Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Открытие турнира по висту происходило на открытом воздухе за городом, где было достаточно места, чтобы разместить массу карет и колясок с сотнями лошадей. Светило яркое послеполуденное солнце, подогревая и без того праздничное, как перед скачками или церковным праздником, настроение толпы. Для первого тура под огромным полосатым шатром с несколькими шпинями установили восемь больших столов.
Теперь, когда первый тур благополучно начался, дочь герцога вернулась к своим добровольным обязанностям — обеспечивать угощением благородную публику в компании с другими дамами-благотворительницами, расточавшими великолепные улыбки из-под полей огромных, усыпанных цветами шляп.
Под охраной Раша и Форта Бекки, которая держалась подальше от эпицентра торжеств, без конца вышагивала по траве, с тревогой ожидая результатов предприятия.
Чтобы не быть узнанной, она надела шляпу с большими полями и вуалью из голубого кружева, а дополнительным средством защиты ей служил зонтик от солнца.
Пока Алек и лорд Драксингер испытывали удачу в первом туре, Бекки пребывала в постоянном волнении, отдаваясь то ужасу, то надежде. Ей было ненавистно это состояние абсолютной беспомощности, но она понимала, что все теперь находится лишь в руках Алека. Для успеха их общего плана необходимо было в какой-то момент устранить Михаила, но сам Алек должен был только выиграть. Если, думала Бекки, а точнее, когда, поправляла она себя, он этого добьется, то не только окажется владельцем Толбот-Холла, но и выиграет для себя целое состояние, такое огромное, что она с трудом могла его представить.
Главный приз в триста двадцать тысяч фунтов был громадной, фантастической суммой. Победившая пара игроков разделит его между собой, получив по сто шестьдесят тысяч каждый, разумеется, за вычетом десяти процентов, которые пойдут на благотворительность. По окончании турнира счастливчиков будут чествовать на балу победителей.
Бекки знала, что до начала соревнования Алек очень нервничал. Он почти не спал предыдущую ночь, ходил по дорожкам, сидел в саду, курил бесконечные сигары, почти не дотронулся до завтрака, лишь выпил целый кофейник крепкого кофе.
Но когда подошло время отправляться на турнир, Алек изменился, в нем появилась напряженная сосредоточенность, а в глазах возник тот холодный яростный блеск, который Бекки заметила во время схватки с казаками.
Вышагивая по некошеной траве, Бекки не могла думать ни о чем другом. Ее настораживало решение Михаила использовать Толбот-Холл как часть ставки. Почему бы это? Возможно, размышляла Бекки, пусть это и выглядит невероятным, у Михаила просто не было десяти тысяч фунтов?
Резкий звук горна ворвался в ее мысли, он раздавался со стороны шатра. Бекки вопросительно посмотрела на Раша.
— Кончился первый тур, — объяснил тот.
Бекки приложила ладонь к сердцу, сжала пальцами ручку зонтика и с трепетом ждала результатов.
Вист имел репутацию очень респектабельной игры, и правила его были настолько просты, что даже новичок вроде Бекки был способен понять, как надо играть. Алек утверждал, что хорошая память дает в этой игре существенное преимущество.
В первом туре за каждым из восьми столов сидели по две постоянные пары участников. Партнеры сидели лицом друг к другу. Пары выбирались по жребию и менялись после каждой партии.
Используется полная колода. Выбирают сдающего. Он сдает каждому игроку по тринадцать карт картинками вниз.
Игра идет по часовой стрелке, начиная с первого игрока, слева от сдающего. Каждый игрок бросает одну карту. Остальные игроки должны класть карты той же масти. Когда каждый из четырех игроков сбросит по одной карте, это называется «взяткой». Таким образом, игра состоит из тринадцати взяток. Взятку выигрывает тот, кто кладет самую старшую карту козырной масти, а выигравшая пара получает очко.
По традиции на турнире козыри назначаются в заранее известном порядке: черви — для первой партии, бубны — для второй, пики — для третьей и трефы — для четвертой.
Однако в первом туре трефы играть не будут, потому что тур состоит лишь из трех партий. Партию выиграет тот, у кого к концу сдачи будет больше очков. Команда, выигравшая большую часть партий, переходит в следующий тур, где будет уже всего шестнадцать игроков за четырьмя столами.
