Читать онлайн Его дерзкий поцелуй, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его дерзкий поцелуй - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его дерзкий поцелуй - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его дерзкий поцелуй - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Его дерзкий поцелуй

Читать онлайн

Аннотация

Юная Иден Фарради, дочь английского ученого, выросшая в Южной Америке, с детства наслаждалась свободой и независимостью. Но чем старше она становилась, тем сильнее ей хотелось вернуться на родину, к блеску и развлечениям Лондона.
Самым подходящим для путешествия было судно коммерсанта Джека Найта, но он не собирался осложнять себе жизнь, охраняя прелестную девушку от грубых матросов…
В надежде отпугнуть красавицу Найт постарался предстать перед ней в образе коварного соблазнителя.
Однако игра, затеянная им, приняла совершенно неожиданный оборот – Джек и сам не заметил, как влюбился без памяти…


Следующая страница

Глава 1

Февраль 1818 года
Как хочется танцевать!
Под подолом белого… нет, голубого… нет, зеленого шелкового платья мысочек атласной туфельки отстукивает такт в ритм изысканной мелодии оркестра.
Бесчисленные свечи в хрустальной люстре наполняют бальный зал золотистым сиянием. По блестящему паркету под звуки нового, смелого танца – вальса – скользят пары. Дамы, в нежных, светящихся шелках, джентльмены – во фраках.
Внезапно она ощутила на себе чей-то пристальный взгляд и, быстро выглянув из-за нарядного веера, успела заметить высокую статную фигуру молодого человека, но летящие в танце пары тотчас заслонили его.
Сдерживая волнение, она ждала, чувствуя, что незнакомец приближается. Сейчас он пригласит ее встать с ним рядом в круг танцующих. Сердце стучит все сильнее. Через мгновение она разглядит лицо таинственного гостя, героя, предназначенного ей судьбой…
Волосы у нее на затылке зашевелились от острого предчувствия опасности. Иден Фарради очнулась от своих сладких мечтаний. Окружающая реальность напоминала о себе звуками и запахами черной и влажной ночи в тропическом лесу.
Вместо хрустальных канделябров – единственная древняя лампа на бамбуковом столике у гамака под полупрозрачной москитной сеткой. Вместо танцующих дам и кавалеров – вьющиеся вокруг лампы ночные бабочки, а за стенами резиденции натуралиста – домика на высоких сваях – непроглядная темнота, кишащая невообразимыми формами жизни.
Оглушительно звенели цикады, обезьяны дрались за место на ветвях для ночлега, одни только попугаи прекратили свои визгливые свары. Из зарослей доносился рык ягуара, прогонявшего соперника со своей территории. Для хищников наступил час охоты.
Эти дикие звуки окончательно развеяли сладкие мечты о лондонском блеске. Остался лишь вдохновивший их прозаичный предмет – годичной давности экземпляр модного журнала «Ла белль ассамбле», присланный дорогой кузиной Эмили из самой Англии.
Чувство опасности все не отступало.
Она огляделась. Инстинкт, обостренный жизнью в джунглях, не позволял расслабиться. Иден протянула руку к пистолету, с которым никогда не расставалась. И тут услышала; сверху доносилось слабое, едва слышное шипение.
Иден подняла голову и встретилась взглядом с холодными выпуклыми глазами чудовищной восьмифутовой змеи. Ядовитые клыки ее влажно блестели, раздвоенный язык подрагивал. Замирая от ужаса, Иден медленно отстранилась. Двигаться быстрее она не решилась.
Огромная змея охотилась на теплокровную добычу и, казалось, слышала отчаянный стук сердца Иден. Эти твари вообще часто появлялись в человеческом жилье: после людей оставались крошки, крошки привлекали мышей, а мыши – этих жутких рептилий, имевших обыкновение нападать при малейшем раздражении.
Укус такой змеи означал неминуемую смерть.
Грациозно извиваясь, незваная гостья скользнула вверх, к старым балкам под крышей. Должно быть, она уже давно охотилась на нагулявших жирок грызунов, потому что сейчас змея обвила собою шест, на котором висел гамак, и молча рассматривала Иден, словно размышляя, какова та на вкус.
Иден поразилась, увидев, что мерзкая тварь легко прорвала москитную сетку своими острыми клыками, с которых разлетались капли яда, способного за час убить крупного мужчину. Иден приходилось наблюдать, как это происходит. Не самая легкая смерть.
Змея угрожающе изогнула шею, сверкнули клыки, и злобная рептилия бросилась в атаку.
Иден резко отстранилась, схватила пистолет и выстрелила. С губ ее слетел крик отвращения, когда отстреленная голова твари шлепнулась на страницу ее обожаемого журнала.
– Чертова… – начала было Иден, но замолчала, ибо воспитанные лондонские леди вслух не ругаются.
Проклятый журнал добирался до здешних мест целый год – его привезли с Ямайки.
Осторожно выбравшись из гамака, Иден мрачно посмотрела на раскрытую пасть змеи, чья кровь заляпала яркую страницу, потом закинула за спину золотисто-рыжую косу, отодвинула москитную сетку и вышла наружу, пытаясь выбросить из памяти очередную встречу со смертью.
– С тобой все в порядке, дорогая? – Безразличный голос отца Иден, доктора Виктора Фарради, прозвучал из рабочей палатки и разнесся по всему лагерю естествоиспытателя в самом сердце зеленой, исходящей влажным паром дельты Ориноко в Венесуэле.
