Читать онлайн Мой пылкий лорд, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 156)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Мой пылкий лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Спустя несколько часов Люсьен промчался через ворота Ревелл-Корта верхом на своем андалузском скакуне и выехал в черную, ветреную ночь. Лошадиные копыта прогремели по деревянному мосту, жеребец размашистым, энергичным галопом преодолел подъем в гору и помчался по дороге.
Люсьен скакал, низко пригнувшись, туго натянув поводья, и ветер трепал его волосы и лошадиную гриву. Лес вокруг казался живым — от порывов ветра трещали ветви, шелестели сухие листья. Коню это не нравилось, он угрожающе фыркал, запрокидывая голову.
Люсьен вспомнил, что сельские жители говорили, будто в такие ночи бродят призраки. Настроение у него было таким же мрачным и угрюмым, как небо, на котором не было луны. Мохнатые облака тяжело надвигались на четкие и изящные очертания созвездий, точно огромные серые овцы, подгоняемые ветром. Ночной холод и быстрый галоп помогли Люсьену избавиться от боли и гнева, терзавших его, развеяли страсть, бушевавшую в его жилах. Слова Элис ранили его, но все равно он как дурак ждал, что она выйдет из своей комнаты, несколько часов занимался какой-то чепухой, будучи не в состоянии ни на чем сосредоточиться, пока горничная не сказала ему, что барышня просит подать ужин ей в комнату.
Люсьен понял, что Элис приготовилась к осаде. Он достаточно долго пробыл в армии, чтобы возненавидеть этот вид борьбы, осады всегда заканчиваются разрушениями. Он не собирался заставлять Элис голодать, но решил больше не полагаться на льстивые речи. Конечно, ключ у него оставался, и он мог бы им воспользоваться, но вряд ли такую победу можно будет назвать достойной. Если он просто накинется на нее, это только вызовет у девушки еще большее отвращение. Люсьен начал понимать, что не сможет выиграть с помощью какого-либо своего обычного метода. Во что он, черт побери, влип? Люсьен решил пустить коня помедленнее, чувствуя, что первый взрыв оживления, охвативший жеребца, когда его выпустили из великолепной конюшни, пошел на убыль.
Как и следовало ожидать, конь сбавил темп. Люсьен благодарно похлопал его по бархатистой шее. Выехав из леса на покрытые вереском пустоши, они пошли неторопливым легким галопом. После полуторачасовой езды показалась цель Люсьена — уединенный трактир для кучеров, примостившийся на вершине соседнего склона. Трактир назывался «Голова Джорджа». То был внушительного вида каменный прямоугольник с шиферной крышей и узкими опрятными окнами в рамах, выкрашенных белой краской. В «Голове Джорджа» подавали самое лучшее в графстве горькое пиво. Трактир стоял в уединенном месте, трактирщик Гас Морган был человеком надежным и скрытным, и это побудило Люсьена использовать его как свой почтовый ящик для тайных сообщений, присылаемых лордом Кэслри и его собственными повсюду разбросанными осведомителями. Подъезжая к таверне, Люсьен был готов, если понадобится, схватить шпагу, висящую на боку, либо в мгновение ока вытащить пистолет, спрятанный под фраком. Всегда можно было ожидать засады вражеских агентов, и Люсьен привык с этим жить.
Когда он въехал на устланный соломой двор, из-под копыт его коня с кудахтаньем разбежались куры. Люсьен огляделся, потом спешился. Юный сын Моргана подбежал к нему, чтобы присмотреть за лошадью, пока Люсьен будет сидеть в трактире. Люсьен направился к дому, стягивая на ходу черные перчатки для верховой езды. Движения его были плавны и неторопливы, однако взгляд стал цепким, а на лице появилось внимательное и сосредоточенное выражение. Протянув руку к двери, он услышал хриплый смех крестьян и почувствовал запах дыма, исходящий от очага, и аромат жареной дичи. Когда он открыл дверь и вошел в общую комнату, освещенную теплым светом, с низкими потолками, в ней воцарилось молчание.
