Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Яхта регента поражала своей роскошью. Там было все, чего мог бы пожелать человек на суше или на море, но Алек ничего этого не замечал. Игроки заняли свои места за квадратным столом. Партнеры сидели друг против друга. Вытянули жребий для первой партии. Соломинки держал в своей благородной руке Норфолк, хозяин замка, где проходил третий тур. К облегчению Алека, он оказался в паре с Дрэксом, партнером князя Куркова стал полковник Толлант.
Толлант вытащил самую короткую соломинку, ему досталась честь начать первую сдачу.
— Начнем? — спросил победитель тигров, окинул компанию острым, как турецкая сабля, взглядом и стал раздавать карты, по тринадцать каждому игроку.
Зрители по всему пышно украшенному салону вытянули шеи, наблюдая за лицами игроков. Всю ночь они теперь будут заключать пари, стараясь вернуть десять тысяч фунтов, потерянные в предыдущих турах.
Алек взял карты и постарался забыть жалобные крики Бекки и сосредоточиться на игре. Лицо его было бесстрастно, но сердце кровоточило от воспоминаний, однако он полагал, что поступил правильно.
Стиснув челюсти, он отбросил переживания в сторону и попробовал оценить свои шансы в первой партии. Неплохо, неплохо. Не самый лучший расклад, но играть можно.
И началась игра…
К сожалению, в течение всей ночи обе команды шли ноздря в ноздрю, ни одна не могла вырваться на пять очков вперед, необходимых для выигрыша. Как только одна пара получала очко, вторая вскоре его отыгрывала. Иногда они оказывались абсолютно равны, иногда кто-то вырывался на одно-два очка вперед, но тогда противники собирали волю в кулак и сравнивали счет. Лишь после полуночи Найт и Дрэкс увеличили разрыв до двух очков, но к этому времени Алеку начало казаться, что игра никогда не кончится.
В час сделали перерыв, чтобы размяться.
Алек плеснул в лицо водой и спросил чаю с сахаром, а Дрэкс отправился в туалет. Вышагивая по палубе, чтобы размять ноги, Алек смотрел на изящные линии парусов и думал о маленькой девочке, для которой военный корабль когда-то служил детской. Очевидно, мужество в ней было воспитано с раннего возраста. Удивительно.
Она вся была… удивительной.
Алек намеренно отвлекся от мыслей об игре, давая себе расслабиться, просто ходил и смотрел на белые барашки волн, на паруса, но вскоре его думы снова устремились к Бекки, к ее гневным прощальным словам.
Боль, которую он причинил ей сегодня, заставляла мучительно сжиматься его сердце. Алек тряхнул головой — он не может позволить себе отвлекаться на переживания. Игра еще не окончена.
Освеженный ночной прохладой, Алек покинул палубу и беспокойно побрел на полубак. Оттуда раздавался уверенный бас Куркова, который самоуверенно сообщал слушателям, что разгромит противника еще до рассвета.
«Посмотрим», — подумал Алек, останавливая блуждающий взгляд на князе, но сам оставаясь в тени. В красноватом свете фонаря угловатое лицо Куркова и его узкая бородка создавали какой-то дьявольский эффект, и Алек вдруг осознал, что действительно хочет убить Куркова, просто жаждет этого.
Вернувшись к столу, Алек обратил внимание на нож рядом с громадным куском ростбифа на буфете, где лакеи предлагали джентльменам изысканные закуски. Значит, если потребуется оружие, оно будет рядом.
Подошел Дрэкс, партнеры обменялись жесткими взглядами.
Игра продолжалась.
Около двух часов ночи регент, беспокоясь о своей подагре, отправился спать в свои раззолоченные покои, исполнять роль хозяев остались его беспутные братья. Осипшие от спиртного королевские высочества приказали налить всем коньяка и подняли ставки пари, невзирая на то, что, как и Алек, сидели без единого пенни.
В состоянии мрачной решимости Алек начал четвертый час игры. Он глубоко вздохнул и принял колоду. Наступила его очередь сдавать.
В который раз.
Потрясенная и смущенная, Парфения сложила руки на груди и молча ждала, пока отец, сидя за огромным столом в библиотеке, перечитывал ужасное сообщение, которое вечером принесли в коробке от лент.
