Читать онлайн Дерзкая разбойница, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Дерзкая разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Возвращаясь в королевский дворец, Дэни словно летела по воздуху, крепко сжимая руку Рафаэля. Наверное, они проходили мимо лакеев, кавалеров и дам, но она никого не замечала вокруг. Она не спускала глаз с Рафаэля, любуясь его прекрасным лицом.
Они вошли в ее апартаменты, и он попрощался с ней в маленькой гостиной, заваленной цветами. Их аромат пьянил ее сильнее, любого вина.
— Мне не хочется прощаться с тобой, — прошептала она, обнимая его за шею.
— Ты хочешь, чтобы я остался с тобой на ночь? — улыбнулся он, пробежав руками по ее бедрам. Даниэла быстро подавила искушение.
— Лучше не надо, — ответила она.
— Но мне хочется, — капризно протянул Рафаэль.
— Не надо дуться, милый. Ты увидишь меня завтра.
— Завтра уже наступило: сейчас половина третьего утра.
— Значит, ты увидишь меня сегодня, но немного позже.
— Ну хорошо. — Он прижался к ней и потерся носом о нос. — Ты когда-нибудь продемонстрируешь мне свою способность ездить верхом, стоя на лошади?
— Возможно, когда узнаю тебя получше.
— Согласен. Какой бы подарок мне прислать тебе сегодня? Что бы ты хотела?
Она мечтательно улыбнулась, закрыла глаза и положила голову ему на плечо.
— Мне не нужны подарки. Я и без них счастлива.
— В таком случае позволь мне сделать тебя еще счастливее. Чего ты желаешь всем сердцем, Даниэла?
— Уж если ты заговорил об этом, то больше всего на свете мне хочется починить крышу моего дома.
Он застонал.
— Мария позаботится о дедушке, а вот крестьяне уже давно просят починить их дома.
— Не могла бы ты придумать что-нибудь для себя, женщина? Ты должна просить бриллианты или что-нибудь в этом роде. Я непременно займусь ремонтом жилищ твоих крестьян, но мне хотелось бы побаловать тебя лично.
— Ты слишком хорош, чтобы быть правдой, Рафаэль.
— Я сама реальность.
— Этого для меня вполне достаточно, и большего мне не нужно.
— В самом деле? — Он улыбнулся в темноте своей загадочной полуулыбкой и стал поднимать ее юбки. — Мне кажется, что это не совсем так.
Она вырывалась из его объятий, смеясь и краснея от его интимных прикосновений, которые будили в ней желание.
— Я совершенно точно знаю, чего ты хочешь, моя дорогая.
— Убирайся отсюда, неисправимый развратник! Я валюсь с ног от усталости.
— Хорошо, — неожиданно согласился он, — но сначала я уложу тебя в постель.
Он взял ее на руки и понес в спальню, нежно целуя на ходу.
Уложив ее в постель, он склонился к ней, опершись на руки и продолжая ее целовать. Его широкие плечи лишь угадывались в темноте, длинные волосы закрывали лицо, глаза горели страстным огнем. Он был похож на Люцифера, явившегося к ней во сне, чтобы ее соблазнить.
Она, затаив дыхание, следила, как его голодный взгляд пробегал по изгибам ее тела. Когда он снова посмотрел ей в глаза, в его взгляде не было и следа улыбки, а только горячее мужское желание, которое напугало ее.
— Я сгораю от нетерпения заняться с тобой любовью, — прошептал он, удерживая ее взгляд. — С первой минуты, как я увидел тебя, мне этого хотелось. Но, — продолжал он с нежной улыбкой, заметив испуг в ее широко раскрытых глазах, — я могу подождать. Одну ночь я выдержу, но не больше. А затем… для нас распахнутся небеса.
Дэни судорожно сглотнула. Они стали так близки за этот вечер, что ей захотелось рассказать ему о своем страхе, о том, что она может умереть во время родов, но, увидев его восхищенный взгляд, не решилась поведать ему о своей слабости.
Прекрасный принц Рафаэль считал ее бесстрашной и храброй. Она не обладала несравненной красотой Хлои Синклер, но у нее был характер, который позволял ей скрывать от людей, что на самом деле она жуткая трусиха.
Наклонившись, он поцеловал ее грудь, затем выпрямился и направился к выходу. Опершись на локоть, она любовалась его гордой походкой. Около двери он остановился и через плечо оглянулся. В полумраке комнаты блеснула белозубая улыбка.
— Мне так и хочется съесть тебя, Даниэла, — произнес он. — Ты уверена, что не хочешь, чтобы я остался?
— Спокойной ночи, Рафаэль.
— Спокойной ночи. — С почтительным поклоном он тихо закрыл за собой дверь.
Даниэла уютно устроилась в постели, отмахнувшись от внутреннего голоса, хотя прекрасно понимала, что очень рискует. «Ты девчонка с мальчишескими замашками, плохо приспособленная к окружающим условиям, — внушал ей внутренний голос, пытаясь вернуть ее к реальности. — Ты никогда не сможешь удержать такого человека». Но все было напрасно: она полюбила и знала, что это навсегда.
Наконец она заснула, и ей снился Рафаэль и… небеса.


Когда королевский золотой мальчик не побоялся скандала, объявив во всеуслышание о своем намерении жениться на Всаднице в маске, Орландо подумал, что это просто злая шутка, но сегодня принц, казалось, нарочно сделал все для того, чтобы нажить себе новых врагов. Однако Орландо даже представить себе не мог, что замышляет его кузен, и этот факт весьма тревожил его, так как он никогда не воспринимал Рэйфа всерьез.
Сегодня принц объявил очередную войну двору, усадив очаровательную Даниэлу к себе на колено и держа ее там на протяжении всего совещания по финансам, выставляя напоказ свою любовь к невесте, выбранной им вопреки воле отца.
Разумеется, министры пришли в ярость от такого пренебрежения к этикету, и тогда Рэйф предложил им покинуть зал заседаний, если это их не устраивает.
Оскорбленный в лучших чувствах, епископ Юстиниан, единственный из всех, решился уйти с совещания, громогласно, заявив, что он отказывается совершать свадебный обряд, пока не будет уверен, что король одобрит этот брак.
Синьорита Даниэла вздрогнула, услышав гневные слова епископа, так как по своей наивности не понимала, что принц использует ее в своих целях. Она испытывала неловкость, оказавшись в столь двусмысленной ситуации, но Рэйф крепко и вместе с тем нежно удерживал ее на колене и что-то шептал ей на ухо.
