Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Бекки, все еще раскрасневшаяся от ласк Алека, босиком стояла в дверном проеме, в руках у нее болтались сандалии. Она поставила пудинг остывать, а сама направлялась в спальню привести себя в порядок после их слишком жаркой, как кухонная печь, любви. Поднимаясь на цыпочках по лестнице и помня о предупреждении Алека не показываться, она вдруг услышала трели женского смеха, застыла как вкопанная и оглянулась на дверь гостиной, откуда доносились звуки. В конце концов, девушка, которая собирается замуж за капитана всех лондонских повес, должна быть ко многому готова. «Непохоже, чтобы это были его друзья», — подумала она.
Отлично. Тогда кто же?
Охваченная внезапным приступом собственнического инстинкта, она решила разобраться. Из той малости, которую ей удалось услышать из разговора, она мало что поняла и не решилась делать предположения, иначе ей пришлось бы составить весьма нелицеприятное и скорее всего ложное представление о своем нареченном — а ведь он стал им всего час назад. Это дурной способ начинать совместную жизнь. Лучше пусть Алек сам ей все объяснит. То, что Бекки увидела своими глазами, понравилось ей еще меньше.
Посетительницей оказалась стройная брюнетка в желтом. Бекки появилась как раз вовремя, чтобы заметить, как она буквально вешалась на Алека, хотя сам он отстранялся от женщины как только мог. Гостья казалась блестящей светской дамой, несколькими годами старше самого Алека, а усыпанные бриллиантами браслеты, которые она носила поверх зеленых перчаток, говорили о богатстве их владелицы. У женщины были короткие, безупречно причесанные волосы и патрицианские черты лица, но ухищрения косметики не могли скрыть разрушений, вызванных беспутным образом жизни.
Когда Бекки заговорила, завитая головка дамы дернулась в сторону дверей, и ее пустые черные глаза сузились.
На секунду их взгляды встретились. Бекки мгновенно ощутила волну враждебности, от которой у нее волоски на шее встали дыбом. Она сложила на груди руки и задрала подбородок.
— Не представите ли вы меня своей гостье, милорд? — с усилием выговорила Бекки тоном, который, хоть и с натяжкой, можно было счесть вежливым.
Женщина вернула на лицо искусственную улыбку. Алек обернулся.
— Оставьте ее в покое, Ева, — голосом, в котором гремели раскаты грома, прорычал Алек.
Бекки, вовсе не обескураженная, состроила столь же фальшиво-сладкую мину, приняла приглашение и с гордым видом прошла в гостиную. Сердце ее колотилось, она сама не могла понять, откуда взялась эта ее дерзость, но она чувствовала, как нарастает гнев Алека, и с радостью готовилась выступить в этом сражении на его стороне. Ведь, в конце концов, в схватке с женщиной джентльмен связан по рукам и ногам.
— О, так она хорошенькая! — сообщила Алеку Ева со сладкой улыбкой и искрами ненависти в глазах. — Ну разумеется. В этом деле у вас всегда был тонкий вкус. И где же вы ее отыскали, дорогой? В канаве?
— На самом деле это была не канава, а крыльцо лорда Драксингера. — Бекки очаровательно улыбнулась, заметив, как сжались кулаки Алека.
— Правда? — Ева кивнула Алеку. — И характер у нее есть. Может дать отпор вышестоящим. Очень, очень похвально.
— Оставь нас… Эбби, — выдавил из себя наконец Алек с побледневшим лицом и плотно сжатыми губами. Он не отводил бешеного взгляда от Евы, а тот факт, что он воспользовался придуманным именем, подсказал Бекки, что эта женщина может быть опасна.
Однако если Алек полагал, что она оставит его наедине с этой гарпией, значит, он еще не понял, из какого теста сделана его Бекки. Его основой была верность.
— Эбби? Ну разумеется. Какое миленькое простенькое имя. — Ева издала еще один ядовитый смешок, хриплый, как скрежет битого стекла. — Так значит, вы все же завели любовницу. Так я и думала. Видите, вы не можете мне лгать, я вас насквозь вижу.
— О, мадам, я не любовница, — с ангельской улыбкой сообщила Бекки. — Я невеста лорда Алека.
— Дьявол побери, Бекки! — пробормотал Алек при этом откровении, но его лицо тут же исказилось гримасой страха: он проговорился!
— Бекки? — эхом отозвалась Ева. — Я думала, ее зовут Эбби.
Бекки смущенно взглянула на Алека, понимая, что эта женщина, должно быть, действительно его довела, раз он допустил такую оплошность.
— Ее имя тебя не касается! — угрожающе приближаясь к баронессе, проговорил Алек. — Уходите, Ева. Вы ступаете по тонкому льду.
— Разве вас не ждет регент? Так идите же, милый, а мы с драгоценной малышкой обсудим все ваши волшебные качества и умения. — Она повернулась к Бекки и сочувственно покачала головой. — Бедная крошка! Значит, вот что он вам сказал — что женится. Стыдитесь, Алек. Что за бесчувственность! Подобное слишком низко даже для вас!
— Она говорит правду, Ева, — мрачно отвечал Алек. — Если желаете, мы пришлем вам приглашение на свадьбу.
Долгие мгновения баронесса молча смотрела в глаза Алеку. Она была неглупа, и ее поразил серьезный тон сообщения.
— Что ж, — наконец проговорила она, с трудом выталкивая слова из горла. — Мне остается лишь надеяться, она понимает, на что идет. Понимает, какой вы потаскун.
