Читать онлайн Дьявольский соблазн, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.66 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Дьявольский соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Шесть недель спустя
Звон колоколов лондонского собора густым облаком плыл над крышами города, срывая с карнизов испуганные стайки голубей и заставляя их взмывать в небо. Моросящий мартовский дождь падал на протекавшую по Уайтхоллу реку из черных экипажей и пешеходов под зонтиками. К длинной похоронной процессии присоединилось немало зевак: все они с любопытством разглядывали лежавшее на катафалке тело виконтессы Стратмор.
Процессию, направлявшуюся к воротам аббатства, сопровождал полицейский эскорт. Катафалк был запряжен шестью вороными лошадьми с плюмажами; на их чепраках из красного бархата красовался фамильный герб Стратморов. За катафалком шли музыканты в клетчатых шотландских юбках.
На похороны собрались представители всех знатных семейств королевства, пожелавшие отдать последние почести леди Стратмор. Кортеж из черных экипажей, украшенных гербами, траурными лентами и венками, протянулся почти до Трафальгарской площади. Люди хранили молчание; слышался лишь цокот множества копыт и скрежет колес.
Находясь в толпе провожающих, Лиззи пыталась найти взглядом Девлина. В ее ушах звучал голос Августы: «Прошу вас, присматривайте за моим племянником, когда я уйду в мир иной…»
Виконтесса скончалась две недели назад: она умерла мирно, во сне, через месяц после визита Девлина. Когда утром миссис Роуленд обнаружила ее мертвой в кровати, перепуганные слуги вызвали доктора Белла, но он уже ничем не мог помочь. Тогда Лиззи написала записку Девлину.
Хрупкое тело виконтессы обмыли и, одев в саван, положили в сосновый гроб, больше похожий на дорогую шкатулку, обитую белым шелком, а потом отправили в Лондон, где виконтессу должны были похоронить в семейном склепе в Вестминстерском аббатстве, там же, где уже лежал ее супруг.
Лиззи долго плакала после смерти леди Стратмор, но, будучи христианкой, она утешала себя тем, что теперь Августе хорошо и спокойно на небесах.
Зато сейчас ее беспокоило состояние Девлина, потерявшего единственного близкого ему человека. В свое время она отказалась выполнить просьбу виконтессы, и ее сердце было не на месте. Лиззи постоянно думала о Девлине, хотя не видела его с той памятной ночи, когда они по обоюдному согласию предались страсти. Ей хотелось встретиться с ним, заглянуть ему в глаза, утешить, сказать, что он не один в этом мире, и в конце концов Лиззи решила предложить Дейву свою помощь и поддержку. Вот только согласится ли он на это?
Наконец она увидела его: виконт шагал впереди катафалка; его похожее на маску лицо хранило непроницаемое выражение.
Процессия остановилась у широких дверей старого храма, куда Дейв и еще несколько мужчин должны были внести гроб. Все это время виконт с отсутствующим видом принимал соболезнования пришедших на панихиду людей, входивших в храм нескончаемой вереницей: он благодарил их за то, что они пришли проводить в последний путь его тетушку. У Лиззи сжалось сердце от боли, таким Дейв выглядел несчастным и одиноким.
Стоя во дворе храма под деревом с голыми сучьями, девушка не сводила взгляда с лорда Стратмора, и вдруг ей стало ясно, о чем сейчас думает Дейв. Он вспоминал тот роковой пожар, который унес жизни его родителей и маленькой сестры. Теперь на всем белом свете у него не осталось ни одного близкого человека.
К горлу Лиззи подступил комок, и она решительно стала пробираться сквозь толпу. Подняв глаза, Дейв увидел ее, и на мгновение их взгляды встретились. Лиззи заметила, что на скулах виконта играют желваки, под глазами залегли глубокие тени. В глазах его затаилась тоска. Подойдя к нему, девушка остановилась, и они долго молчали. Лиззи хотелось броситься ему на шею и крепко обнять его, но кругом было слишком много народа. Рядом с Дейвом стояли двое лондонских щеголей и с интересом разглядывали окружающих, но Лиззи не обращала на них никакого внимания.
— О, Девлин, — прошептала она, качая головой, — я так сочувствую вашему горю…
Взгляд виконта затуманился.
— Спасибо вам, и благодарю вас за то, что вы пришли.
В его голосе слышалась боль.
— Я не могла не прийти. — Лиззи вздохнула. — Не хочу оставлять вас один на один с вашим горем.
Дейв пристально взглянул на нее, как будто искал у нее спасения. Все это время он постоянно думал о ней, и, когда увидел, что девушка пробирается к нему сквозь толпу, у него одновременно возникло два противоречивых желания: ему хотелось обнять ее и положить голову ей на грудь, и в то же время он не желал ее видеть. Виконт боялся, что в присутствии Лиззи он потеряет самообладание на глазах у толпы. На его глазах блеснули слезы, но это было непозволительной слабостью, и Дейв постарался взять себя в руки.
Смерть тетушки только укрепила Дейва в решении жить одиноко и сторониться людей. Он не желал заводить прочные связи, считая это единственным способом избежать душевной боли, — вот почему сочувственная улыбка Лиззи Карлайл и ее нежный взгляд подействовали на него словно соль, упавшая на его незаживающую рану.
Кроме того, сейчас он осуществлял очень опасные планы, намереваясь уничтожить своих врагов. Это была война не на жизнь, а на смерть, и Дейв не мог подвергать опасности близкого человека. В глубине души ему, разумеется, хотелось, чтобы Лиззи утешила его, но это желание он воспринимал как недопустимую слабость.