Она растерянно оглядывалась на советников короля, но Орландо заметил, что чем язвительнее пилили и упрекали Рэйфа за его неуважение к министрам, тем больше менялось выражение лица Даниэлы. Если сначала на нем была написана девичья застенчивость, то после очередного выпада в адрес Рэйфа она сердито нахмурила брови и, поудобнее устроившись у него на колене, всем своим видом дала понять, что она целиком на его стороне и будет защищать интересы принца, чего бы это ей ни стоило.
Казалось, только нежные поглаживания Рэйфа удерживали Даниэлу от того, чтобы не наброситься на любого, кто осмелится отнестись к будущему королю Асенсьона без должного уважения, соответствующего его рангу. Рэйф и Даниэла выступили единым фронтом против совета министров.
Более молодые члены кабинета, такие как Адриано и Ник, незаметно обменялись с Орландо многозначительными взглядами. Орландо улыбнулся: он знал слабое звено в окружении Рэйфа. Адриано был ревнив, непоседлив и эмоционально неустойчив. Для Орландо не было секретом, почему ближайший друг Рэйфа столь враждебно настроен против невесты принца.
Даниэла оказалась в этой компании под предлогом, что будет вести протокол совещания, чтобы Рэйф не отвлекался на пустяки, но принца, похоже, мало волновали государственные дела — он только и делал, что гладил Даниэлу. Лениво развалившись, словно император на троне, он одной рукой вершил судьбы сотен тысяч подданных, а другой гладил невесту по спине, играл с ее волосами, целовал в щечку.
Синьора Даниэла внимательно следила за происходящим в зале заседаний, и ее умный и пытливый взгляд произвел впечатление на Орландо. Время от времени она склонялась к уху Рэйфа и что-то шептала ему. Орландо догадался, что она комментирует выступления министров. Все видели, что принц внимательно прислушивается к ее словам, но были довольны, что она не осмеливается высказываться вслух перед членами кабинета.
Совещание тянулось, аргумент следовал за аргументом. Дон Артуро утомил всех, оспаривая каждое замечание Рэйфа, который, оставаясь внешне спокойным, не желал отказаться от своего вето, наложенного на закон о налогообложении.
Рэйф продолжал поглаживать Даниэлу, словно она была хорошенькой рыженькой кошечкой, свернувшейся клубочком у него на коленях.
Орландо бесили эти бесконечные поглаживания. Он представил, как эта пара занимается любовью. Такая женщина, как Даниэла, думал он, может полностью отдать себя только очень удачливому человеку, и он мысленно представил себя на месте Рэйфа.
Казалось, что между парочкой пролетают искры, от которых присутствующих бросало в жар. Советники чувствовали себя неловко, понимая, что Рэйф их просто терпит, а в действительности вообще в них не нуждается.
Все, что ему было нужно, так это Даниэла и, конечно, постель.
Когда в половине одиннадцатого был объявлен короткий перерыв, советники собрались в конце коридора, чтобы поделиться своим мнением о поведении принца, называя его самонадеянным развратником, но Орландо был уверен, что не только физическое влечение заставляло Рэйфа с такой настойчивостью удерживать около себя девушку.
Здесь все было гораздо сложнее.
После того как члены кабинета ушли из зала заседаний, Даниэла и Рэйф продолжали о чем-то тихо переговариваться. Орландо украдкой наблюдал за ними и заметил, что Даниэла поцеловала Рэйфа в щеку, после чего хмурые морщины на его лице разгладились и он улыбнулся.
Орландо подумал, что, судя по всему, только он один заметил, как изменился Рэйф под влиянием Даниэлы. Одно не вызывало у него сомнения: ему абсолютно не нравилось то, что он увидел. Плохо, что общественное мнение уже начало склоняться на сторону Рэйфа, после того как принц подружился с бесстрашным Всадником в маске. Девица уже готова с мечом в руках защищать своего спасителя.
Принц перестал зевать, скуку его как рукой сняло, с несвойственным ему добродушием Рэйф сказал всего несколько слов, но эти слова он произнес спокойно, уверенно и с достоинством.
Испытывая отвращение от одного вида этой страстно влюбленной друг в друга парочки, Орландо присоединился к остальным членам кабинета, не переставая думать, что теперь, черт возьми, станет с его планом, особенно если будущая жена Рэйфа в скором времени забеременеет?
Одного взгляда на них было достаточно, чтобы усомниться, что он сможет добиться отстранения Рэйфа от престола. Везучий принц счастливым образом обошел все расставленные Орландо смертельные ловушки. Если Даниэла произведет на свет сына, трон перейдет к их ребенку, а не к его младшему брату Лео. Орландо не мог позволить, чтобы такое случилось.
Он оглянулся и увидел, что они целуются, уверенные, что за ними никто не наблюдает. Сердце его затопила зависть и ненависть. Его красота, богатство, титул и принадлежность к королевской семье позволяли ему иметь самых красивых женщин, но ни одна из них не целовала его так, как Даниэла целовала Рэйфа.
Орландо никогда не был нежен с женщинами. Он всегда оставлял на их нежной коже следы поцелуев. Ему тщательно подбирали любовниц, и он равнодушно откупался от них, платя за их крики, которые доставляли ему удовольствие.
И однако он не понимал, что связывает принца и его новую игрушку. Сила этой связи пугала его. Возможно, настало время обратить привязанность Рэйфа против него самого. И больше всего Орландо нравилось то, что ему даже не придется врать.
Члены кабинета вернулись в зал, но вторая часть заседания долго не продлилась, потому что леди Даниэла обрушила свой гнев на дона Артуро за его пренебрежительные высказывания в адрес Рэйфа. Она прервала премьер-министра на полуслове, не желая слушать его речь, полную фальши.
— Хватит, синьор! — гневно вскричала она, вскакивая с колена Рэйфа.
Дон Артуро поднял на нее изумленный взгляд, но когда Рэйф прикрыл рот рукой, подавляя смех, премьер-министр не выдержал:
— Вы вообще не имеете права находиться здесь, синьорита! Кто вы такая?
— Патриотка и ваша будущая королева, вот кто я! — гордо выпалила она ему прямо в лицо.
Рэйф захлопал в ладоши от восторга, а министры побледнели от страха.
Даниэла Кьярамонте не сдавалась:
— Это вы не должны присутствовать здесь, раз позволяете себе в таком тоне говорить с будущим королем. Никогда в жизни я не слышала подобной дерзости! Вы призваны служить Асенсьону, а не сеять вражду среди приближенных короля. Как вы смеете подрывать авторитет его высочества?