При этих словах Бекки сделала шаг к длинному деревянному шесту для закрывания высоких арочных окон, в голове у нее тотчас явился образ гасителя для фонарей, но Алек заметил, как ее пальцы сомкнулись на этом импровизированном оружии, и угрюмо замотал головой.
— По крайней мере я надеюсь, вы рассказали ей о нас? — нагло заявила Ева. — Или вы предпочитаете, чтобы она обо всем узнала из светских сплетен?
Бекки вопросительно взглянула на Алека, хотя и не желала верить ни слову из накрашенного рта этой фурии. Наконец ей удалось поймать его взгляд. Выражение лица Алека ее поразило — отрешенное и холодное, оно резко контрастировало с бурей в его потемневших от гнева глазах.
— Прости нас, пожалуйста. Не подождешь ли ты меня наверху?
Бекки поразила его просьба.
— Ты хочешь, чтобы я ушла?
Он коротко кивнул и мотнул головой на дверь:
— Да, иди.
Бекки на мгновение застыла, потрясение глядя ему в глаза.
— Почему я должна уходить? Скажи, чтобы ушла она.
— Хоть раз сделай, как я говорю! — закричал он вдруг так громко, что Бекки едва не подпрыгнула. Глаза ее удивленно распахнулись.
— Ага, проблемы в раю, голубки?
Бекки еще помедлила, рассерженная и сбитая с толку его криком. Кроме того, она не желала оставлять поле битвы женщине, которая была либо врагом, либо грозной соперницей. Ева тут же воспользовалась случаем и швырнула в Алека еще один камень.
— Золотце, спросите его, как он расплатился с мистером Данмайером. Тогда поймете, почему я говорю, что он потаскун.
— Грязная шлюха, — выплюнул Алек.
— Алек! — в ужасе прошептала Бекки. Алек обернулся к ней и холодно произнес:
— Что ты до сих пор здесь делаешь?
Его злобный тон и радостный смех Евы заставили Бекки отступить.
Ева с удовлетворением проследила, как девушка бросилась вон из комнаты, затем повернулась к Алеку и со снисходительной скукой в голосе проговорила:
— Неужели вы действительно хотите на ней жениться?
Он лишь молча взглянул на баронессу, еще не решив, насколько далеко может зайти в своем стремлении защитить свою будущую невесту.
— Вынужден, — с неохотой солгал Алек. Все-таки он был джентльменом, баронесса как-то спасла ему жизнь, а потому Алек решил дать ей еще один шанс избежать смертельного противостояния и сделал последнюю попытку разрешить конфликт дипломатическими методами, хотя в глубине души знал, что она понимает лишь грубую силу.
— Она беременна? — осененная внезапной догадкой, пробормотала баронесса. — Ах так. Вот почему вы так осторожны в последнее время за столом. — В задумчивости леди Кампьон постучала сложенным веером себе по подбородку. — Раньше вы хотели играть, а теперь должны играть, так?
— Боюсь, что так.
— Великолепно! Представьте себе только, капитан лондонских повес станет отцом! А теперь вам нужны деньги, так, милый? — Она подошла ближе и дотронулась до лацкана его фрака. — И сколько? Вдруг я смогу помочь?
— Я не хочу вашей помощи, Ева. — Он схватил ее за кисть и оттолкнул от себя. — Сейчас мне нужно лишь ваше молчание об этом деле.
— Почему?
— Ну… У молодой леди полно родственников, готовых ее защищать. Они меня в клочки порвут, если узнают, что я затащил ее в постель раньше, чем у нее на пальце оказалось кольцо. Как-то неудобно их всех убивать…
Накрашенные губы дамы растянулись в ехидной усмешке.
— Да, нельзя убивать свойственников, как бы этого ни хотелось.
— Вот именно. — Алек справился с отвращением и поднес к губам затянутую в перчатку руку. — Я знал, что вы поймете.
Ева немного смягчилась, но она была не из тех, кто упускает свой шанс.
— Не гак быстро, мой жеребчик. — Она протянула руку, сунула ее ему между ног и ухватила через одежду. — Если хотите, чтобы я молчала, это будет вам кое-чего стоить. — Она погладила его член. — Господи, мне так не хватало вас в постели.
Алек пытался все снести, с ненавистью глядя в глаза мучительнице. Но не мог. Не мог после того, что случилось сегодня, не мог после нежной доверчивости Бекки. Маска терпения соскользнула с его лица. Он резко отстранился.
— Господи! Вы мне противны, — прохрипел он и с колотящимся сердцем повернулся спиной к баронессе. Алек прекрасно понимал, что теперь у него с ней все равно никогда ничего не получится. — Я не чувствую к вам ничего, кроме отвращения.
Он тут же ощутил, как в ней нарастает волна гнева, и услышал его в голосе женщины:
— Странно, когда вам надо было, чтобы кто-то заплатил ваши долги, вы находили меня весьма привлекательной. Но разумеется, я всегда отлично понимала, что вы, потаскун, используете меня. Что ж, значит, все кончено. Так как ее на самом деле зовут, Бекки или Эбби?
Алек резко повернулся, вдруг схватил баронессу за глотку и прижал к стене.
— Ее имя вас не касается, — с яростью прошипел он, не давая ей шевельнуться.
В глазах Евы наконец показался настоящий страх. Она приподнялась на цыпочки, пытаясь схватить Алека за руку, а он чуть-чуть сблизил пальцы, показывая, как легко может ее задушить.
— Вы сумасшедший!
— Нет. Совсем напротив. Правила игры изменились, Ева, — продолжал он. — Сейчас я их устанавливаю. Вы поняли?
Женщина задыхалась, ее лицо приобрело пурпурный оттенок.
