Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Алек, раздраженный и недовольный, явился только в четыре часа утра. Ему удалось получить последнее место за столом на турнире по висту, но он не мог не хмуриться. Теперь у него был только один путь — выигрывать. Победить всех самых лучших игроков королевства. Если он проиграет, не только Бекки никогда больше не увидит своего Толбот-Холла, но и сам он станет бездомным.
Выложив пять тысяч фунтов, которые уже выиграл, он был вынужден собрать вторую половину суммы, продав все, что еще оставалось у него ценного, — любимое свое холостяцкое жилище в «Олторпе», последнюю мебель, включая знаменитую кровать.
Да ладно, где пенни — там фунт.
Задним умом он теперь понимал, что мог сразу продать квартиру, чтобы выкупить Толбот-Холл у Куркова, но раньше, до того как они стали жить вместе с Бекки в Брайтоне, подобная жертва показалась бы ему чрезмерной. «Эгоистичный негодяй!» — со вздохом подумал о себе Алек. Теперь он действительно готов жениться, потому что жертвовать всем ради нее стало его второй натурой, несмотря даже на то что он сам в последнее время вышел из милости у той, которой все эти милости предназначены.
Продолжая размышлять над страстными взглядами, которыми, как он заметил, обменялись леди Кампьон и князь Курков, Алек вошел в дом в самом мрачном расположении духа. Ему пришло в голову, что он бросил Дрэкса и Форта на балу у графини Ливен, опять не сказав им ни единого слова. Вдруг откуда-то сверху послышались раскаты басовитого смеха.
Алек остановился, нахмурился, решил идти на звук и обнаружил его источник в столовой первого этажа. Войдя в дверь, он увидел, что Бекки и Рашфорд уютно сидят за столом, пьют кофе, болтают как старые друзья и едят пудинг. Его пудинг.
— Смотрите, кто к нам пришел! — воскликнул Рашфорд довольно самоуверенным и даже обвиняющим тоном. При этом негодяй откинулся на спинку кресла во главе стола. Его кресла.
— Именно это я и хотел сказать, — пробормотал Алек, глядя в упор на Рашфорда.
— Ты развел вокруг себя столько тайн!
— А я-то считал, что ты лечишься от злоупотребления спиртным, — настороженно отозвался Алек.
— Дружище, ты должен кое-что объяснить, — парировал Рашфорд.
Бекки промокнула губы салфеткой и смущенно перевела взгляд с гостя на Алека.
— Не хочешь попробовать пудинга? — спросила она, похоже, надеясь, что это предотвратит драку.
— Да-да, — пророкотал Рашфорд. — Мы тебе оставили. Хотя это было и нелегко. Мисс Уорд обладает очень большим кулинарным талантом.
И его богатый, красивый, титулованный приятель улыбнулся Бекки заговорщицкой улыбкой. Алек вспыхнул от ревности и ущемленного чувства собственника.
— Безусловно.
Он осторожно приблизился к столу.
— Кто бы знал, что стряпня — такое увлекательное занятие? — с понимающей улыбкой поддел его Раш.
Вот скотина!
Бекки опустила взгляд, пытаясь скрыть слегка виноватую улыбку.
Алек рассвирепел. Как смеют эти двое над ним насмехаться? Он потянулся к Бекки, наклонился и хотел поцеловать свою леди собственническим поцелуем, однако она отвернулась, и Алеку достался лишь уголок губ. Бросив на Алека сердитый взгляд, она холодно спросила:
— И где же ты был? Бал давным-давно кончился.
Алек выпрямился. Он вдруг догадался о причине такого прохладного приема. Взгляд на стенные часы сказал ему, что уже половина пятого. Дьявольщина! Можно себе представить, что она думала все это время.
Уже так поздно, а Бекки все еще не получила ответа о леди Кампьон. Ничего не зная наверняка, она могла предположить самое худшее. Но если его драгоценная Бекки могла заподозрить, что он в столь позднее время находится в компании другой дамы, то как далеко она сама могла зайти в своем флирте с Рашфордом, известным похитителем любовниц?
— Ник, старина, можно тебя на минуту? — ледяным тоном обратился он к Рашфорду.
— Разумеется. — Рашфорд бросил виноватый взгляд на хозяйку. — Мисс Уорд, вы позволите? — обратился он к Бекки, демонстрируя ей безупречность своих манер.
«Какие перемены с их первой встречи на ступенях дома Драксингера», — подумал Алек, тем не менее сознавая, что его друг, если захочет, может оказаться грозным соперником. Бекки отпустила будущего маркиза величественным кивком. Рашфорд поднялся, поклонился ей перед тем, как выйти из комнаты, а Алек все топтался у кресла Бекки. Он махнул Рашу, чтобы тот шел вперед в гостиную по ту сторону коридора.
Когда Раш вышел, Алек, все еще сердясь, протянул руку, оторвал влажный кусочек пудинга, сунул его себе в рот, и все это не отпуская взгляда Бекки.
Она смотрела, сузив глаза. Затем, без единого слова, Алек удалился и прошел в гостиную.
— Руки прочь, Рашфорд. Она моя.
