Читать онлайн Обольстительная леди, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольстительная леди - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольстительная леди - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Обольстительная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Джесинда познакомилась наконец с родителями Рэкфорда. Она встретила их на званом обеде и балу, который давали родители Дафны.
Красивый, но несколько рассеянный маркиз и его хрупкая, безупречно одетая и причесанная жена не часто появлялись в обществе. Джесинда не могла забыть, как ужасно маркиз Труро обращался со своим сыном в детстве, и едва сдерживалась, чтобы не наговорить ему колкостей. Сидя за роскошно накрытым столом напротив маркиза, Джесинда холодно, смотрела на него, чувствуя, что ее взгляд заставляет мужчину нервничать. Что бы ни сказал Труро за столом, леди Найт тут же громко возражала ему. Однако несмотря на свой суровый и вспыльчивый нрав, он не отваживался осадить девушку. Он много пил за обедом и в конце концов перестал смотреть в ее сторону.
Очевидно, Труро Ужасный догадался, что Джесинда знает о его жестокости по отношению к сыну. Что касается маркизы, то она вызывала у нее только холодное презрение. Как еще можно было относиться к женщине, которая не сумела спасти своего сына от пьяного отца?
Когда все перешли в гостиную, Джесинда заметила, что Дафна обхаживает маркизу, стараясь понравиться ей. Она делала матери Рэкфорда комплименты, расхваливала ее украшенное блестками белое платье. Джесинда вдруг вспомнила предостережение Эмилии и Эллен. Тактика Дафны была достаточно очевидна. Она старалась произвести выгодное впечатление на родителей Рэкфорда, надеясь, что они склонят его к женитьбе на ней.
Стоя рядом с лордом Драммондом, Джесинда вполуха слушала его рассказ об игре в гольф.
— И я одержал победу со счетом…
— Я очень рада, — не дослушав, пробормотала она, ища глазами Рэкфорда.
Наконец она увидела его. Он подошел к Дафне, и та ослепительно улыбнулась. Рэкфорд стоял спиной к Джесинде, и она не видела, как он реагировал на заигрывания Дафны. Неужели он попадется на ее удочку? Нет, Рэкфорд был умным и проницательным человеком, он наверняка разглядит за внешней красотой Дафны Тейлор ее истинное лицо.
Джесинда нахмурилась, увидев, что Рэкфорд пригласил собеседницу на танец. Должно быть, она сама напросилась на приглашение… Эйсер Лоринг тоже не сводил глаз с этой парочки. Он был давно безответно влюблен в Дафну. Джесинда стояла, надув губки и сердито обмахиваясь веером. Ей не нравилось, что Рэкфорд любезничает с жеманницей Дафной.
Джесинда не могла отвести взгляда от Рэкфорда. Он был удивительно хорош собой. В его светло-русых волосах играли золотистые блики. Темно-синий фрак великолепно сидел на широкоплечей фигуре с узкими бедрами. Девушка понимала его с полуслова, с полувзгляда. Ей были хорошо знакомы мимика и жесты Рэкфорда. Она знала, что означала его улыбка или тень, промелькнувшая в глубине зеленых глаз. Она помнила, как они темнеют и становятся ярко-изумрудными, когда Рэкфорда охватывает волнение или страсть. В минуты задумчивости его глаза заволакивала серая дымка. В минуты гнева они становились похожими на штормовое море…
Когда танец закончился, Рэкфорд, поблагодарив Дафну, направился к Джесииде. Увидев это, она не смогла сдержать самодовольной улыбки. Пробираясь сквозь толпу гостей, Рэкфорд едва заметно подмигнул Джесинде, как сообщнице. Вообще-то он всегда держался на расстоянии от нее, когда лорд Драммонд был рядом. Но сегодня они собрались идти на дело, и он решил подойти, несмотря на присутствие «этой дряхлой развалины».
— Добрый вечер, миледи, — поздоровался лорд Рэкфорд, учтиво кланяясь.
Несмотря на то что Джесинда была рада видеть его, она окинула Рэкфорда холодным взглядом.
— Лорд Драммонд, — обратилась она к старику, — вы, должно быть, еще не знакомы с лордом Рэкфордом, сыном маркиза Труро. Лорд, позвольте представить вам лорда Драммонда.
Рэкфорд поклонился. Старый сановник вскинул голову и бросил на него испытующий взгляд.
