Читать онлайн Мой пылкий лорд, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 156)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Мой пылкий лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Незадолго до этого Люсьен бродил в толпе, и его беспечный вид скрывал крайнюю настороженность. У него был штат из пятерых повес — молодых агентов, которые помогали ему в этой операции. Каждый из четверых отвечал за четверть Грота, а пятый, Толберт, использовал свои способности актера и словоблуда, играя роль жреца. На жалованье у Люсьена состояли шесть великолепных куртизанок, и каждая знала свои обязанности — подпаивать иностранных агентов, предлагать свои милости и соблазном вытягивать из них информацию. Свободно смешиваясь с толпой, эти молодые люди и женщины узнавали все, что могли, а в конце ночи докладывали Люсьену. Он же, со своей стороны, свободно бродил по Гроту, все, подмечая и резко останавливаясь, если его внимание привлекал хотя бы намек на информацию, касающуюся его врагов.
Но ведь нельзя же все время заниматься делами. Разнузданная сексуальность, окружавшая его, горячила кровь. Ему нужна была женщина, и немедленно. Не Кейро — она надоела ему еще во время долгой поездки в экипаже из Лондона в Ревелл-Корт. Он уже подумывал об одной из новопосвященных, а может, и об обеих, когда заметил эту девушку.
Она все еще была полностью одета. Это, прежде всего, обратило на себя его внимание. Это было не по правилам. Поскольку ее лицо скрывал капюшон, невозможно было узнать, кто это, но каким-то образом Люсьен сразу же понял, что она здесь посторонняя.
«Но ведь этого не может быть», — подумал он. Он знает всех и все, что происходит в Гроте. Он все держит под полным контролем. Невозможно, чтобы эта простушка запросто проникла сквозь его заграждения.
Потом Люсьен заметил, что она одна, и все его неистовое внимание устремилось на нее. Он наблюдал, как она крадучись ловко и осторожно пробирается сквозь толпу.
Люсьен решил посмотреть на нее поближе. С небрежным видом он шел за ней в толпе, а пульс у него бился сильно и грубо. В жилах его корчилась жажда неистового совокупления, кожей к коже. То было лучшее, на что он мог надеяться, поскольку с горечью сознавал, что в этом мире не существует того, что ему действительно нужно. Но любовь, как и все прочее, тоже можно симулировать. Ему хотелось, чтобы его обнимали так, словно он последний мужчина на земле; хотелось сражаться, пока, он не утонет в поту, потерять себя, обожая женское тело, и может быть, хоть на мгновение забыть об окружающей его пустоте.
Подойдя к ней совсем близко, он наслаждался ее скромной манерой двигаться и почувствовал, как его тело отзывается на изящное покачивание ее бедер, когда она приблизилась к бассейну. Люсьен предвкушал, как сейчас девушка снимет плащ и покажет ему свою нежную наготу, но вместо этого она просто остановилась, словно искала кого-то. В голове у него мелькнула мысль, что, подойдя к этой девушке, он либо возьмет ее силой, либо задержит. Люсьен и сам не знал, что предпримет, когда отрезал ей путь к отступлению.
Она испуганно смотрела на него из темных складок своей сутаны, а он подумал, что смотрит в самые синие глаза из всех, какие когда-либо видел. Только раз в жизни Люсьен встречал такой глубокий оттенок кобальта — в цветных стеклах окон шартрского кафедрального собора.
Погрузившись в синюю, как море, глубину этих глаз, он забыл об окружающей толпе. «Кто ты?» Люсьен не произнес ни слова, не спросил у нее разрешения. Со спокойной самоуверенностью мужчины, который уже снизошел до всех женщин, находившихся в этом помещении, он схватил ее за подбородок — крепко, но осторожно. Она вздрогнула, когда он прикоснулся к ней, и в глазах ее промелькнул панический ужас.
При виде этого его жесткий взгляд несколько смягчился, но тут же его едва заметная улыбка исчезла, потому что он ощутил, как шелковиста ее кожа. Одной рукой он поднял лицо незнакомки к тусклому свету факела, а другой мягко отвел назад ее капюшон. И тут Люцифер онемел, оказавшись перед такой красавицей, подобных которой он еще не встречал.
Пока Люсьен смотрел на нее, затаив дыхание из опасения, что это видение исчезнет, его душа почтительно притихла. У нее были светлые локоны, сияющие, как золотое пламя рассвета, и большие испуганные глаза неземного синего цвета. В течение одного мгновения Люсьен был до того уверен, что это падший ангел, что почти ожидал увидеть серебряные крылья, скромно сложенные под грубой бурой одеждой. Судя по виду, ей было от восемнадцати до двадцати двух — здоровая, нет, девственная красота, трепетная чистота. Он мгновенно понял, что она совершенно нетронута, как ни невероятно это казалось в таком месте.
Лицо у нее было гордое и настороженное. Ее атласная кожа мерцала при свете свечей, бледная и тонкая, но при виде ее мягких, сочных губ в нем внезапно заиграло желание, как шампанское в бокале, и это желание разлилось по его жилам. В ее тонком лице были ум и трепетная ранимость, при виде которой его охватила ноющая боль об участи всего, что невинно.
Благородная юность, требовательная юность, и если она явилась, чтобы убить Дракона, то уже поразила его в черное неистовое сердце. Люсьену показалось, что она видит его насквозь, так же как он видит всех остальных. Это испугало его и приковало к месту. Если только…
Когда его первоначальное изумление прошло, реальность обрушилась на него. Ведь он ее не знает. Он никогда не видел эту девушку прежде, тем более не проверял ее.
«Боже милостивый, — подумал он с внезапным ужасом, — это как раз то самое оружие, которое послал бы против меня Фуше!»
Он тут же сильнее, уже довольно жестоко стиснул ее лицо, ибо невинность также может оказаться поддельной.
— Ну-ну, — прорычал он, — что это у нас здесь? Вы очень хорошенькая, не так ли, крошка?
— Пустите меня!
Он зло засмеялся, видя ее сопротивление. Она обхватила руками его запястье и попыталась ослабить безжалостную хватку. «Как же, крылья!» — подумал он, испытывая отвращение к самому себе. Уставился на нее точно юнец, ужаленный любовью! Единственное, что эта девчонка, наверное, прячет под монашеским одеянием, — это кинжал, который Фуше прислал ей, чтобы она всадила его Люциферу между ребер!
Он был в ярости из-за того, что она чуть было не обманула его — пусть даже на одну секунду, — но ему не хотелось устраивать сцену в присутствии иностранных агентов. Ему нужно побыть с ней наедине, узнать, кто она, и выяснить, на кого работает.
Не сомневаясь, что она прячет какое-то оружие, Люсьен не дал ей возможности достать его, грубо заведя девушке руки за спину и притиснув ее к себе. Маленькая ведьма боролась, корчилась и выворачивалась, отталкивая его. — Пустите меня, говорю вам! Она задела бедром по его причинному месту, и он издал похотливый смешок.
— М-м, мне это нравится, — промурлыкал Люсьен, прижимая к себе ее гибкое тело.
— Вы, чудовище, прекратите это! — закричала она. — Вы делаете мне больно!
— Вот и хорошо. — Он заглянул ей в лицо, угрожающе блеснув глазами. — А почему бы нам, красавица моя, не пройти куда-нибудь в укромное местечко?
Она вдруг перестала сопротивляться, ее синие глаза расширились, милое личико из алого сделалось белым. Без предупреждения Люсьен перекинул ее через плечо. Пронзительный вопль девушки потонул в похотливых криках окружающих. Люсьен, подобно варвару, понес ее в свою личную комнату для наблюдений, скрытую за горящими глазами дракона.
Его широкие плечи под ее животом казались твердыми, как железо, и от всего его тела исходил гневный жар, как от печки. Люди аплодировали Люсьену Найту, полагая, что он выбрал ее с единственной целью. Элис была в ужасе, потому что они, по-видимому, были правы.
Ее протесты, угрозы и мольбы были тщетны, их заглушала пульсирующая музыка и барабаны. Когда ей удалось высвободить руки, она стала молотить его по спине, но это не возымело ни малейшего эффекта. Охваченная бешеным стремлением освободиться, Элис даже попробовала вырвать у него клок волнистых черных волос, но в результате он всего лишь добродушно шлепнул ее по заду.
— Как вы смеете? — ахнула она, тело у нее напряглось, глаза защипало, хотя от шлепка скорее пострадала ее гордость, чем тело.
— Перестаньте терзать мои волосы, иначе в следующий раз я стукну вас по голой заднице.
