Читать онлайн Мой пылкий лорд, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 156)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Мой пылкий лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Прошло три дня. Чудесных дня. Люсьен и Элис стали неразлучны. Если мир еще и существовал за пределами известняковых скал, которые окружали кольцом долину, они не желали об этом знать. Элис смирилась с его просьбой не задавать ему вопросов, Люсьен удерживался и не соблазнял ее, и вместе они обрели ненадежную радость, безыскусную, простую и чистую. Их дни были озарены спелым светом осеннего солнца и заполнены сельскими занятиями: рыбной ловлей, верховой ездой, охотой на фазанов и зайцев. Они питались дарами земли и пировали, как земные короли, среди изобилия осени, пили много вина и допоздна разговаривали до хрипоты, сидя перед камином. Иногда играли в шахматы. Иногда читали стихи. Во вторник пошел дождь, поэтому они сначала весело играли в кегли в старом пыльном бальном зале, а потом исследовали хаотичный дом, выстроенный в эпоху Тюдоров, потому что Люсьен сам еще не видел всех его спален. Или просто сидели, обнявшись в дружеском молчании, глядя друг другу в глаза, и каждый размышлял о тайне другого и об узах, которые все крепче их связывали. А ведь они могли и не встретиться, думала Элис.
Она уже не представляла себе, как жила до Люсьена. Должно быть, спала, как принцесса в сказке, ожидая, когда его поцелуй разбудит ее. Ей казалось, что Люсьен всегда был ее частью — в ее крови, в ее сердце. В среду ночью она полулежала на кожаной кушетке в сумрачной библиотеке, голова ее покоилась у него на коленях, а он пел ей на ночь и гладил волосы. Последней ее мыслью перед тем, как задремать, было, что она непоправимо, безнадежно влюбилась. Радость от этого омрачалась только кружащимся подземным потоком опасности, которую Элис ощущала в Ревелл-Корте и в его загадочном хозяине. Не задавай вопросов — и он не станет лгать.
Элис видела, что Люсьен привязался к ней, но сколько бы он ни уделял ей внимания, его склонность к порочным развлечениям ничуть не ослабла — уже начались приготовления к очередной вакханалии в Гроте. Привезли огромное количество вина. Элис видела, как на дворе одетые в черное стражники чистят свое оружие. Мысленные образы преследовали ее, нашептывая, что в Ревелл-Корте готовится нечто более темное и глубокое, нежели оргии в Гроте.
Элис не знала, подозревать ли Люсьена в преступной деятельности или в святотатственных занятиях, и что хуже. Спрашивать она боялась, опасаясь разрушить очарование их крепнущей любви и страшась разбудить опасную сторону характера Люсьена, с которой она столкнулась в первую ночь в комнатушке позади драконьих глаз. Он был прекрасным возлюбленным, если только она ему не перечила. И это было единственным правилом, единственной запретной темой. Терзаемая страхами, Элис мерила шагами свою комнату, а Люсьен занимался фехтованием в студии с бандой молодых повес, у которых были такие же холодные глаза, как и у него в минуты опасности. Накануне она дружески поболтала с ними, но вскоре обнаружила, что пытаться получить у них какие-либо сведения бесполезно. Элис так и не разобралась в их роли.
Для слуг они были слишком благородны, для друзей Люсьена — слишком молоды. Казалось, они как-то связаны с Гротом.
Ей так и хотелось крикнуть: «Черт побери, зачем он вообще устраивает эти приемы? Зачем расточает деньги, время и пятнает свое доброе имя такими безобразиями?» Все это совсем не подходит тому человеку, которого она знает.
«Доверьтесь мне», — сказал он. Элис не в первый раз напомнила себе об этом. Тот Люсьен Найт, которого она знает, человек остро чувствующий, человек большого ума и силы. Ей приходилось воздерживаться от окончательного суждения, пока Люсьен сам не расскажет ей обо всем. Если бы ему действительно хотелось обмануть ее, он выдумал бы какую-нибудь неправдоподобную историю, но Люсьен слишком уважал ее, чтобы запугивать.
Во всяком случае, конец недели, которую они договорились провести вместе, приближался. Расстанутся ли они? Или останутся вместе? Элис не знала, сможет ли остаться, если он не ответит на ее вопросы. Даже если он начал подумывать о женитьбе, она не готова провести всю жизнь в неведении касательно его занятий. Неопределенность ее положения и восторг, охватывающий ее в его присутствии, были мучительны до головокружения. Конечно, нельзя терпеть, что ее держат в неведении, но ведь она не хотела отказаться от него. Теперь Элис поняла Кейро. Любая женщина может пристраститься к этому человеку, как больной — к каплям опиума.
Изо всех сил цепляясь за надежду, Элис отбросила свои страхи и поспешила в студию. Ведь ничто не могло быстрее прогнать ее страхи, чем его улыбка! Она смотрела, как Люсьен тренируется, и изнемогала от желания при виде его впечатляющей мужской красоты. Но при этом, глядя на головокружительную быстроту, с которой двигалась его шпага, и видя волчье выражение на его лице, она думала — коль скоро это всего лишь тренировка, почему же Люсьен сражается с таким бешенством? Если бы кто-то из молодых людей бился с ним один на один, Люсьен сделал бы из него фарш. Ясное дело, он борется с чем-то или с кем-то мысленно. Если бы только он мог ей открыться!.. Элис знала, что Люсьен страдает, но он не хотел говорить на эту тему. Она видела ненависть, которая веяла, как дым, в глубине его глаз, когда он порой сидел, устремив взгляд в огонь, погруженный в размышления. Элис научилась возвращать его из темноты, находившейся где-то в глубине его души, ласково втягивая в самые глубокие, томные поцелуи, на какие только была способна. Возможно, тревожившая его тайна и была источником всех секретов, стоявших между ними.
Возможно, думала Элис, глядя на Люсьена с глубоким, непристойным вожделением, если она свободно отдастся ему, он отплатит ей доверием. Безрассудство такой сделки смущало ее, она чувствовала, что вслепую борется за спасение его души.
Под руководством учителя Люсьен выиграл очередной бой, вытер лоб тыльной стороной руки и снова бросился в атаку.
***