Миролюбивый министр сельского хозяйства попытался вмешаться:
— Дон Артуро не подрывает авторитета его высочества, синьорита…
— Подрывает, черт возьми! — воскликнула Даниэла, гневно сверкнув глазами.
— Даниэла, — позвал Рэйф.
— Да, синьор? — отозвалась она, продолжая сверлить взглядом дона Артуро.
— Извини, что прерываю тебя.
— Как вам будет угодно. Ваш отец не потерпел бы такого. Почему же это терпите вы?
— Выйди, дорогая, — ласково попросил Рэйф, целуя ей Руку.
Орландо окинул взглядом членов кабинета, чувствуя, как в зале нарастает напряжение, и понимая, что, как только леди Даниэла уйдет, для них наступит ад.
Даниэла кивнула и направилась к двери, распрямив плечи и гордо вскинув голову. Рэйф смотрел ей вслед, пока за ней не закрылась дверь. Затем он оглядел собравшихся, и его взгляд не предвещал ничего хорошего.
— Дон Артуро, господа советники! Я распускаю кабинет, и вы все можете подать прошение об отставке! — прогрохотал он, стукнув кулаком по столу.


Дэни, подслушивающая под дверью, даже подпрыгнула, услышав грозный рык принца. В зале раздались крики, но Рэйф быстро утихомирил собравшихся.
«Боже, что я наделала?!» — подумала Дэни, бледнея. Она отпрянула от двери, чтобы члены кабинета, покидая зал заседаний, не обрушили свой гнев на нее. Она сгорала от стыда из-за того, что не сумела сдержаться и вела себя как торговка рыбой, накричав на дона Артуро ди Сансеверо, доверенного советника короля. Однако Даниэла была рада, что Рафаэль наконец пресек оскорбительные выпады премьер-министра.
Опасаясь, что король и королева по возвращении могут наказать ее за несдержанность, она ушла в свои апартаменты, чтобы избежать дальнейших неприятностей.
Проходя мимо одной из гостиных, Дэни услышала воркующий смех. Влекомая любопытством, она заглянула в широко распахнутую дверь гостиной и увидела Хлою Синклер, уютно устроившуюся на широкой тахте в кремово-золотую полоску. Актриса лучилась от счастья, сияя ямочками на щеках, яркое солнце золотило ее волосы цвета шампанского.
У ее ног и на расположенных рядом оттоманках расположилась группа обожателей, ловивших каждое слово Хлои и расточавших ей пылкие комплименты. Молодые дамы с завистью смотрели на нее, мечтая иметь хоть частицу ее блеска.
Настроение у Дэни испортилось. Если и существовала женщина, равная принцу по красоте, то, вне всякого сомнения, ею была несравненная Хлоя Синклер, похожая на сказочную королеву.
«Что она здесь делает? Может быть, она пришла навестить принца? Но…» — Дэни не закончила свою мысль, потому что в глазах у нее потемнело от ярости. В конце концов, завтра она выходит замуж за Рафаэля, и никакие актрисы не смогут тут ничего изменить.
Неожиданно английская дива обратила на нее взгляд холодных голубых глаз. Разумеется, она сразу узнала Дэни, и лицо ее исказила гримаса. Хлоя перестала смеяться, взгляд ее остекленел, но она быстро справилась с собой и с лукавой улыбкой что-то сказала одному из молодых поклонников, сидящих у ее ног. Это выглядело так, словно Дэни вообще не существовало на свете. Ей показалось, будто перед ее носом захлопнули дверь.
Плотно сжав губы, она отправилась дальше по коридору, в свою комнату. Сердито меряя шагами гостиную, она ждала Рафаэля. Скорее всего совещание уже закончилось, и он с минуты на минуту будет здесь.
«Конечно, если его не заманит к себе эта самонадеянная актрисочка», — подумала она с горечью.
Дэни обнаружила, что ревнует Рэйфа к. этой прославленной актрисе, которая так крепко держала его, и снова почувствовала себя провинциальной нищей девчонкой.
Цветы в гостиной уже начали вянуть. Она выхватила из букета красную розу и вскрикнула от боли, уколовшись о шип. Высасывая кровь из ранки, она вышла на балкон, с нетерпением ожидая появления Рэйфа.
«Он обязательно придет», — уговаривала она себя. Он обещал проводить ее в гавань, чтобы она могла попрощаться с братьями Габбиано, которых сегодня должны были выслать в Неаполь.
Ее размышления прервала появившаяся в дверях служанка с сообщением, что к ней явился гость. Дэни радостно вбежала в комнату и остановилась в недоумении.
Герцог Орландо ди Камбио был очень похож на принца, но в отличие от Рэйфа у него были черные волосы, смуглая кожа, и он был на несколько лет старше Рафаэля. Он держал в руках небольшую кожаную папку с документами. Увидев Дэни, он раздвинул губы в улыбке, хотя взгляд его карих глаз оставался холодным.
— Синьорита Даниэла. — Он поклонился ей. — Его высочество сейчас занят и поэтому поручил мне навестить вас.
Дэни почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица.
Занят? Гнев захлестнул ее, но она заставила себя не показывать своей обиды этому человеку.
Орландо бросил быстрый взгляд на стоящую в дверях служанку, затем снова повернулся к Даниэле:
— Не могли бы мы где-нибудь поговорить?
— Как вам будет угодно.
— После вас, мадам, — галантно поклонился Орландо, открывая дверь.
Дэни была слишком зла, чтобы запомнить маршрут, по которому он ее вел. Перед ее мысленным взором стояли Рафаэль и его английская красавица. «Чего ты желаешь всем сердцем, Даниэла?» — вспомнила она его вчерашние слова. Как он мог пообещать ей заняться ремонтом жилищ ее людей, если все свободное время проводит с этой женщиной?
Еле сдерживая гнев, она быстро шла по коридору, с трудом поспевая за широко шагавшим Орландо. В конце коридора была дверь, выходившая на залитый солнцем балкон. Пропустив Дэни вперед, Орландо любезно подвинул ей стул.
Он молча смотрел на нее. У него были широкие брови и орлиный нос, но осанка была такой же величественной, как и у Рафаэля. Прежде чем начать разговор, Дэни постаралась успокоиться.
— Я не знала, что у его высочества есть кузен, — холодно заметила она.
