Читать онлайн Дьявольский соблазн, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.66 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Дьявольский соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Через неделю после бала в доме Мэдисонов лорд Стратмор заглянул в клуб «Уайте» вместе со своими новыми приятелями. Они только что провели пару ожесточенных поединков в фешенебельном боксерском зале Дика Мейса на Бонд-стрит, где Квентин победил всех, в том числе и Девлина. Довольный тем, что одержал верх над сильным соперником, который был на десять лет моложе его, Квентин, попыхивая сигарой, гордо выступал впереди.
Отделанные дубовыми панелями стены клуба и темные ковры на полах создавали мрачноватую атмосферу, не вязавшуюся с теплым солнечным майским днем. Когда глаза виконта привыкли к полутьме, он заметил, что взгляды всех присутствующих обращены в их сторону и члены клуба с опаской расступаются перед известными скандалистами и дуэлянтами.
— Я одержал победу над нашим другом Стратмором, ребята! — Квентин хлопнул виконта по спине и обратился к пробегавшему мимо официанту: — Эй, налей нам эля, живо!
— Слушаюсь, милорд! — Официант поспешил выполнить распоряжение.
Наконец-то Дейв понял, что являлось коньком Рэнделла. Бокс был единственным поприщем, на котором он добился успеха, — ведь своим левым хуком барон легко мог снести сопернику голову. Его удары представляли заметную угрозу, сегодня Дейв узнал это на собственном опыте; у него до сих пор болела грудь, в которую Квентин нещадно колотил на ринге кулаками, похожими на поршни входивших в моду паровых двигателей, видимо, рассчитывая сломать сопернику ребра. Правда, при этом сам виконт не старался выиграть поединок и не рвался в атаку.
Дейв выдержал двадцать пять раундов, а потом позволил Квентину победить, чтобы порадовать его друзей. Барон не знал поражений с 1807 года и даже не заподозрил, что противник просто поддался ему.
Когда официант принес членам скандально известного в городе клуба «Лошадь и коляска» кружки с холодным золотисто-коричневым элем, те приветствовали его громкими выкриками.
Дейв вызвался заплатить за выпивку, и хотя его деньги быстро таяли, он ничего не мог с этим поделать. Говорить приятелям, что он еще не получил наследство и теперь ждет, соблаговолит ли капризная и своевольная Лиззи Карлайл выйти за него замуж, было опасно.
После бала Дейв ни разу не виделся с Лиззи, зато регулярно посылал ей цветы и переписывался с ней, а в воскресенье девушка согласилась покататься с ним в коляске. Теперь уже деньги отошли для виконта на второй план; он решил во что бы то ни стало жениться на Лиззи и сделать ее счастливой. Ему хотелось, чтобы она не чувствовала себя униженной в присутствии таких дам, как леди Кэмпион, а, напротив, ощущала свое превосходство над ними. Став виконтессой Стратмор, Лиззи займет высокое положение в обществе, и тогда проблема разрешится сама собой.
Мечтая жениться на Лиззи, Дейв тем не менее не отказался от планов мести; он знал, что должен рассчитаться с негодяями за гибель своих близких, но его отношение к своей дальнейшей судьбе теперь коренным образом изменилось. Раньше он не задумывался о том, что с ним будет, когда он осуществит задуманное, однако после вступления в брак на него ляжет ответственность за участь жены, с которой он хотел жить в счастье и согласии долгие годы. Вот почему ему следовало позаботиться о своей безопасности. Он не имел права делать Лиззи несчастной.
Как-то лежа вечером в горячей ванне и размышляя о своем будущем, Дейв вдруг подумал, что Лиззи будет глубоко страдать, если с ним что-то случится. Улыбки, взгляды, все поведение девушки свидетельствовали о том, что привязанность, которую она испытывает к нему, растет день ото дня, и, следовательно, теперь его враги представляют опасность не только для него, но и для нее, а значит, впредь необходимо было действовать крайне осторожно и осмотрительно.
В итоге виконт решил скрывать от новых приятелей свою привязанность к Лиззи. Если они начнут допытываться и расспрашивать, что связывает его и молодую учительницу пансиона благородных девиц, он скажет, что просто волочится за нею и что она ничего для него не значит; а когда придет время вести Лиззи к алтарю, соврет, что это братья Найт принудили его жениться, поскольку он своими домогательствами скомпрометировал девушку. Конечно, Лиззи была бы оскорблена, если бы услышала подобные отговорки, но она никогда не узнает о них.
Лишь один человек мог помешать осуществлению его планов — лорд Алек Найт.