Люсьен окинул взглядом скромное заведение. Там было около двух десятков местных жителей. Они хорошо знали, кто он такой, и теперь смотрели на него так, точно встретились с самим дьяволом. Люсьен закрыл за собой дверь и медленно прошел через зал к стойке, где Гас Морган протирал стаканы углом своего грязного передника и ставил их на полку, висевшую у него над головой. Трактирщик был дюжим и рослым человеком с румяными щеками, на его лысине блестел пот. Увидев подходящего Люсьена, он оперся мощными руками о стойку.
Процедура была хорошо известна им обоим.
— Могу предложить вам пинту пива, милорд? — спросил Морган. Это был пароль.
— Горького, — ответил Люсьен, кивнув, повернулся и оперся бедром о край соседнего табурета. Теперь тело его согнулось под таким углом, что он видел все помещение и входную дверь. Он облокотился о стойку, а Морган открыл кран и налил пива с пенистой шапкой. Потом поставил оловянную кружку перед Люсьеном, а тот поднес ее к губам, наслаждаясь густым, вкусным напитком.
Постепенно посетители начали дышать и двигаться, хотя разговор они теперь вели шепотом. Морган отправился на кухню, чтобы дать указания кухарке, и вскоре вернулся. Люсьен с задумчивым видом посмотрел в свою кружку, почти жалея, что не относится к тому сорту мужчин, которые могут запросто обсудить с отзывчивым трактирщиком сложные отношения с женщиной. Но это было не в его власти.
Неужели она не в состоянии понять, что если человек живет, всю жизнь, сознавая, что смерть подстерегает его на каждом углу, то ему ничего не остается, кроме как протянуть руку к дару, упавшему с небес? Вероятно, это неразумно, но ему хочется, чтобы Элис раскрыла ему свои объятия без всяких условий. Да, даже как Дракону, вождю языческого культа и человеку, который превратил ее в драгоценную гостью в своем доме. Только если она докажет, что сумеет полюбить худшее в нем, он сможет доверить ей ту информацию, которая отдаст всю его жизнь в ее руки.
Наконец Люсьен поставил, пустую кружку на стойку.
— Прекрасное пиво, мистер Морган. Квадрат отраженного света на лысине Моргана зашевелился, когда тот добродушно кивнул.
— Ага, сэр, самолучшее в западном графстве, — подтвердил он ухмыляясь.
— Чем у вас сегодня потчуют?
— Пирогом пастуха, сэр.
Услышав это, Люсьен втайне обрадовался. Такой ответ означал, что для него есть сообщение. Обычно Морган отвечал:
— Рыба и жареный картофель, сэр. Это означало, что новостей нет.
— Принести вам, сэр?
— Нет, спасибо. — Люсьен встал, остро ощущая, что посетители бросают на него исподтишка испытующие взгляды. Бросив на стойку щедрую плату за пиво, он медленно двинулся к двери, натягивая перчатки. Потом вышел в ветреную ночь, согревшись от пива, а также от острого любопытства насчет прибывшего сообщения. Пройдя по двору к платной конюшне, он раскрыл деревянную дверь и вошел в тускло освещенный проход, где крепкий паренек все еще пытался поладить с его черным жеребцом.
— Отец тебя ищет, малый, — сказал Люсьен, протягивая ему несколько монет за присмотр за лошадью.
— Спасибо вам, сэр! — Паренек поклонился и побежал обратно в дом.
Люсьен похлопал лошадь по шее и проверил подпругу. Вскоре он услышал, как дверь конюшни снова открылась, и вышел в проход. Это Морган принес ему послание.
— Чертовски славное пиво, мистер Морган, — улыбаясь, сказал Люсьен, вкладывая в руку трактирщика небольшой матерчатый кошелек с двадцатью золотыми соверенами.
Крупный лысый трактирщик склонил голову.
— Рад быть полезным, сэр.
— Благодарю вас. Это все.
Морган — воплощенное не многословие и конфиденциальность — кивнул еще раз и поспешил вернуться на кухню.
