Читать онлайн Мой пылкий лорд, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 156)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Мой пылкий лорд

Читать онлайн

Аннотация

Повеса, обольститель, авантюрист… Свет обожал и ненавидел лорда Люсьена Найта — блестящего и гордого лондонского аристократа. Однако никому в голову не приходило, сколь тонкую игру ведет человек, которого все считали всего лишь охотником за удовольствиями…
Никому — кроме юной и невинной Элис Монтегю, которую Люсьен должен полностью подчинить своей воле. Гордая красавица не поддается чарам коварного соблазнителя, а он, сам того не желая, привязывается к ней всем сердцем!


Следующая страница

Глава 1

Лондон, 1814 год
С высоты балкона он смотрел на переполненный бальный зал. При мерцающем свете свечи, колеблемом ветром, казалось, что человек то выступает из небытия, то вновь возвращается обратно. Неровный свет отражался на его волосах цвета воронова крыла и выхватывал из темноты глаза цвета ртути, взгляд которых наводил на мысль о бессмертии Макиавелли.
Терпение. Все в порядке. Самое важное — это подготовка, а он занимался ею особенно тщательно. С циничной усмешкой лорд Люсьен Найт поднес к губам свой хрустальный бокал с бургундским, подержал его, вдыхая насыщенный аромат вина, а потом выпил. Он еще не знал лиц и имен своих врагов, но чувствовал, что они приближаются, словно стая шакалов. Его это не пугало — он готов. Он поставил ловушку и снабдил ее хорошей приманкой, пустив в ход распутство и соблазнительный флер опасной политической интриги, перед которым не устоит ни один шпион.
И теперь ему оставалось только наблюдать и ждать.
Весной этого года подошли к концу двадцать лет войны. Наполеон потерпел поражение, отрекся от престола и отправился в ссылку на остров Эльба, расположенный в Средиземном море. Наступила осень, и главы европейских правительств собрались в Вене, чтобы подписать мирное соглашение; но любой здравомыслящий человек понимал, что, пока Бонапарта не перевезут в более безопасное место где-нибудь в Атлантике, войну нельзя считать законченной. Эльба — это всего лишь скала, оторванная от итальянского берега, но ведь есть и такие, кому мир не по душе, — те, кто в возвращении на французский престол короля Людовика XVIII Бурбона не видит для себя никакой выгоды, кто хотел бы вернуть Наполеона. Будучи одним из самых опытных тайных агентов английского правительства, Люсьен получил приказание от министра иностранных дел виконта Кэслри не терять бдительности, пока мир не будет ратифицирован.
Он сделал еще глоток, и его серебристые глаза грозно сверкнули. Пусть приходят. Он заманит их в ловушку и сокрушит, как сделал это со множеством других. Право же, он сумеет поставить их на колени.
Внезапно снизу, из бального зала, донеслись приветственные возгласы, и толпа взволнованно загудела. Ну-ну, герой-победитель! Люсьен наклонился вперед и прислонился плечом к перилам балкона, наблюдая, как его брат-близнец, полковник лорд Деймиен Найт, входит в парадные комнаты. Он выглядел очень представительно в своей алой военной форме, держался сурово, с достоинством архангела Михаила, только что победившего дракона. Блеск его парадной шпаги и золотых эполет, казалось, создавал вокруг Деймиена сверкающий ореол. Всем известные суровость и не улыбчивость полковника не обескуражили рои очарованных им женщин, пылких адъютантов, младших офицеров и разного рода подхалимов, всегда готовых выказать свое преклонение перед героем. Все они мгновенно окружили его. Деймиен всегда был любимцем обитателей олимпа.
Люсьен покачал головой. При виде триумфа Деймиена он почувствовал мрачное удовлетворение, однако его улыбка и надменный взгляд скрывали боль, с недавнего времени поселившуюся в его душе. Деймиен, как старший из близнецов, вскоре станет графом в результате некоего выверта в их родословной. Однако Люсьен испытывал не досаду на превратности судьбы, а скорее недоумение от того, что его бросил самый верный союзник. Деймиен был единственным человеком, который действительно понимал его. Большую часть своей жизни близнецы Найт были неразлучны. Во времена их разгульной молодости, а сейчас им было по тридцати одному году, друзья прозвали их Люцифером и Демоном, и встревоженные матери девиц, начинавших выезжать, предостерегали дочерей от «этой пары дьяволов». Но те беспечные денечки давно остались позади.
Деймиен так и не принял решения Люсьена оставить армию ради тайной службы в дипломатическом корпусе. Как правило, офицеры считали шпионаж делом недостойным. Для Деймиена и ему подобных шпион ничем не отличался от змеи. Деймиен был прирожденным воином — всякий, кто хоть однажды видел его в бою, с лицом, испещренным черным порохом и кровью, переставал сомневаться в его предназначении. Но без постоянного потока информации, которую посылал ему Люсьен, при чем посылал против предписаний, рискуя своей жизнью, потому что информация эта касалась вражеских позиций, сил, численности войск и наиболее вероятных планов атак, — без этой информации не было бы всех этих многочисленных побед. Конечно, гордость великого командира сильно уязвляло, что он не добился бы такой славы без помощи брата-шпиона.
«Ну и пусть, — цинично подумал Люсьен. — Все равно именно я знаю лучше кого бы то ни было, как заставить этого титана вернуться с небес на землю».
— Люсьен! — внезапно окликнул его кто-то тихим шепотом.
Он повернулся и увидел в дверном проеме соблазнительный силуэт Кейро.
— О, дорогая леди Гленвуд, — промурлыкал он, с мрачной улыбкой протягивая ей руку. Вот уж разозлится Деймиен.
— Я везде вас искала! — Женщина бросилась к нему, шелестя черным атласом, и кукольные локоны, свисавшие по обеим сторонам ее лица, взметнулись вокруг нарумяненных щек. Она робко улыбнулась, открыв очаровательный маленький зазор между двумя передними зубами, взяла его за руку и позволила ему привлечь ее к себе. — Здесь Деймиен…
— Кто? — пробормотал Люсьен, скользя губами по ее губам.
Кейро тихонько застонала под его поцелуем и припала к нему, черный атлас ее платья чувственно скользнул по белой парче его вечернего жилета. Накануне ночью вот так скользила по его коже ее кожа.
Двадцатилетняя баронесса носила траур по своему покойному мужу, однако Люсьен сомневался, что она пролила хоть одну слезинку. Муж для такой женщины, как Кейро, — досадная помеха в погоне за удовольствиями. У ее черного платья был узкий лиф, в котором едва помещались пышные груди. Платье цвета полуночи делало ее кожу похожей на алебастр, а малиновые губы гармонировали с розами, украшавшими темно-каштановые волосы, уложенные в затейливую прическу. Спустя мгновение Кейро попыталась прервать поцелуй, упершись ему в грудь руками, затянутыми в перчатки.
Когда баронесса отодвинулась, он увидел, что она торжествует — щеки пылают, а глаза, похожие на темный изюм, сверкают в предвкушении окончательной победы. Люсьен скрыл свою оскорбительную улыбку, а Кейро коварно опустила ресницы и погладила лацканы его черного вечернего фрака. Конечно, она считает, что совершила невозможное, то, что никогда не удавалось совершить ни одной из ее соперниц, — заманила в ловушку близнецов Найт, покорила их и теперь может играть ими обоими, теша свое тщеславие. Увы, эту леди ждет большой сюрприз!
