Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Алек! — побледнев, выдохнула Бекки. — Что ты здесь делаешь?
— А на что это похоже? — прорычал он в ответ, не отводя глаз от противников. — Разумеется, спасаю тебя, дорогая.
— Слишком поздно. Уходи, Алек! Пожалуйста! Это казачьи войска. — Она с трудом сглотнула. — Они тебя убьют. А если не убьют, то у моего родственника есть еще дюжина. Они тебя выследят и прикончат. Уйди, прошу тебя.
Он едва заметно пожал плечами.
— Мы, братья Найты, не бросаем друзей, — заявил он с едва ощутимой нотой иронии. — Любовь моя, твоя маленькая тайна выплыла наружу. Нам надо поговорить.
— Беги отсюда! — Бекки почти визжала, но Алек не двинулся с места.
— Если ты думаешь, что я брошу тебя после того, что было ночью, — преувеличенно спокойным тоном проговорил он, не сводя взгляда с казаков, — значит, ты судишь обо мне неверно.
Бекки на секунду прикрыла глаза в смущении оттого, что ее хитрость раскрыта. Она не думала, что так случится. Ей и в голову не пришло, что он станет за ней следить.
— Пожалуйста, Алек, это мое дело.
— Что ж, cherie, похоже, ты его проигрываешь. Я здесь для того, чтобы уравнять шансы.
— О Господи! — Дьявол бы побрал его мужскую гордость! Он же погибнет прямо у нее на глазах!
Когда Бекки вновь открыла глаза и вернулась к кошмару, Алек уже вперил острый, как стрела, взгляд, в более крупного из двух казаков.
— Отпустите ее, и я подарю вам жизнь.
Оба гиганта лишь расхохотались от этого вызывающего заявления. У Алека заиграли желваки на лице. Он изменил угол наклона шпаги, теперь его кончик оказался на уровне сердца одного из казаков.
— Вам ясно сказано, отпустите ее.
Казак понял, что ему брошен вызов. Бросив мрачный взгляд на товарища, он швырнул Бекки тому на руки и, сделав шаг к Алеку, потянул саблю из ножен.
— Давай-давай, урод! — пробормотал он, становясь в позицию и дерзко глядя на приближающегося статного казака. В глазах под тяжелыми веками он видел отблески бесчисленных битв, долгие века грабежа и насилия, начиная с времен Аттилы.
Казак сделал мощный выпад стальным клинком. Алек парировал. В высоких стенах узкого проулка заметался душераздирающий звон столкнувшихся лезвий. Алек почувствовал, как вибрация от первого удара отдалась в костях рук. Его собственная шпага дрожала от напряжения.
Казак расхохотался ему в лицо. Глухой, хриплый голос выкрикнул смертельную угрозу.
Они отпрянули друг от друга, и сражение началось всерьез.
Никогда прежде Алеку не случалось так быстро переходить к обороне. Он снова и снова бросался в атаку, но не смог нанести противнику ни одного поражающего удара, отчаянно пытался сохранить самообладание, однако бесился все сильнее после каждого выпада казака, когда ему самому приходилось отступать, уклоняясь от смертоносных ударов. Темп боя нарастал. Клинки сверкали как молнии. С обеих сторон сыпался град ударов. Звон оружия становился все громче. Алек сосредоточил все мысли на противнике и стратегии победы.
Они кружили по пятачку, сходились, расходились.
Алек уже стал различать некоторые приемы своего оппонента, но тут его каблук попал на обломанный камень брусчатки. Он упал, вся его жизнь вспышкой мелькнула перед глазами. Однако инстинкт, должно быть, спланировал спасение раньше, чем Алек сам успел об этом подумать. Едва коснувшись земли, он откатился, резким ударом выбросил шпагу вперед и зарычал от удовлетворения, потому что клинок глубоко вошел в бедро казачьего воина.
Казак взвыл.
Бекки ловила ртом воздух, не сводя глаз со сражающихся.
Алек вскочил на ноги и отлетел в сторону. Казак зажимал рукой рану. Он медленно поднял взгляд от своей ноги и так посмотрел на Алека, словно обещал ему ад на земле.
Алек с нахальной улыбкой поманил его к себе.
— Честно говоря, ваша светлость, история очень печальная.