— Так, значит, это и есть подающий надежды радикал, о котором говорит весь Лондон, — промолвил он, поблескивая очками.
Рэкфорд тревожно посмотрел на Джесинду.
— Да, милорд, на меня произвели большое впечатление идеи лорда Брама.
— Вы заблуждаетесь, мой мальчик. Лорд Брам — обычный смутьян. Я с недоверием отношусь к блестящим лозунгам. Если этот джентльмен установит порядки, за которые ратует, ко всем нам будут обращаться «мистер».
— При всем должном уважении, сэр, я всегда предпочитаю судить о человеке по его поступкам, а не по происхождению.
— Это в Индии, черт побери, вы усвоили столь экзотические идеи? — раздраженно спросил Драммонд.
— Сэр, я был бы чрезвычайно признателен, если бы в присутствии юной леди вы не употребляли подобные выражения, — с надменным видом промолвил Рэкфорд.
Глаза Джесинды стали круглыми от изумления. Она слышала из уст Билли Блейда еще и не такое. Девушка чуть не расхохоталась ему в лицо, но сдержала себя, вспомнив, что их окружают люди, которые не поймут этой вспышки буйного веселья.
Лорд Драммонд хмыкнул.
— Скажите пожалуйста! — проворчал он.
Рэкфорд решил не обращать внимания на ворчание старика.
— Простите за то, что я прервал вашу беседу, — промолвил он, повернувшись к Джесинде, — но мне необходимо наедине переговорить с вами по срочному делу. Не могли бы вы уделить мне немного времени, миледи?
— Прошу прощения, лорд Драммонд, — сказала Джесинда. И прежде чем старик успел что-либо ответить, Рэкфорд, взяв леди Найт под руку, увлек на залитую лунным светом безлюдную веранду.
Стояла душная летняя ночь. Джесинде было не по себе от близости Рэкфорда. Ее платье прилипало к разгоряченному, покрывшемуся испариной телу, увеличивая дискомфорт, который она испытывала.
— Почему вы были столь невежливы с лордом Драммондом? — спросила она.
— Невежлив? Да ему еще повезло, что я не набросился на него с кулаками.
Рэкфорд тоже чувствовал себя не в своей тарелке и не понимал, что с ним происходит. Быть может, летняя духота действовала на него подобным образом?
— Я все еще не могу поверить, что вы всерьез мечтаете заполучить в мужья эту старую развалину. Поймите, я воспринимаю это как личное оскорбление. Неужели этот палач из партии тори лучше, чем я? — спросил Рэкфорд и пригубил свой бокал с вином. — Если бы лорд Драммонд собирался жениться на вас, он давно бы дал это понять. Ведь вы на глазах у всех уже несколько месяцев вешаетесь ему на шею!
— Прошу прощения, но я не вешаюсь мужчинам на шею, — с негодованием промолвила Джесинда. — Единственная женщина среди присутствующих сегодня на балу, которая не дает проходу мужчинам, — это Дафна. И она явно положила свой глаз на вас.
— Правда? Значит, вы ревнуете? — с ухмылкой спросил Рэкфорд.
— Вы собираетесь сегодня вернуть мне бриллианты или нет? — сердито спросила девушка, переводя разговор на другую тему.
Рэкфорд нежно погладил ее по щеке.
— Мы же договорились, миледи. Пора за дело. Действуем строго по плану. Вы идете первая. Надеюсь, вы хорошо запомнили все, что я говорил?
Она кивнула.
— Отлично! Тогда вперед.
И, подмигнув Джесинде, Рэкфорд махнул рукой в сторону бального зала и расположенной в его конце мраморной лестницы, ведущей наверх, в жилые комнаты особняка.
Расправив плечи, Джесинда бросила на лорда вызывающий взгляд и, обмахиваясь веером, направилась в зал. Ее лицо хранило непроницаемое выражение. Мало-помалу она приблизилась к лестнице. В небольших гостиных второго этажа были устроены комнаты отдыха для дам, где гостьи могли поправить свой туалет и перевести дух. Джесинда сделала вид, что направляется туда. Ее сердце бешено билось, но она старалась не выдать своего волнения. Грациозно ступая, девушка поднялась по лестнице.
