Читать онлайн Дьявольский соблазн, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.66 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Дьявольский соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Ведущая к коттеджу Малберри дорожка заросла дикими маргаритками, вьюнком и ежевикой, цеплявшейся за подол платья, однако Лиззи не обращала на это внимания; она быстро углублялась в заросли, среди которых стоял флигель.
Наконец из-за зелени показались крыша и резной карниз. Вход в домик скрывался за кустами роз.
Внезапно из-за деревьев вышел Бен и тут же направился к Лиззи.
— Я как раз хотел пойти за вами, мисс Карлайл, — сказал он. — Меня беспокоит лорд Стратмор.
— С ним все в порядке?
— Не знаю: он вошел во флигель и запретил мне следовать за ним. — Бен тяжело вздохнул.
Лиззи кивнула и, молча поднявшись на крыльцо, осторожно отворила обшитую планками дверь, которая предательски заскрипела.
— Оставь меня в покое! — послышался из глубины дома разъяренный голос Девлина.
Лиззи бросила на слугу испуганный взгляд, и Бен сокрушенно покачал головой.
Вздохнув, Лиззи переступила порог и остановилась.
— Это я, дорогой. Где вы? Ответом ей было молчание.
Лиззи плотно прикрыла дверь за собой.
— Девлин, это я!
Ответа снова не последовало.
Собравшись с духом, Лиззи прошла в дом. Стены здесь были окрашены в светлые веселые тона, повсюду стояла простая деревянная мебель. Лиззи окинула взглядом книжные полки, пианино, пустую птичью клетку, стол с фарфоровыми статуэтками. В маленьких овальных рамках висели композиции из бумажных цветов. В комнатах пахло пылью.
Девлина Лиззи нашла в гостиной — он неподвижно стоял на коленях, устремив невидящий взор на разложенную на ковре детскую мозаику.
— О, дорогой… — Сердце Лиззи болезненно сжалось.
Девлин медленно поднял голову, в его глазах стояли слезы.
— Дорогой мой. — Лиззи положила руки ему на плечи; ей хотелось утешить Девлина, унять его душевную боль. Обхватив ее за талию, он прижался к ней лицом, и Лиззи долго гладила его по волосам, нашептывая нежные слова. Она знала, что этим вряд ли можно облегчить чьи-либо страдания, и молила Бога, чтобы он послал Девлину успокоение и избавил его от душевных мук.
Внезапно виконт резко отпрянул от Лиззи.
— Я должен вам кое-что сказать, — не глядя ей в глаза, прошептал он. — Мне трудно подобрать слова, но, пока еще мы не женаты, я должен открыть вам один секрет, Лиззи. То, что вы услышите, может показаться вам ужасным.
Лиззи наклонилась и поцеловала его.
— Что бы я ни услышала, это не заставит меня разлюбить вас.
Виконт поднялся и долго с мрачным видом смотрел перед собой, затем повернулся и подошел к камину.
— Я должен признаться вам, что моя семья погибла из-за меня.
Вопреки ожиданиям виконта Лиззи по-прежнему спокойно смотрела на него.
— В чем вы видите свою вину, Дейв? — после паузы спросила она. — Давайте разберемся во всем по порядку. Сегодня ночью вы рассказали мне о людях, которые подожгли постоялый двор.
Виконт устремил на нее взгляд, исполненный боли.
— В школе я сильно озорничал, и мои родители в ту роковую ночь направлялись ко мне. — Он горько усмехнулся: — Глупец! Мне было тогда семнадцать лет, и мы прогуляли уроки, чтобы сыграть в бильярд в одной таверне. Я и мои приятели крепко выпили, отмечая славный день сражения при Трафальгаре.
У Лиззи сжималось сердце от жалости к Дейву. Он стоял у камина одинокий и несчастный, погрузившись в воспоминания, которые много лет не давали ему покоя.
— Неожиданно в таверну явились трое помощников надзирателя, — продолжал виконт. — Они каждый день делали обход злачных заведений в поисках отлынивавших от занятий учащихся. Меня и моих приятелей застали врасплох и потащили в школу. Я нес всякую чушь и задирался, потому что был изрядно пьян после нескольких кружек эля. В конце концов я ударил одного из конвоиров в лицо — мне показалось, что он неодобрительно отозвался о Нельсоне.
— О Боже! — прошептала Лиззи.
Только теперь она поняла всю глубину страданий Дейва. Все эти двенадцать лет он обвинял себя в гибели близких и его мучили угрызения совести. Месть была для него своеобразным способом избавиться от чувства вины — именно поэтому он как одержимый стремился осуществить свои замыслы.