Михаил отвернулся от окна, храня на лице выражение братского участия и заботы о своей сбежавшей молодой кузине.
— Боюсь, малышка унаследовала неуравновешенность своей матери, но только в дочери она выражена сильнее.
— Как так?
Заставив себя отойти от окна, князь Михаил вернулся к столу и, кивнув в знак благодарности, принял от хозяина чашку крепкого чая.
— Уверен, вы помните, какой поднялся скандал, когда мать Ребекки, леди Мария Толбот, нарушив волю своего отца, сбежала с капитаном Уордом.
— Помню, — согласился герцог. — Говорят, ваш дедушка никогда ей этого не простил. Даже после того, как капитан Уорд погиб в море.
— Как сообщили мне поверенные моего деда, подобные слухи справедливы. Этим и объясняется то, что моя бедная кузина жила в Йоркшире почти как крестьянка. Просто чудовищно. — Удивленно покачав головой, князь сел напротив герцога в одно из полосатых кресел. — Какие бы симптомы женской истерии ни унаследовала Ребекка, они, безусловно, усилились от неблагоприятных условий ее воспитания. Не хочется плохо говорить о мертвых, но мой дед был, пожалуй, слишком неумерен в своем гневе. Разумеется, отец девушки был абсолютно неподходящей партией для матери Ребекки, но ведь дитя не виновато. При этом она вовсе не незаконнорожденная. Брак был явно законным.
— Да-да. Что ж, очень печально. Не могу не согласиться с вами относительно жестокосердия лорда Толбота. — Уэстленд слабо улыбнулся. — Ваш дед был одним из самых твердолобых тори. Он до последнего сопротивлялся любой реформе, которую мы, виги, вносили в палату лордов.
Князь Михаил кивнул с печальной улыбкой:
— Могу в это поверить. Когда стало известно, что по завещанию деда меня назначили опекуном Ребекки, я сразу предположил, что устройство свадьбы молодой леди соответствующего возраста будет для меня настоящим испытанием, но я и представить не мог ничего подобного.
— Какая трагедия.
Михаил печально улыбнулся.
Внезапно из холла раздался хрустальный голосок:
— Папа, папа! Мне надо с тобой посоветоваться. — И в шорохе белого муслина в комнату быстро вошла леди Пар-фения Уэстленд. — Папа, сегодня вечером у нас заседание Женского благотворительного общества. Мы должны закончить приготовления к турниру по висту в Брайтоне. Что ты посоветуешь подавать на обеде победителей — цыпленка или фазана? О… — Увидев Михаила, дочь герцога внезапно остановилась. Глаза с длинными ресницами удивленно распахнулись. Золотые лучи утреннего солнца играли на блестящих, очень светлых волосах платинового оттенка, уложенных в замысловатый узел на затылке.
Князь Михаил резко вскочил, онемев от элегантной красоты девушки.
— О, извините, — пробормотала она, опуская блокнот и карандаш, которые держала в руке. — Простите меня за вторжение, папа. Я не знала, что у вас гость. — Она повернулась к Михаилу и кивнула: — Доброе утро.
Князь поклонился.
— Входи, входи, дорогая, — с улыбкой произнес герцог. — Позволь представить тебе князя Михаила Куркова. Он друг царя.
— Князь Курков? О, это честь для меня, ваше сиятельство, — с достоинством проговорила леди Парфения, приближаясь к Михаилу с заинтересованной улыбкой. — В обществе столько говорят о вашей доблести на войне. — И она протянула князю руку, над которой тот склонился в официальном поклоне, положив ладонь на эфес шпаги.
— Напротив, это большая честь для меня, леди Парфения. Девушка присела в коротком книксене, достойном кисти художника, затем отошла к отцу. Князь Михаил не сводил с нее глаз. Он явно был очарован.
Уэстленд с любовью обнял дочь за плечи.
— Итак, цыплята или фазаны? Столь важные вопросы, дочка, превосходят мое разумение. Возможно, у князя по этому поводу есть собственное мнение?
— Правда, ваше сиятельство? — Леди Парфения обернулась к Михаилу с ослепительной, дружелюбной улыбкой.
Князь что-то пробормотал, потеряв дар речи. Он вообще не был силен в светской болтовне, но еще больше его смутила внезапная мысль, что перед ним сидит воплощение идеальной невесты для него самого.
