Читать онлайн Одна ночь соблазна, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Одна ночь соблазна

Читать онлайн

Аннотация

Сэр Алек Найт. Самый блестящий холостяк и самый завидный жених лондонского света.
Почему же та единственная, которую сэр Алек мечтает повести к алтарю, не желает и слышать о его ухаживаниях?
Бекки Уорд не знатна, не слишком богата — и к тому же ее жизни угрожает смертельная опасность.
Однако сэр Алек готов любой ценой спасти юную Бекки от гибели — и во что бы то ни стало пробудить в ней ответную страсть…


Следующая страница

Глава 1

Лондон, 1817 год
Откуда-то издалека долетали раскаты грома, но на этой вечерней пустынной улице слышался лишь перестук каблучков убегающей девушки.
Каждый шаг в тонких ботиночках из телячьей кожи болью отдавался в ступнях. Юбки водоворотом крутились вокруг тонких щиколоток, девушка все время боялась наступить на подол и упасть. Прячась от света фонарей на широкой улице, она свернула в мрачный переулок, оглянулась и бросилась дальше — кулачки сжаты, дыхание с трудом вырывается сквозь стиснутые зубы, волосы растрепаны, в глазах — неподдельный ужас.
Всхлипнув, беглянка свернула за угол, попала в темный проулок, тут же вжалась спиной в затененный дверной проем и неподвижно застыла; лишь в панике вздымалась ее грудь. «Не двигайся. Даже не дыши».
Преследователи отставали от нее лишь на какие-то минуты.
И вот она услышала стук копыт бешено скачущих всадников, безжалостных и неотвратимых, как надвигающаяся буря.
Прогремели новые раскаты грома, стекла дома, где пряталась беглянка, задрожали. Девушка съежилась, пытаясь стать совсем незаметной, потому что, когда низкий рокот утих, другие звуки приблизились. И они пугали ее куда сильнее.
Цок-цок, цок-цок, ЦОК-ЦОК.
Бекки Уорд зажмурила от страха глаза. По лбу скатилась капелька пота. Узкий проулок заполонили звуки погони: скрип хорошо смазанной кожи, свист и позвякивание смертоносных лезвий, ружей, пик, пистолетов…
Она знала: всадники не собирались ее убивать. Князь хотел, чтобы ее доставили к нему живой. В этом было единственное преимущество ее положения, если, конечно, его можно так оценить.
Бекки вцепилась в смятые юбки, и, охваченная ужасом ожидания, стояла, дрожа, в духоте летнего вечера. И вот всадники проскакали мимо и остановились — она слышала это — всего в нескольких ярдах от нее.
Казаки знали толк в погоне. Князь Михаил Курков послал за ней четырех лучших воинов, а если эти не справятся, он пошлет много других. Она осторожно выглянула и увидела сгорбленные силуэты второй пары всадников.
Она знала, как выглядят эти страшные люди. Огромные, закаленные в боях, с густыми бородами и длинными усами. Они были одеты в темно-серые короткие кафтаны, мешковатые брюки, заправленные в черные кавалерийские сапоги. Их лица, загрубевшие и загорелые от жизни в седле, были непроницаемы. Слегка раскосые глаза смотрели холодно и деловито. Ей рассказывали, что они происходят от гуннов.
Казаки переговаривались низкими, рокочущими голосами на языке, которого Бекки не понимала. Она с усилием сглотнула — преследователи разделились на пары, чтобы продолжать поиски. Первые двое отправились вперед, а вторая пара развернула своих быстрых крепких коней в сторону широкой освещенной улицы. Как же она называется? Оксфорд-стрит? Пиккадилли? Бекки точно не знала. Когда они скрылись из виду, она едва не потеряла сознание — жуткое напряжение спало, и она почувствовала, что ноги не держат ее.
На долю секунды она позволила себе прикрыть глаза.
«Еще одно чудесное спасение».
Она не знала, хватит ли у нее сил бороться дальше. Четыре дня длилось это преследование. Из города в город. Бекки стремилась на юг, в Лондон. Сегодня она весь день не ела, и сейчас в голове у нее мутилось от усталости и голода. Один только страх заставлял ее сохранять бдительность и бодрствовать. Перед мысленным взором тотчас возникла ужасная картина преступления. Как мог ее могущественный кузен Михаил совершить такое? Хладнокровно убить человека?
А хуже всего то, что Бекки тоже чувствует себя отчасти виновной. «Если бы только я не вмешалась…»
Она содрогнулась и снова открыла глаза, рука инстинктивно ухватилась за маленькую раковину, которая висела на ленте у нее на шее. Этот последний подарок отца сумел придать ей новые силы и мужество. Надо бороться. Она должна добраться до герцога Уэстленда раньше, чем ее разыщут казаки.
Как лорд-лейтенант западного полка Йоркширской конницы, именно его светлость должен был заниматься Михаилом, ведь убийство совершено в зоне его юрисдикции. Из-за высокого положения своего кузена Бекки даже не пыталась обращаться к чиновникам низшего уровня. Никто, кроме очень могущественного человека, не посмеет обвинить наполовину русского князя, который к тому же недавно унаследовал от дедушки Бекки британский титул графа. Старый Уэстленд был известен своим мужеством и прямотой. Бекки надеялась, что он добьется справедливости в отношении Михаила, но только если она, Бекки, сумеет получить у Уэстленда аудиенцию и сообщить о преступлении.
Ей было известно, как заносчиво способны вести себя аристократы. Четыре дня бегства очень изменили ее внешность. Сейчас она больше походила на нищенку, чем на девушку благородного происхождения, а потому сомневалась, примут ли ее у герцога. Мысль о том, что ее могут выгнать, казалась настолько ужасной, что Бскки решила об этом даже не думать, а лишь напомнила себе, что Уэстленд знал ее деда. Правда, они были скорее политическими соперниками, чем союзниками, однако Бекки надеялась, что имя деда заставит великого вига ее выслушать.
