Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— О! — медленно протянула Бекки, еще не зная, как отнестись к этому заявлению. Она покрепче ухватила металлический шест на случай, если он что-нибудь предпримет.
Улыбка мужчины была понимающей и неотразимой.
— Полагаю, причин для дальнейшего насилия пет, гак ведь? Разве вам мало мужчин, которых вы отлупили, как только проснулись?
— Они сами виноваты! — с жаром возразила Бекки.
— Конечно, виноваты, — согласился он и придвинулся еще на шаг, делая руками успокаивающие жесты. — Но я ведь не был с вами груб.
Бекки решила все равно не терять бдительности, но должна была по крайней мере признать справедливость его слов.
— Как вас зовут?
— А вас?
Похоже, он растерялся, услышав ее требование, но потом пожал плечами и ответил:
— Алек. — Мужчина опустил руки и больше не делал попыток подойти ближе. — Лорд Алек Найт, к вашим услугам. — И, приложив руку к сердцу, он церемонно поклонился. Бекки до конца не решила, смеется он над ней или нет. Глаза его лучились весельем. — Вам не надо меня бояться, — мягко добавил он. — Я не сделаю вам ничего дурного. Понимаю, что мои друзья вас перепугали, но, клянусь честью, со мной вы в безопасности.
Осторожно наблюдая за своим преследователем, Бекки пришла к выводу, что от лорда Алека Найта не исходит сейчас непосредственной угрозы. Высокий и сильный, он, если бы захотел, легко мог выхватить у нее металлический шест. Нет-нет, стоит только взглянуть на него, как сразу понимаешь, что любая женщина подвергается в его присутствии опасности совсем иного рода.
Все в нем говорило, что этот мужчина привык разбивать сердца. У него было ангельское лицо и улыбка грешника, а жесткий, холодный взгляд свидетельствовал о долгой погоне за удовольствиями и неизлечимой пресыщенности человека, которому все безразлично.
Он владел очень внушительным арсеналом соблазна… Этот ласкающий взгляд… низкий, обволакивающий, чуть хрипловатый голос… легкая шаловливость и… конечно, лицо, это замечательное, притягивающее взгляд лицо.
Он избавился от намокшего шейного платка, и взгляду Бекки открылась величественная колонна его мужественной щей: гофрированный V-образный воротник распахнулся до верхней пуговицы, открывая милую ямочку между ключиц и гладкий участок влажно поблескивающей кожи.
Бекки отвела взгляд.
— Так как же вас зовут, милая? — ласковым голосом спросил он. Обычная линия поведения предписывает мягкую настойчивость — так каскады маленьких серебристых водопадов скрывают прячущуюся за ними бездну. — Вы обещали назвать мне свое имя, если я скажу свое.
— Я ничего вам не обещала, — отрезала Бекки. Озорной огонек, блеснувший в синих смеющихся глазах, показал, что Алек действительно собирался схитрить.
— Я все равно должен узнать, — с мимолетной улыбкой заявил он и сделал шаг к девушке. Неотразимая мягкость его голоса взывала к доверию, Бекки сопротивлялась из последних сил. — Скажите, иначе я не уйду.
— Хорошо. Меня зовут Бекки, — пробормотала она, но не стала называть фамилию. Чем меньше он будет о ней знать, тем лучше.
К счастью, он прекрасно удовлетворился одним лишь именем.
— И почему же, дорогая Бекки, вы спали в портике у Драксингера?
Ее гордость была задета.
— Может быть, я просто устала.
— Дворецкий вас не впустил? «О чем это он?»
— Зачем бы я стала обращаться к дворецкому? — возразила она язвительным тоном, страдая от мысли, в каком жалком состоянии нашли ее эти элегантные и богатые шалопаи. За кого же они ее приняли?
— Вы могли бы постучать в дверь, — улыбнувшись, продолжал Алек. — Слуги бы вас впустили, скажи вы, что вас прислала на вечер аббатиса.
«Аббатиса?» Бекки нахмурилась и в упор посмотрела на мужчину, тут ее глаза расширились — она догадалась, о чем речь. «О Господи!» Так вот почему его друзья вели себя так дерзко и прямолинейно! Теперь все становилось на свои места. Бекки была потрясена, осознав, что, как и все в этом ужасном городе, лорд Алек Найт со своими закадычными дружками тоже принял ее за шлюху.
И в этом, сердито думала девушка, единственная причина, почему он еще здесь.
Бекки собралась было исправить ошибку молодого человека, но внезапно остановилась, вспомнив, что все, к кому она обращалась сегодня за помощью, отмахивались от нее.
А потому вместо объяснений Бекки сделала то, что делает любой осторожный йоркширец — промолчала.
Пусть думает о ней что угодно. По большому счету это не имеет никакого значения. Сейчас не время думать о репутации — дело идет о ее жизни. Почему-то благословенное присутствие этого молодого человека делало сумерки не такими темными.
— Пойдем, Бекки, — мягко продолжал уговаривать девушку Алек. — Здесь вы простудитесь до смерти. Я же вижу, как вы дрожите. — Он бросил взгляд на железный шест. — Бросьте вы эту штуку.
— Не подходите! — предупредила Бекки, но сама чувствовала, как слабеет ее защита.
Лорд Алек улыбнулся мягкой улыбкой, продолжая в темноте рассматривать девушку.
— Почему-то у меня складывается впечатление, что вы недавно стали этим заниматься.
— Я… я… — Бекки понятия не имела, что говорить. Он ведь имел в виду проституцию?
