Читать онлайн Обольстительная леди, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольстительная леди - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Обольстительная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Рэкфорда угнетало то, что он вынужден был солгать Джесинде. Но ничто не могло заставить его там, на Примроуз-Хилл, рассказать ей о своих вылазках в логово бандитов. Джесинда и без того была огорчена отъездом Лиззи, и он не хотел причинять ей лишнее беспокойство. Чтобы служить ей опорой в жизни, Рэкфорд должен был выглядеть в ее глазах сильным и мужественным. Поэтому он не желал признаваться в том, что нарушает договоренность с сэром Энтони и продолжает наведываться в лондонские трущобы, чтобы сражаться там со своими заклятыми врагами, «шакалами». И тем более Джесинде не следовало знать, что он бежал от них прошлой ночью поджав хвост.
Рэкфорд жаждал реванша, но все же благоразумно отложил свой следующий визит к бандитам, решив сначала залечить раны. Честно говоря, теперь, когда он поверил в искренность чувств и привязанность Джесинды, ему не очень-то хотелось подвергать свою жизнь опасности.
Теперь они постоянно были вместе. Отъезд Лиззи сблизил их. Рэкфорд догадывался, что происходит в душе Джесинды. Она уже не стремилась выйти замуж за лорда Драммонда. Наивная, плохо разбиравшаяся в людях, Джесинда боготворила очаровательную леди Кэмпион. Однако то, что Алек стал любовником баронессы, заставило ее призадуматься и многое пересмотреть в своих взглядах на отношения между людьми. Она уже не была уверена в том, что образ жизни баронессы подходит ей. Но Джесинда старательно скрывала охватившие ее сомнения.
Рэкфорда радовало то, что Джесинда не восхищается баронессой, как прежде, Он не хотел бы, чтобы она превратилась в шлюху, подобную Эве Кэмпион. Эта светская львица уже дважды делала ему недвусмысленные предложения, однако Рэкфорд предпочитал не говорить об этом Джес. Он не знал, как она отреагирует на подобное известие. Джесинда порой вела себя непредсказуемо.
Рэкфорд решил, что с него хватит тех неприятностей, которые доставляла ему Дафна Тейлор. Он был благодарен Джесинде за то, что она научила его правилам этикета. Теперь он знал, как вести себя в обществе, и умело избегал ловушек, расставленных мисс Тейлор. Дафна решила женить его на себе. Она постоянно пыталась остаться с ним наедине и заставить поцеловать ее. Рэкфорд понимал, что рыжеволосая красавица в первую очередь стремится заполучить его титул. Он избегал ее и даже пытался свести Дафну с Эйсером Лорингом. Этот надменный щеголь был единственным человеком, готовым терпеть капризы избалованной светской красавицы. Рэкфорд считал, что Дафна и Эйсер были бы превосходной парой. Но к несчастью, Лоринг не имел титула и большого состояния и поэтому не интересовал мисс Тейлор в качестве жениха. И хотя он нравился Дафне, она воротила от него свой хорошенький носик.
То, что Дафна не давала прохода Рэкфорду, бесило Эйсера. На балу в «Олмаке» Дафна взяла с Рэкфорда слово, что он пригласит ее на танец. Лорд обещал ей это, поскольку правила этикета не разрешали более двух раз выходить на танец с одной партнершей, а значит, он не мог весь вечер провести с Джесиндой. В начале бала Рэкфорд уже использовал первую возможность потанцевать с ней и теперь ждал, когда оркестр заиграет вальс, чтобы пригласить ее во второй раз. В четверть одиннадцатого к нему подошла Дафна и напомнила о данном ей обещании.
Она великолепно танцевала, легко и грациозно скользила по паркету, с обожанием глядя на своего партнера. Но Рэкфорд знал, что она притворяется и ее чувства наигранны. Во время танца они вели легкую светскую беседу, как вдруг Рэкфорд заметил, что Джесинда оживленно разговаривает с лордом Драммондом. Его охватил гнев. Как она может мирно беседовать с этим старым палачом! Вне себя от бешенства, Рэкфорд сильно сжал Дафну в своих руках, и она тихонько вскрикнула.
— Лорд Рэкфорд, вы пытаетесь задушить меня, как питон?
— Простите.
Дафна кокетливо улыбнулась.
— Вы, конечно, можете сжимать меня в своих объятиях, но не посреди бального зала и не на глазах у всех, — сказала она.
Рэкфорд натянуто улыбнулся, не сводя глаз с Джесинды. Зная, что ей одиноко без лучшей подруги, Рэкфорд после отъезда Лиззи опекал ее, проводил с ней все свободное время, причем вел себя сдержанно, как полагается джентльмену, несмотря на то что сходил с ума от желания близости с ней, Он старался ничем не огорчить ее, а она флиртовала с этой старой развалиной! По-видимому, Джесинда вновь взялась за старое и решила все же воплотить свою мечту в жизнь — стать второй леди Кэмпион!
— Лорд Рэкфорд, вы меня слышите? Он бросил на Дафну рассеянный взгляд.
— Что с вами? — спросила она.