Когда Алек вошел в клуб «Уайте» в сопровождении нескольких своих дружков, Дейв нахмурился. Если он начнет говорить в мужском обществе пренебрежительно о своих отношениях с Лиззи, это рано или поздно дойдет до всех Найтов, ведь они вращались в одних и тех же кругах. Виконт легко мог представить, какова будет реакция Алека на подобные слухи — сначала он вызовет его на дуэль, что само по себе было опасно, а затем попытается предупредить Лиззи о нечестном поведении ее ухажера. Даже если Дейву удастся оправдаться в глазах Лиззи, она все равно будет чувствовать себя глубоко униженной.
Алек тем временем прошел за игровой стол; как будто почувствовав на себе взгляд виконта, он посмотрел в его сторону, но не поздоровался с ним, и Девлин, извинившись перед приятелями, сам направился в его сторону.
— Мне показалось, старина, что вы хотите поговорить со мной. — Виконт остановился у стола, за которым играл Найт.
Алек смерил его жестким взглядом.
— Это вы, Стратмор? — процедил он сквозь зубы и жестом попросил приятелей оставить их наедине. — Я хотел поговорить с вами о нашей общей знакомой. Надеюсь, вы понимаете, о ком идет речь? — холодно произнес он, когда они остались одни. Виконт кивнул.
— Зачем она вам, Стратмор? Я прекрасно знаю ваши вкусы, знаю, что вам никогда не нравились такие девушки.
— Вам тоже. Почему вас так волнует ее судьба?
— С чего вы взяли, что она мне не нравится? — Алек с недовольным видом посмотрел на свой стакан.
— Мисс Карлайл рассказала мне о вашей размолвке. Вы жестоко обидели ее.
— А, так вы решили сыграть роль утешителя и попытаться приударить за ней?
— Не угадали. Ваше предположение слишком далеко от истины.
— Девлин, мы давно знакомы и одно время даже дружили, но если вы обидите Лиззи, то, клянусь вам, я…
— У меня серьезные намерения, — перебил его виконт. — Я предложил Элизабет руку и сердце…
— Что?! — изумленно воскликнул Найт. Слова Девлина не укладывались у него в голове. — И что же она вам ответила?
— Обещала подумать. Алек насторожился:
— То есть она отказала вам.
— Просто мисс Карлайл не хочет спешить с ответом, и я ее понимаю: такая леди, как она, заслуживает того, чтобы за ней ухаживали и добивались ее благосклонности.
Алек усмехнулся, но в его глазах затаилась тоска.
— Вы только зря потеряете время, старина, — сочувственно произнес он. — Она никогда не согласится стать вашей женой.
— Почему вы так уверены в этом?
— Потому что она всю свою жизнь любила меня. Девлин вздрогнул. Ему было неприятно слышать слова Алека.
— Мне кажется, вы заблуждаетесь, — холодно заметил он. — У меня есть доказательства того, что я могу рассчитывать на взаимность со стороны мисс Карлайл.
Алек некоторое время задумчиво смотрел на Девлина, а затем, покачав головой, надменно усмехнулся:
— Это вы заблуждаетесь, старина. Не тешьте себя пустыми надеждами; я знаю, что Лиззи всегда была иостанется моей.
— А я знаю, что люди с годами меняются. Взглянув на новых приятелей Девлина, Алек многозначительно покачал головой:
— Что ж, старина, возможно, вы правы. — Приэтих словах он поморщился и отвернулся от Девлина.
„ Тем же вечером в пансионе за ужином к учительнице подошла одна из девочек и шепнула ей на ухо, что к ней приехал какой-то джентльмен и просит ее выйти на крыльцо. Решив, что сейчас увидит Девлина, Лиззи затрепетала от радости и, поспешно встав из-за стола, направилась в просторный вестибюль. Остановившись у зеркала, она пригладила волосы и постаралась успокоиться, однако за дверью ее ждало разочарование: перед ней стоял не Девлин, а Алек.
— Здравствуйте, моя дорогая. — На лице гостя мгновенно появилась подобострастная улыбка.
У Алека был довольно жалкий вид; Лиззи впервые видела его в таком состоянии.
— Добрый вечер! — Лиззи старалась говорить как можно более приветливо. — Не хотите ли перекусить с дороги? Я могу приказать, чтобы нам подали бутерброды и освежающие напитки.
Алек покачал головой:
— Нет, спасибо. Здесь есть какое-нибудь укромное место, где мы могли бы поговорить с глазу на глаз?