Отведя глаза в сторону, виконт дал Лиззи понять, что их разговор окончен; за ее спиной толпилось еще много желающих выразить ему свои соболезнования.
Лиззи вздохнула.
— Давайте поговорим позже, вы согласны? — Она попыталась поймать его взгляд. — Я угощу вас чашечкой кофе в кафе на Расселл-сквер.
— Увы, мисс Карлайл, — виконт покачал головой, — боюсь, я не смогу встретиться с вами.
Его взгляд блуждал поверх ее головы.
— Но почему? — удивленно спросила она. Дейв ответил не сразу.
— Мы не должны больше видеться, — наконец с трудом произнес он.
— Но вы же сами говорили, что если я буду в Лондоне, то… — Лиззи вдруг замолчала, догадавшись о причинах, по которым Дейв не хочет встречаться с ней.
— Не делайте этого, — прошептала она. — Не отталкивайте от себя друзей. Вам сейчас нельзя оставаться одному…
— Я привык к одиночеству…
— В вас говорит горечь утраты, но это пройдет, поверьте. В горе нужно опираться на поддержку близких людей. Я приехала сюда, чтобы помочь вам справиться с болью. Если я вам понадоблюсь, пошлите за мной; я остановилась в доме Найтов.
— Прошу вас, уходите. — Дейв отвернулся и на мгновение прикрыл глаза. В этот момент он ненавидел самого себя. Он пытался исключить Лиззи из своей жизни, расстаться с ней, чтобы больше никогда не причинять ей боли, но разве этим он не сделал ей больно?
Лиззи оттеснили в сторону, и виконт повернулся к тем, кто пришел проститься с его тетушкой. Поток желающих присутствовать на панихиде не иссякал. Когда Дейв поискал глазами Лиззи, то снова увидел ее в толпе — она по-прежнему следила за ним. Среди одетых в черное людей она выглядела юной, хрупкой и беззащитной. У Дейва сжалось сердце.
Внезапно Лиззи прижала к губам тыльную сторону ладони, отвернулась и стала пробираться сквозь толпу, а виконт все пытался убедить себя в том, что поступил правильно. Любовь принесла бы им обоим только боль и страдания. Лиззи Карлайл подошла слишком близко к нему, и он вынужден был действовать грубо и решительно. Он прогнал ее прочь, потому что нежность Лиззи способна была растопить его застывшее сердца, а это привело бы к непредсказуемым последствиям.
— Кто эта красотка? — поинтересовался Квентин, подходя к виконту; все это время он наблюдал за Дейвом и Лиззи, стоя в стороне и покуривая сигару.
Дейв сдержался, хотя ему очень хотелось наговорить грубостей своему новому приятелю, завсегдатаю клуба «Лошадь и коляска».
— Так, никто, — буркнул виконт.
— Не падайте духом, старина, — попытался ободрить его Квентин. — Теперь, когда у вас в кармане полмиллиона фунтов, вы сможете отлично развлечься и забыть свое горе! — Похлопав виконта по спине, Квентин вошел в храм.
Дейв бросил исподлобья презрительный взгляд на своих так называемых друзей. Вульгарный и бездушный исполин Квентин думал, что тетушка ничего не значила для него и что ему важны были только ее деньги. Он считал, что сегодня Дейв зря поддался эмоциям, и старался по-своему утешить его. Обязательства перед родными и близкими были для членов клуба «Лошадь и коляска» пустым звуком; для них вообще не существовало родственных отношений и сердечной привязанности.
Дейв бросил последний взгляд в ту сторону, куда ушла Лиззи, и отчаяние охватило его. Зато разум подсказывал ему, что это — к лучшему. Обида отдалит ее от Дей-ва и поможет забыть его. Враги Дейва не должны были догадываться о том, что эта девушка с каштановыми волосами и серыми кроткими глазами — его ахиллесова пята.
С тяжелым сердцем Дейв повернулся и вошел в храм.
«О Боже, какая же я дура!» — твердила себе Лиззи, быстро шагая под дождем по мокрой мостовой и едва сдерживая слезы обиды и отчаяния. Проклиная Девлина за черствость, она не могла не признать, что заслужила это оскорбление. Не надо было так глупо вести себя! Что общего может быть между смирившейся со своей несчастной судьбой девушкой и скучающим богатым аристократом?
Не захотев с ней общаться, Дьявол Стратмор правильно поступил. Чего еще она ожидала? Если бы она действительно что-нибудь значила для него, он дал бы о себе знать после отъезда в Лондон, но Дейв так ни разу и не написал ей и больше не приезжал в дом тетушки. И все же до сегодняшней встречи Лиззи в глубине души надеялась, что Дейв не смотрит на нее свысока и не считает человеком второго сорта. Однако теперь ее надежды рухнули. Дьявол Стратмор поступил с ней так же жестоко, как и Алек Найт.
Подойдя к дому Найтов у Грин-парка, Лиззи постаралась наконец взять себя в руки: ей не хотелось, чтобы герцог и герцогиня Хоксклифф заметили, как она расстроена. Когда после смерти леди Стратмор Лиззи переехала в этот особняк, бывшие опекуны радушно встретили ее и с радостью предоставили ей кров. Это были очень добрые и великодушные люди, и Лиззи ничуть не удивилась, увидев, что они сохранили ее комнату в неприкосновенности, как будто ждали, что она когда-нибудь вернется сюда.