— Ладно, ладно, — снисходительно пробормотал он, окидывая взглядом ее фигуру. — Не стоит смущаться, если тебе пока не хватает опыта. На самом деле я даже рад это слышать. Ты, дорогая, слишком хорошенькая, чтобы утюжить улицы.
Комплимент поверг Бекки в смущение. Наверное, все дело в этих вечерних сумерках, иначе, глядя на ее жалкое состояние, он ни за что бы так не сказал.
Алек засунул руки в карманы и оглядел девушку внимательным взглядом.
— Как давно ты в городе?
Бекки с трудом сглотнула. На этот вопрос она вполне могла ответить правдиво.
— Примерно… примерно восемь часов. Брови мужчины изумленно поползли вверх.
— Так давно? Она кивнула.
— Я прибыла сегодня днем.
— Откуда?
— Из Йоркшира.
Глаза молодого человека блеснули.
— Девушка из Йоркшира. Великолепно! Сам я с севера. Родился и вырос среди Камберлендских холмов. Деревенский парень. — Алек явно ее поддразнивал.
Бекки не могла сдержать невеселую улыбку, слыша такое заявление и представив, как этот блестящий баловень судьбы косит траву или стрижет овец.
— Во-первых, — произнес Алек, наблюдая за Бекки, — у тебя очень красивая улыбка. — Ленивый взгляд молодого человека остановился на лице девушки. — Надо же, ямочки и все такое.
Она покраснела, но тут он покачал головой и с серьезным видом продолжил:
— Здесь не Йоркшир, ma cherie. В городе так нельзя. Ты можешь попасть в беду. В большую беду.
Он сам не представлял, до какой степени был прав.
— Я не боюсь, — машинально выпалила Бекки, но, разумеется, это было ложью. Очевидно, подобная бравада въелась в ее плоть и кровь, ибо почти всю жизнь ей приходилось кому-то что-то доказывать.
Мужчина понимающе улыбнулся. Придвинувшись чуть ближе, он невзначай положил ухоженную руку на металлический шест. Бекки растерялась и не успела ничего возразить, загипнотизированная мягкими движениями длинных пальцев по гладкому стволу рукоятки.
Наверняка у него очень опытный лакей, который ежемесячно делает ему маникюр, подумала Бекки. Колдовские руки.
Его близость повергла Бекки в непонятную слабость. Зачарованная его сверкающим взглядом, сильными, чувственными руками, она не могла шевельнуться. Мягким движением он вынул у нее из рук шест и сунул его на место в держатель — без всякого усилия разоружил ее во всех смыслах.
— Так-то лучше, — прошептал он. — Теперь можно и подружиться.
Когда Алек снова к ней обернулся, взгляд Бекки был полон сомнения, неуверенности. Ей так хотелось отдать себя в эти великолепные руки. «Помоги, — думала она, — пожалуйста, помоги мне».
Он протянул руку и уверенным, медленным и таким волнующим жестом провел кончиком пальца вдоль линии ее подбородка. Бекки задрожала. Такая реакция его явно позабавила.
— Так какое же мнение у вас сложилось о нашей прекрасной метрополии в результате полных восьми часов пребывания на лондонской почве? — небрежным тоном спросил он.
— Честно?
Алек ободряюще кивнул, и признание само сорвалось с губ Бекки:
— Здесь просто ужасно, — выпалила она, причем к концу фразы ее голос упал до жалкого шепота. — Я его просто ненавижу, этот город.
Горячность девушки явно удивила мужчину, но тут он нахмурился и притянул ее ближе.
— О дорогая, только не плачьте, не плачьте. — Он обнял ее зашептал успокоительные слова. Секунду Бекки стояла как каменная, не отталкивая его и не придвигаясь ближе.
Прикосновение разрушило ее сопротивление, заставило потерять осторожность. Ее так давно никто не обнимал. Много лет. При этой мысли Бекки едва не расплакалась и прикрыла глаза, чтобы сдержаться.
— Тихо-тихо, — шептал Алекс.
Бекки совсем не знала этого мужчину, но она так устала, а сила которую она чувствовала в его теле, обнимающие ее мускулистые руки — все это приглашало спрятаться у него в объятиях и хоть мгновение передохнуть. Ощутить безопасность. И когда он наклонился и поцеловал ее в лоб, Бекки почти растаяла вся подалась навстречу его губам, пребывая то ли в яви, то ли в странном полусне.
— Бекки дорогая. — Его губы прижались к волосам девушки он чуть слышно прошептал: — Можно отвести тебя домой?
— Я не могу пойти домой, — уныло отвечала она. Глаза Бекки налились слезами — сказывалась страшная усталость и его нежданная доброта. Она плотнее сомкнула веки, чтобы Алек не заметил ее состояния.
— Значит вот как, — задумчиво проговорил он, делая непонятные выводы. — Когда он снова заговорил, голос его звучал необычайно мягко, теплое дыхание касалось щеки девушки. — Видишь ли, на самом деле я имел в виду… свой дом.
О Господи! Он думает, что она гулящая, и сейчас по-настоящему приглашает ее на ночь. — Сэр, я не думаю, что…
— Посмотри на меня. — Он пальцами приподнял ее подбородок и посмотрел на нее твердым взглядом. Мир поплыл у Бекки перед глазами. — Я не сделаю тебе ничего плохого.
Ты веришь мне?
Она медленно кивнула.
Алек стер со щеки девушки единственную слезинку, которая все-таки скатилась, несмотря на ее усилия не расплакаться.
— Ты даже представить себе не можешь, как я тебя понимаю, понимаю, почему так случилось. Какой-нибудь бессердечный мерзавец там, в твоем Йоркшире, обманул тебя. — Произнося эти слова, Алек стирал подушечкой большого пальца грязное пятнышко со щеки Бекки. — Родители тебя выгнали. Скорее всего ты вообще ни в чем не виновата. А теперь ты совсем одна. У тебя ничего и никого нет.