Раш задрал свои густые черные брови и, мотая головой, расхохотался.
— Не будь ослом, Алек. Я не собираюсь отнимать у тебя твою даму. Успокойся.
— Она будет моей женой.
— Только если ты расскажешь ей про Еву, — в лоб заявил ему Рашфорд.
У Алека окаменело лицо.
— Что ты ей рассказал?
— Ничего. Разумеется, я соблюдал лояльность. Видит Бог, девушка всю ночь пыталась выманить у меня эту историю, но я не собираюсь вмешиваться в такие дела. Хотя о вас двоих она все мне рассказала, — добавил он.
Алек уперся кулаками себе в бока.
— Рассказала?
— Я умею быть очень внимательным слушателем.
— Когда пытаешься затащить женщину в постель.
— Но не на этот раз. Конечно, если она тебе не нужна… Тогда это другой разговор.
— Нужна.
Раш вопросительно приподнял брови.
— Тогда тебе надо попробовать ей рассказать, потому что она не уверена в твоих чувствах к ней.
Алек отвернулся и зашагал по комнате, упрямо стиснув челюсти. Он и сам знает, что чувствует Бекки. При чем здесь Раш?
— Да что с тобой? — продолжал настойчивые расспросы гость. — Господи, ты помолвлен, скоро женишься! Как мог ты скрывать такое от нас, своих друзей? По крайней мере мы были друзьями. Я видел, ты что-то задумал. Но… Проклятие! Не невесту же!
— Я не мог вам рассказать.
— Почему?
— Потому что Бекки в опасности, — выкрикнул он, устав нести это бремя в одиночку. — Рашфорд, кое-кто пытается убить эту девушку. Она об этом рассказывала?
— Нет, — отвечал Раш, удивленно мотая головой.
— Положение очень серьезное. Я прятал ее здесь, в нашем доме, чтобы она была в безопасности. Кстати, именно поэтому она оказалась в ту ночь на ступенях дома Дрэкса, — объяснил Алек. — Она никакая не шлюха, просто она бежала, попала в бурю. Ей некуда было пойти.
Раш сделал шаг к Алеку и злобным тоном спросил:
— Кто мог причинить зло такому ангельскому созданию? Алек покачал головой.
— Я не говорил вам и сейчас еще не знаю, можно ли говорить, потому что не могу рисковать. Вдруг кто-нибудь из вас проявит неосторожность… Ведь от этого зависит ее жизнь.
— Так вот почему ты так странно себя вел.
Алек пожал плечами. Ему не казалось, что он вел себя так уж странно.
— Если это все правда, Алек, мы тебе тем более нужны. И я, и Дрэкс, и Форт. Надо бы тебе уже знать, что ты можешь на нас рассчитывать.
Алек смотрел на него во все глаза.
— Могу рассчитывать?
— А как же. И ради себя, и ради нее. Если эта милая леди в опасности, ты должен позволить нам помочь тебе защитить ее.
— Ты не должен никому о ней говорить.
— Ну разумеется.
— Отлично, — уже спокойнее отозвался Алек. — Неплохо, если меня кто-нибудь подстрахует.
— Все что угодно! — И Раш хлопнул его по раненой руке.
— Приходи завтра до полудня с Фортом и Дрэксом. Я все объясню.
— Договорились. Я пошел. Наверняка вам не терпится остаться наедине. Кстати, должен тебя предупредить. Сейчас она на тебя очень зла. На твоем месте я бы поостерегся. Расскажи ей про Еву, Алек. Она не Лиззи Карлайл. Эта девушка выдержит.
Алек нахмурился. Ему не надо советовать, как обращаться с Бекки, но Раш ни за что не промолчит, всегда выскажет все в лицо.
— Не оттолкни ее, как оттолкнул всех остальных. Говорю тебе это как друг. Эта девушка — самое лучшее, что случилось с тобой в жизни.
— Я знаю, — чуть слышно произнес Алек.
— Как бы ты ни поступил, не отпускай ее, — добавил Раш и странно заморгал обычно такими лукавыми глазами. — У малютки норов, как у скаковой лошади. Ты уж мне поверь.
Алек невесело улыбнулся, и Рашфорд ушел.
Стряхнув с плеч черный фрак, Алек снова направился в столовую к Бекки, но тут она сама появилась в гостиной. Он жадно следил за ней глазами. Бекки прошла мимо, налила себе шерри. Как грациозно она двигалась! Как чудесно выглядела в вечернем платье с низким вырезом. Алый шелк соблазнительно облегал все изгибы прекрасного тела.
— Значит, лорд Рашфорд ушел?
— Не расстраивайся, cherie, он завтра вернется, — с мягкой иронией отвечал Алек, швыряя фрак на соседний стул. — Хотя думаю, пудинга ему уже не останется. — И он шагнул к Бекки, обжигая ее голодным взглядом. — Ни крошки.
Бекки выцедила шерри маленькими глотками. Накопленное за дни ссоры желание, подавленное и нереализованное, звенело в воздухе, как натянутая между ними струна. •
— Красивое платье, — промурлыкал Алек, окидывая ее взглядом со спины. — По какому случаю?
