Читать онлайн Обольстительная леди, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольстительная леди - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Обольстительная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Блейд сидел на кровати, откинувшись на спинку и сжимая в зубах сигару. Его взгляд упал на стену, на которой еще недавно висела картина Каналетто. Сегодня утром он заложил ее, чтобы купить оружие для войны с «шакалами». Такую уникальную вещь невозможно было бы продать на черном рынке, но Блейд мог положиться на скромность и осторожность знакомых антикваров, которым заложил полотно. Теперь его комната лишилась всякого очарования и превратилась в убогое серое помещение с голыми стенами, покрытыми трещинами. На потолке виднелись следы от потеков после дождя. Дырявая крыша логова «огненных ястребов» текла.
С наслаждением выдохнув дым сигары, Блейд взглянул на свою руку, на запястье которой было надето бриллиантовое колье. Зачем эта странная девица оставила его здесь?
Блейд глубоко задумался, размышляя над тем, что делать с этим подарком. И что он мог означать? Его мужское самолюбие было уязвлено. Его мучили подозрения. Опыт подсказывал, что такой подарок было опасно хранить в комнате. Он вовсе не был мальчиком-сиротой, которому требовалась помощь! Блейд был слишком горд и не желал, чтобы Джесинда Найт испытывала к нему жалость. Нет, она оставила колье не из милосердия. Это была западня. Блейда могли обвинить в том, что он украл драгоценности. Возможно, это была месть Джесинды за то, что он вернул ее домой, к семье.
И все же несмотря на горький житейский опыт, в душе Блейда теплилась надежда на то, что это был дар от чистого сердца. Может быть, Джесинда рассмотрела что-то хорошее в нем, что-то доброе, что необходимо было спасти? Разглядывая камни, сверкавшие в лучах солнечного света, струившегося в комнату сквозь окно, Блейд вспоминал тот день, который доказал ему, что он ничего не значит в этой жизни. Эти далекие события редко всплывали в его памяти. Но сейчас перед мысленным взором снова возникли пейзажи Корнуолла, безбрежные морские просторы…
— Билли!
— Посмотри-ка на него, Билли!
— Я вижу!
Смех. Громкие мальчишеские голоса. Лучи заходящего солнца били в объектив подзорной трубы, и Билли Олбрайт пытался направить ее так, чтобы слепящие блики не мешали ему. Соленый ветер с моря играл льняными волосами мальчика. Одна из подтяжек спустилась с его плеча, и ветер раздувал белую рубашку. Билли рассматривал в подзорную трубу, которую без спроса взял из кабинета отца, серых атлантических тюленей, развалившихся на зеленовато-черных прибрежных скалах. Еще до рождения короля Артура великан Портрит бросил на этом месте гигантские валуны, чтобы останавливать проплывающие мимо суда и пожирать их. Каждый уголок Корнуолла был овеян какой-нибудь старинной легендой или преданием. Однако Билли ломал сейчас голову над совсем другой проблемой. Чтобы решить ее, он и пригласил к себе в гости на весенние каникулы двух однокашников из Итона.
Мальчикам было по тринадцать лет. Кареглазый, слегка анемичный Редж Бентинк удил рыбу на корме лодки. Веснушчатый огненно-рыжий Джастин Черч кидал кусочки хлеба следовавшим за ними шумным чайкам. Билли заботился о том, чтобы его гости не скучали. Впервые к нему в дом приехали друзья. Впрочем, раньше ему запрещалось заводить приятелей. Но теперь, когда он поступил учиться в Итон, вся его жизнь переменилась.
Многие новички в школе тосковали по дому. Но Билли не. принадлежал к их числу. Для него школа была спасением. Здесь он чувствовал себя в безопасности от зловещей тени отца. Мальчик воспрянул духом и научился радоваться жизни. За короткий срок учителям Итона удалось расположить Билли к себе. Он сам удивлялся тому, что проникся к ним доверием.
Дома с ним обращались как с бешеной собакой, но в школе, к изумлению Билли, все полюбили его, он даже стал популярен благодаря хорошей успеваемости, удали, озорству, дерзким выходкам и слову «лорд», которое ставили перед его именем. Лорд Уильям Спенсер Олбрайт, второй сын маркиза Труро и Сент-Остелла.
Знатное происхождение Билли было главным доводом, заставившим его приятелей принять приглашение погостить у него на весенних каникулах. Редж и Джастин происходили из семей землевладельцев, дворян более низкого ранга. Родители мальчиков буквально затолкали их в дилижанс, как только узнали, что отпрысков приглашают погостить в замке лорда в Корнуолле. Ребята несказанно обрадовались возможности провести каникулы вместе. Конечно, если бы родители Джастина и Реджа знали отца Билли, они, пожалуй, оставили бы сыновей дома. Теперь же Билли волновало только одно: он стремился, чтобы его гости чувствовали себя хорошо и без приключений вернулись в Итон.