И все же Лиззи понимала, что это не ее дом. Здесь она находилась в гостях, а ей так хотелось обрести свой собственный домашний очаг! Ей не было места в семье Найтов. Лиззи сначала надеялась на то, что ей поручат присматривать за маленьким Бобби, двухлетним сыном Роберта, поскольку жена герцога, Бел, ждала второго ребенка, но вскоре она поняла, что в ее услугах здесь не нуждаются: Бел и няня Бобби вполне обходились без посторонней помощи. Пребывание в доме Найтов было для Лиззи тягостным еще и потому, что она боялась столкнуться здесь с Алеком.
Холостяк Алек, младший из братьев Найт, жил в шикарных апартаментах Олбани, но, поскольку фамильный особняк находился по соседству с клубами, которые он обычно посещал, молодой человек частенько захаживал в гости к баснословно богатому Роберту, чтобы занять у него деньги, и по-прежнему продолжал играть в карты.
Внезапно Лиззи подумала о том, что, возможно, старые школьные приятели Алек и Дейв снова подружатся. Девлин унаследовал большое состояние, и теперь Алек сможет занимать у него деньги, чтобы оплатить карточные долги. Впрочем, для нее было бы лучше поскорее выбросить эти мысли из головы и навсегда забыть и одного, и другого.
Войдя в вестибюль особняка, Лиззи сняла промокшую шляпку и расстегнула пальто, и тут же ей навстречу с важным видом вышел исполненный чувства собственного достоинства дворецкий герцога, мистер Уолш.
— Простите, мисс Карлайл, — степенно проговорил он, — я не слышал, как вы вошли…
Девушка приветливо улыбнулась:
— Ничего страшного, мистер Уолш, мне было нетрудно открыть двери самой. А где хозяева?
Уолш взял у Лиззи пальто.
— Ее светлость сейчас в музыкальной комнате вместе с леди Уинтерли, а…
— Тетя Лиззи! — раздался неподалеку звонкий детский голос.
— Гарри! — радостно воскликнула Лиззи и подхватила бросившегося к ней пятилетнего мальчугана на руки.
Вскоре вокруг нее уже толпилось пятеро малышей — все это были дети братьев Найт. Гарри пытался полностью завладеть вниманием Лиззи, ревнуя ее к кузенам и кузинам, а маленький Бобби так настойчиво тянул ее за юбку, как будто уже сейчас сознавал, что все должны ему подчиняться. Именно ему, наследнику герцогского титула, со временем суждено было стать главой этого клана и одним из самых могущественных вельмож королевства.
Дочь Люсьена, Пипа, шлепнулась на пол и громко заплакала, а годовалые близнецы Эндрю и Эдвард, отпрыски Деймиена, подползли на четвереньках к Лиззи и с довольным видом уселись у ее ног.
— А ну-ка все живо отправляйтесь отсюда в комнату! — велела Лиззи. — Здесь сильно дует. — Она тут же увлекла детей из вестибюля в коридор, где дети, усадив ее на пол, оживленной стайкой окружили ее со всех сторон. Лиззи сразу же забыла все свои горести и печали: она обожала детей и ничуть не уставала от общения с ними.
В это время входная дверь распахнулась и в вестибюль вошел Алек — он был все таким же статным, только ветер растрепал его длинные золотистые волосы.
Увидев Лиззи, Алек застыл от удивления, но затем, заметив, что в коридоре играют дети, быстро пришел в себя и закрыл входную дверь.
Мистер Уолш подошел к нему, чтобы помочь снять пальто, но Алек не обратил на него внимания; он не сводил взгляда с окруженной малышами девушки. В этот момент они оба подумали о том, что могли бы сейчас быть счастливы и обзавестись детьми, если бы Алек своими руками не разрушил их отношения. Они не виделись со дня свадьбы Джесинды, которая состоялась прошлым летом.
— Дядя Алек! — нарушая тягостное молчание, воскликнул Гарри и, подбежав к своему обожаемому дядюшке, повис у него на шее. — Подбрось меня вверх! Ну пожалуйста! — потребовал он.
Алек, смеясь, выполнил его просьбу.
— А теперь покачай. — Мальчик повис на ноге Алека.
— Извините. — Алек смущенно взглянул на Лиззи и зашагал вместе с висевшим на его ноге малышом по коридору.
Гарри завизжал от восторга.
— Еще! Еще! — кричал он.
Алек усадил Гарри в кресло и пощекотал его.
— Как дела? — спросил он, бросив на Лиззи осторожный взгляд. — Я рад снова видеть вас.
Когда он внезапно обратился к ней, Лиззи слегка вздрогнула. Поймав на себе внимательный взгляд Пипы, она вдруг подумала, что малышка видит ее насквозь и понимает, что творится у нее в душе. Недаром Пипа была дочерью проницательного Люсьена.
Переведя взгляд на Алека, Лиззи натянуто улыбнулась:
— У меня все в порядке, и я тоже рада видеть вас. Убедившись в том, что Лиззи не собирается читать ему нотаций и взывать к его совести, Алек приободрился, и на его губах заиграла обычная пренебрежительная улыбка.
Лиззи отвела глаза в сторону и сжала зубы. Ей было очень трудно общаться с Алеком. Он был все таким же обаятельным, но у него заметно поубавилось гонора. И все равно ей очень хотелось спросить, как поживает леди Кэмпион и ладит ли он с ней, а также везет ли ему в игре или удача снова отвернулась от него.