Что за ирония судьбы: ей предстояло выкрасть собственные бриллианты! Стоя на верхней площадке, Джесинда посмотрела вниз и увидела, что ее сообщник быстро направляется навстречу Алеку, ковылявшему по залу на костылях. Затем они вместе вошли в расположенную рядом гостиную. Джесинда знала, что из нее можно выйти на лестницу, которой пользуются слуги. Рэкфорд прекрасно знал расположение комнат в этом доме. Он должен был подняться по черной лестнице на третий этаж и встретиться там с Джесиндой.
На верхних этажах царила тишина, нарушаемая лишь звуком торопливых шагов горничной или лакея. Из комнат, отведенных для дам, то и дело доносились взрывы звонкого смеха. Постояв на площадке второго этажа, Джесинда огляделась вокруг и, подхватив юбки, бросилась вверх по лестнице. У нее захватывало дух от волнения. Обутая в атласные бальные туфельки, она ступала неслышно. Оказавшись на третьем этаже, девушка настороженно прислушалась. Сюда едва доносились звуки царившего внизу оживлений. Повернувшись, Джесинда решительно направилась в дальнее крыло особняка, где располагались личные апартаменты хозяев дома. Открыв дверь, ведущую в анфиладу комнат, она на цыпочках переступила порог. Ей предстояло найти спальню лорда Тейлора.
Джесинде казалось, что теперь она хорошо понимает Рэкфорда. Ее щеки пылали от возбуждения, душа уходила в пятки всякий раз, когда до ее слуха доносился какой-нибудь шорох. И все же это приключение доставляло ей огромное удовольствие! Джесинда любила рисковать. «Нет, — думала она, — он воровал не ради наживы, а из любви к искусству».
Мурашки побежали у нее по спине, и она чуть не вскрикнула от испуга, когда увидела на фоне окна чью-то тень… Это был Рэкфорд.
— Тсс, — прошипел он и прижал Джесинду к своей груди. Она закрыла рукой рот, пытаясь сдержать смех. Рэкфорд с серьезным видом приложил палец к губам, но в его зеленых глазах плясали чертики.
— Мне все еще не верится, что мы отважились на такой рискованный шаг, — прошептала Джесинда.
— Но ведь это ваши бриллианты! Мы не совершаем ничего предосудительного.
— В том-то все и дело! Это кажется мне особенно забавным.
— Нам надо спешить.
Выпустив Джесинду из объятий, Рэкфорд двинулся впереди нее. Девушка следовала за ним на цыпочках, стараясь не шуметь.
— Вы не знаете, какое наказание предусмотрено за кражу собственных бриллиантов? — шепотом спросила она.
— Прекратите шутить. Попробуйте относиться ко всему происходящему более серьезно, — ответил Рэкфорд, неслышно ступая по толстому ковру.
Он открыл дверь, ведущую в следующую комнату анфилады. Помещение было тускло освещено стоявшими на столике свечами. Показав на массивные двустворчатые двери, Рэкфорд промолвил:
— Там находится комната, в которой я потерял свободу. Внезапно Джесинда услышала чьи-то шаги и от ужаса застыла на месте.
— Кто-то идет, — прошептала она побелевшими губами.
— Бежим!
Рэкфорд схватил ее за руку и увлек в следующую комнату, расположенную за массивной двустворчатой дверью.
— Кто это? — прошептала Джесинда.
— Тсс!
Судя по доносившимся из соседнего помещения звукам, это был слуга, зашедший в гостиную хозяина дома, чтобы задернуть шторы на окнах и зажечь еще несколько свечей.
Прижавшись к двери, Джесинда и Рэкфорд не смели пошевелиться, опасаясь, что их услышат. Девушка затаила дыхание. Но вскоре слуга ушел, так и не заглянув в спальню своего хозяина.
Прижав к груди руки, Джесинда закатила глаза, тяжело дыша.
— Еще немного — и нас застали бы на месте преступления, — прошептала она. — Вы оказываете на меня дурное влияние, лорд Рэкфорд.
Ее спутник усмехнулся и направился к подставке из красного дерева, на которой стояла внушительных размеров китайская ваза. Сняв вазу, он сунул в нее руку и извлек бриллиантовое колье.
— Эврика, — тихо промолвил он. — А теперь нам надо убираться отсюда.
И Рэкфорд устремился к двери, но Джесинда преградила ему путь.
— Отдай мое колье, мошенник, — потребовала она, задыхаясь от смеха, и сунула руку ему в карман. Рэкфорд перехватил ее запястье и прижал девушку к закрытой двери.
— Что ты собираешься делать? — спросила она, едва сдерживая смех.