— Когда я пришел в себя, меня пригласили в приемную декана и сказали, что я буду отчислен из школы. Я узнал также, что начальство послало за моими родителями — они должны были приехать и забрать меня. Представляю, как они расстроились, когда получили официальное письмо декана. Мама, наверное, сразу же приказала готовить экипаж, ей не терпелось задать мне хорошую взбучку, а отец, как всегда, старался успокоить ее, убеждал, что это всего лишь мальчишеские шалости и она не должна сердиться на меня. Слушая разговор родителей, маленькая Сара раскладывала на полу вот эту мозаику. Зачем только они взяли с собой сестру! Если бы она осталась дома, то была бы сейчас жива. И все-таки, кроме себя, мне некого винить в ее смерти.
— Вы не правы, — убежденно сказала Лиззи, но виконт не слышал ее; он стоял ссутулившись, и на его лице застыло выражение боли.
— Выслушайте меня… — Лиззи шагнула к нему, но виконт жестом остановил ее.
— «Золотой бык» расположен на полпути между усадьбой Оукли-Парк и Оксфордом, — сказал он. — Они остановились там, чтобы поужинать и отдохнуть. О, Лиззи, если бы я не пропускал занятий в школе, ничего не случилось бы и мои близкие до сих пор были бы живы. Но ничего, скоро все это закончится.
Лиззи оцепенела.
— Что вы имеете в виду? — дрожащим голосом спросила она.
Девлин погладил ее по щеке.
— Эти негодяи убили моих близких, — прошептал он. — Но вас я им не отдам.
По спине Лиззи забегали мурашки.
— Я… я не понимаю вас… — пролепетала она.
— Вам и не надо ничего понимать. Скажите только: вы не передумали выходить за меня замуж?
Лиззи с изумлением посмотрела на него. Как он мог усомниться в ее чувствах?
— Нет, я по-прежнему мечтаю стать вашей женой. То, что вы рассказали мне, не изменило моего отношения к вам.
Слабая улыбка заиграла на губах Девлина.
— Вы не представляете, как я рад слышать это. А теперь идемте. — Он достал из кармана жилета свернутый лист бумаги и, развернув, протянул его Лиззи. Это было разрешение на вступление в брак. — Надеюсь, вы действительно не против?
Глаза Лиззи стали круглыми от изумления.
— Вы хотите, чтобы мы. Поженились прямо сейчас? — спросила она.
Девлин пожал плечами:
— Почему бы и нет? — Он показал Лиззи золотое обручальное кольцо. — Правда, красивое? Вам нравится?
— О, Девлин! — Лиззи не знала, плакать ей или смеяться. — Любовь моя, я не могу выйти за вас прямо сейчас. На церемонии обязательно должна присутствовать Джесинда — она никогда не простит мне, если я не приглашу ее на мою свадьбу. То же я могу сказать о Бел, Элис и Миранде. Кроме того, я всегда мечтала, чтобы к алтарю меня вел Роберт.
Девлин насупился.
— А, вот оно что, — мрачно произнес он. — Скажите лучше прямо, что не хотите выходить за меня, не посоветовавшись с родственниками Алека.
— Но эти люди стали и моими родственниками! Я в полном замешательстве, Девлин. К тому же я не понимаю, к чему такая спешка.
Виконт молча сложил разрешение и спрятал его в карман.
— Признавайтесь, что вы задумали? — Лиззи бросила на него подозрительный взгляд. — Что еще пришло вам в голову?
— Просто я хочу побыстрее покончить с этим.
— С чем именно?
— Не со свадьбой, конечно. — Девлин начал нервно расхаживать по комнате, и Лиззи с нарастающим беспокойством наблюдала за ним.
— Договаривайте же, я хочу все знать о ваших планах, — потребовала она.
— Я сказал, что не дам вас в обиду, и сдержу слово, — хмуро бросил виконт.
Лиззи оцепенела. Ей вдруг стало страшно за Девлина.
— О Боже, я догадываюсь, что вы имеете в виду! — побледнев, прошептала она. — Скажите, что я ошибаюсь… прошу вас, успокойте меня.
Глядя на его исполненное решимости лицо, Лиззи вспомнила рассказы леди Стратмор о многочисленных битвах, в которых виконт принимал участие. Он сражался на суше и на море, был свидетелем индейских набегов. Один Бог знает, на что способен этот человек в гневе.
Лиззи стало нехорошо, и она опустилась на стул.
— О, Девлин, нет!
— Да, Лиззи. — Виконт решительно кивнул. — Я должен сделать это.
— Расскажите мне о своих сомнениях. Не молчите! Девлин вздохнул.
— Видите ли, — начал он, — мне удалось убедить этих подонков в том, что я не придаю никакого значения отношениям с вами, но как только мы поженимся, они сразу же поймут, что я люблю вас, и тогда начнут охоту на вас.
— По-моему, вы излишне мнительны.
— Эти люди убили моих родителей и сестру; я не могу больше рисковать. Злодеи попытаются расправиться с вами, как только поймут, что я все знаю об их преступлении. Они способны на все, чтобы спрятать концы в воду, и ни перед чем не остановятся. Я пытался расстаться с вами, чтобы не подвергать вашу жизнь опасности, и даже готов был согласиться на то, чтобы вы ушли к Алеку. Но я так и не сумел отказаться от вас.