Люсьен знал, что он человек дурной, но все же не устоял перед искушением и решил немного поиграть с ней. Не отрывая пристального взгляда от ее лица, он облизнул губы, потом со значением посмотрел на соседнюю стену, окутанную тенью.
— Никто нас здесь не увидит, дорогая. Вы не откажетесь?
У баронессы вырвался самодовольный смешок.
— Вы порочный дьявол, я дам вам больше — но потом. А теперь я хочу, чтобы мы пошли повидаться с Деймиеном.
Люсьен поднял бровь, продолжая игру с совершенным мастерством.
— Вместе?
— Да. Я не хочу, чтобы он решил, что у нас есть что скрывать, — она бросила на него хитрый взгляд из-под ресниц и пригладила его белый шейный платок, — мы должны вести себя естественно.
— Я попытаюсь, ma cherie
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
, — сказал Люсьен.
— Прекрасно! Так пойдемте же. — Она просунула руку в перчатке ему под локоть и потащила его к маленькой витой лестнице, которая вела вниз, в бальный зал. Люсьен шел с добродушным видом, и это должно было бы подсказать баронессе, что он что-то задумал. — Поклянитесь, что вы ему ничего не говорили!
— Mon ange
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
, я никогда не пророню ни слова. — Люсьен счел излишним уточнять, что взаимопонимание между полными близнецами таково, что им почти не требуется слов для обмена информацией. Взгляд, улыбка, манера поведения могут сказать очень многое. Противно было думать, что эта маленькая распутная интриганка, хотя и очень красивая, чуть не женила Деймиена на себе. К счастью для последнего, этот змей — его брат-шпион — снова пришел на помощь. Кейро не выдержала испытания.
Люсьен склонился к ее уху.
— Полагаю, вы не раздумали отправиться со мной в Ревелл-Корт в конце недели?
Она бросила на него беспокойный взгляд.
— По правде говоря, дорогой, я… я не уверена.
— Как? — Люсьен остановился и с сердитым видом повернулся к ней. — Отчего же нет? Я хочу, чтобы вы были там.
Она слегка раскрыла рот и посмотрела на него с таким видом, словно могла в ответ на его просьбу достичь высшей точки страсти не сходя с места.
— Люсьен…
— Кейро, — возразил он. Его настойчивость вдохновлялась не преданностью любовника, но тем простым соображением, что полезно иметь под рукой красивую женщину, когда пытаешься обнаружить вражеских шпионов.
— Вы не понимаете! — сказала она, надув губки. — Мне хочется поехать. Но я сегодня получила письмо от Гуди Два Башмака. Она пишет…
— От кого? — с удивлением переспросил Люсьен. Если память ему не изменяла, то Гуди Два Башмака — это действующее лицо в классическом детском рассказе Оливера Голдсмита.
— От Элис, моей невестки, — пояснила баронесса, раздраженно отмахиваясь. — Возможно, мне придется поехать домой в Гленвуд-Парк. Она пишет, что мой ребенок, кажется, заболевает. Если я не приеду домой и не помогу ухаживать за Гарри, Элис снимет с меня голову. Хотя я совершенно не умею обращаться с малышами, — она фыркнула, — увидев меня, он поднимает крик, вот и все.
— Но ведь с ним нянька, не так ли? — недовольно поинтересовался Люсьен. Он знал, что у Кейро есть трехлетний сынишка от покойного мужа, хотя, как правило, она забывала об этом факте. Ребенок был одной из причин, почему Деймиен так хотел жениться на этой женщине. Кроме каких-то причудливых отцовских чувств к ребенку, которого он никогда не видел, Деймиен хотел получить жену, уже доказавшую свою способность родить сыновей. В конце концов, графу нужны наследники. К несчастью, Кейро оказалась женщиной нестоящей, поскольку она весьма быстро и от всего сердца поддалась на соблазны Люсьена. Получив такой удар по своей гордости, Деймиен, конечно, взовьется, но Люсьен никак не мог допустить, чтобы его брат женился на той, которая не любит его до самозабвения. Женщина, достойная Деймиена, не попалась бы в шелковые сети Люсьена.
— Разумеется, нянька у него есть, но Элис пишет, что ему нужна… в общем, ему нужна я, — с неудовольствием заявила Кейро.
— Но мне вы тоже нужны, дорогуша. — И он просяще улыбнулся, подумав при этом, испытывала ли подобные угрызения совести его собственная покойная матушка. Что это было за создание — скандальная герцогиня Хоксклифф! Осталось не так уж много мужчин, обойденных ее вниманием.
— Да и отцом близнецов был вовсе не муж, а ее преданный многолетний любовник, могущественный и таинственный маркиз Карнартен. Маркиз недавно умер, оставив Люсьену львиную долю своего состояния и свою печально известную виллу Ревелл-Корт, расположенную в нескольких милях к юго-западу от Бата.
Глядя на Кейро, Люсьен понял, почему ему так не хотелось, чтобы Деймиен женился на этой женщине. Она мало, чем отличалась от их матери. Резко отвернувшись, он зашагал по коридору, оставив Кейро там, где она стояла.
— Это не имеет значения, любезнейшая. Поезжайте домой к вашему отпрыску, — пробормотал он, — а я найду себе другую усладу.
— Но, Люсьен, я хочу поехать с вами! — возразила баронесса, поспешая за ним.
Он шел по коридору, глядя прямо перед собой.
— Вы нужны вашему мальчику, и вы это знаете.
— Нет, не нужна, — голос ее звучал так слабо, что Люсьен вопросительно посмотрел на нее, — он меня даже не знает. Он любит только Элис.
— Вы так думаете?
— Это правда. Я никуда не годная мать.
Люсьен покачал головой и досадливо вздохнул. Какое ему дело, если ей так нравится лгать самой себе?
— Так пойдемте же. Деймиен ждет. — И Люсьен решительно увлек баронессу навстречу ее судьбе.
Освещенный ярким светом шарообразных люстр, бальный зал походил на вполне цивилизованное место для тех, кто видел только внешнюю сторону вещей; но для Люсьена мраморный пол из черных и белых квадратов был огромной шахматной доской. Прикрываясь маской распущенной, любящей потакать своим желаниям личности, Люсьен внимательно разглядывал толпу гостей. Все его чувства обострились, он пытался отыскать какую-либо незначительную деталь, которая помогла бы ему сориентироваться. Ничто никогда не лежит на поверхности, вот почему он выпестовал в себе манию преследования и никому не доверял. По опыту он знал, что именно люди с самой заурядной внешностью и совершают подчас тяжелейшие преступления. Странные личности, как правило, безвредны; на самом деле Люсьен испытывал симпатию к тем, кто не желал соответствовать общепринятым меркам. Это предпочтение определилось после многочисленных знакомств с людьми дурной репутации, со странными существами, с изгоями, с разного рода сластолюбцами, с мятежниками, с растрепанными научными гениями из Королевского общества; и теперь причудливые эксцентрики всех сортов кивали ему, тайком выказывая свое уважение.
«Ах, моим приспешникам не терпится вернуться на праздник в Ревелл-Корт», — подумал он, чрезвычайно довольный. Люсьен подмигнул раскрашенной леди, которая приветствовала его из-за своего раскрытого веера.
— Ваше дьявольство, — шепнула она, бросив на него призывный взгляд.
Он склонил голову:
— Bon soir, madame
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
. — Потом краешком глаза заметил, что Кейро, держа бокал с вином, смотрит на него с обожанием, слегка раскрыв губы. — Что такое, дорогая?
Она бросила взгляд на разодетых в бархат негодяев, кланяющихся ему, потом с лукавым видом посмотрела ему в глаза.
— Я представила, как стала бы обходиться с вами мисс Гуди Два Башмака: Мне это показалось забавным. Интересно было бы посмотреть, как вы ее совращаете.
— Приведите ее как-нибудь, а я уж постараюсь.
Баронесса усмехнулась:
