Читать онлайн Дерзкая разбойница, автора - Фоули Гэлен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фоули Гэлен

Дерзкая разбойница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Факелы ярко освещали длинную подъездную дорогу, по которой пронесся двухколесный экипаж, запряженный парой резвых белых лошадей, и присоединился к очереди карет, ожидавших, когда настанет их черед высадить гостей у отделанных розовым мрамором ступеней Дворца удовольствий.
Дэни восхищенно рассматривала павлинов, расхаживающих с распущенными хвостами, и оленя-альбиноса, мирно пасущегося на парковой лужайке. Замирая от восторга, она разглядывала фантастические мавританские шпили и бронзовые купола, отливающие золотом на фоне черного звездного неба.
Словно приплыв сюда из арабских сказок, он, по ее разумению, походил на сказочный дворец из карамели. До нее доносились звуки прекрасной музыки, льющейся из окон, воздух казался наэлектризованным из-за царившего среди публики возбуждения.
На лужайке работали жонглеры, плясали шуты, на их треугольных колпаках весело звенели колокольчики. Ночь окутывала ее черным бархатом, над головой простиралось Усыпанное алмазами небо, морской ветерок приятно холодя лицо,
Она жадно вглядывалась в эту красоту, не в силах подавить девичье любопытство, будоражившее кровь. В такую ночь трудно было настроиться на серьезный лад и помнить о той миссии, которая ее сюда привела.
Выйдя из тюрьмы, она помчалась домой, чтобы раздобыть подходящее средство передвижения для поездки на бал. Дэни легко решила эту проблему, «одолжив» экипаж и лошадей у графа Бульбати. Ее сосед никогда не выезжал ночью, и она надеялась, что он не заметит пропажи. Затем она подновила одно из платьев, которое, по ее мнению, могло сойти за бальный наряд.
Узкий лиф платья был сшит из легкого голубого шелка. От высокой талии спускалась юбка, сшитая так, чтобы спереди можно было видеть белую нижнюю юбку, расшитую по подолу розовыми цветочками. Дэни знала, что этот фасон давно вышел из моды, но платье было еще довольно прочным и, кроме того, у него были длинные рукава, закрывавшие повязку на раненой руке, а нижняя юбка скрывала костюм, который она надела для выполнения намеченной цели.
Сначала ей следовало извлечь Джанни из дворца принца, а потом бежать на площадь и поднять там шум, отвлекая внимание солдат от тюрьмы, чтобы Матео с братьями могли взорвать камеру. Ей надо будет где-то снять платье, надеть черную рубашку, жилет, маску, нацепить шпагу вскочить на коня, так чтобы ее никто не заметил.
Дэни обратила внимание, что некоторые гости были маскарадных костюмах. Она была рада, что захватила с собой голубую атласную полумаску под цвет платья. Это поможет ей затеряться в толпе, потому что только одно может провалить ее тщательно отработанный план — если принц Рафаэль ее узнает.
Озираясь по сторонам, Дэни с трудом справлялась с волнением, хотя оно было излишним: гостей было так многое и среди них столько блистательных дам, что она могла запросто затеряться в толпе и никто бы ее не заметил.
Подошла ее очередь. Она назвала свое имя, пожилой дворецкий изумленно выгнул бровь, но все же вежливо пропустил ее во дворец.
Она прошла мимо ряда слуг, которые брали шляпы у мужчин и объясняли дамам, где находится дамская комната. Она незаметно проскользнула мимо них и затерялась в толпе гостей.
Одурманенная волшебной музыкой, божественными ароматами пищи и изысканных духов, она не шла, а плыла по воздуху. Широко распахнутыми от изумления глазами она рассматривала залы, через которые проходила, и не переставала удивляться роскоши, с которой столкнулась впервые.
Все казалось таким прекрасным, словно она попала в страну грез.
Канделябры походили на горы искусно гравированного льда. Пол был выложен плитами из черного и белого мрамора в виде огромной шахматной доски. На стенах переливался красный шелк с вышитыми на нем золотистыми ананасами. Сверху дождем сыпалось разноцветное конфетти, и, подняв голову, она увидела двух девушек на качелях; их изящные тела окутывал тонкий прозрачный шелк. Смеясь, они медленно раскачивались над головами гостей и осыпали их конфетти.
Дэни стояла в одиночестве, а вокруг нее прекрасные дамы с веселой непринужденностью приветствовали друг друга. Задрав голову, она посмотрела вверх. Большой зал был увенчан огромным куполом, который она видела из тюремного окошка. Высота от пола до самой маковки, как она решила, составляла не менее сотни футов. Как завороженная она рассматривала фрески на куполе и чуть не задохнулась от охватившего ее ужаса, когда поняла, что на фресках изображены аркадские оргии: голые нимфы сплетались телами с резвыми сатирами и грозными богами.
