Читать онлайн Обольстительная леди, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольстительная леди - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Обольстительная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Проснувшись на следующее утро, Рэкфорд блаженно улыбнулся. Он чувствовал себя хорошо отдохнувшим, бодрым и энергичным. Несколько мгновений он лежал неподвижно, наслаждаясь ощущением полного счастья. Ему было тепло под простыней, но утренний воздух слегка холодил неприкрытые плечи и руки.
На улице шел летний дождь, и Рэкфорд, не открывая глаз, слушал, как капли барабанят по крыше. В открытое окно проникали запах омытой дождем зелени и птичьи трели. Рэкфорд сладко потянулся. Он был влюблен и находился в гармонии с миром.
Протянув руку, он пошарил по постели. Неужели эта ночь была всего лишь сном? Или, может быть, Джесинда действительно дремлет сейчас рядом? Дотронувшись до ее нежной руки, он замер. Джесинда спала в его постели! Прекрасная в своей ослепительной наготе, как лесная нимфа, она лежала, разметав по подушке золотистые локоны.
Открыв глаза, Рэкфорд залюбовался ее нежным профилем. Щеки Джесинды разрумянились, длинные темные ресницы отбрасывали тени, губы улыбались во сне. Его охватила бурная радость. Эта юная красавица любит его! Он помнил те слова, которые она шептала ему ночью. А главное, Джесинда согласилась стать его женой!
Он ближе придвинулся к ней и заключил ее в свои объятия. Джесинда тихо вздохнула. Рэкфорд ощущал исходящий от ее золотистых локонов сладковатый аромат жасмина. Теперь он знал, что такое счастье. Все горести, все пролитые им слезы были забыты, как прошлогодний снег, растаявший под ярким весенним солнцем. Его душу переполняла светлая радость, которая, как он знал, никогда не иссякнет, как подземный источник прозрачной живительной воды. Рэкфорду казалось, что он воскрес к новой жизни.
Джесинда заворочалась, и он поцеловал ее в ушко.
— О, Рэкфорд, — с улыбкой промолвила она, не открывая глаз.
— Доброе утро. Что бы вы хотели съесть на завтрак, миледи?
— А что вы можете мне предложить? Сосиску? Рэкфорд засмеялся над ее непристойной шуткой.
— Господи, как я люблю эту женщину! — воскликнул он.
— Кого? Меня? — с невинным видом спросила Джесинда, переворачиваясь на спину.
— Да, тебя, — ответил Рэкфорд и чмокнул ее в носик. Поймав на себе, его пылкий взгляд, Джесинда нахмурилась.
— Не смотри на меня, — сказала она. — Я только что проснулась и, наверное, ужасно выгляжу.
— Ты не смогла бы выглядеть ужасно, даже если бы захотела этого, моя дорогая.
— Льстец.
Джесинда потерла глаза и сладко зевнула.
— Как бы то ни было, но я уверена, что приличные люди не занимаются любовью по утрам, — заявила она, угадав его намерения.
— Ошибаетесь, миледи, — возразил он.
Откинув простыню, Джесинда некоторое время с любопытством смотрела на его возбужденную плоть.
— Ты настоящий варвар, — наконец сказала она, качая головой.
— Да, и ты любишь меня за это.
Навалившись на нее, он стал щекотать ее, осыпая лицо и плечи поцелуями. Постепенно ее звонкий смех перешел в стоны страсти. Они катались по кровати, простыня упала на пол, и Джесинда вскоре оказалась сверху. Внезапно ей в голову пришла интересная мысль, и она лукаво улыбнулась.
Джесинда велела Рэкфорду сесть, прислонившись к спинке кровати. Чувствуя, как бешено бьется сердце, он выполнил ее распоряжение, догадавшись, чего именно она хочет. Джесинда села верхом, и его плоть проникла в ее горячее влажное лоно. Рэкфорд обхватил руками ее бедра, и она крепко обняла его за плечи. Целуя ее шею, Рэкфорд почувствовал, как она начала раскачиваться, а потом ритмично задвигалась. Он ощущал прикосновение ее набухших затвердевших сосков, когда она прижималась к нему, выгибая спину. Рэкфорд опустил руку и проник, раздвинув шелковистые завитки, прикрывавшие ее промежность, к самой чувствительной точке ее тела. Джесинда задрожала от наслаждения.
— Я люблю тебя, — пробормотал он.
Джесинда закрыла глаза, отдаваясь на волю упоительных чувств. Дождь усилился, превратившись в настоящий ливень. Рэкфорд крепко сжимал бедра Джесинды, стараясь доставить ей максимальное удовольствие. На этот раз она задавала темп и ритм движений. Ни одна женщина не доставляла ему такого острого наслаждения.
Запрокинув голову в порыве всепоглощающей страсти, Джесинда стала двигаться быстрее. Ее шелковистые локоны били его по лицу. Стиснув зубы, Рэкфорд сдерживал себя до тех пор, пока она не достигла апогея наслаждения. Когда судорога пробежала по ее телу и она издала последний громкий стон, Рэкфорд утратил контроль над собой и тоже погрузился в волны страсти, пережив экстаз.