— Я хотел урезонить вас, но вы предпочитаете свои вечные штучки, — говорил Алек. — Можете ни во что не ставить ее жизнь или мою, но как насчет вашей, а, дорогая?
— Отпустите… меня!
— Слушайте внимательно. Вы никогда ее не видели. А вы умеете хранить секреты. У вас самой их полно. Если вы хоть одной живой душе скажете, что видели ее здесь, если произнесете хоть единое слово об этой девушке, клянусь, Ева, я разыщу вас и убью, — медленно и спокойно закончил он. — Я не шучу. Я знаю, где вы бываете, где живете. Как вы помните, у меня все еще есть ключ от вашего дома. Если вы упомянете о ней хоть кому-нибудь, я приду и перережу вам глотку. И ни на минуту не задумаюсь.
Она вырывалась, старалась его лягнуть. Алек был непреклонен.
— Пустите! Вы… вы блефуете! А как же ваша хваленая честь?
— Она для меня важнее чести.
— Вас повесят. За убийство.
— Если с ней что-то случится, мне будет все равно, на виселицу так на виселицу. Не испытывайте мое терпение, Ева. Если, конечно, не хотите умереть.
Рисовая пудра толстым слоем покрывала лицо баронессы, но все равно было видно, что красный цвет в ее лице постепенно уступает место синюшно-малиновому. Она, как бешеная кошка, вцепилась в кисти Алека.
Он слегка усилил хватку.
— Похоже, вы никак не усвоите мою просьбу. Может быть, надо нажать посильнее? Убить вас прямо сейчас и выбросить тело в море?
Ева захрипела и затрясла головой:
— Нет, нет…
— Отлично. — Алек разжал пальцы. Баронесса сползла по стене, обеими руками закрывая горло. — Все просто.
Леди Кампьон впилась взглядом в его лицо. Никогда он еще не видел в ее глазах такого неподдельного ужаса.
— Убирайтесь, — ледяным тоном произнес Алек.
Она вскочила, пролетела мимо него и выскочила в дверь. Через мгновение ее уже не было.
Бекки видела, как вылетела из комнаты эта женщина, как ужасно она выглядела, как вышел Алек и, проходя мимо, ее не заметил.
Бекки отошла от стены и осторожно приблизилась к Алеку.
— И ты правда смог бы хладнокровно ее убить? Секунду он размышлял над вопросом, потом покачал головой:
— Я и сам не знаю. Возможно. Важно то, что она в это поверила. Ты извини меня, Бекки. Мне правда надо идти. Регент ждет.
Бекки шла следом, но держалась на безопасном расстоянии.
— Алек, с тобой все в порядке?
— Да. А с тобой? — машинально спросил он.
— А со мной — нет, — сообщила Бекки. — Я все еще стараюсь понять, зачем ты заставил меня уйти. Чтобы защитить? Или чтобы я не узнала того, что ты хотел скрыть?
Выйдя в холл, Алек снял с крючка цилиндр, взял со стойки трость. За все время он ни разу не посмотрел ей в глаза. Бекки стояла всего в нескольких шагах от него.
— Алек, ты не можешь от меня отмахнуться. Нам надо все обсудить. Кто она? И кто тот человек, о котором она упомянула, мистер Данмайер?
Алек надел цилиндр и прошел мимо Бекки к двери.
— Мне надо идти, — бесстрастным тоном произнес он.
— Глупости, это важнее. — Бекки схватила его за руку, но он грубо ее отстранил.
— Не трогай меня. Просто позволь уйти.
— Алек, — взмолилась Бекки, но послушно выпустила его руку. — Неужели ты даже на меня не посмотришь?
Он обернулся и несколько секунд смотрел ей прямо в глаза. Бекки поразилась мучительному выражению его лица.
— Алек, — снова пробормотала она, всматриваясь в его глаза и касаясь его руки, но Алек оттолкнул ее пальцы.
— Нельзя заставлять регента ждать, — холодно проговорил он, сделал светский поклон и удалился.
— Алек! Не уходи! — крикнула Бекки ему вслед, но лишь услышала, как хлопнула дверь. Он ушел.
У Алека все сжималось внутри, но он решил отбросить мысли о происшедшем и сосредоточиться на присутствующих. Вокруг стучали молотки, визжали пилы. Компания джентльменов с удивлением разглядывала чудеса, которые творил мистер Нэш со своими плотниками и столярами в павильоне регента.
Все почтительно поздоровались с его королевским высочеством и были приняты очень тепло. Грузный регент, такой бесшабашный в молодости, по-прежнему сохранял слабость к компании молодых повес, живущих все в том же веселом донжуанском угаре, которого с возрастом сам он лишился. Однако встреча с будущим королем оказалась короткой.
Бедного Георга отвлекла неизбежная ежедневная рутина государственных дел, сколь бы малую их толику его министры ни оставляли на милость королевских решений. Он высказал пожелание, чтобы молодежь осмотрела творение прославленного архитектора, и компания с благодарностью приняла предложение.
В высоких цилиндрах, чьи поля защищали от яркого полуденного солнца, Алек, его друзья и еще несколько избранных долго бродили по строительной площадке. Алек старался держаться позади компании, он рассеянно и кратко отвечал на удивленные восклицания друзей при виде этой причудливой конструкции.
Здание и правда поражало воображение. Сооружение Генри Холланда в стиле неоклассицизма планомерно трансформировалось в экзотический восточный дворец. На переднем фронтоне еще сохранялся величественный римский портик с куполом, но сейчас его самым скандальным образом обрамляли два минарета. Алек, при всей широте вкусов, не мог понять, станет ли это создание регента отрадой для глаз или чудовищным нонсенсом. Тем более что в этот момент ему не было никакого дела до этих королевских причуд.