— Мы дальние родственники, — последовал невозмутимый ответ. — Семья ди Камбио покинула Асенсьон почти сто лет назад и обосновалась в Тоскане после одной семейной ссоры.
Дэни было любопытно узнать побольше о семье, членом которой, ей предстояло скоро стать, но продолжения не последовало, а она была не в том настроении, чтобы задавать вопросы,
Балкон выходил на широкую подъездную дорогу, которая пролегала от железных ворот до парадного входа во дворец. Дэни видела солдат, охранявших подступы к дворцу, курьеров, снующих взад и вперед со срочными донесения-ми, и служанок, которые время от времени выбегали по каким-то делам.
Положив папку с документами на перила балкона, Ор-ландо повернулся к Дэни.
— Синьорита Даниэла, сказать по правде, я пришел поговорить с вами о предстоящей свадьбе. На заседании членов совета вы назвали себя патриоткой, и я верю, что это так. Я верю, что вы желаете блага как Асенсьону, так и Рафаэлю.
— Разумеется.
Нахмурившись, он смотрел на далекий горизонт.
— Мне кажется, мой кузен ведет себя неправильно. Пожалуйста, поймите, что в первую очередь я несу ответственность перед Асенсьоном и королем Лазаром. То, что я вам скажу, может вам не понравиться.
Отогнав от себя мысль о том, что в данный момент ее жених, по всей вероятности, милуется со своей красавицей любовницей, Дэни, сложив на груди руки, спросила:
— А в чем, собственно, дело?
— Дело в том, что, женившись на вас, Рафаэль рискует своим будущим и его поступок может привести к новому семейному расколу, вроде того, что произошел век назад, когда мои предки вынуждены были покинуть Асенсьон.
Дэни ошеломленно смотрела на него.
— Я люблю Рэйфа, как вы понимаете, но все знают, как дурно он себя ведет. Он человек эмоциональный и не всегда отдает себе отчет в том, к чему могут привести его поступки. Я не уверен также, что он понимает, к каким последствиям может привести его женитьба на вас. Я пытался это ему объяснить, но он не захотел меня слушать, поэтому, руководствуясь интересами принца, я пришел к вам.
— К каким последствиям? — спросила Дэни, чувствуя, как в ее жилах стынет кровь.
— Говоря откровенно, скорее всего король Лазар лишит его наследства и назначит своим преемником принца Лео,
— Что?! — вскричала Дэни. Она сразу вспомнила слова Рафаэля, сказанные прошлой ночью на яхте, когда он рассказывал ей о своих натянутых отношениях с отцом.
— Перед тем как королевская семья уплыла в Испанию, король в присутствии всех членов кабинета угрожал Рафаэлю, что отдаст корону принцу Лео.
— Не могу поверить, что король приведет в исполнение эту угрозу, — заметила Дэни, охваченная ужасом. — Это будет ударом для Рафаэля.
— Он слишком часто ставил семью в неловкое положение.
— И все же я не верю, что король Лазар из-за меня лишит его наследства. Я, возможно, и бедная, но из хорошей семьи…
— Вас арестовали как грабительницу с большой дороги, синьорита. Это сводит на нет всю вашу родословную. Неужели вы и вправду думаете, что король захочет иметь преступницу в качестве матери будущего наследника престола? Они воспримут вас как заразу, попавшую в королевскую кровь, что ничуть не лучше, чем если бы вы были Хлоей Синклер.
Она с ужасом посмотрела на него. Он ответил ей улыбкой, полной сожаления, хотя его взгляд оставался холодным.
— Они могут расторгнуть ваш брак, мадам, и они это сделают. В их руках власть.
— Но как вы не понимаете, что я в долгу перед Рафаэлем. 0н спас мне жизнь и освободил моих друзей! Я дала ему слово. Я не могу нарушить его.
— Если вы в долгу перед ним, то тем более должны от него отказаться. Выйдя замуж за Рафаэля, вы погубите его жизнь. Вы этого хотите?
— Конечно, нет. Почему все относятся к нему как к ребенку? Он взрослый мужчина, и я единственная, кого он хочет видеть своей женой! — почти жалобно закричала Дэни.
Наступила тишина. Орландо с сожалением смотрел на нее, казалось, спрашивая: «Тогда почему он сейчас с Хлоей Синклер?»
— Мое дорогое дитя, — сказал он наконец, — мне не хотелось бы делать вам больно. Вы так молоды, а он человек беспринципный.
— Что вы хотите этим сказать?
— Я видел его в подобных ситуациях тридцать или сорок раз. Его любовные приключения длились не больше недели. Вы наверняка слышали о его репутации.
— Это одни разговоры.
— Нет, это правда. Его романы всегда начинались так, словно он нашел единственную любовь своей жизни. Он делает дорогие подарки, говорит комплименты и так далее. А затем ему становится скучно. Хлоя Синклер единственная, кто смог удержать его около себя более месяца, и, мне думается, мы оба догадываемся почему. Вы совсем другая. Вы заслуживаете лучшей участи. Не позволяйте ему обольстить себя, иначе вы окажетесь в дурацком положении. Он кронпринц и мой кузен, но я благородный человек, синьорита Даниэла, и поэтому стою здесь и говорю вам, что когда дело доходит до чего-то серьезного, Рэйф становится хамом. Надеюсь, это для вас не новость. Он может получить от женщин все, что захочет, потому что знает, как обольстить их. Не успеете вы опомниться, как окажетесь в его власти, а потом он найдет себе новую игрушку.
Дэни смотрела на него, с трудом сдерживая слезы. Каждое произнесенное им слово совпадало с ее опасениями. Комок застрял у нее в горле, когда Орландо добавил:
— Ненавижу себя за то, что принес вам такие новости, но я подумал, что следует предупредить вас: вы просто очередная его прихоть. Мне горько говорить вам это.
Дэни покачала головой и отвернулась, чувствуя, как сердце выпрыгивает из груди. Она должна была это предвидеть. Все шло слишком хорошо, чтобы быть правдой.
— К сожалению, это еще не все, — вздохнул Орландо и открыл папку.
Ее внезапно охватил страх, что в папке лежат деньги, предназначенные ей в качестве отступного. Это было бы последним ударом по ее гордости, но когда он предложил ей заглянуть внутрь, она увидела пять маленьких портретов молодых женщин.
— Кто они такие?