После бури острых ощущений они долго лежали, не размыкая объятий. Они были похожи на двух потерпевших кораблекрушение моряков, выброшенных на берег океанской штормовой волной.
— Джесинда, — прошептал Рэкфорд, который потерял счет времени.
— Да, Билли?
— Мне нравится произносить твое имя. Я уже говорил тебе об этом? Оно похоже на звон церковных колоколов, разносимый по округе весенним ветерком.
Она приподняла голову и улыбнулась. Не говоря ни слова, поцеловала его в переносицу, а потом коснулась губами шрама над бровью.
Ее нежность тронула душу Рэкфорда. Он понял, что Джесинда действительно любит его, и в его сердце родилась надежда. Они смогут быть счастливы вместе, несмотря ни на что! Рэкфорду вдруг захотелось петь и плакать от радости. Но он сдержался и только крепче обнял Джесинду, прильнувшую к его груди. Рэкфорд ни на минуту не забывал, что эта хрупкая женщина, похожая на сказочную фею, сегодня ночью спасла его. Причем спасла не только его жизнь, но и душу. Рэкфорду казалось, что Джесинда знает об этом.
— Как ты думаешь, сколько сейчас времени? — спросила девушка.
— Часов семь, наверное, — ответил он и, приподнявшись на локтях, взглянул на каминные часы. Его глаза стали круглыми от изумления и ужаса. — Уже десять часов, Джесинда! — воскликнул он.
Она всполошилась.
— Десять часов? О Боже! Мне надо немедленно вернуться домой. Горничная будит меня каждое утро в половине одиннадцатого.
Они вскочили с постели и стали быстро одеваться. Рэкфорд понимал, что может произойти, если герцог и его домочадцы заметят отсутствие сестры.
— О Господи, — испуганно бормотала Джесинда, собирая разбросанные на полу предметы одежды.
Она удалилась за стоявшую в углу ширму и вскоре появилась одетая в платье, однако ей была необходима помощь Рэкфорда, чтобы застегнуть крючки на спине. В свою очередь, Джесинда помогла Рэкфорду, который уже успел натянуть рубашку и брюки, завязать шейный платок. Она умела делать модный узел, получивший название «почтовая карета». У нее был в этом деле богатый опыт, так как ее услугами часто пользовались братья. Однако сейчас у нее от страха дрожали руки, и она возилась с платком дольше, чем обычно. Тем не менее Рэкфорд терпеливо ждал. Ему не хотелось звать Филберта, которого он недолюбливал.
Через несколько минут они уже сидели в двухколесном экипаже Рэкфорда, мчавшемся по улицам Лондона в сторону Сент-Джеймс-стрит и Грин-парка. Дождь прекратился, но небо было все еще хмурым. Рэкфорд на всякий случай поднял кожаный верх коляски.
— Слушай меня внимательно, — промолвил он. — Ты должна сказать родным, что встала сегодня рано утром и пошла прогуляться в парк. А я пока поднимусь к герцогу и отвлеку его.
— Чем именно ты собираешься отвлечь брата?
— Что за странный вопрос! Я попрошу у него твоей руки! Лицо Джесинды озарилось радостью.
Когда коляска остановилась у парка, молодые люди поцеловались на прощание и девушка поспешно вышла из экипажа. Рэкфорд направился дальше, к дому Найтов, а Джесинда стала с беспечным видом прогуливаться по аллеям.
Однако, выждав минуту, она огляделась по сторонам и, громко засмеявшись, закружилась от переполнявшего ее счастья. Она встретила свою любовь! Какое это было чудо! Дже-синде хотелось поделиться своей радостью с Лиззи, рассказать ей о том, что она и Рэкфорд женятся.
Тем временем лорд как ни в чем не бывало подъехал к дому Найтов. Открыв дверь, мистер Уолш, как обычно, приветствовал гостя. Но на этот раз Рэкфорд приехал с визитом не к леди Джесинде, а к хозяину особняка. Сняв шляпу, он передал ее дворецкому и спросил, дома ли его светлость. Мистер Уолш сообщил, что герцог Хоксклифф находится в своем кабинете.
Рэкфорд направился туда, чувствуя, что его сердце готово выпрыгнуть из груди. Переступив порог кабинета, он поклонился. Роберт вышел из-за стола и пожал ему руку.
— С чем пожаловали, Рэкфорд? — спросил он.
Гость кашлянул, чувствуя, что как от волнения к горлу подступил комок.
— Ваша светлость, я приехал, чтобы просить руки леди Джесинды. У меня есть все основания полагать, что на этот раз она благосклонно отнесется к моему предложению.
Рэкфорд был доволен тем, что заранее заявил семье Джесинды о своих серьезных намерениях. Это должно было облегчить его задачу. Однако самодовольная улыбка сошла с его лица, когда он увидел, что герцог хмурится.
— Понятно, — промолвил он и, вскинув голову, с раздражением посмотрел на гостя, — И вы полагаете, что Джесинда примет ваше предложение после скандала, устроенного вами вчера на балу? Это было отвратительное зрелище, сэр.
— Приношу свои извинения за несдержанность, ваша светлость, но мистер Лоринг задел мою честь.
— В таком случае почему вы не вызвали его на дуэль?
— Потому что, если бы я сделал это, у него не было бы шансов остаться в живых.