От такой непристойно грубой угрозы Элис пришла в ярость! Тому, кто вроде бы говорит на семи языках, не следовало употреблять такие вульгарные выражения! Никогда в жизни она не была так возмущена. Элис чувствовала себя беспомощной, и это было невыносимо — точнее, он был невыносим. Ах как жаль, что ее брата уже нет в живых! Филипп всадил бы в него пулю, если бы увидел это; сначала Кейро, а теперь она!
Между тем Люсьен направлялся к огромному дракону-статуе, и Элис на время прекратила борьбу, поняв, что физически он намного сильнее ее и что лучше ей поберечь свои силы, пока они не пришли туда, куда ее несут. Ей понадобится весь ее ум, если она не хочет, чтобы этот дьявол взял ее силой.
Сторож в длинном черном плаще открыл перед Люсьеном дверь, находившуюся под локтем дракона. Люсьен вошел, дверь закрылась за ним, и оглушительная музыка и голоса теперь слышались приглушенно. Элис уперлась руками в изгиб его поясницы и попыталась повернуться, чтобы видеть то, что происходило впереди.
— Куда вы меня несете? — дрожащим голосом спросила она.
— А вы хотите это узнать? — ответил он противным голосом.
Она заморгала от этого насмешливого тона, притиснутая к его крепкому телу, в то время как Люсьен начал подниматься по узкой витой лестнице, высеченной в камне. Он не знал усталости. Наверху лестницы очередной сторож открыл перед ним еще одну дверь. С Элис, все так же висящей у него на плече в весьма непристойной позе, Люсьен вошел в маленькую комнатку с куполом. В комнатке было сумрачно и очень жарко. Там стояли кушетка и деревянный стол с двумя креслами; в помещении было два овальных окна из красного витражного стекла, выходивших на Грот и большой бассейн. Поняв, что они находятся внутри драконьего черепа, Элис встрепенулась.
Люсьен наклонился и поставил ее на пол.
— Не двигайтесь!
Приказ не возымел действия. Она уже двигалась, инстинктивно пятясь от него, как от дикого хищного зверя. Он сунул руку под рубашку и вытащил пистолет, который хладнокровно нацелил ей между глаз.
— Я сказал — не двигайтесь, дорогая. Элис замерла на месте, в изумлении глядя на ствол пистолета. Внутри у нее все сжалось от ужаса.
— Отдайте ваше оружие.
— Что? — прошептала она, и ее потрясенный взгляд метнулся с дула пистолета на его безжалостное красивое лицо. Мрачный красный отсвет от витражных глаз дракона омывал гармонические очертания его щек и лба, обрисовывал резкие углы величественного носа и решительный квадратный подбородок. Его соболиные волосы, спряденные из шелковых теней, были чернее, чем ночь в преисподней. Его серебристые глаза блестели, как у дикаря, когда он подошел к ней.
— Вы не собираетесь идти мне навстречу, не так ли? — проговорил он, и в его бархатном голосе прозвучала угроза. — Прекрасно, дорогая. Если вы предпочитаете, чтобы я вас обыскал, я охотно сделаю это. Снимите сутану.
— Милорд!
Он сделал жест пистолетом.
— Снимите.
Она посмотрела в его стальные глаза и мгновенно решила, что не стоит спорить с безумцем, у которого в руках пистолет. Дрожащими пальцами Элис развязала прочную веревку-пояс, потом сняла сутану через голову. Под ней было скромное хлопчатобумажное платье, в которое она переоделась, прежде чем выйти из своей спальни.
Люсьен медленно изучал ее обжигающим взглядом.
— Бросьте сутану на пол. Она подчинилась.
— Положите руки за голову.
— Прошу вас… вы ошибаетесь…
Но он прищурился и предостерегающе посмотрел на нее, и Элис замолчала и быстро сплела пальцы на затылке. Он сунул пистолет в потайную кожаную кобуру под плащом и подошел к ней, твердо положив руки ей на талию. Потом похлопал девушку по бокам, обошел вокруг и принялся обыскивать каждый дюйм ее тела своими безумными, неумолимыми руками. Слабо вскрикнув, она попыталась увернуться от его прикосновений, но он схватил ее за запястья и опять завел ей руки за голову.
— Лучше бы вы помогли мне, mademoiselle.
— Это нелепо! У меня нет оружия! — возразила она, полыхая румянцем.
— Успокойтесь и стойте смирно, иначе я сорву с вас всю одежду, причем сделаю это с великим удовольствием.
Она чуть не задохнулась. Господи, во что она влипла? Зачем не осталась в своей комнате! Элис прикусила язык и изо всех сил постаралась не вздрагивать и не корчиться, пока его крупные руки блуждали по ее телу, обыскивая.
— Вы очень соблазнительны, знаете ли, — сказал он мелодичным голосом, — но я несколько обижен тем, что ко мне прислали такую дилетантку. Или они хотели, чтобы вас убили?
— Я… я не понимаю, о чем вы говорите.
— Ну конечно, вы не понимаете! Милочка, вам лучше побыстрее обдумать, как вы хотите сыграть вашу партию, потому что я знаю таких, как вы, слишком хорошо. Я знаю, зачем вас послали — лечь со мной, а потом заколоть меня во сне.
Услышав такое, Элис разинула рот.
— И все же… — его губы приблизились к ее уху, а руки медленно скользили по животу, — я почти уверен, что с вами оно того стоит. — Он приподнял ладонями ее груди. Слабо вскрикнув, Элис отшатнулась и уперлась в его торс, твердый, как стена; сердце у нее билось от смятения, волнения и страха.
Тело ее напряглось, отчего груди еще полнее наполнили его ладони, но дыхание застряло у нее в горле. Она не могла говорить, она могла только чувствовать, как жар его рук проникает сквозь тонкую ткань платья, зажигая непонятные силы в ее крови. Его сильные руки обнимали ее, и она чувствовала каждый дюйм его стройного мощного тела, прижатого к ней, — угловатые выступы его колен терлись о ее ноги сзади, сильные бедра прижимались к ягодицам, скульптурная плоскость живота — к спине, и голова ее упиралась в его мускулистый торс.
— Какая жалость, — прошептал он. — Мы так подходим друг другу.
Смущенный трепет пробежал по ее телу при этих словах; но он пошевелился и снова стал ее обыскивать.
— Что вы делаете? — с трудом проговорила она срывающимся голосом, когда он пригнулся к ее правому бедру и рука его скользнула ей под юбку.
— Ничего особенного. — Неторопливо и с удовольствием Люсьен провел рукой по ее ноге, обтянутой чулком, и, сунув палец под подвязку, обвел им вокруг ее ноги.
Предательская дрожь охватила девушку. Шипящее тепло побежало по нижней части тела, и она вспыхнула от унижения.
— Как вас зовут? — пробормотал он, легко погладив ее под коленкой.
Голова у Элис кружилась. Она хотела солгать или оказать сопротивление, но думала только о его руках, шарящих по ее телу. Пылающая кожа вдруг стала до безумия чувствительной к каждому его прикосновению. Унизительно, когда твое тело так реагирует на этого дьявола! Задрожав, она невольно отпрянула, возбужденная и возмущенная, а он продолжал свое дело.
— Ваше имя, дорогуша?
— Элис, — ответила она сквозь стиснутые зубы. — Уберите руки!
Он поднял голову и уставился на нее, внезапно замолчав.
— Элис, а дальше?
— Элис Монтегю, я приехала, чтобы найти Кейро — спасти ее от вас!
Судя по его глазам, он был потрясен. Она закинула голову, чтобы встретиться с его ошеломленным взглядом, потому что он был больше шести футов ростом, а плечи у него были в два раза шире, чем у нее.
— Вы — Элис Монтегю?
— Вы что, не расслышали?
Он взял длинную прядь ее волос и принялся скептически разглядывать.
— О-о, — прошептала она, когда он слегка потянул ее голову, — отпустите мои волосы.
— Не волнуйтесь, — пробормотал он. Некоторое время Люсьен изучал цвет ее волос, потом резко отпустил их. Волосы упали ей на плечи, а он подбоченился и сердито воззрился на нее.
— Что такое? — спросила она, в тревоге отшатываясь от него.
— Вы — Элис, — сказал он обвиняющим тоном.
— Да.
— Невестка Кейро.
— Да.
— Та, которая заботится о ее ребенке. — Он чуть было не фыркнул.
— Да! Она рассказала обо мне?
Его глаза вспыхнули, как у волка, который собирается загрызть овечку.
— Элис, черт побери, Монтегю! Как это вы проникли в мой дом? — заорал он вдруг.
— Не кричите на меня!
По-прежнему подбоченившись, он ждал ее объяснений. Элис решила не показывать, что ей страшно. Она сердито глянула на него и пробурчала, не желая сдаваться:
— Я же вам объяснила — я приехала, чтобы увезти Кейро домой. Стражники у ворот пытались не пустить меня, но, к счастью, я сумела убедить их в срочности моего дела; потом ваш дворецкий сказал, что приведет Кейро ко мне, но не сделал этого, поэтому я пошла искать ее сама. Я решила, что у вас костюмированный бал. Его левая бровь взлетела вверх.
— Костюмированный бал?
— Да.
Похоже, что ее ошибка показалась ему весьма забавной, хотя его улыбка была далеко не любезной.
— Вы же понимаете, что все это очень легко проверить. Единственное, что мне нужно сделать, — это привести сюда Кейро и выяснить, на самом ли деле вы та, за кого себя выдаете.