— Она, пожалуй, упадет в обморок от одного вашего взгляда, эта маленькая ханжа.
— Молодая?
— Не очень, ей двадцать один год. — Кейро помолчала. — На самом деле я сильно сомневаюсь, что даже вам удастся проникнуть в ее башню из слоновой кости, если вы понимаете, о чем я говорю.
Люсьен нахмурился.
— Объясните, пожалуйста.
Кейро пожала плечами, и насмешливая улыбка изогнула ее губы.
— Не знаю, Люсьен, это будет нелегко. Элис настолько же хорошая, насколько вы — плохой.
Он поднял бровь и так застыл на мгновение, потом снова заговорил, потому что в нем проснулось любопытство.
— Она действительно образец всех добродетелей?
— Ах, меня просто тошнит от нее, — тихонько ответила Кейро, кивая налево и направо, пока они пробирались сквозь толпу. — Она не любит сплетни. Она никогда не лжет. Она не смеется, если я делаю остроумное замечание по поводу смешного платья какой-либо женщины. Она не подвержена тщеславию. Она даже никогда не пропускает службу в церкви!
— Боже мой! Примите мои соболезнования по поводу того, что вам приходится жить рядом с таким чудовищем. Как, вы сказали, ее зовут? — кротко поинтересовался Люсьен.
— Элис.
— Монтегю?
— Да, это младшая сестра моего бедного Гленвуда.
— Элис Монтегю, — задумчиво повторил Люсьен. «Дочь барона, — подумал он. — Добродетельна. Не замужем. Хорошо относится к племяннику. Кажется, превосходная кандидатка в невесты Деймиену». — Она красива?
— Терпима, — равнодушно ответила Кейро, избегая его взгляда.
— Хм… — Он испытующе посмотрел на баронессу, и глаза его лукаво сощурились при виде ревности, отразившейся на ее красивом лице. — До какой степени терпима?
Она бросила на него уничтожающий взгляд и промолчала.
— Ну же, отвечайте!
— Оставьте ее!
— Мне просто любопытно. Какого цвета у нее глаза?
Баронесса демонстративно кивнула какой-то даме в тюрбане с перьями.
— Ах, Кейро, — игриво прошептал Люсьен, — неужели вы ревнуете к свежести двадцати одного года?
— Не говорите вздор!
— Тогда в чем же дело? — не унимался он, подзадоривая ее. — Скажите, какого цвета глаза у Элис?
— Синие, — выпалила она, — но они тусклые!
— А волосы?
— Белокурые. Рыжие. Не знаю. К чему все это?
— Ну, будьте же любезны!
— Вы настоящий бич Божий! Если уж вам так нужно знать, то волосы Элис — это предмет ее гордости. Они достают до талии, и вы, вероятно, назвали бы их белокурыми, — брюзгливо сказала баронесса. — Но в них всегда полно крошек от всяких там булочек, которые ребенок ест на завтрак. Ужасно противно! Я сто раз говорила ей, что длинные, ниспадающие, как у Рапунцель, волосы — помните, она спускала их с башни вместо веревочной лестницы? — совершенно немодны сейчас. Но она пропускает мои слова мимо ушей. Ей так нравится. Теперь вы удовлетворены?
— Звучит восхитительно, — прошептал Люсьен ей на ухо. — Можно, я возьму ее в Ревелл-Корт вместо вас?
Кейро отпрянула и ударила его своим черным кружевным веером.
Люсьен все еще смеялся над ее гневом, когда они натолкнулись на группу военных в красных мундирах.
— Ах, взгляните, леди Гленвуд, — с легкой иронией проговорил он, — вот и мой дорогой брат. Привет, Демон! Я привел кое-кого посмотреть на тебя. — Сунув руки в карманы своих черных панталон, Люсьен медленно покачивался с носка на пятку, и циничная улыбка играла на его губах. Он ждал начала представления.
Офицеры, приятели Деймиена, пренебрежительно посмотрели на Люсьена, простились со своим полковником и демонстративно отошли. «Дабы не запятнать свою честь заразой», — ехидно подумал Люсьен. Лицо Деймиена посуровело в сражениях, однако он не утратил любезности светского льва, поэтому, оторвавшись от широкой колонны, которую он до этого подпирал, полковник чопорно поклонился Кейро.
— Леди Гленвуд, весьма рад снова встретиться с вами, — пророкотал он.
«Деймиен держится так серьезно, словно не со своей избранницей здоровается, а объясняет план сражения своим капитанам», — подумал Люсьен. Действительно, после того как Деймиен, приняв участие почти во всех главных военных кампаниях, вернулся домой, оказалось, что взгляд его стал безразличным, ледяным, и это очень тревожило Люсьена, но здесь он ничем не мог помочь, поскольку брат почти с ним не разговаривал.
— Надеюсь, миледи, вы нашли сегодня вечером развлечения себе по душе, — заметил Деймиен.
Кейро улыбнулась ему улыбкой, в которой были странно смешаны терпение и вожделение, а Люсьен подавил желание закатить глаза при виде натянутой официальности брата. Деймиен может отрубить голову врагу одним ударом палаша, но подведите его к красивой женщине, и матерый полковник становится таким же робким и неуверенным, как школьник-переросток. Великосветские дамы — это нечто вроде облитых сахаром сладостей, и он, кажется, опасается, что они сломаются, если он к ним прикоснется. Военному герою легче со смелыми девицами, которые промышляют по ночам в Сент-Джеймсском парке. Люсьен забавлялся, наблюдая, как Деймиен мучительно ищет тему для разговора.
— Как Гарри? — внезапно поинтересовался он.
Люсьен на мгновение закрыл глаза и раздраженно ущипнул себя за кончик носа. До чего же его брат несообразителен в обращении с противоположным полом! Просто невозможно явственнее показать, что ему нужна высокородная племенная кобыла! Ни тебе красивых комплиментов, ни приглашения на танец. Удивительно, что женщины вообще соглашаются иметь дело с таким грубияном.
Даже Кейро смутилась — для нее признать, что она произвела на свет ребенка, означало, что первое цветение молодости миновало. И она не упомянула о болезни мальчика, а поспешно перевела говор в другое русло. Глядя на них, Люсьен убедился, что брату нелегко удается изображать внимание к пустой болтовне Кейро.
— Как чудовищно скучен этот малый сезон, вам не кажется? Сливки общества разъехались по поместьям ради осенней охоты либо в Париж и Вену…
Мгновенно заскучав, Люсьен обвил рукой талию Кейро и притянул ее к себе.
— Что ты думаешь об этой красивой девочке, а, Деймиен?
Взвизгнув, она упала ему на грудь:
— Люсьен!
— Разве она не искушает тебя? Меня вот она искушает просто до предела, — многозначительно прошептал он, проведя рукой по изгибу ее бедра медленным ласкающим движением.
Деймиен ошеломленно уставился на него. «Что ты делаешь, черт побери?» — этот вопрос был написан на его сердитом лице, но возможно, он ощутил во вкрадчивой улыбке своего близнеца что-то дьявольское, поскольку не стал делать поспешных выводов и настороженно посмотрел на Люсьена. Лучше, чем кто-либо другой, он знал, что брат ничего не делает просто так.
— Разве она не восхитительна сегодня? Тебе следовало бы сказать ей об этом.
Деймиен бросил взгляд на Кейро, потом на брата.
— Воистину.
Это единственное зловещее слово вырвалось из его груди как отдаленный раскат грома. Он внимательно посмотрел на молодую женщину, пытаясь понять, что скрывается за ее нервной улыбкой, поскольку он не имел прирожденного дара, как Люсьен, мгновенно схватывать суть вещей.
— Отодвиньтесь от меня, Люсьен, на нас смотрят, — смущенно прошептала Кейро, упираясь плечом в его грудь в попытке высвободиться.
— Что такое, mon ange? Вы хотите, чтобы я прикасался к вам только тайком? — ласково спросил он, продолжая крепко держать ее.
Она похолодела и смотрела на него с потрясенным видом, ее карие глаза казались еще темнее на побледневшем лице.
— Пора исповедаться, дорогая! Вы пытались манипулировать мной и моим братом, но то дело не пройдет. Скажите Деймиену, где вы были вчера вечером.