Иден бросила на отца рассеянный взгляд.
– Все хорошо, папа, – отозвалась она и дрожащей рукой убрала пистолет. «Господи, как же я хочу выбраться отсюда!»
Скорчив гримасу, Иден подняла журнал и, держа его перед собой, как поднос, со стоическим видом понесла оторванную змеиную голову к грубо сколоченному парапету, нависающему над широкой темной рекой. Без всяких церемоний она швырнула голову в мутный поток и услышала, как та шлепнулась в воду. Через минуту ее наверняка кто-нибудь слопает. Таков закон джунглей: съешь сам или съедят тебя. Иден бросила настороженный взгляд на реку – там, в свете фонаря, поблескивали десятки пар красных глаз. Вдруг, почти не всколыхнув темную воду, из глубины вынырнуло нечто огромное. Иден тряхнула головой – крокодилы, ядовитые змеи, высасывающие кровь летучие мыши, – а отец рассуждает о том, что Лондон опасен!
– Терпение, – прошептала она, скоро все это закончится, они отправятся домой, в Англию, хочет этого отец или нет.
Иден решительно посмотрела в сторону рабочей палатки и кивнула – время пришло. Ожидание становилось невыносимым. Она должна узнать о решении отца прямо сейчас. Иден вырвала испорченные страницы журнала, отложила их для растопки и вышла из построенного на туземный манер домика – палафито, направляясь к главной рабочей палатке натуралистов.
По периметру лагеря тянулась цепочка горящих факелов, чтобы отпугивать диких зверей, но от москитов спасения не было. У костра в центре лагеря Иден приветливо кивнула трем чернокожим слугам, которые ответили ей белозубыми улыбками. Дневная жара отступила, и слуги в легких одеждах готовили себе ужин.
Иден перебросилась с ними несколькими шутливыми словами и проследовала дальше. Полотняные юбки спиралью закручивались вокруг ее ног, ступни в ботинках на толстой подошве при каждом шаге утопали в мягком дерне. Взгляд Иден был решительно устремлен вперед, но сомнения терзали ее сердце.
Военного образца палатка служила рабочим кабинетом доктору Виктору Фарради. Сейчас он и его надежный помощник, австралиец Коннор О'Киф, склонились над старой, потертой картой. Складной стол был завален образцами, собранными во время сегодняшней вылазки. Местный шаман показал им место, где растут лекарственные растения. В тусклом оранжевом свете лампы лица ученых выглядели напряженными и серьезными.
И неудивительно. Прошмыгнув мимо испанских кораблей, патрулирующих прибрежные воды, курьерское судно доставило из внешнего мира не только бесценный для Иден журнал, но и кое-что еще.
Столь же долгий путь в эти места проделало послание лондонского поверенного, представлявшего аристократического патрона экспедиции. В письме сообщалась грустная весть: несколько месяцев назад старый филантроп, четвертый граф Пембрук, к несчастью, отправился за вечной наградой на небеса.
Наследник его светлости, пятый граф Пембрук, молодой франт, был, если верить светской хронике в «Ла белль ассамбле», игрок и повеса, впрочем, весьма приятной наружности. Сейчас новый лорд Пембрук строил прекрасный загородный дом, а все художники, ученые, музыканты и скульпторы могли, по его мнению, отправляться к черту. Именно это и сообщал по поручению его светлости лондонский адвокат.
Короче, знаменитый доктор Фарради лишился финансирования своих исследований. Иден чрезвычайно обрадовалась такому повороту в делах, но у нее хватило ума промолчать. Отец, получив это известие, страшно побледнел, ибо, как истинный ученый, был беззаветно предан своему делу. Сама Иден, в которой мечтательность сочеталась с практичностью, понимала, что, вернувшись в Англию, они не умрут с голоду.
Опытнейшему врачу, а теперь еще и автору множества научных работ, доктору Фарради давно предложили в Лондоне очень достойную должность преподавателя в Королевском медицинском колледже. Если он ее примет, как и следует, Иден вместе со своей кузиной Эмили сможет прогуливаться в Гайд-парке среди других элегантных леди, заставляя молодых повес вываливаться из своих модных фаэтонов, глядя ей вслед.
Скоро, очень скоро – кто бы мог такое предвидеть? – у нее начнется нормальная жизнь!
Сцепив за спиной руки, Иден негромко кашлянула, чтобы привлечь внимание джентльменов. Они были так заняты беседой, что не заметили появления девушки. Теперь же одновременно подняли головы, прервав негромкий разговор.
– Ну, мальчики, – Иден жизнерадостно улыбнулась, стараясь развеять мрачное напряжение, которое они все чувствовали, – когда же мы отправляемся домой?
Однако шутка не имела успеха, ученые настороженно переглянулись. Коннор, знавший, как Иден любит светские знаки внимания, хотя и с опозданием, но поднялся, приветствуя появление леди.
Коннор О'Киф, дочерна загоревший блондин ростом более шести футов, в плечах был вдвое шире любого из воинов здешней дельты. Сильный и молчаливый, он специализировался в зоологии, однако в последнее время Иден все чаще смущали его пристальные непонятные взгляды.
– Все в порядке? – спросил он. – Почему ты стреляла?
– Под полог забралась змея. Прости, Кон, пришлось выбирать: либо моя жизнь, либо – ее.
– О Господи! – протирая очки, воскликнул отец Иден и подался вперед.
– Ты цела?
– Цела, цела, – заверила его Иден.
– Коннор, не мог бы ты убрать останки этой твари, часть которых застряла в стропилах?