Бекки смотрела на него глазами, в которых стояли слезы. Слезы благодарности. Разумеется, он ничего не понял, и в глубине души она улыбалась его неуместным утешениям, пробудившим в ней такие противоречивые чувства. Она по натуре не была пассивной жертвой, а потому слова Алека падали на благодатную почву.
Может быть, ему все-таки есть дело до нее самой?
Бекки заставила себя кивнуть в знак согласия и глубоко вздохнула.
— Благодарю вас, — прошептала она и смахнула слезы с ресниц. Молодой человек лукаво улыбнулся в ответ.
— А что касается негодяя, который заманил тебя в беду, я могу гарантировать одно. Он наверняка не мог доставить тебе того удовольствия, какое смогу я. Пойдем со мной. Мы не станем спешить. Я ни за что тебя не обижу, милое дитя. Не сделаю ничего против твоей воли. Бекки, позволь мне позаботиться о тебе. — И он заправил прядку волос ей за ухо. — Ты не пожалеешь. — Сердце Бекки стучало все сильнее, бархатный голос сводил с ума, ладонь Алека гладила ее по щеке, ласкала затылок. — Чего бы ты хотела? — выдохнул он. — Скажи, и ты все получишь.
Отрава часто ведет к головокружению. И вот Бекки в приступе отчаянной смелости решает подыграть на минутку своему кавалеру и узнать, может быть, из одного только любопытства, как все это бывает, а может быть, потому, что он уже преуспел и заворожил ее.
— Вее-все? — скептически спросила она.
— Ну… — со слабой улыбкой оговорился он, — в разумных пределах.
Рука молодого повесы опустилась ниже и сползала к груди девушки. Бекки опустила на нее взгляд. В тусклом свете далекого фонаря блеснуло розоватым светом золотое кольцо с ониксом. Такие искусные, опытные руки. Ни один мужчина прежде не касался ее в этом месте. Но некоторые пытались. И получили пощечину.
Лорд Алек пощечины не получил.
— Видишь ли, если тебя интересуют только деньги, то с Драксингером тебе будет лучше, — продолжал ворковать Алек, вырисовывая средним пальцем узоры на косточке между ее ключиц. — Беру на себя смелость утверждать, что ты уже завоевала его сердце да еще чуть не выбила передний зуб.
— Так вы не богаты? — дерзко спросила Бекки, поднимая глаза.
— К сожалению, нет, — забавляясь, отвечал он.
— А выглядите богатым.
— Пытаюсь. — Он грустно покачал головой, но в глазах танцевали смешинки. — Я выиграл в карты целое состояние и проиграл его.
— Очень жаль. — Несмотря на всю ее браваду, голос девушки слегка прерывался от волнения.
— Я тоже так думаю.
— Так выиграйте снова.
— Прекрасная идея, — сухо отозвался он. — Мне самому это в голову не приходило.
— Почему же? Раз вы сумели сделать это однажды, значит, сможете повторить, не так ли?
— Когда попадаешь в глубокую, темную яму, моя прелесть, следует выбираться оттуда любыми способами. Потом становишься осторожнее. Кроме того, существует такая штука, как удача. В последнее время она от меня совсем отвернулась.
— Теперь вы повстречали меня, — заметила Бекки с вымученной улыбкой. — Может быть, это вернет вам удачу.
Алек громко расхохотался от такого предположения.
— Мне нравится ход твоих мыслей, малышка.
— Я серьезно. Я от рождения везучая. Правда-правда.
— Прости меня, пожалуйста, но должен сказать, что сейчас по твоему виду этого не скажешь. — Он игриво ущипнул ее за щеку и опустил руку.
«Что я делаю?! Флиртую с ним?» Но она не могла с собой справиться, хотя покраснела еще сильнее, осознав, что ведет себя как разбитная деревенская девица, которая обменивается сомнительными шуточками с блестящим джентльменом и прямо-таки набивается, чтобы ее соблазнили.
— О чем задумалась эта хорошенькая головка? Бекки опустила глаза и спрятала улыбку.
— Лорд Драксингер меня не интересует, — пробормотала она и бросила на Алека быстрый взгляд из-под ресниц. — Несмотря на все его богатство.
— Ах так. Тогда у меня есть еще один друг, Рашфорд. Ты его лягнула.
— Нет-нет!
— Когда-нибудь он станет маркизом.
— Мне нет до этого дела. Он — грубое животное.
— Нуда… Нет. На самом деле это не так. Ну ладно. Может быть, иногда. — Й он усмехнулся своим попыткам защитить друга. — Он просто не привык к девушкам, которые не тают от одного его взгляда.
— Должно быть, как и вы сами, — парировала она и прикусила губу, испугавшись своего дерзкого выпада. «О Господи!» Бекки смущенно покашляла. — Я вот что думаю. Вы не вели себя как грубое животное.
Лорд Алек удивленно приподнял бровь.
— Не вел. Но боюсь, это в любом случае не имеет значения. Полагаю, что лорд Рашфорд, к сожалению, на тебя… э-э-э… слегка сердит. Ты его чуть не кастрировала. Боюсь, что под угрозой оказалась возможность продолжения рода. Кроме того, у пего уже есть любовница. Но с другой стороны, к концу недели она наверняка ему надоест. Так что если ты чуть-чуть подождешь…
— Вот уж не стоит. — Бекки бросила на него лукавый взгляд и сложила на груди руки. — А как насчет третьего? Он-то кто такой?