Люсьен поднес к окну маленькое письмецо, сложенное и запечатанное. Облака разошлись настолько, что появился слабый свет луны, и улыбка показалась на его лице, когда он заметил обратный адрес — Испания. На письме стояло имя Санчес, но то было лишь одно из многих вымышленных имен его старинного друга, отца Гарсии.
До сего дня Люсьен так и не узнал, на самом ли деле отец Гарсиа священник. Кое-кто считал, что этот человек на самом деле андалузский граф по имени Сантьяго, посредством своего брака связанный с королем Асенсьона, острова в Южной Атлантике. Люсьен знал только, что этот испанец — превосходный воин. Падре Гарсиа и его отряд выносливых оборванных мятежников помогли британцам изгнать Наполеона из Испании. Гарсиа обладал неограниченными возможностями, и его сведения всегда были очень ценными. Насмешливо улыбнувшись по адресу своего бесстрашного испанского друга, Люсьен сунул письмо в нагрудный карман и снова вывел лошадь в ночную тьму.
Ей снилось, что каждый докрасна раскаленный уголек, пылающий в жаровне, — это алая роза, и в Гроте никого нет, кроме них двоих: ее и Люсьена.
Шелковые прядки дремоты погружали Элис в ее самые тайные фантазии, а за окнами спальни дул дикий ветер. Его мускулистые бедра и стройные ноги казались стальными под ее рукой, когда она ласкала его, стоя на коленях, целуя его точеный живот, а его крупные ласковые руки гладили ее по плечам и волосам. Элис чувствовала, как его таинственная, твердая, как камень, плоть трется о ее шею. Сдерживаемая преградой его облегающих черных панталон, плоть эта была вспухшей и жесткой. Она понимала, что он ее хочет, и это ей нравилось. Во сне ее не было никаких звуков, кроме его страстного шепота: «Отдай это мне. Отдай все это мне».
«Да, — думала она, выгибаясь всем телом, — да».
Под бурой сутаной она была голая и мучительно возбужденная и остро чувствовала прикосновение грубой шерсти к своему нежному телу. Ей хотелось избавиться от сутаны, но Элис терпеливо ждала, сплетая гирлянды осторожных розовых поцелуев вокруг его живота, потому что знала, что он ее насытит. Когда Люсьен коснулся ее лица, осторожно приподняв за подбородок, она взглянула на него и встретилась с его взглядом.
Пробудила ее именно эта напряженность взгляда его серебристых глаз, таких неистовых и настойчивых, таких требовательных даже во сне. Испуганно хватая воздух, Элис села в постели. Сердце у нее гулко билось. В комнате было темно. Девушку лихорадило, а внизу живота все пульсировало от вожделения. Она с трудом сглотнула и медленно вернулась к действительности. «О Боже», — подумала она и, охваченная стыдом, закрыла лицо руками. В голове у нее проносились непристойные подробности ее сна. Элис провела рукой по волосам и постаралась совладать со своим телом.
Нужно выбраться отсюда! Если она этого не сделает как можно скорее, то станет не лучше беспечной и порывистой Кейро.
Лавандовый запах простыней и даже мягкость одеяла подстегивали ее голодное желание. Элис отбросила одеяло и выбралась из теплого гнездышка постели. Дрова в камине уже прогорели и превратились в золу, зато прохладный воздух умерил ее возбуждение.
После недолгого сна Элис захотелось пить, и она подошла к секретеру, где стоял поднос с ужином. От ужина оставался холодный чай. Сладкий и густой сироп со дна чашки омыл ее язык, и ее охватила дрожь при воспоминании о восхитительном рте Люсьена.
Отрицать это не имело смысла. Ей нужен этот отвратительный грубиян, нужен ее телу и душе, и это приводило Элис в ужас.
«Я одинок», — сказал он, а она бессердечно оттолкнула его. Будь это любой другой человек, Элис ни за что не стала бы говорить так холодно, но когда Люсьен стоял рядом с ней, предлагая себя с такой захватывающей искренностью, она растерялась. Дракон растревожил ее в тот момент сильнее, чем когда она смотрела в дуло его пистолета.