Лиззи и Алек помолчали, ощущая неловкость и делая вид, что все их внимание приковано к детям. В этот момент в коридор вышли молодые матери, похожие на троицу прекрасных богинь, сошедших с полотна Боттичелли «Весна». Бел, Элис и Миранда были очень хороши собой. Улыбнувшись Лиззи, они взяли под свою опеку непоседливых отпрысков. Девушка с завистью подумала о том, что эти три очаровательные дамы нашли свое место в жизни, а ей вот не повезло.
Вслед за женами в коридор вышли их мужья — Роберт, Люсьен и Деймиен: все трое были статными, красивыми, черноволосыми, все излучали силу и уверенность в себе. На их фоне Алек показался Лиззи одиноким и неприкаянным. У нее сжалось сердце. Она тоже не имела второй половинки, и ей было больно сознавать это.
Внезапно Лиззи почувствовала, что ей лучше уехать из этого дома, несмотря на гостеприимство хозяев. Тем же вечером, закрывшись у себя в комнате, она написала письмо миссис Холл, директрисе женского учебного заведения в Ислингтоне, расположенного к северу от Лондона, и дала согласие занять место учительницы. Миссис Холл обещала Лиззи полный пансион и хорошее жалованье.
На следующее утро Лиззи отправилась с вещами в институт благородных девиц. Когда нанятый ею экипаж доставил ее на место и уехал, она осталась одна на разъезженной дороге перед старым кирпичным зданием. Территория института была обнесена частоколом, и Лиззи без труда узнала знакомые места. Стены ветхого строения, как и прежде, обвивал зеленый плющ, портик крыльца опирался на белые колонны. На углу, словно бессменный часовой, стояло старое тутовое дерево, а ведущую к главному входу дорожку осенял раскидистый дуб.
Лиззи и Джесинда учились здесь два года, причем непоседливая Джесинда, дочь герцога, была настоящим сорванцом и доставляла миссис Холл массу неприятностей, а усидчивая прилежная Лиззи вскоре стала первой ученицей. Она любила приобретать новые знания, и в этой школе ей все нравилось; Лиззи казалось, что наконец-то она нашла свое место в жизни и может отличиться, стать первой среди других девочек, хотя и не обладает титулами и богатством.
Лиззи глубоко вздохнула, вспоминая счастливые годы, проведенные в институте благородных девиц. Да, ей было хорошо в этом царстве женщин, здесь она чувствовала себя в полной безопасности. Прежде сюда не забредали лондонские великосветские повесы, и с тех пор в этом учебном заведении, похоже, ничего не изменилось. Правда, Лиззи не знала, долго ли сможет оставаться здесь и ощущать себя довольной и счастливой. Чувство разочарования снова могло возобладать в ее душе.
Отогнав тяжелые мысли, девушка расправила плечи и пошла по дорожке к крыльцу школы. Ее ждали новая жизнь и новые заботы, и все же ей было стыдно за то, что она бежит от судьбы, пасуя перед лицом трудностей. Леди Стратмор сказала бы, что она прячется от жизни и ищет тихую заводь.
Дейв наконец-то отремонтировал приобретенный им дом, и теперь все было готово для приема гостей, у которых Дейв хотел получить ответы на волновавшие его вопросы. Сегодня вечером сюда обещали приехать завсегдатаи клуба «Лошадь и коляска». Назад дороги не было, и виконт с нетерпением ждал их прибытия.
Вокруг усадьбы простирались болота, над которыми сияла полная луна. Стоя на открытой террасе, Дейв любовался пейзажем, покуривая сигару и поджидая гостей.
Лягушки в зарослях тростника, как всегда, устроили концерт и вдруг затихли, когда тишину лунной ночи нарушил громкий стук копыт. Виконт насторожился. Вернувшись в зал, он поинтересовался у дворецкого, все ли готово к приему гостей.
— Да, милорд, — ответил тот.
— Не забудьте закрыть двери, — напомнил Дейв.
Дворецкий поклонился:
— Конечно, милорд.
Дворецкий отправился на кухню и, убедившись, что там все в порядке, заглянул в гостиную, где сидели дамы легкого поведения, приглашенные на вечеринку.
В зале музыканты настраивали инструменты, и Дейв снова вышел на террасу. Неподалеку протекала Темза, над болотами полыхали зарницы. Виконт не отрывал глаз от всадников, приближавшихся к его усадьбе. Позади них ехали дорогие модные коляски и кабриолеты, запряженные породистыми лошадьми.
Постаравшись подавить в себе чувство ненависти к этим людям, Дейв спустился по лестнице, опираясь на трость, в которой был спрятан нож. Он был готов сыграть роль гостеприимного хозяина холостяцкой вечеринки, но один Бог знал, чего это ему стоило.
Вернувшись в Лондон, Дейв перестал посылать Августе свои счета, поскольку знал, что мисс Карлайл ревностно следит за его расходами, и не хотел, чтобы она плохо думала о нем. Теперь груда неоплаченных счетов лежала в его секретере, и Дейв с нетерпением ждал, когда вступит в права наследства и сможет рассчитаться с кредиторами. Оглашение завещания должно было состояться через две недели после похорон в конторе Чарлза Бичема. Члены клуба «Лошадь и коляска» не сомневались, что деньги достанутся племяннику виконтессы; самого же Дейва очень беспокоила предстоящая церемония, относительно которой у него были дурные предчувствия.