Здоровая. Это он понял с первого взгляда. Хорошая порода. Превосходные родственные связи. Безупречные манеры. И достаточно красива, чтобы произвести впечатление даже на царя.
И что еще более важно — брак с Парфенией сцементирует его союз с элитой вигов.
Сраженный свалившейся на него удачей, князь едва сумел пожать плечами, входя в привычную роль простого, грубоватого солдата.
— Простите меня, леди Парфения. Я не знаю.
— В точности как и я, — согласился с ним герцог Уэстленд.
— Ну папа! — с ласковым упреком обратилась она к отцу, потом задумчиво посмотрела на князя, постукивая по своему подбородку тупым кончиком карандаша. — Позвольте спросить, ваше сиятельство, конечно, если это не будет слишком большой вольностью с моей стороны, вы играете в карты? Хотя бы иногда?
Вопрос, исходящий от столь юного создания, привел князя в смущение.
— Конечно, миледи. Но не чрезмерно. На войне часто бывает затишье, и карты — самое привычное развлечение в солдатских палатках и офицерских собраниях.
— Именно это я и надеялась услышать, — воскликнула леди Парфения, гипнотизируя князя сияющей улыбкой, потом обратилась к отцу: — Папа, можно я спрошу князя насчет турнира?
— Не возражаю, — отозвался герцог. По всей видимости, он был очень податливым человеком. — Если уж ты так хочешь.
Парфения снова повернулась к Михаилу:
— Каждый год, ваше сиятельство, Женское благотворительное общество, членом которого я являюсь, устраивает в приморском городе Брайтоне благотворительный карточный турнир в пользу вдов и сирот моряков.
— Прекрасно, — кивнул в ответ князь.
— К несчастью, тяжелые времена, которые пришлось пережить нашей стране, во много раз увеличили потребность во всяческой помощи, а потому в этом году мы решили расширить границы нашей благотворительности и оказывать ее вдовам и сиротам воинов всех родов войск. Чтобы выручить достаточно средств, мы удвоили по сравнению с прошлым годом стоимость входного билета, но, с другой стороны, могу вас заверить, ежегодное состязание по висту в Брайтоне всегда вызывает большой интерес и приносит славу тем, кто попадает в финальный раунд.
— И все удовольствие всего за десять тысяч фунтов, — с иронией проговорил Уэстленд.
Князь чуть не поперхнулся.
— Десять тысяч фунтов?
— Для вас это слишком? — с тонкой, дразнящей усмешкой проговорила леди Парфения.
Сраженный ее обаянием, Михаил рассмеялся и посмотрел на герцога.
— Теперь я понимаю, зачем для подписки они привлекают таких хорошеньких девушек.
— Я очень надеюсь, князь, что вы примете решение вовремя. Имеется всего тридцать два места.
— Для тридцати двух самых богатых людей Англии, — добавил герцог.
Девушка шутливо ударила отца по руке.
— Регент тоже участвует в игре.
— Если вы сумеете продержаться все четыре раунда, — объяснила Парфения, — то в конце получите вместе со своим партнером на двоих триста двадцать тысяч фунтов, разумеется, за вычетом десяти процентов в пользу бедных.
Михаил поклонился с европейской галантностью.
— Сочту за честь принять участие в игре, миледи. Запишите меня.
Поединок в конюшнях становился все яростнее.
Внезапно со стороны дерущихся раздался крик боли. Бекки и державший ее казак одновременно оглянулись, чтобы понять, который из противников ранен.
Глаза Бекки расширились от страха, но в следующий миг в них вспыхнула гордость. Алек снова ранил гиганта. На сей раз в предплечье».
Казак, что держал Бекки, несколько секунд наблюдал за происходящим со все возрастающим недоумением и гневом. Ноздри его раздувались, как будто он ощутил, что теперь его напарнику угрожает реальная опасность. Видимо, верность боевому товариществу одержала верх над желанием выполнить приказ князя. Поколебавшись несколько мгновений, казак бросил на Бекки безжалостный взгляд, потащил ее к опустевшему загону и схватил со столба вожжи.
— О нет! Не делайте этого!
Но через минуту Бекки уже была крепко привязана к столбу, а ее руки на высоте плеч опутывал настоящий гордиев узел. Вырываясь изо всех сил, она закричала:
— Алек, берегись!
