Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Страх притупил в Бекки чувство направления, но она все же догадалась, что старый, заброшенный коттедж, в который ее привезли, находится в той же местности, куда недели две тому назад она вместе с Алеком ездила кататься верхом.
Сейчас ей казалось, что тот день был в другой жизни и все происходило с другим человеком.
Уже несколько часов все ее жизненное пространство ограничивалось разбитыми каменными стенами и потрескавшейся штукатуркой полуразрушенного коттеджа, который почти целиком скрывался под густым пологом плюща и вьюна. Трудно было догадаться, сколько времени пустовал этот дом. Сюда не забирались даже нищие, чтобы поживиться. Казалось, над этим местом тяготеет проклятие.
Бекки сидела, прислонившись к холодной стене. У нее болела спина, ныли связанные грубой веревкой руки. У себя над головой Бекки видела сквозь дыру в крыше меняющееся летнее небо. Из бесцветно-серого перед рассветом оно стало ослепительно синим и сияющим, как глаза Алека.
Мысль о возлюбленном придала девушке силы и в то же время едва не лишила ее самообладания. Она давно уже не плакала. Прошедшие часы превратили ее первоначальный ужас в холодный и стойкий гнев.
Но под притворным внешним спокойствием крылась отчаянная тревога за Алека. И за Форта с Рашфордом тоже. Эти двое так мужественно сражались с казаками, но все было тщетно. Когда Бекки поняла, что сейчас их убьют, она сама сдалась противнику.
Бекки в муках размышляла о том, что случилось с Алеком, о его судьбе. Жив он или погиб? Убил ли он Михаила на яхте у регента? Не убила ли его охрана регента? Может быть, он арестован? Бекки не позволяла себе поверить, что возлюбленный может быть уже мертв.
Нет, сейчас не время для слабости, ей нужны все ее силы и все здравомыслие, чтобы противостоять сумасшедшей, в руки которой она попала.
Теперь Бекки знала, что чувствует мышь, когда кошка ее ловит, калечит, играет ею, прежде чем съесть на ужин.
— Очень некрасиво рассказывать лживые сказки о вашем опекуне, Бекки.
— Я не сказала о нем ни одного слова лжи. Он сам лжец. Шлеп!
Леди Кампьон снова ударила ее по лицу хлыстом для верховой езды.
— Мне отвратительны лживые дети! Бекки отказывалась покориться.
— Я не ребенок.
— Ребенок, ребенок. Хорошенькая малютка, так? Такая миленькая, сладкая. Знаешь ли ты, милочка, что это такое? — спросила ведьма, поднимая стеклянный сосуд с густой, прозрачной жидкостью.
Бекки на секунду прикрыла глаза.
— Нет.
— Это концентрат серной кислоты. В Лондоне время от времени кто-нибудь обливает кого-нибудь серной кислотой. Человек становится слепым, уродливым. Кожа сгорает и облезает. Посмотри. — Грубым движением Ева оторвала рукав от платья Бекки, положила лоскут на стол и вылила на него каплю купоросного масла. Очень быстро кислота проела в ткани дыру. — Только представь себе, что такая жидкость может сделать с этой чудесной кожей, — проворковала баронесса и провела рукой в перчатке по щеке девушки. — Интересно, захочет ли тебя наш красавец лорд Алек — с расплывшимся-то лицом? Боюсь, что нет. Между нами, девушками; говоря, он ведь довольно пустоголовый тип, не так ли?
Бекки сверкнула на нее глазами, но не дрогнула и не стала молить о пощаде.
Внезапно с пыльной дороги раздался лошадиный топот. Звук приближался.
— Ага! — Леди Кампьон заткнула пробкой сосуд с кислотой и скользнула к окну. — Едет! — Баронесса повернулась к Бекки. Глаза ее злобно сверкнули. — Вот теперь для вас начинаются настоящие неприятности.
Когда баронесса вышла, сердце девушки застучало так сильно, что ей едва не-стало дурно.
До нее долетел голос Михаила. Бекки сжалась от страха. Она вдруг вспомнила его давнюю угрозу изнасиловать ее. Хлопнула дверь, и вот он возник на пороге — огромный, пугающий, жестокий. Бекки с усилием сглотнула. Михаил прошел в комнату. Словно неодушевленный предмет, оглядел девушку. Бекки вздрогнула, когда он протянул руку и приподнял ей подбородок. Осмотрев ее и заметив царапину на щеке, князь обратился к Еве:
— Что вы с ней делали?
Бекки почувствовала в его голосе угрожающую ноту, у нее мурашки побежали по спине. Баронесса, в отличие от кузины князя, еще не научилась распознавать в его интонациях едва заметные признаки недовольства.
Ева, гордая, что сумела разыскать Бекки, отвечала ему ликующим тоном:
— Да, она была немного груба, так что я решила слегка ее обтесать для вас.
Резкий удар по лицу тыльной стороной ладони заставил баронессу отлететь в сторону.
— Как вы посмели дотронуться до моей родственницы, моей собственной крови и плоти? — прогрохотал его громоподобный голос, когда женщина отлетела к разбитой стене коттеджа.
— Но… Михаил… — пролепетала она. Лицо Евы сделалось мертвенно-бледным. Темные глаза смотрели с беспредельным удивлением. На щеке у нее остался багровый след от удара.
— Убирайтесь отсюда, — презрительно бросил он. — Идите и приведите сюда Алека Найта.
«Значит, Алек еще жив!»
— Приведите его сюда. Одного. Скажите, что она в наших руках, и если он хочет увидеть ее живой, то явится немедленно. Я не потерплю унижений.
— О, леди Кампьон. Не надо! — вскричала Бекки, понимая, что эти слова принесут лишь новую боль. — Они убьют его! Я знаю, он вам угрожал, но вы ведь понимаете, это были только слова. Алек ни за что не ударит женщину. Если вы когда-нибудь к нему хоть что-то испытывали…
— Молчать! — взревел князь. — А вы немедленно уходите! — приказал он баронессе.
Леди Кампьон с усилием поднялась на ноги и мелкими шажками двинулась к двери, так и не справившись с выражением крайнего изумления на своем лице. К ее чести, она не покинула Михаила в этот момент.
— Михаил, я добыла тебе девчонку. Осторожнее! Твои звери уже убили Ника Рашфорда и Дэниела Фортескью. Разве этого недостаточно?