И только тут Рэкфорд впервые обратил внимание на красоту и изящество мисс Тейлор. Она сама вешалась ему на шею. Может быть, ему стоит проверить чувства его златовласой строптивой возлюбленной? Однажды Джесинда уже приревновала его к Дафне. Страх потерять Рэкфорда, возможно, заставит ее больше ценить его.
Дафна благосклонно улыбнулась, когда Рэкфорд, пристально глядя ей в глаза, крепче сжал ее в своих объятиях и сказал какую-то глупость. Потом демонстративно громко рассмеялся. Они кружились в танце неподалеку от того места, где стояли Джесинда и лорд Драммонд. Громкий смех лорда привлек внимание Джесинды.
— Когда вы наконец навестите меня, лорд Рэкфорд? — надув губки, спросила Дафна, — Меня обижает то, что вы пренебрегаете мной.
— Я пытался застать вас одну, мисс Тейлор, но мне это не удалось. Вы постоянно окружены толпой поклонников.
— Не лгите, вы и не пытались приблизиться ко мне. Я знаю, вы пропадаете в доме Найтов. Но вы рискуете попасть в капкан.
— В капкан?
— Да. Вы наверняка слышали о покойной герцогине Хоксклифф и ее экстравагантном, если не сказать вызывающем, поведении.
— Да, я кое-что слышал об этом.
— Если бы не моя мама и ее подруги, эта возмутительная женщина до сих пор позорила бы высшее общество своими непристойными поступками, — с негодованием промолвила Дафна. — Но к сожалению, теперь мы вынуждены терпеть ее дочь.
И Дафна с вызовом посмотрела на Рэкфорда, но он не клюнул на ее приманку. Он слишком хорошо знал женщин и понимал, что если кинется защищать Джесинду, то спровоцирует Дафну на более решительные поступки против нее. Однако Дафна была недовольна тем, что он отмалчивается, Все считают, что дочь пойдет по стопам матери, — продолжала девушка. — Только глупец может позариться на нее и взять ее в жены, на свою беду.
— Общепринятое мнение часто бывает ошибочным, дорогая.
— Мой бедный лорд Рэкфорд! Неужели она успела пленить вас? Не забывайте, что у красавицы может оказаться злое сердце.
— Вы совершенно правы, — язвительно улыбаясь, согласился Рэкфорд. Дафна не поняла, что он намекает на ее злобный, коварный нрав.
Украдкой посмотрев туда, где стояла Джесинда, лорд заметил, что ее внимание приковано к нему и его партнерше. Но не одна Джесинда смотрела на них. Эйсер Лоринг тоже пристально следил за Дафной и ее кавалером.
Лоринг приехал на бал с опозданием. Половину вечера он провел в клубе, где изрядно выпил. Против своего обыкновения этот щеголь был сегодня небрежно причесан и находился в отвратительном настроении. Некоторое время он молча наблюдал за тем, как Дафна любезничает с Рэкфордом, а затем, чуть покачиваясь, двинулся к ним через весь зал. Мрачное выражение его лица свидетельствовало о том, что он готов к решительным действиям.
Заметив пьяного Эйсера, Рэкфорд почувствовал, как его охватывает ярость. В его душе вспыхнула лютая ненависть к этому лощеному щеголю, который сейчас был так похож на маркиза Труро. Действительно, в остекленевших глазах Ло-ринга застыло выражение надменного презрения. Точно так смотрел на Рэкфорда его отец в те минуты, когда, сжав кулаки, готов был наброситься на сына.
— Оставь Дафну в покое! — толкнув лорда, воскликнул Лоринг.
— Эйсер! — одернула его Дафна, покраснев от удовольствия при мысли о том, что из-за нее готовы подраться двое молодых людей.
Рэкфорд остановился и выпустил партнершу из своих объятий. Все присутствующие из осторожности отступили от них на несколько шагов. До слуха Рэкфорда долетали тихие восклицания и перешептывания гостей. Все затаив дыхание ждали, что сейчас произойдет скандал.
— Ты меня слышал? — продолжал Эйсер. — Мне наплевать на твой титул. Ты невежда и варвар и не смеешь приближаться к этой девушке!
Когда Эйсер снова толкнул Рэкфорда, терпение последнего лопнуло. Он ударил его в челюсть с такой силой, что Эйсер отлетел на несколько шагов и столкнулся с герцогом Веллингтоном, стоявшим неподалеку.
Дафна испуганно взвизгнула.
— Зачем вы ударили Эйсера! — возмущенно воскликнула она.
— Пусть радуется, что я не убил его, хотя мне следовало расправиться с этим бездельником, постоянно задевавшим и оскорблявшим меня все это время.
— В таком случае убей меня! — с вызовом сказал Эйсер, которому удалось сохранить равновесие и устоять на ногах. Из уголка его рта текла тонкая струйка крови. — Лучше умереть, чем видеть, как Дафна пойдет под венец с таким подлецом, как ты!
— Ну что ж, тогда держись!