К несчастью, девушка никогда прежде в Лондоне не была и понятия не имела, как найти Сент-Джеймс-сквер, где, как она слышала, располагается городская резиденция герцога, а ее поспешное бегство от преследователей тем более затрудняло ее задачу. Михаил не собирался дать Бекки возможность разоблачить его преступление. Нет, у него были на нее совсем другие виды.
Привыкнув к покорности крепостных девушек, князь был охвачен жаждой смирить нрав своей кузины. Однажды он схватил Бекки за горло и горячим шепотом в самое ухо сообщил, как накажет ее за неповиновение. «Любимая, я научу тебя подчиняться». Смерть деда превратила Михаила в законного опекуна Бекки, но он сильно ошибается, если думает, что она будет принадлежать ему как рабыня. Бекки скорее умрет, чем покорится тем грубым радостям, которые он обещал. Эта мысль укрепила ее отчаянную решимость.
Облака, бешено несущиеся по небу, угрожали дождем. Бекки вздрогнула и плотнее закуталась в оливкового цвета ротонду. Она поняла, что надо искать приют. Продолжать поиски сейчас было бессмысленно. Самое разумное — это найти место для скромного ночлега, чтобы до утра спрятаться от казаков и укрыться от приближающейся непогоды. Ей нужно найти ночлег раньше, чем разразится гроза. Она понимала, что надо спешить. Вершины деревьев за высокими стенами частных садов богатых обитателей города буйно раскачивались. Во влажной духоте было трудно дышать.
Особняки с нарядными фасадами не обещали приюта за пиками своих кованых оград. Бекки согласилась бы переночевать на сеновале, однако все проходы к конюшням были крепко заперты. Разумеется, думала девушка, внучке английского графа не пристало ночевать на конюшне, и она устало брела дальше. По одной улице, по другой.
В этот момент небо загрохотало совсем близко, засверкали частые молнии, сверху упали первые потоки дождя. Бекки вскрикнула. Ливень словно бы пробудил ее и заставил двигаться.
Она перебежала улицу в надежде спрятаться в первом же укромном уголке, уже не думая, частное это владение или нет. На углу стоял величественный особняк, почти дворец. Его фасад был украшен портиком на столбах. В этот поздний час почти все окна в доме были темными. Бекки решила, что даже если владельцы не спят и заметят ее, они не окажутся настолько бессердечными, чтобы не позволить ей переждать непогоду под крышей их портика.
Через мгновение она уже вытирала с лица струи дождя и рассматривала элегантную площадь, открывающуюся с парадного крыльца здания. «Пожалуй, здесь можно провести ночь», — думала Бекки.
Испустив вздох облегчения, она откинула голову к кирпичной стене и прикрыла глаза — ей показалось, что только на миг… Она совсем не собиралась спать.
Через час гроза утихла, сменившись проливным дождем. Размытые пятна света от кованых фонарей вдоль Оксфорд-стрит освещали потоки струй, уносимых слабеющим ветром. Улицы Уэст-Энда стали еще более пустынными, лишь вдали появилась черная коляска, которая одиноко катилась сквозь непогоду. Четверка великолепных черных лошадей в шорах влекла этот элегантный экипаж.
Внутри коляски царило настроение порочного веселья. Четверо ее пассажиров — светские львы, повесы и прожигатели жизни — имели репутацию искателей приключений и гедонистов. Все четверо — высокие, атлетически сложенные и безупречно одетые молодые люди в самом расцвете сил — вольготно раскинулись на обитых шелком сиденьях, и живая беседа не умолкала на этом островке комфорта в океане ненастья.
— Перестань грохотать этой дурацкой коробкой с костями.
— Ну нет. Мне нужно хорошенько их смешать, чтобы отыграть то, что я проиграл у Молино. Так что сегодня я собираюсь заполучить свои денежки, и твои, кстати, тоже.
— Тебе мало того, что ты увел у меня любовницу? Кстати, как она?
— Чудесно. Только ты ее вконец избаловал. Дьявольски дорогая игрушка. Дай мне знать, если надумаешь взять ее обратно.
— Нет уж, благодарю.
Раздался взрыв сардонического смеха. Четырем бездельникам в коляске непогода была нипочем.
Высокородные повесы, связанные узами родства с лучшими семействами Англии, они искали в жизни лишь удовольствий. Эти баловни судьбы привыкли к тому, что с самого рождения толпы слуг исполняют их малейшие фантазии. Все четверо познакомились в Итоне и с тех пор сохраняли тесную дружбу. Светское общество относилось к ним снисходительно, несмотря на опасность, которую представляли эти молодые люди — за ними числились десятки дуэлей, а количество соблазненных женщин доходило до сотни. Их присутствие на рауте обеспечивало вечеру успех, а пренебрежение сулило крах.
Нынешним вечером они оказали честь леди Эверли, появившись у нее на балу. Бал у Эверли был одним из последних событий лондонского сезона, после чего все общество в своем вечном поиске удовольствий перебиралось на лето в Брайтон.
Почтив бал своим недолгим присутствием, наши денди все же успели дать пищу сплетникам, смутив своими дерзкими ухаживаниями нескольких дебютанток сезона с притворно-скромными манерами. Выпив на дорогу, молодые люди раскланялись с разочарованными лицами, что было, разумеется, лишь позой.