— Я сам буду решать, достаточно или нет. — Князь подошел к Еве, нависая над ней как скала. Она в страхе отступила на шаг к двери. — Ева, ты сама должна кончить это дело. В конце концов, это ведь ты его начала, так? Ты влипла по самую макушку и теперь будешь делать то, что я тебе говорю. Если, конечно, не хочешь оказаться на виселице за похищение. Так что предлагаю тебе поступать, как я сказал. Приведи его. Одного.
Баронесса вылетела из дома и через минуту уже проскакала мимо окна. Как только она отправилась со своей миссией, Михаил прикрыл искореженную дверь и повернулся к Бекки, сидящей со связанными за спиной руками на длинной деревянной скамье.
Князь нагнулся и посмотрел в лицо девушке, при этом в его глазах отразилось мрачное удовольствие.
— Наконец-то, моя маленькая кузиночка. Мы ведь с вами кое-что не закончили. — Он схватил пригоршню ее волос, оттянул назад голову Бекки и подушечкой большого пальца притронулся к ее разбитым губам. — Мила, очень мила, — нарочито сладким тоном проворковал он.
Лицо Бекки стадо белым как мел. Железной рукой он надавил ей на плечо, и, несмотря на сопротивление, девушка вскоре опрокинулась на спину. Ее трясло от ужаса.
— Я же сказал, что проучу вас так, что вы запомните на всю жизнь. Правда, вам пришлось подождать.
Бекки стала вырываться, стараясь уклониться от его грубых поцелуев, но когда он начал расстегивать свои лосины, девушку захлестнул такой беспредельный страх, что она взмолилась:
— Нет, Михаил, нет! — Она вывернулась из его рук. — Подождите, прошу вас! Выслушайте меня!
Михаил схватил ее за глотку и угрожающе сжал.
— Заткнись и раздвинь ноги! Ты ведь раздвигала их для него?
— Это я и хочу вам сказать. — Бекки отчаянно пыталась задержать его. — Лорд Алек… он… заразил меня французской болезнью.
Князь замер, настороженно глядя на девушку.
— Вы ведь знаете, какой он распущенный! — Она старалась не опускать глаз и молилась, чтобы князь ей поверил.
Губы Михаила презрительно изогнулись. Он перестал расстегивать лосины, но облегчение Бекки оказалось кратковременным. Курков по-прежнему прижимал ее к лавке, а другой рукой достал пистолет.
— Отлично. Пусть будет по-твоему. О нет! Теперь он ее просто застрелит!
Но, к удивлению Бекки, князь злобно улыбнулся, разрядил пистолет и положил на стол металлический шарик. Пуля покатилась, упала на пол и застряла там в щели между плитами.
— Какая разница, — прошептал он и поднес дуло ко рту девушки. — Поцелуй его, — приказал он.
Бекки отвернула лицо, а затем сердце ее совсем вырвалось из груди, когда она почувствовала, что Курков вдавливает пистолет ей между ног, согревая холодный металл о внутреннюю сторону ее бедер. Глаза девушки расширились от ужаса, когда она с омерзением поняла, что он собирается делать. Она закричала и с диким отчаянием пыталась ногой выбить у него оружие. Михаил захохотал, толкнул ее снова на лавку и прошипел:
— Ш-ш-ш… Лежи тихо. Только хуже себе делаешь.
Бекки боролась с такой яростью, этот кошмар так захлестнул ее, что она не услышала топота копыт подскакавшего к дому всадника. Михаил дико хохотал, пытаясь просунуть пистолет ей между ног, но тут в дверь сильно застучали.
— Ваше сиятельство! Два слова! Прошу вас!
— Что такое? — пролаял Михаил.
Раздалась быстрая русская речь. Слова звучали угрожающе, но единственным словом, которое поняла Бекки, было «Уэстленд».
Михаил отпустил ее, осторожно отняв руку от ее горла. Бекки, охваченная диким, неуправляемым гневом, тут же вскочила и изо всех сил лягнула его.
Курков обернулся и с размаху ударил ее по лицу.
— Ну-ка, сядь!
Девушка и так нетвердо стояла на ногах, теперь же она отлетела к стене, сильно ударилась головой о камень и без чувств рухнула на скамью.
— Приехал Нелюдов? — зловещим эхом повторил Михаил.
— Мы сначала не поняли. Он прошел в дом очень быстро. Было темно.
— Уэстленд его принял?
— Да, ваше сиятельство. Они долго разговаривали. Леди Парфения была с ними. Видимо, Уэстленды каким-то образом обнаружили наше присутствие, потому что Нелюдов вышел, чтобы с нами расправиться. Он убил Бориса и Юрия, Влада увел с собой, а я убежал.
— Царь послал за мной своего главного палача. Этому есть только одно объяснение, — пробормотал Михаил, вспоминая, как долго не получал известий от своих сообщников из России. У него сильно застучало сердце. Он ощутил дурноту, но справился с собой, изображая внешнее спокойствие. — Заговор раскрыт.
— Дело еще хуже, господин. Нелюдов обратился за помощью в местный гарнизон, чтобы арестовать вас. После того как он напал на нас у Уэстленда, я побежал в отель, надеясь, что вы вернулись туда после игры. Там вас уже дожидались по крайней мере двадцать вооруженных драгун.
— Проклятие! — Михаил стукнул по двери кулаком, в кровь разбивая костяшки пальцев. Ему казалось, стены смыкаются над его головой. — Наверняка эта маленькая дрянь в соседней комнате каким-то образом добралась до Уэстлендов. Не помогли все наши старания. Видимо, ей помог Алек Найт. — Он холодно посмотрел на своих людей. — Это вы виноваты. Вам было приказано ее найти и остановить, пока она не наделала бед. Вы подвели меня. — Он отвернулся и отошел в сторону. В висках у него стучало.
Казаки смущенно переглянулись.
— Я сам допрошу Ребекку и узнаю, как много она им рассказала. — Князь посмотрел на расцарапанную кожу кистей. — И тогда, как видно, игра будет кончена, — помолчав, бесстрастно закончил он.
— Господин, тут рядом море. Зачем ждать, пока вернутся леди Кампьон и этот англичанин? Еще есть время скрыться. Мы можем уйти прямо сейчас. Раздобыть лодку легко. Успеем до того, как они нас найдут.