Рэкфорд набросился на своего обидчика. Его не могли остановить даже предостерегающие крики победителя сражения при Ватерлоо. Роскошный бальный зал огласился визгом дам и взволнованными голосами мужчин. Рэкфорд размахнулся, чтобы еще раз ударить Эйсера, но тут на его руку легла чья-то нежная ладонь.
— Билли, не надо, — услышал он рядом голос Джесинды.
Обернувшись, он увидел ее рассерженное лицо. Карие глаза девушки пылали гневом. Из-за шума в ушах он не разобрал слов, которые она произнесла, но ее взгляд потряс его. Рэкфорд медленно опустил уже занесенную для удара руку.
— Прекратите, Рэкфорд, — твердым голосом сказала она. — Послушайте меня. Этот человек не стоит того, чтобы вы поднимали скандал. Он просто ревнует…
— Ревнует?! — сердито воскликнул Рэкфорд и вырвал свою руку. Ярость душила его, в эту минуту он не владел собой. — Да, он ревнует! — в запале продолжал Рэкфорд. — А я даже приревновать не могу! Черт возьми, я устал от этой игры!
— От какой игры? — бледнея, спросила Джесинда.
— От игры, целью которой является держать Рэкфорда в узде! — не помня себя от ярости, кричал он. — Вы пытаетесь вить из меня веревки, зная, что я обожаю вас! Но так не может продолжаться вечно! Скоро моему терпению придет конец!
Джесинда на мгновение оцепенела.
— Вы забываетесь, лорд Рэкфорд! — наконец громко произнесла она побелевшими губами.
Рэкфорд внезапно опомнился. Тяжело дыша, он обвел мрачным взглядом зал. На них смотрели десятки любопытных и испуганных глаз. Надменные аристократы были потрясены его поведением. У Рэкфорда защемило сердце. Как он мог так забыться? Ведь он находился не в бандитском логове и даже не в Корнуолле.
Дафна бросилась к Эйсеру, лицо которого было залито кровью.
Рэкфорд горько рассмеялся. Он ловил на себе взгляды, исполненные презрения и страха. На него смотрели как на бешеную собаку.
— Простите, миледи, — промолвил лорд, заставив себя взглянуть в глаза Джесинды. — Вы старались переделать меня, но существуют звери, которых лучше оставить в джунглях — в привычной для них среде обитания. Я отношусь к породе таких зверей. Еще раз прошу простить меня.
Рэкфорд отвесил Джесинде поклон, повернулся и с гордо поднятой головой направился к выходу. Гости в ужасе расступались перед ним.
Он сгорал от стыда, но скрывал свои чувства под маской холодной злобы. Он ухаживал за Джесиндой, любил ее всем сердцем и вот под влиянием минутной слабости, в порыве ярости, лишился всякой надежды на счастье. Все его усилия завоевать сердце Джесинды пошли прахом. Он оказался таким же несдержанным, как его отец. Гнев ослепил его.
Тупой, слабый, никчемный, твердил он, ругая себя. Выйдя на улицу, Рэкфорд остановился на мостовой, поджидая свойэкипаж. Дрожащими от пережитого волнения руками поднес горящую спичку к сигаре, чтобы раскурить ее. Как он мог потерять контроль над собой? И где?! На великосветском балу!
Теперь Джесинда не захочет даже видеть его. Нет, она никогда не простит ему, что он устроил подобную сцену на глазах у всех. Она как-то сказала Рэкфорду, что никогда не опустится до скандала, потому что не хочет доставлять своим недоброжелателям такое удовольствие. И вот Рэкфорд втянул ее в скандал.
Он тряхнул головой. Ему надо забыть о Джесинде. Сегодня ночью он выместит свою злобу на «шакалах». Рэкфорд решил расправиться с О'Деллом или умереть. Смерть не пугала его.
Сев на козлы своего легкого двухколесного экипажа, Рэкфорд затянулся сигарой и взял вожжи из рук кучера.
Джесинда проводила Рэкфорда растерянным взглядом. Неужели все эти люди, окружавшие ее в бальном зале, слышали, как он отчитывал ее? И конечно, они не могли не обратить внимания на то, что она называла его «Билли». Это обращение выдало ее с головой, оно свидетельствовало о степени их близости. Это был настоящий скандал. Однако ее прежде всего беспокоила не реакция великосветского общества, а те слова, которые Рэкфорд бросил ей в лицо. О какой игре он говорил? Почему он обвинил ее в том, что она пытается держать его в узде?
Джесинда бросила взгляд на бледную Дафну. Она успокаивала Эйсера Лоринга. Эйсер начал что-то горячо говорить, и Дафна долго слушала его с изумлением. Затем рыжеволосая красавица достала свой кружевной носовой платочек и вытерла кровь, текущую из разбитой губы Лоринга.
Эта сцена навела Джесинду на грустные мысли. «Что я делаю? Почему я позволила Рэкфорду уйти? — в отчаянии думала она. — Я люблю его, и он любит меня!»
Внезапно кто-то тронул ее за руку.
Обернувшись, девушка увидела лорда Драммонда.
— Что с вами? — спросил он. — Вас расстроило поведение этого сорвиголовы? Но что еще можно было ожидать от него?