— Но я люблю не Алека, а вас. И еще я не хочу, чтобы вы мстили тем негодяям — это опасно.
— Я тоже люблю вас, но не могу не выполнить свой долг. — Виконт подошел к Лиззи и погладил ее по щеке, стараясь успокоить. — Мы поженимся, а потом я отправлюсь в город и доведу дело до конца. Через несколько дней я вернусь, и тогда… Все будет хорошо, поверьте.
— А если нет? — Голос Лиззи задрожал.
— Если нет, вам по крайней мере достанутся этот дом, деньги, титул, а возможно, и ребенок, которого мы зачали.
— Я не согласна! — воскликнула Лиззи и вскочила со стула. — Нет, Девлин! Я не могу позволить вам так рисковать своей жизнью — у вас слишком много врагов, и вы не справитесь с ними в одиночку…
— Но я уже все продумал. Мне удалось приобрести здание, стоящее на отшибе, в безлюдной местности. Я заманю туда этих мерзавцев и, когда они напьются, закрою ставни на окнах, запру двери и сделаю с ними то же, что они сделали с моими близкими. В этом мне помогут мои верные слуги.
— Так вы хотите сжечь их? — в ужасе прошептала Лиззи. — И даже невиновных, тех, кто не поджигал постоялый двор?
— Да, у меня не дрогнет рука. Я просто обязан отомстить и защитить вас, любовь моя.
Лиззи покачала головой.
— А я считаю, вы не должны этого делать, — твердо заявила она.
Однако Девлин продолжал стоять на своем.
— Лиззи, я всегда поступаю так, как считаю нужным.
— Пусть так, но вы ведь можете обратиться в полицию. Расскажите коронерам обо всем, что вам стало известно.
— Они не поверят мне.
— Но вы же лорд!
— Карстэрз, Рэнделл и Стейнз — тоже лорды, и именно поэтому власти вряд ли прислушаются к моим доводам. Кроме того, я считаю своим личным долгом расправиться с негодяями.
У Лиззи упало сердце.
— Боже правый… — прошептала она. — Вы хотите сделать это своими руками…
Лиззи закрыла рот ладонью, комок подступил у нее к горлу, в то время как Девлин, скрестив руки на груди, спокойно наблюдал за ней; его глаза хищно поблескивали, как у зверя, идущего по следу добычи.
Столкнувшись с темной стороной его натуры, Лиззи пришла в ужас; она и не предполагала, до какой степени жестокости любимый ею человек может дойти.
Постаравшись унять охватившую ее дрожь, Лиззи повернулась к виконту:
— Убив ненавистных вам людей, вы не избавитесь от боли и только покажете всем, что ничем не отличаетесь от них. Я не позволю вам уподобиться этим негодяям.
Девлин пожал плечами:
— Вряд ли вам удастся остановить меня.
— В таком случае я не выйду за вас замуж! Девлин нахмурился:
— Вы угрожаете мне? Напрасно. Я лишил вас девственности, и теперь вы только моя навеки, и ничья больше. Если вы не выйдете за меня замуж, то погубите свою репутацию.
— И все же мне кажется, что вы не допустите этого.
— Перестаньте манипулировать мной, сейчас не время для детских хитростей и уловок. — Виконт, прищурившись, посмотрел ей в глаза.
— Уж лучше я погублю свою репутацию, чем позволю вам ставить на кон свою жизнь!
— К черту мою жизнь! К черту меня самого! — взревел Девлин, теряя терпение, и Лиззи испуганно отпрянула от него. — Я не имею права жить, раз мои руки обагрены кровью родителей и сестры. Есть только одно оправдание тому, что я все еще существую на этом свете, — месть!
— А как же любовь? — тихо спросила Лиззи, когда оконные стекла перестали наконец сотрясаться от его дикого крика. — Вы уже столько раз повторяли, что любите меня…
— И я действительно вас люблю. Именно поэтому я должен защитить вас от смертельной опасности.
«Я тоже должна защитить тебя, дорогой, — подумала Лиззи, — защитить прежде всего от самого себя».
— Но если мы не поженимся, мне не будет угрожать опасность, так? В таком случае вам незачем становиться убийцей…
— Я уже убийца, — глухо произнес Девлин.
— Бессмысленно винить себя за ошибки молодости — тогда вы были еще совсем мальчиком… — Лиззи сердито посмотрела на него: — Я уезжаю в Лондон. Мы встретимся, когда вы придете в себя. — Она решительно направилась к выходу.
Догнав Лиззи, Девлин хотел взять ее за руку, но она оттолкнула его.
— Дорогая, прошу вас, вернитесь! Вы не можете вот так взять и уехать!
Однако Лиззи, собрав всю свою волю в кулак, вышла из домика и направилась к экипажу.
Дейв бежал по лесу, не разбирая дороги, не замечая колючих кустов, которые больно хлестали его по лицу. Он отчаянно продирался сквозь густые заросли, и кровь гулко стучала в его висках, а сердце готово было выскочить из груди, когда он перепрыгивал через поросшие мхом поваленные деревья, канавы и ямы, ломая низко висевшие над землей сучья.