— Бежать? — Михаил не мог примириться с мыслью об отступлении, да он и не знал, куда можно бежать. Если заговор раскрыт, какая страна его примет? — Нам повезло, что девчонка у нас в руках, — подумал он вслух. — Она может оказаться нашим единственным залогом. Конечно, скоро у нас будут еще Алек Найт и Ева. Если Нелюдов или кто-нибудь еще попытается захватить нас, можно будет убивать их по одному.
— Ваше сиятельство обещали отдать нам человека, который убил наших товарищей, когда мы его найдем, — пробурчал Сергей себе под нос.
— Как ты смеешь говорить о каких-то требованиях? Я буду приказывать, а вы — выполнять.
— Наши братья должны быть отомщены!
Михаил громко фыркнул и отвернулся. Только этого ему сейчас и не хватало! Брожение среди его собственных казаков. Он прекрасно понимал, что без них обречен.
— Хорошо. Когда леди Кампьон привезет Найта, можете его убить. Но по крайней мере сделайте мне одолжение — пусть он умрет медленно. Я с удовольствием послушаю, как этот самовлюбленный ублюдок будет молить о пощаде.
— С удовольствием, господин. Благодарю вас.
— Оставайся здесь и стереги девчонку. — Михаил пошел к двери. — Бегство скорее всего невозможно, если Нелюдов блокировал залив. Я сейчас вернусь. Пойду сам посмотрю.
— Да, ваше сиятельство.
Михаил прошел по лесной тропинке около двухсот ярдов до открытой, заросшей травой поляны, откуда открывался широкий вид на море. Высокий утес почти отвесно спускался к морской пучине. Внизу не было никакой песчаной полосы, из моря торчали лишь крупные обломки острых скал.
Поставив ногу на серую каменную осыпь на самом краю обрыва, Михаил, щурясь, смотрел в море. Солнечные блики играли на невысоких волнах. Князь стиснул челюсти и покачал головой — на горизонте виднелись силуэты двух кораблей королевского флота. Этого он и боялся. Нелюдов слишком ловкая бестия, чтобы не перекрыть возможные пути отхода. Корабли выдвигались на позиции, чтобы перехватить любое судно небольшого размера, если оно попробует проскользнуть мимо, и открыть огонь по любому кораблю, который не выполнит приказ остановиться. Князь сжал кулаки. Слишком поздно. Бежать не получится, остается один путь — заложники.
Зарычав, он решительно отбросил мысли о поражении, повернулся спиной к морю и зашагал к развалившемуся коттеджу, чтобы основательно допросить кузину. Надо было узнать, как много она рассказала Уэстленду, и он с удовольствием выбьет из нее правду.
Когда Ева появилась на вилле, ее хотели сразу арестовать за участие в похищении, но Алек чуть ли не силой удержал власти от этого шага, ибо она — единственная, кто может привести его к Бекки.
Один взгляд в глаза Евы сказал Алеку, что на сей раз она сама стала жертвой страсти. Возможно, баронесса даже начала понимать, что вынудило молодого человека угрожать ее жизни, ибо она, хотя и передала ему приказ Куркова явиться одному и без оружия, все же попыталась отговорить Алека:
— Они убьют вас.
— Пусть попробуют, — отвечал тот, взлетая в седло. Чистокровный гунтер, которого он выиграл на турнире, был оседлан заранее. Алек предполагал, что ему потребуется лошадь, и отдал приказания груму.
Ева пребывала в сомнении. С одной стороны, ей вовсе не хотелось возвращаться к этому сумасшедшему, но с другой — она уже все равно оказалась соучастницей преступника, теперь у нее просто нет выбора.
Напоследок Алек потребовал от Нелюдова, чтобы за ним ни в коем случае никто не следовал, ведь Курков обещал убить Бекки, если Алек приедет не один. Ева тоже вскочила на лошадь, чтобы показывать дорогу, и через мгновение они уже летели по загородной дороге. Их лошади стрелой проносились сквозь тенистые рощи, только пыль столбом поднималась из-под копыт.
Алек не мог думать ни о чем другом, только о Бекки, ее безопасности и благополучии, он не успокоится, пока не увидит ее собственными глазами. Он вовсе не ждал, что Курков выпустит ее, как только Алек окажется у него в руках, но все равно он, Алек, сможет хоть как-то защитить девушку. Так или иначе, но он сумеет ее освободить. Даже если это будет стоить ему жизни.
Приблизившись, Ева молча указала рукой на заросшую травой узкую грязную дорогу, которая ответвлялась вправо от основного пути. Дорога уходила вверх по крутому склону и терялась в густом лесу. Алек свернул круто вправо. Запыленное лицо его одеревенело.
Сама баронесса продолжала скакать в прежнем направлении. На развилке она тревожно оглянулась через плечо, увидела, что Алек свернул, и галопом поскакала к ближайшему портовому городу, решив, что у нее есть шанс спастись бегством.
Алек хлестнул лошадь, стиснул ногами ее бока и мрачно продолжил путь в одиночестве.
Бекки пришла в себя через несколько минут. Комната плыла перед глазами. Дверь была закрыта. Михаила не видно. Наконец-то она оказалась одна!
В мгновение ока она вспомнила все, что случилось. Сюда едет Алек, и когда он будет здесь, они его убьют. Сердце сжалось от непереносимого страха. Надо бежать.
Девушка с трудом села, осторожно наклонилась вперед, опустила ноющие плечи и кое-как сумела переступить через кольцо своих связанных за спиною рук. Потом она подняла руки вверх, поймала зубами конец веревки и в спешке пыталась развязать узел. Тут ее взгляд упал на разряженный пистолет, который Михаил бросил на столе. Пуля укатилась, но Бекки и сейчас видела, как она поблескивает в щели.
Она слышала, как в соседней комнате спорят мужчины. Смысла спора девушка не понимала, но несколько раз уловила слово «Нелюдов». Этого слова она не знала, да и не хотела знать. Единственное, что ее волновало, это успеть убежать раньше, чем Алек попадет в ловушку. Освободиться самой — единственный способ помочь возлюбленному. Надежда окрыляет.