Австралиец мрачно кивнул.
– Я скоро вернусь, сэр.
– Да-да, а я как раз переговорю с дочерью.
– Ну разумеется. – Коннор с сочувствием сжал плечо Иден.
– С тобой действительно все в порядке? – пробормотал он.
Иден кивнула и заставила себя улыбнуться, пытаясь не обращать внимания на легкий собственнический оттенок в его голосе. Она так и не решилась высказать отцу свои сомнения относительно Коннора. Доктор любил австралийца, как родного сына. Кроме того, не следовало рубить сук, на котором сидишь. Иден прекрасно знала, что они полностью зависят от Коннора, который добывал еду, строил для них хижины, держал на расстоянии враждебных индейцев и забредавших в эти края ягуаров, однако ее не покидало ощущение, что молодой человек и ее рассматривает как свою заслуженную добычу.
– Присядь, дорогая, – обратился ученый к дочери, настороженно смотревшей вслед ушедшему Коннору. – Нам нужно многое обсудить.
– Это правда. – Иден с восторгом готовилась руководить подготовкой к отъезду. В конце концов, именно она является номинальной хозяйкой в доме отца. – Думаю, с помощью слуг мы за неделю все упакуем так, как должно. Надо будет особо проследить, чтобы твои ботанические коллекции не пострадали от влаги. Однако если мы сумеем перебраться через пролив на Тринидад, нам не придется слишком долго ждать какого-нибудь британского судна.
– Иден, – мягко, но решительно остановил дочь доктор. – Мы остаемся.
Иден долго смотрела на него молча, потом прикрыла глаза и с дрожью в голосе проговорила:
– О нет, отец, нет!
– Иден, я понимаю, ты потрясена, но мы получили такие великолепные результаты! Дорогая, ведь тебе нравится здесь, я знаю, нравится. Вспомни, какие у нас были замечательные приключения! Как мы забирались на деревья, чтобы исследовать кроны. Сколько обнаружили неизвестных науке животных и птиц! – Он погладил ее по руке. – Дорогая, ну не смотри на меня так печально. – Подумай, какие лекарства мы сумеем получить, сколько спасем человеческих жизней. Нельзя сейчас останавливаться, нельзя!
Иден заставила себя отвечать:
– Я думала, у нас теперь нет средств. Лорд Пембрук…
– …просто негодяй! – закончил фразу ее отец. – Но этот молодой бездельник не сможет остановить прогресс! Нам и правда придется теперь экономить, но мы ведь научились у индейцев жить тем, что дает земля. И мы же британцы! Мы должны, и мы будем продолжать нашу работу.
– Продолжать…
– Да, моя дорогая, да! – с юношеским энтузиазмом воскликнул доктор. – У меня есть план.
«О нет!»
– План?
– Мы отправимся в глубь континента, Иди. Глаза девушки в ужасе распахнулись.
– Ты хочешь сказать, что…
– Да, – с восторгом прошептал он, не в силах сдержать свою радость. – На Амазонку!
Иден открыла рот, но отец принял ее страх за восхищение.
– Ты только подумай, дочка! Нас ждут потрясающие приключения. Там неизведанная земля. Конечно, дельта была нам матерью и учителем, она готовила нас, но наша судьба – Амазонка! – Он сжал ее руку, пытаясь передать дочери свое волнение, но Иден выдернула ладонь и вскочила на ноги.
– Ты сошел с ума!
– Но, Иди…
– Я догадывалась, а теперь случилось то, чего я всегда боялась. Ты слишком долго жил в джунглях, отец, это помутило твой разум. О Господи, со мной будет то же самое! – Она прижала ладони к лицу, но доктор лишь рассмеялся в ответ. – Я не шучу! – продолжала Иден. – Я туда не поеду. Одумайся! Там живут охотники за головами, людоеды! Они не то что здешние мирные индейцы-вароа.
– Глупости! Коннор сумеет нас защитить. Иди, ты мне нужна. Ты же понимаешь, я не могу без тебя обойтись! Пока мы вместе, ты будешь в абсолютной безопасности. Клянусь, как только мы покорим Амазонку, мы сразу вернемся в Англию. Я напишу книгу и кое-что докажу этому Гумбольдту. Нам никогда больше не придется искать богатого покровителя.
Она не могла вымолвить ни слова в ответ. Когда мать лежала на смертном одре, Иден обещала ей заботиться об отце, но что делать, если этот человек не желает думать о своей безопасности?
– Отец, – скрестив на груди руки, обратилась она к доктору, – тебе пятьдесят пять лет. Твой идол Гумбольдт был в самом расцвете сил, когда совершил это путешествие, и едва не погиб при этом.
В ответ раздалось раздраженное рычание. Иден тотчас поняла, что аргументы, ранящие гордость отца, ей не помогут, и сменила тему:
– Кстати, об этих джунглях, ты не забыл, что Венесуэла сейчас воюет?
– Разумеется, не забыл. Я еще не выжил из ума. Но что с того?
– Чтобы добраться до Амазонки, надо пересечь равнину, а лланос сейчас – основное поле битвы между испанской короной и восставшими колонистами.
– Ну и что? Мы успеем. Сейчас как раз временное затишье. Внутренние районы надежно контролируются мятежниками. Испанцы держатся поближе к берегу и своим кораблям. Никаких трудностей.
– Никаких трудностей? – Иден чуть не расхохоталась ему в лицо. – Начнем с того, что каждая из сторон будет считать тебя шпионом. Испанцы заподозрят в тебе союзника повстанцев, а колонисты решат, что ты работаешь на испанцев.
– Будь это правда, меня давно бы выслали из страны. Черт возьми, Иди, я уже говорил этим проклятым бюрократам в Каракасе: наука вне политики. Здесь я работаю на все человечество.
– О Господи! – Иден спрятала лицо в ладонях. – Ты здесь прячешься от мира, вот и все.