Билли никогда не признался бы вслух, что пригласил в замок Реджа и Джастина не столько для того, чтобы они составили ему компанию, сколько в надежде на то, что их присутствие умерит буйный нрав отца.
Слава Богу, что этот старый мерзавец сейчас находился в отъезде и должен был вернуться домой только послезавтра. Опустив принадлежавшую отцу подзорную трубу, Билли бросил на приятелей озорной взгляд. Его щеки раскраснелись от солнца и ветра.
— Хотите взглянуть на пещеры контрабандистов?
, — Настоящих контрабандистов?! — воскликнул Джастин, поворачиваясь к другу. Ветер трепал рыжие волосы мальчика. Билли с важным видом кивнул.
— На этом побережье их полно.
— Эй, капитан! — завопил Джастин, видя, что их лодка несется на риф. Побледневший Редж судорожно вцепился в борт, но волны пронесли их мимо грозных скал.
— А это не… опасно? — боязливо спросил Джастин, возвращаясь к разговору о контрабандистах, когда тревога улеглась.
— Конечно, опасно.
Билли бесстрашно улыбнулся и, передав подзорную трубу Реджу, взялся за весла. Джастин занял место на носу лодки. Брызги от вздымающихся пенящихся волн летели ему в лицо.
Билли старательно греб. Он был сильным мальчиком и превосходил по росту многих своих сверстников. Все говорили, что он будет таким же крупным и мощным, как его отец. Уже сейчас Билли не уступал в силе старшему брату, семнадцатилетнему Перси.
Проплыв мимо каменных руин старой крепости, лодка приблизилась к пещере, где, как утверждала молва, прятали свои сокровища контрабандисты. Это были товары, которые потом продавали на черном рынке. Все девочки в округе были влюблены в отважных романтичных контрабандистов. Бросив самоуверенный взгляд на приятелей, Билли спросил, не хотят ли они войти в пещеру. Редж и Джастин испуганно замотали головами, и Билли втайне почувствовал облегчение.
Он направил лодку к узкой песчаной кромке берега, откуда мальчики и отправились сегодня утром в путешествие. Закат уже окрасил в пурпурные тона западный край неба. Босые, в закатанных по колено штанах, Билли и Джастин спрыгнули в воду и вытащили ялик на золотистый песок. У всех троих сосало под ложечкой. Они взобрались на мыс и устроили там небольшой пикник. Отправляясь на прогулку, Билли захватил с собой корнуоллский пирог с мясом, сыр и кувшин восхитительного сидра.
Некоторое время мальчики молча ели, любуясь закатом, окрасившим в яркие тона небо и океан. На небе уже появились звезды. Билли убаюкивал шум прибоя.
Постепенно море приобрело цвет индиго, а небо стало черным. Мальчики увидели свет маяка, стоявшего на маленьком скалистом островке в лиге от берега. Тюлени на скалах начали устраиваться на ночь. Ребята вдруг вспомнили, что кухарка обещала к их возвращению приготовить топленые сливки с патокой. Собрав вещи — самодельные пиратские мечи, удочки, ведро с пойманным лещом, найденные причудливые морские ракушки, кусочки полевого шпата и змеевика, аккуратно завернутые в носовой платок, — они направились к дому.
Билли спрятал подзорную трубу в карман куртки. От вечерней прохлады у него по спине забегали мурашки. Холодный туман казался призраком, явившимся из далекого прошлого. Поднявшись на гребень небольшой горной гряды, мальчики увидели башни Торкэрроу, а вскоре и весь замок предстал перед ними. Торкэрроу включал в себя укрепленное феодальное поместье, возведенное в четырнадцатом веке, и древнюю сторожевую башню, возвышавшуюся над побережьем. Воинственные лорды Труро и Сент-Остелл охраняли Корнуолл от вторжения французов на протяжении почти трех столетий.
Взглянув на замок внимательнее, Билли похолодел от страха. Сердце мальчика учащенно забилось. Он не ожидал, что Труро Ужасный вернется сегодня домой. При свете факелов, освещавших внутренний двор и распахнутые настежь восточные ворота замка, Билли увидел карету маркиза, похожую на огромного хищного зверя, готового к прыжку.
Чувствуя, как комок подкатывает к горлу, Билли постарался сохранить спокойствие. Он хотел скрыть свой страх от друзей. У мальчика пропал аппетит, он уже не думал о вкусном десерте. Он стремился сейчас только к одному — поскорее положить подзорную трубу на место, в стеклянный ящичек, стоявший в кабинете отца. Если маркиз хватится ее, Билли несдобровать. К несчастью, когда отец возвращался домой, он первым делом заходил в свой отделанный дубом кабинет с пыльными книжными шкафами, чтобы просмотреть деловые бумаги или скопившиеся за время его отсутствия письма. Пьяный или трезвый, лорд Труро никогда не пренебрегал своими обязанностями хозяина дома. Он наслаждался властью, считая своей собственностью не только движимое и недвижимое имущество, но и людей, обитавших в замке, и в первую очередь членов своей семьи.