Наконец она отбросила веревку, схватила пистолет, подняла пулю. Несмотря на спешку, Бекки едва заставила себя справиться с отвращением и прикоснуться к оружию, вспомнив, как собирался использовать Михаил этот пистолет. Она уронила серебристый шарик в дуло, проверила порох, осторожно подняла пузырек с кислотой, который оставила леди Кампьон. Бекки решила прихватить его с собой для дополнительной самозащиты. Потом бесшумно и осторожно направилась к окну.
Внезапно дверь распахнулась. Девушка стремительно обернулась. На пороге стоял Михаил. Увидев, что она крадется к окну, он выругался. Бекки направила на кузена пистолет.
— Ни шагу!
— Он не заряжен.
— Уже заряжен.
— Ах, так значит, вы не умеете как следует сделать книксен, зато умеете зарядить пистолет! Очень показательно. Что же, надеюсь, вы хорошо стреляете, ведь у вас только один выстрел. Думаете, вы попадете?
Бекки подняла пистолет.
— Не стоит меня испытывать.
— Вы доставили мне массу неприятностей, Ребекка. Насколько я понял, вы умудрились добраться до Уэстленда. И не пытайтесь это отрицать. Они теперь преследуют меня, и в этом ваша вина.
Михаил что-то резко бросил своим людям. В комнату сразу ворвались казаки. Князь махнул рукой на Бекки, которая стояла спиной к стене возле окна, с ужасом наблюдала, как окружают ее казаки, и лихорадочно думала. Если герцог Уэстленд начал действовать на основании ее письма, если власти, как утверждает Михаил, его преследуют, тогда она больше не просто пленница, она — заложница, и она нужна им живая.
Князь пробормотал еще один приказ, и казаки начали медленно сужать круг. Бекки догадалась, что он велел отобрать у нее оружие. Она переводила дуло справа налево, пытаясь держать под прицелом всех одновременно.
— Вы очень щедры, жертвуя их жизнями, — с вызовом крикнула она кузену, не сводя глаз с приближающихся казаков. — Почему бы вам не попытаться самому забрать у меня пистолет и не получить эту пулю?
Не опуская пистолета, она все сильнее прижималась к невысокой стене. Близость пути к спасению приводила Бекки в отчаяние, но она понимала, что одно неловкое движение — и она не успеет выскочить из окна, казаки сумеют ее схватить, а если она побежит, они станут стрелять ей в спину — Бекки уже убедилась: их ничто не остановит.
В этот миг до нее долетело цоканье копыт — всадник скакал вверх по склону и, очевидно, уже появился на поляне, где стоял коттедж.
— Ага! — пробормотал Михаил и задрал подбородок. В его жестких глазах загорелись огоньки злобного предвкушения. — А вот и наш герой. Едет, дурак, спасать свою прекрасную даму.
— Алек, остановись! — закричала Бекки в окно у себя за спиной. Сердце ее отчаянно колотилось, но она не посмела отвести взгляд от нападающих и обернуться назад.
— Бекки!
Краешком глаза девушка видела, как Алек соскочил с лошади и прямо направился в коттедж.
От такого безрассудства Михаил с насмешкой покачал головой.
— Хватайте его! И сначала приведите сюда. Я хочу сказать нашему счастливчику пару слов перед тем, как он умрет.
— Михаил, пожалуйста! — взмолилась Бекки. — Он не имеет к вам никакого отношения. Ничего не знает. Я все сделала сама… — В соседней комнате вдруг раздался грохот. Бекки замолчала. — Алек!
В следующий миг казаки втащили Алека в комнату и бросили на пол. Многие из нападавших не отказали себе в удовольствии пнуть лежащего носком сапога под ребра. Алек застонал от боли и схватился за живот.
Его черные скаковые бриджи и высокие сапоги были покрыты дорожной пылью, а одежда говорила, в какой спешке он откликнулся на вызов Михаила — на Алеке не было ни сюртука, ни жилета, ни шейного платка, — одна лишь свободная белая рубашка. И никакого оружия. Стоя на четвереньках перед Бекки, Алек встретился с нею взглядом. Бекки не могла вымолвить ни слова, но глаза рассказали о чувствах этих двоих. Волосы Алека были взлохмачены, в глазах отражались страдание и любовь.
— Встань, — приказал Михаил.
Алек неловко поднялся на ноги, оглядел Бекки, пытаясь понять, в каком она состоянии. Его лицо потемнело, а черты заострились, когда он заметил разорванное платье и царапину на щеке, но потом он увидел, что она сумела захватить оружие, и он почувствовал гордость за мужество своей возлюбленной. Выпрямившись во весь рост, Алек расправил плечи и вздернул подбородок. Бекки казалось, что он выглядит как принц из волшебных сказок, плененный, измученный, но непокоренный.
Девушка лихорадочно искала выход. Присутствие Алека придало ей новые силы. Он опустил ресницы, скрывая опасный блеск в своих синих глазах, но Бекки знала, Алек тоже обдумывает, как им обоим спастись. Он открыто улыбнулся девушке, перевел взгляд на пистолет в ее правой руке и тут заметил пузырек с кислотой в левой.
— Где Ева? — недовольным тоном потребовал ответа Михаил.
— Жаль, конечно, Курков, но ваша дама решила вас покинуть. Не могу представить себе почему.
Его протяжный светский акцент чуть не заставил Бекки улыбнуться. Как это у него получается? Он даже в этих условиях поднимает ей дух. И когда она восхищенно на него взглянула, в голову ей пришла лишь одна мысль: «Я так тебя люблю, дорогой!» Она поверить не могла, что он здесь, с нею рядом.
— Ваша дерзость неуместна, Найт, особенно если учесть все обстоятельства.
— Мне сразу показалось, что вы не умеете проигрывать, ваше сиятельство. Ты слышала, Бекки, я выиграл! Выиграл для тебя весь турнир.
— Ох, Алек! — Бекки смотрела на него во все глаза. — Я знала, что так и будет.
— Убейте его! — прорычал Михаил своим людям.
— Стойте! — закричала Бекки и прижала дуло пистолета к своему виску. — Не двигайтесь! Клянусь, если вы до него дотронетесь, я спущу курок и у вас не будет заложника.
Ее крик заставил всех окаменеть. Даже Алек был потрясен. Он нахмурился и испугался такого развития событий. Но Бекки больше ничего не могла придумать.
— Я сказала, отойдите от него, — с ледяной яростью проговорила она.