Элис осторожно поставила чашку на поднос. В темноте она тяжело села и прислушалась к тихому, пронзительному свисту ветра, проникавшему сквозь щели в окнах. Стекла дрожали, об них бешено бились взметенные листья. Несколько крупных серебристых капель дождя упали с неба и ударились об окно, но темные тучи все еще не разразились во всю силу холодным осенним дождем. Элис знала, что сейчас это произойдет. Она чувствовала, как в воздухе сгущается напряжение. Она надеялась, что Люсьен не попадет под дождь. При мысли о нем в глазах ее появилось грустное выражение. Она оперлась лбом о кончики пальцев и крепко смежила веки.
Дьявол его побери! Она стыдилась своих жестоких слов, сказанных ему, сильнее своего непристойного сна или даже того страстного поцелуя, который подарила ему на выступе скалы. Элис обвиняла его в том, что он играет ею, но при этом прекрасно понимала, что его молчаливый взгляд просил чего-то более глубокого, чем телесное наслаждение. Ему нужно было что-то, чего она не понимала, равно как не понимала своего собственного желания дать ему все, что он захочет.
Она подтянула колени к груди и обхватила их руками, задумчиво глядя на пепел в камине, уже сама не зная, что плохо, а что хорошо. Элис не могла не чувствовать, что должна извиниться перед Люсьеном, но это ведь нелепо. Она ничего ему не должна! Этот человек удерживает ее у себя против ее воли. И хотя общество и собственная гордость требовали от нее резкого негодования, она чувствовала совсем другое.
На самом деле Элис испытывала угрызения совести из-за того, что ранила человека уязвимого и незащищенного, и за то, что не говорила правды о своих собственных чувствах. Ведь ее необычайно сильно тянуло к Люсьену Найту.
Вдали послышался раскат грома, и дождь припустил всерьез. Встав с кресла, она беспокойно заходила по тускло освещенной комнате, остановившись, чтобы поворошить кочергой в камине, пока по поленьям не заплясали золотые, оранжевые, синие и зеленые язычки пламени. И тут Элис услышала стук копыт на дворе. Бросив кочергу, она подкралась к окну и, посмотрев вниз, увидела, как Люсьен промчался через ворота, сидя верхом на большом вороном коне.
Посреди двора, не поддаваясь ливню, пытавшемуся загасить его, стоял на тумбе горящий факел. Элис смотрела в полном восхищении, как пламя облило всадника и коня своим ярким блеском. Он был одет в черное, лицо у него в эту бурную ночь было яростное и несчастное. Не зная, что она следит за ним, он соскочил с коня, отдал поводья груму и остановился, чтобы ласково обнять животное за морду. У Элис защемило сердце. Дождь застучал еще сильнее, барабаня по брусчатке. Люсьен быстро повернулся, отмахнулся от зонта, предложенного слугой, и бросился в дом.
Когда он исчез из вида, Элис прислонилась к оконному стеклу с томительным трепетом. Она смотрела, как грум уводит лошадь Люсьена, от ее вздоха окно запотело. Поразмыслив, Элис повернулась лицом к огню в камине.
Теперь, когда он вернулся домой, наверное, пришло время снова беспокоиться о том, воспользуется или не воспользуется он своим ключом, чтобы войти ночью в ее комнату. С другой стороны, вряд ли Люсьен захочет что-то сделать с ней прямо сейчас, после ее жестоких слов. Проклятие, зачем она опять прячется в своей комнате? Сегодня субботняя ночь. И ей хочется быть с ним. Он прав — она не свободна, потому что не осмеливается сделать то, чего ей хочется. Она боится того, что может произойти — произойдет с ее разрешения. Она боится того, чего он может заставить ее захотеть. Элис сомневалась, что оба они сумеют вести себя достойно в бархатной тьме ночи, среди интимного шепота дождя и чувственного волшебства его чар. Ее собственное вожделение вызывало у нее желание убежать, найти способ спастись, хотя целая армия зорких слуг и стражей, одетых в черное, охраняла границы его владений. Он был необычайно опасен — и все же Люсьен Найт заставлял ее сердце петь, как этого не удавалось никому. Как могла она отринуть его только потому, что он уклонился от обычных процедур ухаживания? Светские мужчины совершенно не вызывали у Элис воодушевления.
