Читать онлайн Мой пылкий лорд, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 156)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Мой пылкий лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Элис уже проснулась, оделась, и ей не терпелось начать день, когда пришла горничная, точно по расписанию, но вместо того, чтобы принести ей поднос с завтраком, пухлая служанка передала сообщение о том, что его милость приказали больше ничего не подавать мисс в ее комнату. «А, Люсьен решил выманить меня отсюда голодом», — подумала Элис, тихо рассмеявшись. Ей не терпелось увидеть, как он будет потрясен ее благожелательностью.
Они спустились в холл, где горничная передала ее в руки ливрейного швейцара, стоявшего у двери.
— Я отведу вас к его милости, мисс. — Слуга поклонился Элис и открыл входную дверь. — Сюда.
— Он не в доме?
— Его милость каждое утро тренируется в своей студии, — вежливо сказал слуга. — Подать вам накидку?
— А далеко ли идти?
— Нет, мисс.
— Тогда идемте.
Он кивнул и вывел ее из дома. Утро было яркое, прохладное и многообещающее. Элис потерла уши, а когда заговорила, изо рта у нее вылетел парок.
— А что это за студия?
— Спортивная студия, мисс. Милорд там упражняется в фехтовании, а также в боксе.
— В боксе! Боже мой, мне это неприлично — идти туда! — Молодая леди не может войти в храм мужской силы. Сегодня воскресное утро, и ей следует пойти в церковь, а не в частную спортивную студию, где холостой мужчина занимается боксом!
Лакей бросил на нее угрюмый сочувственный взгляд.
— Тем не менее, мисс, он приказал подать вам завтрак именно туда.
Действительно, Люсьен еще раз бросил ей перчатку, пытаясь выманить ее на свободу кусочком сыра, как мышку, каковой она и была на самом деле. Элис пожала плечами, разозлившись на себя, потому что не могла не признать, что ей любопытно увидеть то, что остальные молодые леди никогда не увидят даже мельком, и последовала за лакеем без дальнейших замечаний. Он провел ее через усыпанный гравием двор по подъездной аллее, шедшей вокруг дома. Садовники уже вовсю трудились, подстригая фигурные кусты, украшавшие дом, и обрезая плющ, который карабкался по кирпичным стенам. Они прикоснулись кончиками пальцев к своим шляпам, увидев Элис, которая шла за лакеем от дома вниз по аллее, извивавшейся среди зеленых лугов с пасущимися на них лошадьми и по полям с убранной люцерной, где, точно крепости, стояли золотые скирды. Дальше, за полями на краю леса, под солнцем возвышались деревья во всем своем осеннем великолепии.
Элис поспешала за лакеем. Ветерок донес до нее резкий запах конюшни, и ее нетерпение усилилось, когда они подошли к внушительного вида зданию, выстроенному из того же красного кирпича, что и дом, крышу украшал маленький изящный купол. Несколько холеных лошадей Люсьена высунули свои тонкие морды из вырезанных в стенах окон, словно желая взглянуть, что сегодня делается на свете. Жуя сено, они смотрели на проходившую мимо Элис с комическим выражением дружелюбного любопытства.
Они подошли к выгулу и увидели конюха, который гонял на корде великолепного черного жеребца. Девушка остановилась, чтобы полюбоваться этим царственным животным. Поигрывая бархатистыми мышцами, вороной словно плыл, так замедленно-ровны были его движения. Восхищенная его благородным величием, Элис нехотя отошла от выгула, огражденного белой изгородью, и пошла за лакеем к другому квадратному зданию средних размеров, с высокими окнами. Не успел еще слуга открыть дверь в студию Люсьена, как Элис услышала яростный металлический звон шпаг.
Мужской голос с иностранным акцентом издавал регулярные резкие возгласы, подчеркивая утреннюю тишину. Элис заколебалась, но когда она заглянула в дверь, ее взгляд тотчас же упал на стол, уставленный сладостями и сверкающим чайным серебром. Ах какой соблазн! Чувство приличия молило ее не входить, но она твердо решила преодолеть свою робость, которую люди вроде Кейро принимали за девственную добродетель. Люсьен был первым, кто разобрался в ней.
Собравшись с духом, Элис вошла в студию, напустив на себя беспечный вид, словно посетила лавку модистки.
Смуглый мастер фехтования и пятеро аристократических повес, тренировавшихся вместе с Люсьеном, едва взглянули в ее сторону, словно их заранее предупредили, что на нее не следует обращать внимания. И спокойную сосредоточенность Люсьена ее появление тоже не нарушило. Она мельком увидела его лицо и заметила, как неистово сверкают его глаза, а на шпаге отражается утреннее солнце.
Стараясь никому не мешать, Элис медленно обошла студию по периметру и оказалась у стола, где ее ждал завтрак. Слуга придвинул для нее стул к столу, пока она наливала себе чашку чаю из чайника в виде урны с краном. Она изо всех сил старалась казаться хладнокровной, словно в животе у нее не урчало от голода. Если бы только она могла управлять своим румянцем! Положив в чай немного сахара, Элис усилием воли уняла дрожь в руке, взяла чашку с блюдцем и повернулась с любезным видом, чтобы посмотреть на джентльменов; но, увидев Люсьена, она тут же опустилась на деревянный стул, потому что у нее ослабели колени.
Если в таком темпе он тренируется, ей не хотелось бы увидеть, как он сражается всерьез. Смуглый испанский мастер фехтования стоял в стороне, отдавая указания и короткие приказы. Угловатое лицо Люсьена застыло в смертоносной сосредоточенности, в то время как тело его мастерски и с изящным неистовством вытанцовывало круговую защиту, выкладываясь до предела. Пятеро молодых людей, тренировавшихся вместе с ним, были расставлены на равных расстояниях по внешнему кругу. Люсьен держал каждого в состоянии обороны, вступая в сражение с каждым, петляя взад и вперед между противниками с головокружительной скоростью, и казалось, что он ни разу не повернулся спиной ни к одному из них.