— Думаю, сад подойдет — пока все ужинают, мы сможем спокойно побеседовать там. — Лиззи кивнула в направлении аллеи.
Они спустились по каменным ступенькам крыльца и стали не спеша прогуливаться под деревьями. Алек вел себя непривычно сдержанно; он не подтрунивал над Лиззи, не пытался заигрывать и шутить с ней. Казалось, его что-то сильно беспокоило.
— Так вот, значит, где вы прячетесь от мира, — снова заговорил он, оглядываясь по сторонам.
Лиззи удивленно вскинула глаза:
— Я ни от кого не прячусь.
— Простите, я просто неудачно выразился. — Алек вздохнул. — Все равно, здесь хорошо, спокойно.
— Вы, наверное, хотели сказать — скучно.
— Нет, здесь вовсе не скучно, — быстро возразил Алек и искоса посмотрел на Лиззи. — Там, где вы, не может быть скучно. — Неожиданно улыбнувшись, он направился по выложенной каменными плитами дорожке в глубь сада, и Лиззи, терзаясь смутными подозрениями, пошла за ним.
От деревьев на траву ложились длинные тени; закатное солнце мягким золотистым светом освещало сад и стоявшую под большой грушей каменную скамью. В воздухе кружился пух от одуванчиков и, поблескивая крылышками, мелькали насекомые.
— Когда-то вы и Джесс жили в этом пансионе, — задумчиво произнес Алек. — Вам нравилось здесь учиться?
— Лучше скажите, зачем вы приехали сюда. — Лиззи надоело ходить вокруг да около; она отлично понимала, что Алек хочет о чем-то серьезно поговорить с ней.
Остановившись около скамьи, Алек повернулся и посмотрел ей в глаза. Ему было явно не по себе. Что случилось? Может быть, он снова проиграл крупную сумму в карты?
— У вас какие-то неприятности?
— Это еще мягко сказано. Все в моей жизни складывается не так, как надо. Вот вы, к примеру, ненавидите меня, и мне больно сознавать это.
— Но я вовсе не испытываю к вам ненависти… — быстро возразила Лиззи.
— Нет, это неправда. Я сам себя ненавижу за то, что сделал. Впрочем, я получил то, что заслужил, и теперь приехал, чтобы попросить у вас прощения.
Внезапно Лиззи стало отчаянно жаль этого человека, но что она могла поделать? Алек сам загнал себя в угол.
— Хорошо, я прощаю вас, — тихо произнесла Лиззи и невольно вздохнула. Ее начинал раздражать весь этот бессмысленный разговор.
— Нет, это было бы слишком просто. — Алек покачал головой. — Пожалуйста, выслушайте меня, мне надо выговориться, прежде чем вы окончательно вычеркнете меня из своей жизни.
— Я вовсе не собираюсь вычеркивать вас из своей жизни…
— А мне кажется, что вы уже сделали это.
Еще год назад несчастный вид Алека Найта свел бы Лиззи с ума, но теперь она любила Девлина, и все ее мысли были только о нем.
— Моя жизнь без вас пуста и бессмысленна, — продолжал молодой человек. — Если я и обидел вас, то сделал это неумышленно. Теперь, когда прошел уже год после тех событий, я хочу возродить наши прежние отношения и умоляю вас дать мне еще один шанс. Клянусь, я не подведу вас, так как окончательно осознал свои ошибки и хочу их исправить.
Лиззи побледнела.
— Вы не должны так жестоко поступать со мной, — прошептала она. — Как раз когда у меня появился другой мужчина, вы приехали, чтобы требовать невозможного.
— Неужели вы не рады, что я приехал к вам?
— Дело не в этом. Просто я хочу, чтобы между нами все осталось по-прежнему.
Алек бросил на Лиззи взгляд, исполненный боли.
— О Боже, неужели Стратмор действительно дорог вам? — прошептал он. — Этот человек вел себя с вами на балу в доме Мэдисонов неподобающим образом. Как вы терпите такое фамильярное обращение с собой?
Слова Алека удивили и обидели Лиззи.
— И это говорит мужчина, который находится на содержании у леди Кэмпион? — холодно спросила она. — Как вы смеете упрекать меня?! Это просто возмутительно! В вашем сердце нет ни капли любви ко мне, вам просто неприятно видеть меня с другим мужчиной.
— Неправда! Я всегда хотел, чтобы мы были вместе, но мне сначала было необходимо разобраться со своими финансами…
Лиззи усмехнулась.