«Ах, очень хорошо, — подумала она нетерпеливо, невзирая на здравый смысл. — Я дам ему шанс». Она все начнет сначала завтра утром, потому что в воскресенье даже дьявол с серебристыми глазами должен вести себя примерно. Она подошла к кровати, легла под одеяло и лежала без сна, глядя на дождь и ожидая с широко раскрытыми глазами, когда наступит утро.
Люсьен въехал в ворота Ревелл-Корта в тот момент, когда несколько крупных капель дождя, упавших на него и на его коня во время возвращения домой, превратились в потоп. Пряча от дождя голову, он старался не распахнуть плащ и защитить от стихии письмо Гарсии, лежавшее в нагрудном кармане жилета. Дверь перед ним распахнулась, и он вбежал в дом.
Торопливым движением Люсьен скинул на руки дворецкого насквозь промокший плащ.
— Я буду в кабинете, мистер Годфри. Не беспокойте меня.
— Слушаю, милорд, — ответил дворецкий, почтительно склоняя голову.
Люсьен взбежал вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, промчался по лабиринту коридоров на верхнем этаже, потом поднялся по еще одной лестнице, узкой и деревянной, которая вела наверх, на чердак.
В темноте дождь барабанил по крыше у него над головой, и ветер свистел на карнизах. Люсьен занял небольшую часть этого пыльного, мрачного помещения над комнатами прислуги для того, чтобы работать в одиночестве. Он отпер дверь в кабинет и нашарил коробочку с трутом, потом зажег свечу. Когда разгорелось слабое пламя, он закрыл за собой дверь и снова ее запер. Из-за тайного характера его работы никому, кроме его самого, даже мистеру Годфри, не разрешалось ни в коем случае заходить в священное пространство кабинета Люсьена, даже чтобы вытереть пыль на книжных полках, что было просто необходимо. Люсьен сел за письменный стол, вынул письмо от Гарсии и неторопливо сломал печать. Взглянув на бумагу, он довольно усмехнулся при виде изобретательности друга. Гарсиа превратил зашифрованное послание в несуществующий счет от содержателя гостиницы за неоплаченные услуги. Стоявшие под гневным текстом сеньора три колонки цифр содержали секретное закодированное сообщение. Каждая дата, количество и расход, стоящие в списке, соответствовали пронумерованной странице католической Библии, которую Гарсиа подарил ему, чтобы пользоваться ею для расшифровки. Каждый номер соответствовал определенной странице Библии, строчке и нужному слову в определенной строке. Собственные имена ключевых фигур и действующих агентов отличались от других цифр тем, что были обведены кружочком. Например, единица в кружочке обозначала папу, двойка — Наполеона, тройка — короля Георга, четверка — принца-регента, пятерка — русского царя и так далее.
Просматривая список расходов, Люсьен побледнел, увидев очерченное число «двадцать семь». У каждого известного действующего агента был кодовый номер — у Люсьена это был номер двадцать один. И хотя он и не знал на память номер каждого агента, но помнил, что двадцать седьмой — это Клод Барду.
Пока Гарсиа бранился по поводу того, что он сломал, съел или иным образом употребил за время своего воображаемого пребывания в испанском пансионе, Люсьен обмакнул перо в чернильницу и начал перелистывать Библию соответственно указанным цифрам. Быстро и тщательно он восстановил послание. Когда он написал слова, соответствующие цифрам, оставалось только перевести их с библейской латыни.
***