Пот тек с него градом, его черные обтягивающие панталоны обрисовывали каждую линию его атлетических ног и исчезали в элегантных черных сапогах. Поверх белой рубашки на нем был надет защитный кожаный жилет. Лямки, перекинутые через его сильные плечи, закреплялись по обеим сторонам его гибкой талии. Элис не заметила, что затаила дыхание, но вздохнула она, только когда тренировка закончилась.
Люсьен небрежно отсалютовал противникам и отдал свое оружие; грудь его тяжело вздымалась. Мастер-фехтовальщик поздравил его с превосходным представлением. Элис с волнением ждала, что он сейчас подойдет к ней, но вместо этого он направился к скамье, стоявшей в противоположном конце спортивной студии, сел с краешку и, взяв большую железную гантель, стал сгибать правую руку снова и снова, упершись локтем в бедро.
Когда он поставил спортивный снаряд на пол, Элис с восхищением увидела, как он закинул руки за голову и выгнул плечи с роскошной легкостью крупной кошки. После чего Люсьен поработал левой рукой, а потом легко отжался от скамьи и принял маленькое полотенце от слуги. Он вытирал им лицо, слушая одновременно какие-то указания мастера-фехтовальщика. Элис заметила, что он возвышается над этим человеком на полфута.
Девушка ждала с нарастающим нетерпением и недоумевала — неужели он решил полностью ее игнорировать? Но зачем было заставлять ее приходить сюда, если за вчерашние слова он все еще так сердится на нее, что даже не хочет разговаривать? Поняв, что открыто, уставилась на Люсьена, она оторвала от него взгляд и устремила его на пятерых молодых людей. Они тоже поднимали гантели и делали различные упражнения, хотя гораздо ленивее, пошучивая при этом друг с другом. Интересно, кто это такие? Двое казались ей смутно знакомыми; она задумалась — не встречалась ли с ними в Лондоне или просто видела в Гроте? Когда трое из них украдкой посмотрели в ее сторону и понизили голоса, она поняла, что они обсуждают ее. Элис быстро отвела взгляд, охваченная запоздалым стыдом, в надежде, что они не приняли ее нескромное любопытство всерьез.
Когда она уже окончательно расстроилась, решив, что Люсьен безразличен к ее присутствию, тот кивнул в знак благодарности мастеру-фехтовальщику и пошел через студию к ней, вытирая шею полотенцем, которое затем перекинул через плечо. Пока он приближался, Элис позволила себе окинуть его взглядом.
— Мисс Монтегю, какое неожиданное удовольствие!..
Второй слуга подал ему флягу с водой, когда он проходил мимо.
— Весьма впечатляющее зрелище, — ответила она с лукавой улыбкой.
— Благодарю. — Люсьен вытащил пробку и сделал глоток, закинув голову. Даже горло у него блестело от пота, адамово яблоко ритмично двигалось вверх и вниз, пока он пил. Элис с восхищением смотрела на него, пока он не облизнул губы.
— Мне бы хотелось, — сказал Люсьен, — чтобы вы посетили сегодня со мной одного человека.
— Кого это?
— Одного мудрого старого человека, — ответил он с легкой искоркой в серебристых глазах. — Мне нужно еще полчаса, чтобы завершить занятия. Вы останетесь здесь и будете смотреть, а я буду, уверен, что с вами все в порядке. Согласны?
Элис ничего не сказала, огорчившись, что его приказание доставило ей удовольствие. Он развязал тесемки, на которых держался его защитный кожаный жилет, и снял его через голову. Потом отдал жилет слуге, а Элис закусила губу и попыталась отвести глаза. Она увидела, что его тонкая белая рубашка прилипла к мокрой от пота коже, ощутила острый сильный запах мужчины, исходящий от него, и в крови ее проснулось что-то первобытное. Люсьен подмигнул ей, отвернулся и пошел к своим противникам, чтобы приступить к следующей стадии занятий.
На смену мастеру-фехтовальщику пришел коренастый, крепкий, сердитый с виду человеком, который оказался бывшим боксером-профессионалом. О Господи, подумала Элис, вздрогнув. Одно дело — упражнения в фехтовании, но вряд ли она выдержит, когда увидит, как Люсьен и его приятели ставят синяки, бьют и колотят друг друга до бесчувствия. Но когда Люсьен стянул с себя рубашку, она смутилась окончательно.
Увлекшись как художница и охваченная желанием женщина, она смотрела на него, завороженная игрой бронзовых мускулов на спине. Руки у него были мощные, торс гладкий, скульптурный, блестящий. Он начал обматывать костяшки пальцев кожаной лентой, чтобы смягчить удары кулаков.
Ей подумалось, что за все время, пока она училась рисованию, у нее ни разу не было возможности нарисовать самый классический из всех сюжетов — обнаженного мужчину. До того как она приехала в Ревелл-Корт, самая мысль об этом заставила бы ее потянуться за нюхательной солью, но с тех пор, как она встретила Люсьена Найта, все казалось возможным.
Тренировка началась с таким ожесточением, что Элис вздрогнула, но отводить глаза было бесполезно, потому что нельзя было не слышать сопутствующих ей звуков, гораздо более неприятных, чем во время урока фехтования. Слышались тяжелые удары по человеческому телу, тихое грубое уханье того, кто получил удар в живот, плебейский акцент старого боксера, безжалостно подстегивавшего молодых повес. Люсьен нокаутировал молодого человека, которого называли Запад, четким ударом в подбородок. Хотя молодой человек встал на ноги, усмехаясь, Элис поклялась, что никогда не позволит Гарри попробовать свои силы в этом виде спорта, равно как никогда не позволит ему вступить в армию.
Рыжеволосый молодой человек, которого здесь называли Югом, оказался следующим соперником Люсьена. Он вышел на ринг и сумел нанести Люсьену удар в лицо прежде, чем в свою очередь оказался на полу. Это повторилось несколько раз, и больше Элис не могла этого вынести.