Дейв быстро сбежал с террасы второго этажа на крыльцо, чтобы приветствовать гостей, и тут же к всадникам и экипажам, въехавшим во двор, устремились лакеи в ливреях. Среди гостей Дейва были самые одиозные великосветские шалопаи Лондона, известные кутилы и прожигатели жизни; все они с восторгом озирались вокруг. По-видимому, им нравились эти странные безлюдные места и причудливый усадебный дом. Стоя у литой решетки, Дейв как радушный хозяин помахал им рукой.
Выйдя из открытой коляски, Джулиан, граф Карстэрз, снял перчатки и окинул дом внимательным взглядом. Светловолосый, с тонкими чертами лица, всегда элегантно одетый, он выглядел моложе своих сорока лет. Джулиана, как всегда, сопровождал молодой человек по имени Джонни. Дейв знал, что Джонни являлся любовником графа, но вряд ли был ревнив — его нисколько не волновало то, что Джулиан часто бросал на Дейва игривые взгляды.
Из большого экипажа, смеясь и о чем-то оживленно переговариваясь, вышли Найджел Уэйт, Дог Беркли, Раскелл Бейнбридж и худой, как жердь, доктор Идеи Синклер, державший в руках черный чемоданчик. Похоже, компания приехала сюда прямо из притона, в задней комнате которого заботливый доктор, по обыкновению, сделал каждому из своих приятелей веселящую инъекцию.
Усмехнувшись, Дейв перевел взгляд на огромного тучного сэра Томаса Фейна, нечистого на руку финансиста, получившего известность в лондонском обществе тем, что он делал огромные пожертвования в казну партии тори. В благодарность Томми получил титул баронета и приобрел множество друзей в правительстве.
Когда Большой Том выходил из своего легкого кабриолета, коляска опасно накренилась под тяжестью его веса, он грязно выругался, несмотря на то, что был секретарем клуба и, пожалуй, самым состоятельным его членом.
Среди гостей также присутствовал заядлый дуэлянт сэр Торквил Стейнз по прозвищу Кровавое Пятно. Выйдя из экипажа, он окинул дом недоверчивым взглядом и задумчиво погладил свою бородку клинышком, делавшую его похожим на дьявола. К нему подошел Джеймс Оукс по прозвищу Благочестивый Мерзавец, бывший священник, младший сын маркиза, опозоривший себя написанием скабрезных стихов, которые пользовались большой популярностью в клубах фешенебельных районов Лондона. Оукс был пьян и, проходя по двору, чуть не попал под колеса въехавшей в ворота красивой коляски, запряженной четверкой лошадей. Стейнз едва успел оттащить его в сторону.
Из коляски на ходу выпрыгнул молодой человек по прозвищу Олух. Это был герцог Дадли, наивный восторженный юноша.
— Здравствуйте, Дейв! Привет, ребята! — радостно воскликнул он.
Девлин приветливо кивнул:
— Добрый день, ваша светлость.
Дадли был единственным, кого Дейв исключал из числа подозреваемых. Легкомысленный молодой человек не понимал, какой опасности он подвергается в кругу своих так называемых закадычных друзей. К счастью, за ним постоянно присматривал его трезвый хладнокровный кузен Элистер Хайд, который не давал восторженному юному Дадли сорить деньгами и растрачивать свое огромное состояние.
Последним в усадьбу прибыл Квентин Барнс, барон Рэнделл; он вышел из своего фаэтона с фляжкой в руке и зажатой в зубах сигарой и сразу же направился к дому. Остальные члены клуба расступились перед ним. Рэнделл по прозвищу Напасть обладал непререкаемым авторитетом у всей компании; узнав об опасных приключениях Дейва во время странствий и о том, что он является богатым наследником, этот человек в последнее время пытался сблизиться с ним. В свою очередь, для Дейва дружба с ним была очень выгодна, так как остальные члены клуба всегда поступали так, как хотел Рэнделл.
Дейв наблюдал за гостями с радостью паука, заманившего в свои сети вожделенную жертву; на его губах играла загадочная улыбка.
— Итак, Стратмор, — с важным видом сказал Квентин, останавливаясь у подножия лестницы, — мы откликнулись на ваше приглашение. Вы заинтриговали нас. Мы с нетерпением ждем, что вы нам покажете.
Дейв сделал эффектную паузу. Столпившиеся за спиной Квентина повесы замолчали, ожидая, что скажет хозяин.
— Ну что же, господа, — громко произнес Дейв, — следуйте за мной.
Повернувшись, он устремился вверх по лестнице. Гости стали поспешно подниматься за ним, стараясь не отставать. В этот момент Дейв был похож на крысолова, заманивавшего своей дудочкой крыс в ловушку. На верхней площадке он распахнул перед гостями двустворчатые двери.
Представший взорам гостей восьмиугольный холл был ярко освещен, зажженные свечи отражались во множестве зеркал. С расписного потолка свисала хрустальная люстра. В дальнем конце холла располагались двери, ведущие в анфиладу комнат, но они были плотно закрыты.