— Я не знаю, о чем вы говорите, — прошептала Кейро.
Бросив на баронессу взгляд, который способен был испепелить ее, Деймиен потихоньку выругался и отвернулся. Люсьен тихо засмеялся и позволил Кейро высвободиться из его рук.
— Деймиен, не слушайте его — вы же знаете, что он лжец!
— И вы станете хлопать передо мной ресницами после того, как спали с моим братом? — неистово прошептал полковник, отталкивая от себя ее цепляющиеся руки.
— Но я… это не моя вина, это он виноват!
— Вы наглы, сударыня. Больше того, вы глупы.
В отчаянии она резко повернулась к Люсьену.
— Вы слышали, как он отозвался обо мне? Вы не должны разрешать ему употреблять подобные выражения!
Но единственным ответом Люсьена был тихий и довольно зловещий смех.
— Что здесь происходит? — спросила она дрожащим голосом.
— Кейро, сердце мое, этот человек отнюдь не дурак. Вчера вечером я забыл сказать вам одну вещь — Деймиен намеревался сделать вам предложение.
У Кейро отвисла челюсть. На мгновение вид у нее стал такой, словно корсет, тесно сжимающий великолепные шары ее грудей, мешает ей дышать; потом ее потрясенный взгляд устремился на Деймиена.
— Это правда?
— Я полагаю, нет нужды обсуждать это! — прорычал тот.
— Вот как?! — воскликнула она.
— Я просто считал, что будет полезно дать отца вашему ребенку, поскольку родного он потерял. — Ледяной взгляд Деймиена скользнул по ее телу, задержавшись на бедрах. — Жаль, что вы не можете обуздать свою похоть. — Его сердитый взгляд устремился на Люсьена. — На одно слово, сэр.
— Как вам угодно, брат!
— Люсьен! Вы не можете меня так оставить! — И, совершенно забыв о приличиях, баронесса схватила его за руку.
— Кейро, киска моя… — Он поднял ее руку и поцеловал, а потом отпустил и пошел прочь. — Брат прав, боюсь, вы не выдержали испытания.
— Испытания? — В ее глазах мелькнуло непонимание, а потом ярость. — Ах вы, дьявол!
Ублюдок! Оба вы ублюдки! Вот вы кто!
— Ну, милочка моя, это давно не тайна, — сказал, улыбаясь, Люсьен. — Наша матушка была еще большей шлюхой, чем вы.
С яростным воплем Кейро швырнула в него своим пустым бокалом, но Люсьен поймал его на лету — реакция у него была как у кошки — и осторожно поставил на поднос проходившего мимо лакея, а потом рукой в белой перчатке послал баронессе воздушный поцелуй. Насмешливо и спокойно поклонившись ей, он повернулся и вышел из зала вслед за братом.
Братья Найт дружно пересекли соседний зал и спустились по великолепной лестнице на первый этаж. Люди глазели на них, но близнецы привыкли к такой реакции. Шагая в ногу, они миновали несколько роскошно убранных гостиных с буфетами и, наконец, добрались до бильярдной, расположенной в углу анфилады. Они вошли в это полутемное мужское святилище с дубовыми панелями на стенах, и Деймиен очистил комнату от посторонних одним своим сердитым взглядом. Люсьен с издевательским видом придержал дверь для двух джентльменов, которые погасили свои сигары и поспешили выйти, оставив в комнате ядовитое облако дыма, расплывавшееся над тремя бильярдными столами.
Кивнув последнему из уходивших, Люсьен выглянул за дверь и увидел, что Кейро, поспешившая за братьями, уже находится в коридоре. Казалось, она не смеет подойти ближе. Ее руки в перчатках были сжаты в кулаки, темные глаза метали искры. Она закусила алую губу, чтобы не выкрикивать оскорбительные слова в его адрес. Он тихонько засмеялся и захлопнул дверь у нее перед носом. Расправившись с леди Гленвуд — и это было самым интересным, — он не сомневался, что всегда сможет вернуть ее, все загладив несколькими ласковыми словами, и привезти ее к себе на виллу в конце недели на вечеринку, как они и планировали до ссоры — вне зависимости от того, болен у нее ребенок или нет. Ведь Кейро твердо вознамерилась узнать, в конце концов, действительно ли сборища в Ревелл-Корте так безнравственны, как она слышала.
Повернувшись, он увидел, что Деймиен внимательно смотрит на него, угрожающе сложив на груди руки. Грозный полковник с задумчивым видом гладил подбородок. Насторожившись, Люсьен подошел к ближайшему бильярдному столу и принялся катать по его зеленой бархатной поверхности восемь блестящих черных шаров. Он вертел их, как волчки, и смотрел, как они крутятся под его рукой в белой перчатке, и походил при этом на некое божество, которое из прихоти забавляется с земным шаром: куда бы это мне наслать голод, куда чуму?
— Разве мы не заключили договор о том, о никогда не позволим женщине стать между нами? — спросил Деймиен.
— Ну, как же, заключили, в наш восемнадцатый день рождения. Я прекрасно помню об этом.
— Вот как?
Деймиен ждал объяснений. «Пусть подождет», — подумал Люсьен.
— Ну?
— Что? — Он с невинным видом посмотрел на брата. — Да брось ты, не будь таким серьезным!
— Вы совершенно правы — я крайне серьезен!
Когда Деймиен повышал голос, целые полки трепетали от страха, но Люсьен всего лишь устремил на брата страдальческий раздраженный взгляд.
— Я не могу извиняться, если не чувствую за собой вины.
Глаза у Деймиена сузились и превратились в серо-стальные щелки.
— Иногда мне кажется, что вы злой человек. Люсьен тихо рассмеялся.
— Какую игру вы ведете теперь? — Деймиен сделал шаг к брату. — Вы к чему-то клоните, и я не понимаю, к чему именно. Дайте мне четкий ответ, иначе я за себя не ручаюсь. Черт побери, Люсьен, не будь вы моим братом, я бы убил вас за такие вещи!
— Из-за Кейро Монтегю? — спросил Люсьен с сомнением.
— Вы сознательно унизили меня.
— Напротив, я спас вас от унижения. Вы должны поблагодарить меня, — возразил Люсьен. — Теперь вы, по крайней мере, знаете, чего стоит ваш ангел. Господи, да ведь я старался для вашего же блага!
Деймиен презрительно фыркнул:
— Признайтесь, что вы соблазнили Кейро для того, чтобы отомстить мне, дабы сравнять счет.
Люсьен помолчал и бросил на брата угрожающий взгляд.
— Сравнять счет?
— Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю. О титуле.
— Плевать я хотел на ваш титул. — В глазах Люсьена сверкнуло разгорающееся пламя, но Деймиен не обратил внимания на его слова и продолжал свои обвинения:
— У вас нет никаких оснований обижаться на меня. Ваше состояние теперь в порядке, поскольку Карнартен сделал вас своим не ограниченным в правах наследником. Честно говоря, я никогда не собирался жить на половинном жалованье до конца своих дней. Я принимаю графский титул, и вам придется с этим смириться. Между прочим… — Когда Деймиен остановился совсем рядом с братом и устремил на него холодный взгляд, казалось, что он смотрит в злое зеркало — те же черные волосы, те же пристальные серые глаза. Оба они были слишком горды, чтобы признать, что приобретенный за время войны опыт оказал на каждого из них сильнейшее, хотя и различное, влияние.
— Да? — спросил Люсьен с прозаическим видом.
— Надеюсь, что вы не собираетесь соблазнять каждую женщину, которая мной заинтересуется, потому что дважды я не спущу такого оскорбления. Даже вам!
Люсьен долго смотрел на него с недоверчивым видом.
— Вы что же, угрожаете мне?
Взгляд Деймиена не оставлял сомнений в том, что он говорит совершенно серьезно. Ошеломленный Люсьен отвернулся. Он растерянно провел рукой по волосам, потом засмеялся — тихо и горько.
— Ах ты, самодовольный негодяй! Лучше бы я позволил тебе жениться на этой шлюхе, и пусть она наставила бы тебе рога со всем Лондоном! Наш разговор окончен?
Деймиен пожал плечами.