— Я мечтаю, чтобы вы это сделали. Я проехала три графства, чтобы найти ее, — сказала девушка с усталым вздохом. — Сын ее очень болен.
Издевательское выражение тут же исчезло с его лица, он посерьезнел.
— Гарри? Что с ним такое?
— У него ветрянка, — ответила Элис, удивившись, что он знает, как зовут ребенка, и проявляет при этом нечто вроде озабоченности. — Он все время зовет мать, — добавила девушка; она по-прежнему держалась настороженно, но немного успокоилась. — Через несколько дней ему станет хуже, сегодня утром появилась сыпь.
— Вам было чертовски трудно добраться сюда. К вашему сведению, ветрянка не такая уж серьезная болезнь.
— Это серьезная болезнь, если вам три года! — с возмущением возразила Элис.
— Ладно, вы меня убедили, — отозвался Люсьен. Покачав головой, он повернулся и пошел к столу, стоявшему у окна — драконьего глаза, потом подвинул девушке стул. — Садитесь, — приказал он, подошел к двери и распахнул ее. — Найдите леди Гленвуд и немедленно приведите ко мне, — приказал он крупному человеку, одетому в черное, застывшему у дверей на страже.
— Слушаюсь, милорд.
Элис опустилась на стул; ей стало легче. Человек отправился выполнять приказание. Нервно сложив руки на коленях, Элис сунула ноги под стул и с трепетом смотрела, как Люсьен медленно закрывает дверь. Он постоял там немного, опустив голову, и красный свет играл на его широкой спине и атлетических плечах; потом повернулся и устало прислонился к двери. Его лицо скрывали тени.
Он сунул руки в карманы панталон и смотрел на Элис, настороженно держась на расстоянии. В голове у нее еще было живо впечатление от его рук, скользивших по ее ноге. Она быстро опустила голову, чтобы избежать его пронзительного взгляда.
— Мисс Гуди Два Башмака, — мягко поддразнил он ее.
Она насторожилась, бросила на него хмурый взгляд.
— Я не люблю, когда меня так называют. Его взгляд оскорбительно скользнул по ее телу.
— Я слышал, что вы — просто маленькая святая.
— По сравнению с кем? С Кейро?
При этом возражении его циничная усмешка превратилась в настоящую улыбку.
— Пожалуй, сегодня ночью у вас было настоящее приключение, а?
— Скорее, испытание.
— Ну, судя по всему, вы весьма храбро прошли его. — Люсьен оторвался от двери и направился к ней.
Когда он приблизился, сердце у Элис снова неистово забилось. Люсьен остановился рядом, и его талия, опоясанная ремнем, оказалась на уровне ее глаз. Она чувствовала пульсирующий жар, исходящий от его тела, ощущала мускусный запах самца, видела большую цилиндрическую выпуклость под его панталонами. Выпуклость была слишком крупной, чтобы ее игнорировать. Элис оторвала взгляд от этой части его тела и выругала себя за то, что смотрела на нее, но раз заметив этот его мужской атрибут, она, кажется, никогда уже о нем не забудет.
Элис вздрогнула, потому что Люсьен снова схватил ее длинные пряди и медленно пропустил их между пальцами, как атласную ленту. Возмущенная раздражающей дерзостью этого жеста, она сердито посмотрела на него и тут же была захвачена его пылким, завораживающим взглядом.
Когда он заговорил интимным шепотом, его голос проник до самых глубоких тайников ее сердца.
— Девственная Элис Монтегю! Скажите, что вы думаете об увиденном здесь сегодня ночью?
Она покачала головой и, вспыхнув, отвела глаза.
— Не знаю.
Он поднял ее подбородок, заставив смотреть прямо в его глаза.
— Это вас возбудило?
Элис была настолько шокирована его вопросом, что не нашла в себе сил отчитать его за дерзость. Однако он не дал ей ответить.
— Не лгите, — с упреком произнес он бархатным шепотом, удерживая ее за подбородок кончиками пальцев, чтобы она не могла отвернуться. Он смотрел на нее так, словно его пронзительные глаза заглядывали прямо в глубину ее сердца и видели там то, о чем она никому никогда не говорила, — неуправляемость ее страстей, голод, снедающий ее недра. Казалось, он принял все это как должное. — Скажите, — тихо попросил он, — дайте мне возможность вспомнить, каково это — быть такой невинной, как вы. — Он замолчал, хотя она ничего не отвечала. — Вы никогда раньше не видели, как люди ласкают друг друга?
Широко раскрыв глаза, Элис собрала всю свою волю и спустя какое-то время покачала головой. Лицо его смягчилось. Он с нежностью посмотрел на нее. Никогда прежде она не видела в мужских глазах такого голода, такого явного, мучительного одиночества. Элис вздрогнула, охваченная очень странными чувствами, а он взял ее руку и поднес к губам.
Люсьен запечатлел на ее ладони осторожный поцелуй, потом прижал девичьи пальцы к своей мощной груди. Тихий возглас сорвался с ее губ — не только от того, что он так поступил, но и от ощущения его обнаженной кожи под ее ладонью.
Элис потрясенно воззрилась на него.
— Милорд… — с трудом прошептала она.
— Ш-ш, Элис, я все вижу по вашим глазам. Продолжайте! Я не кусаюсь. В этом месте все дозволено. Ваше любопытство… оно совершенно естественно, — хриплым голосом заверил ее Люсьен.
Она нерешительно посмотрела на свою руку, такую бледную и изящную рядом с его загорелым телом. Элис закусила губу, понимая, что играет с огнем, но ведь он красив как бог! Она не смела даже двинуть пальцем, чтобы удовлетворить свое любопытство, но и руки не отвела.
— Как сильно бьется у вас сердце, — сказала она.
Глаза его светились, как звезды; лицо же оставалось в тени. Люсьен погладил ее шею, его пальцы замерли возле пульсирующей жилки.
— У вас тоже.
О Боже, как ей хотелось поцеловать его! Элис закрыла глаза, наслаждаясь прикосновением его мощной, необыкновенно крупной руки, хотя и понимала, что каждая секунда его близости приближает ее к краю пропасти. Просто безумие — поощрять этого человека, но его прикосновение было удивительно ласковым.
Когда Элис с трудом открыла глаза, желание довело ее почти до агонии. Она скользнула взглядом вниз, по его вздымающейся груди и стройному телу, потом ниже и увидела во всей полноте доказательство его возбуждения. Его глаза смотрели на нее умоляюще, прося прикоснуться к нему, он провел ласкающим жестом по ее руке до самых пальцев. Элис чуть не потеряла сознание, когда поняла, что ей этого хочется. Она опять подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Они смотрели друг на друга. Ее дыхание стало прерывистым, а он увлекал ее руку вниз, так что она ощущала каждую мускулистую выпуклость его живота.
Внезапно раздался стук в дверь, разрушивший чары как раз в тот момент, когда ее рука была уже на его талии. Услышав стук, Элис мгновенно очнулась. Господи, что же она делает? Ахнув, девушка вырвала руку словно ошпаренная.
— Вы наглы, сэр!
— А вы вспыхнули. — Он улыбнулся ей очаровательной улыбочкой и пошел к двери.
От негодования и смущения у нее стучало в висках. Она положила руку себе на колени; рука все еще ощущала покалывание. Элис нахмурилась, возмущенная собственным возбуждением, которое смущало ее. Никогда еще она не бывала в таком состоянии. Все внутри у нее болело; она крепко сжала колени под юбкой, пытаясь напомнить своему телу, что ею руководят голова и мораль. В отличие от Люсьена. Вряд ли похоть — это то чувство, к которому она стремится. Элис бросила осторожный взгляд в его сторону, удивляясь, почему он до сих пор не открыл дверь. Люсьен стоял, опустив голову и держа руку на дверной ручке. Потом она поняла, что он старается обуздать свое великолепное тело.
Словно почувствовав ее взгляд, он медленно обернулся и посмотрел ей в глаза. Какое-то время они молчали, охваченные совершенно неожиданным влечением, от которого кружилась голова.
— Могу я прийти к вам сегодня ночью? — совершенно спокойно спросил он.
— Нет! — изумленно воскликнула Элис.
Видит небо, чем скорее она заберет свою невестку и покинет это порочное место, тем лучше! Утром она поспешит уехать домой в Гленвуд-Парк и забыть все, что видела этой ночью, — в том числе и его. В особенности его.
Она услышала его раздраженный страдальческий вздох, потом щелкнул замок. Едва он растворил дверь, как Кейро ворвалась в комнату и обвила его шею руками.
— Милый!
Брови Элис высоко взметнулись, когда она увидела надменную баронессу, подвыпившую и растрепанную, с волосами, мокрыми после купания в бассейне, в бурой сутане, держащейся на одном ее голом белом плече. Она прижалась к Люсьену, не замечая Элис, застывшую в другом конце комнаты.