Герцог невольно улыбнулся.
— Вы любите мою сестру, Рэкфорд?
Прямой вопрос смутил лорда. Он не знал, что ответить. Ему казалось, что настоящий мужчина не должен демонстрировать свои чувства. Кровь прилила к его лицу. Хоксклифф выгнул бровь, нетерпеливо ожидая ответа.
— Да, сэр! Я люблю ее больше самой жизни.
Рэкфорд потупил взор, чувствуя на себе испытующий взгляд герцога. А затем снова вскинул голову и посмотрел в глаза Роберту, ожидая его решения. Герцог удовлетворенно кивнул и позвонил в колокольчик.
— Позовите леди Джесинду, — сказал он вошедшему в кабинет дворецкому и, когда тот ушел, снова обратился к Рэкфорду: — Надеюсь, вы уверены, что поступаете правильно. Вы прекрасно знаете, что с ней чрезвычайно трудно сладить. Отныне ответственность за Джесинду ляжет на ваши плечи.
Прошло минут пятнадцать, а Джесинда все не появлялась. Рэкфорд начал беспокоиться. Что могло произойти с ней в парке? Она должна была сразу же направиться в дом.
— Куда запропала Джесинда? — пробормотал герцог обеспокоенным тоном.
— Наверное, мой визит оказался слишком ранним, — осторожно заметил Рэкфорд. — Если хотите, я могу заехать позже.
— Нет, останьтесь, лорд Рэкфорд. Я прекрасно понимаю, что творится сейчас в вашей душе. Вы наверняка с нетерпением ждете, что скажет вам леди Найт.
Герцог вновь позвонил в колокольчик. Но вместо дворецкого в кабинет торопливо вошла Джесинда. Ее волосы растрепались от быстрой ходьбы, щеки разрумянились. В этот утренний час она выглядела очаровательно.
— Ты звал меня, Роберт? — спросила она и тут же сделала вид, что удивлена тем, что в кабинете находится гость. — О, лорд Рэкфорд! Какая неожиданность!
Рэкфорд поморщился, решив, что Джесинда — никудышная актриса. Ее голос звучал неестественно, она явно переигрывала. Он бросил на нее сердитый взгляд, давая понять, что если она не соберется сейчас, то Роберт обо всем догадается. Однако герцог, казалось, не замечал притворства сестры. Несколько мгновений он с нежным обожанием смотрел на нее, а затем многозначительно улыбнулся и, заложив руки за спину, промолвил торжественным тоном:
— Дорогая сестра, я пригласил тебя сюда в столь ранний час, чтобы сообщить радостную новость. Этот во всех отношениях достойный молодой человек оказал нам честь, сделав тебе предложение. Он изъявил желание сочетаться с тобой законным браком и ждет твоего согласия.
Джесинда ахнула. Рэкфорд отметил про себя, что это у нее получилось довольно натурально. Он нежно посмотрел на сияющую от счастья Джесинду, и у него перехватило дыхание. Неужели она действительно так искренне радуется тому, что станет его женой?
— Гм, — произнес Хоксклифф, переводя смущенный взгляд с Рэкфорда на сестру и обратно. — Лорд Рэкфорд дал мне понять, что пользуется твоим расположением и надеется получить положительный ответ.
— О да! — горячо воскликнула Джесинда и смутилась от того, что ответила так поспешно. — То есть… я хотела сказать, что лорд Рэкфорд прав. Я согласна стать его женой.
И в подтверждение своих слов она так энергично кивнула, что локоны рассыпались у нее по спине. Хоксклифф изумленно выгнул бровь. Похоже, его сестра была вне себя от радости. Куда подевались самообладание и сарказм леди Джесинды?
— Прости, если мой вопрос покажется тебе нескромным, но я хотел бы знать… любишь ли ты этого человека?
От избытка чувств слезы набежали на глаза Джесинды. Ее лучистый взор затуманился.
— Да, — сдавленным от волнения голосом произнесла она. Некоторое время герцог пристально смотрел на нее, и на мгновение его такие же карие, как у сестры, глаза увлажнились.
— Прекрасно, моя дорогая, — дрогнувшим голосом промолвил он. — Значит, ты встретила своего суженого. Я благословляю тебя. Выходи замуж за своего избранника и живите в мире и счастье.
Слезы хлынули по щекам Джесинды, и она с криком радости бросилась в объятия брата. Хоксклифф по-отечески поцеловал ее в лоб, а потом крепко пожал руку Рэкфорду.
— Мы должны сообщить всем родственникам о моем замужестве! — воскликнула Джесинда, понемногу приходя в себя. — О, как мне не хватает Лиззи! Бел, Миранда и, конечно же, Элис помогут нам устроить свадьбу. А как вы думаете, на какой день нам лучше ее назначить? Не забудьте, что я должна еще сшить себе роскошное платье! Рэкфорд, давай купим одну из новых вилл, построенных у Риджентс-парка! Мне хотелось бы жить после свадьбы в красивом доме. И еще я думаю, что сегодня вечером нам надо устроить званый обед и объявить на нем о нашей помолвке.