Проигравшие участники, выбывшие после первого тура, должны были передать свои ставки церемониймейстеру и покинуть арену, пройдя сквозь украшенную гирляндами арку под бурные аплодисменты собравшихся, приветствующих их щедрый вклад в благотворительность. Такой турнир был очень быстрым способом потерять огромные суммы. У Бекки перехватило дыхание, когда она наблюдала, как выходили из шатра проигравшие. Толпа бешено аплодировала.
Алек не появился.
— Он выиграл! — прошептала она, когда из-под арки появился последний выбывший участник и добродушно приветствовал толпу взмахом руки.
— Дрэкс тоже остался, — пробормотал Форт.
— И Курков, — мрачно добавил Раш.
Бекки закусила губу и быстро отвернулась, когда вдоль края толпы прошли двое из казаков ее кузена. С позвякивающими на боку шпагами они прошли к лошадям. Друзья Алека заслонили девушку, потом все трое обменялись угрюмыми взглядами.
Тем временем оставшиеся шестнадцать участников в сосредоточенном молчании продолжали игру. Бекки казалось, что время остановилось, но прошло лишь полчаса, а горн уже возвестил об окончании второго тура.
Как и раньше, команды, выигравшие большую часть партий, переходили в следующий тур, где будет только восемь участников за двумя столами.
Третий тур был назначен на следующий вечер. Вне всяких сомнений, предстояла бурная ночь. Приглашались только джентльмены. Герцог Норфолк, хозяин расположенного неподалеку замка Арундел, куда Алек и Бекки как-то ездили в наемной коляске, пригласил участников к себе. Так что тур состоится в замке и продлится не менее чем до полуночи, потому что, в отличие от первых двух раундов, теперь участники будут играть в так называемый длинный вист, где каждая игра состоит из девяти партий.
И наконец, последний, четвертый, тур ежегодного брайтонского турнира по висту состоится в гостях у регента, на борту его роскошной королевской яхты, которая стояла на якоре в некотором отдалении от берега. В последнем туре будет лишь один стол, четыре игрока, две команды. Эта последняя стадия соревнования станет самой сложной и изматывающей, потому что победа в финальном туре будет объявлена лишь когда одна из команд получит превосходство над другой не менее чем в пять очков.
— Принц Уэльский, — с иронией пробормотал Раш, когда из шатра показалась фигура будущего короля, который протискивал свои королевские телеса под арку, изящно кланяясь своим верноподданным брайтонцам. Толпа приветствовала его восторженными криками, потому что, в отличие от всего остального королевства, в Брайтоне обожали своего августейшего патрона.
— А он вовсе не так уж плох, правда? — грустно улыбнулась Бекки, наблюдая, как его высочество наслаждается всеобщим ликованием.
Наконец принц удалился в сопровождении свиты, предоставляя остальным проигравшим воспользоваться своей долей почестей. Толпа, как и раньше, приветствовала щедрость проигравших богачей бурными аплодисментами.
Бекки остановившимся взглядом пересчитывала короткую очередь выходящих из шатра. Алека среди них не было.
— Он выиграл, — прошептала девушка с колотящимся от волнения сердцем. — Повезло.
— Я же говорил, он управится, — улыбаясь, проговорил Форт.
— Лорд Драксингер тоже остался, — отвечала Бекки.
— И Курков, — повторил Рашфорд, не сводя глаз с шатра.
Минут через пятнадцать оттуда показались Алек и Дрэкс. На вершине холма они заметили ожидавших их друзей и направились в ту сторону.
Алек издали послал Бекки ослепительную улыбку. Солнце золотило его белокурые волосы. Вокруг вились, мелькали бабочки.
— А вот и наши бездельники, — удовлетворенно пробормотал Раш. — Теперь от них совсем жизни не станет.
Алек подошел ближе и поднял руку, размахивая маленьким листком бумаги.
— Что он там показывает? — спросила Бекки.
— Билет на третий тур, — широко улыбаясь и восхищенно глядя на друга, протянул Форт.
Следующей ночью все огромное пространство большого зала в замке Арундел было залито светом тяжелых бронзовых канделябров.