Дейв пригласил всех в дом. Шествуя среди гостей, он невольно поглядывал на себя в зеркала и видел, что держится с этими шалопаями естественно и непринужденно. Он прекрасно справлялся со своей ролью. Свечи бросали отблески на его роскошный халат из красного бархата, надетый поверх белоснежной рубашки и черных брюк. Распущенные длинные волосы Дейва небрежно падали на плечи, вокруг его шеи был повязан черный шелковый платок. В общем, он чувствовал себя прекрасно, и в этом не было ничего удивительного: юность Дейв провел в компании таких же кутил и прожигателей жизни, какими были его нынешние приятели. Если бы не тетушка Августа, вовремя остановившая его, он тоже стал бы пьяницей и распутником; во всяком случае, роль хозяина холостяцкой пирушки была знакома и привычна ему. Виконт вел себя естественно, и никто не заметил ничего странного в его поведении, — именно этого он и добивался. Окинув хозяина дома оценивающим взглядом, Карстэрз одобрительно улыбнулся, и Дейв оценил это. Дойдя до двустворчатых дверей красного дерева, ведущих в анфиладу комнат, он остановился и повернулся к гостям. На его губах играла загадочная улыбка.
— Господа, я приветствую всех собравшихся здесь мерзавцев и отпетых негодяев. Вы знаете, что я высоко чту вас и давно уже хотел насладиться вашей компанией. Я мечтаю вступить в клуб «Лошадь и коляска» и уже выдержал несколько испытаний, а сегодня собираюсь сделать подарок клубу. Все вы, члены клуба, ни в чем не будете знать здесь недостатка, я угощу каждого на славу. — Дейв обвел глазами своих гостей, которых за последнее время хорошо изучил. — Я уверен, что вам здесь понравится. Малейшая ваша прихоть будет удовлетворена.
— Вот это да! Вы слышали? — зашептались приехавшие в предвкушении кутежа и оргии.
— Итак, господа, не буду больше испытывать ваше терпение, — продолжал Дейв, — и с удовольствием представляю вам новый рай наслаждений! Уважаемые возницы и наездники, разрешите преподнести вам в подарок новую резиденцию для вашего клуба!
Дейв ударил тростью по дверям, и, когда они распахнулись, все присутствующие, онемев от восторга, долго стояли не шевелясь.
Первым нарушил тишину Квентин: он громко засмеялся и похлопал Дейва по плечу.
— А вы молодчина, Дьявол, — одобрительно сказал предводитель лондонских повес и, переступив порог, вошел в зал; остальные гости двинулись за ним.
Они шли медленно и осторожно, с удивлением озираясь вокруг, поражаясь пестроте ярких красок, от которых рябило в глазах. Росписи стен, потолков и колонн завораживали, и многие вздрогнули от неожиданности, когда оркестр вдруг заиграл веселую быструю мелодию. Но по-настоящему праздник начался тогда, когда навстречу гостям вышли куртизанки, изображавшие лесных нимф, одетые в платья из полупрозрачных тканей; головы их украшали венки из зеленого плюща.
Девушки с улыбкой подносили мужчинам бокалы с вином и манили их наверх, где располагались спальни. Все комнаты были обставлены в различных стилях, в одних воссоздавалась атмосфера Древнего Египта, в других — Древнего Рима, а где-то — джунглей или пустыни.
Эту идею Дейву подсказала мамаша Зло, самая известная и популярная сводня в Лондоне, услугами которой пользовались многие великосветские почитатели женского тела.
Глядя на девушек, Дейв снисходительно улыбался. Заложив руки за спину, он с довольным видом прогуливался по залу среди веселящихся гостей. Обнаружив в смежной комнате столы, ломившиеся от угощения, Большой Том пришел в восторг. Здесь были мясные блюда, пудинги, аппетитные горячие пышки, разнообразные сыры, фрукты, пирожки и роскошные десерты на любой вкус. В буфете столовой стояло множество бутылок портвейна и хереса.
Через некоторое время в столовую заглянул Квентин и, заметив Дейва, подошел к нему.
— Да вы, оказывается, хитры как лиса! — весело воскликнул он, обняв виконта за плечи. Когда Дейв угостил его рюмкой ликера, Квентин, выпив, продолжал: — Знаете, Стратмор, я вынужден признать, что жизнь стала намного более интересной после того, как на нашем горизонте появились вы. Многие из нас никогда бы не додумались устроить подобный праздник; большинство членов нашего клуба скучны и банальны. Но вы, мой дорогой, настоящий выдумщик. — Квентин похлопал Дейва по плечу. — Вы напоминаете меня самого в молодости.
— Неужели? — холодно улыбнувшись, спросил Дейв. Похвала Квентина была для него сомнительным комплиментом.
Гость сделал знак лакею, чтобы тот налил им чего-нибудь выпить.
— Так, когда же руководство клуба примет решение о моем приеме? — поинтересовался Дейв.
— Не торопитесь, мой мальчик. Вы еще не выполнили третье условие, необходимое для вступления в клуб, — с усмешкой сказал Квентин.
— И что же это за условие?
— Скоро узнаете. Ваше здоровье!
— Ваше здоровье, — машинально ответил Дейв. Мысль о третьем условии все больше беспокоила его.
Они чокнулись и залпом осушили свои стаканы.
Через час Квентин собрал всех в самой большой гостиной дома. Пол здесь устилал пушистый алый ковер с восточным орнаментом, потолок был задрапирован золотистым шелком, имитировавшим шатер султана. Члены клуба расселись по диванам и креслам, а Квентин со стаканом виски в руках остался стоять в центре комнаты.
— Итак, разрешите объявить наше собрание открытым! — торжественно провозгласил он.
Компания нестройным гулом изъявила свое согласие, некоторые в знак одобрения застучали стаканами по столу.