— Вот и прекрасно! — Быстрым, как молния, движением Люсьен подкатил шар к остальным, лежащим на столе. Он ударил в них с громким треском, и они, смешавшись, раскатились в разные стороны. Люсьен повернулся и направился к двери.
«Как удобно, что моя жизнь повернулась именно так», — подумал он, шагая по бильярдной. Последние два с половиной года он работал один, постоянно меняя обличья, как перевертыш. Люсьен натягивал на себя новую личину всякий раз, когда приступал к очередному заданию, появляясь в жизни множества людей и исчезая из нее, как призрак, никогда не заводя прочных связей. Теперь даже брат-близнец не желает его знать. Он, лорд Найт, игнорирует правила джентльменского поведения. Его охватили отчаяние и отвращение к себе. Если он больше ничего не значит для Деймиена, тогда для кого же? Ни для кого, понял Люсьен, ощутив противную пустоту в душе. Он совершенно одинок.
— Задержись на минуту, — окликнул его Деймиен.
Люсьен обернулся с угрожающей и элегантной надменностью.
— Да?
Деймиен вздернул подбородок.
— О вас ходят странные слухи, весьма эксцентричные.
— Расскажите.
— Говорят, будто бы вы воскресили старое тайное общество нашего отца. Шепчутся… о непристойных делах, творящихся в Ревелл-Корте, о каких-то странных ритуалах.
— Ну что вы, — вежливо возразил Люсьен. Деймиен всматривался в него.
— Судя по всему, многие думают, что вы просто устраиваете буйные вечеринки, но кое-кто считает, что вы вовлечены в какой-то… языческий культ вроде того, который существовал в старом клубе «Преисподний огонь».
— Ужасно интересно, — промурлыкал Люсьен.
— Это правда?
Люсьен молча улыбнулся брату мрачной усталой улыбкой, повернулся и покинул бильярдную.