Его гнала вперед бессильная ярость, которую он испытывал после отъезда Лиззи. Слава Богу, что она не могла видеть его в эту минуту! Он задыхался от бешенства, как безумный в припадке ярости, который готов крушить все на своем пути. Чтобы заглушить душевную боль, в юности Дейв обычно крепко напивался или отправлялся в дальние странствия по свету, но никогда не ощущал себя счастливым. Только Лиззи помогла ему испытать это чувство, но она уехала, бросив его одного…
Поняв, что Лиззи не вернется, он даже сначала испытал облегчение, решив, что сможет теперь посвятить всего себя делу мести, однако затем в нем все больше стало расти чувство новой невосполнимой утраты.
Дейв поднялся на пригорок, где заканчивался лес и начинались луга, и остановился, тяжело дыша. Его лицо заливал пот. Отсюда была хорошо видна фамильная усыпальница Стратморов, расположенная над искусственным прудом.
Он долго смотрел на укрытый растительностью мавзолей, и его сердце сжималось от боли. Усыпальница имела форму небольшого белого храма с треугольным фронтоном, опиравшимся на четыре колонны; над ее входом горел факел, так как Дейв распорядился, чтобы слуги днем и ночью поддерживали огонь.
«Это я должен был умереть, а не они…» — с горечью подумал виконт. Десять лет он не приезжал сюда, но его страдания за это время ничуть не уменьшились.
Спустившись с холма, Дейв побрел через луг к мавзолею и, поднявшись по его ступеням, долго стоял, опустив голову, а затем дотронулся до нагретого солнечными лучами мрамора. Он чувствовал невыразимую печаль, поднявшуюся откуда-то из глубины его души, и, вдруг прижавшись лбом к гладкой плите, глухо зарыдал, про себя прося покойных родителей простить его за то, что так долго не наведывался сюда, и заверяя, что все эти двенадцать лет он не забывал о них.
Бен довез Лиззи до ближайшего постоялого двора, где она купила билет на дилижанс до Лондона. Лишь добравшись наконец до виллы Джесинды, она с облегчением вздохнула. Тем не менее на сердце у нее было тяжело, и страшно болела голова. Теперь ей оставалось только одно — запастись терпением и ждать, что предпримет виконт.
На следующий день, когда Лиззи лежала на диване в гостиной и пыталась читать книгу, строчки которой расплывались у нее перед глазами, дворецкий сообщил, что к ней приехали посетители. Лиззи быстро встала и поспешно вышла в вестибюль, однако вопреки ее ожиданиям это был вовсе не Дейв.
— Дейзи, как вы нашли меня?! — удивленно воскликнула Лиззи, увидев свою бывшую ученицу. Ей показалось странным, что девушка явилась одна, без сопровождающих.
Дейзи смущенно теребила свой ридикюль, ее большие голубые глаза вдруг наполнились слезами.
— О, мисс Карлайл! — воскликнула она. — Все это так ужасно! Я просто не знаю, к кому мне еще обратиться, кроме вас! — Дейзи не выдержала и расплакалась. — Моя жизнь погублена. Сорча, которая сейчас живет в Ирландии, в своем письме сообщила мне, где я могу найти вас, и вот я здесь. Это она посоветовала мне поговорить с вами.
— Успокойтесь, дорогая, я, конечно же, выслушаю вас. Пойдемте. — Лиззи обняла девочку за плечи и повела ее в гостиную; она была даже рада отвлечься от собственных проблем и помочь Дейзи в трудной ситуации хотя бы советом.
Усадив девочку в кресло, Лиззи протянула ей чашку с чаем.
— Итак, расскажите, что случилось.
— Папа обручил меня с отвратительным стариком!
— О Боже!
— Это ужасно! Я погибла! Я даже еще ни разу не выезжала в свет, но папа говорит, что это к лучшему. По его словам, без этого брака аристократы все равно не приняли бы меня, потому что они считают нас выскочками, простолюдинами!
— Постойте, вы вовсе не похожи на выскочку, дорогая, вы прекрасно воспитаны…
— Да, но папа мечтает, чтобы я стала баронессой. — Бросившись к Лиззи, гостья разрыдалась у нее на плече. — Мой папа — настоящий тиран, и я ненавижу его! — воскликнула Дейзи.
— О, не говорите так. — Лиззи погладила девочку по волосам. — Возможно, дела обстоят не так плохо, как вам это представляется. Вы знаете имя человека, за которого отец хочет выдать вас замуж?
Дейзи, всхлипывая, кивнула.
— Это барон Квентин Рэнделл, и ему уже сорок лет. — Она тряхнула золотистыми кудряшками.
Почувствовав, как мурашки забегали у нее по спине, Лиззи крепче прижала девочку к себе; теперь ей было ясно, что события принимают совершенно непредсказуемый оборот.