Снова оказавшись в тесной мужской компании, друзья отбросили заносчивую небрежность и сейчас направлялись в особняк лорда Драксингера на Ганновер-сквер, намереваясь провести ночь за игрой.
Следом должен был появиться еще один экипаж с гостями, но графу хотелось вернуться пораньше — убедиться, что слуги подготовили все необходимое для приема друзей с обычной своей щедростью.
А позже, уже ночью, они непременно пошлют за девицами.
Лорд Алек Найт наизусть знал всю процедуру, она никогда не менялась.
Светловолосый предводитель честной компании смотрел в окно экипажа на залитые дождем улицы и едва слушал шумные пререкания приятелей.
Алек и сам не понимал, что с ним такое.
Он бы уехал домой, если бы полагал, что там будет лучше, но молодой человек отлично сознавал: хандра пойдет за ним следом.
— Ты будешь сегодня играть или все еще соблюдаешь зарок? — Молчание. — Эй, Найт? — Толчок в бок локтем. Алек очнулся и с отсутствующим видом повернулся к Форту:
— Да?
— Да что с тобой сегодня? — удивился Драксингер его рассеянности. — Ты уже несколько дней сам не свой.
— Точно, — согласился Раш, черноволосый наследник титула маркиза. — Я думал, ты насквозь проткешь шпагой бедного Блейксвелла сегодня на тренировке у Анжело.
— В следующий раз точно проткну, если он не будет работать над защитой, — с холодом в голосе отозвался Алек.
— Оставь его, Раш. Видишь, у него снова хандра, — вмешался Форт.
— А я вот что скажу, — заявил Форт и похлопал Алека по спине. — Все, что нужно нашему дорогому другу, — это женщина погорячее. Пардон, не так. Нужна необузданно-похотливая, буйная шлюха. Пусть она час-другой потанцует у него на коленях джигу, и наш приятель забудет некую мисс Карлайл. Я серьезно, — запротестовал он в ответ на одобрительный хохот спутников.
— Отличный совет! Вперед, мой мальчик! Завтра будешь снова весел и здоров.
— Выше нос! — воскликнул Дрэкс. — Отличное лекарство! Только оно лечит у мужчины все хвори.
— Думаешь, я его не пробовал? — отозвался Алек.
— Когда это? — вмешался Раш. Алек тяжко вздохнул и отвел глаза.
— Колись, дружище! Ты с самой ее свадьбы ведешь себя как монах, а это, мягко выражаясь, на тебя не похоже.
Дрэкс подался вперед.
— Объясни, в чем дело, старик. Мы же друзья. Разбитое сердце?
— Вовсе нет. Она счастлива. Я счастлив за нее. Конец истории.
— Что-нибудь подцепил? Влип в историю?
— Да нет же, Господи! Ничего подобного, Дрэкс! — Алек нахмурился и повернулся на сиденье.
— Ему ведь не восемнадцать, — хлопая карими глазами, заступился за Алека вечно лояльный Форт. — У нас всех теперь хватает ума не лезть в битву без доспехов.
— Это точно, — пробормотал Алек.
— Тогда что? — Дрэкс недоуменно смотрел на приятеля голубыми, прозрачными, как лед, глазами.
Алек ответил упрямым взглядом, но не произнес ни слова. Во всех проделках он всегда был предводителем. Так где же теперь найти слова, чтобы объяснить друзьям, что эта вечная охота за наслаждениями стала казаться ему вдруг невыносимо… бесцельной?
Однако жаловаться на хандру бессмысленно. Весь Лондон завидует Алеку и его друзьям, их блестящему образу жизни на самой вершине светского общества. За ними гоняются женщины, им подражают мужчины. Безусловно, эта болезненная жажда чего-то большего неуместна. Несмотря на потери за карточным столом, Алек сознавал, что и так получил от жизни больше, чем может пожелать любой разумный человек.
А с другой стороны, когда это он был разумным человеком?
Друзья ждали объяснений, но Алек только отмахнулся, не желая обсуждать с ними охватившее его разочарование. Если не говорить о нем вслух, может быть, это непонятное чувство развеется само собой?
Наконец после недолгого молчания, изогнув губы в кривой улыбке, он произнес:
— Похоже, мне просто нужно поскорее загнать в док своего молодца.
— Вот и умница! Послушный малыш! Так-то лучше!
— На-ка, выпей. — Дрэкс, владелец экипажа, открыл поставец атласного дерева, выбрал бутылку в слабом свете горящих в карете ламп и налил Алеку хрустальный бокал драгоценного французского коньяка.
Алек кивком поблагодарил друга, сделал мощный глоток и передал бокал Рашу.
Тем временем Форт взял с сиденья «Путеводитель по борделям», поднес его к дрожащему свету лампы и, прищурившись, стал пробегать глазами страницы бесконечных адресов и имен.
— Ага, давайте же составим меню ночного празднества, — жизнерадостно произнес он. — В качестве аперитива я бы начал с близняшек Саммерсон…
— Отличный выбор! — промурлыкал Дрэкс.
— Так… Теперь первое блюдо. Эта испанская сеньорита выглядит заманчиво. Зовут Бьянка. Она новенькая, но я уже слышал о ней хвалебные отзывы. А на гарнир Кейт Госсетт. Эта никогда не подведет. М-м-м… Очень аппетитная особа!
— Отлично! Мне она нравится, — поддержал друга Раш. — У нее в корсете настоящая молочная ферма.
— Точно. Прекрасная грудь. Теперь второе блюдо. Ну, тут, думаю, подойдут четыре сестрички Вильсон…
— Не-е-ет… мне они надоели, — запротестовал Раш. — Что-нибудь еще… Новенькое…
—Да-да, — задумчиво отозвался Алек. — «Что-нибудь новенькое».
Друзья вновь углубились в пустые пререкания, а Алек задумался над их советом. Кто знает, может быть, они правы и ночь в борделе — это как раз то, что ему требуется даже больше, чем игра? Алек любил секс, ценил его, в конце концов, жил для секса, но любви страшился хуже чумы.
