на камне. — Все знают, что у моей мамочки была куча любовников — и у меня тоже будут, когда я вырасту.
— Джасинда! — ошеломленно воскликнула Бел. Девушка пожала плечами и небрежно отмахнулась.
— Единственный, кого любил папа, — это Роберт.
Сначала Бел хотела отчитать девицу, но потом решила, что Джасинда делает это нарочно — она хочет увидеть реакцию Бел.
— Нет ничего необычного в том, что мужчина все свое внимание отдает наследнику, пренебрегая другими детьми.
— Папа умер как раз перед тем, как я родилась, так что мне не известно, какие у него были причины, но вы должны согласиться, что это не очень-то хорошо с его стороны. Я знаю только то, что в один прекрасный день Джек почувствовал, что сыт всем этим по горло, бросил Оксфорд и ушел в море. За Джеком идут наши близнецы, Демьен и Люсьен.
— Они необыкновенно красивы, — мечтательно прошептала Лиззи.
— Не могу удержаться и не сказать вам, что Демьен — полковник от инфантерии и настоящий герой, — гордо сообщила Джасинда. — Однажды в бою он завладел французским знаменем. Офицеры его полка сделали для него точно такое же, и теперь оно висит в Найт-Хаусе.
— А, да, я его видела, — сказала заинтересованная Бел. — А Люсьен?
— Нам, в общем, не полагается знать, где он находится, — начала Лиззи.
— Но теперь, когда война кончилась, я думаю, не имеет значения, если мы вам расскажем! — И Джасинда посмотрела на Бел с озорной усмешкой. — Люсьен в Париже. Он шпион!
— Следит за офицерами, — поправила ее Лиззи, но Джасинда фыркнула, услышав эту нейтральную формулировку.
— Неужели шпион? — изумленно воскликнула Бел.
— Да, но не говорите об этом никому. Считается, что он занимается археологическими раскопками в Египте по поручению Королевского общества.
— Почему же?
— Так объясняют, почему его нет ни в Англии, ни в действующих войсках. Бедный Люсьен, он, наверное, предпочел бы и вправду стать археологом, но вынужден исполнять свой долг. Сначала он поступил в армию вместе с Демьеном — его заставили делать чертежи оружия и работать с военными инженерами, — но это сделало его несчастным. Он терпеть не может кому-то подчиняться.
— Лорд Люсьен — джентльмен-ученый, мисс Гамильтон, — заявила Лиззи со знанием дела. — Все говорят, что он очень талантлив.
— Вам виднее, Лиззи. Видит Бог, я никогда не понимала ни слова из того, что он говорит. — Внезапно Джасинда захныкала: — Я проголодалась.
— Ну что ж, завтрак вас ждет, — сказала Бел, весело улыбаясь. Она чувствовала себя неловко от откровенных высказываний Джасинды о том, что, став взрослой, та заведет себе кучу любовников. Пусть даже девушка сказала это для форсу, как то свойственно юности, — все равно это нехорошо.
Они с удовольствием уплетали ветчину, сыр и фрукты. Бел испытующе посмотрела на проказливое личико Джасинды.
— Расскажите о вашей матушке, Джасинда. Вы ее помните?
— Немного. Она была очень красивой, умной и бесстрашной, — вздохнула девушка, печально глядя на пенистую реку. — Ей завидовали, а многие и ненавидели ее, потому что ей было тесно в той маленькой клетке, в которой, по мнению общества, она должна была находиться.
Лиззи смущенно посмотрела на Бел:
— Роберт стыдится нашей матери, но только потому, что папа нарочно настроил его против нее.
Бел нахмурила брови:
— Это действительно так?
— Алек говорит, что да, — пожала плечами Джасинда. В ее темных глазах плескалась грусть. — Роберт даже не позволяет мне расспрашивать о маме, хотя он самый старший из нас и лучше всех ее знает. Это неправильно. Люди говорят о ее любовниках, салонах и скандалах, но разве вы что-нибудь слышали о том, как она умерла, мисс Гамильтон?
Бел покачала головой, сомневаясь, сможет ли она вынести это признание. Свежее, красивое личико Джасинды помрачнело.
— Во время Террора наша мать установила контакт с французскими эмигрантами. Она получила письмо от своей закадычной подруги, виконтессы де Тюренн, с которой они вместе учились в Сорбонне. Эта дама умоляла маму увезти ее детей из Франции. Ее муж, виконт, к тому времени был уже растерзан толпой. Рискуя жизнью, мама отправилась в Париж и с тех пор помогала детям аристократов перебраться в Англию. В последующие годы она несколько раз ездила во Францию и всякий раз возвращалась с детьми из знатных семей. Хотя якобинцы в конце концов отказались от гильотины, эмигранты по-прежнему считались предателями Франции, и тот, кто им помогал спастись, преследовался властями. Маму арестовали осенью 1799 года, в последние месяцы Директории. Ее обвинили в том, что она агент роялистов и английская шпионка. Потом ее поставили перед взводом стрелков и расстреляли.