В течение двух суток Дейв не покидал усыпальницу; все это время он ничего не ел и почти не пил. Сидя у мраморной стены мавзолея и перебирая в памяти горестные воспоминания, он не замечал ни дневного палящего солнца, ни ночной прохлады, ни поднявшегося ветра, ни набежавших туч, ни дождя, хлеставшего его лицо. Он как будто чего-то ждал, глядя на звезды. Ему припоминались дальние страны и красоты экзотической природы, которая стала для него отцом и матерью после гибели родителей. Время от времени виконт переводил взгляд на факел, горевший в память о его близких. В самые темные ночные часы виконт вообще не отрывал взгляда от огня. Пламя завораживало его, и он следил за его колыханием до тех пор, пока не проваливался в сон. На третий день, едва проснувшись, Дейв увидел над головой синее небо. В зарослях кустарника пели птицы. Казалось, в мире ничего не изменилось, однако виконт чувствовал себя необычно бодро; он вдруг понял, что наконец-то прощен.
Легкий ветерок играл его волосами, и Дейву казалось, что это родители посылают ему свой поцелуй. «Ты ни в чем не виноват», — словно шептали ему листья и травы.
Оглядевшись по сторонам, Дейв глубоко вздохнул, чувствуя, как его душа возрождается к новой жизни, сулящей ему счастье и радость. Отблески солнца играли на водной глади пруда, и он с улыбкой вспомнил, как отец когда-то учил его удить рыбу. Лорд Стратмор был истинным джентльменом и часто говорил сыну, что главное не то, как мир относится к тебе, а то, как ты видишь себя по отношению к окружающим.
Внезапно Дейв понял, что теперь он на верном пути и решение находится прямо перед ним.
Вскочив, виконт направился к Бену, который все это время дежурил неподалеку. Утомившись, слуга спал, прислонившись спиной к могучему дубу, и Дейву пришлось потрясти его за плечо.
— Просыпайся, дружище, мы едем в Хартфордшир, — весело сказал он.
Бен тут же открыл глаза.
— Что? Куда мы едем?
— Помнишь ту ночь, когда я велел тебе отвезти крестьянскую девушку домой? Ее звали Сьюзи, а деревня, если мне не изменяет память, называлась Стивенейдж.
— Конечно, я все это помню. А в чем, собственно, дело?
— В том, что я был ослеплен своей идеей и ничего другого не видел вокруг. Конечно, теперь нелегко доказать, что эти негодяи погубили мою семью, но ведь есть еще девушка, Бен! Понимаешь, о чем я говорю? Мы должны разыскать ее.
— Не совсем, сэр.
— Послушай, речь идет о похищении! — Дейв злорадно усмехнулся. — Это серьезное преступление, а Сюзанна — потерпевшая и главный свидетель.
Пока Дейв искал свидетельницу в Хартфордшире, Лиззи улаживала проблемы Дейзи в Лондоне; для этого она отправилась на встречу с отцом девушки в его контору, расположенную в деловой части города.
В приемной суетились клерки, выполнявшие поручения всесильного угольного магната, укрывшего в кабинете за дубовой дверью.
— Мистер Мэннинг обещал принять меня, — обратилась Лиззи к секретарю, сидевшему за конторкой.
— Ваше имя?
Когда она назвала себя, клерк попросил ее подождать, и Лиззи, сев на один из стоявших вдоль стены стульев, с любопытством огляделась вокруг.
— Скажите ему, чтобы он вовремя завершил отгрузку, иначе его ждет штраф! — грозно выкрикнул толстый господин с бакенбардами и красным лицом, высунувшись из кабинета. — Следующий!
Когда секретарь кивнул ей, Лиззи слегка побледнела, однако у нее все же хватило сил подняться и направиться к кабинету главы компании.
— Кто вы? Я должен найти ваше имя в списке посетителей, — проворчал мистер Мэннинг, листая регистрационный журнал толстыми пальцами с зажатой в них сигарой. — Ах да, Карлайл, нашел. Итак, зачем пожаловали? Вы, наверное, представляете какой-нибудь благотворительный фонд? Ну так знайте — я уже сделал недавно крупные пожертвования в приют для подкидышей.
— Нет-нет, сэр, я пришла к вам, чтобы поговорить по поводу вашей дочери.
На лице мистера Мэннинга появилось недоуменное выражение.
— Что? Моей дочери?
— Речь идет о Дейзи, сэр. Ведь именно так зовут вашу дочь?
— Ну да, конечно. А в чем, собственно, дело?
— Видите ли, до недавнего времени я работала в пансионе благородных девиц, в котором учится ваша дочь. Так вот, мистер Мэннинг, я пришла сказать, что она очень расстроена из-за предстоящей помолвки.
Грозно сдвинув густые брови, мистер Мэннинг стряхнул пепел с сигары.
— Мне абсолютно непонятно, какое отношение вы, мисс Карлайл, имеете к делам моей семьи, — сердито заявил он.