— Я устала от ваших бесконечных оправданий, Алек, — в сердцах сказала она. — Вы давно уже могли изменить ситуацию, но испугались ответственности. От вас требовалось только одно — бросить азартные игры, и тогда Роберт готов был предложить вам заняться политикой и заседать в палате общин. Даже если вас не устраивала такая карьера, вы могли бы уехать в одно из своих имений и привести его в порядок, но вас не прельстило и это поприще. А еще я помню, как вы испугались, когда узнали о моей любви к вам.
Алек схватился за голову и медленно опустился на скамью.
— Боже, каким же глупцом я был! — сокрушенно простонал он.
— Да, вы действительно вели себя глупо. Опустив руки на колени, Алек стал рассеянно разглядывать свои тщательно ухоженные ногти.
— Просто не знаю, что я буду делать без вас, — пробормотал он, не поднимая глаз. — Неужели я больше ничего не значу для вас?
Сев рядом с ним на скамью, Лиззи тяжело вздохнула.
— Перестаньте лгать, Алек; вашу привязанность ко мне можно сравнить с теми чувствами, которые испытывает ваш маленький племянник Гарри к своему любимому голубому одеяльцу. А я хочу, чтобы мужчина видел во мне не самоотверженную няньку, а любимую женщину. И поверьте, я заслужила это!
— Нет ничего удивительного в том, что я избегал вас Вы всегда пытались заставить меня измениться, старались спасти меня от самого себя, обуздать мой характер. — Алек нахмурился. — Но, Бог мой, неужели нельзя любить меня таким, какой я есть, и не пытаться искоренить мои недостатки?
— Я старалась изменить вас потому, что опасалась за ваше будущее. Азартные игры погубят вас, а я не хотела и не хочу этого.
— К вашему сведению, я не брал карты в руки с тех пор, как вы уехали из нашего дома.
— Неужели? — изумилась Лиззи.
— Видите ли, я утратил всякий интерес к игре; теперь, когда я вижу карты, мне сразу вспоминается выражение боли в ваших глазах. Для меня вся эта история послужила уроком на всю жизнь, и я больше не желаю играть.
Не зная, что ответить, Лиззи долго молчала. Теперь у нее была реальная возможность стать членом семьи Найтов и тем самым осуществить свою давнюю заветную мечту. Ничто больше не препятствовало ее союзу с Алеком, в которого она была с детства влюблена: перед ней сидел очаровательный принц, явившийся из ее девичьих грез, и он был готов связать с ней свою жизнь. Алек избавился от своего пристрастия к азартным играм, победил свой порок, а значит, теперь это был совсем другой человек.
Но чтобы выйти замуж за Алека, ей пришлось бы отказаться от виконта… Лиззи тряхнула головой. Нет, это было выше ее сил.
— Я знаю, что дорога Девлину, Алек, — тихо сказала она. — Я нужна ему.
— Но вы мне тоже дороги и нужны, Лиззи, — с горечью промолвил Алек. — Неужели вы разлюбили меня? Ну что же, я заслужил это. И все равно я знаю, что в глубине души у вас остались чувства ко мне. Не отвергайте меня, Лиззи…
— Вы сами во всем виноваты. — Лиззи поморщилась. — Кстати, уже поздно: леди Кэмпион наверняка ждет вас.
Алек улыбнулся, но его глаза оставались грустными. Когда они встали, он нежно коснулся щеки девушки.
— Помните, я не сдамся без боя! — Поцеловав ее в лоб, Алек быстро повернулся и решительно зашагал прочь.
После визита Алека Найта жизнь Лиззи сильно изменилась; в течение целого месяца она предавалась светским удовольствиям, поскольку миссис Холл разрешала ей отлучаться в город по выходным. Вместе с Джесиндой Лиззи ездила на балы, маскарады, званые обеды, светские рауты, скачки, конные прогулки, театральные премьеры, вечера в Воксхолле и концерты, и при этом ее постоянно сопровождали Алек и Девлин. Оба молодых человека не отходили от нее ни на шаг, и каждый старался очаровать ее, превзойти соперника в искусстве обольщения. Они не давали Лиззи прохода, окружая ее своим вниманием, дарили ей цветы, сладости, сувениры, безделушки и вовсю ухаживали за ней, исполняя малейшие ее прихоти. На ежегодном майском балу в Девоншир-Хаусе появление Лиззи вызвало настоящий фурор — теперь с ней стремились познакомиться и подружиться самые знатные и влиятельные светские дамы, и девушке даже не верилось, что все это происходило с ней, дочерью обыкновенного управляющего имением.
