Читать онлайн Дьявольский соблазн, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.66 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Дьявольский соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Лиззи мчалась мимо кухни как угорелая, щеки ее пылали, сердце учащенно билось. Дьявол Стратмор застал их с Беном врасплох и, конечно, заметил ее пристальный интерес к своей персоне.
Выйдя в длинный коридор, она услышала за своей спиной гулкий звук шагов и побежала.
— Мисс Карлайл! — окликнул Дейв, но девушка сделала вид, что не слышит, надеясь, что виконт отстанет от нее. Вообще-то он поступил нечестно, затаившись в прачечной, — ему не следовало подслушивать их!
— Элизабет, подождите! — Дейв все же догнал ее и схватил за руку, так что Лиззи вынуждена была повернуться к нему лицом. От его прикосновения ее бросило в жар. — Не надо так сильно смущаться, дорогая, — произнес виконт с такой нежностью, что у Лиззи защемило сердце. Румянец на ее щеках стал еще гуще, и она отвела глаза в сторону, чтобы виконт не смог прочитать в них те чувства, которые внезапно охватили ее.
— Лорд Стратмор… — начала она, но Дейв перебил ее:
— Зовите меня Девлин.
Он, похоже, и не думал выпускать ее руку, и Лиззи почувствовала, что к ее горлу подкатил комок.
— Прошу вас, милорд, не сердитесь на мистера Фримена, — с трудом произнесла она, — это я во всем виновата. Ваша жизнь показалась мне такой увлекательной… в отличие от моей.
— Если вы хотите ближе узнать о моем прошлом, вам не обязательно обращаться к Бену — я сам с удовольствием отвечу на все ваши вопросы. Давайте встретимся в библиотеке, и я расскажу вам много интересного.
Услышав столь откровенное предложение, Лиззи смутилась.
— Не бойтесь, в этом нет ничего особенного. Просто мы откроем бутылку шампанского и немного поболтаем, — продолжал виконт вкрадчивым тоном. — В десять часов вас устроит?
У Лиззи перехватило горло от волнения.
— Я не знаю… — прошептала она.
— Учтите, я буду ждать вас.
Девушка бросила на Дейва растерянный взгляд: ее пугали его дерзость и напористость. Как он смел с такой страстью смотреть на нее?! Мысли Лиззи путались, чувства пришли в смятение.
Вырвав у него руку, она бросилась прочь, ноги ее дрожали. «О Господи, что со мной?» — испуганно думала она.
Дейв без труда догнал ее и зашагал рядом.
— Я так и не услышал вашего ответа, — негромко сказал он.
— Даже не надейтесь! Я не приду!
— Но почему? — Дейв усмехнулся; он, без сомнения, считал компаньонку тетушки нервной, чересчур эмоциональной девицей, и ее реакция забавляла его. — Тетя Августа сказала, что вы интересуетесь иностранными языками. Я мог бы научить вас говорить по-арабски. Во всяком случае, вы могли бы запомнить несколько арабских ругательств, которые, возможно, когда-нибудь пригодятся вам…
— Спасибо, не надо.
— Вы меня разочаровываете.
Лиззи остановилась и, повернувшись к виконту, вскинула подбородок:
— Чего вы хотите от меня?
— Чтобы вы пришли в библиотеку, как только тетушка ляжет спать.
На губах Дейва заиграла лукавая улыбка, и Лиззи поняла, что он зазывал ее в библиотеку вовсе не для того, чтобы разговаривать или обучать иностранным языкам.
— Я же сказала, что не приду, — с трудом выдавила она. Комок подкатил у нее к горлу, и ей было трудно говорить. Круто повернувшись, Лиззи зашагала по коридору к лестнице.
— И все же я буду ждать вас! — крикнул ей вслед Дейв. — На тот случай, если вы передумаете!
Леди Стратмор уже ждала компаньонку в вестибюле у подножия лестницы, и Лиззи помогла ей подняться из инвалидного кресла. Вскоре они начали трудный мучительный ежевечерний подъем по ступенькам на второй этаж, где располагались спальни.
— Разрешите мне помочь вам! — раздался снизу голос Девлина. Быстро взбежав по лестнице, он подхватил тетушку на руки.
Августа засмеялась:
— Отпустите меня сейчас же, безобразник!
— И не подумаю.
— Осторожнее! — заволновалась Лиззи, но ее опасения оказались напрасны. Дейв отнес тетушку на второй этаж, а потом поднял наверх ее кресло.
— Может быть, я могу быть еще чем-то полезен? — предупредительно спросил он Лиззи, но та лишь покачала головой:
— Благодарю, милорд, дальше справлюсь сама.
— Спокойной ночи, дорогой, — промолвила Августа, когда Дейв наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. — Я очень рада, что ты приехал.
— Я тоже. — Виконт бросил многозначительный взгляд на компаньонку Августы.
Виконтесса была в восторге от прошедшего вечера, и ревность племянника к доктору Беллу ей показалась забавной. Вспомнив, как Лиззи, вылив на себя вино, убежала, когда Дейв заговорил на неприятную для нее тему, она улыбнулась и довольно потерла руки.
В спальне Лиззи помогла Августе раздеться и облачиться в ночную рубашку. Хозяйка дома пребывала в прекрасном расположении духа; она строила планы на будущее и обдумывала, как ей свести этих двух голубков поближе. Молодые люди казались ей слишком нерешительными и осторожными во всем, что касалось любовных отношений, но она понимала, что должна действовать так, чтобы не спугнуть их.