Старик пригубил бокал с портвейном, который держал в руках.
Джесинда нахмурилась.
— Мистер Лоринг оскорбил лорда Рэкфорда, — заявила она.
— Я не доверяю этому радикалу и вам не советую общаться с ним.
Джесинда задохнулась от возмущения. В этот момент она раз и навсегда отказалась от планов выйти замуж за лорда Драммонда. Перед ее мысленным взором вновь возник образ леди Кэмпион, мчащейся в фаэтоне вместе с красавцем драгуном по Гайд-парку. Нет, Джесинда не желала быть похожей на эту даму! Она была совсем другим человеком!
Джесинда больше не могла обманывать себя. Она любила Рэкфорда и хотела стать его верной, преданной женой. Она готова была смириться с его главенством в семье, с утратой свободы, потому что не могла жить без него. Любовь Рэкфорда спасла ее от участи матери. Джорджиана не желала признавать над собой власть ни одного мужчины. И это было ее счастьем и ее погибелью.
— Меня поражает то, что ваш брат, герцог Хоксклифф, человек благоразумный и достойный, — проворчал лорд Драммонд, — позволяет вам общаться с этим сорвиголовой Рэк-фордом, который так и не сумел толково объяснить, где он пропадал последние пятнадцать лет. Поверьте мне, этот парень доведёт вас до беды…
— Мой дорогой лорд Драммонд, — перебила его леди Найт, надменно вскинув голову, — прошу вас следить за словами, когда вы говорите о моем будущем муже…
И, повернувшись, она торопливо направилась к выходу, шелестя юбками.
— Что вы такое говорите! — крикнул ей вслед лорд Драммонд. — Неужели вы действительно хотите выйти замуж за этого наглеца? Невероятно! Леди Джесинда! Остановитесь!
Не обращая внимания на его возмущенные возгласы, она продолжала пробираться к выходу. Теперь, когда все мосты были сожжены, она испытывала противоречивые чувства — радость и страх. У нее кружилась голова от ощущения полной свободы. Джесинда надеялась, что Рэкфорд еще не уехал, что он ждет свой экипаж на улице. Ей необходимо было поделиться с ним своими чувствами.
Правда, она не знала, как он отнесется к тому, что она хотела ему сказать. Рэкфорд обиделся на нее, она своим поведением вывела его из себя. Но если она признается ему в своей любви, то он непременно простит и забудет все ее капризы, Джесинда была эгоисткой, она думала только о себе, о своих страхах, о своей душевной смуте. Она пренебрегала чувствами Рэкфорда, и теперь ее терзали угрызения совести.
В дверях зала Джесинда столкнулась со старыми приятелями Рэкфорда — Реджем Бентинком и Джастином Черчем.
— Леди Джесинда! — окликнули они ее, когда она хотела пройти мимо.
— Добрый вечер, — поздоровалась девушка, слегка раздраженная тем, что ее остановили. — Как поживаете, господа?
— Отлично. Нам надо поговорить с вами.
— Но я спешу.
— Это не займет много времени, — торопливо заметил Редж и продолжал, понизив^голос: — Мы слышали, что в разговоре с вами Рэкфорд обмолвился о джунглях, и догадались, что все это время он находился в Индии. Так мы и знали! Значит, он служил в армии? Да?
— О, мистер Бентинк…
— Скажите нам правду! — взмолился Джастин. — Мы же его друзья! Вы можете нам полностью доверять. Он был в Индии, да? Клянемся, что мы сохраним все услышанное в тайне!
— Джентльмены, я не имею права разглашать секреты лорда Рэкфорда.
— Хотите, мы взамен расскажем вам тоже кое-что интересное о нем? — с хитрым видом спросил Редж.
Его слова заинтриговали Джесинду.
— О чем именно вы хотите рассказать? Приятели переглянулись.
— Мы были в корнуоллском доме маркиза Труро в ту ночь, когда Билли совершил побег.
— Что? — затаив дыхание спросила Джесинда.
— Итак, вы расскажете нам, где Рэкфорд был все эти годы, а мы восстановим события той роковой ночи, — сказал Джастин.
— Вы действительно были свидетелями ссоры Билли с отцом? Молодые люди кивнули.
Теперь Джесинде многое стало понятно в поведении Рэкфорда. Неудивительно, что он сторонился своих друзей детства. Ему до сих пор было стыдно, что они явились очевидцами его унижения. Рэкфорд старался не оставлять их наедине с Джесиндой, опасаясь, что они расскажут о том, что видели и слышали пятнадцать лет назад. И хотя она сгорала от любопытства, все же не могла предать Рэкфорда.
— Простите, но я дала слово хранить в тайне все, что знаю о прошлом лорда Рэкфорда. Что же касается его детства, то, надеюсь, он сам когда-нибудь расскажет мне о нем.
Бентинк и Черч принялись уговаривать ее, но Джесинда твердо стояла на своем. Как бы ей ни хотелось узнать подробности роковой ссоры Билли с отцом, она понимала, что взамен должна будет поведать Реджу и Джастину историю жизни Билли Блейда. И даже если Редж и Джастин оказались бы порядочными людьми, преданными друзьями Рэкфорда, она не стала бы делать этого. Она не желала никому открывать тайну преступного прошлого Рэкфорда.