— Ну? — взволнованно спросила Парфения, обняв свои плечи руками — ее охватил озноб при мысли, что за ней столько времени ухаживал убийца. — Что вы думаете?
Ее отец оперся щекой о кулак и задумчиво смотрел на пламя свечи.
— Я не знаю, дочка. Я в растерянности. Все это может быть трюком. У Куркова, как и у всех могущественных людей, много врагов. У меня, например, они точно есть.
— Ни один враг никогда не обвинял вас в том, что вы тайно содержите человека в темнице, мучаете его, а потом стреляете ему в спину, папа.
— Но князь сам мне рассказывал, что его молодая кузина слегка помешана. Такое часто случается в древних родах. Вспомни, она пыталась вломиться в дом… — Его голос зазвучал неуверенно, черты лица омрачились. — Но, возможно, для этого была другая причина.
— Ну конечно, папа! Она пыталась заставить вас ее выслушать. Теперь это очевидно. Неужели вам кажется, что эти записки похожи на бред лунатика? Изложение вполне логичное, совершенно ясное. Уверяю вас, особа, с которой я разговаривала на дамском пляже, такая же нормальная, как вы и я.
Они смотрели друг на друга в мрачном молчании, оценивая грозные перспективы. Каждый невольно содрогался при мысли, что они множество раз принимали у себя убийцу.
— Если вы все еще не верите этим запискам, то, может быть, поверите своим глазам, папа. Подойдите, пожалуйста, к окну, — пробормотала она, задув свечку и отодвигая портьеру.
Уэстленд подошел к дочери.
— В письме мисс Уорд говорится, что за нами следят, — прошептала девушка. — Посмотрите и сами увидите. — И она указала на дальний, затененный листвой уголок невдалеке от дома.
Глаза герцога сузились. Парфения услышала, как он шумно вздохнул, когда различил темный силуэт крупного мужчины, который явно прятался под ветвями деревьев.
— Они стоят по всему периметру дома. Я уже проверила. Это все правда, папа. Михаил держит нас под стражей.
— Дьявол побери этого князя! — вскричал герцог и повернулся в другую сторону. Там, в темноте, он различил еще одну прячущуюся фигуру. Уэстленд опустил штору и потянул дочь от окна.
— Как я мог быть так слеп? — воскликнул он.
— Не расстраивайтесь, папа. Я ведь никогда не была влюблена в Михаила. Просто позволяла ему ухаживать за мной, чтобы угодить вам.
— Вот как? — резко буркнул Уэстленд.
— Ах, папа, мое сердце всегда принадлежало лорду Драксингеру.
— Что? — вскричал отец.
В этот момент в библиотеке послышался громкий стук в наружную дверь.
Парфения посмотрела в ту сторону с расширившимися от страха глазами.
— Кто это может быть в такой час?
— Понятия не имею, — пробормотал ее отец, загораживая собой дочь. — Пойду и посмотрю.
— Уэстленд! Уэстленд, открывайте!
Парфения видела, как отец лично проследовал к входной двери и положил ладонь на ручку. Человек за дверями продолжал стучать и кричать:
— Уэстленд! Мне надо с вами сейчас же поговорить! Герцог распахнул дверь.
— Уэстленд! — воскликнул граф Ливен, чье мясистое лицо освещалось фонарями на крыльце. Русский посол был явно поражен тем, что герцог сам отрывает дверь своего дома.
Парфения услышала голос отца:
— Входите. В чем дело?
— Ваша светлость, я займу лишь минуту вашего времени, — извинился граф Ливен, борясь с одышкой и промокая платком вспотевшую лысину. Парфения увидела, что его сопровождает какой-то незнакомец. — У нас дурные вести.
— Относительно чего?
— Относительно вашего протеже, князя Куркова, — мрачно проговорил Ливен. — Я только что из Лондона. Вы можете сообщить мне, где он находится?
— Мне можно остаться, отец? — спросила Парфения, вновь зажигая свечи в библиотеке, куда Уэстленд проводил графа Ливена и таинственного незнакомца, которого привел с собой русский посол.
Герцог вопросительно взглянул на Ливена. Тот кивнул и тут же попросил Парфению присесть.