Люсьен понимал, что Клод Барду подбирается к нему. Не знал как, но какое-то шестое чувство, выработавшееся за годы искусного маневрирования в тылах врага, подсказывало ему, что буря приближается. По мере того как шли дни в обществе Элис, он осознавал, что его жизнь разделилась на две половины — темную и светлую. Люсьен очень долго существовал в сером мире полутеней, но теперь больше не мог в нем оставаться. Скоро придется сделать выбор. Ее свет был единственным, что удерживало его от того, чтобы избрать темноту и сразиться с Барду его же оружием — злом, ее любовь удерживала Люсьена на грани, не позволяя переступить черту.
Одно он знал наверняка: ему до глубины души претила ложь. Он жаждал рассказать ей все, но его страшило, как она к этому отнесется. Как может он рисковать потерять ее, когда теперь только Элис удерживала его от саморазрушения?
Каждое мгновение с ней было великолепным, хрупким даром, подобным красоте солнечного света, сияющего сквозь каплю росы. Люсьен мечтал сделать Элис счастливой, но у него оставался грозный долг перед его страной, и еще он должен был отомстить за человека, в чьей смерти повинен. И вот одновременно с тем, что он впервые в жизни постигал науку любви, Люсьен занимался безжалостным предательством, тайком, за ее спиной, расставляя ловушки для мужчин и женщин, которых он заманивал, пользуясь их пороками — какими угодно, лишь бы они помогли ему добраться до Клода Барду.
В четверг к вечеру Люсьен закончил писать письма в своем кабинете на чердаке, высоко над Ревелл-Кортом, потом пошел искать свою прекрасную компаньонку. Он нашел, ее на первом этаже, в большом салоне, обставленном в сельском стиле. Элис сидела в обществе пятерых молодых повес. Она старательно делала рисунок углем — портрет Марка, а остальные молодые люди сидели вокруг, праздно болтали, шутили, пили кофе и похваливали ее за точность, с которой она их изобразила.
Люсьен незаметно остановился в дверях, со спокойным удовольствием глядя на нее.
— Я так и не поняла, почему у вас такие глупые прозвища, — размышляла она вслух, тщетно пытаясь выведать их тайны. Немного затенив на рисунке волнистые волосы Марка, Элис закончила портрет, осторожно разгладила лист и подарила его позировавшему.
Марк поднял брови.
— Мисс Монтегю, вы очень талантливы!
— Если бы я могла уговорить лорда Люсьена попозировать мне, — сказала она со вздохом и улыбнулась ему, когда он вошел в комнату.
— Я и так знаю, как выгляжу. У меня ведь есть брат-близнец, помните? — Он наклонился над ее креслом и тихонько погладил ее по плечу. Она в ответ пожала ему руку.
— Но вы — это вы. Вы — мой Люсьен. Другой меня не интересует. Разрешите мне нарисовать ваш портрет, — настаивала Элис, нежно поглядывая на Люсьена.
Он слегка вспыхнул, услышав ее ласковые слова, сказанные в присутствии посторонних.
— Право, разрешите, — с усмешкой подхватил Марк, показывая свой портрет. — Смотрите, как хорошо она меня нарисовала!
— Она даже сумела сделать из Толберта красавца, — заметил О'Ши. — Видит Бог, на это нужен незаурядный талант.
— Эй! — запротестовал Толберт.
— Да, Дракон, разрешите ей сделать ваш портрет, — весело вмешался в разговор Дженкинз. — Мы будем пользоваться им как мишенью, упражняясь в стрельбе.
— Соглашайтесь, побалуйте леди, — смеясь, понукал его Марк.
— Да, пожалуйста, пожалуйста, позвольте мне! — с умильным видом умоляла Элис.
Люсьен упирался, но он почти ни в чем не мог ей отказать.
— Ну ладно, — ворчливо сказал он наконец, потому что ему хотелось любым способом привлечь к себе ее внимание и ни с кем им не делиться.
Элис в восторге захлопала в ладоши, а юноши засмеялись. Она схватила его за руку и потащила позировать.
— Перестаньте-ка злиться, иначе я именно таким вас и изображу.
Люсьен вздохнул. Он согласился бы и быстрее, но на самом деле ему не улыбалось, что его будут изучать так внимательно при свете. Теперь же его заинтересовало, как она видит его — кто он в ее глазах.
— А вам, джентльмены, разве нечем заняться?
Юноши с понимающим видом усмехнулись и оставили их вдвоем, поблагодарив Элис еще раз и затворив за собой двери гостиной.
— Так лучше, не правда ли? — прошептал Люсьен.
— Они очень сговорчивы.
— А я очень жаден, я хочу вас только для себя.
— Бедная я, — задумчиво пошутила Элис, садясь на оттоманку и раскладывая свои рабочие инструменты. Она сдула с уголька крошки и принялась изучать Люсьена, но, заметив его пылкий взгляд, устремленный на нее, фыркнула с высокомерием знатной дамы. — Не пытайтесь искушать меня, Люсьен, — приказала она с важным видом, рука ее двигалась над листом. — Я работаю.
Он грустно улыбнулся и лениво развалился, перекинув руку через спинку стула, согретый осенним солнцем, проникавшим в гостиную через окна со средниками, убаюканный тихим царапающим звуком, который производил уголь, когда Элис легко прикасалась им к бумаге. Они провели в дружелюбном молчании четверть часа.
Позволив своему взгляду по-хозяйски скользить по ней, Люсьен впитывал в себя красоту ее лица, пока Элис сидела в луче солнечного света. Конечно, в характере ее есть что-то соответствующее этим рыжеватым прядям. Ее светлые брови вытянулись в ниточку, пока она работала. У нее роскошные ресницы и кобальтового цвета глаза, разрушительно действовавшие на него. На щеках тонкого, аристократического лица проступали светлые веснушки. Груди — само совершенство, а восхитительно выгнутые бедра просто созданы для вынашивания детей. Его детей.
Господи Боже, он никогда не думал, что до такой степени подпадет под ее очарование! Это пугало его. Он, кажется, не может себя остановить. Внезапно Элис подняла на него глаза, потом наклонила голову, внимательно рассматривая.
— Что-то не так.
Люсьен напрягся, сразу же почувствовав себя виноватым, не понимая, о чем она говорит. А Элис отложила уголек и блокнот; вытерла руки тряпкой и подошла к нему.
— Что такое? — смущенно спросил он. Она дернула его за галстук.
— Вот это и это, — сказала Элис, потянув его за рукав куртки. — На вас слишком много одежды.
— Охо-хо, — настороженно пробормотал Люсьен с усмешкой.
— Вы не могли бы снять с себя кое-что?