Если в той бездне отчаяния, куда он погрузился, и нашлось хоть одно светлое пятно, то это оказались сведения о реальной судьбе «Розы Индры».
В частной беседе Алек спросил регента, не слышал ли тот о судьбе драгоценности Толботов. Его королевское высочество с мальчишеской искрой в глазах охотно сообщил, что не только слышал о знаменитом рубине, но и владеет им.
— Я купил его, э-э-э… тридцать лет назад у старого лорда Толбота, который недавно умер, — поведал ему тучный принц, тяжело дыша от ходьбы, пока они прогуливались ро ослепительно розовой Длинной галерее. — Я собирался презентовать его, э-э-э, одной даме, но, видишь ли, мы поссорились, и я оставил его в своей коллекции. А почему, мой мальчик, ты спрашиваешь?
Алек ответил уклончиво, но приберег сведения в памяти.
Голос мастера, дающего пояснения к проекту, вдруг зазвучал приглушенно — что-то вдалеке привлекло его внимание.
Алек, нахмурившись, проследил за его взглядом. И сразу ощутил, как похолодело внутри, глаза сузились. Вдоль изогнутой полумесяцем дороги, которая окаймляла сад перед павильоном, ехала черная, отделанная серебром прогулочная коляска, увлекаемая шестью черными же лошадьми с белыми плюмажами на головах. Коляску сопровождал эскорт казаков в полном обмундировании.
Курков.
Итак, передышка закончилась. Враг появился на сцене. Появился с обычной помпой. И как раз вовремя — завтра состоится бал у графини Ливен. Сердце Алека заколотилось.
Бекки.
Надо возвращаться. Предупредить ее. Убедиться, что она надежно спрятана. Алек еще не знал, как будет смотреть ей в глаза, но это сейчас не так важно, главное — ее безопасность.
Он даже не стал придумывать оправдания для друзей, просто коротко попрощался, пробормотал извинения и пошел прочь, не обращая внимания на многочисленные скульптуры вокруг.
— Алек! — позвал его Форт.
— Найт, ты куда? — крикнул Раш. Алек не отвечал, он даже не оглянулся.
Прыгнув в наемный фаэтон, он стегнул пару гнедых кобыл, и через мгновение по булыжной мостовой весело зацокали лошадиные копыта. Алек понимал, что его поспешное бегство выглядит очень странно, но позже найдется время для извинений. У него и без этого достаточно неприятностей: что-то скажет Бекки, когда он войдет в дверь?
Бекки не сказала ничего.
До того, как все это произошло, она собиралась провести время обычным образом. Убрать в кухне. Приготовить соус для пудинга. Довязать пинетки для младенца. Но после скандала не сделала ничего.
Как только Алек ушел, Бекки поднялась в их спальню. Расстроенная и обиженная, она села в кресло и задумалась, искренне удивляясь случившемуся.
Прислушиваясь к шуму на улице и ожидая возвращения Алека, Бекки все время старалась унять свои страхи и уговаривала себя дождаться его объяснений.
Наконец она услышала, что по улице грохочут колеса, и через несколько минут в комнату вошел Алек.
Бекки сидела в кресле, скрестив ноги и положив руки на подлокотники. Ее холодный взгляд устремился к его лицу. Алек, немного бледный, вошел, не поднимая на нее глаз, снял фрак.
— Я вернулся.
— Вижу.
Заслышав ее бесстрастный голос, Алек оглянулся, присел на кровать и положил фрак рядом. Держась на почтительном расстоянии, он привалился к столбику балдахина в нескольких футах от Бекки, сложил на груди руки и принялся рассматривать ковер. Бекки чувствовала, с каким напряжением он пытается отыскать какую-нибудь нейтральную тему. Сама она не прерывала молчания, а с некоторым удовольствием наблюдала, как он корчится в муках.
Глаза Алека прятались за пологом темных ресниц, но Бекки видела: его осторожный взгляд полон надежды на примирение, однако упрямо стиснутые челюсти говорили, что еще не готов давать объяснения.
«Ну, это мы еще посмотрим».
— В город приехал Курков, — осторожно сообщил он. — Тебе снова придется быть очень внимательной и не выходить из дома.
— Прекрасно.
Алек облизнул губы и опустил голову, белокурые пряди упали ему на глаза.
— Что ты слышала?
— Недостаточно, чтобы понять, в чем дело.
Алек поднялся на ноги, отошел к окну. Невидящими глазами стал смотреть на залитую солнцем улицу.
— Бекки, то, что было между мной и Евой, — оконченная глава моей жизни. Я не желаю к ней ни возвращаться, ни обсуждать ее.
— Алек, почему ты не расскажешь мне, в чем дело? Расскажи, и забудем об этом.
Он посмотрел на нее, сузив глаза от смятения.
— Если бы ты только послушалась меня и осталась на месте, как я просил, всего этого можно было бы избежать.
— Значит, это я виновата? — воскликнула Бекки и вскочила на ноги. — Ты сказал, что пришли твои друзья. Но когда я проходила мимо гостиной, то услышала, что ты вместо этого разговариваешь с женщиной. Что я должна была подумать?
— Так вот почему ты все поставила на карту? — Сложив руки на груди, он присел на подоконник. — Из-за дурацкой женской ревности?
У Бекки отвисла челюсть.
— Ты невозможен! — Она сделала шаг к Алеку. — Прекрати все выворачивать наизнанку, как будто это я сделала что-то дурное, только бы не рассказывать мне, что действительно произошло!