— Боюсь, ее это тоже касается, если слухи об их скорой помолвке справедливы. Леди Парфения, ваша светлость, позвольте мне представить своего коллегу, Алексея Нелюдова, прибывшего прошлой ночью из Санкт-Петербурга.
Церемония представления прошла быстро.
Нелюдов, подтянутый мужчина в очках и с безупречными манерами, выглядел лет на сорок. У него были короткие вьющиеся волосы рыжеватого цвета и бледное лицо. На взгляд Парфении, он выглядел совсем не так, как положено лазутчику, но, видимо, в этом и состоял весь смысл. Граф Ливен отрекомендовал мистера Нелюдова как тайного агента царя. Он говорил на дюжине языков, знал законы большинства европейских стран и был отправлен со специальной миссией в Англию, чтобы вернуть на родину князя Михаила Куркова, обвиняемого, как сообщил Нелюдов, в участии в заговоре против императора.
Нелюдов отошел от стены, на которую опирался, и стал вышагивать по библиотеке. Холодным, спокойным голосом он объяснил:
— Мой товарищ Дмитрий Максимов был первым агентом, который обнаружил заговор. Заговор устроила большая группа высших офицеров. Они намеревались свергнуть императора и, пользуясь своим влиянием в армии, захватить власть.
Парфения вскрикнула, измена ужаснула ее.
— Боюсь, в армии много людей, недолюбливающих царя, — вставил граф Ливен с извиняющейся улыбкой.
— Когда в России начались аресты подозреваемых, всплыло имя Куркова. Создалось впечатление, что он использует поездку в Англию для получения наследства в качестве алиби. При содействии вашего правительства мы сумели поставить под контроль его финансовые средства. Кроме того, в Англию был отправлен Максимов, чтобы присматривать за князем и выяснить степень его причастности к заговору. Из Кале, перед тем как пересечь канал, от Максимова пришла депеша, — сказал в заключение Нелюдов. — С тех пор о нем ничего не известно.
Парфения обменялась смущенным взглядом с отцом. Герцог кивнул, и девушка передала мистеру Нелюдову записки мисс Уорд.
— Боюсь, сэр, мы теперь знаем, что произошло с вашим коллегой. Это письмо только что доставили.
Граф Ливен нахмурился, читая через плечо Нелюдова, который при свете свечи быстро проглядел первую страницу. Двое русских обменялись грозными взглядами и несколькими короткими фразами на родном языке.
Ливен взял послание из рук Нелюдова и еще раз внимательно его просмотрел.
— Какая смелая молодая девушка! И она решилась обо всем сообщить? Не многие рискуют стать на пути у князя! — Он обернулся к Уэстленду. — Надо беречь такого свидетеля. Она в большой опасности. Вам известно, где она может находиться?
— Понятия не имею, — начал было герцог, но Парфения несколько смущенным голосом сообщила:
— Она у лорда Алека Найта.
— Парфения! — воскликнул ее отец. — Откуда ты знаешь?
Девушка вытащила из кармана последнюю страницу письма, свернутую аккуратным квадратиком, и передала ее мистеру Нелюдову.
— Я решила, что неблагоразумно показывать ее вам, отец.
— Ах вот как! — приподнял брови герцог.
— Я боялась, что вы не станете принимать дело всерьез, если узнаете, что тут замешан лорд Алек Найт.
Герцог фыркнул.
— Граф Ливен имеет прав больше, чем сам подозревает. Мы должны обеспечить безопасность мисс Уорд, если ее защищает лишь такой бездельник, как Найт. О Господи, а кто защитит малышку от него самого? — проворчал он.
— Мы с Нелюдовым уже связались с местным гарнизоном, — поспешно сообщил Ливен. — Эскадрон британских драгунов, стоящих здесь, в Брайтоне, выразил согласие помочь в аресте Куркова и его сообщников. Сейчас они уже выступают.
— Ну хорошо. Я уже говорил, что сейчас князь находится на яхте регента, — сообщил Уэстленд.
Граф Ливен кивнул.
— Только не на самом берегу. Это слишком рискованно. Там он легко может найти лодку и ускользнуть. Лучше окружить его в гостинице, где он остановился. Загнать в угол.
Оба русских согласно кивнули. План выглядел логичным. Нелюдов бросил взгляд на стенные часы.