— Стойте! — Она вскочила на ноги.
Все замерли и оглянулись на нее в замешательстве.
— Это нужно прекратить, пока вы не покалечили друг друга, — сказала она, смущенно покраснев.
Люсьен и старый боксер обменялись веселыми взглядами, а молодые люди прочистили горло и проглотили усмешки. Он подошел к ней, вытирая рукой пот со лба. Элис не удержалась и проследила взглядом, как пот стекает по его блестящей груди, и покраснела еще больше.
— Никого мы не покалечим, дорогая. Это всего лишь спорт, — сказал Люсьен, стараясь отдышаться.
— Это жестоко.
— Но мужчина должен заниматься этим, чтобы суметь хотя бы защитить честь своей дамы, — сказал он, сверкнув глазами. — Я тронут сверх меры, что вы опасаетесь за мою безопасность.
— Я скорее беспокоюсь о них, — возразила она, кивнув в сторону юношей, которые, не скрываясь, слушали их разговор. Когда она на них оглянулась, они усмехнулись.
— Вздор. Вы должны беспокоиться обо мне, — с возмущением заявил Люсьен. — Число противников превосходит в пять раз, и все они по меньшей мере на пять лет моложе меня. Полагаю, что все преимущества — на их стороне.
— Ну что ж, я не хочу видеть и того, как они бьют вас!
Он проказливо улыбнулся.
— Вот видите? Вас это заботит. Я думаю, вы против собственной воли начинаете относиться ко мне с симпатией. А теперь, девушка, сядьте и попробуйте проникнуться спортивным духом. — Он потряс сжатыми кулаками и, повернувшись, направился к своим приятелям. — Она сказала, ребята, что вы не должны бить меня в лицо. Особенно она просит, чтобы вы постарались не разбить мне губы.
Молодые повесы засмеялись и сделали вид, что возмущены тем, что скрывается за этой просьбой, а Элис нахмурилась, стараясь скрыть улыбку. Как этот человек ее раздражает, подумала она и тихонько вздохнула.
Люсьен не знал, какой ангел посетил Элис в середине ночи и уговорил ее смягчиться. Казалось, свершилось чудо, потому что Элис на самом деле была сегодня с ним очень мила. Такая перемена что-то да значила. Если она смогла найти в себе силы сделать к нему шаг, в таком случае он очень хочет встретиться с ней на полпути. По природе своей Люсьен не был склонен к компромиссам, но, может быть, неразумно с его стороны ожидать, что девушка примет его как Дракона со всей его дурной славой. Он решил, что будет неплохо, если она услышит хороший отзыв о нем.
Быстро, но тщательно вымывшись и переодевшись в свежее платье, Люсьен провел ее через лес на ту же тропинку, где они проходили вчера. После дождя дорогу развезло. Они направлялись в маленькую деревушку, расположенную в долине, чтобы посетить некоего Сеймура Уитби, старика, бывшего учителем Люсьена в детстве.
Если сегодня Люсьен шел медленнее, это объяснялось тем, что каждый мускул в его теле уже ощущал избыточные усилия, которые он вложил в тренировку. Сообщение о том, что Барду где-то неподалеку, заставило Люсьена выжимать из себя все, учитывая, конечно, что при этом Элис наблюдала за ним. Он чувствовал ее взгляд, устремленный на него, с того мгновения, когда она на цыпочках вошла в студию. Люсьен был уверен, что она запрется у себя в комнате и будет весь день дуться, но когда она появилась, ему удалось скрыть свое ликование. Его уловка помогла.
Алчное восхищение в ее взгляде наполнило его похотливой радостью. Просто позор, до чего он жаждет ее внимания, подумал Люсьен, но лекарства от этого, кажется, нет. Он вознамерился держаться с ней сегодня несколько отчужденно, но все его решения рухнули от одного взгляда ее глаз, синих, как стекла в витраже шартрского собора.
Они шли через лес в согласном молчании, кожаную сумку с книгами он примостил повыше на своем ноющем левом плече. В ней лежали последние тома, которые он выписал для мистера Уитби у своего любимого лондонского книготорговца. Элис, в свою очередь, несла корзину, в которой находились с полдюжины сдобных булочек и бисквитный пирог, а также кувшин с минеральной водой из горячего источника под Ревелл-Кортом. Мистер Уитби твердо верил в пользу вод. Их целебные качества, говаривал он, замечательно действуют на его подагру.
Как и вчера, они ненадолго задержались у известкового карниза и полюбовались видом. Небо затянули тучи, предвещая дождь. Пока они смотрели на долину, стоя бок о бок, Люсьен ощущал ее нервозность, словно это место напомнило ей, как страстно она его целовала.
Он искоса бросил на нее исполненный надежды взгляд, но если она и почувствовала это, виду не подала. Люсьен улыбнулся про себя, рассматривая ее с тихим восторгом. Какие изящные, длинные ресницы! Губы у нее были цвета розовой розы, покрытой росой. Охваченный желанием снова схватить ее в объятия, он быстро взял себя в руки, как следует обуздав свои порывы, потому что твердо решил не делать никаких ложных шагов. Сегодня он намерен показать ей, каким славным мальчиком может быть, если захочет.
Элис повернулась и снова зашагала по тропинке. Он покорно поплелся следом.
— Люсьен! — начала она задумчиво. Звук его имени, слетевший с ее уст, обдал его приятным трепетом. Казалось, подул свежий ветерок.
— Да?
— Могу я спросить вас кое о чем?
— Да, — осторожно согласился Люсьен, взяв ее за затянутую в перчатку руку, поскольку она переступала через упавшее дерево, преграждавшее тропинку.
Элис спрыгнула с дерева, и корзинка в ее руках закачалась.
— Я любопытна. Почему ваш отец оставил Ревелл-Корт вам и ничего — вашему брату лорду Деймиену?
— Вообще-то Деймиен станет графом на основании родословного древа нашего отца.
— Вот как? — воскликнула она.