Мальчикам понадобилось еще минут двадцать, чтобы добраться наконец до замка. Билли провел приятелей прямиком на кухню, где они оставили свой улов. Кухарка уже приготовила десерт, но Билли было не до лакомства. Он попросил Реджа и Джастина подождать его, обещав, что скоро вернется. Ему не давала покоя мысль о том, что отец мог хватиться подзорной трубы. Ее необходимо было немедленно отнести в кабинет. Однако он замешкался и, взглянув на кухарку, добрую миссис Ландри, спросил:
— А где мама?
— Видите ли, господин Уильям, — промолвила тучная пожилая женщина, бросив на мальчика предостерегающий взгляд, — ее светлость только что удалилась в свои покои, чтобы отдохнуть. У нее разболелась голова.
Билли с мрачным видом слушал миссис Ландри. Мать была своеобразным барометром, заранее чувствующим приближение бури. И когда отец находился в дурном расположении духа, она уходила в свою комнату и запиралась там. Заметив синяки на теле сына, Мать никогда не спрашивала его о том, что произошло.
Билли крадучись направился к кабинету отца по коридору, мимо лестницы из красного дерева. Он чувствовал, как карман его куртки оттягивает тяжелая подзорная труба, и видел, что слуги разбегаются в разные стороны, стараясь держаться подальше от хозяина замка. Хорошо знакомая жуткая тишина воцарилась в доме. Но тут мальчик услышал неистовый крик маркиза, отчитывавшего лакея.
— Черт побери, — прошептал Билли, поняв, что отец обвиняет слугу в краже подзорной трубы и грозится передать его в руки шерифа.
— Отец, может быть, ее взяли, чтобы почистить! — услышал Билли голос старшего брата.
Семнадцатилетний Перси, учившийся в Оксфорде, был наследником и никогда не подвергался побоям. Этому худенькому романтичному юноше повезло, он не вынес бы жестокого обращения, поскольку обладал хрупким здоровьем и мог заболеть от малейшего сквозняка. Одним ударом отец был способен сразить его наповал. Билли же был на редкость вынослив. Маркиз не раз жестоко избивал его.
Чувствуя, что ладони стали влажными, мальчик приблизился к кабинету. Билли хорошо понимал, что, если признается в том, что взял подзорную трубу, ему несдобровать. И все же, собравшись с духом, он расправил плечи и отважно переступил порог комнаты. Пьяный, с всклокоченными волосами маркиз, одетый в мятую бархатную куртку, прижал к стене перепуганного лакея, собираясь ударить его.
Билли не подозревал, что Редж и Джастин последовали за ним и теперь видели и слышали все происходящее. Достав из кармана подзорную трубу, он смело шагнул к отцу.
— Сэр, ваша подзорная труба у меня. Никто не похищал ее. Я взял ее на время и теперь хочу положить на место.
Маркиз, тяжело дыша, обернулся. Его лицо пошло красными пятнами от гнева. Прищурившись, он зло смотрел на сына. Слуга стремглав выбежал из кабинета.
— Хорошо! Значит, ты взял ее на время?
Билли почувствовал, что почва уходит у него из-под ног. Дикий взгляд пьяного отца пугал мальчика. Глаза маркиза были налиты кровью, длинные каштановые с проседью волосы растрепаны, лицо поросло щетиной. В этот момент он походил на старого пирата. Приблизившись к сыну, он дохнул на него винными парами.
— Отец! — предостерегающе воскликнул Перси.
Билли, не опуская глаз, смотрел на отца. Молить о пощаде и унижаться было бесполезно.
— Отец, — отчаянно взмолился Перси, — прошу тебя! Оставь Билли в покое…
Получив первый удар, Билли отлетел к книжным шкафам, разбил губу о край деревянной полки и упал. Сверху на него посыпались книги. Отец перешагнул через груду пыльных томов и, приподняв сына за руку, снова ударил. Билли заметил, что кровь из разбитого носа течет на страницы раскрывшейся книги. Это была «Смерть Артура». Град новых ударов и пинков посыпался на мальчика. У него не было возможности увернуться. В конце концов Труро схватил тяжелый словарь и ударил сына по голове.
— Сколько раз я предупреждал тебя, чтобы ты не прикасался к моим вещам?! Ах ты, вор! Ты думал, что сможешь положить трубу назад так, что я ничего не замечу, да?! Ты считаешь себя умным?!
Билли как будто со стороны услышал свой дрожащий лепечущий голос. Он просил отца о прощении, хотя знал, что это не приведет ни к чему хорошему. Маркиз схватил сына за волосы, и мальчик закричал от боли. В этот момент он понял, что отец собирается убить его.
— Отец! — завопил Перси и бросился к Труро, но тот отбросил его в сторону.
— Никогда не прикасайся к моим вещам! Заруби это себе на носу! Я научу тебя хорошим манерам!