– Что ты сказала? – потрясенно спросил отец.
Иден вздохнула и взяла себя в руки.
– Ничего, отец.


– Вот что я тебе скажу, моя девочка, следи за своими словами, – с достоинством произнес доктор, снова опустился на простой деревянный табурет и оправил куртку. – Конечно, я позволяю тебе много вольностей, но все же я – твой отец.
– Да, сэр. – Иден опустила голову. – Но…
– Что «но», дитя мое?
Иден с надеждой вглядывалась в его лицо.
– В прошлом году ты обещал мне, что мы вернемся в Англию.
Похоже, доктору было неприятно это слышать. Он нахмурился, отвел взгляд и демонстративно занялся своими ботаническими находками.
– Англия, Англия… Что ты забыла в нашей убогой стране? Неужели думаешь, что жизнь там будет сказкой? Я старался уберечь тебя от ее соблазнов. Ты мечтаешь о балах и роскошных экипажах, но в тамошней жизни есть и темная сторона. – Он бросил на нее взгляд из-под очков. – Болезни, преступления, подлость, бедность… Здесь ничего этого нет.
– Но нет и ни одного собеседника! – со слезами вскричала Иден.
Отец смотрел на нее с сочувствием.
– Глупости, здесь есть я. И Коннор. Разумеется, он не очень разговорчив, но если разговорится, его стоит послушать. Ну-ну, будет, будет, дитя мое. – И он ласково похлопал дочь по руке. – Уверяю тебя, мы гораздо более умные собеседники, чем те, которых можно встретить в лондонских гостиных.
– Хочу хоть раз услышать, как разговаривают нормальные люди, – чуть слышно пробормотала Иден.
– Нормальные? – фыркнул доктор. – Это просто синоним посредственности. Иди, поверь, эти лондонские вертушки, которыми ты так восхищаешься, самые пустые, примитивные и никчемные люди на всей земле. Ленты, шляпки, туфельки – и больше ни единой мысли! Неужели ты хочешь стать такой же?
Иден подавила вздох – начинается лекция.
– Только подумай, сколько у тебя здесь преимуществ. Одеваешься как хочешь, говоришь что хочешь, поступаешь как хочешь. Ты же понятия не имеешь, как третируют этих светских красоток их дуэньи, чья единственная задача в жизни – следить за каждым шагом своих подопечных. Да ты через день сойдешь с ума! Подумай, сколько свободы ты имеешь здесь – свободы и образования.
«Свободы? – задумалась Иден. – Почему же я чувствую себя как в тюрьме?»
– Я воспитывал тебя скорее как сына, чем как дочь, – продолжал ученый, ступая на знакомую тропу. Иден знала эту речь почти наизусть. – Подумай, неужели твои утонченные леди способны без ошибок назвать все изученные виды семейства Агасасеае? Или приготовить лечебный чай от желтой лихорадки? Зафиксировать сломанную ногу? Думаю, нет, – с гордостью закончил он. – Ты, моя дорогая, просто уникальна.
– Отец, я не желаю быть уникальной, – устало возразила Иден. – Я просто хочу вернуться к людям. Хочу быть чьей-то, а не сама по себе.
– Ты – моя, разве этого мало?
Чувствуя, что попала в ловушку, Иден отвела взгляд. Все он понимает, только притворяется.
– Разве я не была послушной дочерью? Не поддерживала тебя во всем, не ухаживала за тобой, не помогала в работе, не исполняла все просьбы?
– Ты права, – с неохотой признал отец.
– Папа, говорят, в Англии женщину называют старой девой, если она не выйдет замуж к двадцати пяти годам. Я понимаю, тебе не до подобных мелочей, но вспомни – в прошлом месяце мне исполнилось двадцать три. – Доктор было фыркнул, но Иден опустила голову и продолжила: – Пожалуйста, хоть раз выслушай меня без насмешек. Меня влекут не только балы и экипажи. Я признаю, мне нравятся такие вещи, а какой девушке не нравятся? Но дело не только в этом. Ты бы должен уже достаточно меня изучить, чтобы не думать подобным образом.
– Иди, дорогая, так в чем же дело? – более мягким тоном спросил доктор. – Что так тебя тревожит?
Иден смущенно взглянула на отца:
– Неужели ты не понимаешь? Я… я хочу найти… кого-нибудь.
– Кого?! – в нетерпении вскрикнул он.
– Я сама еще не знаю. Того, кого я смогу любить.
– Так вот, значит, ты о чем, – удивленно пробормотал доктор.
Иден еще ниже склонила голову, пряча вспыхнувшие румянцем щеки и мечтая провалиться сквозь землю от стыда, однако отец с энтузиазмом захлопал себя по бокам и воскликнул:
– Чудесно! Ведь решение этой проблемы все время было у нас под носом!
Иден с надеждой подняла на отца взгляд. Доктор мотнул подбородком в сторону, куда удалился Коннор. Лицо Иден вспыхнуло.
– Папа, прошу тебя, не начинай все сначала! – прошептала она.
– Ну почему же нет? Если все эти разговоры лишь оттого, что тебе нужно найти мужа, не надо далеко ходить. Если тебе нужен мужчина, возьми Коннора.
– Папа! – в отчаянии вскрикнула Иден.
– Он боготворит тебя. Да ты и сама знаешь. – На губах доктора появилась улыбка, в голосе звучали гордость и легкая насмешка, словно бы Иден была четырехлетним ребенком, без запинки прочитавшим греческий алфавит. – Он действует с моего благословения. Мы по-прежнему будем вместе и продолжим работу. Очень удобно. Чем он плох?
Отец явно забыл случай в лесу, когда Иден было шестнадцать лет.
Иден опять склонила голову, не желая напоминать ему, ей так не хотелось говорить об этом.
– Ты нравишься Коннору, Иден. Тут все ясно. Он тысячу раз это показывал. И он подходящая для тебя пара, разве нет? Бесстрашный, деятельный – настоящий мужчина. Сильный, здоровый, с хорошими инстинктами. И ум у него острый. – Отец продолжал перечислять многочисленные достоинства своего протеже, а Иден подняла голову, скрестила на груди руки и смотрела на отца, словно бы умоляя того замолчать. – Конечно, здесь нет священника. Но что значит какая-то формальность в подобном месте? Вас может поженить местный шаман. Или вы можете обручиться на шотландский манер – по договору. Не беспокойся, девочка, в этом нет ничего постыдного. Природа берет свое. Все существа, достигая репродуктивного возраста, находят себе пару.
– Отец, я больше не могу! – воскликнула Иден, вконец расстроенная этим заявлением ученого натуралиста. – Неужели в твоей душе нет места романтике? Идея размножения хороша для лягушки, или обезьяны, или рыбы. Но я-то – молодая, красивая… во всяком случае, достаточно привлекательная леди. Пока молода, я хочу цветов, стихов, бонбоньерок с конфетами, прогулок в парке. Неужели это так много? Хочу, чтобы за мной ухаживали денди. Хочу внимания, поклонников. Может быть, я действительно смогу назвать все виды семейства Агасасеае, но это лишь доказывает, в какую чудачку я здесь превратилась.