— Форт? Да, лорд Дэниел Фортескью. Отличный парень, но тебе он тоже ни к чему. Он, как и я, всего-навсего младший сын.
— Младший сын? Алек кивнул.
— В моем случае еще и младший из пятерых.
— Господи Боже мой! Так у вас нет ни состояния, ни титула? — насмешливо спросила она.
Он саркастически покачал головой.
— Нету. Но зато у меня есть кое-какие таланты, которые, верно, тебя удивят.
Что-то в его взгляде заставило Бекки поверить этим словам.
— Правда? — слабо проговорила она.
— М-м-м… — кивнул он.
— К примеру, какие?
На лице Алека мелькнула бесшабашная улыбка.
— Пойдем со мной, и ты все узнаешь.
Бекки ощутила, что у нее захватывает дух. Внезапно ей стало жарко, и она с трудом заставила себя отвести взгляд.
— Ну что? — прошептал он. — На что ты решилась, девочка?
— Вы очень дурной человек, ведь так? — пробормотала она, пытаясь затянуть время и вернуть самообладание.
— Напротив, любовь моя, совсем напротив. Я до крайности положительный, — продолжал нашептывать Алек. — Зачем ты сопротивляешься? Неужели я тебе не нравлюсь?
— Нравитесь.
— Я не собираюсь тебя умолять!
— Лорд Алек…
— Я хочу тебя. Хватит играть в игры!
Щекам Бекки стало горячо. Господи! Во что она влипла? Что ей ответить? Но тут отдаленный звук привлек внимание Бекки.
Цок-цок, цок-цок, цок-цок…
Глаза девушки расширились, она ощутила, как кровь застыла у нее в жилах. «О нет!» На мгновение забыв о лорде Алеке, она собрала все свое мужество и заставила себя вглядеться туда, откуда прилетел звук.
При слабом свете чугунных уличных фонарей она разглядела двух всадников. Пока они находились примерно в квартале от них, но неотвратимо приближались сквозь стену дождя. Даже с этого расстояния Бекки узнала приметные силуэты двух казаков, с механической тщательностью озирающих улицы.
На Бекки нахлынула волна ужаса. «Слишком поздно!» Если сейчас побежать, то это лишь привлечет внимание преследователей.
— Бекки? Надо же, я в жизни не тратил столько времени, чтобы уговорить девушку.
— Уже уговорили.
В конце концов, казаки ищут одинокую девушку. Кажется, в этом городе все до единого уверены, что она проститутка, а потому…
— Вы меня убедили, — шепотом повторила она.
— Благодарение Богу, — пробормотал он в ответ. — Мне на мгновение показалось, что я потерял навык.
Алек протянул руку погладить щеку девушки, но Бекки ловко перехватила его ладонь. В тот же миг в синих глазах молодого человека вспыхнуло приглушенное мерцание. Бекки выдавила из себя неуверенную улыбку, сплела его пальцы со своими и потянула нового знакомого в тень. Девственный взгляд ее говорил: ближе, ближе!
При этом ее движении в глазах Алека промелькнуло удивление, но он охотно последовал за своей добычей. Он явно был заинтригован.
— Знаешь, в тебе столько сюрпризов! — сказал он. «Ты еще не все знаешь».
— Правда?
— М-м-м… — задумчиво протянул он и позволил девушке увлечь себя в самый дальний уголок под навесом.
— Вы очень добры, раз думаете о моей безопасности.
— Понимаешь, Бекки, должен тебе признаться, что мои мотивы не совсем чисты. — Он придвинулся ближе. Десять минут назад это движение повергло бы Бекки в отчаяние, но теперь ее радовала близость этого большого сильного тела, которое заслоняло ее от улицы.
Она подняла подбородок, встретилась глазами с его голодным взглядом и нервно облизнула губы.
— Лорд Алек, хотите меня поцеловать? — чуть слышно спросила Бекки.
— Очень хочу, — хрипло произнес он. — Без титулов, любовь моя. Просто «Алек». Я же тебе рассказывал — простой младший сын.
— Смею сказать, в вас вовсе нет ничего простого, лорд… то есть, Алек.
Ладони Бекки поднялись по его груди и обхватили молодого человека за шею, в глубине души она надеялась, что если казаки и заметят целующуюся в темноте парочку, им не придет в голову заподозрить в одном из людей свою жертву.
Алек обнял девушку за талию. Сердце Бекки пропустило удар и вновь бешено застучало рядом с его грудью. Второй рукой Алек слегка отвел ее голову назад и вместо того, чтобы припасть к ее губам, вдруг замер и задумчиво заглянул ей в глаза.
— Ты вся дрожишь, — заметил он.
— Я… я просто немного замерзла. — На самом деле она дрожала частью от страха, а частью от незнакомого возбуждения, которое струилось по ее венам опьяняющей смесью.
— Тогда я должен тебя согреть.
Он сильнее сжал девушку в объятиях, потом шутливо зарычал и стал быстро растирать ей руки. Но вот его ладони замерли, он мягко обнял ее за плечи и притянул Бекки поближе, в прямом смысле пряча ее под свое крылышко. Она ощутила чистый мужской запах и затрепетала.
— Теперь лучше?
Рука Бекки лежала на его стройной талии. Девушка застенчиво улыбнулась и слабо кивнула в ответ. Алек заглянул ей в глаза и проговорил:
— Ты должна мне доверять, ma petite.