Маргарет принесла бутылки с горячей водой, чтобы согреть постель виконтессы, и, оставив их, быстро удалилась, пожелав госпоже спокойной ночи, а Лиззи помогла Августе лечь и заботливо укрыла ее одеялом.
— Хотите, я почитаю вам перед сном Библию? — спросила она.
— Лучше просто посидите со мной немного, — попросила старушка, похлопав ладонью по краю постели. — Я хочу поговорить с вами.
Лиззи бросила на виконтессу тревожный взгляд, но послушно кивнула и села.
Едва сдерживая улыбку, Августа с притворным негодованием посмотрела на нее.
— Мисс Карлайл, я настаиваю на том, что мой племянник не случайно приехал сегодня, — строгим тоном сказала она.
Лиззи потупилась.
— Вы правы, миледи. Я написала ему письмо, — еле слышно прошептала она.
— И каково было содержание этого письма? — продолжала допытываться Августа.
— Я написала, что если он немедленно не приедет, то пожалеет об этом.
— То есть вы намекнули ему на то, что я могу в любую минуту дать дуба?
— О, простите, миледи, я понимаю, что поступила нечестно, но я так беспокоилась о вас! Мне казалось, что ваш племянник пренебрегает своими обязанностями и не уделяет вам должного внимания. Если бы вы были моей тетушкой, я бы не заставляла вас месяцами в одиночестве ждать моего визита…
— Но я не одинока, дитя мое, — мягко промолвила Августа. — У меня есть вы.
Лиззи растерянно посмотрела на виконтессу.
— Вы действительно считаете меня близким человеком? — с замиранием сердца спросила она.
Августа с улыбкой кивнула и похлопала компаньонку по руке.
— Я хочу кое-что рассказать вам, дитя мое, — продолжала она. — Вы уже многое знаете о моем племяннике, но о некоторых эпизодах его жизни я еще ни разу не говорила с вами. Теперь, мне кажется, настало время поведать вам все без утайки.
Лиззи подняла голову и приготовилась внимательно слушать.
— После смерти моего дорогого Джейкоба титул унаследовал его брат, Стивен, отец Девлина. Это был прекрасный человек! Будучи младшим сыном в аристократической семье, он давно смирился с тем, что его зовут просто мистер Кимбалл. Он много читал, бродил по лесам и полям со своими охотничьими собаками и часами просиживал за микроскопом. Стивен недолго пробыл виконтом, и вскоре титул перешел к Девлину: случилось это, когда его родители погибли при пожаре на постоялом дворе. Моему племяннику было тогда семнадцать лет.
— О Боже! — Лиззи прижала ладонь ко рту. Лицо Августы помрачнело.
— В огне погибла младшая сестра Девлина, Сара. Малышке едва исполнилось четыре года, и это был очаровательный веселый ребенок с черными кудряшками и огромными голубыми глазами! Семья Стивена жила на удивление дружно, он и Кэтрин женились по любви, а это такая редкость в наши дни.
Голос виконтессы дрогнул. Она вспомнила собственную свадьбу и то, что выходила замуж по расчету.
— Когда случилось несчастье, Девлин находился в Оксфорде. Признаюсь вам по секрету, он до сих пор не оправился от этого удара. Кроме меня, опекунами юноши стали еще двое родственников, но, как женщина, я взяла на себя материнскую заботу о нем. До двадцати одного года Девлин находился под моей опекой. Беда заключалась в том, что я не умею воспитывать молодых людей, и еще в том, что трагедия наложила свой отпечаток на поведение моего племянника. — Августа тяжело вздохнула. — Вскоре после несчастья Девлина отчислили из Оксфорда, и он, отправившись в Лондон, предался разгулу. Для меня это время было самым трудным. В конце концов после долгих раздумий я решила отправить его путешествовать по миру. Разлука пугала меня, но я не могла поступить иначе: Дейв вступил на гибельный путь, и его необходимо было чем-то отвлечь. По моему замыслу, новые впечатления должны были изменить его жизнь, помочь избавиться от тяги к саморазрушению, — и мои надежды оправдались. Почти три года Дейв путешествовал по миру, был в Вест-Индии, Америке и других далеких краях. Он бродил по азиатским пустыням и находился в Москве в период войны с Наполеоном, когда французская армия начала свое отступление. Дейв побывал в самых диких и безлюдных частях мира, и это наложило на него свой отпечаток. Видите ли, дорогая, после гибели семьи он не желает ни с кем сближаться и никого не пускает в свое сердце. Именно поэтому он старается пореже приезжать ко мне: я дорога ему, но он не хочет привязываться ни к кому, потому что боится душевной боли, которую причинит ему разлука. Ну а я стара и одной ногой стою в могиле…
— Боже, что я наделала! Мне ясно теперь, почему он так испугался, получив мое письмо! — всплеснула руками Лиззи. — Я ведь написала ему, что вы при смерти.
Но я ничего не знала из того, что вы мне сейчас рассказали.
— Конечно, вы не знали, — ласково проговорила Августа, поглаживая Лиззи по руке. — И не переживайте так. Вы сильный человек, и за это я люблю вас. Мне сразу было ясно, что вы пришли в мой дом, чтобы спрятаться от душевной боли, причиненной вам когда-то. Однако, прошу вас, не переносите это на Дейва, он ни в чем не виноват. Теперь вы знаете, что мой племянник тоже много страдал в жизни, и я хотела бы попросить вас об одной услуге.