— Джесинда, — остановил ее герцог и, вздохнув, на мгновение потупил взор, как будто собираясь с силами, прежде чем произнести то, что давно уже вертелось у него на языке. Переложив на столе несколько документов из одной стопки в другую, он снова поднял глаза на сестру. — Я должен сделать тебе одно замечание.
— Да?
Повернувшись к брату, сияющая Джесинда вопросительно посмотрела на него.
— Гм. Даже не знаю, как и сказать, — промолвил герцог с лукавой улыбкой. — У тебя платье надето наизнанку.
И, бросив на Рэкфорда многозначительный взгляд, он жестом приказал молодым людям удалиться.
Три недели спустя Джесинда и Рэкфорд поженились. Их свадьба состоялась в доме Найтов, в скромной обстановке, в тесном кругу родных и близких. Белые двухстворчатые двери, разделявшие два салона, были распахнуты настежь, чтобы вместить около пятидесяти гостей. Роберт провел Джесинду по анфиладе комнат и в украшенной цветами гостиной со скупыми слезами на глазах вручил ее жениху.
Лиззи, игравшая роль подружки невесты, засопела, едва сдерживаясь, чтобы не заплакать, когда Рэкфорд произносил свои «да» в ответ на вопросы священника. Наблюдая краем глаза за своими невестками, Джесинда заметила, что они в восторге от Рэкфорда. Своей приветливостью и обаянием он снискал их симпатию. Рэкфорд стремился влиться в новую семью, , стать ее частью. И родственники Джесинды хорошо понимали его желание. Они сочувствовали Рэкфорду, родители которого отказались приехать на свадьбу. Маркиза Труро прислала свои извинения, но ей и ее супругу трудно было найти оправдание.
Наконец священник обратился к невесте.
— А вы, леди Джесинда Найт, берете ли вы этого мужчину себе в законные мужья, обещаете ли вы любить его, почитать и повиноваться ему…
Услышав эти слова, новобрачные переглянулись, едва сдерживаясь, чтобы не засмеяться.
— …в богатстве и бедности, болезни и здоровье, до конца своих дней? — продолжал священник.
Джесинда так долго молчала, что Рэкфорда охватила паника. Он бросил на нее испуганный взгляд, и она улыбнулась ему в ответ.
— Думаю, что да, — сказала она наконец.
Ответ новобрачной привел священника в замешательство. Люсьен, который по просьбе Рэкфорда был шафером на свадьбе, кашлянул, едва сдерживаясь, чтобы не засмеяться.
Церемония бракосочетания шла дальше своим чередом. Священник говорил торжественным тоном, невеста заливалась краской смущения, жених гордо поглядывал на окружающих, хотя его чувства находились в полном смятении.
— Объявляю вас мужем и женой, — произнес священник. — Можете поцеловаться.
Рэкфорд повернулся к новобрачной и нежно поцеловал ее, сдерживая кипевшую в душе страсть. Родственники и друзья зааплодировали, когда молодые поставили свои подписи на брачном документе. А затем гости столпились вокруг молодоженов.
Лиззи крепко обняла подругу, поздравляя ее с законным бра-ом и желая счастья. Рэкфорд покраснел от удовольствия, принимая сердечные поздравления своих новых родственников.


После церемонии бракосочетания Бел пригласила всех к столу, на котором был сервирован роскошный завтрак. Затем подали великолепный свадебный торт. Сидя за столом, Рэкфорд время от времени пожимал руку Джесинды. Золотое обручальное кольцо на ее пальце внушало ему уверенность в том, что она навеки принадлежит ему.
— Не могу поверить, что вы на целых три месяца уезжаете на континент, — с завистливым вздохом промолвила Лиззи, качая головой.
— Действительно, вам можно только позавидовать! — воскликнули Редж и Джастин.
— Наверное, вам кажется странным, что наше свадебное путешествие продлится столь долго, — весело сказала Джесинда, — но подрядчик предупредил нас, что мы сможем переехать в наш новый дом у Риджете-парка не ранее чем через три месяца.
Друзья Рэкфорда сидели рядом с ним и оказывали недвусмысленные знаки внимания Лиззи. Джесинда была рада этому обстоятельству, так как Алек занял место на другом конце стола рядом с лордом Гриффитом, Деймиеном и Мирандой. Этот негодник провел последние несколько недель на загородной вилле леди Кэмпион, «отрабатывая», должно быть, свои долги. Джесинда довольно холодно приняла его поздравления. Нога Алека зажила, и он был вполне здоров, однако выглядел потерянным. В его голубых глазах застыло выражение горечи. Джесинда считала, что он получил то, что заслужил.
Лиззи старалась не смотреть в его сторону.
— Я думаю, путешествие будет увлекательным, — с улыбкой промолвила она. — А какие страны вы собираетесь посетить?
— О, мы объедем всю Европу, правда, милый? Рэкфорд никогда не был за границей, — сказала Джесинда, сжимая руку мужа. — Мы побываем в Париже, Риме, Флоренции…
— Возможно, в Кале вы встретитесь с Эйсером и Дафной, — заметил Редж.
— Мне кажется, они отправились несколько севернее, — возразил Джастин.
— Да, — согласилась с ним Джесинда. — Они поехали в Гретна-Грин. Все говорят об этом.