Казаки, ожидая приказа, перевели взгляды на Михаила. Их собственная судьба тоже зависела от того, останется ли у них Бекки заложницей, ведь, в конце концов, они собирались убить Алека. Князь колебался, наконец он отозвал своих псов коротким кивком головы.
— Опустите пистолет, Ребекка, — приказал он девушке, когда казаки неохотно отступили на шаг от Алека.
Все, кроме одного — страшного бородача, который стоял за спиной у молодого человека и, казалось, больше интересовался местью, чем собственной судьбой. Этот казак с проклятиями вытащил саблю, схватил Алека за плечо и явно собрался перерезать ему глотку. Алек поймал взгляд возлюбленной и кивком указал ей на пузырек с кислотой.
Она моментально вытащила пробку, и швырнула пузырек в лицо убийцы. Алек успел увернуться.
Пузырек ударил казаку в лицо, кислота пролилась и попала несчастному на кожу. Тот издал душераздирающий вопль, уронил оружие, поднес руки к глазам и слепо побежал из комнаты. Алек тем временем быстро нагнулся, подхватил саблю и размахнулся.
Казаки окружили его, но сабля будто летала в руке Алека, защищая его и справа, и слева. Он сражался на всех флангах одновременно, но, занятый наседающими на него спереди, не видел, как сзади подбирается еще одни враг.
Бекки не раздумывая прицелилась и выстрелила казаку в грудь. Он упал на колени, вскрикнул и рухнул наземь.
— Ах ты, маленькая сука! — выдохнул Михаил.
— Бекки, беги отсюда! — крикнул ей Алек, парируя особо сильный выпад. — Бери мою лошадь и скачи!
— Я не оставлю тебя!
— Беги! — дико закричал он.
Тут один из казаков направил на нее пистолет, Бекки подскочила и вывалилась в низенькое окно у себя за спиной. Пуля ударила в каменную стену, посыпалась крошка. Девушка бросилась к огромной, незнакомой лошади Алека и вдруг испугалась.
Разве она оставит Алека одного? Но ведь он ее защитник, и он приказал… К тому же он уже доказал, что умеет сражаться.
Из коттеджа доносился звон сабель. Бекки схватилась за уздечку, но как залезть на огромного гунтера? Она все никак не могла дотянуться ногой до стремени.
— Проклятие!
Лошадь была слишком высокой. Бекки вдруг вспомнила про высокий пень, на котором раньше сидела ворона, и повела туда лошадь, но было уже поздно.
Прошла лишь минута, но Михаил успел выскочить из разбитых дверей коттеджа.
— Попалась, малютка! — И князь бросился к Бекки, изо всех сил размахивая руками, чтобы испугать лошадь. Гунтер встал на дыбы. Бекки выронила поводья. Оставалось только бежать. — Считай, что ты уже мертвая, Ребекка. Если я погибну, то и тебя прихвачу с собой!
Бекки летела по узкой лесной тропинке. Ее гнал нестерпимый ужас. Грудь бурно вздымалась. Мир вращался перед глазами. Под ногами трещали сучья. Ноги чувствовали каждый камешек сквозь тонкие подметки кожаных башмачков. Вот она споткнулась об упавший ствол, но удержалась на ногах и бросилась дальше, помедлив лишь для того, чтобы освободить зацепившуюся за ветку юбку. Тонкий шелк порвался. Задыхаясь, она продолжала бежать. Михаил не отставал. От его дикого вопля у нее по спине побежали ледяные мурашки.
— Ребекка-а-а-а-а!
Алек продолжал сражаться с тремя оставшимися в живых казаками. Кровь кипела у него в жилах. Он должен, должен спасти Бекки! Выпад, защита, поворот, защита, выпад, укол. Никогда в жизни он так не фехтовал. Что-то на него нашло. Мускулы наливались небывалой силой. Он с радостью расходовал эту силу, двигаясь в ритме бешеной схватки. Все получалось. Он не чувствовал боли от ран, полученных, когда на него бросились враги. Не обращал внимания на ноющие мышцы, не чувствовал, как пот заливает лицо. Он не должен проиграть и не проиграет. Однако большая часть его души улетела вслед за Бекки.
Он ей необходим.
Алек видел, что Курков выскочил следом за Бекки, и чувствовал, что теперь князь жаждет ее крови. Враги Алека начинали уставать. Пора было с ними кончать, и Алек так и сделал без всякой жалости, помня о том, как они поступили с его друзьями.
Первому он нанес страшный удар по руке с саблей и разрубил ее до кости, потом добил противника. На него бросился второй. Алек быстро вытащил саблю из грудной клетки умирающего и сделал мощный выпад. Удар пришелся в шею врага и чуть не снес ему голову. Третий казак потрясенно смотрел на англичанина.
Алек сделал шаг к последнему врагу. Тот бросился бежать. Алек ловко преградил ему дорогу и вынудил продолжать схватку. Через несколько мгновений казак уже повалился на колени, а его крик боли быстро перешел в хрип. Алек, стиснув челюсти, провернул саблю у него в утробе, извлек оружие, вытер кровь об одежду на другом трупе, забрал у мертвеца пистолет, выпрыгнул в окно и бросился спасать Бекки от Михаила.
По узкой тропинке он бежал на звук низкого голоса, который раскатами грохотал в лесу.
Бекки что было сил летела вниз по склону, по инерции она выскочила из леса и чуть не врезалась головой в скалу. Задыхаясь, девушка упала на колени и все же сумела остановиться.
Перед ней расстилалось нестерпимо сияющее на утреннем солнце море. Оно было совсем близко, сразу за выступом, на котором стояла Бекки. «Я знаю это место», — подумала она, потеряв на минуту бдительность из-за внезапно нахлынувших сладких воспоминаний.
Именно здесь они с Алеком устроили пикник несколько недель назад… целовались в этой зеленой траве…
Вдруг Бекки услышала за спиной раскаты низкого, холодного смеха и кое-как поднялась на ноги. Обернувшись, девушка увидела, что кузен находится всего футах в двенадцати и держит в руке шпагу.
— Ну вот, — с улыбкой пророкотал он. — Этого я и ждал. Бекки оглянулась через плечо — за спиной был обрыв. А впереди был кузен, который приближался, помахивая шпагой.