— Для искусства — что угодно, — ответил он, сдерживая сердцебиение.
— Лучше дайте я это сделаю. — И, бросив на него игривый взгляд, Элис принялась развязывать галстук.
Люсьен откинулся к спинке стула с ленивой полуулыбкой.
— Делайте со мной что хотите.
— Так я и собираюсь поступить. — Элис раздвинула ему ноги и стала между ними, потом медленно стянула развязанный галстук, расстегнула куртку и избавила его от нее. Наклонившись вперед, чтобы помочь ей, он коснулся лицом ее груди. Она отодвинулась, перекинув его куртку через руку.
Чуть не задыхаясь от ожидания, Люсьен смотрел на ее бедра, на изящные очертания спины, когда Элис нагнулась, чтобы аккуратно положить его куртку на ручку соседнего кресла.
— Вы довольны? — спросил он.
— Еще нет. — Она повернулась, покачала головой и снова направилась к нему. Не говоря ни слова, Элис снова скользнула между его ног и, протянув руку вниз, чуть не грубым жестом вытащила его рубашку из брюк.
Люсьен мрачно улыбнулся. Господи, какое волнение она в нем вызывает!
Элис расстегнула все пуговицы на его рубашке снизу доверху, потом стянула рубашку с его плеч, лаская его при этом. Он смотрел на нее, охваченный возбуждением, на все согласный. Он был тверд, как камень. Сняв с него рубашку, она наклонилась и поцеловала его в плечо, потом медленно провела губами, целуя, от плеча до шеи. Он откинул голову, его пульс бешено бился там, где задержались ее губы. Она провела своими нежными руками по его бокам и груди, погладила плечи, провела пальцами по волосам, порабощая своими пылкими прикосновениями.
Обхватив его своими нежными руками, Элис на мгновение обняла его, потом поцеловала в лоб.
— Вы красивый мужчина, Люсьен Найт, — прошептала она.
Схватив ее за запястье, он отпрянул.
— Когда же, Элис? Сколько мне еще ждать?
Она окинула его лицо настороженным взглядом и изящным движением высвободилась из его рук.
— Это как сказать.
Люсьен смотрел на нее, ожидая указаний, поскольку она снова уселась на оттоманку.
— Боюсь, что, если я лягу с вами, вы решите, что я такая же, как Кейро.
— Видит Бог, никогда!
Элис спрятала взгляд за ресницами и задумалась.
— Люсьен!
— Да?
— Что, если я соглашусь? — Она взмахнула ресницами и тут же встретилась с его непроницаемым взглядом.
— Что случится? — повторил он и помолчал немного, пытаясь найти достойный ответ. «Следи за собой — не отпугни ее. Во имя Господа, скажи то, что нужно!»
— Да.
Все его тело завибрировало, когда Люсьен, поразмыслив, понял, что Элис думает, не отдаться ли ему.
— Ну, на мгновение вам станет больно, милая, а потом вы изведаете огромное наслаждение.
— А после наслаждения? — воскликнула она, наполовину спрятавшись за своим блокнотом.
— После? Ну, — Люсьен самоуверенно усмехнулся, но сердце у него предательски сжалось, — наверное, мне придется на вас жениться.
Элис выглянула из-за края блокнота.
— Придется?
— Ах, Элис, — грустно проговорил Люсьен, смягчая голос, — вы же знаете, что я по вас с ума схожу.
— Значит, вы делаете мне предложение? Люсьен долго смотрел на нее с гулко бьющимся сердцем.
— Полагаю, что да. А почему бы и нет? — Он с трудом сглотнул. — А что вы? То есть, хотите ли вы?
— Напомните еще раз, на скольких языках вы говорите?
Люсьен нахмурился.
— Вы, возможно, уже получили дюжину предложений — и я уверен, что мое считаете самым худшим из всех.
— Да, определенно так, — согласилась Элис, кивая.
— Но я-то пытаюсь сделать предложение в первый раз, так что прошу вас, сударыня, потерпите.
— Конечно, — серьезно ответила Элис, закусив губу, чтобы скрыть насмешливую улыбку.
Он сузил глаза.
— Ах вы, маленькая ведьма. — Люсьен встал, подошел к ней и, наклонившись, крепко поцеловал. Потом, заботливо нахмурившись, стер угольное пятно с кончика ее носа. — Даже и не думайте сказать «нет». Я знаю, что вы этим славитесь, но сейчас вы разговариваете со мной, — добавил он, бросая на нее суровый взгляд.
— С порочным лордом Люсьеном?
— С ним самым. — Он заметил ее рисунок и замолчал, пораженный сходством. — Ну, скажу я вам! — Люсьен схватил рисунок за уголок и повернул так, чтобы получше рассмотреть, но Элис оттолкнула его руку.
— Не смотрите!
— Как хорошо, — сказал он под сильным впечатлением.
— Я еще не закончила, — пробормотала Элис, приблизив лист к себе и стараясь не смазать рисунок.
Люсьен находил ее очаровательной, даже когда она упрямилась. Он ласково поднял ее подбородок кончиками пальцев и заглянул в глаза.
— Посмотрите-ка сюда. Если мы поедем в Шотландию в субботу после того, как уедут мои гости, к среде мы будем обвенчаны.
Элис широко раскрыла глаза.
— В Шотландию!
— Ну да, в Гретна-Грин.
— Побег? — Она отодвинулась от его легкого прикосновения и посмотрела на него с отвращением.
— Ну конечно, — ответил Люсьен, снова теряя уверенность.
Элис, изменчивая, как погода в Англии, вдруг напустила на себя чопорность.
— Идите сядьте, — указала он на стул, где он только что сидел, и бросила на него уничтожающий взгляд.
Люсьен с вызовом свел брови, но сделал, как она велела.
— Состарившись, вы превратитесь в ужасную леди-дракона.
— А вы — в похотливого старого козла.
— Я понимаю, что особое разрешение предпочтительнее, но епископ никогда мне его не даст, — пробормотал Люсьен. — Он считает меня антихристом.
— А что насчет традиционного способа? С оглашением в церкви? — надменно спросила Элис. — Или вы не склонны к таким вещам?
Люсьен покачал головой и усмехнулся:
— Это годится для крестьян. — На самом деле он содрогнулся при мысли о том, что его имя будет объявляться в приходе в течение трех недель кряду. А ведь Клод Барду, пожалуй, уже разыскивает его.
— Понятно. — Элис, вздохнув, села, оперлась подбородком о кулачок и внимательно посмотрела на Люсьена. — Наверное, может быть и худшая участь, чем венчание в Гретна-Грин, что наводит меня на следующий вопрос.
— Да?
Она выпрямилась, уперлась локтями в согнутые колени и слегка сжала руки. Лицо ее сильно порозовело, она устремила взгляд в пол и медленно заговорила:
— А что, если будет ребенок?