С картин в золоченых рамах величественно взирали герцогские предки, кремовые стены под роскошным фризом были щедро орнаментированы гербами древнего семейства. Потолок над головой был отделан ромбовидными дубовыми панелями теплого, красноватого оттенка. Одну стену занимали глубокие ниши с арочными окнами, вторую украшал гигантский камин с белой полкой и огромным щитом с фамильным гербом.
Длинный зал легко вмещал в себя два игровых стола для третьего тура соревнований и несколько десятков зрителей.
Регент приехал ненадолго и вскоре уехал. Тем временем остальные джентльмены утоляли голод горой сандвичей, но поздний час и неумеренное количество выпитого спиртного возбудили их до неприличного, на взгляд Алека, состояния.
Джентльмены в основном были заняты шумным заключением пари друг с другом относительно того, какая из команд выиграет за каждым из двух столов. Алек даже вынужден был попросить аудиторию соблюдать тишину, хотя шум больше отвлекал его трижды проклятого партнера, чем его самого.
Ни один человек во всем огромном зале так не жаждал победы, как он, Алек. Он уже решил, что не покинет замок побежденным.
Борясь с выматывающей усталостью, он всеми силами старался сохранить ясность мысли, удерживая в голове карты каждого из играющих. Удача ему сопутствовала.
Алек умел ценить юмор, а потому почувствовал иронию ситуации, обнаружив, что его партнером в третьем туре по жребию оказался князь Курков. Богиня удачи любила такие шутки.
Истинной целью Алека была победа над князем, сам князь тоже с удовольствием уничтожил бы своего партнера, знай он, что тот покровительствует его племяннице и что именно этот человек убил двух его лучших воинов, однако сейчас оба были вынуждены действовать заодно, стремясь набрать девять очков раньше своих противников.
За соседним столом лорд Драксингер был не больше Алека доволен своим партнером, беспутным и безобразным полковником Толлантом. Пятидесятилетний Толлант, тощий и высохший, носил на одном глазу повязку, а щеку под ней украшал глубокий шрам, полученный предположительно в кавалерийской атаке, хотя Алек легко мог бы поверить, что сабельный удар настиг полковника, когда тот занимался грабежом на большой дороге.
Единственный раз, когда Алеку пришлось беседовать с полковником, тот утомил его до изнеможения своими россказнями о том, как он лично перебил всех тигров Индии. Вместе с детенышами. Алек чуть было не спросил: «В чем, дьявол побери, все эти тигры перед вами провинились?»
В любом случае Дрэкс и полковник опережали заслуженного члена парламента и старшего сына угольного магната из Бирмингема, который выглядел очень щеголевато, когда обозревал в монокль свои карты. Дрэкс, со своей стороны, был в шляпе, которая всегда приносила ему удачу, а широкие поля помогали скрыть выражение лица.
Между сдачами Алек поднял голову, потянулся и заметил графа Ливена. Он хотел поприветствовать русского посла, но увидел, что тот поглощен запиской, которую ему только что подал слуга. Алек напряженно следил, как граф сложил полученный листок и сунул его в карман, не замечая, что за ним наблюдают. Потом граф встал и быстро покинул зал, поблагодарив по дороге хозяина за гостеприимство.
Ливен не вернулся.
Куранты пробили два часа ночи, когда тур наконец закончился. Дрэкс и полковник за соседним столом потребовали лавров победителей, а через десять минут Алек и Михаил тоже добились триумфа. С бьющимся сердцем и усталой улыбкой после шести часов напряженных усилий Алек поднялся из-за стола и пожал руки проигравшим. Мышцы ныли от долгого сидения.
Толлант был возбужден, словно чувствовал запах крови. Курков вынул портсигар и раскурил сигару.
— Неплохая игра, Атекс, — пророкотал он, хлопнув Алека по спине. Темная бородка скрыла удовлетворенную улыбку. — Удачи в четвертом туре, — добавил он с жестким блеском в серых глазах. — Разумеется, если придется, я с вами расправлюсь.
— Отвечу вам тем же, ваше сиятельство, — бархатным голосом отвечал ему Алек, причем более искренне, чем мог вообразить его собеседник.
— Знаешь, что я тебе скажу, Михаил? — спросила Ева, с циничной усмешкой разглядывая своего крупного, жестокого зверя. — Ты первый русский, с которым я переспала. Чудесно, правда?