— Да. Как я уже говорил, у Карнартена не было законного наследника. Он был настолько предан моей знаменитой матушке Джорджиане, что так и, не женился — и пустил ко всем чертям свою четырехсотлетнюю родословную. Мать была любовью всей его жизни. Он не хотел жениться на другой. Как бы то ни было, его многочисленные друзья в палате лордов понимали его положение. Они говорили: «Сначала здесь решает Бог, потом — мы», — и после его смерти они объединились и подали петицию королю, чтобы он учредил новый титул и обеспечил — даже если имя Карнартенов исчезнет — сохранность древнего рода. Поскольку Деймиен старше меня на двадцать минут, титул достанется ему. Конечно, на это решение повлияли слава Деймиена как награжденного орденами героя войны и репутация смелого и честного человека, не говоря уже о том, что он лично уверял премьер-министра — дескать, тот может рассчитывать, что он и его потомки будут голосовать за тори в течение трех поколений.
— Понятно. Наверное, лорд Карнартен безумно любил вашу матушку, если из-за любви отказался от наследника, — сказала Элис с благоговейным восторгом.
— Это так. Он встретил ее, когда она была молодой девушкой, еще до того, как она обвенчалась с герцогом Хоксклиффом. Но он ее проглядел. Отец рассказал мне эту историю в прошлом году, когда умирал.
— Ах как мне жаль!
— Благодарю вас, это было к лучшему. Он был очень болен.
— Хорошо, что вы были с ним. А Деймиен тоже был рядом с его ложем?
— Нет, Деймиен не мог уехать из Испании. И потом, Деймиен предпочитает игнорировать наше настоящее происхождение и просто делает вид, что он действительно сын Хоксклиффа.
Элис сочувственно взглянула на Люсьена.
— Я же предпочитаю правду. Хотите услышать их историю?
— Да, очень.
— Джорджиана провела год в Сорбонне, чтобы закончить свое образование, прежде чем появиться впервые в свете. Эдуард — так звали Карнартена — был денди двадцати одного года и совершал большое путешествие по Европе. Он впервые увидел мою мать с ее соученицами в солнечный день, на занятиях по искусству в Версальском саду.
— Как романтично, — с улыбкой прошептала Элис.
— Да, но, к несчастью, он почти не обратил на нее внимания — был слишком занят французскими куртизанками. Когда отец увидел ее в следующий раз, она была свежеиспеченной молодой светской замужней дамой. Он понял, что совершил роковую ошибку, позволив ей уйти. Они были созданы друг для друга, но, конечно, было уже слишком поздно. — Люсьен не сказал вслух, какое наставление дал ему Карнартен в самый важный момент этого разговора. «Когда ты найдешь ее, мой мальчик, схвати ее в свои объятия и ни за что не отпускай. Другой шанс тебе, может быть, никогда не подвернется». — Он умолял ее развестись с Хоксклиффом, — продолжал Люсьен, — но она не захотела, потому что герцог ни за что не позволил бы ей взять с собой детей. Тогда у нее уже были Роберт и Джек. Как бы то ни было, мы с Деймиеном появились на свет. У Хоксклиффа были разные любовницы, у Джорджианы был Карнартен. Это все продолжалось тихо и мирно, пока нам с Деймиеном не исполнилось по четыре года.
— А что произошло потом?
— Видите ли, Карнартен был морским офицером высокого ранга. Время от времени ему приходилось уходить надолго в море. Когда мне было четыре года, он вернулся и узнал, что моя матушка утешалась в его отсутствие с…
— Неужели со своим мужем, герцогом? — изумилась Элис.
— Нет. Нет, для Джорджианы это было бы слишком банально, — сухо ответил Люсьен. — На сей раз то был сэр Филипп Престон Лоренс из «Друри-Лейн», актер, игравший в пьесах Шекспира и славившийся скорее своей внешностью, нежели талантом. И Джорджиана снова ждала ребенка.
— Господи! — сказала Элис, вспыхнув.
— Вы знаете моего младшего брата, лорда Алека?
— Конечно, — ответила Элис, — его все знают. Мой друг, Фредди Фоксхем, не купит даже жилет, не узнав, одобряет ли лорд Алек этого портного.
— Да, Алек таков. Это кровь человека, привыкшего жить напоказ, — с усмешкой сказал Люсьен. — Вы сделаете добрый поступок, если предупредите вашего друга ни в коем случае не садиться с ним за карты. Алек — шулер, и ему чертовски везет в карты.
— Предупрежу, — сказала Элис с улыбкой. — У вас интересное семейство, но вот что мне хотелось бы знать. Неужели вас совсем не беспокоит, что лорд Деймиен станет графом, а вы — нет?
— Совсем, — тут же ответил Люсьен. — Он этого заслуживает. И потом, я привык находиться в тени Деймиена и ничего не имею против.
— Люсьен, — возразила Элис, — я уверена, что вы не находитесь в его тени.
— Конечно, нахожусь, вы говорите просто из вежливости. И всегда находился. — Люсьен остановился, выжидая, пока Элис обойдет скользкое грязное место.
— Полноте, Люсьен.
— Это так, спросите кого угодно. Существует Деймиен и тот, другой. Другой — это я. Я ничего не имею против, правда, зачастую начинаешь казаться себе лишним.
Тихо и ласково рассмеявшись, Элис подошла к нему и погладила по спине.
— Я не думаю, что вы лишний. Если это вас утешит, то я считаю, что именно Деймиен всегда будет «другим».
— Разумеется, мисс Монтегю. — Люсьен грустно усмехнулся. — Это действительно очень большое утешение.
— Вот и хорошо. — Она весело улыбнулась ему; пестрые тени от листьев играли на ее гладкой кремовой коже. — Пойдемте же.
— А вы?
— Что — я?
— Расскажите мне об Элис Монтегю то, чего никто не знает.
Она бросила на него насмешливый взгляд.
— Вы имеете в виду какую-нибудь глубокую мрачную тайну?
— Да, вот именно!
— Сожалею, но таковой не имеется.
Люсьен улыбнулся и пошел дальше, проглотив замечание — прежде чем оно сорвалось с его губ, — что у него таких тайн столько, что достанет на них обоих.
— Тогда расскажите мне о чем-нибудь хорошем. Расскажите о самом лучшем дне в вашей жизни.