— Я сделаю все, о чем бы вы ни попросили, мэм… — На самом деле Лиззи удивили слова Августы, и она была из числа тех людей, которые редко обращались к кому-либо с просьбами.
Виконтесса немного помолчала.
— Мне хотелось попросить вас присматривать за моим племянником, когда я уйду в мир иной, — наконец проговорила она.
— Вам вовсе не нужно думать о смерти, миледи…
— Думай не думай, от нее все равно не убежишь. Лучше скажите: вы согласны выполнить мою просьбу? Да или нет?
Лиззи растерялась.
— Но как я могу присматривать за ним? Мне, незамужней девушке, было бы неприлично встречаться с человеком, у которого такая репутация… Простите, мэм, но я не могу ничего обещать вам…
— Неужели трагедия, о которой я вам рассказала, не тронула ваше сердце?
— Разумеется, тронула…
— У Дейва никого нет, он совершенно одинок.
— У него есть вы, миледи.
— Говорю вам, я не вечна, и вы, мисс Карлайл, не сможете отказаться выполнить последнюю просьбу старухи, которая скоро покинет этот мир.
— Довольно, не будем больше говорить на эту тему! — Лиззи быстро встала. — Конечно, мне больно говорить вам «нет», миледи. Я очень благодарна за то, что вы приняли меня в своем доме. До этого разговора я была счастлива здесь. Давайте договоримся больше никогда не говорить о смерти и постараемся подольше прожить на этом свете.
Августа тяжело вздохнула.
— Все-таки вы очень упрямое существо, Лиззи, — недовольно заметила она.
— Да, вы правы. Но я никогда не даю обещаний, которые не смогу выполнить. А теперь, мэм, вам пора спать. Я приду к вам завтра утром. — Лиззи направилась к выходу, но у двери обернулась: — Поверьте, мне искренно хотелось бы помочь вашему племяннику, но я не тот человек, которого он станет слушать. Если бы я была красавицей или богатой знатной дамой, возможно, виконт принял бы мою дружескую помощь, но я простая девушка, и между нами не может быть никаких отношений.
— Я прекрасно понимаю вас, мисс Карлайл, — сказала Августа, а про себя улыбнулась. «Ошибаешься, дорогая моя, — подумала она. — Этот негодяй так просто не отстанет от тебя. Мое дело — свести вас, а там сама природа вступит в свои права и толкнет вас в объятия друг друга».
В конце концов отзывчивая добрая Лиззи, конечно же, сдастся и выполнит просьбу — в противном случае ее просто замучит совесть.
— Спасибо, мэм. Мне очень жаль разочаровывать вас.
— Спокойной ночи, мисс Карлайл.
Лиззи сделала книксен и поспешно вышла из спальни.
Оказавшись в полутемном коридоре, девушка прислонилась спиной к стене и закрыла глаза. То, что она совершила, было жестоким поступком, недостойным христианки, однако, несмотря на чувство вины, которое жгло ее душу, Лиззи была рада тому, что устояла и не согласилась выполнить просьбу виконтессы. Она всегда серьезно относилась к данным ею обещаниям, и когда поняла, что не сможет сдержать слова, то отказала леди Стратмор в ее просьбе. Разве смогла бы она опекать Дьявола Стратмора, играть роль матери при великовозрастном дитяти? Хватит с нее горького опыта, приобретенного ею в доме герцога Хоксклиффа. Лиззи много лет отдала Алеку Найту, заменяя ему и мать, и сестру, и друга, а он в конце концов предал ее. Нет, она больше не будет растрачивать себя впустую: теперь ей хочется не только, давать, но и что-то получать взамен.
К тому же Лиззи не сомневалась: если бы Дьявол Стратмор знал, с какой просьбой виконтесса обратилась к своей компаньонке, его мужская гордость была бы уязвлена. Мужчины всегда считают, что им не нужны забота и опека — и что с того, что при этом они глубоко заблуждаются. К счастью, у Дейва был верный Беннетт Фримен, который всегда готов прийти на помощь своему господину.
«И все-таки я должна извиниться перед виконтом», — подумала Лиззи и открыла глаза. В этот момент она вспомнила, что он ждет ее в библиотеке. Правда, ей были непонятны его намерения, но девушка не сомневалась в том, что сможет взять ситуацию под контроль и не позволить ему ничего лишнего. Она хотела серьезно поговорить с ним, а потом удалиться.
Взяв из висевшего на стене подсвечника свечу, Лиззи пошла по коридору. В доме было очень тихо, за окнами уже сгустились сумерки.
Ей вспомнилась перепалка с Дейвом в гостиной. Теперь она понимала, что он вел себя очень сдержанно, хотя, наверное, ему было трудно контролировать свои эмоции. Лиззи восхищало его самообладание. Она нанесла ему жестокий удар, но он не стал мстить ей. Очевидно, виконт был сложным человеком, он глубоко прятал свои чувства, и Лиззи догадывалась, что за его поступками скрывается какая-то тайна. Дейв не походил на обычных гуляк и кутил.