Бел потрясение смотрела на Джасинду.
— Это правда, — прошептала Лиззи, кивая головой. Бел пыталась переварить полученную информацию. И этой женщины стыдился Роберт?
— Джасинда, — наконец осторожно начала Бел, — ваша матушка была просто героиней. Я никогда не слышала о подобной храбрости. Я понимаю, что вам хочется походить на нее, но все же надеюсь, что ради нее вы постараетесь соблюдать приличия, по крайней мере пока не выйдете замуж, потому что, милочка, это очень больно — когда весь свет тебя осуждает. Я чувствую, ваша мама была бы рада, зная, что я предупредила вас об этом. Я не хочу, чтобы вы страдали, и к тому же учтите, что, если вы попадете в неприятное положение из-за какого-то молодого человека, одному из ваших братьев придется с ним стреляться, защищая вашу честь. Дорогая моя, видеть, как тот, кого вы любите, подставляет себя под пулю из-за вашей глупости, — это очень тяжело, уверяю вас. Уж поверьте мне.
Слова Бел произвели большое впечатление на девушек. Джасинда внимательно посмотрела на нее широко раскрытыми глазами и кивнула, соглашаясь. Потом они еще немного посидели, делая зарисовки развалин замка Пендра-гона, нависшего над ними дерева и реки, протекающей рядом с замком.
Они уже возвращались домой, как вдруг за их спиной послышался конский топот. Бел и девушки обернулись, а лакей сошел с дороги — к ним направлялось открытое ландо, запряженное серыми лошадьми.
— О Боже! — простонала Джасинда. — Это леди Борроу-дейл и ее дочери-зануды.
— Джасинда! — сердито оборвала ее Лиззи, пряча улыбку.
— Кто это?
— Маркиза Борроудейл, наша самая скучная соседка. Она решила приручить парочку моих братьев для своих кошмарных дочек. Бедный Роберт. Ему достанется в первую очередь.
Услышав это, Бел насторожилась. Ливрейный лакей остановил экипаж. Пышная матрона в шляпе с перьями повернулась к ним и приветствовала их громовым голосом:
— Ага! Леди Джасинда! Здравствуйте! Здравствуйте!
Джасинда тяжко вздохнула. Лиззи пошла следом за ней к карете, чтобы поздороваться с соседками.
— Мы как раз едем к вам с визитом, милочка! Как вы прекрасно выглядите! Ах, да ведь вы почти взрослая!
— Благодарю вас, ваше сиятельство, — поморщилась Джасинда.
— Мисс Карлайл, — чопорно кивнула матрона подруге Джасинды.
— Леди Борроудейл, я рада видеть вас, — покорно отозвалась Лиззи, слегка присев.
— А кто это? — пропела леди, подозрительно посмотрев на Бел.
Поскольку ее заметили, Бел не спеша приблизилась, размышляя о том, как повела бы себя Харриет Уилсон в данной ситуации.
— Леди Борроудейл, позвольте представить вам мою гувернантку, мисс Гамильтон, — проговорила Джасинда.
Бел слегка наклонила голову в знак приветствия.
— Гувернантку? — Леди Борроудейл оглядела ее всю, начиная со шляпки и кончая кончиками изящных туфелек. — Хм-м… Мне казалось, что вы учитесь в каком-то лондонском пансионе, милочка, — протянула она, повернувшись к Джасинде.
Очевидно, только титулованные особы удостаивались внимания леди Борроудейл.
— Меня выгнали, — гордо сообщила Джасинда.
— Это не совсем так, миледи, — вмешалась Бел, потому что леди Борроудейл широко раскрыла глаза. Бел заставила себя улыбнуться. — Девочка шутит, конечно, ваше сиятельство. Просто его светлость решил, что леди Джасинде неплохо бы подышать свежим воздухом после того, как она столько месяцев прожила в Лондоне.
— Ах, как мило, что герцог Хоуксклиф советуется с вами относительно благополучия его сестры, мисс… э-э-э… как вас там?
— Гамильтон, — холодно произнесла Бел, насторожившись, потому что в словах маркизы послышался некий намек.
— Да, конечно, простите. Странно, почему его светлость не нанял кого-нибудь посолидней для своей сестры?
— Мисс Гамильтон — высококвалифицированная гувернантка, — возразила верная Джасинда, сведя свои золотистые бровки. И придвинулась к Бел.
— Я в этом не сомневаюсь, но вид у нее такой, словно она сама недавно вышла из классной комнаты. Знаете ли, гувернантка моей племянницы ищет новое место, поскольку ее подопечная вышла замуж. Она швейцарка и прекрасно знает свое дело. Она очень подошла бы вам, Джасинда. Я, разумеется, скажу о ней его светлости. В конце концов, что могут знать холостяки о приличиях?
И леди Борроудейл метнула в Белинду быстрый злобный взгляд.