— Это нетрудно. Это праздник в честь моего десятого дня рождения. Отец подарил мне мою первую лошадь. Уже не пони — это означало, что я ужасно взрослая. Там были все.
— Все?
— Матушка, отец, Филипп, няня Пег. — Элис пожала плечами. — Это был мой последний день рождения перед тем, как заболела мама.
Почувствовав в ее голосе тщательно скрываемую горечь, Люсьен резко вскинул голову.
— Что с ней случилось?
Когда она взглянула на него, у него сжалось сердце при виде ее грустной, отчужденной улыбки.
— Она была полной жизни, деятельной красивой женщиной тридцати шести лет, но однажды у нее начался кашель, который становился все сильнее и сильнее, и через несколько месяцев она уже не могла подняться по лестнице, чтобы не задохнуться. Врачи не знали, что с этим делать. Сначала они думали, что это чахотка, потом — плеврит, хотя у нее не было никаких других признаков этих болезней. Наконец они обнаружили, что это скрытая опухоль в груди, которая распространилась на легкие. Они ничего не могли сделать. Ей давали от боли болиголов, а это вызывало у нее тошноту, и только.
— Мне страшно жаль, Элис, — тихо сказал он.
— Мне тоже. Она до конца оставалась женщиной изящной, с юмором. Я все еще помню, как сидела рядом с ее кроватью и читала ей светскую хронику из «Морнинг пост». Она подшучивала над светским обществом и говорила, как великолепно я буду выглядеть, когда дебютирую в свете. — Девушка замолчала. — Отец умер через два месяца, после того как упал с лошади, на которой ему не следовало ездить, совершив прыжок, который ему не следовало совершать, в особенности выпив целую бутылку дрянного джина.
Люсьен остановился и посмотрел на нее. Она окинула его нерешительным взглядом, словно не была уверена, стоит ли продолжать.
— Дальше, — мягко подтолкнул он.
— После ее смерти папа совсем развалился. Они очень любили друг друга. Мне кажется, он был рад умереть. Я так скучаю по ним! — Она отвела глаза. — Когда я смотрю на Гарри, я до сих пор вижу их. Я так рада, Люсьен, что он у Меня есть. Я для него все сделаю… — Здесь голос ее прервался, и глаза наполнились слезами.
— .Я верю, что сделаете, — прошептал Люсьен, резко притянув ее в свои объятия. Он крепко и долго держал Элис, а бурые мертвые листья летали вокруг на ветру. Закрыв глаза, он запечатлел пылкий поцелуй на ее волосах.
В это мгновение, пока он обнимал ее, в нем произошли какие-то перемены. Он и сам не понял, какие именно. Сначала Люсьен пытался унять ее боль, а в следующее мгновение почувствовал себя так, словно кузнечный молот пробил зияющую дыру в самой большой, самой толстой стене, которую он выстроил вокруг своего сердца. Оттуда хлынул свет — живительный свет, от которого ему стало больно.
Он немного отодвинулся и обхватил ее нежное лицо обеими руками, чтобы она могла посмотреть ему в глаза. Своими большими пальцами он вытер слезы, катившиеся по ее щекам.
— Если вам что-нибудь будет нужно — что угодно, — прошептал он неистово, — я хочу, чтобы вы пришли ко мне. Вы понимаете?
— Ах, Люсьен, — начала Элис, пытаясь высвободиться.
Он удерживал ее нежно, но крепко.
— Я говорю серьезно, вам не придется быть одной. Я ваш друг и всегда буду им для вас. И для Гарри.
— Почему? — прошептала она с заметным вызовом. — Какое вам до нас дело?
Ее вопрос напомнил ему снова, что она по-прежнему не доверяет ему. Люсьен покачал головой, опять его ловкое красноречие подвело его.
— Потому что вы мне нравитесь, — просто сказал он.
— Вы меня почти не знаете.
— Я знаю достаточно. Вам не нужно прямо сейчас верить мне, Элис. Со временем вы поймете, что это правда. Пойдемте, — сказал он, заставляя себя выпустить ее из своих объятий после короткой неловкой паузы. Его потрясло, как яростно захотелось ему защитить ее от всякого зла. — Мы почти пришли.
Спустя мгновение, все еще не придя в себя от его удивительного обещания, Элис пошла за ним. Люсьен шагал перед ней по тропинке — широкоплечий, властный. Он смотрел на нее все внимательнее и внимательнее, и она не знала, радоваться этому или ужасаться. Она бы вообще не поверила его клятве верности, если бы не тот факт, что свое обещание защищать ее он распространил и на Гарри. Этого Элис никак не ожидала.
Из леса они вышли на раскисшую дорогу, которая поворачивала к кучке из пяти или шести коттеджей, стоявших неподалеку. Поднялся ветер, донесший до них гостеприимный запах печного дыма из труб. Придерживая клетчатую салфетку, закрывавшую корзину, чтобы ее не сдуло ветром, Элис посмотрела на свинцовые тучи, наползавшие с запада, потом заметила ворон, встревожено летевших по небу, которое стало унылого белесого цвета.
— Мы ненадолго, — пробормотал Люсьен. — Судя по всему, пойдет дождь.
Она кивнула. Подойдя к этой необычной деревушке, Люсьен подвел ее к очаровательному домику с белеными стенами, толстой соломенной крышей и аккуратными белыми ставнями. Он провел ее в калитку, доходившую до пояса, и дальше по дорожке, по обеим сторонам которой росли хризантемы. Потом постучал в дверь, но не стал ждать разрешения войти. Он просто открыл ее и заглянул внутрь.
— Мистер Уитби!
— А, молодой господин Люсьен, — послышался оттуда слабый, дрожащий и очень пристойный старческий голос. — Входите! И простите меня, я, должно быть, задремал.
Элис, которая попыталась заглянуть в дом из-за спины Люсьена, почти ничего не увидела — все загораживали его широкие плечи.
— Простите, что разбудил вас, — ласково сказал Люсьен.
— Ничего страшного, дорогой мальчик, ничего страшного.
— Прибыли ваши книги, — сообщил Люсьен, — и еще я привел кое-кого познакомиться с вами.
— Вот как?