Кровь заливала лицо мальчика, его левый глаз заплыл. Приподняв голову, он молча взглянул на отца. Маркиз ударил сына ногой в живот. Лежа на груде книг, Билли чувствовал, что теряет сознание. В его ушах стоял шум. И все же он услышал вопль своих друзей.
— Прекратите! — срывающимися голосами кричали бледные, перепуганные Джастин и Редж.
Как ни странно, но маркиз подчинился приказу. Однако. Билли было от этого не легче. Теперь, кроме боли, он испытывал чувство глубокого унижения. Его гордость была уязвлена. Однокашники узнали тайну, которую он старательно скрывал от всех. Он чувствовал, что погиб. Редж и Джастин непременно расскажут в школе все, что видели в замке Тор-кэрроу. И тогда все узнают, что Билли — полное ничтожество, что его ненавидит даже собственный отец. Итон, казавшийся Билли настоящим раем, спасительным островом в бурном море жизни, растворился в тумане. Так, согласно одной из корнуоллских легенд, кануло когда-то, много столетий назад, в пучину вод сказочное королевство Лайонесс. Маркиз медленно распрямился и бросил на мальчиков угрожающий взгляд. Билли со страхом ждал, что он сейчас накинется на его приятелей.
— Л-лорд Труро… — пролепетал охваченный ужасом Джастин.
Маркиз откашлялся, поправил одежду и пригладил длинные растрепанные волосы.
— Господа, — обратился он к приятелям Билли, — мой сын виновен в серьезном нарушении установленных мною в доме правил. Боюсь, что мне придется немедленно отослать вас к родителям. Каникулы закончены.
— Билли, — прошептал перепуганный Редж, — как ты себя чувствуешь?
Билли боялся взглянуть на своих друзей. На его глаза набежали слезы, и он едва сдерживал их.
— Не беспокойтесь, ребята. Уильям — выносливый мальчик. Мор, закладывай карету. Молодые господа покидают замок сегодня вечером.
— Сегодня вечером? — изумленно вскричал Перси. — Но в этот поздний час на дорогах опасно…
— В таком случае поезжай с ними в качестве сопровождающего, — язвительно сказал маркиз.
— И поеду! — воскликнул Перси, чувствуя себя оскорбленным, и обратился к гостям: — Джастин, Редж, я провожу вас до дому, чтобы убедиться, что вы благополучно доехали.
— До встречи в школе, Билли, — робко сказал Редж. «Прошу вас, никому не говорите о том, что вы видели и слышали здесь», — хотел сказать Билли, но гордость не позволила ему сделать это. Он не хотел никого ни о чем просить.
Труро Приказал всем выйти из кабинета. Билли лежал на груде книг, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание. У него кружилась голова. Редж и Джастин ушли, чтобы собрать вещи. Маркиз приказал слугам держаться подальше от кабинета и ни во что не вмешиваться. Он хотел сурово наказать младшего сына.
Окинув сердитым взглядом комнату, в которой он учинил разгром, маркиз бросил Билли:
— Наведи порядок в кабинете!
И с этими словами вышел, хлопнув дверью. В комнате воцарилась тишина.
Лежа в прохладной полутьме, Билли не двигался. Он закрыл глаза. От побоев ломило тело. Мальчик не мог больше сдерживать слез, и они потекли по его щекам неудержимым потоком. Билли оплакивал свое недолгое счастье — учебу в школе. «Неужели на земле нет ни одного человека, который любил бы меня?» — в отчаянии спрашивал он себя. Но вскоре жалость к себе уступила место ярости. Гнев закипел в его душе. Билли больше не мог находиться в бездействии и осторожно встал на четвереньки. При тусклом свете луны, проникавшем в кабинет сквозь окно, он увидел, что валявшиеся на полу книги залиты его кровью. Подняв одну из них, он хотел начать уборку, но тут его ярость выплеснулась наружу. С громким неистовым воплем он начал вырывать страницы из тома.
Словно обезумев, он принялся расшвыривать книги в кожаных переплетах по всей комнате. Что бы с ним ни случилось, теперь это было ему безразлично. Билли чувствовал, что его бьет дрожь, но ушибы и ссадины больше не причиняли боли. В приступе безудержного гнева он забыл о них. Он испил до дна чашу унижения и теперь хотел только одного — выместить на чем-нибудь свою злобу.
Схватив подзорную трубу, он расколотил ею стеклянный ящик. Тяжело дыша, Билли осмотрелся вокруг, и его взгляд упал на письменный стол маркиза. Подбежав к нему, мальчик сбросил на пол бумаги, а затем стал вытряхивать из выдвижных ящиков их содержимое. Схватив бутылочку с чернилами, швырнул ее в висевший на противоположной стене портрет, на котором молодой маркиз был запечатлен в военно-морской форме. Внезапно гнев Билли утих.
Мальчик остановился посреди залитой лунным светом комнаты, глядя на испорченный портрет. Ненавистное лицо отца было измазано темными густыми чернилами. По мере того как Билли медленно приходил в себя, в его душе просыпался ужас. Он растерянно огляделся вокруг, не веря своим глазам.