— Видите ли, Ребекка, не надо было сопротивляться мне дома, в Йоркшире. Следовало покориться моей власти, и ничего бы этого не случилось. Посмотрите, что вы наделали. Теперь мы все погибли. И все из-за вас. Дмитрий Максимов мертв. Из-за вас. Я не собирался его убивать. Это вы меня вынудили.
— Я вам не верю, — дрожащим голосом проговорила Бекки.
— Но это правда. Я намеревался оставить его в заложниках, как и вас, но сейчас уже слишком поздно. Поздно для всех нас. Вам всего-то надо было покориться мне, но вы оказались слишком… упрямы. А теперь все кончено с моим будущим, с надеждами России, с лучшими из моих людей, с вашей собственной бессмысленной жизнью, даже с вашим дорогим лордом Алеком. Все мертвы.
— Не совсем… Курков.
У Бекки перехватило дыхание. Михаил резко обернулся. Перед ним был живой Алек Найт. Он осторожно выбирался из леса.
— Думаю, ваше сиятельство, миледи в этот момент ищет гаситель для фонарей. К несчастью, у меня есть только пистолет. — Алек поднял пистолет и прицелился князю между глаз. — Бекки, солнышко, — притворно мягким тоном произнес он, — отвернись.
Бекки повиновалась, но все же успела заметить, как выпрямился князь, как высокомерно задрал голову, готовясь принять пулю.
— Досви-да-ииа, ваше сиятельство.
Щелк.
Ничего. Нет пули! Бекки с ужасом отняла от лица ладони. Алек выругался. — Проклятие! Михаил издал глухой смешок.
— En garde — защищайтесь! — прорычал он и яростно бросился на Алека со шпагой.
Началась схватка.
Стараясь держаться подальше от обрыва, Бекки отошла, чтобы не попасть под руку, но у нее не хватало душевных сил наблюдать за страшными ударами, которыми обменивались противники. Оба бросались друг на друга с беспощадной силой и ненавистью. Солнце сверкало на мелькающих в воздухе клинках, которые рубили, извивались, крутились, как крылья фантастической ветряной мельницы. Стояла тишина, слышалось лишь тяжелое дыхание обоих мужчин и звон металла. Огромная, злобная сила князя противостояла ловкости и проворству Алека.
Секунды казались Бекки годами, а внизу, под обрывом, волны ритмично накатывали друг на друга в вечном, неизбывном движении.
Прыжок, выпад, вниз, вверх. То один наступал, то другой. То ближе к обрыву, то назад на зеленый ковер лужайки. Трава, где они топтались, превратилась в грязное месиво. Вдруг Михаил сделал особенно резкий выпад. Бекки вскрикнула. Алек издал короткий яростный вопль. Левый рукав его белой рубашки обагрился кровью. Та же рука, подумала Бекки, куда он был ранен всего месяц назад.
— Сукин сын! — выкрикнул он, отступая, чтобы собраться с силами.
Михаил вытер рукавом пот со лба и захохотал.
Бекки в панике смотрела на возлюбленного. Тот уже был изможден схваткой с казаками, а сейчас добавилась еще и рана. Михаил же оставался невредим. По руке Алека обильно текла кровь. Бекки пришло в голову, что следует сбегать в коттедж и найти пулю. На всякий случай. Однако она не успела и шага сделать, как Алек поднял голову и впился взглядом в противника. Бекки видела, как что-то изменилось в лице Алека, словно бы он заглянул себе в душу и отыскал там новый источник несокрушимой силы. Он встряхнулся, взмахнул шпагой в грациозном салюте, задержал ее на мгновение у своего лица, потом опустил и направил прямо в сердце врага.
Глядя на Алека, Бекки не понимала, откуда взялась эта бешеная ненависть и сила, но Михаил не мог ей противостоять. Алек медленно наступал, безупречными выпадами оттесняя князя к краю обрыва. Он удачно парировал удар, направленный ему в горло, потом, оскалившись, словно дикий зверь, сделал молниеносный выпад и нанес князю смертельный укол. В этот момент, со своими блистающими глазами, вызолоченными солнцем волосами и шпагой в руке, он казался архангелом небесного воинства, низвергающим демона в ад.
Михаил издал гортанный вопль, выронил оружие и ухватился за шпагу Алека. Тот вогнал лезвие глубже. Михаил упал на бок, стараясь не сорваться с обрыва, но было поздно. Он уже скользил вниз…
И тут закричала Бекки — в последний момент князь схватил Алека за щиколотку и потянул своего победителя за собой в бездну.
— Нет! — И Бекки кинулась к обрыву.
Алек издал крик боли — падая, он зацепился за камень в двух футах ниже края обрыва. Удар пришелся на раненую руку и, конечно, оказался мучительным, но все же Алек избежал той участи, которая теперь ожидала князя.
Бекки смотрела с обрыва, как падал ее кузен, как дергались его руки и ноги, как он рухнул на острые скалы далеко-далеко внизу. Она не слышала звука удара, но вздрогнула, когда завершился этот ужасный полет, однако уже через мгновение она легла на живот и протянула обе руки Алеку.
— Держись.
— Отойди! — зарычал тот.
— Алек, держись за мою руку.
— Ты не сможешь. Я слишком тяжелый.
— Держись за меня, Алек! Я не дам тебе упасть.
— У меня же плечо, Бекки. Я не могу подтянуться.
— Держись! Алек, ты соскальзываешь! Держись за мою руку!
— Нет. Я стащу тебя за собой, — из последних сил выдавил он.
— Не стащишь! Ну давай, любимый, давай! Протяни руку, я тебя вытащу.
— Не могу, Бекки, — простонал он. — Я тебя люблю.
Слезы застилали ее глаза. Она лежала у края обрыва, протягивая руки к возлюбленному. Кончики ее пальцев почти касались исцарапанных костяшек его пальцев.
— Тогда хватай меня за руку! Я тебя вытащу.
— У тебя не хватит сил.
— Хватит, дьявол побери, хватит! — истерично кричала Бекки. — Я не хочу без тебя жить! Я помогу тебе!
— О Господи! — прошептал Алек, с усилием приподнял голову и бросил мрачный взгляд на лицо Бекки, потом облизнул воспаленные губы и наконец решился. — Х-хорошо. — Он покрепче ухватился за скалу правой рукой, а левую осторожно протянул Бекки.