Люсьен с ошеломленным видом уставился на нее. Сидевший в нем холостяк тут же мысленно бросился прочь, выкрикивая страшные проклятия, призывая его убираться, покуда можно, но странная, легкая улыбка внезапно откуда-то появилась на его лице. Он внимательно смотрел на Элис, заинтригованный.
— Черт меня побери, но ведь я думаю, что это совсем не плохо. А вы?
Когда слезы показались у нее на глазах, Люсьен понял, что его вопрос задел ее за живое, но что-то подсказало ему, что то были слезы радости.
— А вы бы хотели этого, Элис? Чтобы несколько малышей путались у нас под ногами?
Она бессвязно всхлипнула и закрыла рот рукой.
— Конечно, вы бы хотели, — прошептал он, все поняв. — Вы же потеряли практически всю вашу семью. Вот чего вы хотите больше всего остального, да? Получить собственную семью?
Элис чуть не расплакалась. Он подошел к ней, будучи не в состоянии оставаться на месте. Став на колени рядом с ее стулом и закрыв глаза, Люсьен привлек ее в свои объятия.
— Вы так дороги мне, — прошептал он. Она отодвинулась, быстро вытерев слезы.
— Я знаю, что вы любите ваши приемы. Я не думала, что вы хотите иметь дело с детьми.
Легким поцелуем Люсьен остановил ее тревожные слова, а потом потерся носом о ее нос.
— Разве вы не понимаете, что я должен быть там же, где вы? Если вы будете с нашими детьми, значит, и я буду там же. И потом, — он нерешительно заглянул ей в глаза, — я знаю, что это значит, когда отец ведет себя так, словно тебя не существует. Я бы никогда так не поступил со своим ребенком. — Люсьен замолчал и покачал головой. — Господи помилуй, просто не верится, что я это сказал.
— Вы серьезно?
— От всего сердца. — Он погладил ее по руке. — Я буду дарить вам по ребенку каждый год, если это сделает вас счастливой. Можно начать сейчас же. Какой сейчас день вашего цикла?
— Люсьен!
— Не смущайтесь. Мне вы можете сказать. Я, видите ли, в свое время чуть не стал врачом. Итак?
— Ах, это начнется через день-другой.
— Жаль, — сказал он с лукавой улыбкой, — это неподходящее время для зачатия.
— Я так счастлива, что вы думаете так же, как и я.
Он поцеловал ей руку.
— Но, Люсьен, есть только одно затруднение.
— Какое же, милая? Положитесь на меня. Я все улажу, — прошептал он. — Мы уже почти там.
Она заглянула ему в глаза.
— А вы разрешили бы вашим детям увидеть то, что происходит в Гроте?
Самоуверенная улыбка сползла с его лица.
— Люсьен, я не приемлю мужа, который наполовину является для меня незнакомцем. Вот мое контрпредложение. Сделайте для меня три вещи, и я непременно выйду за вас замуж без всяких колебаний. Во-первых, объясните мне, что здесь происходит. Я чувствую, что вас что-то тревожит или вы, возможно, даже вовлечены в какую-то преступную деятельность.
— Так вы думаете, что я преступник?! — чуть ли не закричал Люсьен, вскакивая на ноги.
— Итак?
— Элис!
— Люсьен, по всему вашему поместью расставлены вооруженные люди! Никакому честному человеку не нужно столько охраны.
— Черт побери! — Тридцать один год он выступал против условностей и натягивал нос традициям, а теперь все это взыграло в нем, и он настороженно смотрел на нее, ошарашенный ее неуместными требованиями. — Как вы смеете? — осведомился Люсьен в высокомерном гневе. — Неужели вы вообразили, будто я нуждаюсь в том, чтобы вы распоряжались моей жизнью?
Элис вздрогнула и опустила глаза.
— Я пытаюсь вам помочь.
— Помочь? Вы пытаетесь наложить на меня свою кошачью лапку, но у вас ничего не выйдет. Если вы не можете принимать меня таким, какой я есть, стало быть, мы напрасно теряем время.
— Ах вы, несносный!.. Говорите, что одиноки, но ни за что не желаете выйти из вашего укромного местечка, чтобы быть со мной! А ведь вы вполне могли бы сделать так, если бы попытались!
— Охрана здесь затем, что у меня есть враги. Это еще не значит, что я преступник.
— Враги, способные прибегнуть к насилию? Люсьен фыркнул.
— А вы что же, думали, я трачу столько времени на тренировки в студии ради собственного удовольствия?
— Вам грозит опасность, Люсьен?
Он тяжело вздохнул, и сердце у него сжалось, когда он увидел, как она побледнела.
— А ваша семья не может вам помочь? Деймиен или Хоксклифф?
— Не нужно бояться, Элис, я в состоянии сам за собой присмотреть — и за вами тоже. Моя семья не имеет к этому никакого отношения. Пожалуйста, сообщите мне остальные ваши требования. Мне не терпится их услышать.
— Я хочу, чтобы завтра ночью вы в последний раз устроили сборище в Гроте, а потом распустили всю компанию. Я не хочу, чтобы эти ужасные люди присутствовали в жизни наших детей, если мы будем вместе. И наконец, я хочу, чтобы вы помирились с Деймиеном. Я знаю, что вы очень переживаете ваше отчуждение.
— Все это очень мило, но мой ответ — нет.
Элис отбросила свой блокнот и вскочила на ноги, потом, холодно и негодующе глядя на Люсьена, скрестила руки на груди.
— А что будет, если я топну ногой? Что будет, если я скажу, что не лягу с вами и не стану вашей женой, пока вы не закроете Грот и не поклянетесь никогда больше не приглашать этих чудовищных людей в Ревелл-Корт?
Последовало долгое молчание. Люсьен обдумывал ее ультиматум.
— Я бы сказал, что такая проделка достойна Кейро. Та Элис Монтегю, которую я люблю, не принадлежит к женщинам, использующим свое тело, чтобы добиться желаемого.
Ее глаза широко раскрылись от удивления.
— Итак? — высокомерно спросил он.
— В-вы только что сказали, что любите меня.
— И что же?
Она молча смотрела на него, слегка раскрыв губы, но не взяла обратно своих слов. Вместо этого Элис сказала слабым голосом:
— Пожалуй, вы немного поторопились с этим?
При этом ее вопросе в нем умерла какая-то маленькая уязвимая часть его души. Он посмотрел на нее, и в глазах его мелькнула боль.
— Пожалуй, что так.
Люсьен бросил на нее тяжелый взгляд и отвернулся, чтобы скрыть свое унижение, и принялся собирать одежду, которую она сняла с него. Набросив белую рубашку на левое плечо, он прошел мимо нее к двери. Может, она и не любит его — он того и не заслуживает, — но когда, она смотрела, как он идет мимо, с испуганным выражением на лице, Люсьен отчетливо понял, что он вызывает у нее желание. По крайней мере, этого он добился — как обычно. Уходя, Люсьен с силой захлопнул за собой дверь.
***