Рэкфорд с озорной усмешкой достал колье.
— Если хочешь получить драгоценности, отними их у меня!
Джесинда попыталась выхватить у него колье, но он поднял его высоко вверх в вытянутой руке. В тускло освещенной спальне бриллианты искрились и сверкали.
— Билли! — в притворном негодовании воскликнула девушка.
— Разве ты не хочешь вернуть это великолепное колье?
— Хочу.
Лукавая улыбка вновь заиграла на красивом лице лорда.
— В таком случае поцелуй меня, и оно — твое. Вскинув голову, она бросила на Рэкфорда суровый взгляд.
Но его губы манили ее.
— Оно и так мое!
— Нет, миледи, вы подарили его мне. — И, опустив сверкающее колье на уровень ее глаз, он, как будто гипнотизируя Джесинду, начал раскачивать его. — Но если вы поцелуете меня, я верну вам подарок.
Джесинда надула губки и почувствовала, что краснеет.
— Но, лорд Рэкфорд, мы же договорились, что будем только друзьями.
— В таком случае пусть это будет дружественный поцелуй, — прошептал он, склоняясь над ней.
У девушки не было сил сопротивляться его напору и обаянию.
— Ну хорошо… — промолвила она.
Их-губы соприкоснулись, и по телу Джесйнды пробежала дрожь. Рэкфорд крепко обнял ее и стал страстно целовать. Прижавшись к его груди, она тихо застонала от наслаждения и закрыла глаза. У нее закружилась голова и подкосились колени. Если бы не крепкие руки Рэкфорда, Джесинда упала бы на пол.
Пальцы лорда скользнули по ее шее и проникли за лиф шелкового платья. Он стал ласкать ее грудь, и Джесинда, тая от его нежных прикосновений, прерывисто задышала от возбуждения.
Ей захотелось, чтобы он сорвал с нее одежду и овладел ею прямо здесь, на полу чужой спальни. В этот момент она готова была принести в жертву свою мечту о свободе. Рэкфорд лишил ее воли. Джесинда уже однажды отдалась ему. Но это произошло при особых обстоятельствах. Тогда, в воровском притоне, Джесинда поддалась искушению, зная, что видит Билли Блейда в первый и последний раз. Она и предположить не могла, что их знакомство продлится. Но теперь она подвергалась серьезной опасности. Если она уступит ему, то может навсегда оказаться в его руках. Ведь гости или хозяева дома могли заметить их отсутствие. И если кто-нибудь застанет их вдвоем здесь, в полутемной спальне, Джесинда вынуждена будет выйти замуж за Рэкфорда, иначе она навеки опозорит себя. Все знакомые отвернутся от нее. Сердце девушки бешено колотилось. Она не знала, как поступить — поддаться искушению или убежать, прислушаться к голосу сердца или разума.
Джесинда дала себе слово быть хозяйкой своей судьбы. Гордость не позволяла ей стать собственностью мужа. Той памятной ночью в Девонширском дворце она поклялась, что никогда не будет принадлежать Рэкфорду. Перед лицом закона и Бога супружеская пара была единым целым, и судьба семьи находилась в руках мужчины, который подавлял волю женщины. Об этом не раз писала в своих эссе мать Джесйнды. Она восставала против таких порядков. Если Джесинда останется только другом Рэкфорда, он будет относиться к ней как к равной. Однако несмотря на доводы разума, девушка чувствовала, как туманится ее голова и дрожь возбуждения пробегает по телу.
Сняв длинные белые перчатки Джесйнды, Рэкфорд стал целовать ее руки. Она чувствовала, что утрачивает контроль над собой. Неужели она снова уступит ему? Впрочем, если будет действовать более разумно, то сумеет сделать так, что и овцы останутся целы, и волки сыты. Ведь после того как Джесинда станет вдовой лорда Драммонда, она сможет завести себе любовника. И на эту роль вполне подходил лорд Рэкфорд. Однако все это могло произойти лишь через много лет…
Джесинда трепетала в объятиях Рэкфорда.
— Хочешь, я снова доставлю тебе наслаждение? — спросил он.
У Джесйнды не было сил ответить «нет», она пылко отвечала на его жадные поцелуи. Рэкфорд воспринял это как согласие и опустился на колени у ее ног. Прислонившись к двери и запрокинув голову, Джесинда погрузила пальцы в густые золотистые волосы Рэкфорда. Приподняв ее юбки, он стал поглаживать ее ноги, медленно продвигаясь от лодыжек к бедрам.