Князь только хмыкнул в ответ.
Приближался рассвет, но за стенами светло-желтого летнего дома леди Кампьон воздух был еще серым и бесцветным. Далеко на горизонте из воды показалась узкая светящаяся полоса. Оба видели ее из открытого окна спальни, прямо из-под полога кровати, где эти двое провели ночь в неустанной борьбе за первенство, чуть не разорвав друг друга в клочья в попытке выяснить, кто будет хозяином в этом союзе.
Странно было встретить мужчину, способного не только брать, но и отдавать. В конце концов, к крайнему удивлению Евы, Михаил победил. Все ее тело было покрыто следами зубов и ссадинами, в целом она чувствовала себя так, словно ее изнасиловал огромный злой волк из басен и сказок. Невероятно, но, как видно, она укрощена. Ее русский зверь не был похож ни на одного из ее прежних любовников. Мужчина, которым невозможно управлять. Который способ заставить ее подчиняться. Поставить на место. Она могла беситься под его властью, но знала, что только это ей и нужно.
Короче говоря, баронесса решила удержать его. Она слишком долго была одна, играла в опасные игры и охотилась за наслаждением. В первый раз в жизни ее охватил страх, который столько лет она умела подавлять, страх кончить свои дни безобразной, одинокой старухой.
Но теперь она нашла себе совершенного партнера.
Все, что ей требуется, это отговорить Михаила от дурацкого плана жениться на Парфении Уэстленд и самой сделаться невестой. Она устала быть только любовницей. Теперь она хочет стать женой. И кстати, очень заманчиво будет получить титул княгини. Это станет отличным украшением в венке ее мужчин, куда она уже добавила князя Михаила. Кроме всего прочего, она хочет внушить этому великану любовь еще и по другой причине. Если она привяжет Михаила к себе, то сумеет заставить этого беспощадного человека отомстить своему обидчику, жалкому жиголо, за то, что тот посмел угрожать ей. Какая наглость после всего, что она для него сделала! Спасла его мерзкую, бессмысленную жизнь, а в ответ Алек Найт оскорбил ее. Ну что же, рано или поздно он узнает, что ад мстит бесстрастно.
Когда Алек швырнул ее к стене, стал угрожать, его взгляд сказал Еве, как сильно он ее ненавидит. Она поняла, что после всего, что она ему, забавляясь, сделала, у нее теперь есть основательные причины страшиться этого человека.
Но скоро у нее будет Михаил, он сумеет ее защитить, и тогда она сможет поступать, как пожелает. О да, она сполна расплатится с этим смазливым ублюдком и с той молодой красоткой, которая сейчас греет его постель.
Внезапно в дверь отрывисто постучали. Оттолкнув женщину, Михаил резко поднялся. У Евы сузились глаза от столь пренебрежительного обращения.
Князь натянул штаны и прошел к двери, открыл ее. Ева слышала разговор, но не понимала ни слова из гортанного обмена репликами со старшиной казачьего отряда из шести человек, который расположился на ночь вокруг ее дома.
Повернувшись на бок, Ева положила лицо на ладонь и сердито смотрела в спину князю.
Михаил захлопнул дверь и пошел к кровати. Лицо его было еще более бесстрастным, чем прежде, однако Ева почувствовала, что князем владеет беспокойство и возбуждение. За несколько дней знакомства она уже научилась различать это его особо мрачное настроение, скрытое под маской привычного безразличия. Этот тайный жар завораживал баронессу.
— Михаил, что случилось?
— Ничего, — резко бросил он, опускаясь на край кровати, но потом повернулся к Еве и с улыбкой положил руку на ее обнаженное бедро.
Она села на кровати и заглянула в его стальные глаза. Еве показалось, что она видит, как в их глубине шевелятся темные мысли. — Что тебя беспокоит? Расскажи своей Еве. Может быть, я смогу помочь.
— Помочь мне?
— Да, — отвечала баронесса, задрав подбородок. — Не надо меня недооценивать, дорогой.
Михаил обдумал ее слова и посмотрел на баронессу внимательнее.