После стычки Рэкфорда и Лоринга на балу в великосветском обществе разгорелся новый скандал. Первая красавица Лондона Дафна Тейлор бежала с денди Эйсером Лорингом. Эллен и Эмилия по секрету сообщили Джесинде, что это мать заставляла Дафну охотиться за титулованными женихами. Дже? синда была искренне рада, что Дафна и Эйсер нашли свое счастье.
— В первую очередь мне хотелось бы посетить Венецию, — сказал Рэкфорд. — Увидеть своими глазами те пейзажи, которые запечатлены на полотнах Каналетто.
Лорд тайком подмигнул Джесинде.
— Мы обязательно побываем в Венеции, — промолвила она. — Нам необходимо купить картины и другие предметы искусства для нашего нового дома.
— Купить, ты сказала? — насмешливо спросил Рэкфорд.
— Да, дорогой, именно купить, — ответила Джесинда, делая вид, что сердится на него, и, пригубив бокал с вином, вновь обратилась к Лиззи: — Кроме того, мы планируем посетить Вену, и если в конце путешествия у нас не иссякнет желание колесить по Европе, мы отправимся в Санкт-Петербург.
— Как это замечательно!
— В любой момент ты можешь присоединиться к нам, Лиззи. Я говорю это совершенно искренне. Ты знаешь, что мы всегда рады видеть тебя…
— Нет, я не хочу вам мешать наслаждаться медовым месяцем, — с улыбкой сказала подруга. — Кроме того, на этой неделе меня ждет важная деловая встреча, о которой я пока не хотела бы говорить подробнее.
— Какая встреча? — заинтересовалась Джесинда.
Лиззи и профессор Альфред Гамильтон, отец Бел, переглянулись. Седовласый ученый, член совета Оксфордского университета, разделял страсть Лиззи к старым редким книгам.
— Не будьте столь жестоки, мисс Карлайл! — воскликнул Джастин. — Вы не можете держать нас в неведении почти целую неделю. Мы хотим знать все о ваших планах.
— Да, расскажите нам о предстоящей таинственной встрече! — поддержал его Редж.
Лиззи улыбнулась.
— Ну хорошо, — вздохнув, сказала она. — Доктор Гамильтон собирается познакомить меня с представителем крупного лейпцигского издательства, которое хочет предложить мне сотрудничество. Им нужен перевод одной немецкой рукописи для публикации на английском языке.
— Неужели издатель готов сотрудничать с леди? — удивленно спросила Джесинда. — Должно быть, это прогрессивно мыслящий человек.
Лиззи усмехнулась.
— Я буду работать, конечно, под псевдонимом, — объяснила она и, придвинувшись ближе к подруге, тихим голосом продолжала: — Доктор Гамильтон дал мне понять, что этот немецкий издатель приобрел редкую рукопись, которую держит от всех в секрете. Мы сгораем от любопытства, пытаясь выяснить, что это за труд, правда, Альфред? — обратилась она к доктору Гамильтону.
— Придет время, моя дорогая, и все тайное станет явным, — с улыбкой заметил седовласый ученый, не вынимавший изо рта неразожженную трубку.
В этот момент Элис, жена Люсьена, вышла на середину комнаты и обратилась к гостям:
— Леди и джентльмены, прошу вашего внимания!
— Тише, тише, — послышался голос Люсьена, призывавшего родственников и друзей к тишине.
Элис с улыбкой повернулась к новобрачным и сделала реверанс.
— Лорд и леди Рэкфорд, в честь вашего бракосочетания мы подготовили небольшое выступление. Тетя Миранда, — обратилась она к невестке, — нам нужна твоя помощь.
Высокая темноволосая красавица встала из-за стола и подошла к Элис. Жены братьев-близнецов Найт выглядели великолепно, и присутствующие зааплодировали им.
— Тише, прекратите! — остановила их Элис. — Вы перепугаете наших исполнителей.
Она кивнула лакею, и тот распахнул дверь. В столовую вошли няньки в сопровождении своих подопечных: племянника Элис, пятилетнего Гарри, барона Гленвуда, и двухлетнего сына Бел и Роберта, графа Морли, которого мама звала просто Бобби. Мальчики, держась за руки, робко прошли на середину комнаты. На них были фраки, брюки и шейные платки, как у взрослых.
По команде Элис дети поклонились. Одна из нянек поставила на ножки рядом с мальчиками годовалую дочку Люсьена и Элис, Пиппу. А затем юное поколение семейства Найт с помощью Миранды спело для новобрачных прощальную песенку с пожеланиями доброго пути и счастливого возвращения. Правда, крохотная Пиппа не столько пела, сколько возбужденно размахивала ручками, прижавшись к ногам Миранды, чтобы не упасть.
Наблюдая за своей забавной дочерью, Люсьен громко смеялся, качая головой. На середине песенки Гарри вдруг охватила непреодолимая робость и он замолчал. Сунув палец в рот, ребенок растерянно посмотрел на свою няню Пегги. Морли, унаследовавший от отца серьезный характер, старался изо всех сил, не спуская глаз с Миранды и повторяя за ней, как эхо, слова песни.
— Браво! — воскликнула Джесинда и зааплодировала исполнителям, когда песенка закончилась. Гости последовали ее примеру.