Конечно, наставлять рога тем, кто в чем-то превосходит тебя, — неплохой спорт, но даже это ему наскучило. Да, плохи его дела… Мысль о бессмысленной возне с еще одной шлюхой с жесткими, жадными глазами чуть не затопила его новой волной «настроения».
Алек никогда не сказал бы этого вслух, но со времен своей очень прибыльной интрижки с леди Кампьон, имевшей место несколько месяцев назад, профессиональные шлюхи стали его смущать; Алек полагал, что продажные женщины каким-то образом забирают те остатки совести, какие у него еще сохранились.
В свое время он со смехом рассказывал друзьям о тех услугах, которые ему приходится оказывать богатой баронессе. К счастью, та была ненасытна и, что еще лучше, дала Алеку возможность избавиться от карточных долгов. Их скандальная связь заставляла многих недоумевать, но Алеку, как обычно, все сошло с рук. Ведь он — Алек Найт, и ему всегда все прощалось.
Ссылка стала уделом его друзей — лорда Байрона и Красавчика Браммеля. Одного недавно сослали из-за скандала, другого загнали туда долги. Алеку достался золотой трон правящего светского льва, и, несмотря ни на что, он его сохранил. В конце концов, человека делают стиль, деньги, класс, а вовсе не добродетель.
Разумеется, его семья тоже была шокирована скандальной связью с этой бесстыжей баронессой, но, с другой стороны, они должны были ждать чего-нибудь подобного с той поры, когда глава клана Роберт, герцог Хоксклифф, урезал средства Алека в тщетной попытке привести юного денди в повиновение. Что ж, философски рассуждал Алек, длань Роберта подает и длань Роберта отнимает, но подчиниться диктату семейного богатства отказывался. Присущая Алеку бравада никогда бы не позволила ему устыдиться той роли племенного жеребца, которую ему довелось играть при ее светлости, однако в последние дни ему что-то совсем не хотелось смотреться в зеркало. А все потому, что в глубине души молодой человек сознавал: эта его испорченность уже стоила ему изрядной доли самоуважения и уважения той единственной девушки, которая что-то для него значила.
После двадцати лет непоколебимой преданности нежная, верная Лиззи, подруга младшей сестры Алека, бросила своего идола ради его старого школьного приятеля Девлина Стратмора, да еще напоследок дала Алеку совет изменить образ жизни, прежде чем он доведет себя до полного краха.
Что ж, теперь уж ничего не поделаешь. Лиззи — хорошая девушка, и с Дейвом ей будет лучше. То-то и оно.
К тому же Алек всегда относился к Лиззи почти как к сестре, а потому их флирт имел для него легкий оттенок инцеста. Даже такой грешник, как он, должен в чем-то не переступать черту.
Облокотившись о выступ окна кареты, Алек ленивым движением поднял руку и потер запотевшее стекло тыльной стороной ладони.
Стратмор больше подходит для Лиззи. Алек понимал это. Идеальная пара, к тому же влюблены друг в друга. Виконт будет любить ее так, как Алек не смел даже надеяться. Разумеется, он не желал уступать сопернику, но все же в конце концов сумел повести себя как джентльмен. Что тут поделаешь? В глубине души Алек сознавал, что недостоин Лиззи. Он даже подозревал, что недостоин ни одной другой женщины. И виной всему его способность доводить их отношения до крайности.
Опершись на ладонь, Алек смотрел в сумеречную темноту и за стеной дождя он вдруг заметил двух всадников. Его обычное опасное любопытство тут же оживилось.
Всадники двигались по Оксфорд-стрит навстречу карете. Алек обратил на них внимание лишь потому, что в этот вечерний час в столь дурную погоду на улице больше никого не было.
Экипаж поравнялся с конными как раз у яркого газового фонаря, и Алек хорошо рассмотрел двух всадников в военной форме. Свирепые, хорошо вооруженные люди. «Вероятно, тоже ищут шлюх на вечер», — с циничной ухмылкой подумал Алек. Всадники на самом деле выглядели так, как будто кого-то искали — заглядывали в каждый проулок и закуток, всматривались в ночные тени.
«Странно, — подумал Алек, но, заметив необычной формы головные уборы, все понял. — Иностранцы, — догадался он, когда карета уже пронеслась мимо. — Видимо, заблудились». С тех пор как закончилась война с Наполеоном, столица оказалась просто наводнена иностранными генералами, чужеземными аристократами и их свитой. Все бывшие союзники Британии в войне против французов были необычайно популярны в большом лондонском свете.
— Что там? — забеспокоился Дрэкс.
— Да ничего. — Алек мотнул головой, отбросил размышления об этой маленькой тайне, намереваясь вернуться к мыслям о предстоящих ночных забавах. — Передай мне коньяк.
Вскоре коляска вкатилась на Ганновер-сквер и остановилась у большого особняка на углу. Городская резиденция Дрэкса — красивое четырехэтажное здание из красного кирпича с тремя оконными нишами — отличалась от прочих домов на площади крытым портиком у входа.
Как только экипаж остановился, джентльмены, не ожидая, пока грум откроет дверцы, выпрыгнули наружу.
Кучер еще натягивал поводья, с полей его цилиндра водопадом катилась вода, а стоявший на запятках грум в ливрее едва успел снять с крюка лампу и соскочить со сверкающей мокрой коляски, чтобы осветить дорогу молодому графу и его великосветским приятелям.
Дрэкс оттолкнул слугу и забрал у него лампу.
Все бросились к крытому портику. Залитый дождем тротуар отражал свет лампы, как полированное черное дерево. Алек, как всегда, шел первым, впереди лежали густые тени, мерцающие блики лампы остались за спиной, а потому именно он едва не споткнулся о распростертое тело спящей на камне девушки.