Черт бы побрал эту женщину!
«София Вознесенская — это какая-то волчица», — думал Ролло. Она следила за ним неустанно всю дорогу из Лондона, хотя он и ехал кружным путем. После того как за ним, точно за лисицей, шли по пятам целых два дня, Ролло Грин решил, что ему повезло, когда он оказался на одну деревню дальше ее, мчась под взвихренным, мраморно-серым небом. Пальцы у него были красные и в ссадинах, они торчали из перчаток, когда он наполнял флягу свежей водой из местного источника, а потом пошел в таверну и купил там джину, чтобы согреть внутренности и подкрепить нервы. Он мешкал, сколько посмел, прежде чем опустить свой бедный, покрытый синяками зад на скрипучее седло. Пустив лошадь по главной торной дороге, Ролло нервно обернулся через плечо и возблагодарил Господа за то, что этой рослой валькирии с темными миндалевидными глазами нигде не видно, что она не несется вслед за ним по дороге на своей длинноногой серой лошади.
Пустив жеребца в карьер, Ролло покачал головой и преисполнился отвращением к самому себе, вспомнив, как глаза у него чуть не выскочили из орбит, когда он впервые с наслаждением устремил их на роскошную фигуру Софии. Это произошло за несколько дней до того, как он заметил холодный, мертвенный взгляд ее глаз. Он подумал было привлечь ее на свою сторону и попробовать убедить ее вместе с ним бросить Барду, но она слишком боялась своего любовника-француза, чтобы попытаться это сделать. Поэтому Ролло ничего не оставалось, как бежать от этой женщины ради спасения собственной жизни. Это все же лучше, чем бежать от самого Барду.
Он считал, что София, вероятно, поняла, куда он стремится — в Ревелл-Корт. Ролло быстро сообразил, что ему не добраться до своих начальников вовремя с сообщением об ужасном плане Барду, но понимал, что должен что-то сделать. Он не хотел видеть, как женщины и дети будут разорваны в клочья в разгар ежегодного праздника огня. В отчаянии он решил обратиться к Люсьену Найту. За несколько дней до того Ролло получил от Люсьена записку, в которой тот просил его о встрече; без сомнения, Люсьен уже знал, что что-то назревает. Ролло собирался проигнорировать эту встречу, но передумал, узнав о разрушительных планах Барду.
И теперь Люсьен оставался его единственной надеждой. Только он может выслушать такого неудачника, как Ролло Грин. И только он способен воспрепятствовать Барду устроить в Лондоне взрыв в Ночь Гая Фокса. Ролло уповал на то, что ему удастся добраться до Люсьена прежде, чем этот русский ангел смерти настигнет его.
Положившись на божественное провидение, он пришпорил усталую лошадь.
В ту ночь Люсьен сидел у себя в спальне, уставившись в окно на темный горизонт и звездный небесный свод, и размышлял, чувствуя боль и возмущение из-за того, что так унизился перед Элис. В ослеплении он и не заметил, как за последние дни девушка стала ведущей в их отношениях. Вся их связь началась по его прихоти, ради его удовольствия, но теперь соблазнитель оказался в роли соблазненного. Ей что, нравится, когда он стоит перед ней на коленях?
Если бы только она сказала, что любит его, тоскливо думал Люсьен, потирая грудь. Но его маленькая художница с ее невыносимой честностью скорее будет страдать от сознания того, что она его ранила, чем успокоит его чувства ложью. И это ее свойство он уважает. И все же — возможно, он принимает желаемое за действительное — Люсьен не мог не чувствовать, что он ей дорог. Так он сидел и боролся с самим собой до тех пор, пока внезапно не решил пойти и все выяснить.
Он допил для куражу бренди, встал и вышел. Шагая по тускло освещенным лабиринтам коридоров, Люсьен ощутил давящую тишину Ревелл-Корта.
Он не мог принять эту неопределенность, это внутреннее смятение. Люсьен терпеть не мог чувствовать себя уязвимым. Это противоречило знаниям, полученным на войне, — постоянно быть настороже, не давать волю чувствам. Если она не желает быть с ним всегда, он не станет продлевать свои страдания, он просто отошлет ее утром в Гленвуд-Парк к ее драгоценному Гарри.
Стоя на пороге ее спальни, Люсьен протянул руку к дверной ручке и понял, что это мгновение решит их судьбу. Он добровольно отдал ей ключ, и теперь от нее зависит, впустит она его или нет.
Холодный пот выступил у него на лбу. Люсьен закрыл глаза от мучительного страха, сердце его гулко билось. «Господи, прошу тебя! Мне это нужно». То был жест отчаяния, Люсьен слепо ухватился в темноте за ее любовь, протягивая руки из самой глубины своего ужасного одиночества. И если она не впустит его, вряд ли у него когда-нибудь хватит смелости еще раз протянуть кому-нибудь руку.
Подготовив себя к худшему, Люсьен сжал дверную ручку, и незапертая дверь, скрипнув, открылась в ее темную, освещенную луной комнату.
Когда скрипнула дверь, Элис приподнялась в кровати, сердце у нее неистово забилось. Она поняла, скорее, почувствовала, что это Люсьен стоит в дверях. Она ждала, что он будет делать. Люсьен перешагнул одной ногой через порог и замер.