Тем временем в схватку вступал второй казак, явившись на помощь раненому товарищу. Однако спасти его не успел. В этот самый момент Алек развернулся, словно в смертоносном танце, и с невероятной силой вонзил противнику шпагу в живот так, как будто занимался этим десяток лет.
Бекки содрогнулась и отвела глаза. Гигант вскрикнул в последний раз и упал на колени.
Алек рывком извлек лезвие и грациозно развернулся навстречу следующему противнику, чей товарищ уже лежал на земле вниз лицом. Однако второй не собирался повторять его ошибку. Он вытащил пистолет.
Раздался выстрел. Алек нырнул, но Бекки услышала крик боли и поняла, что ее герой ранен. В инстинктивных поисках укрытия она повернулась в своих путах и спряталась за столб. Алек упал, успел выхватить собственный пистолет и ответил на выстрел казака.
Бекки порадовалась, что тот стоял к ней спиной, ей не хотелось видеть, куда именно попала пуля Алека. Она лишь заметила, что большое тело воина дернулось с такой силой, ^что с головы слетела странной формы шапка. Казак схватился за горло, но из него не вылетело ни единого звука. В тот же миг он рухнул на землю.
Испуганная внезапной тишиной, Бекки плотно захлопнула глаза и, дрожа всем телом, прислонилась лбом к столбу.
Сердце колотилось быстро-быстро. У нее вдруг закружилась голова, накатила дурнота.
Наконец она собралась с духом, открыла глаза и в этот миг почувствовала, что кто-то дотронулся до ее руки. Девушка вскрикнула от ужаса.
— Ш-ш-ш… Это всего только я, — прозвучал голос Алека.
— Ты ранен? — с отчаянием в голосе спросила Бекки. — Я видела, он тебя ранил.
— Просто царапина. — Он бросил взгляд на свою левую фуку. Рукав был оторван почти у плеча. Бекки заметила, как сквозь темно-синюю подкладку сочится кровь.
У них за спиной раздались низкие голоса, донеслась иностранная речь. На улице в поисках жертвы и двух своих товарищей появились два казака.
Алек и Бекки обменялись мрачными взглядами и тихонько скользнули в проулок.
В гостиной герцога Уэстленда появился обеспокоенный Дворецкий.
— Прошу прощения, миледи. Один из людей князя Куркова просит разрешения поговорить с его сиятельством.
— Скажите ему, я сейчас спущусь.
— Будет исполнено, ваше сиятельство. — Дворецкий поклонился и вышел.
— Он странный человек, ведь правда? — шепотом проговорила леди Парфения, когда высокий, представительный князь покинул гостиную.
Герцог пожал плечами и с любовью улыбнулся дочери.
— Он солдат, дорогая. К тому же он русский. У них иные обычаи. В целом, однако, я отношусь к нему хорошо. И смею заметить, он хорошо относится к тебе, — поддразнивая дочь, добавил герцог и, выходя из гостиной, слегка потянул за светлый локон у нее на затылке.
— Ах, папа, опять ваше сватовство, — упрекнула она, глядя на его удаляющуюся спину.
— Мне бы хотелось еще при жизни увидеть своих внуков, Парфения, — с легкой грустью ответил он, отправляясь заниматься своей утренней корреспонденцией. — В конце концов, этот человек — князь. Не самая плохая партия.
Тем временем князь Михаил стоял у дома герцога Уэстленда, слушал казака и не мог поверить своим ушам.
— Говоришь, она сбежала?
— Ваше сиятельство, дело еще хуже, — мрачно говорил Борис.
— Что значит «хуже»? — зарычал князь. Казак опустил глаза.
— Ну! — потребовал Михаил. За сержанта ответил Петр:
— Петр и Василий погибли.
— Что?! — воскликнул князь с гневом и недоверием. Тихой скороговоркой Борис рассказал, в каком виде они обнаружили напарников — одного застреленным, второго — чуть ли не выпотрошенным.
— Кто-нибудь что-нибудь видел? — грозно спросил князь.
— Конюх видел девушку. Утверждает, что она пыталась украсть коня. Петр и Василий вытащили девушку из седла. Лошадь ускакала, конюху пришлось бежать за ней. Что было дальше, он не видел. Когда он вернулся, они уже были мертвы. Пока мы не нашли никого, кто мог видеть, что случилось в конюшнях.