Ветер с моря раздувал ее волосы, мешая смотреть. Бекки откинула выбившуюся прядь, еще немного подползла к краю утеса и обеими руками ухватила Алека за кисть, цепляясь за неровности дерна носками своих башмаков. Пальцы Алека впились в ее руку, он зарычал от боли, и девушка изо всех сил потянула его за больную руку.
— Давай, давай! Алек! — Она чувствовала, что скользит к краю, но не собиралась отступать. Лучше полететь в пропасть вместе с Алеком, чем выпустить его руку.
Скрипя зубами, Бекки тащила его вверх, сама не понимая, откуда берутся силы.
Вдруг Алек нащупал ногой отверстие в скале и сумел просунуть туда кончик сапога.
— Давай, давай…
По лицу Бекки сползали крупные капли пота, на спине напряглась и дрожала каждая мышца. Алеку приходилось еще тяжелее.
— Вот! Получается!
Бекки впивалась пальцами в руку Алека смертельной хваткой. Дюйм за дюймом он поднимался все выше и наконец сумел закинуть одно колено на вершину утеса, затем резким броском швырнул свое тело через край обрыва и навалился на Бекки.
Некоторое время оба лежали без движения, задыхаясь от усталости.
Но живые. В безопасности. Наконец-то вместе.
— Малышка, ты спасла мне жизнь.
Лежа на спине в мягкой зеленой траве и с блаженством ощущая тяжесть его веса, Бекки обняла Алека за шею и прошептала:
— Значит, мы теперь квиты.
Алек без всякого предупреждения вдруг наклонился и поцеловал ее в губы твердым и жадным поцелуем. Бекки отвечала ему со всей страстью, крепче смыкая объятия у него на шее.
— О Господи! — выдохнул наконец Алек и прикоснулся лбом к щеке Бекки. — Я думал, что потерял тебя. — Дрожащей рукой он погладил ее по волосам, убрал за ухо непослушную прядь и поцеловал в лоб. — С тобой правда все в порядке? Ты не ранена?
— В порядке, в порядке, — заверила его Бекки. — Ты вовремя меня спас. Я знала, что так и будет.
— Это я виноват. Проговорился тогда с Евой. Если бы я не назвал тебя по имени, она никогда бы не…
— Ш-ш-ш… — Бекки прижала палец к его губам. — Все уже позади. Его больше нет. А ты был великолепен. Кроме того, — добавила Бекки, пока Алек целовал пальчик, которым она закрывала ему рот, — я, как ты заметил, крепкий орешек.
— Заметил, — со вздохом отозвался Алек. — У тебя это одно из самых восхитительных качеств. — Он вдруг посмотрел на Бекки очень серьезно. — Я люблю тебя.
— О, Алек, я тоже тебя люблю. — Она робко улыбнулась и обняла его. Алек сел и потянул за собой Бекки. Крепко обнявшись, они сидели на краю обрыва, того самого, где завтракали столько недель назад.
— А что с Рашем и Фортом?
— Они должны поправиться.
— Слава Богу. Алек, они так храбро сражались, но ничего нельзя было поделать.
— Я знаю. — Он зажмурился и поцеловал ее в щеку. — Бекки?
— Да, дорогой.
— Я люблю тебя, — снова прошептал он чуть слышно. — Решившись наконец ей это сказать, он, казалось, не мог больше остановиться. — Я никогда не думал, что буду кого-нибудь так любить. — В голосе Алека слышалась целая буря эмоций, но Бекки чутким ухом уловила в нем новые нотки — теперь в его словах звучала стальная уверенность, которой там не было прежде и которую выковали в нем испытания. — Я буду беречь тебя как зеницу ока, — свирепо шептал он ей на ухо. — Глаз с тебя больше не спущу. Надеюсь, ты не возражаешь.
— Звучит многообещающе, — фыркнула Бекки и чуть отстранилась, чтобы заглянуть в его синие глаза, наполненные такой заботой и беспокойством. Она погладила его по лицу. — Ты мой, Алек.
Он послушно кивнул и прижал ее ладонь к своему сердцу. Бекки всмотрелась в это родное лицо, стерла полоску грязи у него со щеки.
— В чем дело, милый? Ты выглядишь так, будто сейчас лопнешь, если не расскажешь, что у тебя на уме.
— Знаешь, Бекки… Я стал совсем другим человеком. Ты… ты изменила меня. Хотя вовсе к этому не стремилась.
Бекки погладила его по щеке, стараясь выразить всю нежность, которая переполняла ее душу.
— Я только знаю, что люблю именно этого человека. Такого, какой ты есть. Ты защищал меня с такой рыцарской доблестью и верностью. Посмотри, что ты сумел сделать! Выиграл турнир, спас меня, победил Михаила и всех казаков, а тем временем навеки завоевал мое сердце.
Алек проглотил комок в горле и смущенно улыбнулся.
— Мой доблестный сэр Рыцарь, — объявила Бекки с затуманенными глазами, —у вас настоящий талант спасать дам от драконов.
— Я рад, что ты так думаешь, — отвечал Алек, и его улыбка стала шире. — Потому что мы оба знаем, что ты тоже спасла меня. — Он криво усмехнулся. — И я говорю вовсе не про этот проклятый обрыв.
Бекки с сияющей улыбкой обняла его и поцеловала уголок изогнувшегося в улыбке рта. Алек очень осторожно опустил ее на траву, обхватил ее голову ладонями и стал целовать страстно, умело. У Бекки голова пошла кругом, но вдруг странное фырканье отвлекло обоих. Оказывается, над Алеком нависла большая лошадиная морда и с любопытством обнюхивала его плечо. Они рассмеялись, а ирландский гунтер заржал.
— Тебе не кажется, что он пытается нам что-то сказать? — спросила Бекки с лукавым блеском в глазах.
Алек неохотно кивнул, поймал болтающиеся поводья и криво улыбнулся.
— Он прав. Надо ехать. Нас ждет столько людей. И все они будут рады тебе.
Вскоре, сидя вдвоем на рослом темно-кауром гунтере, они уже спускались с поросшего лесом холма; Алек посадил Бекки на луку седла и крепко держал ее за талию, заставляя свою чистокровную лошадь идти размеренным шагом.