Люсьен открыл дверь пошире и вошел в дом, сделав перед собой изящный жест, приглашающий Элис войти. Охваченная любопытством, она прошла мимо него в коттедж и тут же оказалась в поле зрения проницательного человека в очках, который сидел, сгорбившись, в мягком кресле.
— Мистер Уитби, разрешите познакомить вас с мисс Элис Монтегю, дочерью барона Гленвуда. Мисс Монтегю, я с огромным удовольствием представляю вас герою моего ужасного детства, — язвительно проговорил Люсьен, — моему самому уважаемому наставнику мистеру Сеймуру Уитби.
Элис присела перед стариком в реверансе.
— Как поживаете, сэр?
С огромным усилием, опираясь на палку, мистер Уитби поднялся на ноги. Элис запротестовала было, не желая, чтобы он затруднял себя и вставал при ее появлении, но Люсьен коснулся ее рук и покачал головой. Сердце у нее сжалось — она поняла, что джентльмен всегда остается джентльменом, даже если выглядит на сто лет. Она подошла к старику и поддержала его. Он погладил ее по руке, благодаря за помощь.
— Я очень рада познакомиться с вами, сэр, — приветливо сказала Элис.
Он поднял подбородок и посмотрел на нее сквозь очки острым взглядом. Его впалые губы медленно растянулись в задушевной улыбке.
— Ах, дитя, вы так же добры, как и красивы. Можно предложить вам чаю? К сожалению, в настоящий момент моя экономка в церкви, но думаю, мы и сами справимся. Господин Люсьен, закройте же дверь!
— Простите, — пробормотал тот с мальчишеской улыбкой и выполнил приказание.
— Я двадцать пять лет пытался научить этого малого закрывать за собой двери, — сказал Элис мистер Уитби, сверкнув синими глазами. — Счет, греческий — все это он усваивал с ходу, но научиться закрывать двери никак не мог.
Совершенно очарованная, Элис усмехнулась и с улыбкой посмотрела на Люсьена. Старый джентльмен обхватил искривленными пальцами ручку палки.
— Положение мистера Уитби было весьма незавидно — он должен был обучать меня и всех моих братьев перед тем, как мы поступали в школу, — сказал Люсьен.
— Это, наверное, было ужасно трудно! — воскликнула девушка.
— Геракл должен был совершить двенадцать подвигов, у меня было пятеро юных Найтов.
Элис рассмеялась.
— Ну что ж, мне невероятно интересно послушать что-то из ваших рассказов, но прошу вас, сядьте. Думаю, что выпить чаю будет очень мило. Вы должны позволить мне его приготовить. Чтобы соблазнить вас, мы прихватили сдобных булочек и бисквит, а ваш ученик принес книги. А знаете, мистер Уитби, почему бы вам не взять подушку? Люсьен, подайте мне вон ту подушку с кушетки. — Он тут же выполнил ее просьбу, а она сунула подушку за спину старика, который снова опустился в кресло. — Не пододвинуть ли вас к огню? Люсьен, пододвиньте-ка кресло.
— О Господи, мне вовсе не хочется причинять столько хлопот! — запротестовал мистер Уитби, явно восхищенный ее заботливостью.
— Какие же это хлопоты? — с ласковым упреком проговорила Элис.
На мгновение Люсьен встретился с ней глазами и ответил ей глубоким, задушевным взглядом, выражавшим признательность. Он передвинул кресло старого учителя ближе к огню, потом пододвинул поближе мягкую оттоманку и, усевшись на нее, вынул книги. Мужчины завели разговор о новых изданиях, а Элис пошла на кухню и обнаружила, что большой котелок с водой поставлен на очень слабый огонь, как и должна была бы сделать, по ее мнению, рачительная экономка, уходя из дома. Рядом она нашла кухонные мехи и раздула огонь, чтобы вода снова закипела. Кейро сочла бы подобные занятия немыслимыми, унижающими ее достоинство, но Элис это не волновало. Она очень любила заботиться о других.
— Вчера ночью ветер был очень сильный, верно? — спросил Люсьен у старика, когда она вернулась в гостиную, чтобы взять заварочный чайник.
— Еще бы, у меня с окна сорвало ставень, — сообщил мистер Уитни.
— Вот как? Где?
— Прямо здесь, с окна гостиной. Утром миссис Малоун прислонила его к стене.
Люсьен встал.
— Пойду повешу его.
Мистер Уитни запротестовал, но Люсьен отмахнулся от его протестов.
Элис одобрительно улыбнулась.
— Чай скоро будет готов.
— Я сию минуту вернусь. — Он улыбнулся ей через плечо, и улыбка эта согрела ее до глубины души, а потом вышел и плотно закрыл за собой дверь. Она почувствовала, что покраснела и что на губах у нее легкая улыбка, только когда заметила, что мистер Уитби внимательно смотрит на нее.
— Все это весьма любопытно, — сказал старик, глядя на нее поверх очков.
— Что такое, сэр? — Пытаясь скрыть смущение, Элис начала раскладывать булочки и бисквит.
— Раньше господин Люсьен никогда не приводил ко мне молодых леди. — Он поднял свои белые кустистые брови и выжидающе посмотрел на нее. — Он уже просил вас?
— Простите, сэр?
— Он уже сделал вам предложение? Брачное предложение, дитя мое?
Потрясенная, Элис уставилась на него. От удивления по всему ее телу побежали мурашки. Задрожав, она опустила глаза, и румянец ее стал еще ярче. Она не посмела объяснить, в результате каких странных обстоятельств она оказалась в обществе Люсьена.
— Мистер Уитби, лорд Люсьен и я не более чем друзья.
Старик фыркнул.
— Значит, вы не замечали, как он смотрит на вас, мисс Монтегю. Вы, разумеется, не позволили смутить себя его лукавым обращением?
Элис посмотрела на него, потом улыбнулась и невольно вздохнула.
— Все, что он делает, смущает меня.
— Не стану спорить, этому малому не всегда легко дается откровенность, но это только потому, что он никогда не был полностью уверен в том, что он желанный гость в этом мире. Люсьен давно уже сравнивает себя с господином Деймиеном, — сказал старик в ответ на ее вопрошающий взгляд. — Он никогда не чувствовал себя равным своему брату-близнецу, в особенности потому, что много болел в детстве, в то время как Деймиен отличался завидным здоровьем.