В душе он не мог не удивляться тому, что ему довелось встретить эту волчицу. Если леди Парфения была льдом, то Ева Кампьон — всепожирающим пламенем. Она оказалась самой притягательной женщиной из всех, каких он когда-либо видел. И если для нее существовал хоть один запрет, князь этого до сих пор не обнаружил. Михаил вступил в эту связь, просто чтобы рассеяться, отвлечься мыслями от своей пропавшей кузины и от того настораживающего факта, что он уже несколько недель не получал из России известий от своих товарищей-заговорщиков.
Но сейчас, сажая эту женщину себе на колени, Михаил уже сознавал, что нашел возможного союзника. В отличие от большинства людей эта хитроумная блудница понимала его. С несвойственной ему нежностью он собственническим жестом зарылся пальцами в густые короткие локоны темных волос, которые он раньше так основательно взлохматил. Михаил чувствовал, он владеет ею, каждым дюймом этого роскошного тела.
Ева прикрыла глаза, наслаждаясь неожиданным прикосновением. Ее охотная покорность радовала Михаила, ведь этой покорности нелегко было добиться.
— Михаил, расскажи, что тебя тревожит, — промурлыкала Ева. — Я лишь хочу помочь тебе.
В глазах князя мелькнуло нечто, похожее на благодарность, а чресла налились тяжестью нового желания. Он по-прежнему не доверял этой шлюхе, но сейчас по крайней мере был уверен, что может управлять ею.
— Рассказать? — прошептал он скорее себе, чем ей.
— Расскажи. — Ева приоткрыла глаза и заглянула ему в лицо. — Позволь доказать, что я достойна тебя.
Михаил с осторожностью обдумывал ее слова. Возможно, она действительно окажется полезной. Видит Бог, пока ничего не получилось. В поисках девчонки его люди шныряли по Лондону и Брайтону. Другие стерегли основные дороги в Йоркшир, круглые сутки наблюдали за домом Уэстленда, но нигде не было и следа Ребекки Уорд. Михаил поневоле предположил, что кто-то ее прячет. Возможно, эта необычная, ловкая женщина преуспеет там, где не справились его люди.
— Возможно, ты и правда можешь кое-что для меня сделать.
— Только скажи, — прошептала женщина, оседлала его бедра и обхватила шею руками.
— Когда умер мой дед, я, по его завещанию, стал опекуном своей кузины, сироты примерно двадцати лет. И что же? Глупая малышка воспротивилась моей власти. Пока я не появился, ей было позволено делать все, что она пожелает. Когда же я попытался ввести хоть какую-то дисциплину, она впала в неистовство и сбежала. — Михаил ссадил Еву со своих колен, поднялся и пошел загасить окурок своей сигары. — Я не знаю, где она, у кого, — продолжал князь. Ева наблюдала за каждым его движением. — Подозреваю, что она могла совсем сгинуть. Когда она покинула дом, у нее почти не было денег, а молодость и красота сделают ее легкой добычей любого негодяя.
— Лично мне дела нет, что сталось с Ребеккой, — солгал он. — У этой девчонки мерзкая привычка рассказывать обо мне гнусные небылицы.
— Вот как? — промурлыкала Ева.
— Именно так. Небылицы самого шокирующего и опасного свойства. Если не заставить ее молчать, такие разговоры могут весьма мне повредить. К несчастью, мои люди до сего дня не преуспели в ее поисках. Последний раз ее видели в Лондоне несколько недель назад. С тех пор она просто исчезла.
— Может быть, погибла?
— Нет. В Лондоне у меня есть человек, который просматривает списки умерших. Пока — ничего.
— Ты связывался с ее друзьями?
. — Насколько мне известному нее никого нет. Она не знакома ни с кем за пределами своей деревни. Я думаю, используя имя Толботов, она могла обратиться за помощью к кому-нибудь из старых друзей моего деда.
— К кому-нибудь из общества? — Ева была заинтригована.
— Да, к кому угодно. И теперь рассказывает обо мне всякие мерзости. Сам я ограничен в возможностях наводить справки из-за… — Михаил поискал наиболее деликатное выражение. — …из-за ситуации с леди Парфенией.
— Правильно, — отозвалась Ева, накинула красный шелковый халат, завязала его и подошла к Михаилу. — Возможно, я помогу тебе разыскать эту девушку. — Она склонила голову набок и разглядывала мужчину черными глазами, в которых отчетливо поблескивали порочные огоньки. — Как она выглядит?