— Мне надо идти. Нужно встретиться с капитаном драгунов, обсудить планы и расставить людей по местам.
— Бедный Михаил, — не сдержала вздоха Парфения, потрясенная преступлениями князя. Не только убийство, но и государственная измена! Девушке трудно было поверить, что все происходит на самом деле. — Что с ним будет, граф?
— Вполне возможно, что император в память об их детской дружбе оставит ему жизнь. В таком случае его, вероятно, ждет обычный приговор — пожизненная каторга в сибирских рудниках.
Парфения вздрогнула и опустила взгляд.
— Дорогой герцог, — продолжал посол. — Если на то есть ваше желание, мы можем поехать вместе и привезти девушку.
— Я с вами! — воскликнула Парфения и вскочила на ноги. — Пожалуйста, папа, не возражайте. Лорд Алек тоже на турнире. Мисс Уорд сейчас одна, она может испугаться. Со мной она уже говорила, я должна быть там!
— Присутствие еще одной молодой леди может ее успокоить, — согласился граф Ливен.
— Только если у нас будет надежная охрана. — Уэстленд взял Парфению за руку. — Из-за этого негодяя моя девочка и так уже подверглась страшной опасности.
Игра затянулась до рассвета.
Счет партий достиг семидесяти, восьмидесяти, девяноста и, наконец, перевалил за сотню, но ни одна из команд так и не получила нужного преимущества в пять очков.
Дрэкс и Найт выигрывали четыре очка, они уже чувствовали вкус победы, но противники собирались с силами, догоняли их и даже уходили на одно очко вперед. Изнурительная протяженность игры, горькое разочарование оттого, что победа, казавшаяся такой близкой, вдруг ускользала, начали оказывать неизбежное действие на Алека и его партнера.
Теперь счет был 123 на 122 в пользу князя Куркова и полковника Толланта. Проклятая игра никогда не кончится, думал Алек, опасаясь, что и они с Дрэксом отчасти потеряли былую уверенность.
Алек ерзал в кресле, от долгого сидения у него затекли ноги, но больше всего его беспокоило то, что после стольких часов игры он уже с трудом запоминал, какие карты в этой партии уже вышли. Каждая новая сдача смешивалась в его мозгу с предыдущей. Его успокаивала мысль, что противнику сейчас не легче, чем ему.
Большая часть публики выглядела не лучше. Несколько человек уже успели вздремнуть, снова проснулись и начали следить за игрой с новыми силами.
Алек перешел с чая на кофе в надежде, что кофе сильнее его взбодрит.
И тут около пяти часов утра, через восемь часов после начала игры, случилась поразительная вещь.
Дрэкс тасовал. Алек снял колоду и передал ее Куркову:
— Вам сдавать.
Русский кивнул и взял карты. Алек тер шею и ждал, пока Курков сдаст всем по тринадцать карт, потом устало взял свои и… заморгал. Сначала ему показалось, что от усталости у него начались галлюцинации. Он на секунду зажмурил припухшие глаза, но видение не исчезло.
«О Господи», — мысленно воскликнул Алек, торопясь скрыть свое удивление. Казалось, его вечная подруга, богиня удачи, вернулась и решила послать ему последний, золотой поцелуй.
Курков сдал ему небывалый расклад.
Козырями снова были черви. У Алека их оказалось не меньше семи штук, включая даму, короля и туза. Он избавится от карт остальных мастей, а потом, если будет действовать с умом, окажется хозяином игры.
Пульс Алека участился, в крови забурлила энергия. «Давай, вот оно!» Он медленно выпрямился в кресле. Вздернул подбородок. «Ради Бекки!» Если он сумеет выиграть, ему сегодня не придется убивать Куркова. Он разберется с ним позже.
Взгляд, который Алек бросил на Дрэкса, заставил друга насторожиться и понять, что предстоит битва. Алек снова опустил глаза, скрывая возбуждение и нетерпение.
Сейчас все решится.
Сдавал Курков, значит, первым должен ходить Дрэкс. Граф, естественно, вышел с самой крупной карты.
«Отличный ход», — подумал Алек. Взятка досталась Дрэксу.
Алек улыбнулся ему, не разжимая губ.