Лиззи вздохнула, и пламя свечи замерцало, отбрасывая на стены причудливые тени. Теперь она сожалела о своих жестоких обвинениях. Несмотря на то, что виконт тоже играл в азартные игры, как и Алек, эти люди были совершенно не схожи.
Завернув за угол, Лиззи увидела, что дверь в библиотеку распахнута настежь; из комнаты в коридор падал отблеск света от огня, горевшего в камине. От волнения у нее перехватило дыхание. Бесшумно ступая, она подошла к двери и остановилась на пороге.
Дейв лежал на обитой коричневой кожей кушетке, подложив руку под голову. Одна его нога была согнута в колене, другая вытянута; у его плеча пристроился Падишах. Когда Лиззи вошла в библиотеку, виконт даже не пошевелился. Только тут Лиззи догадалась, что он крепко спит.
У нее словно гора упала с плеч. Вид спящего Дейва до глубины души растрогал ее. Конечно, он же смертельно устал после восемнадцатичасовой скачки.
Окинув спящего внимательным взглядом, Лиззи невольно вздохнула. Виконт действительно был очень хорош собой. Его полные чувственные губы были чуть раскрыты; .от длинных густых черных ресниц на щеки падали тени. Грудь Дейва мерно вздымалась, его дыхание было глубоким и ровным; ворот рубашки был расстегнут и открывал загорелую шею. Тонкая белая рубашка плотно облегала его грудь и мускулистые предплечья.
Лиззи взяла лежавшее на кресле стеганое одеяло и осторожно накрыла им спящего. Дейв зашевелился, и она уже была готова выбежать из библиотеки, но тут ресницы его дрогнули, и он открыл глаза.
— А, это вы… — сонно пробормотал он и приподнялся, отчего кот поспешно соскочил с кушетки.
Лиззи наклонилась над ним.
— Спите-спите, — ласково сказала она. — Я не буду вам мешать.
— Но вы мне нисколько не мешаете. Останьтесь, прошу вас. — Дейв улыбнулся.
Лиззи некоторое время задумчиво смотрела на него — ей не хотелось, чтобы он неправильно понял ее.
— Спасибо за одеяло, — наконец прервал молчание виконт. — Вы очень заботливы.
Лиззи ничего не ответила. Взглянув на ее расстроенное лицо, Дейв нахмурился:
— У вас что-то случилось?
— О, Девлин… — прошептала она. — Я так раскаиваюсь в том, что натворила.
Лиззи прижала его ладонь к своей щеке и, замерев, закрыла глаза. Виконт молчал. Когда она снова взглянула на него, в ее глазах блестели слезы.
Дейв сел на кушетке, но выражение его лица оставалось непроницаемым. Лиззи не понимала, что творилось в его душе.
— Клянусь, я не хотела причинить вам боль… Леди Стратмор только что рассказала мне о судьбе вашей семьи. Если бы я сразу знала все, я никогда не написала бы вам то злополучное письмо.
— Не надо об этом, — тихо промолвил Дейв, смахнув слезинку с ее щеки. — Вы все сделали правильно.
— Неправда! — Лиззи подняла на него глаза. — Я не имела права осуждать вас, потому что слишком мало знала о вас, чтобы делать какие-либо выводы.
Дейв с улыбкой покачал головой. Его удивляло то, что Лиззи испытывает раскаяние.
— Поверьте, дорогая моя, вы, в самом деле, ни в чем не виноваты.
— Но я не хочу, чтобы вы ненавидели меня.
— Ненавидел? Честно говоря, я думал, что вы лучше разбираетесь в мужской психологии. Я не могу ненавидеть вас, — для этого вы слишком прекрасны. — Он с грустной улыбкой взглянул на девушку. — Видите, мисс Карлайл, я не в силах даже сердиться на вас.
Лиззи порывисто обвила его шею руками и громко всхлипнула.
— Ну-ну, успокойтесь. — Дейв погладил ее по голове.
Внезапно Лиззи почувствовала глубокую благодарность к этому человеку; она прекрасно понимала, что другой бы на его месте ожесточился и обиделся бы на нее.
— Не надо плакать, моя дорогая, — продолжал утешать ее Дейв. — Давайте забудем обо всем. Надеюсь, вы помните, что мы заключили перемирие?
Лиззи снова всхлипнула.
— Простите меня за все…
Дейв крепко обнял ее и зашептал ей на ухо:
— Вам не за что просить прощения — это я должен извиниться перед вами. Вас побудило к действию то, что я пренебрегал своими обязанностями, и, честно говоря, я благодарен вам за то, что вы напомнили мне о них.
— Вы… благодарны мне? — изумленно переспросила Лиззи.
— Конечно. Вы ведь рисковали потерять работу, и тем не менее интересы моей тетушки заставили вас действовать. Это такая редкость — люди, которые действительно озабочены судьбой ближнего. Дело здесь вовсе не в том, что тетушка платит вам за заботу о ней: деньги ничего не значат, если у человека нет сердца. То, что вы сделали, выходило за рамки ваших обязанностей, а значит, вы действительно любите мою тетушку, и за это я перед вами в неоплатном долгу.
Лиззи подняла голову и увидела, что в глубине его глаз таится печаль.