— Я попробую, — чуть слышно прошептала Бекки. Молодой человек страстным жестом обхватил ее бедра и плотнее привлек к своему мускулистому телу, Бекки почувствовала, как прижимаются к ней его грудь, живот, бедра. У нее перехватило дыхание от этого волнующего, собственнического объятия. Хищным и одновременно вкрадчивым движением Алек склонил над ней голову. Глаза его оказались совсем близко. Он вглядывался в лицо Бекки. Ее сердце застучало с небывалой силой, но если она ждала грубости, почти насилия, то истина оказалась иной — он победил ее мягкостью. Едва удерживаемая страсть дрожала меж ними, как натянутая струна.
Казаки, окружающий мир — все исчезло из ее сознания. Остались лишь этот чудесный незнакомец и восхитительное ощущение безопасности в его объятиях. Каким-то образом он заставил ее забыть о всех невзгодах и просто принять ту роль, которую он ей назначил.
Бекки прильнула к его груди. Не слишком убедительная шлюха, решила она, ощущая, как подгибаются у нее ноги, как дрожат колени, как отчаянно бьется сердце.
По улице мимо целующейся пары проехали верховые казаки. К страсти вдруг примешался страх, создавая причудливое ощущение бесшабашности.
Яростные глаза всадников обшаривали дверные проемы и боковые улочки в поисках перепуганной, одинокой девушки. Бекки почувствовала, что они с одного взгляда отвергли молодую «бедняжку», занятую своим ремеслом в компании белокурого аристократа. Она даже решила, что необузданная страсть к этому восхитительному падшему ангелу до неузнаваемости изменила ее черты. Даже покалывание выросшей за день щетины Алека наполняло ее восторгом.
Миссис Уитхорп, се домоправительница, юлами убеждала Бекки, что она — испорченная девочка и отправится прямиком в ад, следом за своей матерью. В конце концов, в этом, видимо, была доля правды, иначе чем объяснить ее готовность поддаться соблазну, исходящему от этого молодого человека?
Казаки, наверное, давно скрылись из виду, а они все стояли на прежнем месте со слитыми в поцелуе губами и жадно сплетенными пальцами. Наконец Алек хрипло прошептал:
— Господи, я умру, если не смогу тебя получить.
В ответ Бекки лишь тяжело дышала, не в состоянии произнести ни единого слова.
— Бекки, милая, пожалуйста, скажи «да»! — Алек поцеловал девушку в шею. Огненная волна прокатилась по всему ее телу. — Я хочу тебя!
Сколь долго сумеет она и впредь избегать преследователей? Просто чудо, что она, совсем беспомощная, до сих пор не попала к ним в руки. Но когда ее схватят казаки и отволокут к Михаилу, ее ждет страшное наказание. Кузен со всей ясностью угрожал ее изнасиловать с самой варварской дикостью.
Если вдруг ее поиски не увенчаются успехом и она попадет в руки к казакам, пусть этот зверь делает свое дело. Лишь бы нынешней ночью у нее хватило решимости, тогда она отнимет у кузена ожидаемый приз и добровольно отдаст свою невинность мужчине, которого сама выбрала.
Лорду Алеку.
Конечно, Бекки едва знает этого человека, но один-единственный поцелуй доказал ей, что он обладает умением и способен на нежную осторожность. Что угодно будет лучше, чем жестокая беспощадность кузена, безжалостно разрывающего ее тело.
Как раз в этот момент Алек слегка от нее отстранился. Бекки заглянула в горящие страстью кобальтово-синие глаза.
— Пойдем! — настойчиво прошептал он.
Бекки прикрыла глаза, чувствуя слабость во всем теле.
— Не отказывайся! Пойдем, Бекки! Скажи «да»! Нам с тобой надо закончить то, что мы сейчас начали…
— Да.
Он на мгновение застыл, потом издал хриплый, чуть дребезжащий смешок:
— Слава Богу.
Алек по-мальчишески чмокнул ее в горящую щеку.
— Ты просто очаровательна! — восхищенно прошептал он.
Несколько секунд Бекки смотрела на него как зачарованная. Смотрела на мужчину, который должен стать ее первым любовником. Очевидно, миссис Уитхорн права: она так же невоздержанна, как и мать. Без сомнения, это самый бесшабашный поступок за всю ее жизнь, но так уж сложились обстоятельства.
Она давно привыкла полагаться лишь на себя. Нынешняя ночь должна подарить ей чудесный опыт, надо только держать в узде свое сердце. Сам Алек, видимо, так и относится к своей новой знакомой. Вот и она не отстает. Ведь это только справедливо, думала про себя Бекки, но думала с некоторым смущением.
Алек снял с себя черный фрак и накинул на плечи девушке.
— Пойдем. — Он успокаивающе заглянул ей в глаза. — Ты готова?
Бекки кивнула с отчаянной смелостью и, положившись на судьбу и Алека Найта, вложила свою ладонь в его руку.
Алек с радостью ощущал на своем лице прохладные струи дождя, освежающие и успокаивающие разгоряченное страстью тело. Сейчас он желал лишь одного — скорее оказаться с ней в постели. Ни одна девушка прежде не пленяла его с такой силой. Он стремился к новизне, и, видит Бог, он ее получил. Невозможно предсказать, что малышка сделает или скажет в следующий момент. В ней так чарующе смешивались храбрость и робость, к тому же девушка оказалась так красива! Алек почувствовал себя негодяем, который наслаждается неопытностью незнакомки, вдыхая ее, как аромат редкого цветка. В мыслях он уже видел, как превращает ее сдержанность во всепожирающее пламя. Все равно что соблазнить девственницу, только без чувства вины.
Взявшись за руки, они продолжали идти по улице.