Пошел Толлант. Потом, криво усмехнувшись, князь… Снова Алек — наступила его очередь показать всем, кто хозяин за этим столом: он положил козырного туза.
Дрэкс приподнял пшеничного цвета бровь, в его холодных голубых глазах запрыгали веселые искры. Алек спокойно и безмятежно придвинул к себе взятку.
Таким образом, было сыграно три круга. В четвертом первым ходил Курков, он получал шанс выйти с крупной карты и получить взятку.
Затем ходил Дрэкс… Толлант… Алек…
Теперь на руках у Алека оставались только очень сильные карты. «Надеюсь, ваше сиятельство, вы получите удовольствие от этой взятки, ибо больше вы ничего не возьмете».
Ход снова перешел к Дрэксу. Должно быть, он понял стратегию Алека, потому что дал партнеру возможность ударить козырем. Толлант… Алек… Курков… Алек не особенно беспокоился, потому что самый высокий из оставшихся козырей был у него на руках. Тем не менее противник силен, им с Дрэксом не стоит терять бдительность.
Шестой круг. Толлант… Но взятку забирает Алек. Немножко поволновался, но зато получил удовольствие.
Седьмой круг. Снова взятку забрал Алек.
В этой партии Алек с партнером выиграли шесть взяток, а Курков и полковник — только одну.
Если еще и оставались вопросы, то в восьмом круге все решилось. Курков… Дрэкс… «Неплохо, неплохо», — подумал Алек, наблюдая, как ходит его друг. Толлант… Алек… Он внимательно следил за игрой и знал, что у него у единственного из играющих козырная карта. Он выложил ее. Это очевидное преимущество. Курков облокотился на кулак. Алек заметил, что левый глаз у него начал дергаться.
«Если бы только Бекки могла меня видеть!»
Следующие несколько кругов прошли быстро. Все ощутили приближение конца. Девятую взятку забрал Дрэкс, Алек выиграл десятую.
Посмотрев на по-мальчишески взлохмаченного партнера, он увидел, что по раскрасневшемуся лицу Дрэкса катит пот. Его вид напомнил Алеку их общие дни в Итоне. Тогда их четверка составляла непобедимую команду.
Одиннадцатая и двенадцатая взятки также достались Алеку.
В последнем, тринадцатом, круге, от исхода которого зависит исход игры и в котором решается, ждет ли их новый бесконечный, изматывающий марафон, Дрэкс, выложив карту, многозначительно посмотрел на Алека.
Толлант… Алек… Курков… Пробормотав ругательство на русском языке, он швырнул последнюю карту на стол.
Дрэкс диким воплем возвестил победу. Оба они, Дрэкс и Алек, вскочили с мест и крепко обнялись прямо через стол.
В следующий миг проснулись все зрители. Друзей подхватили, усадили на плечи столпившихся джентльменов. Повсюду стреляли бутылки шампанского. Громоподобные торжества разбудили регента, он вышел в шелковом халате и поздравил победителей.
Но самым торжественным для Алека был момент, которого он ждал так долго, — момент, когда в его руках оказались документы на Толбот-Холл.
Алек стоял у стола и ждал, пока князь заполнит бумаги и перепишет на него дом. Когда свиток был уже в руках Алека, он все никак не мог в это поверить: все-таки он добился своего! Сердце его отчаянно колотилось от нетерпения скорее вручить документы Бекки. В волнении он не мог выговорить ни слова. Тогда Дрэкс в истинно благородной манере протянул руку князю и проговорил, на мгновение забыв о соперничестве в любви:
— Блестящая игра, ваше сиятельство.
Жест графа вывел Алека из молчаливого оцепенения и напомнил ему, что еще слишком рано открывать Куркову все карты.
Курков с видимым неудовольствием пожал протянутую руку.
— Очевидно, не такая уж блестящая. — Потом князь обратился к Алеку. Глаза его сузились. — Алек, похоже, ваша знаменитая удача вернулась к вам.
— Вернулась, — коротко отвечал Алек, выдержал ледяной взгляд князя и пожал протянутую руку. Он лишь содрогнулся при мысли о том, как близко подошел к страшной черте, за которой ему пришлось бы вонзить лезвие ножа в сердце этого человека. И он сделал бы это с удовольствием. Если, конечно, не считать последствий.