— Мое желание или нежелание навестить тетушку ничего не решает, — продолжал Дейв. — Все намного сложнее. За ужином вы говорили, что в раннем детстве потеряли своих родителей, значит, вы должны хорошо понимать меня. В отличие от вас в моей памяти сохранились воспоминания о близких. — Дейв тяжело вздохнул. — Конечно, потеря родных вовсе не оправдывает меня, но я опасался слишком сильно привязаться к Августе, потому что ее уход причинил бы мне… — Дейв осекся, не в силах произнести роковое слово.
— Виконтесса знает, что вы любите ее, Девлин. — Лиззи вздохнула. — И мне кажется, вы не сможете простить себе собственное невнимание к ней, когда ее не станет. Неужели вы не задумывались об этом?
Лицо Дейва помрачнело.
— Вам больно видеть, как она с каждым днем стареет, и понимать, что неумолимо приближается срок ее кончины, — продолжала Лиззи. — Но, избегая неприятных переживаний, вы все равно не остановите время, и рано или поздно вам придется разлучиться с ней.
— Разумеется, тут вы правы, — согласился Дейв. — Но мне трудно смириться с неизбежным.
— В таком случае я помогу вам, — прошептала Лиззи, беря его руку в свои ладони. — Останьтесь в этом доме, чтобы скрасить последние дни вашей тетушки, а потом я постараюсь сделать все, чтобы утешить вас и смягчить боль утраты.
— Кажется, вы привыкли помогать людям. — Дейв прищурился.
Лиззи с улыбкой пожала плечами, — она вспомнила о своем злосчастном письме, посылая которое тоже хотела помочь живущим рядом с ней людям, но вместо этого причинила племяннику леди Стратмор душевную боль.
— Знаете, — призналась она, — ваша тетушка каким-то образом догадалась о моем письме, и мне пришлось открыть ей все, так что вы можете откровенно поговорить с ней.
— Вы во всем признались? — удивленно переспросил Дейв.
— Ну да. Она прямо спросила меня, и я не смогла солгать.
— Понятно. — Дейв хмыкнул и почесал затылок. — Августа тоже спрашивала меня об этом, но я сказал, что не было никакого письма.
— Вы солгали тетушке? — Лиззи с ужасом посмотрела на виконта.
— Мне не хотелось, чтобы вы потеряли работу.
— Ах, вот оно что…
Поймав на себе жгучий взгляд Дейва, Лиззи покраснела и потупила взор. Ей вдруг стало слегка не по себе.
— Как ни странно, но у нас с вами много общего — мы оба одиноки в этом мире, — неуверенно проговорила она.
Подняв глаза, Лиззи замерла. Дейв с такой нежностью смотрел на нее.
Протянув руку, Девлин погладил ее по щеке, и от его прикосновения по телу Лиззи пробежала дрожь. Потом он положил ладонь ей на затылок и приблизил к себе ее лицо.
Лиззи почувствовала его жаркое дыхание на своей щеке, а затем их губы слились в нежном поцелуе. У нее закружилась голова от новых острых ощущений, и она крепче обняла Дейва, он стал осыпать ее лицо и шею страстными поцелуями, от которых девушку бросило в жар. Улыбнувшись, она запрокинула голову и разомкнула губы. Этот человек сводил ее с ума.
Когда Дейв снова припал к ее губам, Лиззи подумала, что ее сердце вот-вот выскочит из груди.
Дерзкий язык Дейва глубоко проник ей в рот, и он застонал от наслаждения, крепче сжимая ее в объятиях. Лиззи слышала о французских поцелуях — жадных, влажных, глубоких, эротических, но не знала, что они способны вызвать в ее душе такое смятение. Она невольно стала отвечать Дейву, и его возбуждение возросло: слегка приподняв, он посадил ее себе на колени. Его ладони исступленно гладили спину Лиззи. В порыве страсти Дейв прикусил ее губу, но она даже не заметила этого. Их ласки становились все более неистовыми.
Почувствовав, что теряет голову, Лиззи сделала над собой неимоверное усилие и прервала поцелуй.
— О Боже, хватит, — задыхаясь, пробормотала она.
— Подождите…
— Нет, Девлин, нам пора остановиться.
Виконт был явно разочарован ее поведением, но не стал спорить и разомкнул объятия, позволив Лиззи встать.
— Я сделал что-то не так? — прошептал он.
— О нет, все в порядке! Просто уже поздно, и мне пора спать. Я встаю рано, так как у меня много дел.
Дейв усмехнулся:
— Ну, тогда вы просто молодец, образец для подражания!
— Да, но с вами мне трудно вести себя так, как положено, — призналась Лиззи.
Дейв протянул ей руку.
— Спокойной ночи, Лиззи, — тихо сказал он.
— Спокойной ночи, Девлин. Надеюсь, мы утром увидимся?
Лиззи явно не хотелось, чтобы он уезжал, и Дейв на минуту задумался.
— Хорошо, я останусь, — наконец решил он.
Довольная его решением, Лиззи направилась к двери, но на пороге остановилась и, обернувшись, бросила взгляд на виконта: освещенный красноватым племенем камина, он был прекрасен, как античный бог. Ей было очень трудно противостоять искушению, ведь стоило только намекнуть — и этот мужчина принадлежал бы ей уже сегодня ночью.
Лиззи с улыбкой покачала головой и поспешно вышла из библиотеки.