— Ева дурная женщина. И я временами был дурным человеком, но сейчас все это кончено. Я не собираюсь пресмыкаться, и ты должна принять мои извинения, если хочешь, чтобы мы были вместе.
Бекки пораженно смотрела на Алека, потом покачала головой и вышла из комнаты.
Да, невеселое положение.
Каким-то чудом ему повезло. Бекки слышала недостаточно, чтобы сложить кусочки головоломки и выяснить всю эту грязную историю. Теперь Алек оказался перед необходимостью рассказывать все сам. А этого сделать он не мог. Ему было стыдно. И он боялся потерять Бекки, если она узнает правду. Пусть он игрок, но сейчас рисковать не будет. Слишком ценно для него то, что они нашли вдвоем.
К несчастью, в течение следующих двух дней он обнаружил, что если не заговорит, не выложит все до конца, то также рискует потерять ее. Он даже не был уверен, что их помолвка еще остается в силе, и, честно говоря, боялся спросить.
С каждым часом, пока Алек размышлял, что теперь делать, и пока его растерянные мысли носились все по тому же замкнутому кругу — «да… нет… расскажи ей… держи рот на замке», — он чувствовал, как ускользает между пальцев возникшая между ними душевная близость.
В последние часы перед балом у графини Ливен они жили под одной крышей как чужие люди. Это было ужасно. Если все пойдет по плану, то скоро, может быть, через несколько дней, он передаст ей дорогой ее сердцу Толбот-Холл, и что дальше? Вот над чем думал Алек, закончив одеваться к балу и одиноко вышагивая по гардеробной.
Вскоре Алек уже пробирался сквозь толпу бального зала в компании Форта и Драксингера. Четверка законодателей моды превратилась на сегодня в трио. Рашфорд лежал с головной болью, которая не оставляла его после вчерашней невоздержанности в питье.
Сотни мерцающих свечей блестели в великолепной люстре обширного зала приемов, где графиня Ливен, жена русского посла и хозяйка модного салона, давала один из своих неподражаемых балов.
Вдоль светло-зеленых стен выстроились белые колонны. В стекле сводчатых окон отражались бесчисленные огни. Над залом нависала галерея, где размещались музыканты, развлекавшие весьма привередливое собрание. Головы с плюмажами покачивались в такт мелодии. Драгоценности сверкали на благородных шеях, в ушах, на пальцах. Танцующие размеренно двигались в элегантных фигурах контрданса. Платья дам казались изысканным букетом бледно-розовых, белых, светло-желтых, зеленых и сиреневых цветов. Среди их партнеров мелькали офицерские мундиры, но большинство были одеты, как Алек, хотя, возможно, и не столь модно. В конце концов, он — Алек Найт.
Элегантным жестом заложив за спину руки в белых перчатках, Алек в безупречном черном фраке, белой шелковой рубашке и парчовом жилете прогуливался по бальному залу в компании друзей. Кивая то одному, то другому, он приветствовал своих светских знакомых.
— Я все же не понимаю, отчего ты бросился сломя голову из павильона? — с возмущением ворчал Драксингер. — Оставил нас без предупреждения, а мы как дураки стояли и думали, куда тебя понесло. Дьявольски глупый вид у нас был.
— Ты странно себя ведешь в последнее время, Алек. С тобой точно все в порядке?
— Все отлично, Форт, — пробормотал Алек, думая о четверке казаков, которых он видел снаружи. Те окружали пышный экипаж Куркова.
— Дрэкс, смотри! — произнес Форт с лукавой улыбкой и кивнул на буфет с угощением. — Там леди Парфения.
Граф замер на месте, потом внезапно изобразил скучающую мину. С безразличным видом поднял монокль и с безопасного расстояния направил его на дочь Уэстленда.
— О Боже, ну и нос!
— Точно! — пробормотал Алек.
— Твои уколы нас насторожили, ты, Дрэкси, явно палку перегнул, — с пафосом продекламировал Форт и, криво усмехаясь, переглянулся с Алеком.
— Ах, оставьте меня в покое, — раздраженно отмахнулся от них Дрэкс.
Друзья фыркнули и продолжили путь. Добравшись до хозяина, графа Ливена, они высказали ему свои приветствия.
— А, лорд Алек! Я слышал, вы теперь снова выигрываете, — негромко проговорил толстяк граф, когда они обменивались рукопожатиями. — Кстати, вы слышали? Мое предсказание сбылось. Курков стал вигом.
— Прекрасная работа, сэр, прекрасная! — с чувством отвечал Алек. — Вы выиграли для меня двадцать фунтов. Когда вернемся в Лондон, с меня выпивка.
Они посмеялись.
Гм-м-м, размышлял Алек, пока друзья продолжили променад по залу. Если Ливен угадал результат первого пари — виги или тори, — то вдруг он прав и относительно второго? Ставки делались на английскую невесту против русского импорта. Ливен утверждал, что Курков выберет первый вариант. Возможно, он станет искать союза с семействами вигов.
Вдруг Алек посмотрел на Парфению Уэстленд. Она обмахивалась веером, и под его защитой взволнованно разговаривала с другой девушкой, но ее взор неотступно следовал за кем-то в зале. Алек нахмурился и проследил, куда смотрит леди Парфения.
Опять Курков. Проклятие!
Сердце Алека заколотилось, как барабан дикаря, когда он нашел в зале своего врага. Курков был в полной военной форме, с лентой и в эполетах. Алек скривил губы, предположив, что все это время прославленный русский воитель ухаживал за дочерью Уэстленда. Надо не упускать из виду такую возможность. Алек лишь надеялся, что ледяная натура Парфении устоит перед натиском такого грозного поклонника. Она из тех, кто способен выйти замуж, чтобы угодить отцу, а Уэстленду, без сомнения, понравится идея заполучить зятя, который вырос вместе с русским императором и способен оказать партии значительные услуги.