— Господи Боже мой! — Алек быстро раскинул руки, чтобы с друзьями не случилось того же, когда они вынырнули из-за завесы дождя и влетели под защиту портика.
— Действительно! — удивленно воскликнул Раш. — Ну и дела, старик. Дар богов. Вперед!
— Ш-ш-ш… — прошептал Форт с озорным огоньком в глазах. — Она спит.
Алек, нахмурившись, обернулся к Дрэксу:
— Ты ее знаешь?
— Ни разу в жизни не видел. — Оттолкнув остальных, граф изящно опустился на одно колено и поднес поближе лампу, чтобы лучше рассмотреть свою беспомощную находку. — Какая красавица! — пробормотал он.
Алек молча отодвинулся со своего места, а двое остальных наклонились над девушкой по обе стороны от Дрэкса. Раш перекинул через плечо свой черный плащ и присел. Форт медленно опустился, упершись ладонями в бедра и, наклонив голову, рассматривал лицо незнакомки.
— Приятная девушка, — заметил Форт, как всегда, стараясь не выказывать излишних чувств.
Алек не двигался, лишь настороженно подумал: «Прекрасно. Еще одна шлюха».
Прислонившись к колонне и сложив руки на груди, он спросил:
— Вам не кажется, что она еще слишком молода? Повесы, возбужденные своим приключением, не обратили на него внимания.
— Должно быть, аббатиса прислала ее для вечеринки, — прошептал Дрэкс, — а она пришла слишком рано.
Раш сардонически усмехнулся:
— Наверное, ей не терпелось поскорее начать.
— Алек, старик! — Форт вопросительно посмотрел на него через плечо. — Как ты насчет брюнеток?
Алек фыркнул, с сомнением рассматривая девушку. Она, безусловно, была хороша, тут уж ничего не скажешь. Сливочного цвета кожа, бархатные ресницы. Стройная фигура до колен укрыта ротондой темно-оливкового цвета. Девушка лежала на сыром плитняке, положив голову на руку, волнистые волосы окутывали ее черным облаком.
— Сон невинности, — проворковал Раш.
— Это точно, — сквозь зубы протянул Алек. Форт, хмурясь, рассматривал положение ее шеи.
— Наверняка ей неудобно.
Алек мысленно с ним согласился. В его глазах мелькнула циничная усмешка при мысли об обманчивом флере невинности, который витал вокруг незнакомки, как аромат розы.
Настоящей невинности в мире нет, а потому что ему за дело, если приятели рассматривают ее как вещь, как неодушевленный предмет?
Недовольный собой и ими, Алек потерял терпение и закатил глаза.
— Вы собираетесь разбудить малышку, или мы до утра будем здесь стоять и глазеть на нее?
— Алек прав. Надо забрать ее в дом. Я задам трепку дворецкому за то, что он заставил эту милашку ждать на крыльце, — хохотнул Дрэкс. — Будем надеяться, она не простыла до смерти.
— Да, жаль будет потерять такую красотку, — согласился Раш. — Очень соблазнительная малютка, а?
— Под грязью почти не видно, — проворчал Алек. Раш бросил на него озорной взгляд.
— Может, нам ее помыть?
— Раш, старина, лучше предоставь это мне. А то ты у нас как слон в посудной лавке. — И Дрэкс осторожно дотронулся до хрупкого плечика девушки. — Мисс, послушайте, мисс…
— Он легонько встряхнул ее за плечо. — Проснитесь, дорогая, проснитесь.
Алек, сам того не желая, наблюдал, как незнакомка просыпается. «Очаровательное создание. Да, надо признать — очаровательное». Ее черные, как сажа, ресницы так беззащитно затрепетали во сне, голова слегка повернулась, губы чуть приоткрылись, и глаза наконец распахнулись. Фиалковые глаза, блеснувшие, как драгоценности, в мерцающем свете лампы.
— Доброе утро, соня! — Раш постарался говорить негромким голосом.
Прекрасные глаза раскрылись еще шире.
Увидев окруживших ее молодых людей, девушка испуганно вскрикнула и села; было видно, что она еще не совсем очнулась от сна и плохо ориентируется. Она отпрянула к стене, паника исказила прекрасные черты ее лица.
Трое друзей рассмеялись, но Алек видел, что она действительно испугана.
Неровный свет лампы превращал их вполне приятные взгляду лица в похотливые, уродливые маски горгулий.
От них пахло вином. Судя по голосам, это были воспитанные люди, но их жесткие, настойчивые взгляды и циничные улыбки испугали Бекки. Она тотчас поняла, чего они хотят. Ей уже приходилось видеть подобный взгляд — в ледяных серых глазах Михаила.
Бекки вжалась в холодную стену. Сердце бешено колотилось. В голове еще крутились обрывки ночных кошмаров, в ушах звучал угрожающий голос кузена.
— О-оставьте меня в покое! Я не сделала ничего дурного.
— Разумеется, нет, дорогая, — промурлыкал стоящий напротив нее высокий худой джентльмен. У него были холодные как лед голубые глаза и короткие светлые волосы, в которых поблескивали рыжеватые пряди. — Не бойтесь. Я — лорд Драксингер, а это мои друзья. — И он протянул ей длинную изящную руку. — Полагаю, вам хотелось бы войти в дом?
Бекки настороженно смотрела на говорившего, ни на секунду не доверяя ни его изысканным манерам джентльмена, ни предложению гостеприимства.
— Не стесняйтесь, любовь моя. — Вперед выступил высокий черноволосый молодой человек и раскинул руки, словно собираясь заключить Бекки в объятия. — Позвольте, я вам помогу.
— Не подходите! — вскричала девушка и оттолкнула его. Его густые черные брови удивленно приподнялись. Подчиняясь ее предупреждению, он замер.
— Но, моя дорогая, я — лорд Рашфорд, вы, вероятно, обо мне слышали. Что же вы, проходите в дом! — убедительным тоном проговорил он и улыбнулся уверенной улыбкой. — Мы приготовим вам хорошенькую горячую…