— Вы соскучились по мне? Вы хотите меня, мой нехороший мальчик? — Она провела рукой между его ногами, прикасаясь к нему там, где Элис не посмела этого сделать. — Вы ревновали? Так и надо, — упрекнула она его с пьяным смешком. — Здесь я просто потеряла голову. Я готова! Но, видите ли, у меня есть план. Я разжигалась медленно, сохранив на конец самое лучшее. То есть вас.
Элис хотела поздороваться с ней, но слова замерли у нее на языке. Потрясенная, смотрела она, как ее невестка трется о Люсьена, как она подняла ногу и обхватила его бедро. Потом Кейро просунула руку в ворот его расстегнутой рубашки и притянула его к себе.
— Возьми меня, Люсьен, — пропыхтела она, кусая его за мочку уха.
Элис прижала руку к губам. Господи! Неудивительно, что Люсьен фыркнул, когда она сказала, что приехала, чтобы спасти от него Кейро. Какое тошнотворное зрелище! Люсьен, во всяком случае, нуждается в том, чтобы его спасли прежде, чем баронесса его проглотит.
Он откашлялся и торопливо оторвал руки Кейро от себя.
— Э-э… леди Гленвуд, вас хотят видеть. — Он повернулся и указал на Элис с беспристрастным интересом зрителя, равнодушно наблюдающего за развитием событий в театральной пьесе.
Кейро проследила за направлением его взгляда и увидела Элис. Похотливая радость мгновенно исчезла с ее побледневшего как воск лица. Издав болезненный крик, она машинально подняла руку, чтобы пригладить свои мокрые спутанные волосы.
— Элис! Боже мой, ч-что вы здесь делаете? — слабым запинающимся голосом пролепетала баронесса.
Элис не могла заставить себя встретиться глазами со своей невесткой. Она бросила затравленный взгляд на Люсьена, но он не произнес ни слова, и Элис поняла, что происходящее его совершенно не волнует. Как она жалела, что не осталась дома с Гарри! Пребывала бы в полном неведении касательно глубины падения Кейро. Конечно, она совершила ошибку, приехав сюда.
— У Гарри ветрянка, вам следует вернуться домой. Мы выедем на рассвете, — наконец проговорила она.
Баронесса беспомощно смотрела на нее, словно видела перед собой самое правдивое из зеркал. От ее самоуверенности не осталось и следа. Кейро растерянно повернулась к Люсьену, который подбоченясь молча взирал на нее. Молчание было долгим, изматывающим и мучительным. Потом, совершенно неожиданно, Кейро яростно набросилась на них.
— Как вы посмели явиться сюда? — закричала она на Элис, и лицо ее исказилось от ярости. Она рванулась к девушке с таким видом, точно хотела выцарапать ей глаза, но Люсьен остановил ее, схватив за руку. — Выгоните ее отсюда, Люсьен! Как вы могли позволить ей прийти сюда? Клянусь вам, Элис, если вы скажете мне хотя бы слово, я вышвырну вас из Гленвуд-Парка! Вы никогда больше не увидите Гарри!
— Успокойтесь, — коротко приказал ей Люсьен.
— Пустите меня!
Он грубо тащил ее к дверям, а она осыпала его потоком грязных ругательств.
— Леди Гленвуд слишком много выпила, проводите ее в комнату и заприте там, — коротко приказал Люсьен.
— Ах ты негодяй! Дьявол! Пусти меня, свинья ты эдакая! — неистово кричала Кейро. — А ты не смей смеяться надо мной, маленькая ведьма! — обратилась она к Элис, сопротивляясь охранникам, пытавшимся совладать с ней. — Ты думаешь, ты такая чистая? Он заставил меня сделать это — и тебя тоже заставит! И тогда ты увидишь, что ты ничуть не лучше меня! Покажите ей, Люсьен! Сделайте то, что у вас лучше всего получается! По крайней мере одну вещь вы можете сделать так же хорошо, как и Деймиен!
Люсьен захлопнул дверь у нее перед носом с такой силой, что та чуть не слетела с петель. Дрожа, Элис прижала руку ко лбу. В комнате было слишком жарко, и она чувствовала, что вот-вот расплачется. Люсьен тоже молчал. Он стоял к ней спиной, но Элис чувствовала, какая ярость терзает его тело.
— Она пьяна, не обращайте внимания. Она сказала это просто от стыда. — И когда Элис ничего не ответила, он повернулся и бросил на нее настороженный взгляд. — С вами все в порядке?
— Я даже не знаю, почему я приехала, — прошептала Элис; подбородок у нее задрожал, но она изо всех сил сдерживалась.
— Почему вы приехали? — тихо переспросил Люсьен.
Элис не хотелось отвечать, но слова вырвались сами, а из глаз потекли сердитые слезы.
— Потому что я обещала брату, когда он лежал при смерти, что буду заботиться о Гарри и о ней; и вот какова благодарность! Она губит мою жизнь! Я люблю своего племянника, но… — Резко оборвав свою пылкую речь, Элис отвернулась, размазывая слезы. Она вытирала их дрожащими руками, поворачиваясь к Люсьену, которого обвиняла во всем. — Что вы с ней сделали? — спросила она, вздрагивая от негодования. — Кейро сказала, что вы что-то с ней сделали. Что именно?
Люсьен бросил на Элис тяжелый взгляд.
— Она сама это с собой сделала.
— Зачем вы явились и разрушили все между ней и вашим братом? Зачем?
— Разве это не очевидно? Вы видели, как она вела себя. Я сделал это, чтобы защитить его.
— Лорд Деймиен — взрослый человек!
— Он не умеет обращаться с женщинами.
— А вы?
— Иногда.
— Тогда где же ваша жена, Люсьен? Где человек, который любит вас? — выпалила Элис.
Его лицо разом осунулось, и на мгновение она увидела его именно таким, каким он был под своими многочисленными масками, — потерянным, испуганным, отчаянно желающим, чтобы кто-нибудь протянул ему руку.
— Ну, Элис, такого человека не существует, — сказал он, почти оставив свой обычный сарказм.
— Совсем как у меня. — С огорчением почувствовав себя виноватой при виде того, как ее резкие слова попали в цель, Элис быстро вытерла слезы и попыталась смягчить тон. Пусть он и потерянная душа, может быть, он просто не знает ничего лучшего. — Любовь меняет людей, Люсьен, вот что она делает. Если бы вы позволили им быть вместе, возможно, лорд Деймиен сумел бы помочь Кейро перемениться. И тогда Гарри, возможно, получил бы опору в жизни, отца, который научил бы его, как со временем стать человеком.
Его резкое, угловатое лицо внезапно сердито вспыхнуло — Люсьен почувствовал, что виноват.
— А это уже не моя проблема! В чем-то лорд Деймиен не знает себе равных, в чем-то — ничего не смыслит. — Он презрительно рассмеялся. — Вы действительно вознамерились прочесть мне лекцию о любви? Что вы о ней знаете? Ставлю об заклад мой дом, что вас никогда толком никто не целовал! Проклятие! — И неожиданно он двумя шагами преодолел разделяющее их расстояние, грубо схватил ее в объятия и впился губами в ее рот прежде, чем она успела ахнуть.
Первое, резкое, обжигающее прикосновение его губ уничтожило напрочь ее девические представления об идиллических поцелуях. Его левая рука грубо запуталась в ее волосах, а правой он прижал Элис к себе. Люсьен целовал ее так, словно хотел поглотить, его горячий, алчный язык раздвинул ее губы. То был акт обладания, его яростная требовательность душила ее. Она слабо уперлась ему в грудь; он слегка развел ее ноги и немного вдвинул между ними колено, а его руки принялись гладить ее спину. Ошарашенная, Элис припала к нему, чтобы не упасть, и ее охватил исходящий от его стройного мускулистого тела жар. Элис попыталась отвернуться, отказаться от опасного удовольствия, испытать которое он вынуждал ее, но поскольку он проводил руками по ее спине вверх и вниз, ее реакцию было невозможно скрыть.
Дрожащая и неуверенная, она постепенно перестала сопротивляться и шире раскрыла рот, медленно, нерешительно коснувшись языком его языка. Люсьен гортанно застонал, его мощные объятия разом ослабли. Его поцелуй стал глубже и проникновеннее, и она таяла в его объятиях.
Спустя какое-то время он замер и прервал поцелуй, но его тонкие губы все еще медлили рядом с ее губами. Он прижался к ней лбом, его торс возвышался над ее грудью…Элис чувствовала мягкое тепло его тяжелого дыхания у своих влажных губ, а его ладони скользили по ее рукам.
— А как насчет вас, Элис? — отрывисто прошептал он. — Кто любит вас?
Она неуверенно встретила его неистовый взгляд.
— Многие…
— Кто же? — грубо допрашивал он.
— Это не ваше дело…
— Я вам ответил, ответьте и вы.
— Это мой племянник Гарри, — запинаясь сказала Элис.
— Он ребенок.
— Он человек!
— Позвольте мне прийти к вам ночью!
— Вы сошли с ума? Пустите меня! — Она вывернулась из его рук и отошла, стирая его поцелуй со своих губ тыльной стороной кисти.
Когда Люсьен увидел, что она уничтожает следы его поцелуя, в глазах его вспыхнул адский огонь. В это мгновение вид у него был такой яростный, что Элис не знала, что он с ней сделает. Ощетинившись, точно сердитый волк, он напугал ее неистовым выражением своего лица и откровенной похотью, горящей в глубине глаз. Люсьен прошел мимо нее к двери и, грубо щелкнув пальцами, подозвал к себе стоявшего на часах человека.