— Это знатные дамы, из числа которых принцу было приказано выбрать себе невесту. — Он вкратце рассказал ей о сделке, заключенной королем Лазаром со своим сыном, предоставив ему управление Асенсьоном на время своего отсутствия — при условии, что Рафаэль выберет себе жену из этих пяти женщин. — Полагаю, это будет основной причиной, по которой Рафаэля лишат наследства, если он женится на вас. Ему не нравится, что отец приказывает ему жениться, лишая тем самым свободы. Его гордость восстает против того, что эти девушки были отобраны для него без его ведома. Боюсь, что женитьба на вас будет плевком в лицо королю.
— Господи! — потрясенно прошептала Дэни. Она закрыла глаза, ненавидя себя за свою наивность.
Какой же дурой она была, если позволила этому развратнику заманить себя в ловушку! Как могла она подумать, что принц выберет ее, рыжеволосого сорванца, да к тому же преступницу, когда у него есть с полдюжины невест, да еще Хлоя Синклер в качестве любовницы? Как она самого начала не догадалась, что единственным желанием принца было потрясти мир и вызвать ярость короля?
Теперь она понимала, что вчера вечером он просто притворялся. Господи, какой же она была дурой, поверив ему! Она содрогнулась при мысли, что позволила ему некоторые вольности, хотя все в ней восставало против них. Вчера вечером она дарила ему свою душу и тело, а он просто играл с ней, как играл на балу, приказав своим друзьям привести ее в свои покои.
Как лицемерно он добивался от нее верности своему слову, хотя сам лгал, говоря об искренности своих намерений!
«Я ненавижу его!» — злилась Дэни. Внезапно ей отчаянно захотелось увидеть Матео, своего единственного верного друга. А еще ей захотелось поскорее вернуться к дедушке.
— Не сомневаюсь, что женитьба Рэйфа на вас будет для короля последней каплей, — продолжал между тем Орлан-до. — Трон перейдет к Лео. Что станет с Рэйфом, я не знаю. Но главное — неизвестно, что ждет Асенсьон.
С невыносимой болью в сердце Дэни, сложив на груди руки, окинула взглядом раскинувшийся перед ней город.
— Если Рафаэль такой презренный негодяй, почему же вы все-таки хотите видеть его на троне? Может быть, он не заслуживает его?
— Его всю жизнь учили быть королем. Его нельзя назвать неспособным, просто он еще не достиг зрелости. Надеюсь, что со временем он повзрослеет. К тому же Лео всего десять лет, а трон должен достаться тому, кто сможет стабилизировать положение в стране.
Дэни закрыла глаза, пытаясь разобраться в хаосе чувств, Нахлынувших на нее.
— Я не знаю, как мне поступить, синьор. Я не могу просто ему отказать. Мои друзья все еще в тюрьме. Если я возьму назад свое слово, Рафаэль придет в ярость, Бог свидетель, я не хочу выходить замуж за такого негодяя и навлекать на себя гнев короля, но если я откажу Рэйфу, он может послать братьев Габбиано на виселицу. Даже если им удастся уплыть в Неаполь, их могут выследить и убить.
— Это правда, — согласился Орландо, глубоко вздохнув. — Принимая во внимание, что свадьба должна состояться завтра, может быть, не надо ее откладывать? Возможно, стоит подождать возвращения короля, который аннулирует ваш брак.
Дэни растерянно смотрела на него.
— Вам известно, на основании чего ваш брак может быть аннулирован?
Дэни покачала головой.
— Вы не должны… отдавать себя ему. Если вы забеременеете… ребенок будет для короля нежелательным ублюдком, — с горечью проговорил Орландо.
— Я понимаю. — Дэни даже почувствовала некоторое облегчение: по крайней мере она не умрет, давая жизнь ребенку.
Некоторое время они молчали. Дэни поглядывала в коридор, надеясь увидеть Рафаэля. Ей не хотелось, чтобы он застал ее с Орландо и подумал невесть что.
— Я просто не знаю, что ожидать от разбойницы с большой дороги, — улыбнулся Орландо. — Закон требует, чтобы вас отправили на виселицу. — Он погладил Дэни по щеке. — Но едва ли у кого-то поднимется рука подписать вам смертный приговор.
А Дэни отпрянула он него, шокированная этой неожиданной лаской.
— Когда придет время, вы оставите его, а я возьму на себя обязанность защищать вас от гнева короля и королевы. Ваше желание не заявлять свои права на принца поможет мне добиться от их величеств вашего освобождения. Я постараюсь, чтобы вам простили ваши преступления. Возможно, мы сможем заключить наше собственное соглашение.
— Вы ведете себя неприлично! — заявила Дэни, возмущенная его предложением. — Когда мы с Рафаэлем поженимся, вы станете моим родственником.
Он понимающе улыбнулся ей, захлопнул папку и ушел.


— Как ты мог связаться с этой костлявой деревенщиной? — выговаривала Хлоя, обдавая Рэйфа холодом голубых глаз. — Неужели ты думаешь, что она сможет удовлетворить тебя? Позволь заметить, мой любимый мальчик, что первый трепет скоро пройдет! Эта девчонка такая же, как и все остальные. Она скоро наскучит тебе, и ты приползешь ко мне на коленях, но я захлопну дверь перед твоим, носом! Ты думаешь, что очень нужен мне? Я могу иметь любого мужчину, которого захочу!
Рэйф вздохнул.
— Могу! — кричала Хлоя, наступая на него. — Любого. Ника, Орландо, даже короля!
— Ради Бога, веди себя прилично! — взмолился Рэйф. Хлоя разразилась нервным смехом.
— Это пугает тебя, Рэйф? Боишься, что мне будет веселее в постели с твоим отцом? Я уверена, что будет. Он все еще сильный как жеребец. Король настоящий мужчина, не то что ты!
— За тридцать лет брака он ни разу не изменил моей матери. Думаю, он не сделает этого и сейчас, какой бы хорошенькой ты ни была.
— Ты маменькин сыночек! Я соблазню его, лишь бы насолить тебе. Ему нужна хорошая любовница, потому что королева ни на что не годная старая карга!
«Теперь она оскорбляет мою мать», — Рэйф едва сдерживал гнев.
— Как тебе не стыдно говорить подобные вещи, ведь ее величество так хорошо к тебе относится! — возмутился Рафаэль, но его слова только подлили масла в огонь.
— Твоя мать ненавидит меня! Она ненавидит всех женщин, которые вьются вокруг тебя.
— Просто она видит их насквозь.
— А ты все еще продолжаешь держаться за ее подол! Возможно, я возьму себе в любовники Орландо. Что ты на это скажешь?