— Люсьен был болен? — спросила она, пораженная.
— А как же, ему повезло, что он выжил. Разве он вам не рассказывал?
Широко раскрыв глаза, Элис покачала головой.
— Ах ты Боже мой! Он сочтет меня болтливым старым дураком за то, что завел об этом речь, но скажу вам по секрету — у него была астма. В течение многих лет в детстве она не давала ему возможности проводить время с Деймиеном и другими детьми. Большую часть времени он проводил в одиночестве — или, на худой конец, со мной. Он так и не понял, как приноравливаться к людям, по крайней мере без особых усилий. Но я скажу вам одну вещь — в результате он страшно много читал. Он на три года обогнал своих одноклассников к тому времени, когда уехал в Итон. Может быть, у Деймиена были мускулы, но у Люсьена отличная голова, — сказал он с заговорщицкой улыбкой.
— Но ведь сейчас он уже не страдает от астмы?
— Нет-нет. Он вырос из нее, когда ему перевалило за десять лет, слава Богу. — Старый учитель грустно покачал головой. « — Но к тому времени все-таки успели сложиться определенные стереотипы в их взаимоотношениях. Деймиен уже давно взял на себя роль защитника Люсьена — близнецы всегда были очень преданы друг другу, — но, как вы можете себе представить, это нанесло значительный ущерб гордости Люсьена. После выздоровления он во всех своих занятиях, в особенности в спорте, безжалостно выжимал себя до предела. Ему мало быть равным с другими, право же, мало, для удовлетворения своей гордости он должен превзойти их.
— Чтобы доказать самому себе? — прошептала Элис.
— Вот именно. Так что видите, моя дорогая, вам нужно быть с ним очень осторожной и очень терпеливой, но обещаю вам, он этого достоин. Люсьен редко к кому привязывается, нелегко дарит свою любовь, но когда это происходит, он бывает непоколебим. Мне дороги все мои молодые господа, но признаюсь — Люсьен всегда был моим любимцем. Видит небо, — старик вздохнул, — ему необходимо было быть чьим-то любимцем.
Элис все еще размышляла над этим, когда мгновение спустя дверь отворилась и вернулся Люсьен, принеся с собой запах ветра.
— Заметьте, дверь я захлопнул, — сообщил он, плотно закрывая ее за собой. — Ставень повешен, сэр. К несчастью, погода упорно ухудшается. — Он снял свой плащ и бросил его на кушетку.
Элис взяла коробку с чаем и поспешила на кухню, где котелок уже потихоньку закипал. Она согрела фарфоровый чайник горячей водой, потом отмерила в него четыре чайные ложки цейлонского чая, по одной на каждого гостя и одну — для чайника. Пока чай заваривался, она копалась в чужой кухне и наконец нашла чашки, маленькие тарелочки и ложки, сахар и молоко. Вскоре после этого она вернулась в гостиную, неся поднос с чайными принадлежностями.
Внезапно оробев, она никак не могла заставить себя встретиться взглядом с Люсьеном, подавая ему чашку на блюдечке. Глядя на них, старик улыбнулся с понимающим видом. Элис села и вдохнула пар, идущий из чайника, с вежливым видом глядя, как мужчины обсуждают книги, но на самом деле она продолжала размышлять об одиноком детстве Люсьена. Руки у нее слегка дрожали от разнообразных чувств, вызванных откровениями мистера Уитби. Осознав теперь, как серьезен был Люсьен, сказав, что он одинок, она медленно подняла глаза от чайных листьев, в расположении которых скрывалась неведомая судьба, к его точеному лицу.
Приветливо улыбаясь, Люсьен спорил со стариком о какой-то теории Гиппократа. Просто невероятно, до какой степени эта сцена показала, насколько он был откровенен, сказав ей о своем одиночестве. Этот красивый, обаятельный человек отчаянно нуждался в том, чтобы кто-то любил его.
Внезапно Элис почувствовала, как в горле у нее образовался комок. Ей стало страшно совестно за то, что она вчера обидела его. Теперь она знала, как трудно ему протянуть кому-нибудь руку. Люсьен выбрал ее, а что она сделала? Нарочно оборвала его, и все от трусости. Она только и сумела, что сидеть тихонько у камина и подавлять желание броситься к нему и обнять его от всей души. Неожиданно Люсьен посмотрел на нее. Он застал ее врасплох, потому что вся ее душа отражалась в это мгновение в ее глазах.
— Нам пора возвращаться, чтобы не попасть в непогоду. — Он многозначительно посмотрел за окно.
Вспыхнув, Элис проследила за его взглядом и увидела, что на улице потемнело.
Она молча кивнула, и, пока они прощались с мистером Уитни, Элис изо всех сил старалась скрыть свое смятение. Люсьен положил в камин полено, растроганная Элис поцеловала старика в щеку. Когда они вышли, Люсьен поплотнее закутался в плащ и смущенно посмотрел на небо.
— Похолодало, нас может настигнуть буря. Пожалуй, стоит переждать здесь.
— Мистер Уитби устал от нашего визита, Люсьен. Я уверена, что будет просто дождь.
Он задумчиво посмотрел на нее, кивнул и поспешно повел по садовой дорожке к калитке, где они столкнулись с миссис Малоун, экономкой, возвращавшейся из церкви. Раскланявшись с ней, молодые люди вышли из сада мистера Уитби и зашагали по грязной дороге.
Вдали неумолчно и оживленно звонили колокола деревенской церкви. Дул сильный ветер, принося с собой таинственные перемены, словно он явился затем, чтобы унести прочь прежнюю жизнь Элис. Она обратила лицо к этому яростному, очистительному вихрю и увидела, как с хриплым криком взлетела вверх ворона, расправив крылья, борясь с ветром. Потом начали падать первые капли дождя. Элис и Люсьен удивленно посмотрели друг на друга.
— Пошли. — И Люсьен, который больше не нес ни книги, ни корзину, взял ее за руку. Ветер взъерошил его черные волосы.
Дождь припустил сильнее, и они побежали рука об руку по дороге к тропинке, а потом нырнули в потемневший лес.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен



Одна из лучших книг, прочитанных мной на этом сайте!!! Всем советую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKatrin
8.09.2011, 11.28





Хороший роман 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТая
2.04.2012, 21.17





Super! Eta 2-oy roman iz semi (saqa o semyi Nayt). Chestnoye slovo, kak budto 1-iy (Blublenniy gercoq) i 2-oy roman pisali sovsem razniye avtorri))) Moy pilkiy lord na mnoqo luchshe!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAfa
21.06.2012, 15.19





Ne ploxo! Mojno pochitat'!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAndreevna
1.04.2013, 23.44





Ггерой вызывает отрицательные эмоции. Дальше 3 главы даже читать не захотелось.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЛЕНА
26.07.2013, 18.20





Мне понравилось. Читайте.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленКэт
11.01.2014, 20.03





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





очень понравился роман! интересно выстроена сюжетная линия, ггерой-превосходен, и главное- не боится свою любовь признать,и не строит из себя мачо, которому кроме тела от женщины ничего не нужно.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленJane
28.02.2014, 16.26





Замечательно! Чувства переполняют! 10 баллов.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТаня Д
5.04.2014, 19.43





Ничего. Можно почитать. Мне понравился. 9б.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленleka
6.04.2014, 13.21





Понравился роман! И язык, и сюжет, и герои, и развитие событий. Самый огромный плюс романа - это герой. Он, выросший в тени своего брата-близнеца, посвятивший всю жизнь войне, потому что брат захотел сделать военную карьеру, видевший все ужасы войны, но в один момент ушел из полка, чтобы помогать стране и брату на другом неблагородном и неблагодарном поприще - шпионаже. Все от него отвернулись, даже брат, ради которого он погубил себя и свое имя, ради брата, который побеждал в сражениях, с помощью донесений Люсьена. Герой выжил в плену, пережил жуткие пытки, сбежал, вот только страшной ценой - ценой смерти друга, которого сдал под пытками. Люсьен чувствует глубокую вину и она съедает его, разъедает душу. Он одинок, он мучается и страдает, а она его, подобно ангелу,она борется за его душу, спасает от самого себя и демонов, которые преследуют его. Для меня это беспроигрышный вариант: 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленNeytiri
5.06.2014, 15.09





Neytiri, вы все правильно сказали. Абсолютно с вами согласна. rnГг-ой действительно большой плюс в романе. Хотя, сначала он показался мне высокомерным, самонадеяным, но это была всего маска. Главное, он сумел довериться ей, понять, что он любит её, что он не может без неё, а самое главное раскрыться перед ней. Вот это я понимаю настоящий мужчина! Как же повезло гг-ни! Да вообще, все герои супер! Спасибо автору за эту чудесную книгу! Бросать все и читать! Ставлю 10.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленПросто Человек:)
20.07.2014, 17.13





Да согласна с последними коментариями, это самый лучший роман из серии о семьи Найт. Как всё таки жаль таких людей которые прошли войну и видели ад.Как тяжело им привыкнуть к нормальной жизни и у эитих братьев было неважное детство, что им пришлось перенести это просто не описать. Хорошая серия здесь захвачено всё и детство и молодсть и война и любовь со страстью. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленАнна.Г
24.03.2015, 17.39





Очаровательный роман,достоин высшей награды 10\10! невозможно оторваться от книги, шпионские страсти! Рекомендую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЭля
30.04.2015, 17.47





Интересный роман. 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленНастя
1.05.2015, 14.49





А меня бесит ГГня. Лезет туда, не зная куда, вся такая типа самая правильная... Что не мешает ей быть по сути обычным человеком и ханжой.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKotyana
19.11.2015, 16.04





потрясающий роман.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленвалентина
28.01.2016, 6.59





По мне, так роман совсем не супер, прочесть один раз можно. имхо
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.01.2016, 22.30





Этот роман тоже хорош.но мне из пока что прочитанных романов про семью Найт,больше понравился роман про Алека!))такой динамичный,такой чувственный.и потом меня бесило что ГГи обращались друг другу на ВЫ...
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленлала
6.04.2016, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100