Бекки обернулась и с упреком сказала:
— Я надеялась, мы будем праздновать возвращение Холла. Итак, что произошло?
— Все в свое время, моя дорогая. Сначала рассказывай ты. Ты надела этот изысканный наряд для меня или для Рашфорда?
Бекки фыркнула.
— Я была уже в пеньюаре, когда обнаружила, что кто-то шныряет вокруг виллы. Это платье первое попалось мне под руку в гардеробе. К тому же я могу надеть его сама, без горничной. Она уже спала.
— Значит, Рашфорд видел тебя в пеньюаре? — Стараясь сдержаться, Алек стиснул челюсти. — Разве ты не знаешь, что он один из самых известных распутников в обществе?
— Известнее вас, лорд Алек? — невинным тоном спросила Бекки.
У Алека сузились от гнева глаза.
Охваченные волной враждебности и неудовлетворенного желания, они кружили по комнате, как боксеры на ринге.
— Почему ты пришел так поздно? — потребовала ответа Бекки. — Скажи, где ты был? Или я не вправе и этого знать и должна довольствоваться твоим словом? Я с ума сходила от беспокойства!
— От беспокойства? Или опять от ревности?
— Это ты ревнуешь! Где ты был? Что у тебя произошло с Михаилом?
— А что у тебя произошло с Рашфордом?
— Не говори глупостей! Он искал тебя. Я позволила ему составить мне компанию.
— И больше ничего не позволила? — подозрительно спросил Алек и, когда она отвернулась, обнял ее сзади за талию.
— Какой ты дурак!
— Ты думаешь, эта твоя игра очень меня веселит? — прошептал он на ухо Бекки и притянул ее к себе, крепко обхватив руками. — Так и возникают дуэли, cherie.
Алек почувствовал, как она задрожала.
— Оставь меня в покое, чудовище. — Она толкнула его локтем в грудь, но Алек ее не выпустил. Само сопротивление Бекки выглядело не очень убедительно. — Я понятия не имею, где ты был все это время. И с кем. Эта ужасная женщина тоже была на балу? Клянусь, если ты был с ней, Алек…
Он чуть-чуть развернул Бекки и прервал ее вопрос жестким и требовательным поцелуем.
— Ни с кем я не был, — пророкотал он. — Я тебе уже говорил, я — твой. Понимаешь? А ты — моя. Похоже, тебе надо напоминать.
— Ты о чем, любовь моя? — шепотом, но не без яда, спросила Бекки. — Глупая мужская ревность? — В сверкающих глазах Бекки горела насмешка, провокация, чувственный вызов.
Алек тряхнул головой, в улыбке его отразилось сдерживаемое неистовство. Ну и нрав! Ну и характер! Ее огонь наполнил его жилы темным восторгом. Мягким, но властным движением он обхватил ладонью ее затылок, притянул Бекки ближе и с жаром впился взглядом в ее припухшие алые губы.
— Не забывай, кому ты принадлежишь! — И снова поцеловал ее, грубо, властно. Изо рта Бекки вырвался стон, быстро стихший, потому что его язык глубоко проник ей в рот, который уже был широко открыт, чтобы принять его. Алек узнал все, что хотел знать. Он гладил лицо Бекки, стараясь унять подступающее желание. Они оба пытались медлить, стали глубже дышать, но потом все же бросились друг на друга, как изголодавшиеся дикари, которые попали на пир.
Руки Алека дрожали, как у юнца. Он жадно касался всех закоулков ее тела. Гладил алый шелк, но хотел добраться до белой кожи. Грубо сорвал изящный корсаж, стремясь быстрее высвободить груди. Бекки тем временем быстро расстегивала бесчисленные пуговицы жилета, стаскивала его с плеч возлюбленного.
Алек вытаскивал шпильки из поднятых над затылком волос, пропустил их сквозь пальцы, как расплавленное черное золото, и вот они уже рассыпались по спине темной волной. Потом он опустился перед ней на колени и стал жадно целовать набухшие розовые соски. Бекки прижимала его голову к своей груди, запустив пальцы в волосы Алека, стащила с него рубашку. И он, уже с голой грудью, яростный в своем нетерпении, увлек ее на пол вместе с собой. Бекки не отставала. Еще ни одна женщина не бросалась на него с такой жадностью.
Теперь оба стояли на коленях. Алек пригнул ее к обитому шелком креслу, приподнял юбки и овладел ею сзади короткими, яростными рывками. Она выгибала спину, стонала и подавалась все ближе. Алек стиснул ее бедра, ускорил движения, почти насилуя ее в животном, далеком от разума блаженстве. Оба не произнесли ни слова. Его невероятный стержень скользил в ней, как мачта фрегата, как пика улана, никогда в жизни у Алека не было такой эрекции. Он ласкал нежные выпуклости ее ягодиц, потом провел рукой по спине, зажал в кулаке массу рассыпавшихся волос, чуть оттянул назад ее голову. Не сильно. Просто чтобы знала, кто здесь хозяин. Бекки застонала от бессилия и блаженства, покоряясь его владычеству, может быть, против своей воли.