Что ж, думал Алек, конечно, старик Уэстленд может считать его самого и его друзей компанией никудышных бездельников, но едва ли герцог стал бы благосклонно смотреть на Куркова как на будущего зятя, знай он об убийстве на пустоши, об угрозах изнасиловать Бекки, не говоря уж о гареме из крепостных девушек, которые, как хвастался сам Курков, все прошли его жестокую выучку.
Надо что-то делать.
Алек отвел Форта в сторону. Дрэкс тем временем разговаривал с некоей леди, чья мощная грудь грозила вырваться из тесных уз корсажа. Алек бросил на них быстрый взгляд и зашептал приятелю в самое ухо:
— Форт, отведи Дрэкса к Парфении.
— Зачем?
— Эти глупости слишком затянулись. Если он ее потеряет, то никогда себе не простит. Можешь сам с ней пофлиртовать, если это заставит Дрэкса забыть о своем тупом упрямстве.
— Лучше ты. Никто и внимания не обратит, если я вздумаю с кем-нибудь пофлиртовать.
— Дэниел, друг мой. — Алек ухмыльнулся и взял верного собрата — такого же младшего сына — за руку. — Ты — настоящее сокровище. Забудь о неудачах. Я сейчас буду. Мне надо поговорить с одной дамой. — И он значительно хмыкнул.
— А-а-а… — протянул Форт, понимающе кивнул и стал разглядывать толпу, пытаясь понять, кого Алек имел в виду.
Алек терпеть не мог врать друзьям, но скажи он им правду, те немедленно бросились бы ему на помощь, а он ни за что не рискнул бы подставить их под удары казаков. Они не воины. Просто отличные, надежные парни, ловеласы и весельчаки.
Форт увлекал Дрэкса к Парфении. Алек надеялся, его друг наконец покончит с игрой и поймет, как легко можно упустить шанс завоевать сердце девушки, которую он действительно любит. Пусть она — Снежная королева, но все же не заслуживает того, чтобы разделить мрачную судьбу Куркова. Ведь когда Тол бот-Холл окажется в руках Алека, он вместе с Бекки сделает все, чтобы привлечь князя к ответственности. Подхватив бокал с подноса проходящего мимо лакея, Алек нацепил налицо холодную светскую улыбку и непринужденно подошел к Куркову. К счастью, ему, видимо, удалось произвести впечатление на князя в «Бруксе». Курков сразу показал, что узнает Алека:
— А, лорд Алек! Рад вас видеть.
— Я тоже, ваше сиятельство. — Алек с самым сердечным видом чокнулся с князем. — Здра-зтву-тиа! Как вы находите Брайтон, ваше сиятельство?
— Мне здесь понравилось.
— Вы уже осматривали строительный павильон регента? — спросил он с конфиденциальной интонацией, стараясь использовать весь свой шарм.
Курков состроил неприязненную гримасу, всем своим видом показывая, что ему, солдату, непонятны творящиеся в павильоне странности.
Алек понимающе рассмеялся.
— Ах да. Кстати, о собственности. Я кое-что вспомнил. Мне посоветовали обратиться к вам, сэр, насчет вашего охотничьего замка. — Алек с непринужденным видом заложил руки за спину. — Мы с друзьями давно уже поговариваем, что неплохо бы купить в складчину охотничий домик, но никак не можем найти ничего приемлемого, чтобы все поместились. Мы только вчера об этом говорили за игрой. И кто-то сказал, что, возможно, у вас есть дом на продажу… В Йоркшире?
— Неужели? — спросил князь. Алек затаил дыхание. В глубине холодных серых глаз князя едва заметно мелькнула искра подозрения, но он тут же ее отбросил. — Да-да. В Йоркшире у меня есть старый охотничий замок. Но он не продается.
Алек уже набрал в легкие воздуха, чтобы пытаться убедить князя изменить решение, но Курков не дал вставить ему ни слова и продолжал:
— Жаль, что я раньше не знал о вашем интересе, лорд Алек. Я дал бы своим поверенным указание принять любое разумное предложение. Самому мне этот дом не нужен. К несчастью, некая весьма решительная леди убедила меня выставить его в качестве ставки на ежегодном турнире по висту.
Глаза Алека расширились от потрясения.
— На турнире по висту? — тупо повторил он.
— Именно так. — Курков отхлебнул ромового пунша. — Леди Парфения Уэстленд входит в организационный комитет, который проводит этот турнир.
— Но разве благотворительный взнос… не десять тысяч фунтов? — выдавил из себя Алек, делая титанические усилия не показать своего состояния.
— Так и есть, — сухо согласился Курков, наблюдая, какое впечатление производит на Алека эта сумма. — Говорят, с прошлого года цену билета удвоили, а потому игрокам разрешили ставить недвижимость, кареты, драгоценности и тому подобное, лишь бы общая сумма равнялась десяти тысячам. Неудивительно, что им потребовалась леди Парфения, чтобы набрать игроков, — добавил он. — Этому прекрасному созданию не так-то легко отказать. Но… деньги идут на доброе дело.
— Да, вдовам и сиротам моряков, — отозвался Алек, сразу вспомнив об одном определенном моряке, который был особенно дорог его сердцу.
Курков цинично улыбнулся.
— Я говорю о самой леди Парфении.