– Коннор ведь тоже. Так что два сапога – пара.
– Ну поговори же со мной серьезно! – Иден со вздохом присела на табуретку. – Мне он не подходит. Папа, я надеюсь хотя бы со временем насладиться плодами цивилизации, а Коннор думает об этом еще меньше, Чем ты. Он так мучается, когда мы отправляемся с визитом к нашим друзьям в Кингстоне. Ни с кем не разговаривает. Задумавшись, сидит в углу и даже не пытается вписаться в общество.
– Что ж, Иден, он застенчив.
– Я знаю и очень ему сочувствую, но я не хочу выходить замуж за человека лишь потому, что ему сочувствую, – яростно зашептала она, чтобы Коннор с его острым слухом не услышал и не обиделся.
– Ну что же, – вздохнул доктор, – решай сама. Но, боюсь, здесь ничего нельзя поделать. Теперь, когда финансирование прекратилось, мы не можем заплатить за дорогу.
– Неужели ты не можешь договориться о кредите?
– И влезть в долги ради того, чего я сам не желаю? Ты хочешь, чтобы я стал таким же расточительным, как лорд Пембрук?
– Мы могли бы расплатиться, когда ты получишь место в колледже.
– Нет, Иден. Я не приму это предложение никогда. – Он резко поднялся и отвернулся, избегая его взгляда. Иден пораженно застыла на месте. – Я хорошо все обдумал, – резким тоном продолжил он. – Следовало, наверное, рассказать тебе раньше. Знай, я не смогу выполнить обещание, которое ты заставила меня дать в прошлом году. Мы не вернемся в Англию, а что касается Лондона, то я скорее отправлюсь в ад.
– Что? – побледнев, выдохнула Иден.
– Мне приходится нарушать слово, данное тебе, дочка, но ты – все, что у меня осталось. Будь я проклят, если позволю затянуть тебя в эту вонючую, греховную сточную яму, убившую твою мать, – закончил он с горечью, от которой сердце Иден сжалось.
Доктор Фарради усталым жестом отшвырнул перо. В свете лампы лицо его выглядело страшно осунувшимся.
Иден никак не могла поверить услышанному. Нет, он не может, просто не может так поступать! Отец до сих пор не оправился после смерти матери. Глаза Иден наполнились слезами сочувствия, ведь он так и не справился с болью утраты, круто изменившей их жизни. Иден подошла и положила голову ему на плечо.
– Папа, – прошептала она. – Ты же не виноват, что так случилось. Ты не мог ее спасти.
– Иди, я был ее мужем и ее врачом. Кого еще я могу винить? Бога? – Голос отца зазвучал спокойнее, он словно бы признавал поражение. – Успокойся, детка, успокойся. Сейчас я возьму себя в руки.
«Не возьмешь. Не возьмешь. Прошло уже двенадцать лет». Чувствуя пронзительную боль в сердце, Иден обняла отца.
– Папа, мы не можем оставаться здесь вечно.
Доктор молчал.
– Я знаю, ты пытаешься уберечь меня, но неужели ты веришь, что мама действительно хотела бы этой участи для нас обоих?
– Должен тебе напомнить, что именно в твоей маме причина нашего пребывания здесь. – Он глубоко вздохнул и выпрямился. – Все лечебные средства, которые мы здесь открываем, посвящены ее памяти.
– Перестань истязать себя, – прошептала Иден. – Мама ни за что не захотела бы, чтобы ты навеки изолировал себя от мира. – Она не стала добавлять, что отец отрезает от мира не только себя, но и ее. – Я знаю, своей работой ты хочешь воздать маме честь, но, по-моему, больше всего она хотела бы иметь… внуков.
Уже через секунду Иден поняла, что не следовало этого говорить, не следовало. Прямо у нее на глазах отец словно окаменел, покачал головой, а потом, подобно моллюску, захлопнул створки раковины, повернулся к ней спиной и склонился над микроскопом, скрываясь от боли страшной потери в своем знакомом, упорядоченном мире, который уже много лет давал ему приют.
– Экспедиция на Амазонку выступает, – бесстрастным тоном произнес он. – Жаль, что тебя это не радует, но приходится чем-то жертвовать. Желания индивидуума – ничто по сравнению со всеобщим благом. Ты будешь сопровождать меня, как всегда. Я твой отец. Таков мой ответ. А теперь, извини, я должен работать.
По его тону Иден поняла, что потерпела поражение. Спорить бесполезно, она прекрасно знала это его мрачное, отстраненное состояние. Любой сколько-нибудь важный разговор о матери всегда повергал отца в это тяжелое окаменение, особенно если возникала тема их так и не наступившего совместного будущего.
Иден сдержала слезы и в оцепенении отправилась в палафито.
Коннор встретил ее молчаливым взглядом. Он стоял, опираясь на столб, с которого снял мертвую змею. Иден старалась избежать его вопрошающего взгляда, опасаясь, что Коннор слышал нелепое предположение отца об их браке.
Австралиец наблюдал за ней с угрюмым терпением охотника. Иден покачала головой:
– Он лишился ума! В своем стремлении облагодетельствовать человечество он убьет себя и нас. Амазонка!
Однако Коннор, разумеется, знал о планах отца. Иден подозревала, что это вообще может быть его идеей.
– Что бы твой отец ни сказал, ты же знаешь, он хочет тебе только добра.
– Знаю, – отозвалась Иден, подошла к перилам и стала смотреть на темную реку.
Коннор подошел и облокотился рядом с ней на перила. Краешком глаза Иден видела, что он на нее смотрит.
– Вам нечего бояться, Иден. Я не допущу, чтобы с вами обоими что-нибудь случилось.
– Я хочу вернуться домой.
– Твой дом здесь.
– Нет, Коннор, нет. Ты здесь – дома, а я нет.
Иден сердито повернулась к собеседнику.
Бронзовое лицо Коннора потемнело. Может быть, до него наконец дошло, что она хочет ему сказать? Он опустил взгляд и в холодном гневе оставил Иден в одиночестве. Она прикрыла глаза, вздохнула, а потом опять стала смотреть на чернильно-темную воду Ориноко. Великая, смертельно опасная река была единственной дорогой в непроходимые джунгли. И единственной дорогой обратно.
Высокий, худой, одетый во все черное лорд Джек Найт прикурил сигарету от факела у себя в руке, легко нагнулся и поджег фитиль пушки.
Раз… два… три…
– Бум, – без улыбки пробормотал он, когда по аллее раскатился звук выстрела. Огромное ядро, как комета, неслось по темному небу. В черных, будто стеклянных, водах Ориноко отразился его огненный след.