Почувствовав, что может упустить инициативу, Лиззи решила оставить церемонии и говорить по существу.
— Человек, с которым вы хотите связать судьбу своей дочери, мистер Мэннинг, является развратником и негодяем, пользующимся дурной репутацией в обществе, — решительно сказала она.
— Но он же лорд! — быстро возразил мистер Мэннинг. — А как известно, знать не придерживается законов морали. Кроме того, сватовство Рэнделла избавило меня от больших трат: теперь нам не надо вывозить дочь в свет и искать ей женихов. Как говорится, лучше синица в руке, чем журавль в небе. — Он коротко хохотнул и глубоко затянулся сигарой.
После такого откровения Лиззи невольно пришла в замешательство.
— Сэр, позвольте напомнить вам, что речь идет о судьбе вашей дочери, — попыталась она пристыдить магната.
— Да, Дейзи — моя дочь, и поэтому я волен распоряжаться ее судьбой по своему усмотрению. Послушайте, мисс Карлайл, я вовсе не наивный идиот и хорошо разбираюсь в жизни. У нищего, как говорится, нет выбора, но бывает, что и у богатых тоже. Знать называет таких, как я, выскочками, однако сейчас у меня есть козыри — богатство и красавица дочь. Отчего мне не воспользоваться ими, чтобы крепче стать на ноги? Знаете, как я начинал? — Мистер Мэннинг встал и, подбоченившись, выпятил круглый живот. Теперь он напоминал Генриха VIII, изображенного на известном портрете.
— Нет, сэр, мне ничего про это не известно, — робко произнесла Лиззи.
— Ха! Я чистил дымоходы. — Хозяин кабинета с самодовольным видом плюхнулся в кресло, которое жалобно заскрипело под его тяжестью. — Дейзи, как порядочная девушка, выйдет замуж за того, кого выберет ей в мужья отец; я не намерен баловать дочь, потворствуя ее прихотям. Жизнь сурово обходится с изнеженными созданиями. Всего хорошего, мисс. Следующий!
— Но, мистер Мэннинг…
— Мисс Карлайл, я занятой человек, у меня нет времени на пустые разговоры.
— Я только хотела сказать вам, что вы сильно продешевили, — заторопилась Лиззи, опасаясь, что ее сейчас выгонят из кабинета. — Мне хорошо известно светское общество, и я могу с уверенностью утверждать, что многие титулованные особы испытывают постоянный недостаток в деньгах. Ваша дочь и деньги способны были бы очаровать какого-нибудь графа, маркиза или герцога, а вы остановились на простом бароне.
В глазах хозяина кабинета мгновенно зажегся жадный огонек.
— Вы так считаете?
— Конечно.
Мистер Мэннинг задумался на минуту, а потом покачал головой:
— Лорд Рэнделл показывал мне карту своих владений. На его землях находятся богатейшие залежи каменного угля, а этот глупец даже не подозревает о них. Я значительно увеличу свое состояние, если возьмусь за их разработку.
Лиззи с упреком посмотрела на него:
— Сэр, этот человек сделает вашу дочь несчастной. Она не могла подвести Дейва и открыть Мэннингу всю правду о Квентине Барнсе, рассказав об участии этого человека в страшном преступлении, к тому же это было слишком опасно. Тем не менее ничто не мешало ей поведать хозяину кабинета о том, какие слухи ходят в обществе о членах клуба «Лошадь и коляска» и их недостойных развлечениях.
Когда она закончила свой рассказ, мистер Мэннинг глубоко задумался и долго молчал, посасывая свою сигару. Слова Лиззи не убедили его, однако он в конце концов заявил, что наймет частного сыщика, чтобы навести справки об образе жизни лорда Рэнделла, и, как только соберет нужные сведения, примет окончательное решение. После этого Лиззи осталось только посчитать, что ее миссия выполнена, и откланяться.
Через несколько дней Дейв и его слуга вернулись в Лондон вместе с юной Сьюзи, которая, сидя в карете, во все глаза смотрела в окно на бурлящие лондонские улицы; чувствуя поддержку Дейва, она была готова дать показания против Квентина и Карстэрза на Боу-стрит. Несмотря на всю свою наивность, девушка понимала, что, если бы за ней не стоял виконт, никто бы даже не прислушался к ее словам.
— Надеюсь, они поверят мне, сэр, — с надеждой взглянув на сидевшего рядом Дейва, робко проговорила она.
— Конечно, поверят, — кивнул виконт. Его лицо выражало уверенность, он ободряюще улыбнулся Сьюзи.
От скуки и забавы ради Карстэрз решил сопроводить своего приятеля Рэнделла в контору его будущего тестя.
— Рад, что вы согласились взглянуть на составленные этим пройдохой документы, граф, — с удовлетворением заметил Квентин. — Я совсем не разбираюсь в разного рода юридических бумагах, а папаша моей невесты наверняка попытается облапошить меня. С ним надо держать ухо востро.
— Да уж, тут лучше не зевать, — пробормотал Карстэрз.