Алек прикрыл глаза, наслаждаясь тонкими ощущениями, которые дарило ее тело, бархатной кожей, внутренним огнем. Он гладил теплые, мягкие изгибы спины, чувствуя, как собственное его тело наполняется неземным счастьем.
— О, Бекки, Бекки… — Алек обнял ее за тонкую талию и осыпал горячими поцелуями спину Бекки, ее плечи, затылок.
Каждым движением своего тела, собственническими объятиями, пальцами, глубоко погружавшимися в плоть ее бедер, каждым рывком в глубь ее лона, даже следами зубов, оставленными на нежных плечах Бекки, он говорил ей, что никогда ни за что и никуда не отпустит ее. «Ты моя», — шептал он.
— Да, Алек, да! Не останавливайся!
— Никогда, Бекки, никогда!
Она увлекла его за собой, когда раскаленная игла кульминации пронзила все ее существо. Тело ее сотрясалось от сладких спазмов и в судорогах колотилось о бедра Алека. Кожа сделалась горячей и влажной.
Алек погрузил лицо в ее волосы и слепо следовал за нею в страну забвения. Несколько последних мощных бросков, и вот он уже в другом мире, где существовали лишь эта женщина, наслаждение и блаженная темнота.
— Бекки… — выдохнул он, пока она затихала в его руках. Он едва мог приподнять веки. По лицу скатывались капли пота. Объятие его постепенно становилось .не таким властным, оно все больше выражало смиренную благодарность. Еще не разомкнув их связь, он ласково поцеловал плечо, в которое несколько секунд назад вонзался зубами в любовном экстазе. — Ты ангел, волшебница. — Алек наконец оторвался от нее. Бекки тихонько вздохнула. — С тобой все в порядке?
Бекки кивнула. После столь яростного соития Бекки вдруг охватило смущение. Алек заметил, как она залилась краской, и усмехнулся. Она восхитительна, в ослеплении думал он.
— Иди сюда. — Он попытался немного привести в порядок ее разорванное платье, застегнул панталоны и с тревогой заглянул Бекки в глаза. — Хочешь поговорить сейчас?
Бекки приподняла отяжелевшие веки, поймала его взгляд.
— А ты?
Алек мрачно кивнул. Может, если он перестанет убегать от своих демонов, а смело посмотрит им в глаза, прошлое утратит свою страшную власть над ним? Да, настало время покончить с этим и открыто принять последствия прошлых поступков.
Бекки взяла его лицо в ладони, прислонилась щекой к его щеке. Ее длинные ресницы щекотали ему кожу.
— Алек, что бы это ни было, вместе мы справимся.
Он обнял ее, прикрыл глаза и стал молиться, чтобы это не оказалось просто красивыми словами, потом, держа на руках Бекки, поднялся на ноги.
Она сомкнула руки у него на шее и не отводила взгляда от его глаз, пока Алек медленно нес ее по лестнице вверх, в их летнюю спальню.
— Я вырос, привыкнув только к победам. Победы… Да, я всегда был победителем. Но видишь ли, года полтора назад я попал в полосу неудач за карточным столом. Очень… впечатляющую полосу, надо сказать.
Несколько секунд он помолчал, потом начал свое признание. Его низкий голос долетал до Бекки из плотной тени с его стороны летней кровати. Они оба переоделись на ночь, и каждый лег на свой отдельный матрас их разделенной надвое кровати, которая уже послужила молчаливым свидетелем множества ночных перешептываний.
Комнату заливал лунный свет, легкий ветерок шевелил шторы. Бекки повернулась на бок и вглядывалась в мускулистый силуэт Алека.
— «Фараон» и кости, — продолжал он, тяжко вздыхая. — Азартные игры стали для меня сладким ядом. Там нет никакой стратегии. Просто выкладывай деньги и смотри, что с ними будет. Мне нравилось выигрывать именно в таких играх.
— Почему?
— Не знаю. От этого я чувствовал себя… избранником судьбы. Возлюбленным богини удачи. Мессией, как бы абсурдно это ни звучало. — Зашуршала подушка. Это Алек покачал головой, глядя на раскинувшийся над головой балдахин. — Но, как можно догадаться, если, выигрывая, я считал это благословением, то, начав проигрывать, стал ощущать себя проклятым. Я продолжал думать, что все могу повернуть вспять. Как будто это была проверка, некое испытание. Я не желал бросать. Еще один поворот диска, одна карточная сдача. Я маниакально стремился возвратить свой золотой статус.
Он снова лег на спину, заложил руки за голову и стал смотреть в темноту.
— Чем больше я трепыхался, стараясь поправить дело, тем хуже становилось положение. Беда уже начала обретать форму, но я отказывался признать поражение. А потом дела пошли совсем… интересно.
— Что произошло?
— Некоторые из кредиторов прослышали о моем положении и стали буквально колотить в дверь. Я занял у друзей все, что можно, и ничего не вернул. Я не мог заставить себя попросить еще хоть пенни. Даже у разорившегося картежника есть гордость. Я был так зол на себя, так себе противен! — Голос Алека зазвучал тверже. — Судебные приставы поджидали меня у дверей, чтобы оттащить в долговую тюрьму. Бекки молча слушала.