Пиппа просияла, хотя давно привыкла к восторгам взрослых. Что бы она ни сделала, это неизменно вызывало у них искреннее восхищение. Гарри помчался к своему любимому дяде Алеку, а Морли не спеша направился к Джесинде.
Она усадила малыша к себе на колени.
— Вы замечательно пели сегодня, Морли! А ваши костюмы — просто чудо! Ты знаешь, кто этот джентльмен? — спросила она мальчика, показывая на Рэкфорда.
И только тут она заметила странный настороженный взгляд Рэкфорда, наблюдавшего за тем, как ее братья относятся к своим детям. Если порядки, царившие в высшем обществе, казались ему непривычными, то атмосфера в семье Найт просто поражала своей теплотой и искренностью. Джесинда поняла, что творится сейчас в его душе. Его изумляла та нежность, с которой молодые отцы относились к своим детям. Люсьен, усадив Пиппу на колени, учил ее, как надо тереться носиком о нос любимого папочки. Малютке нравилась эта игра. Все знали, что Люсьен обожает свою дочь. Миранда распорядилась, чтобы няньки принесли из детской близнецов, Эдварда и Эндрю. Джесинда хотела поцеловать их на прощание. Лиззи взяла на руки крепыша Эндрю, а Деймиен, подойдя к жене, протянул Эдварду свой палец, чтобы с гордостью продемонстрировать, какая сильная хватка у малыша.
Джесинде было жаль Рэкфорда — она понимала, что в детстве он был лишен любви и ласки родителей. Когда он повернулся к ней, она нежно поцеловала мужа в щеку.
Как только солнце стало клониться к закату, молодожены собрались уезжать. Им предстояло отправиться сначала в Дувр, а потом сесть на пакетбот и переплыть Ла-Манш. Новобрачные отправлялись в дорогу на трех каретах — в одной они ехали сами, в другой должны были путешествовать слуги, а в третьей находился их багаж. Джесинда взяла с собой много вещей, так как им предстояло длительное пребывание в Европе. Она хотела, чтобы Рэкфорд почувствовал, что значит путешествовать с шиком.
Прощание, как всегда в таких случаях, затянулось. Полчаса они стояли в вестибюле и не могли вырваться из объятий родных и близких. Когда Рэкфорд обменивался шутками с Люсьеном и Алеком, к Джесинде подбежали племянники — Гарри и Морли.
— Тетя Джесинда! Тетя Джесинда! — возбужденно кричали малыши.
— Что такое, дорогие мои?
— Мы нашли записку! Она лежала под твоим стулом.
И Гарри с важным видом протянул ей сложенный листок бумаги.
— Спасибо, мальчики, — поблагодарила она их.
Увидев на воске оттиск печати маркиза Труро, Джесинда догадалась, что письмо выпало из кармана Рэкфорда.
— А что здесь написано? — с любопытством спросил Гарри.
— Это письмо, должно быть, адресовано лорду Рэкфорду. Мы не можем… — начала было она, но вдруг замолчала.
Джесинда до сих пор обижалась на Рэкфорда за то, что он так и не рассказал ей подробности ссоры с отцом в Торкэрроу накануне своего побега из дома.
Джесинда быстро развернула листок и пробежала письмо глазами. Оно было написано изящным почерком, но его содержание встревожило Джесинду.
«Дорогой Уильям,
неужели мое первое письмо не дошло до тебя? Я так и не получила ответа на него. Прошу тебя, приезжай. Я знаю, что ты сердишься на нас, но если ты хоть чуточку жалеешь свою мать, то должен выполнить ее просьбу. Ты мне очень нужен в это трудное время.
Врачи говорят, что твоему отцу осталось жить недолго. От апоплексического удара у него отнялась вся левая сторона тела, и врачи опасаются, что второй приступ приведет к полному параличу. Ему пускают кровь и делают все необходимое, чтобы поддержать больного. Но его состояние ухудшается с каждым днем. Я очень надеюсь, что ты прислушаешься к своему сердцу и приедешь к нам. С тревогой ожидаю тебя.
Любящая тебя мама».
Джесинда перечитала письмо, не веря своим глазам. Неужели лорд Труро действительно был при смерти? Но что с ним могло случиться? Джесинда бросила внимательный взгляд на мужа. Стоя в окружении ее братьев, он громко смеялся над какой-то шуткой. Почему он даже не обмолвился ей о том, что его отец лежит на смертном одре?
Быстро сложив письмо, Джесинда взяла мужа за руку и, поспешно простившись с родными, увлекла его за собой во двор, где новобрачных ждали готовые к отъезду кареты.
— Извозчик, в Дувр! — весело крикнул Рэкфорд, помогая жене сесть в украшенный лентами и цветочными гирляндами экипаж.
Джесинде показалось, что он слегка навеселе.
— Не спеши отдавать приказы извозчику, Рэкфорд, — промолвила она. — Мне надо поговорить с тобой.
И она жестом пригласила его подняться в экипаж.
— С нетерпением слушаю тебя, дорогая, — садясь напротив нее, с улыбкой промолвил Рэкфорд.
Надув губки, она протянула ему письмо.
— Ты уронил вот это. Потрудись объяснить, что, собственно, происходит?