— Спи хоть с садовником, если тебе это нравится. Меня это ни капли не беспокоит. Ты не была девственницей, когда мы с тобой встретились.
— Ублюдок! — прошипела Хлоя, однако, к удивлению Рэйфа, пока еще не бросила ему в лицо факт своей связи с Адриано.
Рэйф знал, что между его другом и любовницей был какое-то время роман, но это его совсем не беспокоило. Хлоя и Адриано были очень похожи — любили сплетничать и отпускать злые шутки за спиной людей. Эта великолепная парочка была неразлучна, постоянно держалась друг друга, что со стороны казалось дружеской привязанностью, но Рэйф был уверен, что между ними было нечто большее, чем дружба.
— Может быть, я так и поступлю, — согласилась Хлоя. — Твой кузен очень красив, и, как я слышала, он знает, как удовлетворить женщину.
— Откровенно говоря, мне безразлично, кого ты положишь в свою постель, поскольку, как ты, надеюсь, понимаешь, тебе больше нет места в моей! — рявкнул Рэйф.
Хлоя помолчала, потом сочувственно посмотрела на него.
— Она тебе скоро наскучит, — с горечью проговорила она. Повернувшись к нему спиной, она подошла к софе и села, скрестив руки под пышной грудью, и, надув губки, уставилась взглядом в пространство, полностью игнорируя Рэйфа или притворяясь, что игнорирует.
Рэйф стоял у окна, потирая виски. У него разболелась голова от ее криков, а возможно, от ее жестокости.
«Она тебе скоро наскучит». Черт возьми, она права. Полчаса назад, когда Хлоя остановила его в коридоре, заявив, что хочет поговорить с ним, он пошел за ней в гостиную, полный решимости прекратить их роман, прежде чем он женится на Даниэле.
Но, войдя в комнату, Рафаэль понял, Почему одной только Хлое удалось удерживать его возле себя целых четыре месяца. 0н пришел к выводу, что причина заключалась в том, что она хорошо знала его слабые места. Она умело манипулировала им. И хотя он это прекрасно видел, опасения, о которых она говорила, были вполне реальными. Она играла на его слабостях, как испорченный ребенок на нервах своих родителей. Она сумела заронить в его душу зерна, сомнения.
«Она использует тебя, Рэйф. Ты ее совсем не знаешь. Она готова была пообещать тебе все, что угодно, лишь бы спасти свою жизнь, а взамен получить корону! Ты глупец, Рэйф! Ты не можешь доверять ей. Что заставляет тебя думать, что эта девочка отличается от всех прочих? Через две недели она тебе наскучит».
Может, Хлоя права? Он уже попал под власть этой рыжеволосой и сейчас терзался оттого, что открыл ей свою душу, рассказав о своих страхах. Даниэла может использовать это против него. Он бросился в омут с головой. Как он может доверять своей интуиции, если в прошлом она его столько раз подводила?
Но он уже публично заявил о своем желании жениться на Даниэле. Он объявил об этом на совете, и идти сейчас на попятную — значит навсегда потерять свое лицо.
Всхлипывания отвлекли Рэйфа от мрачных мыслей. Ему показалось, что Хлоя заливается слезами, и ему стало бесконечно жаль ее.
Она потерла переносицу, и две слезинки, одна за другой, скатились по ее щекам.
— Почему ты заставляешь меня говорить такие жестокие вещи, Рэйф? Ведь я только хочу, чтобы ты был счастлив.
Он смотрел на нее, зная, — что ее слезы — это очередная женская хитрость, но ничего не мог с собой поделать. Он не выносил женских слез, и Хлоя это знала. Возможно, ей казалось, что она любит его, но он уже давно понял, что единственным человеком, которого она любила, была она сама. И, однако, ему было очень неприятно, что он ее обидел.
Когда она снова заплакала, он подошел к ней, сел на софу и молча протянул носовой платок.
«Господи, что я делаю»? — подумал он, подавив тяжелый вздох.
Хлоя Синклер была самоуверенной сукой, с ее непомерными аппетитами и бесконечной сменой настроения, но они по крайней мере привыкли друг к другу. Она понимала, что не может ожидать от него слишком многого, и каждый из них знал, что они подходят друг другу в постели. Может, не стоит пока разрывать с ней отношения? Во всяком случае, пока Хлоя будет получать от него все, что захочет — дорогие подарки, внимание, — она не доставит ему неприятностей.
— Не плачь, моя сладкая, — прошептал Рэйф, кладя ей руку на бедро. — Все будет хорошо.
— Ты совсем не ценишь меня, — всхлипнула Хлоя. — И не любишь.
— Ты знаешь, что это неправда.
— Ты бы не женился на ней, если бы любил меня! — воскликнула она, и в ее больших голубых глазах опять заблестели слезы.
— У меня долг перед семьей и Асенсьоном, — мягко заметил он. — Ты это знаешь. Все дело в продолжении рода. Я рассказывал тебе, что отец вынудил меня выбрать себе жену.
— Но какое отношение это имеет к ней?
Мольба в ее больших глазах задела его за живое. Он знал, что ни одна принцесса на тех портретах не представляет для него угрозы, но совсем по-другому обстояло дело с Даниэлой.
— Ты любишь ее, Рэйф? — спросила Хлоя.
Он не знал, как лучше ответить на этот вопрос, но ему не хотелось снова вызывать ее ярость.
— Милая, я ведь знаком с ней всего несколько дней, — осторожно ответил он.
Хлоя облегченно вздохнула.
Своим ответом он предавал Даниэлу, и эта мысль оставила у него в душе неприятный осадок.
Пошли они все к черту: он — здоровый мужчина, и общество признает за ним право иметь любовницу, если он того пожелает. Даниэла, вне всякого сомнения, тоже понимает это. Каждый светский человек имеет на стороне любовницу. Только король идеальный муж, но всем хорошо известно, что Рейф не такой, как его отец.
— Послушай, — произнес он, поглаживая Хлою по бедру, — нам совсем необязательно принимать решение прямо сейчас. Давай обсудим эти проблемы через несколько дней.
Хлоя искоса посмотрела на него. Он знал этот ее взгляд и понимал, что она обдумывает, какую выгоду сможет получить за свою уступку.
— Возвращайся в свой городской дом и несколько дней отдохни. Поразвлекайся немного, встречайся с друзьями, а тем временем я женюсь. Договорились? Пройдет немного времени, и мы снова увидимся.
— Обещаешь?