Михаил пораженно покачал головой. О Господи! Погибли двое из его лучших воинов! Князь глубоко вздохнул, стряхивая с себя оцепенение.
— Не может быть, чтобы она сама это сделала. Ей явно кто-то помогает. Кто бы это ни был, разыщите его и убейте.
Взгляд князя остановился на традиционной казачьей форме.
— С сегодняшнего дня вы должны переодеться в обычное штатское платье. Ради Бога, постарайтесь смешаться с толпой. И все время ищите девчонку, а когда найдете — приведите ко мне.
Казаки кивнули в знак повиновения. Князь Михаил пошел было к ожидавшей его элегантной коляске, но вдруг обернулся, чтобы изменить приказ:
— Я передумал. Когда найдете девчонку, убейте ее, если будет возможность.
?
— Теперь мы наверняка от них оторвались. — Бекки, спотыкаясь, тащилась за Алеком следом, пока они вдвоем пробирались сквозь лабиринт узеньких переулков и тупиков, которые прятались на задах добротных домов с нарядными фасадами. Алек пребывал в дурном настроении и не собирался замедлять шаг, подстраиваться приходилось Бекки.
— Алек, ты ранен. Тебя надо перевязать, — настойчиво говорила Бекки, перекрикивая звук колоколов, вызванивавших одиннадцать часов на колокольне соседней церкви. — Нужно остановить кровотечение.
Алек неохотно остановился и посмотрел на свою рану. Кровь, не останавливаясь, текла почти от плеча. Бекки осматривала рану с виноватым и обеспокоенным видом, но Алек грубо стряхнул ее осторожные пальцы.
— Это все ерунда. Объясни мне наконец, что происходит? Почему они тебя преследуют? Тебя правда зовут Бекки Уорд?
— Да. Это мое настоящее имя. Это я тебе могу сказать. Пойдем. Я перевяжу тебя. А потом уйду. Ну же, пошли! Вон туда. — Избегая его взгляда, Бекки кивнула на небольшую скромную церковь неподалеку. — Мы зайдем, присядем там, и я обработаю рану. Похоже, тут никому нет до нас никакого дела, а этот порез надо перевязать. И поскорее.
— Нет. — Алек медленно покачал головой. Он покажет этой маленькой упрямице, что и сам этим славится. И Алек сложил на груди руки. — Я никуда не пойду, пока ты не расскажешь мне, что происходит. Я заслужил, чтобы мне рассказали, из-за чего я только что убил двоих людей. И видит Бог, я должен знать, почему кто-то пытается похитить мою будущую невесту!
— Невесту? — Глаза Бекки широко распахнулись. Она встретилась с яростным взглядом Алека. — О чем ты говоришь?
— Ты сама прекрасно знаешь. Бекки, дорогая, это правда! Теперь ты моя головная боль. И только Бог знает, на что мы станем жить. О чем ты думала, девочка? Я не могу себе позволить иметь жену. А теперь я узнаю, что у женщины, на которой я должен жениться, имеется кузен — иностранный князь, и за ней гонятся казаки, так что ты уж прости, если я немного вышел из себя.
— Твое холостяцкое существование вне опасности. Ты ведь явно не хочешь жениться, так что успокойся. У меня нет намерения выйти за тебя замуж и, кстати, нет законной возможности. Без согласия моего опекуна. Мне исполнится двадцать один год только первого августа, а опекун, поверь мне, ни за что не согласится.
Алек смотрел на Бекки во все глаза.
— Насколько я понимаю, ты говоришь о Куркове? Глаза Бекки расширились. Она с усилившейся настороженностью смотрела в лицо Алеку.
— Ты знаком с Михаилом?
— Почему Курков тебя преследует?
— Это не твое дело!
— Проклятие! Как раз мое! Кстати, ты разве не заметила, что я сию минуту спас тебе жизнь? Полагаю, я имею право знать.
— Да, заметила. Нет, не имеешь. Алек, я пытаюсь сохранить тебе жизнь! Та пуля прошла всего в нескольких дюймах от твоего сердца! — вскричала Бекки, показывая пальцами, как близко была пуля от сердца. — В следующий раз тебе, возможно, так не повезет.