Улыбка тут же сошла с лица Рэкфорда. Он взял письмо из рук жены и, спрятав его в карман, с беспечным видом посмотрел на нее.
— Ничего не происходит.
— Что случилось с твоим отцом?
Рэкфорд отвел глаза в сторону.
— Старого ублюдка разбил паралич. Его хватил апоплексический удар.
— О Боже, Рэкфорд! Когда это произошло?
— Неделю назад. — Рэкфорд с недовольным видом поморщился. — По свидетельству матери, Труро в течение нескольких дней ходил сам не свой, узнав из моего письма о нашей помолвке. А затем незначительный проступок одного из слуг привел его в бешенство. Труро был в это время, как всегда, пьян. Он заорал на лакея, и его хватил удар. Упав на пол, он забился в конвульсиях, а потом потерял сознание. Двадцать четыре часа он лежал, не приходя в себя. А когда врачи привели его в чувство, выяснилось, что у него парализована левая сторона тела.
Джесинда бросила на мужа укоризненный взгляд.
— Почему ты не рассказал мне об этом раньше?
— Зачем, Джесинда?
— Мы должны поехать к твоим родителям.
— Нет, это исключено, — твердо заявил он. — Мы едем на континент. Больше ни слова об этом! Я не позволю старому ублюдку испортить нам медовый месяц.
— Наша поездка подождет, — возразила Джесинда. — Мы должны отправиться в Корнуолл. Это сейчас самое важное.
— Нет, ты не права. Люди умирают каждый день. Ну и что из этого?
— Но ведь речь идет о твоем отце!
— Это для меня не аргумент.
— Билли, дорогой, я знаю, что ты зол на этого человека. И у тебя есть все основания сердиться на него. Но подумай о своей бедной матери. Мы не можем оставить ее один на один с бедой.
— Почему? Эта женщина много раз оставляла меня один на один с пьяным мерзавцем. Это чудо, что я остался жив. Будем надеяться, что она тоже выживет.
— Рэкфорд!
— Джесинда, я не вернусь в Корнуолл. Никогда! Они не достойны того, чтобы мы уделяли им внимание. Отец оскорбительно отзывался о тебе. Если бы он не злился на меня за выбор невесты, а приехал на нашу свадьбу и пожелал нам счастья, с ним было бы все хорошо. Он сам виноват! Поэтому пусть катится ко всем чертям! А мы поедем во Францию. В конце концов у нас медовый месяц!
Лорд хотел постучать по стене экипажа, чтобы дать сигнал извозчику трогаться, но Джесинда остановила его.
— Ты ведешь себя неразумно! — воскликнула она. — Когда маркиз Труро умрет, ты должен будешь вступить в права наследства. Поэтому тебе необходимо съездить к родителям и удостовериться, что все в порядке. Возможно, существуют какие-то осложнения или препоны в наследовании титула маркиза. Ты должен все выяснить. Кто, кроме отца, может ввести тебя в курс текущих дел, касающихся собственности?
— Наши адвокаты сообщат мне все, что нужно знать, чтобы наследовать и управлять этой собственностью.
— Неужели ты так и не ответишь матери? Судя по ее письму, она в панике.
— Это ее обычное состояние, Джесинда. Она всегда преувеличивает свои беды, чтобы вызвать к себе жалость. Каждый день приносит ей новые несчастья.
— Но на этот раз ее действительно постигла беда. Рэкфорд, возможно, это твой последний шанс наладить отношения с родителями, помириться с отцом.
— Попытки примирения должны исходить от него, а не от меня, — с горечью сказал Рэкфорд.
— Ты прав, но сейчас он лежит при смерти.
— Я поклялся больше никогда не возвращаться в Корнуолл.
— Но сложившиеся обстоятельства требуют твоего присутствия, дорогой. Ты не можешь отрицать очевидного. Когда твой отец умрет, ты станешь маркизом Труро и Сент-Остел-лом и владельцем замка Торкэрроу. А после тебя титул перейдет к твоему сыну. Титул накладывает на тебя большую ответственность. Но я знаю, что ты никогда не уклонялся от нее.
Рэкфорд закрыл глаза и отвернулся от жены.
— Ты представить себе не можешь, чего требуешь от меня.
— Нет, я прекрасно знаю, чего тебе стоит вернуться в Торкэрроу, — промолвила Джесинда и погладила мужа по плечу. — Когда ты расскажешь мне обо всем, Рэкфорд? Когда наконец раскроешь передо мной душу? Я знаю, что Редж и Джастин были в Торкэрроу в ту роковую ночь, когда ты убежал из дома.
Лорд повернулся к жене, и она заметила, что он побледнел.
— Ты и об этом знаешь? — изумленно спросил он. Джесинда кивнула.
— Ты не хочешь говорить на эту тему?
— Нет, — решительно ответил он.
— Ну хорошо, — грустно промолвила она. — Но я уверена, что ты должен съездить к родителям. Это нужно не столько твоему отцу, сколько тебе самому и твоим будущим детям. Необходимо положить конец вражде.
Они молча смотрели друг другу в глаза. Джесинда видела, что Рэкфорд борется с собой. На его скулах ходили желваки, выражение лица было исполнено горечи и ожесточения.