Элис окинула его взглядом, ощутив спазм желания. Его черные панталоны обрисовывали каждую линию длинных ног. На нем не было ни куртки, ни жилета, ни галстука. Белая рубашка была расстегнута у шеи, рукава закатаны. Он показался ей устрашающим и неумолимо прекрасным.
Элис медленно стала на колени. Она увидела, как он дрожит, она просто ощущала его вожделение. Элис знала, зачем он пришел, и понимала, что, если сейчас она его оттолкнет, он никогда больше не вернется. Не говоря ни слова, она протянула к нему руку.
Люсьен не пошевелился.
— Войдите, — прошептала она. — Идите ко мне.
Казалось, его настороженный взгляд охватил ее всю, потом, через мгновение, он беззвучно закрыл за собой дверь и крадучись направился к ней. У кровати Люсьен, подбоченившись, остановился, и при свете луны, при слабом красноватом отблеске полупотухшего огня в камине Элис увидела в его глазах бушующую страсть.
— Мне не следовало требовать от вас слепого доверия, поскольку мы оба знаем, что я этого не достоин, — напряженным голосом сказал он. — Я закрою Грот, как только это станет возможным. Я не могу объяснить, только не покидайте меня.
Она протянула руку и обхватила его сильный подбородок. Он прижался щекой к ее руке, потом поцеловал запястье.
— Люсьен, — прошептала Элис, — мне не следовало притворяться, будто моя любовь к вам зависит от всех этих вещей. Это не так. Простите, что я причинила вам боль. Я люблю вас. И я вас хочу.
С тихим сдавленным стоном Люсьен схватил ее в объятия, впившись в ее губы бурным поцелуем. Элис подчинилась, отдавая ему себя полностью, без оглядки. Затаив дыхание, она ждала, пока он стянет с ее плеч лямки ночной сорочки и обнажит груди. В эту осеннюю ночь кожа у нее была прохладной, но его губы обжигали, они жадно обхватили ее сосок. Затуманенная страстью, Элис гладила его блестящие черные волосы.
Его рука прижалась к ее ноге, потом углубилась между бедрами, жарко, восхитительно нажимая на них. Элис сняла с него рубашку. Кожа его пылала, волосы разлохматились. Она почувствовала, как сильно бьется у него сердце, когда гладила его великолепный торс. Ладонь ее скользнула ниже, к его плоскому животу, глаза следили за рукой. Она остановилась на талии, на поясе панталон, подняла вопросительный взгляд и встретила его обжигающий взгляд.
Она ждала, чувствуя, как дрожат у него руки, пока он расстегивал панталоны. Элис приспустила их ниже, потом рука ее скользнула в уже не облегающую одежду и обхватила его плоть, обнаружив, как ему хочется, чтобы к нему прикоснулись. Люсьен застонал. Она принялась его гладить, и он закрыл глаза от восторга. Левой рукой Элис обнимала его за шею. Вожделение в ней нарастало, она целовала его ухо, шею, плечи до тех пор, пока Люсьен не задрожал и быстро остановил ее, схватив за плечи.
— Лягте, — приказал он грубым задыхающимся шепотом.
Дрожа от желания, Элис подчинилась и закинула руки за голову. Люсьен поднял сорочку ей на бедра, осыпал их поцелуями, а потом прижался лицом к ее промежности. Элис напряглась, выгнулась, дрожа от немыслимого восторга, а он все целовал и целовал ее. Ей казалось, что она теряет рассудок, а Люсьен добивался, чтобы ее бедра двигались в одном ритме с ним. Задыхаясь от разнузданного наслаждения, она приподнялась на локтях и смотрела, как он ласкает ее тело. Просто невероятно, что она столько времени лишала себя этого! Если бы она только знала!.. Сердце у нее гулко билось, и ей казалось, что внутри у нее вот-вот разразится буря.
Когда Люсьен поднял голову, оставив ее неудовлетворенной, Элис подумала, что сейчас умрет. В диком восторге она смотрела, как он опускается на колени между ее ног. Люсьен склонился к ней, потом опустился, положив руки на кровать по обеим сторонам от нее.
В то мгновение, когда тела их соприкоснулись, когда Элис ощутила на себе тяжесть его мускулистого тела, ей показалось, что она в раю. Его грудь была влажной от пота. Он нашел ее губы и поцеловал. Элис крепко обхватила его за шею. Он снова принялся гладить ее между бедрами, так что, в конце концов, она просто опьянела от этих прикосновений. Люсьен стремительно освободился от панталон. Голый и скользкий, он устроился между ее бедрами; она инстинктивно сжала его ногами. Его гладкая плоть ласкала ее пульсирующее тело, увлажняясь от ее росы. Страстно поцеловав Элис, Люсьен погладил ее по щеке и по волосам, обхватил ее голову своей крупной, ласковой рукой. На мгновение он замер, глядя на нее, охваченную томным желанием, и в его сверкающих глазах проступила вся его обнаженная душа — теперь между ними больше не было никакого притворства. Молчание, окружавшее их любовь, казалось почти священным.
Обессилев от его чарующего взгляда, Элис шепотом произнесла его имя, голос у нее был хриплый от вожделения, она провела руками по его атласно-гладкой коже и стиснула его ягодицы, неистово и требовательно притянув Люсьена к себе. Тихо застонав, он дал ей то, чего ей так хотелось.