Утреннее солнце позолотило окрестности Гэмпшира мягким сиянием осени и проникло в высокие окна уютной гостиной Гленвуд-Парка. Элис Монтегю, нахмурившись, вытащила из своих волос крошки от булочки, которой позавтракал Гарри, и, тихонько напевая, принялась укачивать его. Обходя комнату, она беспокойно вглядывалась в полукруглое окно, поскольку с минуты на минуту ожидала появления кареты Кейро. Во всяком случае, Элис надеялась на ее появление.
Всю неделю Гарри капризничал, что было совсем ему несвойственно. Вчера он уснул на полу гостиной, засунув в рот палец и закутавшись в одеяло, в то время как Элис старательно вышивала новый костюм для лихого мистера Уэмбли, деревянной куклы на шарнирах. А утром выяснилось, что предсказания старой няни Гарри сбылись. Крошечный барон Гленвуд разбудил всю прислугу негодующими воплями — сердитого, несчастного мальчугана лихорадило, он весь покрылся сыпью. У него началась ветрянка.
За завтраком Гарри чесался, капризничал и плакал, и вот, наконец, расстроенный, задремал на руках у Элис.
— Мама, — слабым голосом прошептал малыш. Он звал Кейро все утро.
— Она скоро приедет, милый, — пообещала Элис, продолжая укачивать его. — Она уже едет.
— Сыпь.
— Да, я знаю, что у тебя сыпь, ягненочек мой. Она бывает у всех. И у меня была, когда я такой же маленькой, как ты. — К несчастью мальчугану сначала станет хуже и только потом полегчает.
— Три.
— Да, тебе три годика. И ты такой умный мальчик! — Элис ласково погладила его, не обращая внимания на боль в пояснице. Он был уже слишком тяжел, чтобы носить его на руках, как младенца; но невыносимо было смотреть, как он мучается, и ничем его не утешить.
— Смотрите! — вдруг сказал Гарри, подняв свою головенку, покрытую пушком персикового цвета, и указывая через плечо Элис в окно.
— Что там такое?
— Мама!
— Неужели? — с сомнением в голосе переспросила Элис. Подойдя к окну, она раздвинула занавеси.
Гарри взволнованно указывал в окно своим крошечным пальчиком, потом заглянул ей в глаза, впервые в этот день широко улыбнулся, показав мелкие белые зубки. Для Элис его улыбка была все равно, что луч солнца, пробившийся сквозь облака. Она ласково посмотрела в его небесно-голубые глаза, на мгновение, забыв о приближающейся карете. Когда Гарри улыбался, он становился, так похож на ее брата Филиппа, что у нее на глаза наворачивались слезы.
— Мама! Мама! — закричал мальчуган, сильно пинаясь ногами и вытягивая шею, чтобы получше разглядеть далекую карету.
— Разве я не говорила тебе, что она едет? — поддразнила племянника Элис, скрывая облегчение — баронесса отнюдь не относилась к людям, на которых можно положиться. У нее была привычка то появляться в жизни своего ребенка, то исчезать из нее, руководствуясь собственными прихотями, но три дня назад Элис написала ей, предупреждая, что мальчик заболевает.
— Я пойду! — Гарри вывернулся из ее рук и торопливо засеменил к двери, таща за собой одеяло.
— Мама! Мама!
Элис послушала немного, как крики ее племянника затихают в коридоре — мальчика перехватила его няня Пег Тейт, крупная крепкая женщина.
Он так сильно разволновался, ожидая увидеть эту блестящую незнакомку, его мать, что чуть не разбило Элис сердце. Ему отчаянно хотелось сблизиться с матерью, но всякий раз, когда появлялась Кейро, она уезжала именно тогда, когда маленький Гарри начинал к ней привыкать. Мальчик оставался, выбитый из колеи и недовольный, а тревога Элис касательно ее будущего усиливалась. Она тихонько вздохнула, повернулась и долго смотрела на светлую просторную комнату, где проводила большую часть времени. Взгляд Элис переместился от большой затейливой клетки из окрашенного в белый цвет тростника, которую она смастерила для любимой канарейки, к круглому столу, за которым проводила долгие часы своей безоблачной деревенской жизни в Гленвуд-Парке, занимаясь разным рукоделием, весьма подходящим для молодой леди спокойного нрава. Но все же она не могла не чувствовать, что живет здесь как во сне, а настоящая жизнь проходит мимо.
Ее снедал голод по чему-то такому, чего Элис не могла определить; порой голод этот становился таким сильным, что она просыпалась по ночам. Элис разрывалась между преданностью племяннику и ведением хозяйства в Гленвуде, с одной стороны, и необходимостью жить своей жизнью — с другой. Но самое главное, Гарри нуждался в ком-то, кто был бы с ним здесь постоянно, а не только когда захочется. Поскольку его мать уклонялась от выполнения своего долга, таким человеком оказалась Элис.
Девушка сунула руки в карманы своего фартука и стояла неподвижно, солнце согревало ей лицо, блестело на светлых, рыжевато-золотистых волосах. Она попыталась избавиться от внутреннего напряжения, причинявшего ей боль, и принялась разглядывать вазу с сухими ветками цветущей камнеломки, которые она поставила туда накануне вечером. Цветы украшали середину стола. Рядом с ними лежали изящные шелковые кошельки, которые Элис вышивала как рождественские подарки для своих лондонских подруг, и ее изящные, покрытые черным лаком орудия труда, положенные так, чтобы Гарри не мог до них дотянуться. Последняя ее работа, затейливая шкатулка для драгоценностей, была наполовину готова. Все ее увлечения носили художественный характер, но в глубине души девушка сознавала, что в каком-то смысле то были просто способы отвлечься, унять свое беспокойство.
Услышав, как карета баронессы с грохотом остановилась, Элис, как полагается, подошла к окну, чтобы приветственно помахать рукой, но, вглядевшись, широко раскрыла глаза. Ее ждал приятнейший сюрприз — то было не модное желтое ландо Кейро.
У подъезда стояла почтовая карета. Элис побледнела и прижала руку к губам, сразу же поняв, что это значит. Письмо. Всего лишь письмо! Она не приедет. Ей просто-напросто все равно, узнав это, Элис сначала растерялась, а потом пришла в ярость.
Ее темно-голубые глаза сузились, а на бледном лице, отражавшемся в окне, выразилась вся нерастраченная пылкость, которая скрывалась в ее душе за безмятежной внешностью.
Элис отошла от окна и направилась из гостиной в холл. Подойдя к парадной двери, она расплатилась с почтальоном и посмотрела на сложенное письмо, потом они обменялись тревожными взглядами с Пег, которая тоже вышла в холл, вытирая свои большие натруженные руки о передник.
Пег Тейт, няня Гарри, нянчила еще Элис и Филиппа, когда те были маленькими. Элис относилась к ней скорее как члену семьи, нежели как к прислуге. Но как ни была добросердечна Пег, даже она становилась скептиком, когда дело касалось леди Гленвуд.
— Должно быть, хорошие новости, — проворчала она.
— Это не от Кейро, — с натянутым видом сказала Элис, рассматривая письмо, — это от мистера Хаттерсли. — Хаттерсли был их лондонским дворецким, который заведовал элегантным особняком Монтегю в Лондоне.