Постепенно ухаживать за мисс Карлайл вошло в моду, но Дейв спокойно относился к триумфу Лиззи; более того, ему нравилось, что его возлюбленную наконец-то вознесли на пьедестал после стольких лет забвения. Виконт не был эгоистом и с радостью наблюдал, как Лиззи купается в лучах славы и обожания.
Кроме того, теперь его ухаживания за Лиззи в глазах врагов выглядели вполне обычным делом, и это отводило от мисс Карлайл угрозу расправы в том случае, если кто-нибудь вздумал бы мстить Дейву или шантажировать его. Виконт казался всего лишь одним из многочисленных кавалеров в свите первой красавицы нового сезона.
Сам Дейв, конечно, был уверен в том, что Лиззи отдает предпочтение ему: именно с ним она с удовольствием ездила на конные прогулки в Гайд-парк, где он учил ее управлять коляской, запряженной четверкой лошадей. Более того, они нежно целовались всякий раз, когда оставались наедине. Правда, им редко выпадало такое счастье, но виконт был уверен в себе и не ревновал Лиззи, слыша, как ее называют в обществе «прекрасной, несравненной и неподражаемой».
До истечения срока, определенного завещанием леди Стратмор, оставалось еще много времени, и Дейв не торопил Лиззи: он готов был и дальше продолжать ухаживать за ней, потому что это доставляло ему удовольствие.
Но хотя Лиззи расцветала на глазах, окруженная его заботой и вниманием, Дейв не забывал и о своих планах мести. Шаг за шагом он приближался к заветной цели. Став полноправным членом клуба «Лошадь и коляска», виконт получил возможность наблюдать за своими новыми приятелями и вносить в черный список всех, кто вызывал у него подозрения. Подпаивая их, он заводил с ними бесконечные беседы о прошлом и как бы между прочим задавал один и тот же вопрос: Дейва интересовало, что они делали в тот период, когда узнали о гибели славного лорда Нельсона в Трафальгарской битве. Это знаменитое морское сражение произошло 21 октября 1805 года, но известие пришло в Англию только в начале ноября — именно в это время в огне пожара погибли родители виконта. Дейв очень внимательно выслушивал рассказ каждого члена клуба. Вскоре он пришел к выводу, что у доктора Идена Синклера, Дога Беркли, Найджела Уэйта и Большого Тома имеется надежное алиби: они не могли участвовать в преступлении, поскольку в это время находились в другом месте, и Дейв вычеркнул их из списка подозреваемых.
Он был также уверен, что юный Дадли в силу своего возраста тоже непричастен к делу, и решил использовать его наивность в своих целях. Однажды вечером, когда вся компания опять собралась в новом доме виконта, Дейв отвел Дадли в сторону и доверительным тоном попросил молодого человека задать приятелям вопрос о том, присутствовал ли кто-нибудь из них много лет назад в этом доме на представлениях и спектаклях. Дейв чувствовал, что уже близко подобрался к убийцам, и хотел ускорить ход своего расследования.
— Спросите их также, — сказал он, обращаясь к Дадли, — помнят ли они актрис, портреты которых мы видим на стенах этого дома. Мне интересно, не являлись ли они фаворитками наших друзей, но будет лучше, если именно вы расспросите джентльменов об этом. Надеюсь, вам будет нетрудно выполнить мою просьбу.
— Ну конечно же, я сделаю для вас все, что угодно, — заверил Дадли. — Вот только я не совсем понял, зачем вам это нужно.
— Просто праздное любопытство и не более того.
— Может быть, мне следует расспросить о каждой девице по отдельности?
— Думаю, лучше этого не делать, — раздался голос с порога зала.
Обернувшись, виконт увидел кузена Дадли, Элистера Хайда: этот бледный лысеющий человек долго буравил Девлина холодным взглядом.
— Зачем вы даете его светлости столь странные поручения, милорд? — наконец сердито спросил он.
— Не воспринимайте все это всерьез, старина. — Виконт лукаво улыбнулся. — Просто я хочу разыграть наших приятелей, старых членов клуба. Быть может, мне удастся разыскать несколько увядших роз, с которыми у них когда-то были романы, и привезти их сюда — вот будет потеха! Правда, большинство из них уже умерли от французской болезни…
— От французской болезни? — хихикая, переспросил Дадли. — Да, Стратмор, это действительно очень забавно!
— Заткнитесь, вы, оба! — рявкнул Элистер. — Вы не станете задавать джентльменам дурацкие вопросы, и вообще вам лучше забыть об этом!
— Хорошо, кузен, — давясь от смеха, согласился Дадли.