В течение нескольких следующих дней леди Стратмор всеми силами старалась разжечь пламя страсти из искры, пробежавшей между ее племянником и компаньонкой. Она предоставила им прекрасную возможность провести время вместе, попросив сопровождать ее в Бат. Лиззи и Дейв попробовали минеральную воду в Насосном зале, где Августа представила племянника своим друзьям. Затем она увлеклась разговором, а молодые люди вместе с другими посетителями подошли к большому окну, чтобы посмотреть, как группа купальщиков будет погружаться в целебную воду.
Затем, покинув источник, все трое поехали в лавку Салли Ланн и купили целую корзинку знаменитых батских пирожков — Дейв захотел угостить ими всех слуг в доме тетушки и особенно миссис Роуленд в знак благодарности за ее чудесный «Плавучий остров».
Вечером молодые люди играли в шахматы, пикируясь и подтрунивая друг над другом, что немало позабавило Августу. Лиззи играла прекрасно, но Дейв, которого научил играть в шахматы отец еще в раннем детстве, не уступал ей в мастерстве.
На следующий день после обеда пошел сильный снег. Августа подкатила свое кресло к окну гостиной и, выглянув на улицу, рассмеялась. Молодые люди слепили под окном снеговика, похожего на Наполеона, маленького, толстенького, с треуголкой на голове, и ловко обстреливали его снежками.
Вечером за кружкой горячего глинтвейна все трое разгадывали шарады; при этом виконт блистал остроумием, и обе дамы до слез смеялись его шуткам. В светском обществе Дейв никогда не вел себя так непринужденно и раскованно, но сейчас он казался Лиззи молодым сильным львом, вышедшим из темных опасных джунглей и резвящимся в густой шелковистой траве на залитой солнцем поляне, где ему ничто не угрожало. Лиззи и Августа беззлобно поддразнивали его, и им нравилось, что Дейв не считал ниже своего достоинства веселить их своими дурачествами.
На следующий день ветер разогнал облака и небо прояснилось. Обрадовавшись хорошей погоде, Дейв предложил дамам покататься в коляске — перед отъездом ему хотелось сделать Августе приятное. Виконтесса очень сожалела о том, что племянник покидает ее, однако она не стала просить его задержаться.
Все трое сели в открытую коляску и проехались по окрестностям под звон серебряных колокольчиков, висевших на упряжи лошадей. Земля была припорошена снегом, и вид окрестностей вызывал невольное умиротворение в их душах.
Проехав по деревне, они вернулись домой. Виконт помог тетушке пересесть в инвалидное кресло, а Лиззи вкатила его в дом.
Когда она снова вышла на крыльцо, Дейв предложил научить ее править упряжкой.
— Это, конечно, очень заманчиво, но боюсь… — призналась Лиззи.
— Какие глупости! Пойдемте, — настаивал Дейв.
— Ваша коляска такая огромная! Я как-то правила двуколкой, запряженной одной лошадью.
— В таком случае вам ничего не стоит справиться и с четверкой лошадей. — Не обращая внимания на то, что на улице уже начало смеркаться, он взял ее за руку и подвел к коляске.
Конюхи, пряча ухмылки, наблюдали за тем, как Девлин усадил Лиззи на козлы, а затем, устроившись рядом с ней, передал ей кнут и стал показывать, как обращаться с вожжами.
— Не напрягайте руку, сидите прямо. Держите кисть на уровне последней пуговицы на вашем жилете.
— Но на мне нет жилета! — со смехом возразила Лиззи.
Дейв нахмурился.
— Это я образно выразился. Пусть ориентиром для вас служит пуговица на вашей шубке, находящаяся на уровне талии. — Он дотронулся до ее застежки. — А теперь согните руку в запястье. Вот так.
Лиззи невольно вздрогнула от его прикосновения.
— Не натягивайте сильно вожжи, но и не отпускайте их совсем — лошади очень послушны, они чувствуют ваше малейшее движение. Если же вы совсем отпустите вожжи, они не поймут, чего вы хотите от них. Про кнут пока забудьте, сначала научитесь управляться с вожжами. Ну что, вы готовы?
Лиззи кивнула, и коляска тронулась с места. Сначала она двигалась рывками, козлы ходили из стороны в сторону, и Лиззи боялась упасть, но когда экипаж выехал со двора на дорогу, движение стало более плавным.
— У меня получается! — восторженно крикнула Лиззи, не обращая внимания на ветер, срывавший с ее головы капор.
— Да, получается, — согласился Дейв, любуясь ею. — Следите за дорогой: сейчас будет поворот.
Продемонстрировав Дейву, что умеет поворачивать упряжку, Лиззи натянула вожжи и остановила экипаж.
— Прекрасно, — похвалил ее Дейв, — вы способная ученица. А теперь поверните направо.
Лиззи тут же выполнила указание. Четверка вороных начала привыкать к ней и отлично повиновалась — эти мощные рослые животные, способные навести страх на хрупкую девушку, вели себя очень смирно, возможно, отчасти потому, что чуяли запах своего хозяина, также сидевшего на козлах.
Они проехали еще около мили, после чего Лиззи повернула коней. Не желая больше искушать судьбу, она пересела в коляску, а вожжи передала Дейву. Кони помчались к дому. Хотя было всего лишь пять часов вечера и солнце уже садилось, на небе появились звезды. Когда коляска въехала на мощенный булыжником двор усадьбы, конюхи приветствовали Дейва и Лиззи одобрительными возгласами. Лошадей тут же распрягли и отвели на конюшню.