Алек выдавил из себя улыбку, но отвел глаза, пытаясь унять колотящееся сердце. Господи, это катастрофа! Десять тысяч фунтов! Вдвое больше, чем было у них. Кроме того, билеты на турнир будут продаваться еще только двенадцать часов, а потом под списком игроков подведут черту. Алек даже не знал, остался ли к этому часу хоть один нераспроданный билет для участников. Турнир рассчитан лишь на тридцать два человека.
— Что же, приятного вам вечера, ваше сиятельство.
Курков вежливо кивнул, и Алек уже начал отворачиваться от князя, когда за его спиной раздался слишком знакомый голос:
— Алек, дорогой! — Ева внезапно преградила ему путь к отступлению. Баронесса бросила на него короткий, полный ненависти взгляд и выразительно улыбнулась Куркову. — Ты должен меня представить своему другу.
Кровь застыла у Алека в жилах, когда князь с открытым интересом окинул взглядом фигуру баронессы. Алеку едва не сделалось дурно.
Алек переводил взгляд с леди Кампьон на Куркова, разрываясь перед мучительной дилеммой. Ему страшно не хотелось представлять их друг другу, ведь Ева — единственный человек, который знает о связи Алека с Бекки-Эбби и может сообщить об этом князю.
С другой стороны, Ева не знает, что Курков ищет девушку, и если отказаться представлять их, это лишь возбудит ее хищные инстинкты. Нельзя показывать, что здесь что-то кроется. Лучше всего не дать ей понять, что она может иметь для Куркова иной интерес, чем тот, который представляет ее безупречная фигура под столь же безупречным нарядом.
Да, выбора нет.
— Леди Кампьон, позвольте представить вам князя Михаила Куркова. Ваше сиятельство, это Ева, баронесса Кампьон.
«Жестокая сила встречается с низким пороком».
— Enchante, мадам. Я очарован, — проговорил князь, по континентальному обычаю низко склоняясь над затянутой в перчатку рукой баронессы.
— Вы так любезны, — промурлыкала леди Кампьон, восхищаясь галантным жестом. Однако пока голова князя склонялась к ее руке, она успела послать холодный, угрожающий взгляд в сторону Алека.
Он ответил ей столь же ледяным взглядом. Ему было страшно оставлять эту парочку наедине, но срок записи на турнир заканчивался. Оставалось лишь надеяться, что, поглощенные друг другом, они не станут тратить время на разговоры о нем, Алеке, а имя Бекки ни в коем случае не должно выплыть, тем более что, как надеялся Алек, баронесса не скоро забудет его угрозы.
Ни один из них не обратил особого внимания, когда Алек скомканно попрощался и отошел. Через мгновение он уже выходил из бального зала, пролетел по мраморному полу фойе, думая лишь о вновь возникшей проблеме.
Проклятие! Три недели потребовалось, чтобы собрать пять тысяч фунтов на покупку Толбот-Холла. Откудаже, черт возьми, он возьмет другие пять к завтрашнему полудню?
Над морем висела огромная щербатая луна. Бекки сидела в гостиной первого этажа, самом прохладном месте дома. Окна были открыты. Шторы беззвучно шевелились от ветра. Бекки свернулась калачиком на диване, потягивала лимонад и ждала, пока Алек вернется с бала графини Ливен.
Она все еще сердилась на его скрытность, но с нетерпением ждала возвращения возлюбленного. Зная, что сегодня вечером он должен встретить ее кузена, Бекки тревожилась как за безопасность Алека, так и за исход дела. Она придвинула поближе свечу и попыталась сосредоточиться на книге, которую Алек дал ей несколько дней назад, еще до того, как они поссорились. Сказал, что она должна прочесть, ведь книгу написал друг Алека, лорд Байрон.
Мысли Бекки все время летели прочь от коварных реплик бесстыдного донжуана к неприятностям ее собственного возлюбленного.
Да где же он? Часы на стене показывали половину третьего. Наверняка бал давно кончился. Так где же этот бездельник? И с кем?
Она тосковала по нему…
Может быть, их борьба вовсе того не стоит, с сомнением думала Бекки, неподвижными глазами уставившись на пламя свечи. Глупо настраивать против себя своего защитника и кормильца. Какое право она имеет что-то от него требовать, если он спас ей жизнь?
С другой стороны, отступить лишь из чувства самосохранения — это недостойно, нечестно, низко. Нет, настолько-то она Алеку доверяет. Какая бы ссора между ними ни случилась, Бекки была уверена, он ни за что не «швырнет ее львам» только потому, что она — лишняя головная боль.
Внезапно внимание девушки привлек странный звук за окном. Бекки отвлеклась от своих невеселых мыслей, тревожно подняла голову.
Известие, что казаки объявились в Брайтоне, уже достаточно напугало Бекки, сейчас ее сердце бешено заколотилось от страха. Она одернула себя, подумав, что это глупо.
Люди кузена понятия не имеют, где она, но все же лучше бы Алек был сейчас дома, хотя они и поссорились. Слуги едва ли смогут ее защитить, да и станут ли? К тому же все они уже спят.
Вот опять! Ей не показалось! Какой-то треск, как будто кто-то лезет через кустарник под окнами. Бекки побледнела, быстро задула свечу, чтобы спрятаться в темноте, потом встала с дивана, бесшумно достала из ящика диванной тумбы длинный пистолет. Пистолет она зарядила давно, чтобы уверенней себя чувствовать в отсутствие Алека. Она даже не думала, что придется им воспользоваться.
К счастью, Бекки умела стрелять. Спасибо детству в сельской глуши и доброму егерю. Когда деревенские мальчишки толпой окружали его и просили научить стрелять, Бекки тоже разрешалось попробовать. Позже, когда девушка увидела, что оружие может сделать с несчастными птичками и кроликами, она его возненавидела, тем не менее, загнанная в угол, вполне могла воспользоваться пистолетом.