— Ну, как я уже говорил, ей около двадцати лет. Примерно вот такого роста. — Он поднял руку на уровень груди. — Хорошая фигура. Смазливое личико. Волнистые черные волосы до талии и синие глаза.
— Надо же, судя по твоим словам, она просто красотка. — Ева состроила кислую мину, потом бросила на князя скептический взгляд. — Михаил, ты уверен, что она убежала только… из-за твоей дисциплины?
— Что ты имеешь в виду? — резко спросил князь, вздергивая подбородок.
Ева посмотрела на него, как кошка на сметану.
— О, ничего. Итак, как же зовут эту восхитительную малышку? — Она повернулась загасить свечу, потому что комнату уже заливал свет восходящего солнца.
— Ребекка. Ребекка Уорд. Обычно ее зовут Бекки. На мгновение Ева застыла на месте.
— А у нее… нет других имен, которыми ее называют? Михаил покачал головой:
— Насколько мне известно, нет.
— Ага…
— Ты сможешь расспросить о ней в обществе? Но очень аккуратно. Тут главное — осторожность, любимая, — последнее слово он добавил по-русски.
— Ну разумеется. Однако я подозреваю, что могу представить ее твоим глазам, как фокусник вынимает из шляпы кролика, — воскликнула Ева со зловещей ухмылкой. — Но прежде чем я соглашусь тебе помочь, позволь мне поставить одно условие.
— Что же, меня это не удивляет, — пробормотал Михаил, не в силах сдержать улыбку. Как его завораживала эта коварная женщина, такая бесстыдная и прекрасная, а ведь сейчас ему следовало бы возмутиться. — И какое же условие я должен выполнить, баронесса?
Ева обняла его за шею и, сверкая огненными глазами, улыбнулась.
— Если я разыщу для вас эту девчонку, вы должны забыть Парфению Уэстленд и жениться на мне!
Он положил ее руку себе на член.
— Найди ее, и я дам тебе снова его попробовать.
— Посмотрим.
Они обменялись хищными улыбками, потом Михаил отвернулся и стал одеваться.
— Я ухожу, — сообщил он. — Перед финальным туром мне надо поспать. Одна очень темпераментная волшебница не давала мне спать всю ночь.
В голове Евы уже кружились сладкие мысли. Она сложила руки на груди, кивнула на прощание, князь вышел из ее покоев и твердой походкой военного человека отправился домой во главе своей маленькой армии.
«Восхитительно!» — думала баронесса в злобном предвкушении мести, радуясь этой нежданной милости фортуны. Похоже, она может поймать сразу двух зайцев — отомстить Алеку и продемонстрировать преданность Михаилу, доказав ему, какая прекрасная они пара.
«Ода, — размышляла она, изгибая в хищной улыбке безупречные губы, — очень скоро я пожну лавры этой победы».
Сам Алек тоже будет присутствовать на финальном раунде турнира, девчонка окажется беззащитна.
Итак, сегодня ночью.
Алек и Бекки молча стояли на берегу и смотрели на море. Бекки знала: через несколько минут ему надо идти. Для визита на яхту регента Алек надел официальный черно-белый костюм — фрак и шелковую рубашку. Сама Бекки, желая показать уверенность, что у них будет повод для праздника, когда возлюбленный вернется, надела вечернее платье бледно-зеленого шелка, являя собою картину элегантной простоты.
Ярдах в двадцати от них стоял лорд Драксингер. Он поджидал Алека, чтобы вместе отправиться на финальный раунд турнира по висту, и нервно швырял в море мелкие камешки. Раш и Форт деликатно держались поодаль, почти у самой стены сада, и ждали, пока можно будет доставить Бекки обратно на виллу. Они снова должны были ее охранять, пока Алек и Дрэкс будут сражаться на турнире.
Всего четверть часа назад записки Бекки были доставлены леди Парфении. Их засунули в маленькую коробку из лавки местной модистки. Дочь герцога сразу получит отправление, и, если все пойдет по плану, Уэстленд прочтет свидетельство Бекки, пока сам князь играет в вист на яхте регента — отрезанный от своих казаков, лишенный возможности скрыться. В своем послании Бекки советовала его светлости поставить в известность местные власти, чтобы их люди ждали в доке и арестовали князя, как только тот покинет яхту регента и ступит на землю.