— На этот раз ты будешь не один, дорогой, — вновь заговорила Джесинда, взяв Рэкфорда за руку. — Я всегда буду рядом с тобой. А потом мы уедем в Европу. Не сомневаюсь, что у нас будет великолепный медовый месяц.
Зеленые глаза Рэкфорда потемнели, как океан во время шторма. И все же он, высунувшись в окно, приказал кучеру ехать не на восток — в Дувр, а на запад — в Корнуолл.
Длившаяся четыре дня поездка в Корнуолл оказалась изнурительной. Часто меняя лошадей на почтовых станциях, Рэкфорд и Джесинда спешили добраться до Торкэрроу. Они находились в дороге весь световой день, до десяти вечера, а на рассвете снова отправлялись в путь. Такой темп установил Рэкфорд. Всю дорогу он находился в дурном расположении духа и постоянно ворчал. Ему не нравилась еда на постоялых дворах, летняя жара, пыль, скрип колес. Он жаловался на то, что им приходится целыми днями сидеть в тряской карете.
— Не так я представлял себе наш медовый месяц, — раздраженно сетовал он.
Джесинда старалась во всем потакать мужу, понимая причины его раздражения. Рэкфорд с большой неохотой и опаской возвращался в дом, в котором с ним жестоко обходились и из которого он бежал. Он успокаивался только тогда, когда, скинув сюртук, ложился на крышу экипажа, прямо на укрепленные на ней чемоданы и тюки с багажом, и праздно смотрел в бескрайнее небо, наслаждаясь тем, как припекает солнышко и дует легкий теплый ветерок. Джесинда понимала, что он собирается с силами, чтобы преодолеть прошлое и вытравить из своей памяти мучительные воспоминания не только о жестокости отца, но и о преступном мире, частью которого он еще недавно был.
Джесинда не знала, какой прием окажут ей родители Рэкфорда, и с опаской ожидала прибытия в Торкэрроу.
Погода благоприятствовала путешественникам. Главные проезжие дороги в это время года находились в отличном состоянии. Однако за Эксетером началась территория, где пролегали только местные проселочные пути, и их продвижение замедлилось. Миновав Дартмурское плато с его суровым ландшафтом, они переправились через реку Тамар и оказались в Корнуолле. Район Бодминских болот очаровал их своей мрачной красотой. Джесинде тоже понравилось путешествовать на крыше экипажа, и, сидя рядом с Рэкфордом, она любовалась широкими долинами и живописными холмами, над которыми ветер гнал белоснежные облака.
Рэкфорд рассказал ей, что Сент-Остелл, название которого входит в титул его отца, является небольшим городом, расположенным в десяти милях к востоку от пути их следования. Он знаменит залежами прекрасной полевошпатовой глины, используемой для изготовления керамики и твердого фарфора. Отсюда ее поставляют в центральные графства Великобритании для изготовления самой изящной в стране посуды, Труро, более крупный город, известный своим великолепным собором, располагался в пятнадцати милях южнее.
В половине восьмого вечера на четвертый день путешествия Рэкфорд и Джесинда добрались до рыбацкой деревни Перренпорт и поднялись на холм, с которого открывался вид на мрачные стены старинного замка, стоявшего на берегу Атлантического океана.
Джесинда взглянула на мужа. Он задумчиво смотрел на Торкэрроу, ветер развевал его светло-русые волосы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольстительная леди - Фоули Гэлен



Отличный роман.Впрочем, как вся серия про семейство Найтов.
Обольстительная леди - Фоули ГэленНАТАЛЬЯ
27.09.2011, 21.31





Читаю по порядку серию про Найтов.И этот роман самый скучный, приглаженный какой-то.Не впечатлил
Обольстительная леди - Фоули ГэленНаталия
5.11.2013, 6.38





Роман интересный, но грустный.
Обольстительная леди - Фоули ГэленКэт
14.01.2014, 14.38





Ещё один прекрасный роман из этой серии, каждая книга о братьев открывает разный образ их жизни,обид, а сколько в то время было запрещено отцам тем более с титулом показывать свою любовь к детям и бывает такая жестокость что удивляешься за что они так наказывают своих детей. Но как правильно потом отец ему сказал что он бы испортился или не дожил бы,а так вырос такой классный мужчина и я рада, что Билли остался человек хотя жил в трущобах и конечно если бы не его любовь к Джес он бы не выкарабкался из всего этого, читайте.
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
25.03.2015, 21.30





Кстати есть продолжение про маркиза Гриффирта (жениха Джессинды)называется "Её единственное желание", но читать его надо после всей серии и этот роман относится к трилогии специй
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
3.04.2015, 15.36





Чудесный роман. Динамичное действие, живое, стремительное, без надоедливых диалогов и нудных мудрствований. Вот такие романы мне любезны. А более всего я не люблю, когда секс задерживается, если дама начинает ломаться, как мятный пряник, и нудствовать, что я называю кочевряжиться. В этом романе главные герои сразу прыгнули в койку и получили свое удовольствие по максимуму, чего и Вам желаю.
Обольстительная леди - Фоули ГэленВ.З.,67л.
30.04.2015, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100