Темнота, разгоняемая светом фонарей, окутала их своим очарованием. Миниатюрные серебристые струйки скользили по их молодым телам, дождевые капли бриллиантами сверкали на волосах и ресницах, лица и губы сияли влажным блеском. Они смело скакали по лужам, оставляя за собой дорожки прозрачных пузырей.
— Тебе не страшно? — спросил Алек, перекрикивая непрекращающийся стук дождя о тротуарные плиты.
Бекки отрицательно мотнула головой.
Алек нахмурился, беспокоясь, что такой разгул стихии может дурно отразиться на здоровье девушки, но до стоянки кебов далеко, быстрее добраться пешком — до его холостяцкой квартиры в роскошном Олторп-Хаусе всего несколько кварталов вниз по Пиккадилли.
Старинный особняк в стиле барокко давно уже поделили на отдельные апартаменты для холостяков. За фасадом здания скрывался зеленый, освещенный лампами дворик, вокруг которого сплошной линией вытянулись длинные, изящно оформленные строения — роскошные апартаменты со всеми современными удобствами, по восемь в одном здании — четыре на этаже. Алек, разумеется, занимал самое привилегированное помещение с лучшим видом из окна.
Когда молодые люди добрались до здания, привратник вышел из своей каморки отпереть им ворота. Ожидая, пока он справится с этой задачей, Алек не сводил с Бекки беспокойных глаз. Она, как маленький солдатик, стояла рядом и дрожала, почти утопая в его фраке. И ни слова жалобы. Алек с восхищением подумал, что у девчонки есть характер, но все не мог прекратить о ней беспокоиться. В тусклом свете фонарей девушка казалась совсем бледной.
Ее красота — с черными волосами и фиалковыми глазами — врезалась в память, однако бледность Бекки все равно беспокоила Алека. Он отметил тени вокруг глаз, впалые щеки под изящными скулами. Девушка выглядела такой усталой, такой молодой, такой хрупкой. Алек ощутил, как его захлестывает волна сострадания, желания позаботиться о ней, защитить. Нет-нет, он и пальцем до нее не дотронется, пока не увидит, что с ней все в порядке!
Когда привратник со скрежетом отворил наконец ворота, Алек обнял девушку за плечи и притянул к себе, словно бы укрывая от чужих взоров.
— Сюда, моя хорошая, — пробормотал он и повел во двор. — Мы почти дома.
Дома.
Слово причинило Бекки почти физическую боль, но она собралась с духом и пошла быстрее, стараясь поспевать за торопливыми шагами Алека, который вел ее к массивному кирпичному зданию.
— Мои комнаты там, в задней части.
Оставляя мокрые следы на мраморных плитах вестибюля, молодой человек провел девушку по пяти лестничным пролетам до роскошно оформленного бельэтажа. По длинному коридору они прошли в заднюю часть здания.
Бекки задержала дыхание, пока Алек отпирал замок, ее сердце стучало все сильнее. Наконец раздался щелчок.
Звук шагов, эхом раздававшихся в темноте, позволял догадаться о значительных размерах помещения еще раньше, чем Алек зажег красивую свечу из пчелиного воска. Язычки пламени один за другим возникали над стоящим на столе серебряным канделябром, отгоняя мрак и открывая взору Бекки элегантное пространство, которое Алек называл своим домом.
Господи, мысленно воскликнула она, и этот человек утверждал, что он не богат?! Потолок тускло светился белым лепным плафоном, над камином протянулась пол из белого с прожилками мрамора, в эркере темнело огромное окно. На стенах, обитых темно-малиновым штофом, виднелись висящие на тонких цепочках картины. Цепочки крепились к бронзовой перекладине под золоченым фризом у потолка. С некоторым удивлением Бекки решила, что у этого человека тонкий вкус.
На каминной полке стояло несколько предметов искусства, явно драгоценных, но Бекки была особенно поражена видом двух больших ваз с изящными белыми фигурами на черном фоне, которые были выставлены в альковных нишах лепной работы по обе стороны от камина.
— Они подлинные? — изумленно выпалила Бекки, не успев сдержаться и сгладить прямолинейность вопроса. — Ох, простите. — И она прикрыла рот кончиками пальцев.
Алек рассеянно улыбнулся.
— Разумеется. Это наш знаменитый Веджвуд.
— Господи Боже мой! — приглушенно выдохнула Бекки. «Ни до чего не дотрагивайся!» — мысленно приказала она себе, засовывая руки в карманы своей влажной ротонды и оглядываясь вокруг. Кресло-качалка, обитое полосатым шелком, выглядело страшно соблазнительно, но девушка не решалась присесть в своих мокрых и грязных одеждах.
— Располагайся как дома, дорогая. — Алек сделал несколько шагов по сверкающему паркетному полу. — Гостиная там, за стеклянной дверью. — Он указал на закрытое французское окно в дальнем конце комнаты, затем открыл другую дверь, слева от себя. — А здесь спальня. Пойдем.
Алек исчез за порогом. Глаза Бекки расширились от волнения. Да он не собицался терять времени! А ведь обещал не торопить ее…
— Бекки, солнышко, иди сюда!
Она замерла на пороге спальни и робко заглянула внутрь, в нервной спешке придумывая дюжину отговорок, но тут Алек окликнул ее из небольшой комнаты, дверь в которую виднелась в дальней стене его обширной спальни.
— Пройди в гардеробную. Думаю, кое-что тебе здесь понравится.
— Но…
— Быстрее! У меня есть для тебя сюрприз.