Чтобы вернуть Бекки душевное спокойствие после пережитого похищения, он пытался развлечь девушку описанием выигранного богатства. Теперь, когда Бекки оказалась в безопасности, Алек мог позволить себе мечтать о том счастье, которым собирался наслаждаться вместе с ней всю оставшуюся жизнь.
— Чудесный конь. — Бекки погладила животное по шее. — Как ты его назовешь?
— Как пожелаешь. Подожди, пока не увидишь наш новый экипаж. Я выиграл для тебя массу замечательных вещей. — Он носом потерся о ее ухо. — Сапфировые серьги, замок во Франции, знаменитую скаковую лошадь, долю в торговом судне, чайную плантацию где-то в восточной Индии.
— Алек! Кто-то едет! — прошептала Бекки. Напряжение еще не оставило ее.
Алек стал вглядываться вдаль, а гунтер настороженно поднял купированные уши. Как только они свернули с заросшей лесной дороги, Алек сразу увидел, в чем дело. По пыльному тракту во главе двадцати драгунов летел во весь опор Нелюдов. Алек окликнул русского. Кавалькада остановилась.
— Дорогая, это мистер Нелюдов, агент русского императора, о котором я тебе рассказывал. Тот самый, которого я просил не ездить за мной, — с нажимом добавил он.
— Где Курков? — резко спросил Нелюдов Алека.
— Мертв. — И Алек быстро пересказал, что случилось. Нелюдов с уважением посмотрел на Алека.
— Вы убили их всех?
Драгуны обменивались изумленными взглядами и что-то восторженно бормотали.
— Но леди Кампьон все же скрылась. Поскакала в том направлении. — Алек указал на дорогу. — Кроме того, что она была сообщницей Куркова в похищении, она может что-нибудь знать о заговоре, ведь он доверился ей в деле Бекки.
Русский кивнул.
— Я потом подробнее расспрошу вас о смерти Куркова.
— Как пожелаете, — любезно отозвался Алек. Нелюдов сделал знак своим людям, и всадники бросились в погоню за баронессой.
Вернувшись на разоренную виллу, Алек и Бекки обнаружили, что Уэстленд и граф Ливен все — еще там и с тревогой ждут известий. Все столпились вокруг вновь прибывших. Дрэкс, Пар-фения, оставшиеся на месте драгуны, несколько местных констеблей — все хотели знать, что произошло потом.
— Вам удалось вернуть ее! — воскликнул посол и поцеловал руку Бекки, когда она еще не успела спуститься с лошади. — Дорогая моя, без вас мы бы никогда не разобрались до конца в вероломных действиях Куркова. Вы и лорд Алек оказали нашему императору неоценимую услугу. И смею сказать, наш император не забывает своих друзей.
— Позвольте же, Ливен. Я обязан извиниться перед этой молодой леди, — открыто заявил герцог Уэстленд. Он помог Бекки спрыгнуть с лошади, изящно поклонился и взял в руки обе ее ладони. — Мое дорогое дитя, простите ли вы меня когда-нибудь? Мои слуги обязаны были провести вас ко мне в тот роковой день, когда вы пришли, чтобы сообщить правду о Куркове, а вместо этого я поверил его лжи.
— Вашей светлости незачем передо мной извиняться, — мягко запротестовала Бекки.
— Тем не менее я прошу у вас прощения. И у этого джентльмена тоже. — Уэстленд протянул Алеку руку. — Я недооценил вас, Найт. Зная вашего брата, Хоксклиффа, я был не вправе усомниться в достоинствах той крови, которая течет в ваших жилах. Вы спасли нас всех от величайшего бесчестия.
— И не только от бесчестия, — добавила Парфения, подплыла к Алеку и легонько поцеловала его в щеку. — Благодарю вас, лорд Алек. И благодарю вас, — повернулась она к Бекки с виноватой улыбкой. — Мы все у вас в долгу, таинственная «Эбби». Но я — более других. — Бекки покраснела оттого, что раскрылось ее инкогнито, но Парфения держалась очень доброжелательно и совсем не упрекала ее за вынужденный обман на женском пляже. — Благодарю вас за смелость, которую вы проявили, когда решились раскрыть, каким негодяем был князь Михаил. Ведь я действительно могла выйти за него замуж. — В ответ Бекки застенчиво улыбнулась, а Парфения подошла ближе, наклонилась и запечатлела у нее на щеке сестринский поцелуй. Однако тут дочь герцога заметила царапину и запричитала: — О Господи! Что с вами случилось? Но не беспокойтесь, не беспокойтесь. Уверена, к завтрашнему вечеру уже не будет так заметно. Ведь вечером бал в честь победителей турнира.
— Бал в честь победителей? — эхом откликнулась Бекки. Парфения кивнула и зашептала на ухо Бекки:
— И попомните мои слова, дорогая, когда вы войдете в общество, у вас не будет более надежной защитницы, чем я—леди Драксингер.
Бекки удивленно распахнула глаза. Тут как раз подошел Дрэкс с пылающими от волнения щеками.
— А вот и он! Отлично! Я был уверен, ты сумеешь вернуться живым. — И он с гордостью похлопал Алека по плечу. Тот сморщился от боли и объяснил:
— Колотая рана.
— Прости, дружище, послушайте, найдется в доме хирург? Врач появился тут же, но Алек попросил его повременить.
— Пожалуйста, минуточку. Сначала я должен кое-что отдать Бекки.
Все удивленно замерли.
Алек провел Бекки в дом. Остальные шли следом, но Алеку ни до кого сейчас не было дела. С торжественной неспешностью он вынул из ящика документ на право владения Толбот-Холлом и протянул своей возлюбленной перевязанный лентой свиток.
— Возьми, дорогая, — негромко проговорил он. — Холл теперь твой.
— Нет, Алек, — отвечала Бекки, отрывая затуманенные слезами глаза от документа. — Он наш.
Алек ответил ей нежной улыбкой. Фиалковые глаза Бекки светились любовью и благодарностью.
— Можно я тебе их покажу? Дом, мою деревню? Ты поедешь туда со мной?
— Конечно, поеду, — отвечал он, увлекая ее в свои объятия. — С удовольствием отвезу тебя домой.
— К нам домой.
— Да, — прошептал он. — Домой навсегда.
Бекки обхватила руками его шею, притянула к себе и поцеловала. Его смеющиеся губы коснулись ее губ, и присутствующие разразились восторженными аплодисментами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100