Бел молча смотрела на нее. Неужели эта самоуверенная особа действительно считает, что может выговаривать герцогу Хоуксклифу?
— Леди Борроудейл, — кинулась в атаку Бел, теряя терпение, — уверяю вас, что незапятнанная репутация его светлости основывается на неукоснительном соблюдении приличий и на незаурядном чувстве чести.
Вот. Она защитила своего хозяина, как верная слуга.
Но ее слова произвели впечатление разорвавшейся бомбы. Маленькие глазки матроны налились кровью. Ее авторитету посмели бросить вызов! И кто? Какая-то гувернантка!
— Какая непозволительная дерзость! — взорвалась маркиза. — Неужели эта… для вас образец поведения, леди Джасинда? Это никуда не годится, вот что я вам скажу. Никуда не годится!
— Нежелание пресмыкаться перед вашим сиятельством вряд ли можно назвать дерзостью, — отозвалась Бел, радуясь, что не спасовала перед этой надутой матроной.
Леди Борроудейл разинула рот.
— Я не позволю гувернантке так со мной разговаривать! Извинитесь немедленно!
— За что же, сударыня? Я всего лишь напомнила вам о добром имени его светлости.
— Я не нуждаюсь в напоминаниях с вашей стороны, мисс! Напомнили — мне! О, вы дерзки! Его светлость узнает об этом.
Услышав эту угрозу, Бел сделала то, чего, она знала, делать не следовало. Но после того как она в течение нескольких месяцев терпела ненавидящие взгляды женщин вроде этой отвратительной особы, она не смогла сдержаться. И, бестрепетно встретив разъяренный взгляд леди Борроудейл, Бел улыбнулась с холодным пренебрежением.
Это была улыбка куртизанки.
Леди Борроудейл уставилась на нее, открыв рот от изумления.
— Ваше сиятельство, — осторожно вмешалась Джасин-да, — пожалуй, сейчас не самое лучшее время для визита.
— Мы ходили осматривать руины и немного устали, — спокойно добавила Лиззи.
— Не придете ли вы завтра к чаю?
— Хм… — процедила леди Борроудейл, переводя взгляд с Джасинды на Лиззи, а потом на Бел. — Завтра я занята. Будет ли его светлость дома в среду к вечеру?
— Трудно сказать. В последнее время брат очень занят…
— Передайте ему, что я хочу с ним поговорить, — тоном, не терпящим возражений, заявила матрона.
Дерзкая Джасинда слегка оробела.
— Хорошо, сударыня.
— Кучер! — рявкнула маркиза.
Кучер принялся разворачивать карету, а ее сиятельство бросила на Бел еще один острый взгляд.
Девушки смотрели, как маркиза и ее дочери-зануды уезжают в своем ландо. Джасинда повернулась и взглянула на Бел, в ее сверкающих глазах читалось восхищение. Бел смущенно улыбнулась, а Лиззи не выдержала и рассмеялась:
— Ах, какое у нее было лицо! Я думала, она вот-вот выпадет из кареты.
— Я была не права, — начала Бел, но девушки расхохотались так заразительно, что даже лакей фыркнул.
— Так ей и надо! Она заслужила это за многие годы! — восклицала Лиззи, вытирая слезы. — Дорогая мисс Гамильтон, пожалуйста, научите меня вот так давать отпор!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный герцог - Фоули Гэлен