— Простите, джентльмены, но я должна идти.
И Джесинда быстро прошла мимо них, направляясь в вестибюль. Оказавшись на крыльце, она с наслаждением вдохнула полной грудью прохладный воздух. Оглядевшись вокруг, Джесинда поняла, что Рэкфорд уехал. Залитая лунным светом мостовая была пуста. У девушки заныло сердце.
Вернувшись в особняк, она разыскала Роберта и, сославшись на нездоровье, попросила разрешения уехать с бала. Джесинда надеялась, что Рэкфорд послал ей записку с извинениями или явился лично в дом Найтов, чтобы поговорить с ней и выяснить отношения. Как только дворецкий открыл дверь, она спросила, не приезжал ли посыльный от лорда Рэкфорда. Однако мистеру Уолшу нечем было порадовать хозяйку.
Расстроенная, Джесинда поднялась к себе. Она не знала, что ей делать. Ее горничная Энн помогла ей снять роскошное бальное платье. Облачившись в шелковый халат, девушка отпустила служанку. Некоторое время она неподвижно сидела перед зеркалом, глядя на свое отражение невидящим взором. Ее мучил вопрос: что пережил Рэкфорд в ту роковую ночь в замке отца, когда решился на побег из дома? Почему он никогда не делился с ней этими воспоминаниями? Почему не хотел, чтобы Редж и Джастин рассказали ей о том, что видели и слышали в ту ночь? Встав, Джесинда подошла к окну спальни и, отодвинув штору, взглянула на спящий город. Внезапно на ее лице появилось выражение решимости. Джесинда не могла ждать до утра. Ей необходимо было срочно увидеть Рэкфорда и поговорить с ним по душам.
Отойдя от окна, она стала переодеваться.
Запомнив урок, преподанный ей Рэкфордом в логове бандитов, она не стала надевать драгоценностей и выбрала самое простое платье с неброским узором. Положив в карман немного денег, чтобы заплатить за наемный экипаж, Джесинда открыла ящик стола и достала элегантный дамский пистолет, который Деймиен прислал ей когда-то из Испании.
Джесинда залюбовалась этой изящной, выполненной из блестящего толедского серебра вещицей, которая являлась скорее произведением искусства, нежели оружием. На инкрустированной перламутром рукоятке пистолета были выгравированы ее инициалы.
Деймиен купил его для нее, зная, что сестра начала обучаться стрельбе. В шутливой записке, приложенной к подарку, он писал, что этот пистолет должен помочь сестре держать поклонников на расстоянии. Его ствол был на три дюйма длиннее, чем стволы дуэльных пистолетов Алека, и обеспечивал большую точность при стрельбе с дальнего расстояния. В рукоятке имелось небольшое отделение для хранения шести патронов.
Засунув пистолет в ботинок, Джесинда накинула плащ с капюшоном. «Рэкфорд будет доволен, что я учла все его наставления и научилась правильно вести себя на улице после наступления темноты», — подумала она, чувствуя нарастающее волнение от того, что решилась на рискованный шаг.
Набросив капюшон на голову, Джесинда вышла из дома через веранду, прокралась через сад к калитке и выскользнула на улицу. Точно так же она покидала особняк Найтов в тот вечер, когда бежала из дома. Но сегодня она действовала с легким сердцем, зная, что идет на свидание с любимым.
Она не могла дождаться той минуты, когда увидит Рэкфорда и скажет, что любит его. На Сент-Джеймс-стрит она остановила первый попавшийся наемный экипаж и велела отвезти ее на Линкольнс-Инн-Филдс.
Когда экипаж остановился перед особняком леди и лорда Труро, Джесинда с сильно бьющимся сердцем выглянула из окна и увидела сыщиков с Боу-стрит, дежуривших напротив входа. Она знала, что Рэкфорд находится под надзором полиции. Если она сейчас выйдет из экипажа и направится в дом, полицейские остановят ее и потребуют объяснений. Джесинда не хотела, чтобы ее узнали. Это грозило ей скандалом. Что же делать? Она замерла в нерешительности, закусив губу.
И тут девушка заметила среди деревьев возле дома метнувшуюся тень. Она успела разглядеть силуэт молодого сильного мужчины. Он ловко перелез через ограду сада и исчез в переулке. Джесинда нахмурилась. Неужели это был Рэкфорд?
Но как это выяснить? Молодой человек растворился в ночи. Сердце Джесинды сжалось от дурных предчувствий. Что он задумал? Почему тайком покинул дом отца?
— Вы приехали сюда по делу, мисс? — услышала она голос одного из сыщиков.
— Нет, — ответила она, рассеянно взглянув на него, и тут же обратилась к кучеру: — Поезжайте по этой улице.
Указав направление, в котором следовало двигаться, она кивнула сыщику:
— Всего хорошего, сэр.
Полицейский, проводил экипаж подозрительным взглядом. Чувствуя нарастающую в душе тревогу, Джесинда смотрела в окно, стараясь разглядеть во мраке силуэт Рэкфорда. Теперь она была почти уверена в том, что видела именно его.