Джесинду бросило в жар, когда Рэкфорд бросил на нее исполненный страсти взгляд. Она ласкала его лицо с точеными чертами. Внезапно он склонил голову и припал губами к ее лобку. Волна возбуждения накатила на Джесинду, и она застонала, почувствовав» что он целует самый сокровенный уголок ее тела. Она была знакома с подобным родом любовных ласк по книжке, которую он прислал ей. Но девушка и представить себе не могла, что они были способны привести ее в состояние неземного блаженства. Чувствуя, как язык Рэкфорда поигрывает с самым чувствительным бутоном ее плоти, Джесин-да таяла от наслаждения.
«О Боже, какой милый, очаровательный… мерзавец», — вцепившись в ручку двери, чтобы не упасть, подумала она. По ее телу разливалась истома, и ей было трудно устоять на ватных ногах.
Она не знала, сколько времени прошло, но вскоре его умелые ласки довели ее до экстаза. Судорога пробежала по телу Джесинды, из груди вырвались сдавленные стоны.
— Билли, Билли, о, Билли… — вцепившись в его плечи, прошептала она прерывающимся голосом.
Рэкфорд встал и нежно обнял ее. Через некоторое время Джесинда постепенно пришла в себя. Осыпав поцелуями ее волосы, лицо и плечи, он надел ей на шею бриллиантовое колье. Джесинду все еще била мелкая дрожь от пережитого наслаждения.
Внезапно она положила руку на его член.
— Ты что делаешь? — сдавленным от возбуждения голосом спросил он, пожирая ее жадными глазами.
Джесинда не ответила, чувствуя, как от ее прикосновений пенис Рэкфорда растет в размерах и наливается силой. Перехватив ее дерзкие руки, лорд припал к ее губам в страстном поцелуе.
— Ты же знаешь, что я готов сделать все, о чем бы ты меня ни попросила, — вкрадчиво сказал он.
— Билли… — прошептала Джесинда, сгорая от желания, и обвила его талию руками. Не смея обратиться к нему с дерзкой просьбой, она лишь положила голову ему на плечо и застыла в его объятиях.
— Я ничего подобного не испытывал ни к одной женщине, Джесинда, — проникновенным голосом промолвил Рэкфорд. — Хочу, чтобы ты это знала.
Подняв голову, Джесинда посмотрела ему в глаза. Их взгляды встретились. Выражение лица Рэкфорда было серьезным, даже торжественным. Джесинда погладила его по чисто выбритой щеке. Рэкфорд закрыл глаза, наслаждаясь нежными прикосновениями. Джесинда смотрела на него так, как будто видела впервые. Она вдруг подумала о том, что Рэкфорд был единственным мужчиной, который относился к ней как к рапной. Действительно, она считала, что у нее есть только два близких друга — он и Лиззи. Впрочем, лорд был для нее больше чем другом.
Рэкфорд внезапно усмехнулся и поцеловал ей руку.
— Хватит мучить друг друга, — промолвил он. — Давай выбираться отсюда.
Растерявшись от неожиданности, девушка кивнула. Рэкфорд двинулся к выходу из анфилады комнат, и Джесинда последовала за ним. Приоткрыв дверь, ведущую в коридор, Рэкфорд осмотрелся и, убедившись, что путь свободен, махнул рукой. В коридоре было тихо.
Джесинду охватило беспокойство. А вдруг кто-нибудь заметил ее долгое отсутствие и связал это с тем, что из зала внезапно исчез лорд Рэкфорд? Это совпадение могло вызвать подозрения.
Джесинда должна была вернуться в зал по парадной лестнице, а Рэкфорду предстояло спуститься на первый этаж по черной. Быстро поцеловав леди Найт, лорд открыл дверь служебного помещения, через которое проник на третий этаж.
— Эй, красотка, — негромко окликнул он ее, видя, что она медлит, остановившись у зеркала, висевшего в коридоре над простеночным столиком.
Джесинда улыбнулась, залившись краской смущения.
— Да?
— Ты слаще конфетки, — ухмыляясь, промолвил он и послал ей воздушный поцелуй.