— Знаешь, я понимал, что если позволю запереть себя в тюрьме, это будет конец лорда Алека Найта, капитана лондонских повес, — цинично проговорил он. — Плохо уже и то, что удача необъяснимым образом от меня отвернулась, я проигрывал каждый день, но долговая тюрьма превратила бы меня в изгоя общества. Светская жизнь может быть пустой, но, видит Бог, другой жизни я не знаю. В то время я был не в состоянии ясно мыслить, — признался он в темноте. — А потому я пошел и сделал нечто… невероятно глупое.
— И что это было? — прошептала Бекки.
— Взял взаймы у мистера Данмайера. — Алек перекатился на бок, облокотился на подушку и лег щекой на руку. Его глаза поблескивали в серебристом свете луны. — Это подпольный делец, почти преступник. Ему принадлежит полдюжины подпольных игорных домов в Ист-Энде. Бордели. Пивные, в которых к тому же проводятся петушиные бои. Он содержит целую армию подонков, которые толкутся вокруг профессионального бокса, принимают ставки. Я знал, что связываться с ним — самоубийство, но как последнее средство спасения этот вариант имел, скажем, некую привлекательность, а потому я подписался в нижней строке — дал расписку.
— Ох, Алек. — Бекки задрожала, вспоминая о судьбах всех этих картежников. О них так часто писали газеты: кто застрелился, кто повесился, разорившись дотла. О подобных финалах писали равнодушно и спокойно, как о самом обычном деле. Дело чести, и все.
— Но я все еще не мог отказаться от надежды, — продолжал Алек. — За ссуду с меня потребовали просто возмутительные проценты, но я был абсолютно уверен, что удача непременно ко мне вернется. И вот, как только деньги Данмайера оказались в моем кармане, я расплатился с некоторыми долгами и избавился от судебных исполнителей, но когда настало время первой выплаты по займу… — Алек угрюмо покачал головой. — Я не смог заплатить.
— О Боже! — тихонько прошептала Бекки, не сводя глаз с возлюбленного.
— Данмайер не стал ждать, он тут же послал ко мне своих громил. Однажды ночью они схватили меня, когда я возвращался домой с вечеринки, один и пьяный. Я отбивался как мог, но был не в форме. Будь я трезвым, то наверняка сумел бы их проучить, но, откровенно говоря, я был пьян в стельку. Они вдоволь покуражились. Колотили меня головой об землю, потом один из них прыгнул мне на лодыжку и сломал ее — в качестве предупреждения.
— О, дорогой! — Бекки поднялась, шагнула через проход и присела на край его кровати, с удивлением и страхом глядя в лицо Алека.
Алек тоже привстал, сел на кровати, опираясь спиной об изголовье и согнув одну ногу в колене. Он по-прежнему был без рубашки.
— Я буквально уполз от них, спасая свою жизнь. Условия, которые они мне поставили, делали меня абсолютно беззащитным. Я спрятался в Найт-Хаусе. На несколько недель, пока заживали мои раны. — Алек взял Бекки за руку и опустил глаза. — Разумеется, громилы Данмайера нашли меня очень быстро. Однажды вечером я сидел на террасе и играл в шахматы с мисс Карлайл. Они подошли к ограде сада и сказали, что я не могу прятаться здесь вечно и что когда я выйду наружу, то могу считать себя покойником. К этому времени я, разумеется, пропустил еще несколько выплат.
Бекки сочувственно погладила его по плечу.
— К несчастью, Лиззи слышала весь разговор. Помнишь, я тебе про нее говорил? Подруга моей сестры.
Бекки кивнула.
— Я скрывал эту историю от всех, но она оказалась там и, конечно, все узнала. Она с такой добротой расспрашивала меня, так заботилась обо мне, пока я передвигался на костылях, что я не смог лгать ей, но взял с нее слово не рассказывать остальным. И знаешь, что она сделала?
Бекки покачала головой.
Алек был бледен, резкие черты его лица от мрачных воспоминаний заострились еще сильнее.
— Она отдала мне свое приданое, оставленное ей отцом, чтобы я расплатился с Данмайером.
Бекки положила ладонь на его руку.
— Должно быть, она очень тебя любила, — с грустью проговорила Бекки.
— Почти так же, как я себя ненавидел, — хрипло отвечал он, потом помолчал и добавил: — Правда состоит в том, что она никогда меня по-настоящему не знала. Не так, как ты. Она любила тот образ, который создала в своей голове. В конце концов она и сама это поняла, и то, что она потом нашла в Девлине, оказалось, по сравнению со мной, настоящим. В любом случае ее щедрость в тот день заставила меня почувствовать себя ничтожеством. Лиззи происходит из очень скромной семьи, и деньги, которые она предложила, составляли все ее средства. Сначала я взял их. Однако по дороге в контору Данмайера я понял, что не смогу этого сделать. И вот вместо этого я велел кучеру… поворачивать к дому леди Кампьон.
Бекки сочувственно вглядывалась в его лицо. Он на мгновение прикоснулся к ее руке, глубоко вздохнул и с видимым усилием заставил себя продолжать:
— Ева… вдова с собственным состоянием. Она может делать, что хочет и когда хочет. И с кем хочет. Она несколько лет пыталась заполучить меня в свою постель, но я никогда… Я кое-что о ней слышал… Слышал, какие штучки ей нравятся. Я никогда… В общем, мы заключили соглашение.