Усмехнувшись, Квентин повернулся к Дейву, и виконт заметил, что многие гости переглядываются с лукавым видом. Он насторожился, ожидая какого-нибудь подвоха.
— За последние годы в клуб вступило много новых членов, — важно продолжал Квентин. — Как вы знаете, все они выполнили одно важное условие — сделали нашей компании хороший подарок. Вы, Стратмор, сегодня вечером превзошли все наши ожидания, и я предлагаю выпить за вас!
— Правильно! Верно! — послышались возгласы собравшихся.
— За Стратмора! — воскликнул Квентин, поднимая свой стакан.
Дейв отвесил насмешливый поклон, и все выпили.
— Итак, — снова заговорил Квентин, — я собрал записки с вашими голосами и подсчитал их. По итогам голосования Дьявол принят в наши ряды!
— Ура! — закричал юный Дадли.
— Чертовски приятная новость. — Виконт с облегчением вздохнул.
— Да, мой друг, — с коварной усмешкой промолвил Карстэрз. — Но вам осталось еще пройти последнюю проверку.
Квентин расхохотался и подал знак двум своим приятелям. Те вышли из комнаты, а через минуту вернулись, ведя за собой испуганную крестьянскую девочку.
Улыбка тут же сползла с лица Дейва. Девочке было не больше пятнадцати лет, она пыталась вырваться из рук негодяев, но ей это никак не удавалось. Убедившись в тщетности сопротивления, она опустила голову и заплакала.
— Ее зовут Сюзанна, — спокойно пояснил Квентин. — Мы поймали ее вчера в Хартфордшире, когда она гнала гусей на рынок. Миленькая, не правда ли? Нежная, пухленькая и к тому же плачет от страха… Обожаю таких. — Квентин снова расхохотался. — Она думала, что пофлиртует с нами немного и мы ее отпустим. Как бы не так, милашка! Ты, конечно, не рассчитывала, что дело примет серьезный оборот?
Девочка зарыдала еще сильнее.
— Вам повезло, мой дорогой, — усмехнулся Карстэрз. — Вы будете у нее первым.
Дейв был так ошеломлен этими словами, что не сумел скрыть своего замешательства.
— Овладейте ею, Стратмор, — приказал Квентин и с вызовом посмотрев на Дейва. — Лишите ее девственности.
Лица находившихся в комнате мужчин раскраснелись, глаза лихорадочно блестели в предвкушении оргии. Дейв должен был на деле доказать, что он здесь не чужой, что он один из них…
— Надеюсь, Дьявол, вы такой же плохой мальчик, как и все остальные здесь. — Лицо Карстэрза исказила отвратительная гримаса.
Дейв снова бросил взгляд на испуганную девушку, почти ребенка. Изнасилование девственницы — вот через что должен был пройти будущий член клуба «Лошадь и коляска». «Как же я сразу не догадался об этом?» — подумал он. Действительно, мужчины из его сословия часто развлекались подобным образом, однако чаще всего они лишали девственности девиц из лондонских трущоб, которые добровольно продавали свою невинность в надежде стать содержанками богатых знатных господ. Сейчас же перед Дейвом стояло несчастное создание — ребенок, который никогда не видел больших городов и даже не подозревал о существовании мерзавцев, подобных Рэн-деллу и Карстэрзу.
У девочки дрожали губы, но теперь уже она боялась плакать; коренастая, крепкого телосложения, она наверняка была дочерью какого-нибудь зажиточного крестьянина. Растрепанные рыжеватые кудри ее обрамляли круглое миловидное личико с румяными щеками; карие, наполненные слезами глаза напоминали Дейву глаза теленка, которого привели на убой.
Чувствуя, что вот-вот задохнется от гнева, виконт изо всех сил старался сохранять хладнокровие. Он понимал, что только умело разыгранный спектакль спасет девушку. Если он не справится с ролью мнимого насильника, то оба они окажутся в опасности.
— Возьмите же ее, мой мальчик, — прошептал Квентин, не сводя с девушки похотливого взгляда. ?— Если вы откажетесь от нашего подарка, мы не примем вас в клуб, а девицей займусь я.
Услышав это, девочка завизжала от ужаса, а мужчины расхохотались. Выйдя из оцепенения, виконт быстро направился к девочке.
— Мне нравится ваш подарок, — заявил он. — Правда, сначала я немного растерялся, но, признаюсь, такая проверка мне по вкусу. — Он снисходительно потрепал девочку по румяной щеке. — Не бойся, милашка, никто не причинит тебе вреда, и тебе даже понравится то, что я буду делать с тобой. — Виконт осклабился и сделал знак двум стоявшим по сторонам негодяям отпустить ребенка.
Как только Сюзанна почувствовала свободу, она попыталась убежать. Но Дейв поймал ее и крепко обхватил за талию. Ему не хотелось пугать ее, но он должен был максимально убедительно играть роль насильника.
— Вы не будете возражать, если мы понаблюдаем за этой соблазнительной сценой? — спросил Квентин.
— Зачем? Вы хотите взять у меня уроки мастерства? Гости рассмеялись.
— Не беспокойтесь, джентльмены, — продолжал Дейв, — я сам справлюсь с этой малышкой.
— Только не забывайте, что мы потребуем доказательства вашего подвига, — холодно предупредил Карстэрз; стоя у стены, скрестив руки на груди, он испытующе смотрел на Дейва, и виконту показалось, что этот проницательный человек что-то заподозрил.