— Проследите, чтобы мисс Монтегю благополучно доставили в ее комнату.
— Слушаюсь, милорд, — ответил стражник и коротко кивнул. — Мисс, следуйте за мной, прошу вас.
Элис смущенно посмотрела на Люсьена. Он наблюдал за ней, и в глазах его сверкало какое-то враждебное вожделение, которое встревожило ее гораздо меньше, чем хитрая, довольно жесткая полуулыбка, кривившая его губы.
— До свидания, милорд, — проговорила она через силу, но с вызовом. Если повезет, она убежит из этого дома завтра утром и ей не придется больше встречаться с ним.
Он сунул руки в карманы и, опершись плечом о дверной косяк, следил за каждым ее движением.
— Доброй ночи, дорогая.
Элис повернулась и пошла вслед за стражником по прихожей, ощущая на себе жгучий взгляд Люсьена. Когда человек в черном плаще начал спускаться по винтовой лестнице, она в последний раз бросила на Люсьена взгляд через плечо. Он все еще стоял там же, его высокая сильная фигура тонула в тени, и, судя по блеску его светлых обманчивых глаз, он что-то замышлял.
Ролло Грин из Филадельфии, известный в Гроте под именем Орфея, вытер пот со своей лысой головы. Его грудь тяжело вздымалась от чрезмерного количества выпитого вина и от волнения. Ему повезло, что сердце не подвело его в этой сырой, перегретой атмосфере Грота. Он оторвал взгляд от голой девушки, танцевавшей неподалеку от него, потому что заметил, как Люсьен Найт вышел из своих тайных апартаментов, расположенных внутри дракона. Американец видел, как Люсьен унес с собой красивую молодую нимфу с синими глазами, поступив именно так, как Орфей ей и предсказывал.
«Быстренько управился», — подумал он с ухмылкой, глядя, как их хозяин легко пробирается сквозь толпу. Ролло не огорчался из-за того, что ему не удалось сорвать поцелуй у этой девушки. Вряд ли он может соперничать с человеком с такой внешностью, как у Люсьена Найта, и с его умением очаровывать, когда речь идет о женщинах, но он с удовольствием подумал о том, что равен Люсьену, по крайней мере, в мастерстве и хитрости.
Между ним и Люсьеном Найтом установилось настороженное профессиональное понимание, хотя они принадлежали к противоборствующим сторонам в этой войне. Ролло был одним из немногих, кто понимал, что снисходительный светский дипломат лорд Люсьен Найт был также безжалостным британским агентом, чье кодовое имя Аргус заставляло трепетать министров иностранных дел многих стран и даже наводило страх на Фуше, наполеоновского шпиона высшего класса.
Ролло и Люсьена никак нельзя было назвать врагами, потому что в прошлом они несколько раз обменивались сведениями, но и от дружеских отношений они были весьма далеки. Ролло знал, что Люсьен испытывает к нему неприязнь из-за его купеческих замашек и недостатка благородного блеска, а Ролло, со своей стороны, обижало физическое и интеллектуальное превосходство англичанина, не говоря уже о его высокомерии.
Однако сегодня ночью Ролло наслаждался тем, что он знает нечто такое, что неизвестно всезнающему Люциферу.
Нечто грандиозное!
И он, Ролло Грин, находится в центре этого, он все подготовил. Возможно, он недостаточно жесток и низок, чтобы переиграть такого, как Люсьен Найт, но он проложил путь для человека, который во всем равен Люсьену, а пожалуй, в чем-то и пострашнее его.
При мысли о том, кто должен появиться, на сердце Ролло словно пала холодная тень, заставив его оторвать взгляд от покрытой потом танцующей девушки. Нужно заняться делом! Он оглядел толпу, и его взгляд остановился на высокородном молодом повесе, ради вербовки которого он и пришел сюда.
Достопочтенный Итан Стаффорд был младшим сыном графа и идеально подходил для целей Ролло. Обладатель мальчишески красивого лица и золотых кудрей, Итан Стаффорд был хорошо воспитанным модным молодым распутником, имевшим обширные знакомства в высшем свете. Хотя высший свет не знал тайны Итана Стаффорда — не знал, что он погубил себя карточной игрой.
Будучи лишен наследства своим богатым отцом, Стаффорд избежал долговой тюрьмы и публичного извещения о своем разорении только потому, что выполнял сомнительного свойства поручения для теневых фигур, обитающих на дне общества, вроде жестокого ростовщика, который и рассказал Ролло об этом юноше.
К счастью, молодой мистер Стаффорд не был пьян, когда Ролло приблизился к нему, с трудом волоча ноги и проталкиваясь сквозь толпу. Стаффорд стоял с полудюжиной других молодых гуляк, поглощенный зрелищем того, как леди в маске давала урок кнутом своему очередному добровольному рабу.
— Простите, сэр! — обратился Ролло к Стаффорду, а потом понизил голос. — Я слышал, что вас может заинтересовать кое-какая работенка.
Молодой человек глянул на него искоса; взгляд его стал сосредоточенным. Ролло поощрительно кивнул. Стаффорд с настороженным видом последовал за ним. Они отошли в сторону.
— Мне сказали, что на вас можно положиться. Вы добыли кое-какие сведения для одного моего друга.
— Верно, — осторожно согласился Стаффорд.
«Бедный мальчуган, — подумал Ролло. — Не может жить без сладостей».
— Что нужно сделать для вас? — тихо спросил Стаффорд, надменно вздернув породистый подбородок.
— Через неделю или около того приезжает мой добрый друг из Пруссии, требуется вести его в общество, показать ему Лондон.
— И это все? — недоверчиво поинтересовался Стаффорд.
Ролло издал веселый гулкий смешок.
— Да, мой мальчик, это все!
— Сколько вы заплатите?
— Триста фунтов. Никаких вопросов — Ни пенни больше.
— Триста фунтов? — повторил Стаффорд. — А в чем здесь подвох?
— Никаких подвохов, — весело ответил американец. — Мой друг очень богат и преисполнен решимости произвести хорошее впечатление на лондонское общество. Я свяжусь с вами, когда придет время, и помните — конфиденциальность, прежде всего. — И Ролло положил палец на губы, совсем как статуя Приапа у входной двери, призывая молодого человека хранить молчание.
Стаффорд кивнул и вернулся к своим друзьям. Отвернувшись, Ролло увидел неподалеку Люсьена, болтавшего в группе гостей. Ролло попробовал ускользнуть, но Люсьен заметил его и бросил на него довольный взгляд.
— Сегодня вечером у вас вид удачно потрудившегося человека, — протяжно проговорил Люсьен своим низким, ласкающим голосом. — Прижимаете ухо к земле?
— Я пришел сюда только ради женщин, старина, — ответил американец с добродушной усмешкой. — Ваши приемы — это единственное место, где я могу чувствовать себя свободно.
Люсьен рассмеялся и пошел дальше.
— Счастливой охоты, Орфей.
— И вам того же. — Ролло следил, как Люсьен фланирует среди обожающих его гостей.
Американец испустил долгий вздох. Он чувствовал себя, как участник пикника, на которого напал волк и которому удалось остаться невредимым. Сделав свое дело, Ролло поставил стакан с вином и огляделся, надеясь найти женщину, пьяную настолько, что она согласится ему отдаться.
Почти светало, когда слуги Люсьена очистили Грот от последних гостей. Сторожа в черных плащах подбирали пьяных дураков, бродивших там и сям, и уносили в их комнаты, а Люсьен в это время собрал у себя свой штат молодых повес и смекалистых шлюх. Они пили кофе, обсуждали то, что видели этой ночью, и сообщали собранные сведения.
Люсьен прислонился к окну с красными стеклами, сложив руки на груди, и слушал сообщения каждого по очереди, но сосредоточиться ему было трудно, поскольку мысли его, представлявшие собой смесь желания и раздражения, то и дело возвращались к Элис Монтегю.
Как посмела она так с ним обойтись? Кем она себя воображает? И почему, скажите на милость, он не может выбросить ее из головы? Какая нелепость. Его, Люсьена Найта, безумно влечет к какой-то маленькой девственнице с глазами лани. Эта девица — ханжа. Неудивительно, что она довела Кейро до сумасшествия своей повышенной стыдливостью. Ее нравоучения до сих пор злили его. «Вот что такое любовь, Люсьен! Вот что она делает!» «Любовь», — подумал он, презрительно фыркнув. Однако Люсьена немного напугала Элис Монтегю. Ясность ее взгляда и прозрачность чувств обескуражили его циничную натуру. Она была настоящей, каким он не чувствовал себя уже много лет.
«Элис опасна, вот в чем дело», — подумал он. Она угрожает его пониманию жизни, доставшемуся с таким трудом, жизни со всей ее безжалостностью. Жизнь лишила его всех идеалов и иллюзий — и все же он пожертвовал бы чем угодно, лишь бы встретить человека, который воскресил бы в нем былую веру.