— А вам, лорд Стратмор, я посоветовал бы быть осторожнее и не проявлять излишнего любопытства.
— Это еще почему? — удивленно спросил Дейв. — Может быть, вам известна какая-то тайна?
— Я знаю только одно, — резко ответил Элистер. — Опасно ворошить прошлое, которое многие здесь пытаются забыть. Берегитесь, милорд!
Когда Элистер увел юного кузена из бального зала, виконт всерьез задумался над его словами. Хотя его мучили сотни вопросов, он не решился напрямую расспрашивать Элистера, ведь тот мог сообщить своим приятелям о неумеренном любопытстве одного из членов клуба, а это неминуемо вызвало бы подозрения и осложнило решение задачи.
Чтобы избежать ненужных осложнений, Дейв даже на несколько дней отложил свое расследование. Выждав время и убедившись, что его неосторожные действия не повлекли за собой никаких нежелательных последствий, он захватил с собой одну из самых дорогих и красивых проституток и отправился к Большому Тому, секретарю клуба «Лошадь и коляска».
— Почему вы больше не заглядываете ко мне? — надув губки, допытывалась девица по дороге.
— А в чем дело, дорогая, неужели у вас без меня мало работы?
— Нет, у меня всегда много клиентов, — с гордостью заявила девица.
— Вот видите. Поверьте, я в этом не сомневался. Дворецкий Большого Тома проводил их в столовую, где в это время ужинал хозяин дома.
Увидев виконта, Большой Том оживился:
— О, Стратмор! Присаживайтесь, не стесняйтесь! — Он указал на соседний стул. Как всегда во время еды, грудь Тома была усыпана крошками; он разговаривал с набитым ртом, и это вызывало у Дейва отвращение.
Поскольку у виконта не было никакого желания ужинать с Томом, он перевел глаза на белокурую проститутку, в ожидании остановившуюся посреди столовой; на ней было только пальто, надетое на голое тело.
— Я привез вам подарок, старина. — Отказавшись от ужина, виконт сел напротив Тома.
По его знаку девушка сбросила пальто, и хозяин дома чуть не подавился, увидев перед собой нагую красавицу.
— Пока вы будете развлекаться с мисс Фелицией, старина, я, чтобы не скучать, просмотрю журналы с записками клуба, — не давая Тому опомниться, предложил Дейв.
— Да, да, конечно. — Вытирая выступивший на лице пот, Том показал гостю, где находится его кабинет.
— Заодно, — сообщил виконт, — я поищу ставку пари, которую сделал в прошлом месяце, — как назло, она вылетела у меня из головы. Я долго не задержусь.
— Можете не спешить, дружище. — Том плотоядно наблюдал за тем, как обнаженная красотка обмакнула пальчик в желе, которое он только что ел, и с лукавой улыбкой намазала им сосок своей груди.
«Смекалистая девочка, а главное, не брезгливая», — подумал Дейв, выходя из столовой и оставляя обжору Тома наедине с проституткой.
Закрывшись в большом, отделанном дубом кабинете баронета, виконт не стал терять времени и сразу же снял с полки журналы, датированные 1805 годом. В то время его председателем и секретарем был Карстэрз, и именно он вел тогда журнал.
Пробежав глазами записи, большинство которых не представляло для него никакого интереса, Дейв с досадой поморщился, но тут одна запись неожиданно привлекла его внимание. Она была датирована декабрем 1805 года, и речь в ней шла о двухстах фунтах, истраченных на путешествие через пролив некоего синьора Росси, учителя танцев.
Зачем членам клуба понадобился учитель танцев? Виконт мрачно усмехнулся. Ему вспомнилась страшная судьба повара постоялого двора «Золотой бык»: в ту роковую ночь повар был на дежурстве в кухне и чудом спасся, но затем власти обвинили беднягу в том, что пожар начался по его недосмотру, и через несколько дней после этого повара нашли мертвым. По официальной версии, он покончил жизнь самоубийством из-за угрызений совести, ведь в ночь пожара в гостинице постоялого двора погибли сорок семь человек.
У Дейва из головы не выходила мысль о том, что «учитель танцев», выписанный из Европы, мог быть наемным убийцей, которого члены клуба использовали для устранения повара, на которого свалили всю вину. С его смертью расследование преступления прекратилось, и таким образом настоящим преступникам удалось спрятать концы в воду. Дейв понял, что, если он узнает имя человека, который нанял «учителя танцев» из Италии, это непременно прольет свет на тайну гибели его родителей.