Девушка была уверена, что так все и случится, но у Алека были сомнения.
Дрэкс в отдалении взмахнул рукой и указал на карманные часы.
Алек жестом успокоил его.
— Надо идти, — пробормотал он.
Она подняла руку и коснулась его лица.
— Алек, я хочу, чтобы ты знал: чем бы ни закончилась нынешняя ночь, это никак не повлияет на мои чувства к тебе.
— Э-э-э… да. И вот еще что… — Он придвинулся ближе, обнял ее и прижал губы ко лбу Бекки. — Раз мы обещали не иметь тайн друг от друга, я, наверное, должен тебе рассказать.
Она слегка откинула голову и настороженно заглянула в синие глаза возлюбленного.
— О чем, дорогой? — спросила Бекки и с растущей тревогой отметила, как беспокойно он выглядит.
— Бекки! — Алек набрал в грудь воздуха. — Существует маленькая, но реальная вероятность, что я не вернусь.
Девушка нахмурилась.
— Как? Что ты имеешь в виду?
— Если я проиграю сегодняшний тур, — медленно проговорил Алек, во взгляде его появилось ожесточение, — то я убью Куркова прямо на яхте.
Бекки широко распахнула глаза.
— Алек!
— Это самый простой путь. У него не будет под рукой казаков, чтобы защитить его.
— Нет! — Бекки в ужасе отстранилась от Алека. — Нет, Алек, нет, нельзя! Регента всегда окружают солдаты и телохранители. Тебя арестуют. Могут даже убить!
— Бекки, если твой кузен сегодня выиграет, его уже нельзя будет остановить, а мы ничего не получим. Если я не смогу отыграть твой дом, то по крайней мере раз и навсегда сумею избавить тебя от опасности. Если Курков умрет, казаки больше не станут охотиться за тобой. Без его приказов они будут думать только о том, как бы скорее вернуться в Россию.
Бекки в отчаянии мотала головой:
— Алек, это сумасшествие! Нет! Не хочу даже слышать об этом! Если тебя не убьют на месте, то отправят на виселицу.
— Я не могу бросить это дело на полпути. Неужели ты до сих пор не поняла?! — воскликнул он. — Я дал тебе слово, что добьюсь этого. Любой ценой! И я его сдержу. Я должен, Бекки, понимаешь, должен! — Он протянул к ней руки. — Попробуй меня понять.
Бекки отстранилась. Ее лицо стало бледным как полотно.
— Какое это имеет значение, если я тебя потеряю? — закричала она. — Алек, пожалуйста, не уходи от меня из-за такого безумия!
— О Господи, Бекки! — сердито воскликнул Алек, отвернулся и взволнованно провел по волосам. — Никуда я от тебя не ухожу, — напряженным тоном проговорил он.
— Не уходишь? — Она протянула руку, просительным жестом прикоснулась к нему, желая заставить его снова на нее посмотреть. — Алек, обещаю, я не перестану любить тебя, если сегодня ты проиграешь. На самом деле ты ведь этого боишься, правда? Ты слышал, что я сейчас сказала? Что бы ни случилось сегодня ночью, это не изменит моего отношения к тебе. Разве это не важнее всех домов и всех денег, вместе взятых?
Алек искоса посмотрел на Бекки.
— Нет, Бекки, твоя безопасность важнее. Так или иначе, но к утру кошмар, который тебе пришлось пережить, будет окончен. — Он ласково дотронулся до ее лица. — Если мне придется убить его, пусть так и будет. Ты окажешься в безопасности, а для меня это важнее всего на свете. .
Она не произнесла ни слова. Рушился ее мир.
— Я уже отдал распоряжения на случай, если произойдет самое худшее. Если я не вернусь, ты выйдешь замуж либо за Рашфорда, либо за Форта.
— Что?!
— Сама выберешь. И не спорь. Бекки, ты ведь можешь быть уже беременна. Я не желаю, чтобы ты осталась с ребенком на руках и не замужем. И не хочу, чтобы мой ребенок вырос без отца. Я уже все это обсудил с друзьями. Любой из них о тебе позаботится. Они оба дали мне слово, что если у тебя будет ребенок, они вырастят его как своего собственного. Я не желаю, чтобы моего ребенка растили так, как меня, или чтобы все на свете знали, что он незаконнорожденный.