— Понимаю. — Слово вылетело из губ Бекки вместе с коротким выдохом, словно кто-то стукнул ее под дых или вонзил нож в сердце. Она опустила глаза, сохраняя внешнее спокойствие, но внутри у нее все сжалось, ибо Бекки поняла, что именно собирается рассказать ей Алек еще до того, как он это действительно сделал.
Алек сидел бледный, наконец он с усилием сглотнул и с видом полнейшей решимости заставил себя закончить. Когда он произносил роковые слова, Бекки закрыла глаза.
— Ева заплатила Данмайеру за мои услуги в постели. Бекки обхватила себя за талию и сидела, не шелохнувшись. Слова Алека поразили ее в самое сердце.
— Наша связь длилась около года. Она отказывалась сразу выплатить Данмайеру всю сумму, потому что наслаждалась приобретенной надо мной властью. Она выставляла ее напоказ, все время испытывая, насколько далеко может зайти со мной.
— Как могла твоя семья допустить такое? — с дрожью в голосе спросила Бекки.
— Они не знали, насколько серьезно мое положение, а я не хотел вовлекать их в сложности, возникшие лишь по моей вине. — Он проглотил комок в горле. — Тогда я радовался, что не очутился в тюрьме. Данмайер был удовлетворен. Что касается света… Кое-кто был шокирован. Я перестал получать некоторые приглашения, но в целом к этому отнеслись, как к очередной проказе, ловкой выходке. Я сам нахально преподносил это как дерзкую шутку, не более, зная при этом, что сердце бедной Лиззи разбито. Она рассматривала мой поступок как настоящее предательство. Моя «шутка» только что не свела ее в могилу, но тут появился Девлин.
— Ты правда ее любил? Алек долго хранил молчание.
— Я не чувствовал к ней того, что чувствую к тебе. Лиззи — прекрасная девушка, она всегда будет мне дорога. Мне казалось, что, кроме нее, на свете нет ни одного человека, который мог бы меня любить. Но потом я встретил тебя. И мне пришло в голову, что, возможно, ответ в том, чтобы давать, а не брать.
Бекки взглянула на Алека, испытывая болезненную нежность к этому человеку. Синие лунные тени резко обрисовывали его лицо. Он ловил ее взгляд.
— Когда в ту первую ночь я увидел тебя и по ошибке принял за шлюху, я почувствовал… Мне показалось, что меня к тебе что-то притягивает, что я могу помочь такой, как ты, и что ты… не осудишь меня. Поймешь, почему такое случается. Я же не знал, что ты невинна, Бекки. Господи, да я тогда и не понимал, что такое невинность!
Бекки вздрогнула от боли, прозвучавшей в этих его словах, и опустила глаза.
— Оставшись с тобой, я получил шанс что-то дать другому человеку, чего никогда не делал прежде. И что бы ты ни подумала обо мне теперь, я всегда буду тебе благодарен за то, что ты приняла мою помощь, доверилась мне. Для меня это оказалось важнее, чем для тебя. Ты дала мне возможность снова уважать себя. — Алек отвел взгляд. — В любом случае я, честное слово, собирался все тебе рассказать, как только будет окончено наше дело с Курковым. Я не хотел разрушить твою веру в меня. Ты лишь решила бы, что я не способен тебе помочь. И я… я боялся. Боялся потерять тебя. — Осторожным взглядом он искоса посмотрел на Бекки. — И что? Потерял?
Бекки хотелось плакать.
Она долго смотрела на Алека, сама пытаясь найти ответ на его вопрос. Все ее чувства пребывали в полнейшем хаосе. Гнев на сложившееся положение, боль, потрясение — все-все смешалось в ее сердце.
Алек ждал. Ждала его обнаженная и беззащитная душа.
Бекки закрыла глаза, мечтая исчезнуть. Оказаться где-нибудь подальше, в другом месте, в одиночестве, где можно зализать раны, забыть страшный рассказ Алека. Но она сама настояла на правде, и теперь, когда Алек по собственной воле открылся ей, не могла оттолкнуть его, не лишив навсегда веры в женщину.
Бекки поняла, что у нее есть выбор. Она могла дать волю своему гневу, но в таком случае он больше никогда не откроет ей своего сердца, или же стать выше этого и остаться с Алеком в тот момент, когда он больше всего в этом нуждается. Она глубоко вздохнула, еще помолчала и наконец подняла на него глаза. Ее взгляд пробежал по отточенным линиям его скул и челюстей. Сама того не желая, она подумала, что именно этой мужской привлекательностью он воспользовался, чтобы выжить.
— Жаль, что так получилось, — пробормотал Алек. В ею синих глазах отражалась печаль и растерянность. — Ты не обязана выходить за меня замуж, если не хочешь. Я пойму.