— Что за сюрприз? — Сердце у нее колотилось, но Бекки была слишком заинтригована, чтобы отказаться. Она на цыпочках вошла в спальню и замерла при виде огромной кровати под куполообразным балдахином. Кровать, установленная на застланном ковром возвышении, заполняла почти все пространство алькова, укрывшегося за шторами арочного проема, оставляя место лишь для нескольких высоких подсвечников. Ее пышное изголовье, окруженное изображениями роз и крылатых херувимов, доставало почти до потолка. Великолепные драпировки водопадом стекали с купола балдахина, окутывая изголовье обильными бархатными складками. Изножье кровати выгибалось внутрь закругленным валиком, а в центре плавного изгиба располагались деревянные ступеньки. Большие зеркала в позолоченных рамах на обеих стенах алькова отражали золотые и алые цвета по-королевски роскошного покрывала.
Ну нет. Такую вещь никто бы не назвал кроватью, сглотнув, подумала Бекки. Скорее это алтарь в святилище таинственного Эроса. «О Господи, что же я делаю?»
Внезапно она услышала доносящийся из гардеробной плеск и шум льющейся воды.
— Бекки, сюда! — позвал Алек.
«Боже, что там такое?» Быстро проскочив мимо голодного зева широкой кровати, Бекки робко приблизилась к гардеробной и заглянула внутрь.
— Voila! — с улыбкой воскликнул Алек и сделал приглашающий жест. Бекки пораженно вскрикнула, увидев такую экстравагантность, какой мир, наверное, не знал со времен Нерона.
Она изумленно смотрела на встроенную в пол лохань из зеленого мрамора, которая пряталась за аркой алькова. К своему удивлению, Бекки заметила два выступающих из стены крана, па расположенных рядом плитках было выгравировано «chaud» и «froid» — горячий и холодный. Из обоих кранов текла вода в облаке горячего пара.
— Теплую ванну, дорогая?
— Но… как… почему? — Бекки потрясенно смотрела на Алека.
— Это новое устройство. Редко у кого есть. Я в основном именно из-за него сюда переехал.
— Просто роскошь!
— Хм-м-м, — пробурчал он и лениво поднялся с края ванны, демонстрируя во всем блеске светское высокомерие. — Если, cherie, на свете и есть что-то, к чему я отношусь с полной серьезностью, то это наслаждение. — И, тонко улыбнувшись, он махнул рукой в сторону ванны: — Наслаждайся.
— Простите?
— Мыло, полотенца. — Алек показал на соседнюю полку. Вода продолжала весело журчать в ванну. — Когда будет достаточно, просто поверни ручки кранов. Потом можешь воспользоваться моим халатом. — Он сделал жест в сторону крючка, где висел длинный халат из тонкого, как бумага, лазоревого шелка.
— Но, Алек…
— Глупости, ma petite. Я не позволю, чтобы ты, как трагическая героиня какой-то пантомимы, погибла от лихорадки из-за этого проклятого дождя. Ты тотчас должна снять мокрое платье. Может быть, тебе требуется помощь, чтобы раздеться?
Бекки быстро опустила взгляд на свою одежду и поняла, что мокрое платье облепило ее самым неприличным образом.
— Я… я сама справлюсь, спасибо.
— Ладно. Тогда я пошел.
Все еще улыбаясь, Бекки оглядела нарядную гардеробную. Туалетный столик с зеркалами и множеством принадлежностей для бритья, маленькие бутылочки одеколона, щетка с тяжелой металлической ручкой, зубная щетка, расческа. Девушка с жадностью посмотрела на мыло и толстые пушистые полотенца, затем подошла к ванной и заглянула внутрь — посмотреть, сколько набралось воды. Кожа лица ощутила теплый поток разогретого воздуха. Бекки покусала губу, нерешительно оглянулась на дверь гардеробной и крикнула:
— Вы совсем ушли?
— Да! — закричал он откуда-то издалека, из другой части квартиры, потом с надеждой спросил: — Я тебе нужен?
— Нет!
— Поспеши, я устал.
— Да, сэр, — пробормотала она себе под нос, чувствуя острое желание скорее подчиниться распоряжению и воспользоваться щедрым гостеприимством этого дома.
Прихлопнув дверь изо всех сил, она направилась к ванной, поставила ногу на край и, настороженно оглянувшись, подняла юбки до бедер. К подвязке выше колена крепился крошечный замшевый мешочек, в котором пряталась «Роза Индры», единственная семейная драгоценность, которую она смогла получить от своих благородных по происхождению, но бессердечных родственников. Девушка быстро развязала кожаные тесемки, удерживающие огромный, размером с желудь, рубин, и огляделась в поисках места, где могла бы спрятать уникальный камень на ночь. Она на цыпочках пробежала к комоду красного дерева, беззвучно выдвинула нижний ящик и сунула огромный рубин под аккуратную стопку белых батистовых рубашек.
Закончив это предприятие, Бекки с блестящими глазами вернулась к великолепной ванне и стала раздеваться.
Тем временем Алек в сырой одежде ждал, пока доставят угощение, заказанное им у Вотье.
После столь длительного перерыва в амурных занятиях он намеревался устроить любовное пиршество для них обоих.
Наконец из клуба явился посыльный и доставил корзинку с провизией, накрытую безупречно белой накрахмаленной салфеткой, а также бутылку шампанского и длинную французскую булку, засунутую одним концом в корзинку. Алек вручил промокшему пареньку за труды лишнюю пару шиллингов, сложил зонтик и вернулся в дом. Комната тотчас заполнилась ароматами лучших блюд от Вотье.
Он поставил корзинку на одноногий столик в середине комнаты и отправился к ванной сообщить своей прекрасной находке, что кушанья поданы.
Заглянув в темную спальню, он успел сделать всего три шага, но тут его взгляду открылось зрелище очаровательной наготы его гостьи.