— Не… не прикасайтесь ко мне! — стиснув зубы, воскликнула Бекки.
Молодые люди обменялись удивленными взглядами и рассмеялись.
— Ну-ну, дорогая, не бойтесь, — успокаивающе проговорил третий мужчина с густой гривой волос цвета красного дерева и крупными — «львиными» — чертами лица. — Мои друзья просто хотят продемонстрировать добрые намерения.
— Негодяи, вы что, не видите, ей же страшно? Отойдите подальше, дайте ей вздохнуть.
Лишь теперь, когда Алек заговорил, Бекки заметила, что есть еще и четвертый джентльмен.
И вот она, в окружении этих похотливых дьяволов, подняла глаза и увидела стоящего в углу портика светловолосого ангела, чей силуэт прорисовывался на фоне серебристой завесы дождя. Падшего ангела.
Бекки глубоко вздохнула и на мгновение утратила осторожность при виде подобного мужского совершенства. Господи! Она в жизни не встречала такого лица.
Его элегантную фигуру в вечернем туалете словно окутывало какое-то неземное сияние. Он держался на расстоянии, как будто опасался ее или был настороже, или же просто считал Бекки недостойной своего внимания. Но она, ощутив на себе взгляд его небесно-синих глаз, почувствовала, как по телу побежала странная дрожь.
Высокий и мускулистый, он имел фигуру атлета, а за внешней апатией угадывалось беспокойство и избыток энергии. Лицо четкой лепки, квадратный подбородок, высокие скулы, напряженный взгляд. Безупречное сочетание мужских достоинств.
Наверное, она еще спит и ей снится сон. Бекки почти ожидала увидеть, что за этими широкими плечами колышутся два мощных крыла. Но — нет, поняла Бекки. Сердце забилось сильнее от беспокойства и благоговения. Девушка заглянула в эти неземные глаза и прочла в них острую жажду — ведь сам дьявол начинал как первый из ангелов. Блаженное воплощение греха. Само искушение.
— Зайдите с нами в дом, — проговорил лорд Драксингер, и Бекки вышла из транса.
— Да-да, выпейте с нами, — проворковал лорд Рашфорд и потянулся к ней, пытаясь взять в ладони ее лицо.
Бекки резко оттолкнула его руку и вскочила на ноги.
— Не прикасайтесь ко мне!
Третий джентльмен рассмеялся ее горячности и готовности защищать себя. Бекки бросила на него возмущенный взгляд.
— Знаете, мне кажется, она выбрала меня, — заявил лорд Рашфорд, глядя в упор на девушку.
Он не спеша поднялся с корточек, и Бекки пришлось задрать голову, чтобы поймать его горящий взгляд. Она почувствовала, что бледнеет, и вжалась в стену.
Лорд Рашфорд оперся ладонью о стену и наклонил голову:
— Ну-ка, говори, как тебя зовут, маленькая дрянь!
— Полегче, Раш, ты слишком много выпил, — произнес из угла ангел с холодными глазами, но черноглазый продолжал в упор разглядывать Бекки.
— Открывайте дверь, — скомандовал он остальным и схватил девушку за руку.
Бекки чувствовала себя как загнанный зверь, сердце бешено колотилось в груди.
— Ну пожалуйста! — Она с трудом сглотнула. — Отпустите меня!
— Нет-нет, моя дорогая. Ты должна пойти и выпить с нами, — непререкаемым тоном заявил лорд Рашфорд.
И когда он с торжествующей улыбкой нагнулся, чтобы ее поцеловать, Бекки напала без предупреждения: сделала шаг вперед и ударила его коленом в пах. Молодой человек взвыл от неожиданной боли, выпустил руку Бекки и повалился на бок. Когда лорд Драксингер снисходительно протянул руки и успокаивающе произнес:
— Ну-ну, милая… — Бекки что было силы ударила его кулаком в челюсть, выскочила из портика и бросилась в дождь.
Целую секунду Алек ни слова не мог вымолвить от изумления. Он теперь редко чему удивлялся, особенно если дело касалось женщин, но внезапная решительность этой девушки превратила его в соляной столб. Форт хохотал как сумасшедший, хлопал в ладоши и кричал:
— Браво, малютка! Браво!
Сам Алек лишь потрясенно смотрел на двух своих товарищей. Лежа на боку, Раш стонал, придерживая рукой пострадавший орган, а Дрэкс потирал ушибленную челюсть и сплевывал капли крови.
— Эта малютка расшатала мне зуб.
Внезапно Алек тоже расхохотался. Надо же, это дитя управилось со всеми! Сколько женщин, их прежних подруг, заплатили бы золотом за то, чтобы увидеть этих великих соблазнителей в таком жалком состоянии. Сам Алек не попал в число жертв маленькой разбойницы, а потому мог оценить юмор ситуации. Пусть девчонка и не дотронулась до него, ей все же удалось разогнать его прежний сплин. Алек встряхнулся и с отчаянной улыбкой выбежал из портика.
— Ты куда? — прокричал Форт, тоже выскакивая под дождь.
— Посмотреть, все ли с ней в порядке!
— С ней? — прорычал Раш. — А как насчет нас?
— Сами виноваты, — отвечал Алек, щурясь на дождь и пытаясь разглядеть, куда побежала незнакомка. — Мисс! — прокричал он ей вслед. — Вернитесь!
Разглядев ее движущуюся фигурку сквозь пелену дождя, он бросился в погоню. Длинные ноги несли его легко и быстро, и вскоре он стал ее нагонять.
Теперь он уже не был так уверен, что их первое предположение верно — что она явилась пораньше принять участие в обычных ночных забавах. Да она и одета была иначе, и пахла иначе — никаких дешевых духов. Никаких румян, никаких фальшивых драгоценностей. К тому же девушка была трезвой.
Алек решил, что должен во всем разобраться, разгадать эту маленькую тайну. Лучшего развлечения ему не найти.
Девушка впереди него приостановилась на углу. Видимо, начала уставать. Посмотрела в одну сторону, в другую, словно бы не зная, куда бежать, оглянулась, заметила наконец спешащего за нею джентльмена и в страхе отпрыгнула.