Между тем их экипаж въехал в деловую часть города. Обычно Карстэрз не ввязывался в подобного рода дела, но на этот раз ему захотелось посмотреть, как живут деловые люди, так называемые выскочки, разбогатевшие выходцы из народа; кроме того, в душе он был рад, что его приятель наконец-то разбогатеет, женившись на дочери крупного угольного магната, и перестанет занимать у него деньги. Этот простофиля Рэнделл даже не мог позволить себе нанять хорошего поверенного.
Роскошный экипаж, запряженный породистыми лошадьми, с шиком подкатил к зданию конторы. Когда одетый в ливрею Джонни спрыгнул с козел и спустил металлическую подножку кареты, Карстэрз и Рэнделл вышли из экипажа и направились к дверям конторы, при этом граф помахивал своей неизменной тростью с серебряным набалдашником.
Пока один из его лакеев разговаривал с секретарем мистера Мэннинга, Карстэрз, морщась, оглядывался вокруг, а Квентин переминался с ноги на ногу, сгорая от нетерпения: ему хотелось побыстрее заполучить в жены юную Дейзи.
Внезапно помещение конторы огласилось громовым возгласом:
— Следующий!
Карстэрз изумленно приподнял бровь; а секретарь вскочил и бросился в кабинет своего начальника.
— Боже, какой он милый! — хмыкнул Карстэрз, едва сдерживая улыбку. И тут из кабинета сначала высунулась голова мистера Мэннинга с багровым лицом и поросячьими глазками, а потом появился он сам.
Угольный магнат был одет в ужасающего вида костюм коричневого цвета.
— А, лорд Рэнделл! — приветливо воскликнул он, а затем, уперев руки в бока, поздоровался с Карстэрзом: — Добрый день, сэр.
Квентин кивнул, а затем представил Карстэрзу своего будущего тестя:
— Познакомьтесь, граф, это мистер Джозеф Мэннинг. На этот раз Рэнделл вел себя как никогда вежливо и учтиво. Карстэрз же, по своему обыкновению, окинул мистера Мэннинга высокомерным взглядом. Когда магнат жестом пригласил Квентина в кабинет, он тоже хотел войти, но Мэннинг решительно остановил его:
— Прошу прощения, но я хотел бы говорить с лордом Рэнделлом с глазу на глаз.
Карстэрз с усмешкой махнул рукой:
— Да как вам будет угодно!
Пройдя вслед за Квентином в кабинет, Мэннинг закрыл дверь как можно плотнее, но Карстэрз был спокоен за своего приятеля, так как они договорились, что Рэнделл ничего не будет подписывать до тех пор, пока граф не ознакомится с содержанием документов.
Расхаживая по приемной из угла в угол, Карстэрз от нечего делать стал внимательно разглядывать помещение, походившее на гудящий улей; через десять минут это ему окончательно надоело, и он решил, что деловой мир живет по своим скучным законам, недоступным его пониманию.
Спустя еще пять минут Карстэрз начал нетерпеливо поглядывать на дверь кабинета, дожидаясь, когда же выйдет его приятель, как вдруг за дверью раздался громкий стук, а потом послышался истерический голос Квентина, от которого дрогнули стены конторы.
— Что значит «свадьбы не будет»?! Клерки испуганно замерли.
— О Боже, этого еще не хватало… — пробормотал Карстэрз, потирая переносицу. Зная характер своего приятеля, он уже хотел было войти в кабинет и вмешаться в ссору, явно грозившую перейти в драку, но передумал. В конце концов, Мэннинг производил впечатление человека, вполне способного самостоятельно постоять за себя. Поскольку разговор перешел на повышенные тона, каждое слово было теперь отчетливо слышно в приемной.
— Кто вам все это наговорил? Это наглая ложь! —
кричал Квентин.
— Нет, это не ложь, у меня есть свидетели! — не отступал Мэннинг.
— И все же я желаю знать, кто обвиняет меня во всех смертных грехах!
— Какая вам разница? Я сам навел о вас справки и убедился, что вы не достойны моей дочери!
После того как прозвучали эти слова, Карстэрз услышал звук рвущейся бумаги.
— Вы, сэр, подлец и хам, я никогда не отдам за вас свою дочь! — взревел мистер Мэннинг, а затем раздался глухой удар. Карстэрз глубоко вздохнул, решив, что Квентин вмазал Мэннингу кулаком в челюсть. Тут анемичные клерки бросились на помощь своему начальнику, однако они не могли ничего поделать с разбушевавшимся Квентином, молотившим своего обидчика, как боксерскую грушу.
— Я не позволю, чтобы на меня клеветали! — возмущенно вопил Рэнделл, безостановочно работая кулаками и одновременно стряхивая с себя набросившихся на него клерков. — Назовите мне имя того человека, который оклеветал меня, черт бы вас побрал! — орал Рэнделл, явно теряя последние остатки самообладания. В то же время Карстэрз, всегда поступавший более разумно, чем его вспыльчивый приятель, зайдя за конторку секретаря, пробежал глазами список посетителей, которые недавно побывали в кабинете мистера Мэннинга, и сразу наткнулся на имя мисс Элизабет Карлайл.