Курков насмешливо фыркнул, словно бы недоумевая, почему истратил впустую столько времени, и высвободил свою руку.
Алек с холодным удовлетворением наблюдал, как герой войны развернулся на военный манер и отправился заливать разочарование водкой.
Они с Дрэксом облегченно переглянулись.
Князь Михаил решил, что на эту ночь с него достаточно общества англичан.
Его очень злило, что он собственной рукой сдал Алеку Найту такой поразительно удачный расклад. Михаил ненавидел проигрывать, даже когда мог это себе позволить.
Все еще хмурясь из-за поражения, нанесенного ему этим самодовольным фатом, князь с удовольствием ступил наконец на твердую землю и увидел, что в ярком свете фонарей на причале его ожидает Сергей. В сером предрассветном тумане князь разглядел знакомый силуэт ожидавшего экипажа. Он чувствовал себя абсолютно вымотанным, мучился от сухости во рту, потому что всю ночь пил спиртное, и сейчас стремился как можно скорее вернуться в номер своего роскошного отеля. Несколько часов сна ему явно не помешают, а потом, когда он отдохнет, можно будет нанести визит Еве и полечить свое раненое самолюбие. Разумеется, так, чтобы не узнали Уэстленды.
Пока Сергей, правая рука князя, шагал по деревянному настилу причала, Михаил повернул голову в сторону выигравшей парочки. Те спускались к одной из гребных лодок, доставлявших на берег гостей с великолепной яхты регента, под гром новой волны оглушительных приветствий.
— Не надо изображать такую скорбь, Сергей. — Князь ответил сардонической улыбкой на поклон старшины казаков. — Я едва не выиграл. Не хватило самой малости.
— Это мелочи, хозяин. У меня есть для вас приз получше. — И Сергей сверкнул белыми зубами в хищной улыбке. — Мы сцапали девчонку.
Михаил с шумом втянул ноздрями воздух, глаза злобно сверкнули.
— Где она?
— Мы спрятали ее за городом. Пойдемте, я отвезу вас.
Алек летел домой в экипаже, который только что выиграл, — темно-синей коляске с позолотой и шестеркой белых лошадей. Алек стоял на облучке с вожжами в руках, а рядом восседал Дрэкс, оглушительно хохотал и продолжал глотать шампанское.
— Пружины на этой штуке получше, чем у меня.
Алек едва кивнул, почти не обращая внимания на своего пьяного партнера и думая лишь о возвращении на виллу. Он несся на бешеной скорости сквозь рассветный туман и все хотел заставить лошадей скакать быстрее, быстрее привезти его к Бекки. Только бы добраться до нее поскорее, тогда он схватит ее в объятия, высоко поднимет на руках, закружит в сумасшедшем танце и поцелует так, что она забудет все печали. Сейчас Алек не хотел ничего, только вложить ей в руку документы на Толбот-Холл.
Коляска летела на полной скорости, но когда обогнули последний угол, смех вдруг замер в горле у Драксингера. Алек почувствовал, как заледенели у него внутренности.
Было всего около шести часов утра, но улица перед виллой оказалась запружена соседями и сторонними зеваками, которые переговаривались с мрачными лицами. Несколько констеблей уговаривали толпу разойтись по домам. На улице стояло еще около полудюжины экипажей.
— О Господи, — пролепетал Дрэкс, покрываясь восковой бледностью.
Окна виллы были разбиты, дверь открыта нараспашку, на всех этажах горел свет. Из окон верхнего этажа вырывались столбы черного дыма, как будто только что потушили пожар. Онемев от страха, Алек остановил экипаж, спрыгнул на землю. Ноги отказывались его держать. «Этого не может быть». С возрастающим ужасом он бежал через толпу, на ходу улавливая обрывки приглушенных разговоров, от которых кровь стыла у него в жилах: «Внутри двое убитых мужчин».
Соседи, увидев Алека, замолчали.
— Сэр, в дом сейчас нельзя, — проговорил констебль, загораживая ему дорогу.
Алек с яростью отмахнулся от полицейского и закричал:
— Я здесь живу! Что случилось?
— Драксингер! — раздался вдруг перепуганный женский крик.
— Парфения? — растерянно пробормотал Дрэкс, пока к нему бежала дочь герцога. — Что вы здесь делаете? Что случилось?