Всюду были разбросаны мятые деловые бумаги, испачканные книги в кожаных переплетах, разорванные счета. «Что я наделал? — с ужасом думал Билли. — Теперь отец наверняка убьет меня. Я должен бежать из дома!»
…Картины прошлого вставали перед мысленным взором Блейда. Он вспоминал свое детство, устремив невидящий взор на бриллиантовое колье.
Он сжал драгоценное колье в руке и глубоко вздохнул. Ему снова хотелось увидеть златовласую красавицу, сделавшую ему неожиданный подарок. Может быть, она действительно разглядела в нем что-то хорошее? Блейду вдруг стало мучительно больно. Сильный мужчина, который никогда не искал участия и ласки, ощутил потребность в том, чтобы странная ночная гостья, с которой он был едва знаком, вновь приласкала и поцеловала его. Но скорее всего эта девушка испытывала к нему презрение. Попытки снова увидеться с ней ни к чему не приведут. Однако Блейд лихорадочно искал предлог, чтобы снова встретиться с прекрасной Джесиндой.
«Ах да, — подумал он вдруг и вздохнул с облегчением. — Я ведь должен вернуть ей колье!»
Билли не знал, что он скажет Джесинде при встрече. Пожалуй, просто отдаст бриллианты и удалится. Во всяком случае, он убедится, что с девушкой все в порядке. Судьба Джесинды волновала его.
Чуть дрожащей рукой он вынул изо рта окурок сигары и положил его в пепельницу. Встав, надел кобуру с пистолетом, застегнул ремень, на котором висел кинжал, и, накинув черную кожаную куртку, взглянул на висевшие на стене часы. Было ровно пять.
Даже такой обитатель лондонского дна, как он, знал, где в этот час можно встретить богатую столичную публику. Этим местом был Гайд-парк.
Выйдя из комнаты, Блейд направился по коридору к лестнице. Он был готов к встрече с любой опасностью, ожидавшей его за пределами логова разбойников. Наивная избалованная девушка отважилась явиться в темный мир беззакония. Теперь была его очередь переступить порог ее мира богатства и роскоши.
Наступил новый день. Сегодня Джесинда должна была предстать перед родственниками. Вчера ночью, когда Люсьен привез ее в дом Найтов, все уже спали, и встреча с родными была отложена на утро. Джесинда с ужасом ждала восхода солнца. Это было самое тяжелое испытание в ее жизни.
— О чем ты думала?..
— Как ты могла сделать такое, Джесинда?..
Встревоженные слуги подслушивали, стоя у дверей библиотеки, в которой собрались члены семейства Найт. Джесинда сидела на жестком деревянном стуле посреди комнаты. Сгорая от стыда, она мрачно молчала, не зная, что сказать. Ее рассерженные братья тем временем обвиняли друг друга, гувернантку, импульсивный характер женщин, дурную наследственность, но прежде всего саму Джесинду. Однако их жены, Бел и Элис, встали на ее защиту. Пререкания супругов грозили перейти в семейную ссору.
Джесинда радовалась тому, что Деймиен и Миранда находились сейчас в своем Беркширском поместье. Два месяца назад у них родились близнецы. Джесинда с ужасом думала о том, что мог бы сказать ей ее брат-полковник.
— Нельзя заставлять Джес выходить замуж за нелюбимого человека, Роберт, — мягко сказала Бел, стараясь вести себя как можно более дипломатично. — Она должна сама выбрать себе мужа, как сделали это мы.
Джесинда надеялась, что ее поддержит Алек, ее любимый брат, который был моложе остальных четырех. Характеры Джесинды и лорда Алека были очень схожи. Однако он почему-то не явился на эту встречу.
— Я хочу только одного — защитить сестру! — воскликнул Роберт. — Если она в ближайшее время не выйдет замуж, то обязательно попадет в какую-нибудь скандальную историю. Неужели вы этого хотите?
— Пожалуйста! Прошу вас… — начала было Лиззи, но ее никто не желал слушать.
Лиззи, лучшая подруга и компаньонка Джесинды, считала во всем виноватой себя и пыталась объяснить произошедшее тем, что не сумела убедить Джесинду воздержаться от опрометчивых поступков. Мисс Худ, гувернантка девушки, заявила о том, что увольняется.
— Расчет вы можете послать мне вот по этому адресу, — сказала она, передавая записку жене Роберта. — Впервые в жизни встречаю такую непослушную, упрямую девчонку…
— Мисс Худ, прошу вас, останьтесь! — умоляющим голосом воскликнула Бел. — Дайте нам по крайней мере возможность найти другую гувернантку!
Люсьен попытался уладить конфликт, но его дипломатическое мастерство, всегда помогавшее найти общий язык с иностранными сановниками, на этот раз не возымело успеха. Напрасно он старался успокоить членов семьи. В конце концов он замолчал и, скрестив на груди руки, устремил на сестру укоризненный взгляд. Люсьен сдержал слово, ничего не сказав о том, что Блейд поцеловал Джесинду.