Джесинда презрительно фыркнула, но Рэкфорд уже исчез за дверью. До ее слуха донеслась дробь его торопливых шагов, которые вскоре стихли. Вновь повернувшись к освещенному тусклым светом свечей зеркалу, Джесинда залюбовалась бриллиантовым колье, посверкивавшим на ее белоснежной шее. Окинув себя с ног до головы внимательным взглядом, девушка тяжело вздохнула. Этот негодяй измял ее платье, растрепал волосы и заставил щеки пылать.
Быстро приведя себя в порядок, Джесинда сбежала по лестнице в бальный зал. Ее ножки в атласных туфельках едва касались мраморных ступеней.
«Она моя'» — ликовал Рэкфорд на обратном пути домой. Эта капризная, вредная, строптивая девчонка испытывает к нему непреодолимое влечение. Это было совершенно очевидно. Сидя в темном салоне экипажа, Рэкфорд блаженно улыбался.
Было уже за полночь. Когда Рэкфорд взбежал по ступеням крыльца, парадная дверь особняка распахнулась. Дворецкий Джеральд посторонился, и он вошел в вестибюль. Еще на крыльце Рэкфорд стряхнул пепел с сигары, которую сжимал в зубах. Мать называла курение отвратительной привычкой, но Рэкфорд считал, что у каждого человека должны быть недостатки.
Как бы ему хотелось поселиться на другом конце города, в фешенебельной гостинице, где обычно живут холостяки. Но сэр Энтони и другие должностные лица с Боу-стрит возражали против переезда. Им было легче следить за Рэкфордом здесь, в особняке маркиза Труро. Причем, как они утверждали, наблюдение за ним велось ради его же блага. С помощью Рэкфорда было отправлено за решетку слишком много негодяев. Выйдя на свободу, они или их дружки могли попытаться отомстить ему, поэтому он должен был постоянно находиться под надзором полиции.
Поднимаясь по парадной лестнице на второй этаж, где находились его комнаты, Рэкфорд думал о Джесинде. Сегодня он отважился пойти на рискованный шаг и одержал победу. Он проклинал условности светского общества. Из-за них он с трудом находил возможность остаться наедине с Джесиндой. В воровском мире, в котором Билли провел не один год, люди обладали большей степенью свободы, они могли общаться с кем хотели. Женщины лондонских трущоб сами выбирали себе парней по вкусу и одаривали их своими ласками. Рэкфорд не привык, ухаживая за девушкой, преодолевать неимоверные трудности. Джесинда казалась ему порой неприступной, словно хорошо укрепленная цитадель. Все эти компаньонки, гувернантки, братья, великосветские матроны, окружавшие ее, раздражали его.
Но сегодня вечером он воспользовался удобным случаем и доказал Джесинде, что им может быть очень хорошо вместе, что они созданы друг для друга.
Правда, в спальне лорда Тейлора ему пришлось пережить несколько тяжелых минут. Он понял, чего хотела Джесинда, когда дотронулась до его мужского естества. Но Рэкфорд не желал, чтобы их соитие происходило в чужой постели. Он видел в Джесинде не любовницу, а свою будущую жену и надеялся, что вскоре поведет ее к алтарю. Рэкфорд мечтал о той ночи, когда своими руками разденет ее — развяжет каждую ленточку ее туалета, распустит все шнуровки, расстегнет крючки и застежки, а потом начнет медленно снимать с нее одежду.
— Уильям! — Резкий голос отца вывел его из задумчивости. Обернувшись, он увидел приближающегося маркиза Труро.
Он уже успел снять фрак, его шейный платок был развязан, лицо покраснело от большого количества выпитого за вечер спиртного. Рэкфорд едва сдержал улыбку, вспомнив, какие сердитые взгляды бросала за обедом Джесинда на Труро Ужасного.
Однако, заметив злобный огонек, горевший в остекленевших глазах отца, Рэкфорд помрачнел. Взгляд маркиза Труро не предвещал ничего хорошего. Сын уже забыл, когда в последний раз видел его в таком состоянии.
Он насторожился, поджидая отца.
— Выброси эту гадость, ты, наглый ублюдок, — произнес маркиз заплетающимся языком. — Ты прекрасно знаешь, что твоя мать запрещает курить в доме. Живя здесь, ты должен соблюдать мной установленные правила!
Несколько мгновений Рэкфорд молча смотрел на отца. Лорд Труро, очевидно, не учитывал того, что его сын уже не маленький слабый мальчик, а взрослый сильный мужчина, закаленный суровой жизнью.