Бекки дрожала. Ее внутренние страхи шептали ей, что надо бежать, пока еще есть шанс. Лишь сумасшедшая может соединить свою жизнь с человеком, способным на такие безнравственные вещи. Но пока длилось молчание и пока Бекки боролась с собой, к ней пришло решение. Она не станет слушаться собственных страхов. Алека толкнула на эти поступки душевная пустота, а не его истинное «я». Теперь эта пустота заполнена — заполнена ею. Нет, оттолкнуть его сейчас — значит, совершить худшее, чем когда-то сделал Алек.
Бекки приподняла руку Алека с кровати, склонила голову, прикрыла глаза и поцеловала эту руку. Она слышала, как отрывисто и резко он вздохнул. На его руку упали капельки ее слез. Она снова и снова целовала его пальцы, постепенно успокаиваясь и укрепляясь в своем решении как можно глубже заглянуть в собственное сердце и выказать свою любовь этому человеку. Любовь, которой он никогда не знал.
— О, мой любимый, — шептала Бекки, поднимая на Алека скорбный взгляд, — в тот момент ты сделал все, что мог.
Он хрипло выдохнул ее имя.
Не сводя с Алека затуманенных слезами глаз, Бекки видела, что его потрясла ее реакция. Она приложила его руку к своей щеке и еще раз поцеловала его ладонь.
— Мне нет дела до прошлого, Алек, — с отчаянной решимостью прошептала она. — Я хочу, чтобы ты простил себя.
Он проглотил комок в горле и отрицательно покачал головой.
— Я не смогу, если ты меня тоже не простишь.
— Я не вправе дарить прощение или отнимать его. Мне ты не сделал ничего дурного. Ты меня даже тогда не знал.
Алек смотрел на нее так, словно не мог поверить своим ушам.
— Подумай сам, какой выбор ты сделал в тех ужасных обстоятельствах? Ты пожертвовал собой и своей гордостью, но не воспользовался благородством мисс Карлайл. На самом деле ты думаешь о людях, Алек. Именно это тебя так украшает.
Алек отнял свою руку из слабых пальцев Бекки и отвел глаза. Он был потрясен.
— Не понимаю.
Бекки постаралась объяснить:
— Мисс Карлайл простила тебя?
— Да. Она счастлива с Девлином, — настороженно отвечал Алек.
— А твоя семья тебя простила?
— Конечно, они простили. Они… — Внезапно он замолчал, как будто в первый раз услышал свои слова, осознал их. — Они… любят меня.
Бекки сквозь слезы улыбнулась ему робкой улыбкой и кивнула.
— Видишь? — прошептала она. — Ты, как сумел, все исправил, так зачем продолжать себя истязать?
Алек не знал.
— Помнишь, в ту ночь мы прятались с тобой от дождя? Я тогда угрожала разбить тебе голову гасителем для фонарей? Помнишь? Ты думал, что я… проститутка.
Слабая улыбка, показавшаяся на губах Алека при воспоминании об этом импровизированном оружии, тут же померкла, когда прозвучало неприятное слово. Он резко кивнул.
— А что, если бы я действительно?.. — тихо спросила Бекки-. — Вспомни ту ночь, дорогой. Как ты был добр ко мне, какое выказал сочувствие. Обращался ко мне с таким уважением и мягкостью. Считая меня блудницей, ты все же заказал в городе самый лучший обед, какой только мог придумать. Открыл передо мной свой дом. Ты ведь мог всего этого не делать. Твои друзья, во всяком случае, ни за что не стали бы. Отчего же ты пошел на такие усилия ради простой уличной девчонки?
— Потому что… я понял: что бы ни случилось с тобой раньше, ты — хорошая девушка и не выбрала бы такую жизнь, будь у тебя иной выход.
Бекки медленно кивнула.
Алек понял, о чем речь, и опустил голову.
— Но твоя доброта ко мне на этом не кончилась, Алек. Помнишь, как ты старался успокоить мои страхи, заставить улыбнуться? И потом… — Она снова взяла его руку в свои ладони. — В постели ты был таким нежным. — Она погладила его пальцы, отдаваясь воспоминаниям о той ночи.
Из-под упавшей пряди волос Алек бросил на Бекки быстрый, полный огненной боли взгляд.
— В ту ночь ты не просто привел в дом женщину, чтобы развлечься, — быстро говорила Бекки, — ты держался как добрый самаритянин, а на следующий день показал себя рыцарем без страха и упрека. Ты спас мне жизнь. Предложил брак, когда узнал, что я была невинна, пусть даже я сама тебя обманула. Тебе не удалось биться вместе с кавалерией Веллингтона, но для меня ты настоящий герой.
— Я? — прошептал Алек.
— Да, ты, — отвечала Бекки. Ей хотелось обнять его, но она сдержалась, так многое еще надо было сказать, многое объяснить ему. — Ты называешь себя эгоистичным негодяем, но я вижу другое. — Собственные ее чувства к нему хотя и подверглись испытанию, с каждым словом становились ей самой все яснее. — Все это время ты серьезно рисковал ради меня. Сражался с этими проклятыми казаками. О Господи! Их страшатся все армии Европы! Привез меня сюда, не испугавшись гнева своей семьи, а я знаю, как много они для тебя значат. Позаботился о пище и крове для меня. Даже об одежде! — Опустив взгляд на свою руку, она ласково гладила каждый его палец. — Ночь за ночью играл в карты, чтобы вернуть мне мой дом и спасти мою деревню, несмотря на то что игра и есть твой смертельный враг. И все это время ты ничего не требовал взамен, просил только верить тебе. — Бекки приподняла голову и посмотрела прямо в глаза Алеку. — Разве не в этом истинное рыцарство? Неужели ты полагаешь, что такой человек не заслуживает прощения?