Дейв и Лиззи последовали за конюхами. Дейв прошел к стойлу своего гнедого жеребца, на котором прискакал в Бат. Лиззи, засунув руки в карманы шубки, остановилась рядом.
— Ваш конь уже не так сильно хромает, милорд, — доложил старший конюх. — Отдых пошел ему на пользу.
Дейв кивнул. Погладив гнедого, он наклонился и ощупал его ногу.
— Все в порядке? — озабоченно спросила Лиззи, словно желая загладить свою вину, ведь бедное животное получило травму из-за того, что она солгала виконту в письме и заставила его сломя голову нестись в дом тетушки.
— Опухоль, похоже, спала, — констатировал Дейв. — Надо наложить целебную мазь и фиксирующую повязку. — Он повернулся к конюху: — Вы получили мазь, Мак?
— Да, сэр. — Конюх тут же принес коричневую бутылочку с лекарством, мягкую тряпку, с помощью которой удобно было втереть мазь, и уже хотел приступить к работе, но виконт остановил его:
— Не надо, я сам это сделаю.
— Вам нет никакой необходимости утруждать себя, ваша светлость…
— Это из-за меня гнедой получил травму, и я хочу сам вылечить его, — решительно заявил Дейв.
Видя, что спорить бесполезно, конюх молча передал виконту мазь и отправился кормить лошадей.
— Могу я вам помочь? — робко спросила Лиззи, стоя у входа.
— Жеребца надо чем-то отвлечь. Приласкайте его. Я не знаю, как он отреагирует на мазь. — Дейв повернулся к коню.
Пока Лиззи поглаживала жеребца, виконт надел кожаные перчатки и приготовился наложить мазь. Гнедой нервно затанцевал на месте, топча копытами душистое сено, устилавшее пол стойла.
— У него есть кличка? — предположила Лиззи, когда конь припал к ее ладони мягкими бархатистыми губами.
— Наверное, — ответил Дейв, — но мне ее не сказали. Я купил этого жеребца на постоялом дворе по дороге сюда. Если хотите, дайте ему кличку.
— Согласна. — Лиззи чувствовала на своей щеке теплое дыхание коня. Ей стало щекотно, и она засмеялась. — Как ты хочешь, чтобы тебя назвали? — спросила она, обращаясь к жеребцу.
Виконт тем временем присел на корточки и стал тщательно втирать мазь. Конь захрапел и, повернув голову, покосился на новоявленного лекаря.
— Посмотри лучше на меня! — воскликнула Лиззи и начала чесать коня за ушами. — Давай подумаем вместе, как тебя назвать. Что, если выбрать кличку по цвету шерсти — например, Шоколад или Орешек?
— Нет, это очень отважный и мужественный конь, — возразил Дейв. — Ему не подходит слащавая или слишком банальная кличка: он галопом мчался в ночи сквозь дождь, снег и заслужил более благородное имя.
— О, прости меня, я была не права, — обратилась Лиззи к жеребцу, и он скосил на нее свой карий глаз. Приглядевшись, девушка увидела маленькую беленькую звездочку у него на лбу и радостно воскликнула: — Я придумала! Давайте назовем его Звезда! Что вы думаете по этому поводу?
Жеребец вдруг наклонил голову, зафыркал, и Лиззи засмеялась.
— Смотрите! — воскликнула она. — Он одобряет мой выбор!
— Прекрасно, мне тоже нравится. Отныне мы будем называть гнедого Звездой.
Некоторое время Дейв продолжал сосредоточенно работать, а затем выпрямился и похлопал коня по холке.
— Завтра я уезжаю, — неожиданно сообщил он. — Да, я знаю, — тихо сказала Лиззи.
Ей не хотелось думать о расставании. Уж лучше бы он уехал внезапно, не прощаясь, на рассвете, когда все спят. Впрочем, Лиззи знала, что ей все равно будет его не хватать. Впереди ее ждали скучные и томительные дни…
— И когда вы снова появитесь у нас? — спросила она. — Наверное, месяцев через семь, не раньше?
Виконт улыбнулся:
— А если вы собираетесь снова каким-нибудь образом провести меня, то предупреждаю: у вас ничего не выйдет. Теперь я всегда буду начеку… — Дейв помолчал, а потом снова заговорил, но уже более серьезным тоном: — Простите меня за ерничанье. Я не умею прощаться.
— Я это поняла. — Лиззи постаралась скрыть свою грусть и досаду. Она с ужасом думала о том, как пусто и скучно станет в усадьбе, когда уедет Девлин. — По крайней мере, мы прекрасно провели время.
— Да, вы правы…
Прекрасно провели время… Эти слова звучали слишком банально и не выражали всех тех чувств, которые испытал Дейв во время своего визита в дом тетушки. Впрочем, это даже хорошо, что ему удалось удержать свои чувства под контролем. Ему не хотелось переступать определенные рамки в отношениях с Лиззи. Он отдавал себе отчет в том, что за эти дни она стала дорога ему, и не хотел подвергать дружбу с ней опасности. И все же рядом с ней он едва сдерживал себя; ему безумно хотелось уложить Лиззи на постель, раздвинуть ее ноги и овладеть ею.