Чувствуя себя виноватым, он кивнул.
Хлоя посмотрела на него томным взглядом.
— Хорошо. Ты знаешь, что я не могу отказать тебе ни в чем. Но сначала… — Обвив руками его шею, она прижалась к нему всем телом. — О, Рэйф, — выдохнула она ему в ухо, — давай займемся любовью. Прямо сейчас. Я соскучилась по тебе, Рэйф. Ты мне нужен. Я еще не преподнесла тебе подарок на день рождения.
Все его существо запротестовало, когда она его поцеловала, раздвинув языком губы. Он напрягся, но, поскольку был хорошо воспитан, не посмел оттолкнуть ее, хотя был полон решимости освободиться от ее объятий, не вызвав при этом новой волны гнева или слез,
Вздохнув, Хлоя улеглась на софу, призывно глядя на него.
— Поиграй со мной, Рэйф.
Избегая ее взгляда, он изобразил на лице улыбку сожаления.
— Ты соблазнишь и святого, моя милая, но извини, у меня назначена на сегодня еще пара встреч. — Он посмотрел на часы, но не осмелился сказать ей, что должен сопровождать Дэни в гавань, чтобы она могла попрощаться с друзьями. Он и так уже опаздывал.
— Мы сделаем это быстро.
— Дорогая, я получаю от этого удовольствие и не люблю спешить.
— Хоть ты и неисправимый очаровашка, но сейчас решил отделаться от меня. Мне жаль, что я обидела тебя, Рэйф.
«А я и не обиделся», — подумал он, понимая — причина в том, что он слишком мало дорожит любовницей. Его затопило чувство вины, и ему захотелось поскорее отделаться от нее.
Поцеловав Хлое руку, он вышел из гостиной. «Черт возьми, — думал он, идя быстрым шагом по коридору, — не хватало только, чтобы и Дэни тоже возненавидела меня».


Вечером он, раздраженный и усталый, стоял в нескольких шагах от Даниэлы и ее преданных друзей, похлопывая себя хлыстом по ботфорту, и не мог дождаться, когда же она наконец попрощается с высоким олухом, которого она называла Рокко.
Ее реверанс, холодный и небрежный, которым она встретила его, когда он пришел, чтобы отвезти ее в порт попрощаться со столь дорогими ее сердцу братьями Габбиано, дал ему ясно понять, что она знает о его встрече с Хлоей.
Она ни словом не обмолвилась об этом, а просто оказала ему холодный прием.
У Рэйфа не хватило смелости обнять девушку, и он с мрачным видом принял ее затаенную обиду. С каждой минутой он все больше злился на себя за то, что не нашел в себе мужества окончательно порвать с Хлоей. Его невеста выглядела очаровательной в новом небесно-голубом платье для прогулок. На ней были красивая шляпка с двумя розовыми розами из тех, что он прислал ей, и короткие белые перчатки.
Она обняла среднего из братьев, носившего очки, потом, наклонившись, долго обнимала веснушчатого малыша Джанни. Наконец наступила очередь их матери, которая предпочла отправиться в ссылку вместе со своими мальчиками.
Наблюдая за их долгим слезным прощанием, Рафаэль почувствовал себя великаном людоедом, принудившим их к расставанию. Достав из кармана маленькую коробочку, он вынул из нее мятную лепешку и положил в рот, предотвратив таким образом желание закричать: «Все в порядке, они могут остаться!»
Однако его добрый порыв исчез без следа, когда его будущая жена подошла к своему близкому другу — «благородному синьору» Матео.
Прищурившись, Рэйф сверлил парочку взглядом, отыскивая признаки более чем просто дружеских отношений. Взяв Матео за руку, Даниэла увела его на дальний конец причала, и они погрузились в долгую беседу.
У Рэйфа застучало в висках, и он заставил себя вернуться к карете, чтобы ждать ее там, внезапно сделав открытие, что, еще не женившись на этой девушке, успел превратиться в ревнивого мужа.
— Мне необходимо, чтобы ты сделал это для меня, Матео, — говорила Дэни, глядя в сердитые глаза друга. — Ты единственный, кому я доверяю.
— Ты знаешь, что я все сделаю, но зачем тебе связываться с этими людьми? — проговорил он. — Я могу вернуться в любой момент и спасти тебя…
— Сколько раз тебе говорить, что я сама могу о себе позаботиться? — разозлилась Дэни, оглядываясь через плечо на своего жениха. — К тому же тебе нельзя возвращаться. Если ты это сделаешь, тебя повесят. Пошевели мозгами! Ты нужен своей матери и братьям.
— Я предал тебя. Это моя вина, что тебя схватили и сейчас ты вынуждена связать с ним свою жизнь.
~ Со мной все будет хорошо, Матео. Я не подпущу его к себе, пока не вернутся король с королевой. Если ты действительно хочешь помочь мне, то сделай так, как я прошу: поезжай во Флоренцию и разузнай все о герцоге Орландо ди Камбио.
— Зачем тебе это нужно?
— Он говорит, что якобы хочет помочь мне и что мой брак с Рафаэлем может быть расторгнут, когда вернется король, но что-то в его словах заставляет меня ему не верить. Он скользкий как угорь и расхаживает по дворцу с таким видом, будто этот дворец принадлежит ему. Так ты сделаешь для меня то, о чем я тебя прошу?
— Ты же знаешь, что сделаю. — Только будь осторожен. Я не знаю, насколько велика власть Орландо во Флоренции. Он кажется мне опасным. — Я буду рад узнать для тебя все о нем, если, конечно, соглядатаи принца позволят мне ускользнуть.
— Скажи им, что отправляешься на поиски работы, — предложила Дэни.
Матео кивнул.
Дэни мысленно благословила его, и хотя ее целью было узнать как можно больше о загадочном Орландо, ей также хотелось занять друга каким-нибудь делом, чтобы пресечь его попытку вернуться домой и заняться ее спасением.
— Знать Флоренции наверняка знакома с Орландо. Попытайся поговорить с их слугами. Мне удалось узнать, что он владеет судоверфями, доками и складами в устье реки По в Пизе.
В это время зазвонил корабельный колокол, и к ним подошли стражники, чтобы сопроводить Матео на борт.
— Матео, — прошептала Дэни, — я буду скучать по тебе. — Она хотела обнять его, но Матео увернулся.
— Нет, если мы начнем обниматься, я никогда не расстанусь с тобой. К тому же он может свернуть мне шею, — добавил Матео, кивнув в сторону принца, нетерпеливо расхаживающего рядом с каретой.