— О'Делл!
Оглушительный рев Рэкфорда разнесся по округе. Его было хорошо слышно как в логове бандитов, так и на прилегающих улицах. Не прячась, Рэкфорд вышел на открытое пространство двора, расположенного перед кирпичным зданием, в котором когда-то жили «огненные ястребы».
Ему надоело действовать исподтишка. Он решил сразиться с главарем «шакалов» в честном бою. Конечно, если бы не скандал, устроенный им сегодня на балу и повергший в шок Джесинду, он никогда не отважился бы на подобный отчаянный шаг. Но теперь Рэкфорду нечего было терять, и он решил наконец расправиться с О'Деллом.
— О'Делл, трус, выходи! Давай сразимся в честном открытом поединке! — снова взревел он.
Услышав его оглушительные крики, «шакалы» начали собираться во дворе, с опаской поглядывая на Рэкфорда как на буйно помешанного. На него были нацелены дула десятка пистолетов, но никто из бандитов не осмелился нажать на курок. Все были заинтригованы его дерзким поведением и ожидали, что последует дальше. Должно быть, многие из них подозревали, что это какая-то хитрая ловушка. Заметив среди толпившихся приближенных О'Делла и его телохранителей, Рэкфорд обратился к ним:
— Эй, вы там! До каких пор будете прятать мерзавца О'Делла за своими спинами? — язвительным тоном спросил Рэкфорд. Он знал, что главарь «шакалов» постепенно утрачивал свой контроль над ними, и решил публично высмеять своего врага. — Где он? Очевидно, О'Делл, как всегда, боится опасности?
«Шакалы» нерешительно переминались с ноги на ногу, не зная, что ответить.
— И вы называете этого труса своим главарем? — презрительно спросил Рэкфорд. — Что хорошего сделал он для вас? Ничего! Каллен О'Делл причиняет вам одни неприятности, приносит один вред. Он не главарь, а жалкий головорез и трус.
— Среди нас нет трусов, Блейд! — с вызовом крикнул Тайберн Тим.
Другие бандиты поддержали его.
— Нет? В таком случае почему никто из вас не пойдет к нему и не скажет, что я пришел сразиться с ним один на один, как подобает мужчинам?
— Черт побери, да ведь это же Билли Блейд! — раздался голос О'Делла. Все присутствующие обернулись и увидели, что он стоит на пороге кирпичного здания. Лицо главаря банды выражало презрение, но в его глазах затаился страх. — Ты воскрес из мертвых и явился сюда, чтобы учить меня?
На губах Рэкфорда заиграла холодная улыбка. О'Делл обвел взглядом бандитов.
— Убейте его, — приказал он.
Но никто не тронулся с места. Лишь Тайберн Тим вскинул мушкет и навел его на Рэкфорда, но Оливер Стрейхорн ударил его по руке и заставил опустить оружие.
— Убей его сам, О'Делл, — сказал дерзкий новичок. — Мне кажется, вы с Блейдом должны сами разобраться между собой. Или ты действительно боишься его?
— Ты ублюдок, Стрейхорн, — процедил О'Делл сквозь зубы. — Я никого не боюсь, ни тебя, ни тем более его!
— Отлично. В таком случае выясните свои отношения в открытом поединке.
Стрейхорн кивнул, и бандиты отступили на несколько шагов. Рэкфорд оценивающим взглядом окинул О'Делла с головы до ног. Главарь «шакалов» был явно растерян, он не ожидал, что события примут подобный оборот. Он попал в безвыходное положение.
Если О'Делл вступит в поединок с Рэкфордом, то может погибнуть. А если откажется сражаться, то потеряет свой авторитет и перестанет быть главарем шайки.
— Черт бы вас всех побрал, — пробормотал О'Делл с выражением мрачной решимости на лице и бросил свой мушкет Тайберну Тиму.
Выхватив из-за пояса нож, он пошел на Рэкфорда. Кровь забурлила в жилах лорда. Чувствуя, что его переполняет кипучая энергия, он тоже вынул холодное оружие из ножен и приготовился к атаке. Противники начали медленно двигаться по кругу, не спуская друг с друга глаз.
Внезапно О'Делл сделал выпад, его нож со свистом разрезал воздух. Рэкфорд ловко ушел от удара. О'Делл тоже искусно маневрировал, не позволяя Рэкфорду приблизиться на опасное расстояние. Оба они были опытными бойцами, прошедшими суровую школу кровавых уличных драк.
Кровь гулко стучала в висках Рэкфорда. Слегка кружилась голова. Лица стоявших вокруг бандитов казались белыми пятнами, светящимися в темноте ночи.
— Где ты пропадал, Блейд? Ты потерял сноровку, — ухмыляясь, заметил О'Делл, пытаясь вывести из себя противника.
Рэкфорд взревел и бросился на врага. Они упали и покатились по земле. Рэкфорд перехватил запястье правой руки противника, в которой тот сжимал нож, и попытался разоружить его. О'Делл изо всех сил сопротивлялся. Соленый пот заливал лицо Рэкфорда.