Достав из кармана жилета смятую записку с угрозами в адрес коронера, который расследовал это дело, виконт провел небольшую экспертизу. Анонимное послание ему передал сам коронер, а автором записки, судя по почерку, был Карстэрз.
Установив это, Дейв глубоко задумался. Через некоторое время он спрятал записку в карман, поставил журналы на место и вышел из дома, оставив Большого Тома развлекаться с проституткой. Этот жирный потный боров пыхтел и постанывал, уложив девицу на обеденный стол, но виконт не беспокоился за Фелицию, которая давно привыкла к таким клиентам и к тому же получила неплохой задаток.
Сев в экипаж, Дейв приказал кучеру трогаться. В его голове роились тысячи мыслей. Прежде он подозревал Квентина, но теперь стал сомневаться в его вине. Или, может быть, Рэнделл был соучастником Карстэрза в этом преступлении? Виконту не хватало улик и доказательств. Возможно, он найдет их в доме Квентина?
Через полчаса Дейв проник через окно в каретный сарай Рэнделла, представлявший собой кирпичное двухэтажное здание, где пахло конским навозом и свежим сеном. В стойлах тихо пофыркивали лошади. Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить спавших на втором этаже конюхов, виконт миновал конюшню и оказался в помещении, в котором располагалась контора старшего конюха. Переступив за порог, он плотно закрыл за собой дверь.
Сквозь высокое окно в контору падал лунный свет, помогавший ориентироваться в помещении. Дейв начал обыск.
Члены клуба «Лошадь и коляска» были фанатами быстрой езды и превыше всего на свете ценили свои коляски и экипажи. Они могли жить на грани банкротства, но тем не менее лошадей и кареты старались содержать в порядке.
После прохождения определенного количества миль пружины и другие мелкие детали коляски подлежали обязательной замене. Многие господа поручали своим старшим конюхам вести строгий учет использования колясок, а также следить за их ремонтом. Все записи об этом аккуратно вносились в хозяйственные книги, там же можно было найти сведения о каждой поездке. Фиксировалось самое важное — дата, цель поездки и пройденный путь в милях.
Дейв решил просмотреть записи двенадцатилетней давности в хозяйственной книге Квентина Рэнделла, чтобы точно установить, проезжал ли он в ноябре 1805 года по Оксфордской дороге.
Сняв с полки увесистый фолиант, он открыл его и положил на подоконник. Затаив дыхание, виконт стал просматривать книгу, исписанную аккуратным почерком старшего конюха. Даты, суммы расходов, текущие ремонты экипажей… Дейв пролистал записи за август, сентябрь, октябрь и замер, не веря собственным глазам: записи за ноябрь 1805 года в книге отсутствовали, поскольку эти страницы были попросту вырваны.
Девлина охватила ярость. В этот момент его внимание привлек посторонний звук, доносивший с улицы, и он, подняв голову, прислушался.
Во дворе, поднимая тревогу, залаяли собаки, и тут же тишину безлюдной улицы нарушил грохот колес. К дому приближался экипаж, в котором, судя по смеху и пьяному голосу, находился сам хозяин дома. Рэнделл, должно быть, возвращался из борделя, где он любил проводить свободное время, и возвращался не один: хриплый женский голос громко декламировал скабрезные стихи, которые обычно можно было услышать в пивной или в публичном доме.
Дейв быстро захлопнул хозяйственную книгу и, поставив ее на полку, выскользнул из конторы; ему надо было как можно скорее выбираться наружу. Барона сопровождали лакеи, которые в отличие от своего господина были трезвы и могли заметить незваного гостя. Виконт знал, что Квентин со своей шлюхой сейчас отправятся в спальню, а слуги должны будут поставить лошадей и экипаж в каретный сарай. В щель между створками ворот он видел, как из экипажа вышел Квентин, а за ним на землю спрыгнула пьяная девица. Барон полез к ней обниматься, но она оттолкнула его.
— Подождите, милорд, — покачиваясь, нечленораздельно пробормотала шлюха. — Меня что-то мутит…
— А я хочу поцеловать тебя, дорогуша, — упрямо заявил Квентин.
— Вот скотина! — Шлюха отпихнула барона, когда он начал задирать ее юбку, а потом побежала к дому. — Поймайте меня, если сможете! — крикнула она.
Квентин с хохотом бросился за ней, а лакеи, взяв под уздцы коренного упряжки, направились к каретному сараю.