— Прости меня.
— За что? За то, что ты родилась дочкой герцога? Это не твоя вина. Иди к своему принцу, но никогда не забывай, что он тебя не заслуживает. Я не уверен, что брак будет расторгнут.
— Матео, он просто использует меня.
— Я так не думаю. — Матео поцеловал ее в щеку и направился к трапу.
Вскоре корабль отплыл во Флоренцию.
Дэни смотрела ему вслед, пока он не скрылся за горизонтом. Она зябко куталась в теплую шаль, хотя вечер был теплым. Еще никогда в жизни она не чувствовала себя такой одинокой.
За ее спиной раздались тяжелые шаги, но она даже не обернулась. Рэйф стоял за ее спиной, и она ощущала тепло его тела. Ей захотелось броситься в его объятия и выплакаться у него на груди, но она вдруг вспомнила все, что говорил о нем Орландо.
Ее жених был подонком, и она не будет жертвовать своей жизнью ради него. Ему не удастся разжалобить ее своей заботой. Она никогда ни в ком не нуждалась и впредь тоже не будет нуждаться.
Рафаэль обнял ее за талию и положил подбородок ей на плечо.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.
— Прекрасно, — буркнула она.
— С ними все будет в порядке, — прошептал принц, прижав ее к себе. — Я прослежу за этим.
Собравшись с силами, Дэни повернулась к нему и заглянула в его зеленые глаза.
— Этот Матео представляется мне хорошим человеком, — произнес он.
Его замечание растрогало ее, и она возненавидела себя за эту слабость.
— Да, — выдавила она из себя, — он принц среди мужчин.
Обойдя Рафаэля, она медленно направилась к карете и, обернувшись, увидела, что он все еще стоит на месте, удрученный ее ответом.
Подняв голову, он посмотрел на нее, в глазах его была тоска. Ей стало жаль его. Никогда в жизни она никого не обидела и теперь вдруг почувствовала себя такой слабой, такой смущенной и очень несчастной.
Засунув руки в карманы, Рафаэль медленно шел к карете. Дэни с горечью думала о том, что никогда еще не видела столь красивого мужчины. Ее взгляд скользил по его длинным мускулистым ногам, обтянутым темно-синими панталонами, по узкой талии и широким плечам. Глядя на его классическое лицо и чувственные губы, она вспомнила вкус его поцелуев.
Ее обдало жаром, и она отвела взгляд.
Принц сел напротив нее и приказал кучеру ехать. Карета тронулась.
— Тебя что-то тревожит? — заботливо спросил он.
— Нет.
— Дэни, — позвал он.
— Я хочу съездить домой.
— Теперь твой дом здесь,
— Нет! — воскликнула она. — Есть люди, которые рассчитывают на меня. Мой долг — позаботиться о них. Я не виделась с ними несколько дней. Я соскучилась по дедушке и по Марии…
— Дэни, — прервал он ее. — Скоро ты станешь моей — женой, кронпринцессой. У тебя есть долг по отношению ко мне и Асенсьону. Я уже послал самых лучших в королевстве лекарей и сестер милосердия, которые помогут Марии ухаживать за твоим дедушкой.
— Правда?
— Да.
— Я все равно нужна ему.
— Дорогая, успокойся, все будет хорошо. У тебя просто расшатались нервы.
Дэни отвела взгляд, понимая, что ведет себя грубо. Гордость не позволяла ей спросить о Хлое Синклер. Возможно, Рафаэль не сознавал, что поступил плохо. Орландо сказал ей, что он любвеобильный капризный ребенок. Зачем ей сейчас усложнять себе жизнь, когда и без того все очень плохо.
— Ты ведь не собираешься нарушать свое слово? — спросил принц, тревожно глядя на нее.
— Это просто сумасшествие, Рафаэль. Ты сам не понимаешь, что делаешь! Тебе не следует жениться на мне. Что скажет твой отец?
— Думаю, он поздравит нас.
Дэни закатила глаза. Этот человек, как и Орландо, был полон загадок. И она решила, что со временем эти загадки разгадает.
— Мой отец не управляет моей жизнью, Дэни, — заявил он, держа ее за руки. — Наверное, он сначала рассердится, поворчит, но когда узнает, что будущее Асенсьона в хороших руках, быстро успокоится. Попомни мои слова.
— А как ты собираешься убедить его в этом?
— Подарив ему сына.
Дэни не проронила ни слова в ответ. Она не могла даже подумать о том, как будет сопротивляться этому человеку в свою первую брачную ночь, которая наступит всего через сутки. •




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен



Начало прекрасное, но продолжение и конец подкачали. Продолжение "Принца-пирата" на мой взгляд не удалось...
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленГера
9.05.2012, 15.42





Замечательное завершение трилогии: 1- принц-пират,2- дочь пирата, 3- дерзкая разбойница. Роман очень интересный: дворцовые интриги, предательство, самопожертвование, страстная любовь!!! Превращение избалованного принца - повесы в достойного мужчину и любящего мужа. Встреча со старыми героями. Здорово. 10 баллов.
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленЛАУРА
4.01.2014, 15.20





Замечательное завершение трилогии: 1- принц-пират,2- дочь пирата, 3- дерзкая разбойница. Роман очень интересный: дворцовые интриги, предательство, самопожертвование, страстная любовь!!! Превращение избалованного принца - повесы в достойного мужчину и любящего мужа. Встреча со старыми героями. Здорово. 10 баллов.
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленЛАУРА
4.01.2014, 15.20





Мне понравилось, и вся трилогия не знаю почему пишут что скучный. Читайте и узнайте сами
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленАнна.Г
2.04.2015, 8.52





Все три книги просто шикарные! Очень много захватывающих моментов от которых даже плакать хочется! Почувствовала все чувства героев. По мне так эти романы душевные. Так хочется побывать на их месте. rnДа и эти романы можно читать и читать, перечитывать и перечитывать! Лучший роман. Всем советую!
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленАлександра
12.02.2016, 20.58





Все три книги просто шикарные! Очень много захватывающих моментов от которых даже плакать хочется! Почувствовала все чувства героев. По мне так эти романы душевные. Так хочется побывать на их месте. rnДа и эти романы можно читать и читать, перечитывать и перечитывать! Лучший роман. Всем советую!
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленАлександра
12.02.2016, 20.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100