Она не понимала, зачем этот дерзкий негодяй признался брату в поцелуе. Должно быть, Блейд поверил ее пустым угрозам и решил, что Джесинда расскажет родным о том, как она развлекалась в логове разбойников.
— Как долго ты намеревалась отсутствовать? — снова заговорил Роберт. Высокий черноволосый герцог, которому было около сорока лет, сидел за большим полированным столом и грозно взирал на сестру. — Или ты не задумывалась о том, что будешь делать дальше? Неужели у тебя действительно куриные мозги и ты не способна ни на что, кроме глупых выходок?
Джесинда молча потупила взор, сцепив пальцы рук на коленях.
— Неужели ты не подумала о том, что мы будем беспокоиться о тебе?
Джес даже не пыталась отвечать на вопросы брата. Это было бесполезно, ее никто не слушал. Стоило раскрыть рот, как на нее извергался поток новых упреков и едких замечаний. Такова была участь младшего члена шумного, неистового семейства, да к тому же единственной девочки среди шестерых детей. Вскоре в библиотеку вошла смущенная няня с двухлетним сыном Роберта на руках. Маленький наследник герцогского титула по имени Морли громко плакал. Бел посадила малыша на колени и стала успокаивать. Элис тем временем продолжала уговаривать возмущенную гувернантку остаться в доме Найтов.
Джесинда закрыла глаза. Голова раскалывалась от боли. В эту минуту ей было так плохо, как никогда в жизни. Однако, как оказалось, она еще не до конца испила чашу горечи. На пороге библиотеки внезапно появился лорд Гриффит. Он приехал, чтобы обсудить детали церемонии бракосочетания. Услышав о том, что его невеста пыталась сбежать из дома, чтобы только не выходить за него замуж, галантный маркиз помрачнел. Джесинда впервые увидела на его всегда спокойном, добродушном лице выражение гнева.
Нахмурив брови, Йен бросил на предполагаемую невесту разъяренный взгляд. В этот момент он походил на оскорбленного царственного льва.
— Все понятно. — У него был обиженный тон. Его мужское самолюбие было уязвлено.
Джесинда готова была провалиться сквозь землю. Вспыхнув до корней волос, она пролепетала извинения. Но этот лепет тут же заглушили громкие голоса братьев, которые пытались оправдать вероломство сестры. Элис и Бел вновь бросились защищать Джесинду. Йен с таким сомнением смотрел на девушку, как будто давно ожидал, что она выкинет что-нибудь подобное. Малыш снова громко заплакал. Его крик и вопли присутствующих тупой болью отдавались в голове Джесинды.
«Заставь их выслушать тебя, девочка, — вспомнила она слова Блейда. — Умей постоять за себя».
Нет, Джесинда чувствовала, что потерпела поражение. Теперь ей уже никогда не обрести свободу. Даже хладнокровный Люсьен рассердился на нее. Она понимала, что отныне с нее не спустят глаз. Она будет находиться под неусыпной охраной до конца своей жизни. Необходимо было срочно что-то предпринять. Не отдавая себе отчета в том, что делает, Джесинда вскочила на ноги.
— Остановитесь! — воскликнула она. Ее лицо пылало от волнения. — Прошу вас!
В библиотеке сразу же стало тихо. Присутствующие опешили от ее выходки. Даже малыш утих, недовольно сопя. Джесинда обвела взглядом родных. Ее била дрожь.
— Прошу вас, не ссорьтесь из-за меня. Я знаю, что все вы стремитесь взять меня под свою защиту. Но для меня это невыносимо. Я понимаю, что вела себя неправильно и… глупо, и сожалею о тех неприятностях, которые доставила вам. — Гувернантка хмыкнула. Взглянув на нее, Джесинда продолжала: — Прошу вас, мисс Худ; не увольняйтесь. Я приношу вам свои извинения и обещаю, что исправлюсь. — Слезы набежали на глаза девушки. Она чувствовала себя глубоко униженной, но, несмотря на это, продолжала: — Лорд Гриффит, я должна попросить у вас прощения и объясниться с вами. Вы не заслужили плохого отношения к себе. Я высоко ценю вас. Вы — лучший из людей. Вы благородны, добры, великодушны. Но я не могу выйти за вас замуж, потому что вы до сих пор любите Кэтрин…
— Джесинда! — возмущенно воскликнул Роберт, ошеломленный тем, что сестра упомянула имя умершей жены маркиза.
— Все в порядке. Позвольте ей высказаться, — промолвил Йен.
Леди Найт сглотнула, чувствуя, что комок подкатывает к горлу.