Отойдя от ворот, виконт спрятался в стойле, где стояла смирная гнедая лошадь; прижавшись к дощатой перегородке, он стал наблюдать в щель за тем, что происходило в проходе. Вскоре послышались голоса конюхов, и ворота каретного сарая распахнулись. Не теряя времени, Дейв подтянулся, вспрыгнул на подоконник и, открыв ставню, вылез из окна в опустевший двор.
Клубившийся над рекой туман размывал очертания стоявшего на углу фонаря, однако, заметив его, виконт вдруг застыл на месте: ему показалось, что кто-то, прячась в тени, наблюдает за ним. Дрожь пробежала по его спине, и он незаметно огляделся вокруг. Бывая в разных переплетах, виконт часто подвергал свою жизнь опасности; однажды в горах за ним долго крался лев, но даже тогда он не испытывал страха, теперь же ему пришлось столкнуться с настоящим призраком.
Сквозь туман Дейв разглядел фигуру, одетую во все черное; похожая на посланницу с того света, женщина смотрела прямо на него, и он понял, что незнакомка уже давно наблюдает за ним.
Виконт колебался, не зная, что делать. Может быть, подойти к ней? В конце концов Дейв собрался с духом и сделал первый шаг, однако призрак тут же бросился бежать и исчез в тумане.
Впрочем, был ли это призрак? Дейв отчетливо слышал звук шагов. Ругая себя за глупость и проклиная туман, который ввел его в заблуждение, виконт бросился вдогонку.
Охваченная паникой, Мэри бежала по мостовой. Вспомнив свою беспокойную молодость, когда ей часто приходилось уносить ноги, она, подхватив юбки, свернула в темный переулок.
— Кто вы? Остановитесь! Я не причиню вам зла! — слышала она за спиной громкий голос, отзывавшийся эхом среди спящих, окутанных туманом зданий. — Не бойтесь!
Не обращая внимания на этот призыв, Мэри неслась по переулку во весь дух. Выбежав на торговую улицу, она помчалась по сводчатой галерее пассажа, проклиная себя за неосторожность. Ей не следовало показываться на глаза виконту: теперь он всегда будет начеку и не даст ей следить за событиями, которые начали принимать весьма интересный оборот.
Все это время Мэри не выпускала из виду людей, устроивших пожар на постоялом дворе «Золотой бык», и теперь то, что Дьявол Стратмор зачем-то проник в каретный сарай Квентина Рэнделла, спутало Мэри все карты. Кто кем манипулировал в этой игре? Действительно ли Дейв находился под тлетворным влиянием Квентина и Карстэрза или только делал вид, что дружит с ними?
Не зная, что он за человек, Мэри не хотела рисковать и расспрашивать об этом самого виконта — это могло подвергнуть опасности Сорчу. Лорд Стратмор имел все права взять младшую сестру под опеку, однако, не зная его истинных намерений, Мэри не могла допустить этого.
Выбежав на оживленную улицу, Мэри перебежала через проезжую часть и спряталась за стоявшими на тротуаре корзинами с фруктами. Дейв в растерянности остановился на противоположной стороне. Уличный фонарь освещал его лицо, на котором застыло выражение отчаяния.
«Нет, он вовсе не похож на злодея», — подумала Мэри.
Оглядевшись по сторонам, виконт медленно побрел по улице и вскоре скрылся из виду; только после этого Мэри рискнула покинуть свое убежище и направилась в другую сторону, решив, что не станет разговаривать с лордом Стратмором до тех пор, пока не убедится в его порядочности и благородстве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявольский соблазн - Фоули Гэлен



Как и все остальные романы Фоули Гэлен, легко читаются. Ставлю 10
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленМарина
21.04.2011, 21.43





К сожалению, любовная линия теряется на фоне криминальной.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКэт
15.01.2014, 13.46





Начало немного скучновато. Но конец просто захватывает. ЧИТАЙТЕ, не пожалеете!
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленКатерина
29.04.2014, 11.49





По-моему, из этой серии это самый интересный роман, но на мой взгляд в столь откровенных описаниях постельных сцен не было нужды, сюжетная линия интересна и без них. В целом - захватывает.
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленИриина
17.12.2014, 23.59





Неочень
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленНина
24.12.2015, 21.34





Автор всего намешала, но интересно, рекомендую
Дьявольский соблазн - Фоули Гэленэля
30.03.2016, 23.48





Мне понравился роман супер)
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленЛала
2.04.2016, 3.54





Читается легко . Роман на 8-9 баллов .
Дьявольский соблазн - Фоули ГэленMarina
3.04.2016, 19.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100