Его поцелуй был так глубок, так всеобъемлющ, что Элис не могла даже дышать. Люсьен остановился, а потом одним быстрым движением прорвался сквозь тонкую преграду ее девственности. Ее болезненный крик он заглушил поцелуем. Он напрягал все мускулы, чтобы не двигаться и дать боли утихнуть. Люсьен не отпускал ее и даже прервал поцелуй, чтобы погладить Элис по лицу, по волосам, его молчание умоляло ее и приказывало подождать и собраться с силами, чтобы ее тело приняло его. Постепенно он позволил ей отдышаться.
— Расслабьтесь, — отрывистым шепотом проговорил он. — Расслабьтесь ради меня, милая. Не бойтесь. Если вы расслабитесь, вам не будет больно. — И он снова и снова целовал ее. — Какая вы красивая, любовь моя. Бояться нечего. Теперь вы моя. Навсегда. Все мое — ваше. Мое тело, мое сердце, мое имя.
— Люсьен, мой темный ангел. — Элис обхватила руками его лицо. — Мне нужно знать ваши тайны.
Он некоторое время смотрел на нее, потом опустил ресницы и слегка покачал головой.
— Нет, не нужно, — пробормотал он, а потом наклонил голову и поцеловал ее.
Некоторое время он просто играл, забавляясь ее чувствами, легко трогая ее щеки и нос губами. Когда он вернулся к ее губам, она жадно раскрыла их, и ее язык встретил его язык в самом сладком из всех приветствий. Ее тело лихорадочно дрожало под ним.
Отсвет пламени мерцал на их общем силуэте. Люсьен наклонил голову и благоговейно поцеловал ее плечи и грудь, шепча слова любви, чтобы расслабить ее напряженное тело. Он гладил ее по волосам, по рукам, по бокам и по животу, осыпая легкими, изысканными поцелуями, и его чарующие губы мягкими и легкими прикосновениями теребили ее кожу. Наконец Элис почувствовала, что ее тело покоряется его воле.
— О Боже, — тихо простонала она, обхватив его руками, потрясенная тем, что снова испытывает наслаждение, ставшее теперь каким-то богатым и насыщенным. — Люсьен!
— Да, — прошептал он, — теперь вы знаете.
Охваченный преклонением, Люсьен смотрел на нее. Элис отдалась ему, и это вознаградило его за все. Ее кремовая кожа пылала, ее ресницы покоились на щеках с высокими скулами, пока она томно наслаждалась его медленными, терпеливыми ударами. Ее белокурые волосы рассыпались по подушке, шелковистые, точно нити, выпряденные из солнечных лучей. Люсьен любил ее волосы. Он все в ней любил.
Сплетя свои пальцы с ее пальцами, он завел ей руки за голову, наполняя ее рот неистовыми поцелуями, а сам пылко вжался между ее ног. Она застонала от наслаждения, высвободила руки и принялась его ласкать. Тело ее было гибким и изящным, прекрасные руки художницы скользили вверх-вниз по его крепким рукам. Элис провела пальцами по его волосам. Люсьен не забывал сдерживать свою бешеную страсть и думал о том, чтобы выполнять каждое ее желание. Он видел, как ее крепкие молодые груди подпрыгивают от его ритмичных ударов.
Ее руки скользнули по его бокам и обхватили его бедра с нарастающей настойчивостью; он увидел легкую гримасу на ее изящном лице и мрачно улыбнулся, поняв, что она готова для большего. Он протянул руку вниз и легко погладил средоточие ее женственности. Элис застонала и приподнялась, будучи наконец-то в состоянии принять его целиком. На мгновение он замер в таком положении, упиваясь невыносимым наслаждением от ее узости. Она обвила руками его шею и тихо шепнула ему на ухо:
— Я люблю вас.
Люсьен изумленно посмотрел на нее.
— Ах, милая моя! — резко проговорил он. — Я тоже люблю вас.
Она выгнулась вперед и поцеловала его. Пока они ласкали друг друга, он утратил всякое представление о времени. Они двигались вместе, растворившись друг в друге. Элис стонала, корчилась под ним, стискивала его ягодицы и притягивала его к себе, к своим алчно поднимающимся бедрам.
— Боже мой, Люсьен, да, пожалуйста, — стонала она, и лицо ее сияло от блаженства.
— Все хорошо, ангел мой, иди ко мне, — выдохнул он.
Напрягаясь и вздымаясь так, что кровать ходила под ними ходуном, а комната, освещенная огнем камина, наполнилась стонами и нежными выкриками, они вместе достигли вершины страсти. Когда Люсьен почувствовал это, его охватило слепящее наслаждение. Он содрогнулся от глубокого освобождения, ему казалось, что он вложил в нее всю свою душу. Элис удовлетворенно обмякла, а он крепко прижал ее к сердцу, выжидая, пока она успокоится.
Потом осторожно отодвинулся и снова привлек ее в свои объятия. Долго лежали они молча, сплетя тела, глядя друг на друга. Элис гладила его по лицу и груди, а он запоминал каждую линию ее лица, накручивая на палец прядь золотистых волос.
— Гретна-Грин? — раздался, наконец, в темноте ее шепот.
— Гретна-Грин, — успокоил он ее и уверенно кивнул.
— Ах, Люсьен, все на самом деле будет хорошо?
С сонной улыбкой он приник к ней и поцеловал в лоб.
— Милая, все будет чудесно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен



Одна из лучших книг, прочитанных мной на этом сайте!!! Всем советую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKatrin
8.09.2011, 11.28





Хороший роман 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТая
2.04.2012, 21.17





Super! Eta 2-oy roman iz semi (saqa o semyi Nayt). Chestnoye slovo, kak budto 1-iy (Blublenniy gercoq) i 2-oy roman pisali sovsem razniye avtorri))) Moy pilkiy lord na mnoqo luchshe!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAfa
21.06.2012, 15.19





Ne ploxo! Mojno pochitat'!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAndreevna
1.04.2013, 23.44





Ггерой вызывает отрицательные эмоции. Дальше 3 главы даже читать не захотелось.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЛЕНА
26.07.2013, 18.20





Мне понравилось. Читайте.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленКэт
11.01.2014, 20.03





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





очень понравился роман! интересно выстроена сюжетная линия, ггерой-превосходен, и главное- не боится свою любовь признать,и не строит из себя мачо, которому кроме тела от женщины ничего не нужно.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленJane
28.02.2014, 16.26





Замечательно! Чувства переполняют! 10 баллов.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТаня Д
5.04.2014, 19.43





Ничего. Можно почитать. Мне понравился. 9б.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленleka
6.04.2014, 13.21





Понравился роман! И язык, и сюжет, и герои, и развитие событий. Самый огромный плюс романа - это герой. Он, выросший в тени своего брата-близнеца, посвятивший всю жизнь войне, потому что брат захотел сделать военную карьеру, видевший все ужасы войны, но в один момент ушел из полка, чтобы помогать стране и брату на другом неблагородном и неблагодарном поприще - шпионаже. Все от него отвернулись, даже брат, ради которого он погубил себя и свое имя, ради брата, который побеждал в сражениях, с помощью донесений Люсьена. Герой выжил в плену, пережил жуткие пытки, сбежал, вот только страшной ценой - ценой смерти друга, которого сдал под пытками. Люсьен чувствует глубокую вину и она съедает его, разъедает душу. Он одинок, он мучается и страдает, а она его, подобно ангелу,она борется за его душу, спасает от самого себя и демонов, которые преследуют его. Для меня это беспроигрышный вариант: 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленNeytiri
5.06.2014, 15.09





Neytiri, вы все правильно сказали. Абсолютно с вами согласна. rnГг-ой действительно большой плюс в романе. Хотя, сначала он показался мне высокомерным, самонадеяным, но это была всего маска. Главное, он сумел довериться ей, понять, что он любит её, что он не может без неё, а самое главное раскрыться перед ней. Вот это я понимаю настоящий мужчина! Как же повезло гг-ни! Да вообще, все герои супер! Спасибо автору за эту чудесную книгу! Бросать все и читать! Ставлю 10.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленПросто Человек:)
20.07.2014, 17.13





Да согласна с последними коментариями, это самый лучший роман из серии о семьи Найт. Как всё таки жаль таких людей которые прошли войну и видели ад.Как тяжело им привыкнуть к нормальной жизни и у эитих братьев было неважное детство, что им пришлось перенести это просто не описать. Хорошая серия здесь захвачено всё и детство и молодсть и война и любовь со страстью. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленАнна.Г
24.03.2015, 17.39





Очаровательный роман,достоин высшей награды 10\10! невозможно оторваться от книги, шпионские страсти! Рекомендую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЭля
30.04.2015, 17.47





Интересный роман. 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленНастя
1.05.2015, 14.49





А меня бесит ГГня. Лезет туда, не зная куда, вся такая типа самая правильная... Что не мешает ей быть по сути обычным человеком и ханжой.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKotyana
19.11.2015, 16.04





потрясающий роман.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленвалентина
28.01.2016, 6.59





По мне, так роман совсем не супер, прочесть один раз можно. имхо
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.01.2016, 22.30





Этот роман тоже хорош.но мне из пока что прочитанных романов про семью Найт,больше понравился роман про Алека!))такой динамичный,такой чувственный.и потом меня бесило что ГГи обращались друг другу на ВЫ...
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленлала
6.04.2016, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100