— Я хочу, чтобы вы выслушали меня, — промолвила она. — И постарались понять. Но даже если вы не поймете меня, я буду довольна хотя бы тем, что сказала всю правду. Если бы я вышла за вас замуж, Йен, зная, что вы не любите меня, я поступила бы нечестно по отношению к вам, старому другу семьи. А вы не заслуживаете этого. Я слишком хорошо знаю себя. Так вот, я не могла бы хранить вам верность. Простите меня за подобные слова. Но вы казались бы мне чужим и далеким, я чувствовала бы, что мной пренебрегают. В конце концов я — дочь своей матери, и во мне заговорила бы ее кровь. Именно поэтому я должна отклонить ваше великодушное предложение. Вы тяжело переживали смерть Кэтрин, и я не хотела бы причинять вам новые страдания.
После шокирующего монолога в комнате установилась мертвая тишина. Джесинде было не по себе. Она стояла перед собравшимися, чувствуя на себе их взгляды и отчаянно надеясь на то, что кто-нибудь нарушит тягостное молчание.
— Она права, Роберт, — промолвил Йен, взглянув на герцога. — Меня волнует участь леди Джесинды, я отношусь к ней как к сестре. И если она полагает, что единственным способом избежать судьбы матери является для нее брак по любви, то вы должны запастись терпением и ждать до тех пор, пока она не встретит своего суженого.
— Проклятие, — пробормотал Роберт и, признавая свое поражение, со вздохом откинулся на спинку кожаного кресла.
Джесинда закрыла глаза и опустила голову, испытывая чувство облегчения. Возможно, когда-нибудь она пожалеет о том, что сделала сейчас. Йен действительно был умным, добрым человеком. Он прекрасно заботился бы о ней.
Роберт попросил оставить его наедине с Гриффитом. Он хотел побеседовать со старым другом с глазу на глаз. Все поспешно вышли из библиотеки.
— Мы закончим этот разговор позже, — проворчал герцог, обращаясь к Джесинде. И она поняла, что ей рано успокаиваться.
Сердитое выражение карих глаз брата свидетельствовало о том, что ее выходка не останется без последствий. Девушке придется расплачиваться за свой опрометчивый поступок.
Она не обижалась на Роберта, понимая, что своими действиями вывела его из себя. Чувствуя себя глубоко несчастной, она вышла в отделанный мрамором коридор. Видя что ее невестки хмурятся, явно недовольные ею, Джесинда быстро извинилась и бросилась бежать в свою комнату. Однако Лиззи догнала ее и попыталась выразить ей свою поддержку.
— Джес! Куда ты бежишь? — Лиззи была белолицей двадцатилетней девушкой с задумчивыми серо-голубыми глазами и легкими каштановыми волосами, которые она гладко зачесывала назад и собирала в пучок. — Могу ли я чем-нибудь тебе помочь?
— Не обижайся, Лиззи, но мне надо побыть одной. Передай Роберту, что я поехала покататься в Гайд-парк, хорошо? Я скоро вернусь. Скажи ему, чтобы он не волновался, — добавила Джесинда, не скрывая горечи. — Я возьму с собой конюха и буду постоянно находиться под его присмотром.
Не дожидаясь ответа, она поднялась на четвертый этаж в свои роскошные апартаменты, чтобы переодеться в платье для верховой езды и приказать слугам седлать белого мерина.
Только промчавшись по зеленым аллеям парка на своем резвом скакуне, Джесинда смогла перевести дух и немного успокоиться. В этот час она каталась в отдаленной части Гайд-парка в гордом одиночестве, но скоро сюда должна была нагрянуть публика. Толпы роскошно одетых аристократов, как обычно, появятся здесь верхом и в открытых колясках. Через некоторое время Джесинда заметила свою знакомую, леди Кэмпион. Леди Найт восхищалась этой женщиной. Леди Кэмпион была для нее настоящим кумиром. Ультрамодная дама средних лет выглядела, как всегда, великолепно. Джесинда считала, что она из той породы женщин, к которой принадлежала и ее мать.
Родственники Эвы Кэмпион заставили ее в юности выйти замуж за «старую развалину», как сказал бы Блейд. Через несколько лет после свадьбы ее дряхлый муж умер, и леди Кэмпион в свои двадцать с небольшим лет стала вдовой. Получив полную свободу, Эва начала жить так, как ей хочется, не считаясь ни с кем и ни с чем. Она полагала, что выполнила свой долг перед семьей и теперь была вольна поступать так, как ей заблагорассудится. Эва вела игру по правилам, которые диктовало светское общество, и победила.
Джесинда увидела леди Кэмпион в одной из аллей парка. Роскошная баронесса каталась в ярко-желтом фаэтоне с красивым молодым драгунским офицером. Вздохнув, девушка проводила ее завистливым взглядом.