— Не беспокойтесь, доказательства будут. — Дейв взял Сюзанну за подбородок и запрокинул ее голову. — Не правда ли, дорогая?
Не дожидаясь ответа, он впился губами в ее розовые губы, и, когда Сюзанна уперлась ладонями ему в грудь и попыталась оттолкнуть его, Дейв под одобрительные крики гостей подхватил ее на руки и взвалил на плечо. Перепуганная девочка начала бить кулачками по спине виконта, и это вызвало особенно бурное веселье присутствующих.
— Эй, милашка, да успокойся ты, черт возьми! — воскликнул Дейв и, хлопнув Сюзанну по круглому заду, вышел с ней в коридор.
За его спиной раздались взрывы дикого хохота: члены клуба отпускали похабные замечания и желали Дейву хорошенько поразвлечься.
— Тихо! Не ори! — приказал виконт своей пленнице, переступая порог одной из тускло освещенных комнат и оглядываясь по сторонам. С края кровати свисал полог из собольего меха. «О Боже, — подумал Дейв, — неужели я заплатил бешеные деньги за такую безвкусицу?» Тем временем Сюзанна, которую он все еще продолжал держать на своем плече, стала плакать еще более безутешно.
— О, пожалейте меня, сэр, — молила она, — я добропорядочная девушка…
— Да успокойся ты, ради Бога, я вовсе не собираюсь насиловать тебя. — Подойдя к кровати, виконт скинул девочку с плеча на постель.
Быстро скатившись на противоположный край, Сюзанна вскочила, видимо, собираясь убежать, но Дейв, быстро обернувшись, запер дверь на ключ. Он ожидал, что их станут подслушивать, но в коридоре, казалось, все было тихо. Ситуация, в которой он оказался, раздражала его, и Дейв на чем свет стоит ругал развратников из клуба «Лошадь и коляска».
— Умоляю вас, сэр, отпустите меня, я хочу домой… — продолжала причитать Сюзанна.
— Послушай, ты можешь заткнуться хотя бы на минуту, чтобы я мог сосредоточиться? — грубо оборвал ее Дейв.
Девочка замолчала и испуганно посмотрела на виконта.
— Даю слово, что я даже не прикоснусь к тебе…
— Но в-вы же поцеловали меня… — заикаясь, заявила Сюзанна. — А еще вы сказали, что…
— Все это была игра и только. Я хотел обмануть их. Иначе они явились бы сюда, чтобы понаблюдать за нами.
— Но…
— Послушай, Сюзанна, у меня есть любимая девушка, и я не хочу изменять ей. У меня когда-то была младшая сестра, сейчас ей было бы примерно столько же, сколько тебе. Я понимаю, что ты напугана, но постарайся успокоиться. Меня зовут лорд Стратмор, и я даю тебе слово, что ты вернешься к своей семье целой и невредимой.
Видимо, поверив его словам, Сюзанна наконец затихла.
— Я слышал, что ты из Хартфордшира, — это правда?
Девочка кивнула.
— А как называется твоя деревня?
— Стивенейдж…
— Прекрасно. Если все сложится удачно, ты вернешься в Стивенейдж еще до третьих петухов, но для этого ты должна помочь мне.
— А как?
Дейв на минуту задумался, а потом внимательно огляделся. На ночном столике он заметил бокал со следами губной помады — его, должно быть, оставила одна из куртизанок, поднимавшаяся сюда вместе с гостем.
— Кричи погромче, чтобы слышно было на весь дом, — приказал он, — да хорошенько попрыгай на кровати, чтобы она как следует заскрипела.
— Что я должна сделать? — изумилась Сюзанна.
— То, что слышала!
Завернув бокал в полу бархатного халата, Дейв надавил на хрупкое стекло и, когда бокал хрустнул, взял в руки самый большой осколок. Несколько секунд он задумчиво смотрел на него, а потом начал быстро раздеваться, не обращая внимания на девочку.
— Что вы делаете, лорд Стратмор?.. — испуганно забормотала Сюзанна.
Усмехнувшись, Дейв провел острием стекла по коже на левом боку.
— Им нужна кровь, Сюзанна, — процедил он сквозь зубы. — Но я не хочу, чтобы это была твоя кровь.
Виконт очень надеялся, что его не разоблачат, иначе его и Сюзанну ждала незавидная судьба: Квентин и его приятели могли убить их и утопить трупы в болоте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен



Как и все остальные романы Фоули Гэлен, легко читаются. Ставлю 10
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленМарина
21.04.2011, 21.43





К сожалению, любовная линия теряется на фоне криминальной.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКэт
15.01.2014, 13.46





Начало немного скучновато. Но конец просто захватывает. ЧИТАЙТЕ, не пожалеете!
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКатерина
29.04.2014, 11.49





По-моему, из этой серии это самый интересный роман, но на мой взгляд в столь откровенных описаниях постельных сцен не было нужды, сюжетная линия интересна и без них. В целом - захватывает.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленИриина
17.12.2014, 23.59





Неочень
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленНина
24.12.2015, 21.34





Автор всего намешала, но интересно, рекомендую
Дьявольский соблазн - Фоули Гэленэля
30.03.2016, 23.48





Мне понравился роман супер)
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленЛала
2.04.2016, 3.54





Читается легко . Роман на 8-9 баллов .
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленMarina
3.04.2016, 19.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100