Но на самом ли деле она столь добродетельна? Люсьен мысленно усмехнулся. Существуют ли вообще добродетельные люди? Эта девушка уязвила его, и он решил отплатить ей за оскорбление, показав, что на самом деле она вовсе не такой образчик добродетелей, какой кажется сама себе. Ему не хотелось причинять ей боль, но он приготовился хорошенько напугать ее, чтобы доказать свою правоту — мисс Два Башмака точно так же не является непогрешимой, как и все остальные. Элис была так чиста, и это задевало его, но гораздо легче сбить с нее спесь, чем тщетно пытаться подняться в ее сферы.
В голове у Люсьена мелькнула беспокойная мысль: «Что, если ты подвергнешь ее испытанию, а она его выдержит? Что, если она докажет, что ты ошибаешься?»
Взрыв смеха, раздавшийся в комнате, оторвал Люсьена от размышлений. Марк подал ему список различных агентов, побывавших этой ночью в Гроте. Все нации, союзные Англии, были здесь представлены — Россия, Австрия, Пруссия, Португалия и прочие. Люсьен рассеянно изучал список, огромным усилием воли на мгновение выбросив Элис Монтегю из головы.
Проще говоря, так называемый орден Дракона был инструментом контрразведки, который существовал со времен королевы Елизаветы и ее зловещего тайного вдохновителя Вальсингама, истинного отца шпионажа в Англии и личного друга первого маркиза Карнартена. Сутаны и прочая таинственная дребедень существовали как часть вековой связи между шпионажем и оккультизмом. Оккультная чепуха притягивала бунтарей, авантюристов и недовольных людей из общества; эти люди, в свою очередь, притягивали тайных агентов. Умные агенты умели высматривать сочувствующих союзников среди изгоев и неудовлетворенных, ничего не подозревающих людей, которых можно было использовать в своих планах, — простофиль, которые одалживали им деньги, или тех, кто мог бы ввести их в те круги общества, куда они хотели проникнуть.
Протеже Люсьена, которых он ласково называл Север, Юг, Восток и Запад, и, разумеется, Толберт, играли именно эту роль. Им было примерно по двадцать пять лет, все из хороших семей. Молодые люди смешивались с толпой гостей не только чтобы следить за закрепленными за ними четвертями круга, на которые был разделен Грот, но также чтобы играть роль неугомонных, темпераментных повес, которых искал какой-нибудь умный агент, строящий очередные заговоры.
Эти молодые люди стали отличными помощниками Люсьену, и поскольку никакого официального курса для королевских агентов не существовало, он задумал после войны обучить их всему, что знал сам, как и его отец, маркиз, учил его. Они были молоды и все еще в достаточной степени идеалисты, поэтому не испугались, когда Люсьен предупредил их, чтобы они не рассчитывали даже на благодарность за свои труды. Они занимались этой работой ради приключений и ради того, чтобы, ходя по лезвию ножа, ощущать трепет жизни. Когда собрание закончилось и небогатый набор ценных сведений был выложен, молодые женщины и мужчины начали посматривать друг на друга, думая уже об отдыхе, поскольку свое дело они сделали.
— Есть еще кое-что, — сказал Марк Скип-тон, отвечающий за западный сектор.
Люсьен подавил зевок.
— Да?
— Я подслушал одного из агентов царя — как бишь его имя?
— Леонидович?
— Да, верно. Я слышал, как он говорил одному из австрийцев, что Клод Барду жив и работает на американцев.
Люсьен уставился на него, чувствуя, как холодеет кровь. Лицо его стало пепельным, и вполне вероятно, что сердце у него на мгновение перестало биться.
— Жив? — с трудом проговорил он, стараясь, чтобы голос его звучал небрежно. — Как же это может быть?
— Леонидович сказал, что он не знает, есть ли у этих слухов какое-либо основание, — ответил Марк, лениво пожав плечами, — но говорят, что Барду сам запалил огонь в Париже. Инсценировал свою смерть, а потом бежал в Америку.
О Боже! Эта новость потрясла Люсьена. Сразу же перед его мысленным взором возникло лицо видавшего виды ирландца Патрика Келли. Он быстро опустил глаза и отвернулся, чтобы скрыть свое смятение.
Проклятие! Он ведь слышал, что Барду мертв — не пережил падение Наполеона. Когда Люсьен узнал о том пожаре в Париже, он отметил кончину этого чудовища, выпив своего лучшего портвейна. Единственное, о чем он жалел тогда, что не он сам убил Барду.
За спиной у него Стюарт Кайл, ответственный за восточный сектор, тихонько свистнул.
— Барду — личность легендарная! Если он стал наемником и предложил свои услуги американцам… — Молодой человек многозначительно передернул плечами.
— Помните рассказ о том семействе купца, которое он уничтожил в Вестфалии, заподозрив, что купец тайно работал против короля Джерома? — мрачно добавил Марк. — Это просто проклятое отродье дьявола.
— Хватит! — резко приказал Толберт. — Здесь дамы.
Марк и Кайл торопливо пробормотали извинения смущенным девушкам, но Люсьен не обратил на это никакого внимания. В горле у него застрял комок, и холодный пот выступил на теле. Он вытер влажные ладони о панталоны и беспокойно заходил взад-вперед, стараясь собраться с мыслями.
Клод Барду, французский агент, известный под кличкой Тритон, был шпионом высшей категории и главным человеком Фуше, его тайным оружием. Между ним и Люсьеном произошел некий инцидент, о котором молодые люди, находившиеся в комнате, ничего не знали.
Кровавая история!
Люсьен никогда не рассказывал ни Деймиену, ни Кэслри, вообще ни одной живой душе о том, как его схватили и подвергли пыткам вражеские агенты полтора года назад, весной 1813 года. При побеге он убил всех людей Барду; теперь только два человека из живущих на земле знают о чудовищном испытании, через которое он прошел, — сам Барду, истязавший его, и Люсьен, вынесший все мучения.
Позднее он узнал, что Барду выполнил приказания Фуше не оставлять видимых следов пыток на его теле, однако этому животному удалось запечатлеть боль в глубинах его сознания. Люсьен считал, что он похоронил воспоминания, узнав о смерти Барду, но все мгновенно воскресло, кошмар вновь погрузил его в то дикое состояние, в котором он прожил последние дни перед побегом, точно загнанный зверь. Ненависть растекалась по жилам, как едкая кислота, как яд. «Ей-богу, Патрик, — мрачно думал Люсьен, — если этот французишка, этот ублюдок действительно жив, я отомщу за вас». Нет ничего неправдоподобного в том, что теперь Барду работает на американцев, размышлял Люсьен, потирая затылок и расхаживая по комнате в тревожном возбуждении. На побережье бывших колоний война бушевала с 1812 года. Дипломаты обеих сторон начали обсуждать эту проблему почти два года назад в голландском городе Генте, но достигли немногого. Сражения продолжались, равно как и блокада. Тем временем падение Наполеона оставило французских шпионов вроде Барду без работы, они не могли вернуться во Францию, где восстановленные на троне Бурбоны смотрели на них как на предателей, нежелательных лиц во всей победоносной союзной Европе.
Америка была, пожалуй, единственным местом, где разбросанные по свету шпионы Наполеона могли найти убежище, для настоящих же фанатиков вроде Барду это было место, куда они могли уехать, если жаждали бороться против британцев. Осажденная администрация президента Медисона, находящаяся в Вашингтоне — или в том, что осталось от новой американской столицы после того, как британские оккупационные войска сожгли ее почти дотла два месяца назад, — разумеется, с радостью встретит людей, подобных Барду.
Люсьен с мрачным видом повернулся к своим помощникам — когда он начал раздавать приказания, голос его походил на тихое рычание.
— Сначала мы должны удостовериться в этом. Кайл, ступайте в гостевой флигель и приведите ко мне Ролло Грина. Если среди американцев ходят какие-то слухи, он узнает, в чем дело. За деньги он все скажет.
— Ролло Грина уже нет — он уехал несколько часов назад. Я посмотрел в списке отъезжающих, — сообщил Роберт Дженкинз, ответственный за южный сектор.
Люсьен выругался. Умные агенты — точно осторожные уличные кошки, которых приходится выманивать оттуда, где они прячутся. Если они не хотят, чтобы их обнаружили, они могут растаять как дым. Это особенно относится к двойным агентам вроде Ролло Грина, которые живут, постоянно опасаясь мести со стороны тех, кого они продали.
— Хотите, мы попытаемся его догнать? Я думаю, он поехал по дороге на Бат, направляясь обратно в Лондон, — предложил Марк.
Люсьен долго обдумывал это предложение. — Давайте. Толберт, вы останетесь, и мы вместе допросим Леонидовича. А вы четверо поезжайте верхом, но если не найдете Ролло к тому времени, когда доберетесь до дороги в Уэльс, возвращайтесь в Ревелл-Корт. Это может быть уловкой.