Девушка вышла из ванной и неспешно вытиралась белым пушистым полотенцем.
Джентльмен в его душе тотчас отдал приказ отвернуться, но тело почему-то не слушалось — потрясенное мужское начало заглушило эту команду.
Господи!
Завороженный взгляд Алека скользил по фигуре, напоминающей песочные часы.
Грива темных вьющихся волос тяжело лежала на алебастровых плечах и, словно Ласкаясь, стекала на изящно выгнутую спину. Глаза мужчины беспомощно скользнули ниже. Нежные бедра, в меру пухлые ягодицы. У Алека пересохло во рту. Длинные стройные ноги. Им бы сейчас обвивать его собственный стан! Плавным движением Бекки накинула на себя голубой халат и исчезла из поля зрения.
Алек ощутил, как тело пронзила запоздалая судорога нестерпимого желания. Бекки ходила по гардеробной, что-то негромко напевая себе под нос. Нежный голос заставил его вздрогнуть, как будто по его позвоночнику пробежала огненная волна. Сердце понеслось вскачь.
Через несколько мгновений он справился с демоном похоти и сумел на время загнать его в клетку, затем постарался вспомнить, зачем он сюда явился, но голова была полна лишь видом обнаженного шелковистого тела.
Ах да. Ужин.
— Бекки?
— Да. — Девушка возникла в дверном проеме. С расслабленным и чувственным видом она расчесывала спутанные влажные волосы. Щеки ее разрумянились от теплой ванны, в глазах играли золотисто-фиолетовые блики.
Алек с трудом сглотнул.
Пояс его халата охватывал узкую талию Бекки, и молодой человек едва сдержал стон, всем телом чувствуя, что под тонким синим шелком, нет ничего, кроме теплой розовой кожи и божественных изгибов плоти. Ему казалось, он уже ощущает их вкус.
— Твой… э-э-э… ужин прибыл.
— Как мне вас благодарить, — промурлыкала Бекки. — Я себя совсем иначе теперь чувствую. Вы были правы. Ванна совершила чудо.
— Отлично. Пойди и поешь. Еда на столе в той комнате.
— Я могу подождать тебя.
— Не нужно. Ты голодна. — Он прошел мимо нее к трюмо и начал расстегивать жилет. — Мне надо снять с себя сырую одежду. Разумеется, — добавил он с улыбкой, — если хочешь, ты можешь остаться и понаблюдать.
Он стряхнул с плеч жилет, небрежно швырнул его на деревянную вешалку для полотенец и снова улыбнулся девушке.
Сердце Бекки колотилось, как ненормальное, мягкий шелк халата ласкал ее кожу, тело обволакивал приятный запах здорового мужчины, который, как паук, затягивал ее в паутину своего мощного желания.
Но ведь на самом деле она не собирается этого делать?
Суть в том, что едва ли найдется достойный выход из положения… Алек тем временем начал раздеваться перед ее глазами, и Бекки была совсем уже не уверена, что хочет такой выход найти.
Ленивым движением человека, которому некуда спешить, молодой человек опустился на пуфик, стянул с себя туфли и отбросил их прочь, снова поднялся на ноги, утопая узкими босыми ступнями в мягком ворсе персидского ковра. Начал было стягивать рубаху, но приостановился.
— Не хочешь помочь?
— Нет.
В глазах Алека плясали смешинки.
— My, как хочешь. — И он стянул рубашку через голову. Бекки едва сдержала крик восхищения, когда ее глазам открылось скульптурное переплетение мышц.
Значит, он все же не ангел, посланный ей во спасение, подумала про себя Бекки. Сердце у нее забилось еще сильнее, когда он протянул руку за полотенцем. Сейчас он выглядел совсем как греческий бог — сильный, совершенный, с гладкой сияющей кожей. Ангел не может внушать таких грешных мыслей. Бекки пыталась успокоить разыгравшееся воображение, но так и не смогла отвести глаз, пока мужчина резкими движениями водил полотенцем по широким пространствам влажной груди, опустил руки ниже, мягким, словно бы приглашающим жестом пробежался по лепной мускулатуре плоского живота, рельефно подчеркнутой неверным светом свечей.
Кто бы мог подумать, что мужское тело скрывает так много красоты под всеми этими накрахмаленными шейными платками и множеством портновских ухищрений — рубашками, жилетами, фраками и сюртуками? Его темные панталоны все еще были влажными от дождя и выглядели почти неприлично — обтягивали ноги, как вторая кожа, так соблазнительно подчеркивая каждую линию тела, включая те, на которых ни одна молодая леди и глаз не должна останавливать. Господи, неужели у всех мужчин там все такое огромное?
Наконец, словно бы вспомнив об остатках скромности, Алек отвернулся, но когда он стянул с себя панталоны, Бекки от волнения закашлялась — так поразило ее зрелище обнаженного мужчины сзади.
Алек выпрямился и отшвырнул штаны. В этот миг он показался ей куда красивее, чем любая статуя.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил он, заметив, что она все еще кашляет, и повернулся к ней, обнаженный, как младенец, и ничуть этого не стесняющийся.
— Все хорошо, — хрипло проговорила она, развернулась и бросилась вон из комнаты.
Должно быть, это поспешное бегство его озадачило, но через мгновение из гардеробной до Бекки донеслись раскаты веселого смеха:
— Бекки, любовь моя, ты что, стесняешься?
— Ох, прекрати сейчас же!
— Дразнить тебя? Ни за что! — весело отозвался он. — Думаю, я нашел новое хобби.
Бекки попыталась нахмуриться, но так и не сумела сдержать улыбку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100