— Повезет? — с оскорбленным видом воскликнул Алек. — Тут дело в умении. И я заставлю тебя это понять.
— Забудь об этом. Я ухожу. Бог с тобой, с твоей аристократической честью и с твоей павлиньей мужской гордостью! Я делаю это ради тебя.
— Значит, ты собираешься просто уйти, уйти обесчещенной?
Бекки резко развернулась на каблуках. Из глаз ее летели гневные искры.
— Какое мне до этого дело, если за мной гонится эскадрон казаков? — Она отвернулась от Алека и пошла прочь. Каждое ее движение и вся фигура выражали гнев оскорбленной женщины.
— Господи, пошли мне терпения, — пробормотал Алек себе под нос. Роберт, Люсьен, все его братья часто предсказывали, что однажды он встретит девушку, такую же упрямую, как он сам.
«Невыносимое создание».
— А как же прошлая ночь? — ледяным тоном спросил Алек. — Неужели все было ложью?
Бекки ушла не слишком далеко, а потому услышала. Слова Алека остановили девушку. Алек видел, как напряглась ее спина. Бекки опустила голову.
Алек подошел к ней. Она не смотрела в его сторону.
— Пожалуйста, Алек, не говори так. Дай мне уйти.
— Я не могу этого сделать. И не сделаю. Мы теперь намертво с тобой связаны. Связаны кровью. Прошлой ночью ты отдала мне свою девственность. Сегодня я отнял две чужие жизни, чтобы спасти твою. Это основательные факты, от которых ты не можешь просто так отмахнуться и уйти. — Он положил руку ей на плечо и мягко повернул к себе. — Почему после всего, что с нами произошло, ты все еще не можешь мне довериться? — спросил он менее резким тоном. — Видит Бог, я не святой, но неужели я настолько плох?
— Алек, неужели ты не понимаешь? Я не хочу больше видеть твою кровь на своих руках. У тебя еще есть шанс спастись, не впутаться до конца в это дело.
— Нет, дорогая. — Алек взял ее лицо в свои ладони. — Я этот шанс уже упустил, — произнес он уверенным тоном, твердо глядя ей в лицо. — Нравится тебе или нет, я уже впутался в это дело. Не надо меня защищать. Просто расскажи, что происходит. Позволь мне уладить все неприятности, которые тебя огорчают.
С невольной дрожью и восхищением девушка думала, что даже прошлой ночью он не выглядел так соблазнительно, как в этот момент, когда совсем не думал о внешности. Отчаянная смелость, с которой он предложил свою помощь, завоевала ее сердце еще надежнее.
Нет, поняла она, глядя на Алека с большим уважением, это не тот человек, которому требуется ее защита. С тяжелым сердцем Бекки начинала сознавать, что Алек был прав: нравится ей или нет, но она нуждается в его помощи, даже если это несправедливо по отношению к нему.
Бекки тяжко вздохнула, понимая, что у нее совсем не осталось выбора, что придется проглотить свою гордость и пойти на нечто для себя неслыханное — просить о помощи. Довериться другому человеку.
Вдруг Алек резко шагнул к ней, обнял, улыбнулся уверенной мужской улыбкой и обхватил обеими руками за талию, словно показывая, что будет защищать ее всеми средствами. Бекки задевало, что теперь войну будет вести не только она сама, но вот Алек нагнулся, поцеловал ее в висок — казалось, его сила и близость окружили Бекки со всех сторон, — и она вдруг почувствовала себя в безопасности.
— Послушай меня, маленькая упрямица, — прошептал он и потерся носом о нос Бекки. — С этого момента давай вместе решать, как будет лучше для нас обоих. Может быть, я говорил слишком грубо. Ни один из нас не может указывать другому, что делать. — И сухо добавил: — Как бы нам того ни хотелось. Боюсь, у нас обоих слишком сильная воля, чтобы просто удовлетвориться словом «нет» вместо ответа.
И молодые люди обменялись слабыми, настороженными улыбками. Но они улыбались уже как сообщники.
— Я не стану навязывать тебе свадьбу, если ты перестанешь от меня удирать!
— Но, Алек…
— И кстати, не забывай, что мы вполне законно можем пожениться в Шотландии. Мое единственное условие то, что ты должна рассказать мне правду.