Ядро с грохотом обрушилось с небес и врезалось в гигантскую скалу, торчащую из черной воды, знаменитую Пьедра-Медиа – срединный камень, на котором ежегодно отмечали подъем воды в реке, – очень удобную цель.
Прямое попадание!
За спиной англичанина креольская публика разразилась бурными аплодисментами и восторженными криками, которыми приветствовала любое событие в своей жизни.
– Браво, капитан!
– Отличный выстрел!
Весь этот восторг оставил Джека равнодушным.
Самые почтенные жители Ангостуры построили свои элегантные, белые виллы на высоком каменистом склоне, с которого открывался великолепный вид на реку. Богатые креольские лидеры местной революции могли по достоинству оценить мощь и точность орудий, которые поставлял им Джек.
– Лорд Джек, вы привезли нам прекрасные образцы артиллерии!
– Они помогут вам отогнать испанцев, если те решат подняться по реке, – пробормотал Джек. – И вот это тоже. – Он указал на несколько дюжин ящиков с отличными бейкеровскими винтовками.
Жаль, что Боливар не смог увидеть все своими глазами. Вождь повстанцев был занят, пытаясь превратить орду полуголодных крестьян и неграмотных фермерских сыновей в настоящую армию.
«Помоги им Господь», – подумал Джек, зная, что в этот самый момент пятнадцать тысяч солдат королевских войск ожидают на кораблях приказа к атаке.
Король Фердинанд, испанская марионетка Габсбургов, по слухам, весьма неприятный субъект, недавно возвращенный на трон предков вследствие поражения, нанесенного Наполеону адмиралом Уэлли и его компанией, вознамерился укрепить свою захиревшую власть и послал большие силы за океан, чтобы уничтожить надежды колонистов на свободу и независимость.
У Джека были свои причины вмешаться. По натуре он не был идеалистом, скорее циником, тем не менее ему было горько сознавать, что начнется бойня, если кто-нибудь не поможет этим несчастным.
– Сэр, пожалуйста, – обратился к нему верный лейтенант Кристофер Трайерн и вручил уже заряженную винтовку.
Джек прижал приклад к плечу, целясь в мерзкую летучую мышь – местного вампира, хлопавшего кожистыми крыльями над рекой.
– Какое расстояние до нее? – спросил дон Эдуардо Монтойя, владелец ближайшей виллы и самый видный финансист восставших.
– Две сотни ярдов.
Крэк!
Эхо выстрела покатилось по склону. Истекающий кровью вампир полетел в темную воду. Удовлетворенный Джек протянул винтовку лейтенанту:
– Перезаряди для сеньора Монтойи.
– Есть, капитан.
В доках у подножия холма люди Джека продолжали разгружать ящики с речного судна, на котором Джек прибыл менее часа назад. Этим ребятам случалось бывать под огнем, но даже они нервничали, слыша беспорядочную пальбу из новых британских винтовок, которой предавались местные революционеры.
– Дайте мне попробовать! – воскликнул Карлос, двадцатилетний сын Монтойи.
Покинув общество трех смуглых красавиц, юный идальго подошел к каменной балюстраде, опоясывавшей великолепную террасу.
Джек искоса бросил на молодого человека оценивающий взгляд. Он уже распознал в этом Казанове неисправимого соблазнителя всех местных служанок. Да и стоит ли парня винить? Ох уж эти южноамериканские женщины! Любая не уступит Елене Троянской.
Тут Джек заметил, что одна из красоток проявляет к нему настороженный интерес. Волшебное создание: карамельного цвета кожа, черные волосы до талии.
Девушка почувствовала его взгляд, опустила глаза и скрылась в доме. Очевидно, вернулась к своим обязанностям.
Он тяжело вздохнул, поджал губы и отвел взгляд.
Еще одну напугал до смерти. Должно быть, его мрачная репутация добралась до этих мест раньше его.
Карлос вынул винтовку из ловких рук Трайерна и приложил ее к плечу.
– Ого! Из этой штуки я убью сотню испанцев!
Джек фыркнул:
– Себя не убей.
Карлос нажал на курок и поразил цель.
– Ха! – С горделивой улыбкой он кинул ружье Джеку и отправился к своему гарему наслаждаться заслуженным восхищением.
Сардонически улыбаясь, Джек наблюдал за юнцом. В этом возрасте он тоже считал себя неотразимым.
– Позвольте дать вам один совет, – обратился он к дону Эдуардо. – Держите вашего молодца подальше от настоящей битвы. Он еще молод и слишком рвется к славе.
– Друг мой, это легче сказать, чем сделать! – И дон Эдуардо дружески похлопал Джека по спине. – Пройдем в дом и выпьем.
Они прошли в роскошную виллу, где высокие – от пола до потолка – окна выходили на просторную террасу. Ночной бриз играл прозрачными шторами, охлаждая прекрасно обставленную гостиную. Картины в позолоченных рамах, изящная мебель могли бы украсить парадные залы Лондона или Парижа, но находились далеко от подобных центров цивилизации. Столица Каракас, удаленная отсюда на две сотни миль, располагалась на берегу и, к несчастью, оказалась в руках испанцев. Повстанцы, контролирующие внутренние районы, избрали своей временной столицей Ангостуру и превратили ее в настоящую крепость.
Город напоминал Джеку Новый Орлеан: за невысокими холмами с их обильно цветущей растительностью, тенистыми дубами, покрытыми испанским мхом, тянулись бесконечные мили заливаемых приливом равнин, по-местному, – лланос, пока наконец Ориноко, эта главная артерия Венесуэлы, не ныряла в непроходимые джунгли, чтобы потом излиться в океан.
– Лорд Джек, сколько времени вам добираться до Англии?
– От четырех до шести недель, в зависимости от ветра.
– Надеюсь, вам будет приятно услышать, что, одержав победу, Боливар намеревается в знак благодарности наградить вас десятью тысячами акров плодородных пастбищ. – Монтойя оторвался от разглядывания этикетки на бутылке старого портвейна и проницательно посмотрел на гостя. Джек ответил ему недоуменным взглядом.
– В этом нет необходимости.
– Но, милорд, мы очень благодарны вам за поддержку, которую вы оказываете нашему делу. Убедитесь сами. – Монтойя разлил вино, развернул карту и склонился над нею, рассматривая подпись Боливара. – Освободитель здесь сам обозначил границы ваших владений. Нам хочется, чтобы вы приняли их… в качестве дара.
– Позвольте взглянуть… – Джек очертил кинжалом границы земель, которые он должен был получить по воле вождя. Его губы изогнулись в циничной усмешке.
Взятка.