— Уловкой? — недоуменно переспросил Марк.
— Вы можете считать себя непобедимыми, но если в дело замешан Барду, вы не должны пытаться завербовать его. Во всяком случае, мы устроим следующий прием через неделю, считая от сегодняшнего дня. Если вы не найдете Грина, я уверен, что он вернется. Пока же мы выжмем наши собственные источники информации касательно предполагаемого воскрешения Барду. Идите.
Отпустив также и девушек, Люсьен послал Толберта найти Леонидовича, после чего остался ждать в своем наблюдательном пункте наедине со своими демонами. Клод Барду, будь он трижды проклят!
Вид у него был растерянный. Он тяжело вздохнул и сел в ожидании, когда Толберт приведет Леонидовича. Опершись локтем о грубый деревянный стол, он прижал к глазам кончики пальцев. Господи, как ему хочется забыть о том, что произошло тогда, но стоит закрыть глаза, как Он видит подвал, где его держали в темноте и одиночестве несколько недель, голодного и избитого. Люсьен все еще ощущал вкус крови во рту — последствия самой изобретательной пытки Барду, когда его связали ремнем и вытащили два коренных зуба, чтобы наказать за отказ говорить. Но физическая боль — ничто в сравнении со стыдом, который он испытывал от сознания, что Барду удалось, в конце концов, вытянуть из него одно имя — Патрик Келли.
Люсьен содрогнулся от мучительного стыда. Отец посвятил Люсьена в тонкости дипломатии, однако именно Келли, ирландец с отважной душой, научил его практическим умениям разведчика. Доведенный пытками до безумия, крича в полусознательном состоянии, Люсьен, в конце концов, выдал местонахождение Келли. Когда ему удалось сбежать из тюремной дыры, было уже поздно предупреждать ирландца, что его ищут французы. Келли исчез. Больше Люсьен не видел его и ничего о нем не слышал.
— Милорд?
Он в изнеможении открыл глаза, но попытался скрыть это, когда обернулся через плечо с вопрошающим видом. Лили, самая красивая из нанятых им куртизанок, прислонилась к стене в призывной позе.
— Вам что-нибудь нужно? — сухо осведомился Люсьен.
— У вас обеспокоенный вид. Я подумала, что вам, наверное, нужно общество. — Лили, гипнотизируя его взглядом сирены, пробежала пальцами по оборчатому вырезу своего платья.
Отойдя от стены, она с томным видом направилась к Люсьену.
Его взгляд скользнул по ней, во взгляде этом был голод настолько глубокий, что насытить его такие, как она, были не в состоянии.
— Лили, соблазнительница вы эдакая, — проговорил он заученным праздным тоном, — вы же знаете, что я не смешиваю дело с развлечением.
Люсьен напрягся, когда она положила руки ему на плечи и обошла вокруг его стула. Он вгляделся в ее лицо; Люцифер был в опасном настроении.
Она обвила его шею руками.
— Как вы всегда говорите, милорд, правила существуют для того, чтобы их нарушали!
— Но не мои правила, крошка.
— Что бы там ни случилось, я могу сделать так, что вам полегчает. Все, что от вас требуется, — это лечь и позволить мне ублажать вас. Возьмите меня к себе в постель, когда покончите с делами. — Она поцеловала его в щеку и прошептала: — Это будет бесплатно.
И она принялась целовать его в шею и ласкать, а он сидел равнодушный, как камень. Потом Люсьен закрыл глаза. Дрожь вожделения пробежала по его телу, но в голове у него была только Элис Монтегю. «Вот что такое любовь, Люсьен. Вот что она делает!» «Господи, ну кто говорит о любви в наше время или хотя бы верит в нее?» — подумал он, в то время как запах шлюхи наполнял его ноздри — мускусный аромат пота, перебиваемый тошнотворно-сладкими духами. Люсьен прекрасно понимал, как можно уронить свое достоинство просто для того, чтобы оказаться в чьих-то объятиях на всю ночь, но он не хотел алкать того, чего не существует. Любовь — это для поэтов, а надежда — для дураков. Когда Лили стала с профессиональным умением ласкать его поверх панталон, тело отозвалось мгновенно, но ум пребывал в отчаянии. «Боже, помоги мне», — подумал Люсьен, погружаясь в очевидную пустоту бессмысленного обряда. Больше он не мог этого выносить. Схватив куртизанку под мышки, он оттолкнул от себя ее руки и отстранился. Потом встал со стула и отошел к окну с красными стеклами, повернувшись к Лили спиной.
— Я привез из Лондона свою любовницу. Лили ничего не ответила, хотя он и чувствовал, что она оскорблена. Спустя мгновение он услышал, что она встала и вышла из комнаты — прошелестели ее юбки, простучали шелковые туфельки, — и Люцифер опять остался в одиночестве. Печально смотрел он сквозь красные стекла окон на изящные колонны и бассейн для забав. Говорят, что эти воды обладают целебными свойствами, но ему они никогда не помогали. Люсьен скрестил руки на груди, опустил подбородок и мысленно привел себя в порядок, потому что ночная работа еще не закончена. Единственная женщина, с которой он согласился бы разделить этой ночью ложе, была Элис Монтегю. Но она, руководствуясь несокрушимым здравым смыслом, отвергла его домогательства.
Вернулся Толберт, они расспросили Леонидовича — и ничего не узнали. Когда расспросы подходили к концу, появились Марк и остальные молодые люди — с пустыми руками. Ролло Грин ускользнул от них. Они расстались почти на рассвете, выполнив свой долг, молодые люди направились в бункер, устроенный на военный манер рядом с конюшнями, а Люсьен, совершенно измученный, ушел, в конце концов, из Грота и вернулся в тихий спящий дом.
Вскоре после этого он вошел в свою просторную элегантную спальню и направился к восточному окну, снимая через голову рубашку. Раздевшись в жемчужно-серой полумгле, он лег в постель, слишком усталый, чтобы снять покрывало. Люсьен решил поспать хотя бы два часа до наступления дня, но стоило ему закрыть глаза, как появлялась отвратительная физиономия Клода Барду, а иногда — смеющееся лицо Патрика Келли. Он отогнал оба мучительных видения, погрузившись в мысли о юной восхитительной Элис Монтегю. Ее робкая скептическая улыбка, которая появлялась так неохотно и оттого была еще более драгоценной, — эта улыбка даже сейчас казалась ему очаровательной. В ней была некая цельность и простота, действовавшие на него успокаивающе. Он начал расслабляться, смакуя воспоминания о том, как прикасался к ней, как его руки ощущали шелковую, нежность ее бедер, сладостную мягкость грудей. Вспомнил, как она удивилась, когда он испробовал ее теплые девственные губы. «Какая невинная», — подумал Люсьен. Ему доставляло удовольствие сознавать, что он прикасался к ней там, где никто еще не прикасался, что он первым поцеловал ее.
И пока он лежал в постели, его посетило дьявольское вдохновение, которое очень быстро приняло некие четкие очертания. Люсьен уставился в потолок широко раскрытыми глазами, потом резко сел, сердце его бешено забилось.
Нет, это нехорошо! Дурной, сумасшедший план — но ведь не первый же у него. Разве может умирающий с голоду отказаться от пиршества?
Другого шанса с Элис Монтегю у него никогда не будет. Это он должен понимать так же твердо, как и то, что женщина вроде нее может все изменить в его жизни. Если он встретит ее в Лондоне, она отвернется от него, как и всякая порядочная молодая барышня. Ведь Элис знает его только как Дракона, вождя языческого культа. Даже если он попытается обратиться к ней самым приличным образом, Кейро, ее ревнивая опекунша, никогда не позволит ему близко подойти к девушке после нынешней ночи. Хуже того, понял Люсьен, в Лондоне Элис непременно встретится с Деймиеном, а в сравнении с братом он, Люсьен, будет выглядеть еще отвратительнее. Вряд ли он сможет это вынести.
Несколько ошеломленный тем, как сильно поразил его собственный возмутительный план, он снова опустился на кровать и, сложив руки за головой, начал искать ответы в темноте. Осмелится ли он попробовать?
Она рассердится. Ей это не понравится, но она сама виновата — возразила порочная часть его сознания. Элис по собственной воле проникла туда, где ей не место. Она явилась к нему в дом, в его жизнь, и теперь он не выпустит ее, пока не получит удовлетворения. Люсьен знал, что она собиралась уехать рано утром, но он этого не допустит. Может быть, таинственная связующая нить, которую он ощущал между ними, была ничем, а может быть, это его спасение.
Задумчиво повернув голову на подушке, Люсьен посмотрел в окно спальни на отдаленное свечение рассвета на горизонте. Ему показалось, что солнечный восход цвета золотого пламени в точности повторяет цвет ее волос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен



Одна из лучших книг, прочитанных мной на этом сайте!!! Всем советую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKatrin
8.09.2011, 11.28





Хороший роман 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТая
2.04.2012, 21.17





Super! Eta 2-oy roman iz semi (saqa o semyi Nayt). Chestnoye slovo, kak budto 1-iy (Blublenniy gercoq) i 2-oy roman pisali sovsem razniye avtorri))) Moy pilkiy lord na mnoqo luchshe!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAfa
21.06.2012, 15.19





Ne ploxo! Mojno pochitat'!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAndreevna
1.04.2013, 23.44





Ггерой вызывает отрицательные эмоции. Дальше 3 главы даже читать не захотелось.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЛЕНА
26.07.2013, 18.20





Мне понравилось. Читайте.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленКэт
11.01.2014, 20.03





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





очень понравился роман! интересно выстроена сюжетная линия, ггерой-превосходен, и главное- не боится свою любовь признать,и не строит из себя мачо, которому кроме тела от женщины ничего не нужно.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленJane
28.02.2014, 16.26





Замечательно! Чувства переполняют! 10 баллов.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТаня Д
5.04.2014, 19.43





Ничего. Можно почитать. Мне понравился. 9б.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленleka
6.04.2014, 13.21





Понравился роман! И язык, и сюжет, и герои, и развитие событий. Самый огромный плюс романа - это герой. Он, выросший в тени своего брата-близнеца, посвятивший всю жизнь войне, потому что брат захотел сделать военную карьеру, видевший все ужасы войны, но в один момент ушел из полка, чтобы помогать стране и брату на другом неблагородном и неблагодарном поприще - шпионаже. Все от него отвернулись, даже брат, ради которого он погубил себя и свое имя, ради брата, который побеждал в сражениях, с помощью донесений Люсьена. Герой выжил в плену, пережил жуткие пытки, сбежал, вот только страшной ценой - ценой смерти друга, которого сдал под пытками. Люсьен чувствует глубокую вину и она съедает его, разъедает душу. Он одинок, он мучается и страдает, а она его, подобно ангелу,она борется за его душу, спасает от самого себя и демонов, которые преследуют его. Для меня это беспроигрышный вариант: 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленNeytiri
5.06.2014, 15.09





Neytiri, вы все правильно сказали. Абсолютно с вами согласна. rnГг-ой действительно большой плюс в романе. Хотя, сначала он показался мне высокомерным, самонадеяным, но это была всего маска. Главное, он сумел довериться ей, понять, что он любит её, что он не может без неё, а самое главное раскрыться перед ней. Вот это я понимаю настоящий мужчина! Как же повезло гг-ни! Да вообще, все герои супер! Спасибо автору за эту чудесную книгу! Бросать все и читать! Ставлю 10.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленПросто Человек:)
20.07.2014, 17.13





Да согласна с последними коментариями, это самый лучший роман из серии о семьи Найт. Как всё таки жаль таких людей которые прошли войну и видели ад.Как тяжело им привыкнуть к нормальной жизни и у эитих братьев было неважное детство, что им пришлось перенести это просто не описать. Хорошая серия здесь захвачено всё и детство и молодсть и война и любовь со страстью. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленАнна.Г
24.03.2015, 17.39





Очаровательный роман,достоин высшей награды 10\10! невозможно оторваться от книги, шпионские страсти! Рекомендую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЭля
30.04.2015, 17.47





Интересный роман. 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленНастя
1.05.2015, 14.49





А меня бесит ГГня. Лезет туда, не зная куда, вся такая типа самая правильная... Что не мешает ей быть по сути обычным человеком и ханжой.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKotyana
19.11.2015, 16.04





потрясающий роман.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленвалентина
28.01.2016, 6.59





По мне, так роман совсем не супер, прочесть один раз можно. имхо
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.01.2016, 22.30





Этот роман тоже хорош.но мне из пока что прочитанных романов про семью Найт,больше понравился роман про Алека!))такой динамичный,такой чувственный.и потом меня бесило что ГГи обращались друг другу на ВЫ...
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленлала
6.04.2016, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100