Несмотря на то что все мышцы его тела напряглись и Рэкфорд был готов наброситься на отца с кулаками, он сдержал себя. Должно быть, старания Джесинды воспитать из него джентльмена не прошли даром. Он спокойно подошел к стоявшему в коридоре горшку с лимонным деревом и сунул окурок в рыхлую землю.
— Простите, — промолвил он, поворачиваясь к отцу, — я не хотел никому доставлять неудобства.
— Еще бы! Только посмей здесь своевольничать!
«Ну и скотина же ты», — подумал Рэкфорд, молча глядя на пьяного.
— Мне надо поговорить с тобой, — продолжал маркиз Труро. — У меня вызывает беспокойство, что ты увиваешься за этой маленькой шлюшкой Хоксклифф.
Рэкфорда охватил гнев.
— Милорд, — с угрозой в голосе промолвил он, — я попросил бы в моем присутствии не отзываться столь непочтительно о леди]Джесинде.
— Леди? — Маркиз презрительно усмехнулся. — Забудь о ней. Ты дал мне слово, что сразу же женишься. Прошло уже два месяца, а ты до сих пор ни к кому не посватался. Я решил помочь тебе, мой мальчик. Сегодня вечером я поговорил с лордом Тейлором о тебе и его аппетитной дочке, рыжеволосой полногрудой красавице… Одним словом, мы решили вас поженить.
— Вы говорите о Дафне Тейлор? — презрительно поморщившись, спросил Рэкфорд.
— Да, девицу действительно зовут Дафна.
— Отец, эта девушка — настоящая гарпия, — сказал Рэкфорд. — Я предпочел бы взять в жены леди Джесинду.
«Если, конечно, она образумится и согласится выйти за меня замуж», — добавил он про себя.
— Этому не бывать! — придя в ярость, воскликнул маркиз, бешено вращая своими налитыми кровью глазами.
Рэкфорд старался сохранять спокойствие, хотя состояние отца свидетельствовало о том, что тот не владеет собой.
— Почему? Леди Джесинда происходит из хорошей семьи, — промолвил он и подумал, что в этот момент напоминает продавца дойной коровы, расхваливающего свой товар. — Она красива, обладает отменным здоровьем, и за нее дают приданое в сотню тысяч фунтов.
Эти слова, по расчетам Рэкфорда, должны были произвести благоприятное впечатление на отца.
— Меня не интересует, какое у нее приданое, — буркнул маркиз. — Я не люблю эту надменную сучку.
«Она тоже терпеть тебя не может», — подумал Рэкфорд, стараясь держать себя в руках.
— Зато я люблю ее, — холодно сказал он.
— Да ты просто плохо знаешь ее, недоумок! Она такая же шлюха, какой была ее мать! Я не позволю моему сыну жениться на этой потаскухе…
— Хватит! — рявкнул Рэкфорд в лицо отцу.
Взревев, маркиз размахнулся, чтобы ударить сына, но тот перехватил его руку. Реакция Рэкфорда была молниеносной, выработанной в бесчисленных уличных драках. Потеряв равновесие, отец рухнул на мраморный пол.
Поставив ногу ему на грудь, Рэкфорд склонился. В его памяти всплыли воспоминания о жестоких побоях в детстве, издевательствах отца. В глазах зажегся злобный огонек. Жажда мести охватила сознание.
— Ты знаешь, что я могу запросто убить тебя сейчас? — процедил он сквозь зубы.
Увидев, что маркиз не на шутку испугался, Рэкфорд почувствовал удовлетворение.
— Почему… — начал было Рэкфорд, но тут же осекся. Комок подкатил к горлу. Гордость мешала ему задать отцу давно мучившие его вопросы. «Почему ты так сильно ненавидишь меня? Чем я заслужил такое жестокое обращение? Чем я провинился перед тобой?» Слова вертелись у него на языке, но Рэкфорд так и не произнес их.
— Можешь говорить мне все, что взбредет тебе в голову, кроме одного. Я не потерплю больше грубых высказываний о моей будущей жене, — произнес он твердым тоном. — Если ты еще раз позволишь себе это, клянусь, я изобью тебя до полусмерти.
Выпрямившись, Рэкфорд убрал ногу с груди маркиза и, расправив плечи, неторопливо направился в свою спальню.
С трудом поднявшись на ноги, Труро стал осыпать сына грубой бранью. Он называл его негодяем, мерзавцем, тупицей, слабым никчемным ублюдком, недостойным носить фамилию знатного рода, исчадием ада.