О'Делл направил острие ножа в горло Рэкфорду. С большим трудом тот отвел его руку и припечатал ее к булыжной мостовой. Но тут О'Делл изогнулся и ударил противника ногами в живот. Рэкфорд разжал руку, и О'Делл вскочил на ноги. На его губах играла злорадная улыбка.
— Вперед, Билли! — воскликнул он, вытирая с лица едкий пот. — На этот раз ты действительно умрешь. Я отрежу твою голову и водружу ее на ограду, как трофей. Что ты на это скажешь?
О'Делл расхохотался, и его смех поддержали «шакалы». Встав на ноги, Рэкфорд бросил на противника взгляд, исполненный холодного презрения. Угрозы О'Делла не произвели на него никакого впечатления, но, услышав их, Рэкфорд вдруг вспомнил Эдди Щипача. Теперь он понимал, как О'Деллу удалось до смерти запугать мальчика. Перед мысленным взором Рэкфорда возникло худенькое лицо Эдди, и он услышал его голос так, как будто их встреча в Ньюгейтской тюрьме произошла только вчера: «О'Делл сказал, что если я откажусь работать на него, он сделает из моей кожи бумажник!»
Глаза Рэкфорда пылали гневом. Вопреки его ожиданиям О'Делл находился в прекрасной физической форме. Но при воспоминании о перепуганном насмерть, избитом несчастном ребенке у Рэкфорда открылось второе дыхание. Он ощутил прилив новых сил и сконцентрировался на одной мысли — злодеяния О'Делла должны быть отомщены.
Рэкфорд снова устремился в атаку. Под его натиском О'Делл начал отступать. Он чувствовал, что противник готов идти до конца. Однако несмотря на возрастающее преимущество Рэкфорда, О'Деллу удавалось ловко уходить из-под его ударов, он искусно маневрировал и уклонялся от опасных выпадов противника. Но вот О'Делл оступился, и Рэкфорд нанес ему две раны — в плечо и в бок.
Чертыхаясь, О'Делл попытался подставить Рэкфорду подножку, но тот схватил его за ногу и с яростным криком опрокинул на землю. Нож выпал из рук О'Делла, и Рэкфорд отбросил его оружие далеко в сторону.
— Черт возьми! — взревел Тайборн Тим и хотел броситься на помощь своему главарю, но Стрейхорн и другие бандиты не дали ему сделать ни шагу.
Рэкфорд медленно обошел распростертого на земле противника, готовясь нанести ему последний, смертельный удар.
— Сделайте же что-нибудь! — взмолился О'Делл, обращаясь к «шакалам», но Стрейхорн запретил бандитам вмешиваться в поединок.
— Это был честный бой, О'Делл, — заявил он. — Ты проиграл. Но главное, что ты чертовски надоел нам всем.
— Я убью тебя, подонок! — скрежеща зубами, промолвил О'Делл, обращаясь к Стрейхорну.
— Ты больше никого никогда не убьешь, приятель. О'Делл завопил от ужаса, когда Рэкфорд схватил его за волосы и, запрокинув голову, приставил нож к горлу.
— Подожди! — заорал он. — Не делай этого, Блейд! Я… я никогда не причинял тебе зла…
Рэкфорд дернул О'Делла за волосы, и тот завизжал, выкатив глаза от ужаса. «Шакалы» с презрением смотрели на него. Они видели, что их наводивший на всех страх главарь оказался трусом.
— Не причинял мне ала? — язвительно переспросил Рэкфорд. — А кто захватил мою территорию?. Кто сдал моих людей властям? Когда-то ты был моим другом, О'Делл, но ты предал меня. Ты со своими верными псами совершал злодеяния на территории, которая находилась под моим контролем. Что ты скажешь о дочери Мерфи?
— Она сама хотела этого!
Рэкфорд вонзил острие ножа в горло О'Делла. Рана была неглубокой, но из нее потекла струйка крови. Бандит до смерти перепугался и стал молить Рэкфорда о пощаде.
— Ты не можешь убить меня, Блейд. Ты и Нейт обязаны мне жизнью. Вы погибли бы, если бы я не помог вам. Я привел вас в притон, научил всему, что умел сам. Наша вражда началась той роковой ночью. Во всем виноват этот мерзавец, Хлыст!
О'Делл разрыдался. Рука Рэкфорда дрогнула, он боролся с чувством жалости, проснувшимся в его душе. В его памяти всплыли воспоминания о той ночи, когда Хлыст напал на маленького испуганного О'Делла. С тех пор Рэкфорд почему-то чувствовал, что на нем лежит ответственность за все поступки О'Делла.
Лорд приподнял подбородок противника, чтобы нанести смертельный удар, но его руки дрожали. Он больше не чувствовал былой решимости.
— Черт бы тебя побрал, — пробормотал он. — Почему ты тогда не остался с нами? Мы присматривали бы за тобой и не дали бы тебе наделать столько глупостей.
— Не убивай меня, Блейд. Заклинаю тебя всем святым. Ведь ты однажды спас мне жизнь.