Алек неподвижным взглядом смотрел прямо перед собой. Его губы были сжаты в жесткую линию. Но вот он перевел глаза на Бекки, она прочла в них такую муку, что бросилась к нему и зарыдала.
Они держали друг друга в объятиях, и Алек, обычно не лезший за словом в карман, не мог даже рта открыть, он лишь прижимал к себе Бекки так, будто приближался час Страшного суда. Он закрыл глаза и погрузил лицо в душистые пряди ее волос.
— Бекки, дорогая, что бы ни было между нами раньше, я для тебя все сделаю! — с трудом, едва различимо, проговорил он. — Я умру за тебя.
Она погладила его белокурые волосы и покачала головой.
— Нет. Даже не говори так. Ты мне нужен живой. И я хочу, чтобы ты был счастлив. Жил в мире с самим собой, не казнил себя за прошлое, которого нельзя изменить, и, конечно, не боялся потерять мою любовь. Чтобы разрушить то, что у нас есть, нужен кто-нибудь более могущественный, чем леди Кампьон. — Она подняла голову с его плеча, заглянула в глаза Алека. — Ты хороший человек, и я люблю тебя.
При этих простых словах в комнате повисла странная тишина.
За окном шумел океан.
Алек выглядел как человек, которого внезапно сбросили с лошади.
— Ты меня любишь? — Вопрос прозвучал очень тихо. Синие глаза смотрели с такой грустью, — что у Бекки снова покатились слезы. Она взяла в ладони его лицо.
— Больше, чем могу выразить словами, дорогой.
Он не отрываясь смотрел ей в глаза, явно стараясь найти ответные слова.
Бекки мягко улыбнулась сквозь слезы и покачала головой.
— Все хорошо, дорогой, все хорошо, — грустно проговорила она, убирая руку от его лица. — Ты не должен ничего говорить в ответ, пока не будешь готов к этому.
— Прости.
— Нет, тебе не за что просить прощения. — Она отбросила волосы с его лица. — Любовь заставила тебя пройти через многие испытания. Все, чего я прошу, это лишь разрешения самой говорить эти слова. Ты можешь жить с этим?
Алек вглядывался в ее лицо со слабым проблеском улыбки. Он явно был в недоумении.
— Э-э-э… Хорошо.
— Ну и ладно. Хочешь услышать это еще раз?
— Э-э-э… Я не уверен…
— Давай попробуем и посмотрим, что получится. — Бекки придвинулась ближе и поцеловала его в лоб. — Я люблю тебя, мой дорогой. — Она осыпала поцелуями его лоб, глаза, щеки, нос. — Я люблю тебя, Александр Найт.
Дыхание Алека участилось, он медленно приподнял веки и посмотрел ей в глаза.
— Докажи, — прошептал он в темноте. — Как?
Его взгляд опустился на губы Бекки.
Бекки ласкала его и мечтала о том, чтобы своей любовью защитить его от всех несчастий.
— Ты очень благородная девушка.
Она мягко улыбнулась на его грустное замечание, но ничего не сказала.
Алек положил ладонь ей на живот и задумался. Через минуту он приподнял голову, заглянул ей в глаза и спросил:
— Ты все еще собираешься выйти за меня замуж?
— А ты все еще зовешь меня?
Его брови удивленно поползли вверх, он сел на кровати и с изумлением уставился на Бекки.
— Зову тебя? Господи, Бекки, ты единственная женщина из всех, кого я встречал, которая способна держать меня в узде.
Бекки улыбнулась уголком губ, но в глазах мелькнул веселый огонек.
— Это не так уж трудно. Конечно, ты упрям, но оно того стоит.
Он одарил ее озорной белозубой улыбкой и посадил себе на колени. Она обняла его за шею и с улыбкой посмотрела ему в глаза.
— Конечно, я все еще хочу выйти за тебя замуж. Ты единственный человек, с которым я могу быть по-настоящему счастлива.
— Я? — прошептал он с нарождающейся верой и надеждой, которые лишь сейчас появились в его душе.
Бекки провела пальцем по его щеке.
— Да, любимый, ты.
Он мягко поцеловал ее в губы.
— Больше между нами не будет тайн, Алек. Обещай мне это, — чуть отстраняясь, попросила Бекки. — Я знаю, если ты дашь слово, то ни за что его не нарушишь.
— Моя драгоценная жена, я ни в чем не могу тебе отказать.
Бекки улыбнулась и порозовела от этого нового проявления нежности. Конечно, это еще неофициально, они еще не сказали своего сакраментального «да» перед аналоем, но теперь это лишь вопрос времени.
— Я обещаю, — прошептал Алек и еще раз поцеловал ее. — Больше никаких тайн, никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100