Значит, они ему не доверяют. Джек почувствовал себя оскорбленным, но, впрочем, не удивился. К чему обижаться? Он опустил ресницы, скользнув взглядом по карте. Ему не нужны ни их деньги, ни земли, но, если это успокоит повстанцев, он вполне может сделать вид, что проглотил наживку. В конце концов, разве можно ожидать благотворительности от Черного Джека Найта? Разве у него есть сердце?
И кстати, успех этого отчаянного мятежа действительно сулит значительные прибыли, ведь для английских торговцев откроется целый континент.
Испания веками хозяйничала в Южной Америке, огнем и мечом насаждая и ревниво охраняя свою монополию в колониях. Если Боливар сумеет порвать эти цепи, то риск, на который решился Джек, помогая мятежникам, принесет обильные плоды, ибо «Найт энтерпрайзис» окажется здесь в ряду первых иностранных компаний и сможет заключить самые выгодные торговые соглашения с новыми независимыми государствами.
К несчастью, без немедленной помощи у колонистов почти не было шансов на победу.
У мятежников было достаточно серебра, но им не хватало людей. Джек, обосновавшийся на соседней Ямайке, как раз знал, где в изобилии имелся этот недостающий ресурс – среди перебивающихся на половинном окладе героев Ватерлоо. Тысячи британских солдат, вернувшихся домой после победы над Наполеоном, вдруг обнаружили, что в Англии для них нет ни работы, ни шансов прокормить семью.
В Англии, Шотландии, Ирландии сейчас в избытке имелись обученные, закаленные в боях воины, многие из которых с удовольствием отправятся наемниками в Южную Америку, тем более что помощь Боливару вполне можно назвать благородным делом, если кого-то из этих людей действительно беспокоит подобный вопрос.
Однако парламент только что издал закон, запрещающий британским солдатам участвовать в этой войне.
Видимо, англичане, сражающиеся бок о бок с венесуэльскими повстанцами, чтобы лишить Испанию ее колоний, способны вызвать основательное недоумение в Мадриде.
Британское министерство иностранных дел лишь недавно вытащило страну из двадцатилетней войны с Францией, и теперь дипломаты меньше всего хотели бы новых неприятностей с континентальным соседом, на сей раз – с Испанией.
Но Джек достаточно разбирался в солдатской психологии – у него имелся целый выводок братьев, среди которых был настоящий герой войны, – чтобы понимать: верность короне – это, конечно, хорошо, ради нее можно пожертвовать рукой или даже ногой, но только семья по-настоящему свята. Ни один уважающий себя воин из тех, кто помог уничтожить великую армию Наполеона, не станет сидеть сложа руки, когда его дети умирают с голоду, особенно если есть возможность взять свой мушкет и шпагу и прекрасно заработать в Южной Америке. А дальше требовался некто со связями в высших и низших сферах. Требовались решительность и достаточная осторожность, чтобы завербовать этих молодцов, не привлекая внимания британских властей, а кроме того, корабли, которые сумели бы проскользнуть мимо испанских патрульных судов.
Именно тут на сцене появлялся Джек.
Сейчас он поднял глаза от карты, молча кивнул, принимая дар, и сделал большой глоток портвейна.
На лице Монтойи отразилось явственное облегчение.
– Значит, договорились? Вы доставите нам людей?
– Людей? – Джек хохотнул. – Скажите Боливару, что я привезу вам дьяволов!
Вечером, стоя на балконе отведенных ему покоев, Джек смотрел на реку и пытался не думать о том, чем рискует в случае неудачи: свободой, компанией, возможно, шеей. Но страшило другое – снова оказаться лицом к лицу с миром, который он давно покинул и который его отверг.
Его мысль пролетела над темными водами Ориноко и унеслась к зеленым холмам и пестрым полям родной Англии. Трудно представить, что пройдет всего несколько недель, и после долгого изгнания он снова ступит на английскую почву. Очевидно, придется увидеться с братьями и – как же без этого? – с Морой.
Лицо Джека окаменело. Может быть, после стольких лет он все же спросит ее: окупился ли брак с маркизом?
Джек прошел в незнакомую комнату, стряхнул с себя жилет и отбросил его вместе с беспокойными мыслями. Проклятая жара! Как тут уснешь? Видимо, океанские бризы на элегантной ямайской вилле его избаловали.
Дом стоял на высоком утесе над морем. До Порт-Рояля, где располагалась компания «Найт энтерпрайзис», было рукой подать. Этот дом Джек построил для себя сам, но какая-то часть сознания по-прежнему не желала признать, что на земле у него есть пристань.
Джек начал стаскивать через голову рубашку, и в это время послышался осторожный стук в дверь.
– Да!
Джек ждал, полагая, что явился Трайерн с возникшими в последний момент вопросами относительно доставки тропической древесины твердых пород, в частности, очень редкого зебрового дерева, за которое, по всем расчетам, удастся выручить приличную сумму на лондонском рынке. Однако когда дверь приоткрылась, глаза Джека полезли на лоб, ибо внутрь заглянула хорошенькая сеньорита с террасы. В руках у нее был кувшин с водой и стопка полотенец.
– Это для вас, сэр, – с прелестным акцентом проговорила девушка.
У Джека закипела кровь, губы растянулись в коварной улыбке.
– Заходи, крошка! – И он окинул ее голодным взглядом, в очередной раз удивляясь неподражаемой красоте местных богинь. Девушка ответила ему застенчивым, но жарким взором.
От четырех до шести недель в море… И ни одна женщина не согреет ему постель…
Джек сунул руку в карман брошенного жилета и нащупал пару золотых монет – даром они ей не достанутся, это уж точно!
Должно быть, девушка почувствовала его взгляд и оглянулась через плечо, мгновенно оценив закаленные работой рельефные мускулы, шрамы, широкую обнаженную грудь.
Джек задрал подбородок, без слов предлагая ей насладиться открывшимся зрелищем. Красавица с усилием сглотнула; она явно была заинтересована, но громадный рост и мощное сложение, унаследованное Джеком от своего настоящего отца – боксера-профессионала, ее немного пугали. Скорее всего девушка привыкла к тому жилистому и, без сомнения, слишком нетерпеливому юнцу, которого они видели на берегу.
– Я не кусаюсь, – прошептал Джек, сдерживая улыбку.
– Милорд, что-нибудь еще? – Девушка осторожно приблизилась.
Не сводя глаз со своей добычи, он кивнул, сунул монеты в ее ладонь и начал расшнуровывать лиф. Девушка дрожала, но не сопротивлялась.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Его дерзкий поцелуй - Фоули Гэлен