Стройный длинноногий конь Джесинды бежал рысцой по мягкому дерну. Одетый в ливрею конюх, правивший легкой коляской, едва поспевал за своей госпожой. Джесинда позабыла обо всем на свете, заботы и волнения оставили ее. Яркий розовый шарфик из тончайшего газа, повязанный вокруг высокой тульи ее шляпки для верховой езды, изящно развевался по ветру. Длинные юбки вздымались в такт движениям ее лошади. И все же, несмотря на приподнятое настроение, Джесинда в глубине души испытывала неприятное чувство. Катаясь по большому кольцу парка и не выходя за его пределы, она ощущала себя диким животным, пойманным в клетку.
Постепенно в Гайд-парк стала стекаться обычная публика. Вскоре Джесинда столкнулась с группой своих приятелей. Это были известный в светском обществе денди Эйлер Лоринг, его собутыльник Джордж Уинтроп и их друзья, молодые бездельники, прожигавшие жизнь. Остроумный Эйсер своими шутками и лестью быстро привел Джесинду в хорошее расположение духа.
Девушка не спешила возвращаться в дом Найтов, чтобы узнать, какой приговор вынес ей Роберт. Она позволила приятелям уговорить себя покататься по Роттенроу, аллее для верховой езды в Гайд-парке. Молодые люди устроили скачки, и Джордж Уинтроп очень расстроился, когда Джесинда обогнала его. Мерин Джесинды разыгрался после скачки. Стоя на зеленой лужайке, куда молодежь отъехала, чтобы поболтать, он стал беспокойно пританцовывать. Эйсер, победитель скачки, натянул поводья, останавливая своего роскошного педого скакуна рядом с Джесиндой. Высокий красивый молодой человек с мягкими волнистыми каштановыми волосами был одет в изящный сюртук зеленого цвета, замшевые бриджи и черные, начищенные до блеска сапоги для верховой езды.
— Не оборачивайтесь, миледи, — сказал он с ухмылкой, бросив надменный взгляд туда, где за барьером толпились зрители, пришедшие посмотреть на богатую публику, — но мне показалось, что вон та журналистка из модного журнала «Ассамблея» отпустила критическое замечание по поеоду вашего костюма для верховой езды.
— В таком случае мне следует проехаться мимо нее, чтобы она имела возможность по достоинству оценить мою восхитительную амазонку.
— Не советую вам делать это, иначе на следующей неделе подобные платья наденут жены всех лондонских торговцев.
— Где она стоит? — спросила Джесинда.
— Эй! Леди Джесинда! Ваше сиятельство! Подъезжайте сюда! — раздался высокий женский голос.
Эйсер изящным жестом, исполненным иронии, указал в том направлении, откуда доносились крики журналистки.
— Кто этот варвар? — спросил он вдруг и нахмурился.
Джесинда обернулась и сначала увидела женщину в соломенной шляпке с большими полями, неистово махавшую ей, а затем «варвара». Улыбка тут же исчезла с лица Джесинды.
— Уинтроп, посмотрите-ка на этого длинноволосого парня, — насмешливо сказал Эйсер. — Интересно, как он сюда попал?
— Он похож на разбойника с большой дороги, — заявил Джордж.
Молодые люди расхохотались. Однако Джесинде было не смешно. Оцепенев, она смотрела на «варвара», чувствуя, что се сердце готово выпрыгнуть из груди. Господи, что он здесь делает?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольстительная леди - Фоули Гэлен



Отличный роман.Впрочем, как вся серия про семейство Найтов.
Обольстительная леди - Фоули ГэленНАТАЛЬЯ
27.09.2011, 21.31





Читаю по порядку серию про Найтов.И этот роман самый скучный, приглаженный какой-то.Не впечатлил
Обольстительная леди - Фоули ГэленНаталия
5.11.2013, 6.38





Роман интересный, но грустный.
Обольстительная леди - Фоули ГэленКэт
14.01.2014, 14.38





Ещё один прекрасный роман из этой серии, каждая книга о братьев открывает разный образ их жизни,обид, а сколько в то время было запрещено отцам тем более с титулом показывать свою любовь к детям и бывает такая жестокость что удивляешься за что они так наказывают своих детей. Но как правильно потом отец ему сказал что он бы испортился или не дожил бы,а так вырос такой классный мужчина и я рада, что Билли остался человек хотя жил в трущобах и конечно если бы не его любовь к Джес он бы не выкарабкался из всего этого, читайте.
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
25.03.2015, 21.30





Кстати есть продолжение про маркиза Гриффирта (жениха Джессинды)называется "Её единственное желание", но читать его надо после всей серии и этот роман относится к трилогии специй
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
3.04.2015, 15.36





Чудесный роман. Динамичное действие, живое, стремительное, без надоедливых диалогов и нудных мудрствований. Вот такие романы мне любезны. А более всего я не люблю, когда секс задерживается, если дама начинает ломаться, как мятный пряник, и нудствовать, что я называю кочевряжиться. В этом романе главные герои сразу прыгнули в койку и получили свое удовольствие по максимуму, чего и Вам желаю.
Обольстительная леди - Фоули ГэленВ.З.,67л.
30.04.2015, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100