Опасаясь, что она прочтет его дерзкие мысли, Дейв боялся смотреть Лиззи в глаза, но девушка была слишком неопытной и ничего не замечала: она по-прежнему ловила каждый его взгляд и смотрела на него с обожанием. Лиззи созрела для любви, но Дейв ничего не мог предложить ей; он должен был вернуться в Лондон, чтобы довершить начатое, и не желал походя срывать этот прекрасный цветок, хотя его аромат кружил голову и сводил с ума.
Встав, виконт вытер руки и, вздохнув, произнес:
— Элизабет…
У Лиззи упало сердце. Ей показалось, что он хочет сделать признание. Действительно, Дейва так и подмывало сказать ей, что он впервые в жизни встречает такую прекрасную девушку, что она дорога ему, что он хочет ее… но у него не поворачивался язык произнести все это.
— Пойдемте в дом, — наконец предложил он. Лиззи посмотрела на него затуманенным взором, и в этот момент в конюшню вошел помощник конюха с ведром воды, чтобы напоить гнедого. Это был совсем ребенок, ему не исполнилось еще и десяти лет; он с трудом таскал тяжелые ведра, но очень гордился своей работой. Должно быть, мальчуган принадлежал к бесчисленному потомству миссис Роуленд.
Дейв улыбнулся маленькому помощнику.
— Позволь мне. — Он взял ведро из рук ребенка и налил воды в поилку.
— Благодарю вас, сэр! — крикнул мальчик и выбежал из конюшни.
Дейв и Лиззи вновь остались наедине. Повесив пустое ведро на крюк, виконт некоторое время наблюдал, как жеребец, подойдя к поилке, пьет свежую воду, а затем похлопал его по крупу, словно прощаясь.
Видя, что виконт хочет уйти, Лиззи посторонилась, но замешкалась, и они столкнулись у дверцы. Девушка, смутившись, вспыхнула, и тут виконт, потеряв самообладание, крепко обнял ее. Их губы слились в страстном поцелуе. Дрожь пробежала по телу Лиззи, и она обвила руками шею Дейва. Они даже не заметили, что испугали ' лошадь, когда кинулись в объятия друг друга.
Дейв погрузил пальцы в густые волосы Лиззи, и она стала самозабвенно отвечать ему на ласки. Поцелуй опьянял ее, лишал способности мыслить.
Дейв уже хотел расстегнуть шубку Лиззи, но тут в конюшне кто-то громко кашлянул. Молодые люди сразу же отстранились друг от друга; они тяжело дышали, пытаясь определить, откуда донесся кашель, но увидели только спину поспешно выходившего из конюшни старшего конюха Мака. Он явно предупредил их о том, что сейчас сюда придут люди.
Действительно, через мгновение в дверях показались помощники конюха с тачкой, на которой стояли мешки с кормом для лошадей, и виконт еще на несколько шагов отошел от Лиззи. Мальчуганы тем временем начали, обходя стойла, насыпать ковшиками зерно из мешков в кормушки.
Дейва терзали угрызения совести. Что, если помощники конюха застали бы Лиззи в его объятиях! Он мог погубить ее репутацию навеки. По деревне поползли бы грязные слухи о ней, и в воскресенье в сельской церкви за спиной компаньонки виконтессы начали бы шушукаться деревенские кумушки.
Лиззи и Дейв испуганно переглянулись — оба понимали всю серьезность ситуации. Дейв старался собраться с мыслями, но все же не мог не заметить, насколько Лиззи прекрасна. Даже растрепанные волосы не портили ее. Впрочем, выбившиеся из прически локоны можно было объяснить тем, что на улице дул сильный ветер. Когда Лиззи, потупив взор, вышла из стойла, Дейв последовал за ней. Помощники конюха, чьи звонкие мальчишеские голоса оглашали просторную конюшню, не обращали на них никакого внимания. На улице уже совсем стемнело, вечер был тихим и морозным. Дейв с удовольствием вдыхал свежий обжигающий воздух и постепенно приходил в себя.
Они молча пересекли хозяйственный двор и направились к дому. Лиззи была погружена в свои мысли и слегка дрожала. Дейву хотелось обнять и согреть ее, но он не мог себе этого позволить. Именно в этот момент в его душу закрались сомнения. Так ли ему необходимо мстить за родных и не лучше ли оставить прошлое в покое? Ненависть — разрушительное чувство. Может быть, ему стоит начать жить с чистого листа?
Вот только достоин ли он мечты о счастье?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен



Как и все остальные романы Фоули Гэлен, легко читаются. Ставлю 10
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленМарина
21.04.2011, 21.43





К сожалению, любовная линия теряется на фоне криминальной.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКэт
15.01.2014, 13.46





Начало немного скучновато. Но конец просто захватывает. ЧИТАЙТЕ, не пожалеете!
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКатерина
29.04.2014, 11.49





По-моему, из этой серии это самый интересный роман, но на мой взгляд в столь откровенных описаниях постельных сцен не было нужды, сюжетная линия интересна и без них. В целом - захватывает.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленИриина
17.12.2014, 23.59





Неочень
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленНина
24.12.2015, 21.34





Автор всего намешала, но интересно, рекомендую
Дьявольский соблазн - Фоули Гэленэля
30.03.2016, 23.48





Мне понравился роман супер)
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленЛала
2.04.2016, 3.54





Читается легко . Роман на 8-9 баллов .
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленMarina
3.04.2016, 19.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100