Очень понравился роман!
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленЛена
27.04.2011, 21.27





Вся серия книг очень интересная!
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленОльга
14.05.2011, 14.12





Прочитала всю серию Семья Найт. Просто замечательно. Всем советую. Не пожалеете.
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленЕлена
6.10.2011, 11.48





Sobirayus prochest vsu seriyu!
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленAfa
15.06.2012, 11.12





Милый роман, соответствующий всем канонам жанра. По крайней мере, интересен, приятные главные герои. Есть приключения и сой маньяк. Развлекает.
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленВ.З.,66л.
26.02.2014, 8.47





Очень интересный роман и хорошие герои главные. Советую прочесть. Правда г герояня порой бывала через чур упрямой герой) просто умница: все понял, вытерпел и вернулся) читайте, не пожалеете ;)
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленАнна
18.06.2014, 12.41





Очень понравился роман, впрочем как и вся серия. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленАнна.Г
29.03.2015, 14.06





Кстати есть продолжение про кузенов Найт(это дети д.Артура) и их сестры Джорджианы и марткиза Гриффирта,это называется трилогия специй 1.Её единственное решение , 2.Её тайные фантазии и 3.Принцесса и воин
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленАнна.Г
3.04.2015, 15.32





Замечательные книги в серии про семью Найт) легко читаются и затягивают своим сожетом, всем советую)))
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленКатерина
19.04.2015, 13.35





Очень хороший роман, интересный сюжет, замечательные гл. герои, сильные характером, любящие сердцем.
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленТаня Д
5.06.2015, 21.34





Девчата!!! Помогите, только что читала нечаянно нажала, теперь не могу названия вспомнить. Там две сестры близняшки Наталья и Наташа, Таша вышла замуж за жениха Натальи,и муж ее не может простить за это напомните аааа... Пожалуйста!
Его дерзкий поцелуй - Фоули Гэлендиля
5.06.2015, 21.53





ДИЛЯ посмотрите в романах по темам - там есть все романы в разделе про близнецов - найдёте.
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленМазурка
5.06.2015, 21.59





Девчата!!! Помогите, только что читала нечаянно нажала, теперь не могу названия вспомнить. Там две сестры близняшки Наталья и Наташа, Таша вышла замуж за жениха Натальи,и муж ее не может простить за это напомните аааа... Пожалуйста!
Его дерзкий поцелуй - Фоули Гэлендиля
5.06.2015, 21.53





Лиля роман называется Заслужить любовь автор Аманда Браунинг
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленЭльвира
5.06.2015, 22.35





Как-то наивно. Проблемы героя высосаны из пальца: по-сути вся его родня абсолютно нормально к нему относилась. На моменте, где все такие брутальные братья "со стальными взглядами" ведут политический разговор и один из них говорит "я буду держать ушки на макушке", я слегка подперхнулась и разуверилась в их брутальности. Сцена перед бывшей возлюбленной тоже мужественности не прибавила. После стольких лет, закоренелый мужчина пытается ей что-то доказать? Вот мол смотри у меня теперь молодая и красивая и мы трахаемся каждый день - как это по кошачьи по-женски! Настоящий мужчина-герой и не вспомнил бы, поздоровался бы, улыбнулся и ушел... 6/10
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленВирджиния
6.10.2015, 2.13





Классный роман)
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленЛала
10.04.2016, 13.20





Прочитала всю серию книг автора.Наслаждалась,читала и днем, и ночью .Спасибо автору за прекрасно проведенное время.Жду новых романов.
Его дерзкий поцелуй - Фоули ГэленЛюбовь
12.11.2016, 7.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100