— Черт меня дернул вызволить тебя из Ньюгейтской тюрьмы! — кричал маркиз. — Лучше бы ты сгнил там! Пусть бы наш род пресекся, все равно ты не достоин его!
Рэкфорду были смешны эти упреки. Но когда он вошел в комнату, его настроение резко изменилось. Он ощутил подавленность. Рэкфорд летел с, бала домой как на крыльях, а теперь чувствовал себя глубоко несчастным. Закрыв за собой дверь, он подошел к кровати и упал на нее как подкошенный. В комнате царила темнота.
Он долго лежал на спине, устремив невидящий взгляд в потолок. События сегодняшнего дня разбередили его душевные раны. Рэкфорд остро переживал свою никчемность. Он был недостоин Джесинды. Зло коренилось в нем. Разве может кто-нибудь полюбить такого, как он? Нет, он не заслужил любви.
Джесинда была для Рэкфорда источником света в непроглядной темноте его жизни. Но когда он думал о ней, его душевная боль становилась острее. А что, если отец прав и его отношение к Рэкфорду справедливо? Нет, Джесинда никогда не полюбит его.
Он умел доставлять ей физическое наслаждение, но не был способен тронуть сердце. Рэкфорд был недостоин любви Джесинды. Слезы отчаяния выступили на глазах. Он резко сел и тряхнул головой, стараясь отогнать тяжелые мысли. Встав с постели, начал расхаживать по комнате, вспоминая звонкий смех Джесинды, ее слова и взгляды, которые она бросала на него. Рэкфорд вынужден был признать, что, когда она смотрела на него, ее карие глаза светились нежностью, а порой и искренним восхищением.
Он напомнил себе о ее подарке. Несколько месяцев назад она оставила ему на память бриллиантовое колье. Этот поступок свидетельствовал о том, что Джесинда разглядела в нем добрые качества и оценила их по достоинству.
«Но она ошиблась, — сказал коварный внутренний голос. — Ты ничтожество, пустой, никчемный чрловек».
Застонав, Рэкфорд ослабил узел шейного платка и подошел к окну. Отдернув штору, он взглянул туда, где обычно стояли его охранники. Его глаза горели мрачным огнем.
Отойдя от окна, Рэкфорд быстро переоделся и достал из потайного ящика стола любимый нож. Бросив взгляд в окно на темное небо, он направился к двери. Настало время снова нанести визит «шакалам».



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольстительная леди - Фоули Гэлен



Отличный роман.Впрочем, как вся серия про семейство Найтов.
Обольстительная леди - Фоули ГэленНАТАЛЬЯ
27.09.2011, 21.31





Читаю по порядку серию про Найтов.И этот роман самый скучный, приглаженный какой-то.Не впечатлил
Обольстительная леди - Фоули ГэленНаталия
5.11.2013, 6.38





Роман интересный, но грустный.
Обольстительная леди - Фоули ГэленКэт
14.01.2014, 14.38





Ещё один прекрасный роман из этой серии, каждая книга о братьев открывает разный образ их жизни,обид, а сколько в то время было запрещено отцам тем более с титулом показывать свою любовь к детям и бывает такая жестокость что удивляешься за что они так наказывают своих детей. Но как правильно потом отец ему сказал что он бы испортился или не дожил бы,а так вырос такой классный мужчина и я рада, что Билли остался человек хотя жил в трущобах и конечно если бы не его любовь к Джес он бы не выкарабкался из всего этого, читайте.
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
25.03.2015, 21.30





Кстати есть продолжение про маркиза Гриффирта (жениха Джессинды)называется "Её единственное желание", но читать его надо после всей серии и этот роман относится к трилогии специй
Обольстительная леди - Фоули ГэленАнна.Г
3.04.2015, 15.36





Чудесный роман. Динамичное действие, живое, стремительное, без надоедливых диалогов и нудных мудрствований. Вот такие романы мне любезны. А более всего я не люблю, когда секс задерживается, если дама начинает ломаться, как мятный пряник, и нудствовать, что я называю кочевряжиться. В этом романе главные герои сразу прыгнули в койку и получили свое удовольствие по максимуму, чего и Вам желаю.
Обольстительная леди - Фоули ГэленВ.З.,67л.
30.04.2015, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100