— Офицер, разрешите им пройти, — приказала она полицейскому. — О, лорд Алек! Они забрали мисс Уорд!
Алек на секунду задержался на пороге, чтобы мельком оглядеть место событий.
Везде суетились констебли в поисках улик. Алек почувствовал запах обуглившегося ковра, заметил кровавый след на оголенном полу. Потом увидел графа Ливена и герцога Уэстленда. Оба сердитыми голосами отдавали отрывистые распоряжения. Но Алек не обратил на них внимания, его взгляд замер при виде хирурга, склонившегося над распростертым на земле телом.
«Форт… Нет!»
Алек с посеревшим лицом подошел к лежащему другу.
— Жив? — сдавленным голосом выговорил он.
— Едва-едва, — ответил врач, не отрывая глаз от своих рук. — Ему повезло. Они приняли его за мертвого. Поднимайте, — приказал он своим помощникам. — Мускулистые молодые медики положили бесчувственное тело на носилки и унесли.
У Алека все закружилось перед глазами. Вдруг он услышал слабый голос:
— Найт!
— Рашфорд! — Алек влетел в соседнюю комнату и бросился на колени перед диваном, на котором лежал его друг. Будущий маркиз тоже был окровавлен. Голова и рука перевязаны, глаз затек от огромного синяка. Доктор, который им занимался, как раз рылся в своем саквояже в поисках настойки опия.
Раш стиснул руку Алека. Его темные глаза были заполнены страхом и болью.
— Прости, Алек, — чуть слышно проговорил он сдавленным голосом и проглотил комок в горле. — Они забрали ее.
Мы пытались остановить их. Но их было много. Это… Ева. Она их привела.
Глаза Алека страшно сверкнули.
— Пойдемте, милорд. Мы должны отвезти вас в больницу. Рашфорда положили на носилки и унесли. Алек тем временем пытался осмыслить известие о предательстве Евы.
Комната кружилась у него перед глазами.
— Кто-нибудь, пошлите за моими братьями, — погасшим голосом приказал он. Видит Бог, вместе они превратят жизнь Куркова в ад. Ярость застилала ему глаза, он не сразу заметил, что кто-то трясет его за плечо.
— Алек! Ты меня слышишь?
Грудь Алека бешено вздымалась. Он повернулся к Драксингеру и непонимающе уставился ему в лицо. Парфения прильнул? к руке графа.
— Мы должны ее найти, — выкрикнул Алек, потом его голос упал до свистящего, болезненного шепота. — О Господи! Я не уберег ее! Дрэкс, не уберег! Я должен ее найти. — Алек не мог допустить мысли, что победил в турнире и выиграл для Бекки ее Толбот-Холл лишь затем, чтобы потерять саму Бекки.
— Алек, послушай меня! Тебе нельзя идти ее искать. Ты должен оставаться здесь, — с нажимом произнес Дрэкс. — Они свяжутся с тобой. Должны связаться.
Никогда еще Алеку не было так полезно хладнокровие друга. Твердость Драксингера в этот критический момент выдернула его из водоворота бездумной ярости.
— Почему? — с блуждающим взором спросил он.
— Парфения, скажите ему.
Усилием воли Алек заставил себя сосредоточиться и выслушать рассказ Парфении о миссии Нелюдова. Рассказала она и про обвинение в государственной измене, которое нависло над головой князя Куркова.
— Тогда вы правы, — прошептал Алек, когда леди Парфения закончила. — Она нужна Куркову живая. Бекки — его единственная разменная монета. «Слава Богу». — Он на мгновение прикрыл глаза, стараясь привести мысли в порядок, несмотря на стучащую в висках боль.
Если Ева привела сюда действительно казаков, то скоро Курков будет знать, что все это время именно он, Алек, укрывал Бекки, помогал ей, защищал ее, что именно он убил двух его людей. Как только князь это узнает, то возжелает его крови. Алек в этом не сомневался.
«Торговля. Обмен».
Да, решил Алек, сосредоточенно глядя перед собой. В голове его формировалась дикая мысль. Он предложит свою жизнь в обмен на освобождение Бекки. Он не задумываясь погибнет вместо нее. Так лучше, чем жить, зная, что не сумел уберечь ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100