«Приветствую, друг мой. Надеюсь, это письмо застанет вас в добром здравии. Спешу предупредить вас, что Клод Барду жив и на свободе. Мы узнали, что он собрал небольшую банду верноподданных. Что же до их миссии, то здесь мои источники противоречивы. Один говорит, что Барду намерен атаковать Венский конгресс. Другой считает, что он организует спасительную миссию, чтобы вызволить Наполеона с Эльбы. Нам следует подготовиться к обоим вариантам. Храни вас Бог!
Гарсиа».
Люсьен откинулся к спинке стула, поглаживая подбородок. Взгляд его стал тяжелым. От его медленного, сильного выдоха пламя свечи заколебалось. Гарсиа ничем не подтвердил сообщение Леонидовича о том, что Барду, возможно, работает на американцев. «Вот тебе и третьестепенные слухи», — подумал он. Люсьен взял перо и тут же начал писать своим коллегам, находящимся в Италии и Австрии. Мысль о том, что Наполеон может быть вывезен с острова Эльба и возвращен во Францию, была возмутительной, но угроза конгрессу расстроила его еще сильнее, потому что там находились четверо членов его семьи.
Его старший брат Роберт, герцог Хоксклифф, был назначен одним из помощников Кэслри. Роберт взял с собой свою молодую жену Бел, чтобы вместе с ней наслаждаться роскошными празднествами, а также свою младшую сестру леди Джасинду и ее компаньонку Лиззи Карлайл, которая была подопечной Роберта и как бы второй сестрой братьев Найт. Сердце его сжималось от страха, пока он писал Роберту и Кэслри без всякого шифра, предупреждая их в самых сильных выражениях об опасности.
Когда письма были закончены и запечатаны, Люсьен задумал связаться с Софией Вознесенской, чтобы выяснить, не знает ли та чего-нибудь о новой миссии Барду или о его теперешнем местонахождении. Эта темноволосая красавица была одним из самых вероломных созданий царя Александра, русским агентом, чья последняя миссия заключалась в соблазнении Барду, чтобы собирать информацию о его деятельности.
Барду и София работали вместе со времени заключения Тильзитского мира, на протяжении пяти лет, когда Россия была союзником Франции. Хотя обе эти нации снова стали врагами, София увлекла Барду весьма сильно. София была женщиной твердой и беспощадной, но она так и не сумела освободиться от прав, которые предъявлял на нее Барду. Люсьен знал об этом потому, что у него тоже некогда был с ней короткий роман. Покачав головой, он решил не разыскивать Софию. Это для нее слишком опасно. Барду относился к этой женщине как к своей собственности, он доходил в этом до безумия. И потом, Люсьен никогда полностью не доверял ей.
Горькие воспоминания переполняли его, и он подумал, было пойти к Элис и искать утешения в ее объятиях. Как жаждал он омыть свой дух в исходящем от нее свете, в ее невинности, мягкости, придающей твердость! Но эта девушка сегодня практически уничтожила его, у мужчины тоже есть гордость. В следующий раз, видит Бог, она придет к нему сама.
Клубился туман, и его объятия скрыли за своими сырыми покровами очертания близлежащих лондонских домов, когда Ролло Грин ждал, волнуясь, за рекой на угольной пристани Ламбет, вниз по течению от Вестминстерского моста. Он увидел, как сквозь туман приближается лодочный фонарь, отбрасывая слабый луч света на маслянистую поверхность Темзы.
Точно по плану.
Он ниже натянул на глаза свой цилиндр, радуясь, что в его прогулочной трости спрятан нож. Окружающие пакгаузы, пивоваренные заводы и склады пиломатериалов были темны и тихи. Его экипаж ждал неподалеку в тени. Лодка подошла ближе, борясь с течением, и он рассмотрел мачты и висящие сети рыболовного ялика. Когда команда ввела лодку в док, Ролло нервно облизал губы и изобразил радушную усмешку.
Но усмешка эта исчезла, когда огромный, громоздкий силуэт выступил из освещенного фонарем тумана. Человек, стоявший на носу лодки с сигарой, зажатой в зубах, был, наверное, ростом около двух метров и весил больше ста килограммов. Господи Боже! Кончик его сигары светился красным светом. Чудовище спрыгнуло на мол, приземлившись с ужасающей ловкостью, потом оно движением плеч поддернуло лямку дорожной котомки на своем глыбообразном плече.
Ролло молча ахнул, когда белокурый великан с квадратным лицом не останавливаясь направился к нему прихрамывающей походкой. Как-то Ролло заставил себя пошевелиться, выпрямиться во весь свой небольшой рост и пошел к французу, продолжая бодро улыбаться исключительно от страха.
Великан окинул его насмешливым взглядом. Глаза у него были бледно-голубые, леденящие и злые. Ролло поклонился.
— Меня зовут Ролло Грин, сэр. Наши уважаемые друзья из Виргинии поручили мне помогать вам.
Барду посмотрел на прогулочную трость Ролло с таким видом, словно сразу же понял, что в ней спрятано оружие. Факт этот его абсолютно не тревожил. Он вынул изо рта сигару, выпустил клуб дыма, потом швырнул окурок на мол.
— У вас есть мои бумаги? — спросил он твердым бесцветным голосом. Его французский акцент был сильнее, чем ожидал Ролло.