— Ах ты, Господи, надеюсь, ничего не стряслось, — пробормотала Пег, и ее морщинистый лоб от волнения покрылся испариной.
По спине Элис пробежал холодок предчувствия. Она давно уже опасалась, что беспечная погоня ее невестки за наслаждениями закончится крахом.
— Где Гарри? — в смятении спросила она.
— Нелли его умывает, прежде чем он покажется своей маме.
Элис кивнула и сломала печать.
— «Дорогая мисс Монтегю, — тихо прочитала она, — получил ваше письмо позавчера. С сожалением сообщаю вам, что леди Г. вчера уехала из Лондона в обществе лорда Люсьена Найта». — Элис остановилась и удивленно посмотрела на Пег. — Люсьена Найта? А я думала, что это лорд Деймиен… Ах, Кейро! — Эна тяжело вздохнула, сразу же поняв, что натворило это безответственное создание. Едва этой женщине удалось заинтересовать порядочного человека — человека, который стал бы превосходным отчимом Гарри, — как она все разрушила, умчавшись куда-то с его братом.
Элис до сих пор помнила разговор, состоявшейся у нее с невесткой некоторое время назад, она впервые похвасталась, что обратила на себя внимание национального героя. Она упоминала, что у лорда Деймиена есть брат, полный близнец, лорд Люсьен, состоящий при дипломатом корпусе. Демон и Люцифер — так назвала их Кейро. Элис хорошо это помнила, потому что баронесса вздрогнула, и в глазах ее появилось странное зачарованное выражение. «Я никогда бы не стала иметь дело с Люсьеном Найтом, — сказала она тогда. — Он меня пугает». А великолепную леди Гленвуд мало, что могло испугать!
— Что еще пишет мистер Хаттерсли? — трепеща, спросила Пег.
— Господи, я просто боюсь читать. — Элис поднесла письмо к глазам и продолжила: — «Они направились в загородный дом этого джентльмена, Ревелл-Корт, который, как я выяснил, находится в двенадцати милях от Бата. Ее милость не ждут раньше следующей недели. Поскольку баронесса приказала мне ничего вам не говорить, я не хочу вызвать какие-либо недоразумения. Жду совета. Ваш покорный слуга Дж. Хаттерсли».
Пег в недоуменном молчании почесывала щеку.
Некоторое время Элис молчала, уставившись в пол. Потом задумчиво огляделась и увидела, что старая женщина смотрит на нее и взгляд ее выражает терпеливую стоическую тревогу. Некоторое время она тоже, прищурившись, смотрела на Пег, потом резко сунула ей письмо и пошла к лестнице.
— Я отправляюсь за ней.
— Ах Господи, да ни в коем случае! — воскликнула Пег.
— Придется, этому скандальному поведению нужно положить конец. Немедленно.
— Но этот человек с вами не знаком, он негодяй, вот чего я боюсь! Если ее милости угодно вести себя так безобразно, это ее дело.
— И мое тоже! Разве я не обещала Филиппу в его смертный час, что позабочусь о них — о них обоих? Гарри необходима мать, а Кейро необходимо вернуться домой. Неужели вы в самом деле думаете, что она нужна этому человеку?
Пег с сомнением пожала плечами.
— И я тоже этого не думаю. Скорее всего на этот раз она оказалась замешанной в какое-то мелкое соперничество между братьями. — Элис помолчала. — И потом, вы же знаете: если в конечном счете разразится скандал, это отразится и на моей репутации тоже.
— Но Бат так далеко, милая барышня!
— Отсюда всего лишь один день езды. Я хорошо знаю дорогу. Я довольно часто там бывала. — Элис посмотрела на французское окно в белой изящной раме, похожей на причудливые прутья клетки ее канарейки. Осмелится ли она вылететь отсюда в просторный и опасный мир?
Элис знала, как на это ответил бы Филипп — решительным отказом. Ее брат сказал бы, что это немыслимо — для прилично воспитанной молодой леди проехать пол-Англии без охраны родственника мужского пола или по крайней мере без опеки старшей дамы, но на данный момент у Элис не было выбора. Кроме того, только решительными действиями можно было предотвратить надвигавшийся скандал, который Кейро спровоцировала своим опрометчивым поступком.
Элис повернулась спиной к обеспокоенной Пег.
— Погода прекрасная, и если я уеду прямо сейчас, то к ночи буду на месте и завтра вечером привезу Кейро домой. Все будет хорошо, — твердо сказала она с самоуверенностью, которой отнюдь не ощущала. — Митчелл повезет нас, а Нелли будет меня сопровождать.
— Ах, милочка моя, — грустно сказала Пег, — мы с вами отлично знаем, что здесь она только будет мешаться. Мы спокойно обойдемся без нее.
В это мгновение из коридора, ведущего на кухню, появился Гарри. Он налетел на юбки Пег и прижался к ней, потом поднял голову и посмотрел на Элис, стоявшую на лестнице.
— А где мама?
Элис ласково улыбнулась ему. Как ей было больно!
— Она потерялась, ягненочек. — Девушка и Пег обменялись многозначительными взглядами. — Но я знаю, где ее найти, и сразу же привезу домой. Обещаю.
— Я тоже поеду!
— Нет.
— Не чешитесь, — проворчала Пег, отводя его руку от головы. Он зашипел и зафырчал на нее, точно рассерженный котенок.
Глядя на его рассерженное личико, испещренное красной сыпью, Элис разрывалась надвое. Невыносимо было оставить ребенка в таком состоянии даже ради того, чтобы найти его заблудшую мать, но она понимала, что Кейро ни за что не приедет домой до тех пор, пока Элис не предстанет перед ней лично и не заставит ее поступить как должно. Она знала, что благодаря Пег ей нечего опасаться за благополучие Гарри. За свои шестьдесят с лишним лет Пег Тейт довелось ухаживать за множеством детей, болевших ветрянкой и страдавших более серьезными недугами, и она знала больше обо всем этом, чем весьма самоуверенный здешний врач.
— Ну, стало быть, — сказала старая женщина, приглаживая взъерошенные волосы Гарри, — чем скорее вы тронетесь в путь, тем скорее вернетесь. Я велю Митчеллу готовить лошадей. — Она наклонилась, подняла мальчугана, обняла его своими мясистыми руками и запела шутливую песенку, чтобы отвлечь его от неприятных переживаний.
Подхватив юбки, Элис помчалась вверх по лестнице в свою комнату. Быстро и ловко она упаковала в сумку все, что понадобится ей на ночь, потом сняла передник и утреннее платье и надела красивое дорожное платье из темно-синего тонкого сукна. У платья были длинные узкие рукава, присобранные у плеч, а подол украшала красивая лента.
Подойдя к зеркалу, Элис аккуратно застегнула лиф с высоким воротником, нахмурилась, заметив, что руки у нее слегка дрожат. Она не привыкла путешествовать одна, а таинственный соблазнитель Кейро пугал ее. Пожалуй, ему не понравится, что она так скоро явится в Ревелл-Корт, чтобы вырвать свою невестку из его объятий. Элис не отличалась особой смелостью, но она знала, что вынесет все ради Гарри.
Натянув строгие белые перчатки, девушка внимательно посмотрела в зеркало и расправила плечи, готовясь к бою. «Наслаждайтесь вашими выходками, леди Гленвуд, ибо скоро им придет конец. Что же до вас, лорд Люсьен Найт, кто бы вы ни были, готовьтесь к большим неприятностям!»