Сейчас Бекки бесшумно двинулась к окну, держа пистолет дулом вверх. Отец мог бы гордиться мной, думала она, прислоняясь спиной к стене возле оконной рамы и собираясь с духом.
Сделав резкий рывок, она быстро отдернула штору и прицелилась в темноту. Никого.
Бекки, не опуская пистолета, внимательно осмотрела все видимое пространство. Все было чисто. Но тут она заметила, как вдоль дома бежит темная фигура и скрывается за углом.
По спине Бекки побежали мурашки. Она вдруг вспомнила о кухонной двери, которая выходила в сад. Заперла ли она ее?
«Не могу вспомнить».
За окном она видела лишь одного человека, но ведь их может быть больше. Выбора не было, она должна защищать себя и свой дом, а потому Бекки тотчас бросилась в кухню. Если разбойник захочет вломиться через заднюю дверь, она использует момент внезапности. Бекки скрючилась под окном кухни и стала прислушиваться.
Определенно там кто-то был. Она слышала звуки движения, тяжелое дыхание. Сильный мужчина вполне может перескочить высокую садовую стену. Девушка судорожно сглотнула, сердце отчаянно стучало.
«Ох, Алек, если бы только ты был здесь!»
Какая дерзость! Бекки услышала, как незваный гость поворачивает ручку двери.
Она вспомнила теперь, что заперла дверь. С другой стороны, она ведь столько раз выходила подышать воздухом. В доме сегодня было необычайно жарко и душно…
Проскользнув в темноте к выходу, Бекки стала поперек коридора и подняла пистолет, целясь взломщику прямо в сердце.
— Ни с места! Иначе стреляю!
— Не стреляйте! — Высокий широкоплечий мужчина высоко поднял руки. — Я не вооружен.
Голос показался Бекки знакомым.
— Кто здесь? — спросила она и протянула руку за угол, взяла из настенного канделябра свечу, подняла ее и вскрикнула. Она узнала пришельца — лорд Рашфорд. Он ее — тоже.
— Вы! — воскликнул он и сузил глаза. Побледнел и быстренько прикрыл пах. — Пожалуйста, не надо!
Бекки смотрела на него с сардонической усмешкой.
— Я тоже очень рада вас видеть, милорд.
— Это же вы, я прав? Маленькая пташка с крыльца Драксингера? И так похорошела! — воскликнул Рашфорд, по тут же поперхнулся, когда Бекки в ответ на дерзкий взгляд, которым он окинул ее фигуру, подняла пистолет. — Э, извините.
— Алек скоро вернется, — холодно сообщила она. — Можете называть меня мисс Уорд. — Бекки осторожно опустила пистолет. — Кстати, что вы тут делаете? Бродите вокруг дома…
— Ничего не делаю. Просто ищу Найта, — оправдываясь, воскликнул он.
— Вздор! Почему не явиться обычным путем? Вы что, хотели, чтобы вас застрелили?
— Что я здесь делаю? Нет, это что вы здесь делаете? — вскричал Рашфорд.
— А сами вы как думаете? — устало спросила Бекки.
— Ах, так вы и Найт…
Бекки с холодным видом приподняла бровь.
— …вместе? — деликатно закончил Рашфорд.
— Нечто в этом духе. Рашфорд осторожно помолчал.
— Мисс Уорд, вы позволите мне опустить руки? Бекки мотнула пистолетом.
— Как хотите. Я все еще жду объяснений. Зачем вы проникли в сад?
— Если хотите знать, я пришел, чтобы разобраться. Найт в последнее время ведет себя невероятно странно. Я знал, что он что-то прячет. — Рашфорд с подозрением посмотрел на Бекки. — Теперь я вижу, что был прав. Мы все сегодня должны были ехать на бал к графине Ливен. Я заявил, что болен, и решил все тут осмотреть. Но разумеется, я никак не ожидал обнаружить здесь вас.
— Что же, можете войти и подождать Алека. Я тоже этим сейчас занимаюсь — жду. Но только без рук! — грозно предупредила она и мотнула пистолетом в сторону Рашфорда.
— Нет, нет, что вы! Ни в коем случае! — согласился тот с видом полнейшего послушания.
— Хотите выпить? — не слишком вежливо спросила Бекки, когда они прошли в гостиную. Она снова зажгла свечу и прошла к шкафу с напитками. — Я бы выпила. — Руки девушки еще немного дрожали от пережитого страха.
— Да, пожалуйста. — Рашфорд подошел, стал рядом с Бекки и стал изучать содержимое шкафа. Вдруг его взгляд упал на руки Бекки. — Что это?
Бекки вопросительно посмотрела на незваного гостя. Рашфорд взял ее кисть, приподнял и долго рассматривал руку Бекки.
— Господи, это серьезно! — воскликнул он, искоса посматривая на Бекки. — Почему вы носите кольцо Алека? — настойчивым тоном спросил он, осторожно опуская ее руку.
Бекки тоже взглянула на слишком большое для нее кольцо из золота и оникса и тяжело вздохнула:
— Ах, лорд Рашфорд, в данный момент я и сама не знаю.
— Что это может значить?
Бекки взглянула на него, пожала плечами и растерянно покачала головой.
Рашфорд смотрел на нее с новым интересом, потом налил шерри себе и ей.
— Так-так. Не надо волноваться, дорогая, — сочувственно пробормотал он. — Называйте меня Ник. — Он передал ей бокал и хитро улыбнулся. — Что бы ни совершил этот негодяй, давайте мы с вами присядем и вы мне все расскажете.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100