Обдумав эти слова, Бекки мрачно кивнула.
— Я хочу тебе рассказать. Но боюсь. Ты так рассердишься. Сделаешь что-нибудь необдуманное.
— Например что? — холодно осведомился он.
— Вызовешь его, — быстро сказала Бекки и открыла глаза.
— Куркова? Бекки кивнула.
— Я его не боюсь.
— А я боюсь. Я знаю, на что он способен. И тебе бы следовало, если уж ты такой умный. Ты знаешь, во скольких сражениях он участвовал?
Алек снова взял ее лицо в ладони и заставил смотреть себе в глаза. Он касался ее очень нежно, но в глазах отражалась буря.
— Что он тебе сделал?
Бекки сама удивилась, что при этих ужасных воспоминаниях к ее глазам подступили слезы, но Алек со своей мягкой настойчивостью был неумолим, от его требовательной заботы некуда было деться, и ее защитная раковина наконец дала трещину.
— Он… Он угрожал сам меня изнасиловать. Сказал, что преподаст мне урок, который я не скоро забуду, а потом выдаст замуж за какого-нибудь ужасного человека. Я не могла с этим смириться, — прошептала она, не сводя с него умоляющего взгляда. — Чтобы он был первым.
Ноздри Алека бешено раздувались.
— Вместо него я выбрала тебя, — призналась наконец Бекки. — Потому что ты был так добр ко мне, старался, чтобы я не боялась, и… рассмешил меня. А я уже много дней не могла даже улыбнуться. — Она так старалась не заплакать, что у нее дрожал подбородок. — Прости, если тебе кажется, что я тебя использовала, но я просто не могла позволить ему одержать надо мной такую победу. Он забрал у меня все, но свою гордость я ему не отдам.
Губы Алека превратились в жесткую белую линию. Бекки уже видела его раздраженным, видела сердитым, видела в смертельной готовности к схватке с казаками, но до сего момента не видела по-настоящему взбешенным.
Он не произнес ни слова. Отвернулся, прикрыл глаза, шумно вдохнул и с минуту старался успокоиться.
— Ты не знаешь, насколько он коварен. А я знаю. Алек, я видела, как он хладнокровно убил человека. Потому я отправилась к Уэстленду. Герцог является лорд-лейтенантом в западном Йоркшире. Я хочу, чтобы Михаила арестовали! Чтобы повесили.
— Так вот почему он за тобой охотится! Хочет заставить тебя замолчать раньше, чем ты успеешь обвинить его в преступлении?
Бекки отчаянно закивала: — Да!
— Что ж, теперь по крайней мере во всей этой истории начинает появляться какой-то смысл, — пробормотал Алек и отвел глаза, обдумывая положение.
Но тут Бекки заметила, что у него снова началось кровотечение, и сказала об этом. Алек уныло опустил взгляд на рану и заявил:
— Знаешь, если твое предложение помочь еще действует, то самое время. Рука болит бог знает как. У тебя есть что-нибудь, чем бы ее перевязать?
Бекки подумала, что он решился на это откровенное признание еще и затем, чтобы она успокоилась, очевидно, заметив, насколько ее напугал его немой приступ ледяного гнева на Михаила.
— Нижняя юбка, — фыркнув, ответила Бекки.
— Ну, тогда… — Алек едва заметно приподнял бровь и криво улыбнулся. — Может, мне повезет и я увижу твою щиколотку?
В ответ на лице Бекки стала медленно расплываться неуверенная улыбка, но она не отвела взгляда, лишь покачала головой:
— Алек, ты неисправим!
— И горжусь этим. — Алек шутливо подмигнул ей и фланирующей походкой отошел в сторону. А она осталась стоять, думая, как он умеет какой-нибудь мелочью поднять ей настроение — жестом, улыбкой, озорной фразой. И насколько он добр к ней, раз пытается это сделать. Он мог бесстрашно убить противника в поединке, но сердце у него золотое.
«Рыцарь, — думала она. — Он настоящий рыцарь».
— Пошли, ma petite. — И он так изящно взял ее руку, словно выводил в середину танцевального зала на великосветском балу. — Как ты и говорила, мы можем зайти в церковь и там присесть. Ты меня полечишь, а я тем временем послушаю, что именно ты видела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100