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий лорд - Фоули Гэлен



Одна из лучших книг, прочитанных мной на этом сайте!!! Всем советую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKatrin
8.09.2011, 11.28





Хороший роман 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТая
2.04.2012, 21.17





Super! Eta 2-oy roman iz semi (saqa o semyi Nayt). Chestnoye slovo, kak budto 1-iy (Blublenniy gercoq) i 2-oy roman pisali sovsem razniye avtorri))) Moy pilkiy lord na mnoqo luchshe!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAfa
21.06.2012, 15.19





Ne ploxo! Mojno pochitat'!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленAndreevna
1.04.2013, 23.44





Ггерой вызывает отрицательные эмоции. Дальше 3 главы даже читать не захотелось.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЛЕНА
26.07.2013, 18.20





Мне понравилось. Читайте.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленКэт
11.01.2014, 20.03





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





классный роман! в нем есть все и погони и любовь) плюс гг нормальный и признает, что полюбил, а не как всегда только в конце лр понимает "ах да я ведь ее люблю")) да и все серия про Найтов чудесная, хотя этот роман нравится больше всех)))
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленmissJuliette
20.01.2014, 17.46





очень понравился роман! интересно выстроена сюжетная линия, ггерой-превосходен, и главное- не боится свою любовь признать,и не строит из себя мачо, которому кроме тела от женщины ничего не нужно.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленJane
28.02.2014, 16.26





Замечательно! Чувства переполняют! 10 баллов.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленТаня Д
5.04.2014, 19.43





Ничего. Можно почитать. Мне понравился. 9б.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленleka
6.04.2014, 13.21





Понравился роман! И язык, и сюжет, и герои, и развитие событий. Самый огромный плюс романа - это герой. Он, выросший в тени своего брата-близнеца, посвятивший всю жизнь войне, потому что брат захотел сделать военную карьеру, видевший все ужасы войны, но в один момент ушел из полка, чтобы помогать стране и брату на другом неблагородном и неблагодарном поприще - шпионаже. Все от него отвернулись, даже брат, ради которого он погубил себя и свое имя, ради брата, который побеждал в сражениях, с помощью донесений Люсьена. Герой выжил в плену, пережил жуткие пытки, сбежал, вот только страшной ценой - ценой смерти друга, которого сдал под пытками. Люсьен чувствует глубокую вину и она съедает его, разъедает душу. Он одинок, он мучается и страдает, а она его, подобно ангелу,она борется за его душу, спасает от самого себя и демонов, которые преследуют его. Для меня это беспроигрышный вариант: 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленNeytiri
5.06.2014, 15.09





Neytiri, вы все правильно сказали. Абсолютно с вами согласна. rnГг-ой действительно большой плюс в романе. Хотя, сначала он показался мне высокомерным, самонадеяным, но это была всего маска. Главное, он сумел довериться ей, понять, что он любит её, что он не может без неё, а самое главное раскрыться перед ней. Вот это я понимаю настоящий мужчина! Как же повезло гг-ни! Да вообще, все герои супер! Спасибо автору за эту чудесную книгу! Бросать все и читать! Ставлю 10.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленПросто Человек:)
20.07.2014, 17.13





Да согласна с последними коментариями, это самый лучший роман из серии о семьи Найт. Как всё таки жаль таких людей которые прошли войну и видели ад.Как тяжело им привыкнуть к нормальной жизни и у эитих братьев было неважное детство, что им пришлось перенести это просто не описать. Хорошая серия здесь захвачено всё и детство и молодсть и война и любовь со страстью. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленАнна.Г
24.03.2015, 17.39





Очаровательный роман,достоин высшей награды 10\10! невозможно оторваться от книги, шпионские страсти! Рекомендую!
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЭля
30.04.2015, 17.47





Интересный роман. 10/10
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленНастя
1.05.2015, 14.49





А меня бесит ГГня. Лезет туда, не зная куда, вся такая типа самая правильная... Что не мешает ей быть по сути обычным человеком и ханжой.
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленKotyana
19.11.2015, 16.04





потрясающий роман.
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленвалентина
28.01.2016, 6.59





По мне, так роман совсем не супер, прочесть один раз можно. имхо
Мой пылкий лорд - Фоули ГэленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.01.2016, 22.30





Этот роман тоже хорош.но мне из пока что прочитанных романов про семью Найт,больше понравился роман про Алека!))такой динамичный,такой чувственный.и потом меня бесило что ГГи обращались друг другу на ВЫ...
Мой пылкий лорд - Фоули Гэленлала
6.04.2016, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100