— Оставьте меня в покое! — в панике закричала она, хотя до него было еще полквартала.
— Подождите, я просто хочу с вами поговорить! Девушка сердито фыркнула, свернула налево и опять побежала.
В глазах джентльмена зажглись огоньки. Алек прибавил скорости, благо ресурсы физической силы это легко позволяли — годы почти ежедневных тренировок в лучших фехтовальных и боксерских клубах Лондона не прошли даром. Изящные туфли из тонкой кожи разбрызгивали воду в глубоких лужах. Его брюки и фрак быстро намокли под неутихающим дождем, любимая шелковая сорочка стала насквозь мокрой, волосы липли к коже.
Сейчас девушка пробегала вдоль ряда модных магазинов, чьи арочные окна были темны, а двери и ставни крепко заперты на ночь. Беглянка начала спотыкаться, как будто силы ей изменяли. Она бросила через плечо отчаянный взгляд и заметила, что Алек ее догоняет. Теперь он был всего в нескольких ярдах от своей добычи и сумел разглядеть, как из-за его настойчивого преследования вспыхнули от гнева прекрасные глаза девушки.
— Негодяй! Оставьте меня!
— Ну нет! — весело отозвался Алек. Ей еще предстоит познакомиться с его знаменитым упрямством, а ему — с ее именем.
Она чисто по-женски фыркнула от негодования, бросилась к ближайшему магазину — галантерейному — и схватила первое попавшееся под руку орудие — гаситель для уличных фонарей с длинной ручкой, который торчал на стене в металлическом зажиме. Развернувшись, беглянка замахала на Алека своим импровизированным копьем.
— Не подходите!
— Ха-ха! — хохотнул Алек, медленно приближаясь к добыче. — Что вы собираетесь делать этой штукой? Погасить свет в моих прекрасных очах?
— Не приближайтесь, иначе я проломлю вам голову! Говорю вам, так и сделаю!
Разумеется, он не подчинился, а, задержав дыхание, сделал еще пару шагов вперед.
— Полегче, котенок…
— Не смейте называть меня котенком!
Вжик! Металлический шест просвистел у него над ухом. Темные волосы беглянки разлетелись, перепачканные юбки вихрем закрутились вокруг стройной фигуры, когда отчаянная незнакомка с восхитительной решимостью направила свое орудие прямо в голову Алека.
Он легко пригнулся, фехтовальные навыки сослужили ему прекрасную службу, однако удивительная точность удара в очередной раз изумила его. Женщины множество раз обещали его убить, но ни одна до сих пор не пыталась осуществить свою угрозу.
— Господи! — воскликнул он и снова расхохотался. Просто не смог сдержаться.
Лицо девушки вспыхнуло.
— Самодовольный хлыщ! Не смейте надо мной смеяться! Я вас не боюсь! В моих жилах течет кровь героев, и вы это узнаете! — возмущенно кричала она, пытаясь — довольно мило, решил Алек, — испугать его и прогнать. — Мой отец сражался вместе с Нельсоном при Трафальгаре.
Алек поднял руки.
— Сдаюсь. Не бейте меня.
— Ах вы… — Она кинулась под навес одной из лавок, которые вытянулись вдоль всей улицы.
Алек охотно бросился следом, но когда догнал ее, девушка уже изготовилась защищать крошечный прямоугольник сухой территории, которую она успела занять. Держа орудие наготове, она неохотно позволила ему ступить под защиту полосатого матерчатого навеса.
В укрытии было темнее, чем снаружи. Усмехаясь, Алек приблизился к беглянке.
— Здесь так уютно…
Дождь стучал по туго натянутому полотну, заглушая звуки и создавая в этом тихом уголке неожиданную атмосферу близости.
Девушка неловко попятилась, покрепче ухватилась за железный шест, явно готовясь снова попробовать стукнуть его по голове, если мужчине вздумается сделать хоть один неверный шаг.
Алек держался настороже и был почти сражен, хотя это, разумеется, ничего не значило: ему случалось влюбляться слишком часто. «Какие красивые глаза», — думал он, разглядывая незнакомку в свете уличного фонаря, тускло поблескивавшего сквозь завесу дождя. Капли дождя повисли на ресницах, а губы превратили в увлажненные росой розовые бутоны. Грязная маленькая бродяжка! Очаровательная!
И он ее хочет.
— Вы так ловко управляетесь с этой штукой! Никогда не пробовали играть в крикет? Вы вполне бы могли сыграть в нашей команде у «Лорда».
Незнакомка опять раздраженно фыркнула. Вжик! Алек отклонился назад, железный шест просвистел мимо его груди. Он вполне мог бы его поймать рукой, но тогда она убежит и развлечение кончится.
— Да что с вами?! — закричала она, раздраженная своим промахом. — Почему вы не оставите меня в покое?
— Но, мадемуазель, я отправился за вами, желая лишь убедиться, что с вами все в порядке. И разумеется, чтобы извиниться за фамильярное поведение моих друзей, — добавил он и посмотрел на нее самым невинным и чистым взглядом, какой только мог изобразить. К взгляду прилагалась скромная улыбка полнейшего мужского раскаяния, но девушка продолжала смотреть настороженно, словно бы не желая принимать эту демонстрацию за чистую монету. Что ж, со временем примет… Опыт у него есть. — Они не хотели вас напугать…
— Я не испугалась! — запальчиво возразила незнакомка.
— Ну разумеется. — Алек плотно сомкнул губы, пытаясь не рассмеяться от этой бравады. — Все же с их стороны было не слишком прилично обеспокоить ваш сон.
Девушка угрожающе подняла свою железку.
— Снова надо мной смеетесь?
— Да что вы, — мягко ответил Алек. — Я, дорогая, с вами просто флиртую.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен



Хороший роман.Все есть.Правда гл.герой слишком уж супермен.Сам целую ночь не спал,напряженно играл.Потом мчался на лошади.Потом переколбасил дюжину козаков.Потом еще и дрался с Михаилом.Ну и на конец,тяжело раненый в руку,смог выкарабкаться из края обрыва!Просто сказка.Да и героиня тоже если бы на самом деле тянула его за руку, то улетела бы с обрыва за секунду.Но если смотреть вообще - роман очень понравился! Как и вся серия про Найтов.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛюбовь
22.12.2011, 21.58





Вася серия Найтов очень интересные и захватывающие романы! Мне очень понравилось!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнюта
8.07.2013, 7.05





Очень интересный роман. Действительно, похож на чудесную, захватывающую сказку.
Одна ночь соблазна - Фоули Гэлен******
12.06.2014, 3.04





Присоединяюсь к отзыву Любови. Так же мне непонятно, почему на роль главных злодеев выбран русский князь и казаки. Все таки союзники в борьбе против Наполеона. Уместнее было бы лицо другой национальности, например тот же француз. Конечно, гаремы из крепостных были обычным делом, но чтобы англичанин справился с казаками, как представлено в романе.....извините!!!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленВ.З,.66л.
19.12.2014, 12.22





Очень хороший роман, к чему такие придирки? Всё есть в этом романе и смех и страти и проявление героизма. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленАнна.Г
22.03.2015, 16.57





Как всё скучно....
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленСвЕтА
31.03.2015, 21.14





Классный роман..очень понравился советую!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленЛала
4.04.2016, 6.04





По мне, так раздув расизма! Так, они думают о наших мужиках за границей!!! Какие нахрен казаки в Англии!!! Они свои жопы дальше краснодара и украины не показывали.
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.30





Пусть, что-нибудь напишут про мальчиков в малиновых пиджаках с золотыми цепями и на новеньких мерсах. Тогда посмотрим, знание истории, этими афторами!
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленМаша
19.11.2016, 0.38





Не соглашусь с Машей о казаках. Так как по Европе в 19 веке прошли казаки круто. Вспомните пресловутое "Бистро" попавшее после посещения казаками Парижа. К тому же ранее казаков из Сечи нанимали не только османские правители, но и французские короли .
Одна ночь соблазна - Фоули ГэленTIS
20.11.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100