Бекки потрясенно смотрела на Алека, абсолютно сраженная тем, что он предлагал. Как может он так спокойно говорить о собственной смерти? О том, что они могут никогда больше друг друга не увидеть? О рождении сына или дочери, которые никогда не будут знать имени своего настоящего отца?
Она попыталась собраться с духом и еще раз попробовать переубедить Алека:
— Алек, пожалуйста! Ты не должен этого делать! Нельзя даже говорить об этом. Откажись от такой мысли! Ты мне нужен живым.
— Я делаю это добровольно, — заявил Алек и стиснул челюсти, стараясь успокоиться. Он нежно взял в ладони ее лицо и поцеловал в лоб. — Ты должна доверять мне, моя сладкая девочка. Поверь и сейчас, я сумею позаботиться о тебе. Все к лучшему. Другого выхода нет.
— Разумеется, есть! Михаила арестуют, когда он спустится с яхты.
Алек сердито отстранился и выпустил Бекки из объятий.
— Ты так веришь в Уэстленда? Во-первых, он политик до мозга костей. Во-вторых, Курков уже обводил его вокруг пальца.
— Но когда он прочитает мои записки, он поймет…
— А что, если он не поверит? Сейчас не время проявлять наивность. Что, если он начнет бесконечное бюрократическое разбирательство? Тебя могут убить, пока мы будем дожидаться справедливости. Я устал день за днем бояться за тебя! А что, если Уэстленд вообще не обратит внимания на твое свидетельство? Сунет его под сукно? Если решит защитить своего нового протеже? В конце концов, в этом деле твое слово против слова Куркова. Это для меня ты — богиня, но за пределами нашего круга захочет ли кто-нибудь поверить девушке из Йоркшира, когда она обвиняет героя войны, князя, выдающегося вига, близкого друга царя?
— О Господи! — Бекки отступила на шаг от Алека и в ужасе прикрыла ладонью рот. — Ты всегда знал, что так получится, ведь правда? Только не хотел мне говорить.
Алек смотрел на нее, не отводя взгляда.
— Только не начни меня ненавидеть, — прошептал он. — Я просто хочу быть достойным тебя.
Бекки видела, что ей до него не достучаться. Дрожа всем телом, она опустила руки.
— Иди. Делай что должен, — с горечью проговорила она. На глазах ее блестели слезы. — Но если ты его убьешь, Алек, если ты сегодня поставишь на карту свою жизнь, нашу жизнь, то знай, ты делаешь это ради себя, а не ради меня. Я этого не хочу. Я хочу одного — любить тебя.
Алек заморгал, опустил взгляд и медленно покачал головой.
— Я поклялся честью, что стану тебя защищать, и делаю это сегодня. А теперь поцелуй меня на прощание.
— Нет! — Бекки сделала шаг назад. — Ты не уйдешь, пока мы не разберемся.
— О, Бекки! — Он бросил на нее последний, пламенный взгляд, словно пытаясь навсегда сохранить в памяти ее образ. Его узкое лицо напряглось, в глазах горел яростный синий свет. Не говоря больше ни слова, он отступил, развернулся и пошел прочь.
— Алек!
Он не остановился.
— Вы знали! — закричала она, поворачивая к друзьям Алека залитое слезами лицо. — Вы знали и позволили ему уйти?
— Его невозможно было отговорить, — сквозь зубы процедил Форт с бледным и напряженным лицом.
— На его месте каждый из нас сделал бы то же самое, — констатировал Раш.
— Вы все сумасшедшие! Он погибнет! Неужели вам нет до этого дела?
— Он ведь может выиграть, Бекки. Позвольте ему делать то, к чему его призывает долг.
— Нет! — Бекки начала вырываться. — Алек! — кричала она ему вслед. — Не делай этого! Прошу тебя! Вернись ко мне!
От этих жалобных криков на глазах друзей Алека выступили слезы, но ни один не ослабил хватку.
— Пойдемте в дом, Бекки. Пусть идет. Отпустите его.
— Никогда. Никогда я его не отпущу. — Она высвободила руки и, рыдая, бросилась в дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100