Он слышал, что Барду родом из крестьян, но сумел подняться по социальной лестнице в разгар беспорядков во Франции и превратил себя в достаточно образованного человека. «Надеюсь, — подумал Ролло, — достаточно образованного, чтобы подражать манерам аристократа, в особенности немецкого». Английское общество довольно доверчиво, его нетрудно одурачить, в особенности если человек притязает на родство со старинным прусским боевым генералом Блюхером.
— Все в порядке, сэр. Если вы сядете в экипаж, я отвезу вас в лучшую гостиницу. Там останавливался даже русский царь во время своего визита прошлым летом.
Барду недоверчиво посмотрел на Ролло, потом внимательно изучил экипаж и, прежде чем сесть в него, заглянул внутрь.
— Странное чувство, не так ли — находиться на вражеской территории? — заметил Ролло на беглом французском, когда карета тронулась. Он вынул бутылку вина и два стакана, потом осторожно налил и предложил стакан Барду. — Это с вашей родины. Я взял его с собой в вашу честь. Пейте, — с улыбкой вложил он стакан в руку Барду. — Наши друзья в Виргинии вряд ли обрадуются, если я вас отравлю, месье Барду. Я у вас на службе.
Барду со скептическим видом взял у него стакан и подождал, пока Ролло выпьет первым.
— Вы устроили мне прикрытие?
— Да, разумеется, сэр. Вы познакомитесь с лондонским обществом под видом барона Карла фон Даннекера из Пруссии. Я нашел молодого джентльмена с хорошими связями, который представит вас высшим кругам.
— Деньги?
— На счете, все устроено.
Барду долго смотрел в окно экипажа, пока они пересекали Вестминстерский мост.
— А моя София, — тихо спросил он, — она все еще в Лондоне?
— Я видел ее в Воксхолле неделю назад. Красива, как всегда! — Ролло вздохнул.
— Что такое Воксхолл? — серьезно поинтересовался Барду.
— Увеселительный сад на берегу реки. Там есть театр, танцевальный зал, устраиваются фейерверки. Можно славно поразвлечься.
— Мне понадобится София, — сказал Барду. — Она всегда полезна.
Ролло наморщил лоб. Клод Барду был нанят могущественной группой разъяренных плантаторов, друзей президента Мэдисона, которому хотелось отомстить красным мундирам за то, что они сожгли Вашингтон. Хотя американские сундуки с золотом были пусты из-за британской блокады, гордость джентльменов-южан распалилась от унижения, которое они испытали, когда сожгли их блестящий новый Капитолий, и они начали оплачивать услуги Барду из своих собственных карманов, которые набивали за счет африканских рабов. Ролло не знал, как отнесутся виргинцы к тому, что Барду прибегнет к посторонней помощи.
— Мистер Барду, должен сказать вам, что о размере вашего гонорара уже договорились. Вы действительно считаете, что мадам Вознесенская согласится помогать?
— София будет делать то, что я ей прикажу. — Барду встретился с ним глазами, и не потребовалось слов, чтобы понять — Ролло ради его же блага лучше последовать примеру Софии. Он сделал еще глоток вина.
Поймав леденящий взгляд бледно-голубых глаз, Ролло побледнел. Ему совершенно определенно намекнули переменить тему разговора.
— Где вы научились говорить по-немецки? — неловко спросил он.
— В Вестфалии. Мне поручили некоторое время охранять короля Жерома.
— А, маленького братца Наполеона, да? Барду кивнул.
— Месье Грин, вы знаете некоего лорда Люсьена Найта?
Ролло не знал, что побудило его солгать, но когда его внутреннее чутье подсказывало ему что-то сделать, он так и поступал. Он покачал головой.
— Слышал о нем, но не знаком. Почему вы спрашиваете?
Барду молча посмотрел на него, в свете проносившихся мимо уличных фонарей лицо его выглядело отталкивающим. Последовала еще одна неловкая пауза. Ролло прочистил горло, усвоив, что ему не стоит задавать слишком много вопросов. Ему это не понравилось. Он заставил себя сконцентрироваться.
— Мистер Барду, когда вы ознакомите меня с вашими планами?
Барду обдумывал его вопрос, глядя в окно, в то время как они проезжали Вестминстерское аббатство.
— Пятнадцать лет службы, — прошептал он, — и вот я не могу вернуться домой. Меня там осудят и казнят. Я не сделал ничего плохого, я служил своей стране. Вы знаете, что это такое, мистер Грин? Поражение — очень горькая чаша. Эти гордые, надменные англичане сами должны испробовать, какова она на вкус.
— Э-э! Да…
«Аккуратно вывернулся», — подумал Грин. Он, Ролло, не питает к англичанам никаких недобрых чувств. Он находится в Лондоне два года, и хотя он патриот и, как всякий американец, возмущен блокадой и сожжением Вашингтона, но вопреки самому себе полюбил англичан. В конце концов, его предки были трудолюбивыми корнуэльцами. Ему нравилась их пища, их женщины, их эль.
Барду сделал еще глоток.
Первым вашим поручением будет отыскать для меня производителя взрывчатки. Скажете, что вы инженер, которому нужно разрушить ветхий мост прежде, чем строить новый. Вы поместите заказ на селитру. Я скажу вам, какое количество потребуется, когда увижу цели собственными глазами.
— О, вы уже наметили цели? — удивленно спросил Ролло. — И каковы же они?
Барду промолчал и только холодно улыбнулся.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен



Одна из лучших книг, прочитанных мной на этом сайте!!! Всем советую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKatrin
8.09.2011, 11.28





Хороший роман 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТая
2.04.2012, 21.17





Super! Eta 2-oy roman iz semi (saqa o semyi Nayt). Chestnoye slovo, kak budto 1-iy (Blublenniy gercoq) i 2-oy roman pisali sovsem razniye avtorri))) Moy pilkiy lord na mnoqo luchshe!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAfa
21.06.2012, 15.19





Ne ploxo! Mojno pochitat'!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAndreevna
1.04.2013, 23.44





Ггерой вызывает отрицательные эмоции. Дальше 3 главы даже читать не захотелось.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЛЕНА
26.07.2013, 18.20





Мне понравилось. Читайте.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленКэт
11.01.2014, 20.03





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





очень понравился роман! интересно выстроена сюжетная линия, ггерой-превосходен, и главное- не боится свою любовь признать,и не строит из себя мачо, которому кроме тела от женщины ничего не нужно.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленJane
28.02.2014, 16.26





Замечательно! Чувства переполняют! 10 баллов.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТаня Д
5.04.2014, 19.43





Ничего. Можно почитать. Мне понравился. 9б.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленleka
6.04.2014, 13.21





Понравился роман! И язык, и сюжет, и герои, и развитие событий. Самый огромный плюс романа - это герой. Он, выросший в тени своего брата-близнеца, посвятивший всю жизнь войне, потому что брат захотел сделать военную карьеру, видевший все ужасы войны, но в один момент ушел из полка, чтобы помогать стране и брату на другом неблагородном и неблагодарном поприще - шпионаже. Все от него отвернулись, даже брат, ради которого он погубил себя и свое имя, ради брата, который побеждал в сражениях, с помощью донесений Люсьена. Герой выжил в плену, пережил жуткие пытки, сбежал, вот только страшной ценой - ценой смерти друга, которого сдал под пытками. Люсьен чувствует глубокую вину и она съедает его, разъедает душу. Он одинок, он мучается и страдает, а она его, подобно ангелу,она борется за его душу, спасает от самого себя и демонов, которые преследуют его. Для меня это беспроигрышный вариант: 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленNeytiri
5.06.2014, 15.09





Neytiri, вы все правильно сказали. Абсолютно с вами согласна. rnГг-ой действительно большой плюс в романе. Хотя, сначала он показался мне высокомерным, самонадеяным, но это была всего маска. Главное, он сумел довериться ей, понять, что он любит её, что он не может без неё, а самое главное раскрыться перед ней. Вот это я понимаю настоящий мужчина! Как же повезло гг-ни! Да вообще, все герои супер! Спасибо автору за эту чудесную книгу! Бросать все и читать! Ставлю 10.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленПросто Человек:)
20.07.2014, 17.13





Да согласна с последними коментариями, это самый лучший роман из серии о семьи Найт. Как всё таки жаль таких людей которые прошли войну и видели ад.Как тяжело им привыкнуть к нормальной жизни и у эитих братьев было неважное детство, что им пришлось перенести это просто не описать. Хорошая серия здесь захвачено всё и детство и молодсть и война и любовь со страстью. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленАнна.Г
24.03.2015, 17.39





Очаровательный роман,достоин высшей награды 10\10! невозможно оторваться от книги, шпионские страсти! Рекомендую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЭля
30.04.2015, 17.47





Интересный роман. 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленНастя
1.05.2015, 14.49





А меня бесит ГГня. Лезет туда, не зная куда, вся такая типа самая правильная... Что не мешает ей быть по сути обычным человеком и ханжой.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKotyana
19.11.2015, 16.04





потрясающий роман.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленвалентина
28.01.2016, 6.59





По мне, так роман совсем не супер, прочесть один раз можно. имхо
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.01.2016, 22.30





Этот роман тоже хорош.но мне из пока что прочитанных романов про семью Найт,больше понравился роман про Алека!))такой динамичный,такой чувственный.и потом меня бесило что ГГи обращались друг другу на ВЫ...
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленлала
6.04.2016, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100