Роман хороший.Есть и переживания, и интриги, и рыцарь на белом коне.Мне понравилось проводить время за этим романом.Временами даже слеза наворачивалась.Читайте - не пожалеете!
Влюбленный герцог - Фоули Гэленлюбовь
15.12.2011, 16.40





Мне понравился роман,но чего-то для меня не хватает.9/10
Влюбленный герцог - Фоули ГэленТая
2.04.2012, 21.22





Xotela ubit yeqo koqda on obyavil yey o svoyem reshenii jenitsa.Konechno ne ploxo, no kak budto avtor ne mojet peredat osnavniye momenti etoy istorii, nu tradicionniye momenti kak to koqda on uznayet chto ona bila iznasilovana, chto on v principe perviy mujchina v yeye jizni, chto ona bila prepodavatelem i t.d voobshem soqlasna s pred. komentariyem: cheqo to ne xvatayet
Влюбленный герцог - Фоули ГэленAfa
18.06.2012, 1.24





Книга мне очень понравилась,очень рекомендую.rnКнига нежная и без пошлостей.
Влюбленный герцог - Фоули ГэленВиктория
14.12.2012, 6.26





Книга мне понравилась. Красивая история с красивым концом! Читайте!
Влюбленный герцог - Фоули ГэленВиктория
18.07.2013, 8.25





Роман интересный, но конец скомканный.
Влюбленный герцог - Фоули ГэленКэт
11.01.2014, 14.28





Роман очень интересный, легко читается, сантиментов и слез тоже, конечно, хватает, но они впечатления не портят. Да, мне тоже сначала конец показался скомканным, но когда читаешь всю серию о Найтах в целом, то это впечатление пропадает, кажется, что так и должно быть.
Влюбленный герцог - Фоули ГэленИрина
17.12.2014, 13.42





Да очень прелестный роман! Приятно такие читать, хотя вся эта серия классная как и многие другие, только вот жаль,ято не все ещё переведены.
Влюбленный герцог - Фоули ГэленАнна.Г
23.03.2015, 17.24





Роман замечательный.стоит его прочесть.
Влюбленный герцог - Фоули Гэленжуравлева
27.10.2015, 14.24





Хороший роман - 9 баллов. Но концовка неправдоподобная.
Влюбленный герцог - Фоули ГэленНюша
31.10.2015, 23.38





Правда здорово. Очень сентиментальный роман. У меня глаза, на мокром месте. За душу берет...........давно такого не читала.
Влюбленный герцог - Фоули Гэленлм
22.11.2015, 13.31





Читать было интересно. Гл.героиня симпатяшка.Не понравилось приторное описание жизни куртизанок.Вообще интересно,почему авторши в ЛР изображают в сцене поклонения одной конкретной даме мужчин,как изголодавшихся пустынных самцов? Особенно это имеет место в исторических романах.
Влюбленный герцог - Фоули ГэленЧертополох
30.11.2015, 1.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100