Граф сразу же припомнил девушку, которая носила это имя: она преподавала в той школе, в которой училась Дейзи. Кроме того, за мисс Карлайл ухлестывал Дейв Стратмор.
Но с какой стати мисс Карлайл явилась к Мэннингу и что заставило ее открыть ему глаза? Как такое вообще могло произойти? Откуда учительница знает так много подробностей из жизни Квентина и других членов клуба «Лошадь и коляска»? Впрочем, в ответе на последний вопрос Карстэрз не сомневался: не кто иной, как Дейв Стратмор, рассказал своей пассии о своих новых приятелях. Однако что именно знает о них сам виконт? Неужели Торквил был прав в своих подозрениях? Что, если Дейв действительно играет с ними, как кошка с мышкой, и что-то замышляет против них?
Карстэрз решил, что пора действовать; ослепленный похотью, он и так слишком долго закрывал глаза на истинные намерения этого человека.
— Довольно, Квентин, прекратите! — громко крикнул граф, видя, что его приятель даже не собирается останавливаться и продолжает избивать хозяина кабинета.
Этот грубый окрик сразу же возымел действие; Квентин остановился и, пыхтя, вышел в приемную.
— Вы ведете себя как идиот, — холодно заметил Карстэрз. — Быстрее поехали отсюда, пока вас не арестовали!
Они быстро вышли из конторы на улицу, где их ждал экипаж.
— Что, черт возьми, мне теперь делать?! — в отчаянии воскликнул Квентин. — У меня нет денег, а этот мерзавец отказался выдавать за меня Дейзи.
— Пожалуйста, успокойтесь: у нас более серьезные неприятности, чем вы думаете, старина, — бросив презрительный взгляд на барона, отчеканил Карстэрз и дал знак кучеру трогаться.
— Какие еще неприятности? — глотнув бренди из фляжки, проворчал Квентин.
— Дейв все знает.
Чтобы как-то протянуть время, Лиззи полдня играла с детьми в доме Найтов, но, когда явились няньки и увели малышей спать, она снова осталась один на один со своими невеселыми мыслями. Она очень скучала по Дейву и мечтала вновь увидеть его.
Джесинда уехала по благотворительным делам, а Бел лежала в своей комнате, поскольку неважно себя чувствовала; в ее положении это было неудивительно, так как она ждала ребенка. Погода стояла великолепная, и Лиззи решила прогуляться до книжного магазина, находившегося на углу.
На улице царило оживление; мимо, грохоча колесами, проезжали изящные экипажи, и Лиззи, воспрянув духом, остановилась у витрины шляпной мастерской, чтобы получше разглядеть образцы летних головных уборов. Увлекшись сравнением различных моделей, она не обратила внимания на то, что за ее спиной остановилась карета, и, лишь увидев отражение двух джентльменов, выходящих из экипажа, насторожилась: мужчинам вряд ли взбрело бы в голову посетить мастерскую, шившую женские шляпки.
Внезапно у нее упало сердце, она узнала членов клуба «Лошадь и коляска».
Повернувшись, Лиззи попыталась бежать, но один из мужчин перегородил ей дорогу, а другой встал у нее за спиной.
— Помогите! — закричала она изо всех сил, однако прохожие лишь шарахались от нее, не желая ввязываться в скандал.
Растерянно оглядевшись по сторонам, Лиззи нырнула в узкий проход между двумя зданиями, но тут же убедилась, что он заканчивается тупиком. Здесь-то, во внутреннем дворике, ее и настигли преследователи. Лиззи попыталась сопротивляться, но, когда Квентин без труда зажал ей рот рукой, поняла, что силы неравны, и тут же негодяй, крепко прижав к себе, потащил ее к карете.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен



Как и все остальные романы Фоули Гэлен, легко читаются. Ставлю 10
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленМарина
21.04.2011, 21.43





К сожалению, любовная линия теряется на фоне криминальной.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКэт
15.01.2014, 13.46





Начало немного скучновато. Но конец просто захватывает. ЧИТАЙТЕ, не пожалеете!
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКатерина
29.04.2014, 11.49





По-моему, из этой серии это самый интересный роман, но на мой взгляд в столь откровенных описаниях постельных сцен не было нужды, сюжетная линия интересна и без них. В целом - захватывает.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленИриина
17.12.2014, 23.59





Неочень
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленНина
24.12.2015, 21.34





Автор всего намешала, но интересно, рекомендую
Дьявольский соблазн - Фоули Гэленэля
30.03.2016, 23.48





Мне понравился роман супер)
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленЛала
2.04.2016, 3.54





Читается легко . Роман на 8-9 баллов .
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленMarina
3.04.2016, 19.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100