Испытывая противоречивые чувства — гнев и жалость, злость и раскаяние, Рэкфорд разжал левую руку, и голова О'Делла безвольно упала на грудь. Нет, он не мог убить его. Это было выше его сил. О'Делл был сломлен, раздавлен, опозорен перед своими людьми, а главное — он был безоружен. Рэкфорд не мог вонзить нож в беспомощного человека. И потом, он ведь был когда-то его другом. Об этом тоже не следовало забывать. Рэкфорд никогда не испытывал к нему настоящей ненависти. Скорее он злился на себя самого за то, что был не в состоянии смягчить нрав О'Делла.
— Стрейхорн! — крикнул Рэкфорд, и молодой человек поспешно подошел к нему.
— Власти обещали крупную награду за головы О'Делла и Тайберна Тима, — сказал он. — Отведи их на Боу-стрит — и деньги твои.
Стрейхорн кивнул.
— Хорошо. Даю слово, что я сделаю это.
— В таком случае я считаю, что моя миссия окончена, — заявил Рэкфорд.
Бросив прощальный взгляд на мрачное кирпичное здание, в котором он жил в течение многих лет, Рэкфорд спрятал нож и, повернувшись, зашагал прочь.
Рэкфорд не видел, что О'Делл в этот момент выхватил из-за пояса спрятанный пистолет и прицелился в спину своего противника. Стрейхорн не успел бы помешать ему. Но тут грянул выстрел, и О'Делл с простреленной головой рухнул на землю.
Рэкфорд обернулся, не понимая, что произошло. «Шакалы» пришли в полное замешательство. Взволнованно переговариваясь, они озирались по сторонам. Увидев пистолет в руке О'Делла, Рэкфорд подумал, что негодяй выстрелил в него. Но кто в таком случае убил его?
— Он там, наверху! — воскликнул кто-то. И взоры бандитов устремились на крышу соседнего здания.
Подняв глаза, Рэкфорд увидел стройную фигуру стрелка там, где он сам, когда был главарем «огненных ястребов», обычно выставлял посты. Силуэт снайпера, одетого в слегка развевающийся на ветру плащ, отчетливо выделялся на фоне звездного неба. Незнакомец снял капюшон, и по его плечам рассыпались длинные локоны. Глаза Рэкфорда стали круглыми от изумления. Это была Джесинда.
— Что за черт! — в ярости воскликнул Тайберн Тим и, схватив лежавший на земле мушкет, прицелился.
Рэкфорд бросился к нему и вонзил негодяю нож в сердце. Но Тайберн успел нажать на курок. Пуля попала в кирпичную стену. Рэкфорд заметил, что Джесинда даже не вздрогнула.
— Немедленно уходи оттуда, Блейд! — приказала она. — Я прикрою тебя!
Стрейхорн весело подмигнул Рэкфорду.
— На твоем месте я сделал бы так, как она говорит, — сказал он.
Удивленная улыбка заиграла на губах Рэкфорда. Он не ног отвести глаз от силуэта Джесинды, победоносно — сверху вниз — поглядывавшей на «шакалов». Залитая лунным светом золотоволосая красавица казалась самой яркой, прекрасной, ослепительной звездой на ночном небосводе. Она явилась за ним, Рэкфордом! Она спасла ему жизнь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольстительная леди - Фоули Гэлен



Отличный роман.Впрочем, как вся серия про семейство Найтов.
Обольстительная леди - Фоули ГэленНАТАЛЬЯ
27.09.2011, 21.31





Читаю по порядку серию про Найтов.И этот роман самый скучный, приглаженный какой-то.Не впечатлил
Обольстительная леди - Фоули ГэленНаталия
5.11.2013, 6.38





Роман интересный, но грустный.
Обольстительная леди - Фоули ГэленКэт
14.01.2014, 14.38





Ещё один прекрасный роман из этой серии, каждая книга о братьев открывает разный образ их жизни,обид, а сколько в то время было запрещено отцам тем более с титулом показывать свою любовь к детям и бывает такая жестокость что удивляешься за что они так наказывают своих детей. Но как правильно потом отец ему сказал что он бы испортился или не дожил бы,а так вырос такой классный мужчина и я рада, что Билли остался человек хотя жил в трущобах и конечно если бы не его любовь к Джес он бы не выкарабкался из всего этого, читайте.
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
25.03.2015, 21.30





Кстати есть продолжение про маркиза Гриффирта (жениха Джессинды)называется "Её единственное желание", но читать его надо после всей серии и этот роман относится к трилогии специй
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
3.04.2015, 15.36





Чудесный роман. Динамичное действие, живое, стремительное, без надоедливых диалогов и нудных мудрствований. Вот такие романы мне любезны. А более всего я не люблю, когда секс задерживается, если дама начинает ломаться, как мятный пряник, и нудствовать, что я называю кочевряжиться. В этом романе главные герои сразу прыгнули в койку и получили свое удовольствие по максимуму, чего и Вам желаю.
Обольстительная леди - Фоули ГэленВ.З.,67л.
30.04.2015, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100