Смущенная видом таких непристойных изображений — именно этого она и ожидала от него — Дэни перевела взгляд несколько ниже.
По всей окружности бронзового основания купола шла галерея, откуда можно было, оставаясь незамеченным, наблюдать за толпой внизу. Присмотревшись, она увидела там неподвижно стоявшую долговязую фигуру.
Вернее будет сказать, что она скорее догадалась, чем увидела ее.
От этой фигуры, возвышающейся над окружающей ее красотой, исходила неясная угроза, и Дэни задрожала от страха. Ее нервы вибрировали, как натянутые струны, но вид темной фигуры принца заставил ее мысли вернуться к намеченной цели.
Где может быть Джанни?
Людской поток принес ее к выстроившейся в линию принимающей стороне. Со всех сторон слышался шепот:
— Хлоя Синклер. Ну разве она не красавица?
— Вы только посмотрите на ее платье! Оно стоит целого состояния!
— Выскочка с лондонских подмостков!
— Я слышала, что они встретились в Венеции во время путешествия принца по Европе.
Женщина, стоявшая в конце линии, была созданием необыкновенным, розовой жемчужиной в роскошном дворце принца Рафаэля.
Дэни была потрясена красотой Хлои, пока ее вдруг не осенило, что эта женщина — любовница принца, его шлюха, дама полусвета, и она, Дэни, герцогиня Кьярамонте, будет представлена этой выскочке, словно королеве.
Дэни с отвращением осмотрелась и хотела уже выбраться из толпы, но любопытство удержало ее в очереди: ей никогда раньше не доводилось видеть продажных женщин.
На вид Хлое было от двадцати пяти до тридцати лет. Ее овальной формы личико было очень красиво, золотые волосы блестели, как новенькие монеты. Небесно-голубые глаза и очаровательная маленькая родинка в уголке рта приковывали к ней взгляды мужчин. Белизну ее кожи подчеркивало белое шелковое платье, но круглый, вызывающе низкий вырез на лифе добавлял еще один штрих к ее портрету, и было совершенно очевидно, что в ней привлекало Рэйфа. Дэни боролась с искушением снять с себя шаль и прикрыть роскошную грудь Хлои Синклер.
По лицам гостей Дэни определила, что хотя многие из них были сражены блистательной красотой мисс Синклер, некоторые испытывали те же чувства, что и она.
В самом деле, о чем думает его высочество, назначая хозяйкой бала женщину из низов? Одному Богу известно, скольких представительниц достойных семей он обидел своей наглой выходкой.
Когда подошла очередь Дэни, оказалось, что Хлоя Синклер говорит по-итальянски с сильным английским акцентом. Мнение Дэни о принце упало еще ниже, когда она подошла к актрисе вплотную и увидела в ее голубых глазах яркий свет самолюбования. Она просто раздувалась от тщеславия, бесстыдно исполняя роль хозяйки бала. Все, что могла позволить себе Дэни, так это удостоить актрису небрежным кивком. Такое пренебрежение не ускользнуло от внимания мисс Синклер, Ее чувственный ротик сжался, но Дэни отвернулась и с надменным видом проплыла мимо.
Она решила больше не терять ни минуты на удовлетворение своего любопытства, а заняться поисками мальчика, надежно спрятанного в укромном уголке этого царства порока. Она должна его спасти.
Дэни начала прокладывать себе путь к выходу из отделанного позолотой бального зала. Она миновала оригинальный фонтан, из которого вместо воды текло вино. Она огибала группы весело болтающих гостей, женщин в роскошных платьях всех цветов радуги и мужчин в черных фраках. Некоторые из них были в маскарадных костюмах, словно они пришли на карнавал.
Оглядываясь по сторонам, она наскочила на вереницу лакеев с подносами, на которых стояли бокалы с вином и изысканные закуски: маленькие кусочки копченой рыбы-меч, мясо морского ежа, сладкие сыры, улитки, икра, маленькие осьминоги, розовые, как кораллы, и замаринованные в пикантном лимонном соусе. Были там и фрукты: засахаренные фиги и абрикосы, персики в вине, круглые, как колеса, кусочки апельсинов, посыпанные сахарной пудрой и листочками сладкой мяты, которая в изобилии росла по всему Асенсьону.
Один из лакеев остановился и предложил ей рюмочку ликера из черной смородины, но Дэни не осмелилась его выпить и, хотя деликатесы искушали ее, она слишком нервничала, чтобы проглотить хоть кусочек.
Дэни прошла мимо молодого человека из окружения принца Рафаэля, который, прижав к колонне какую-то знатную синьориту, кормил ее устрицами и, весело смеясь, поглаживал ей горло, когда она, закрыв глаза, глотала их.
При виде влюбленной парочки кровь быстрее побежала по жилам Дэни, но она скромно опустила глаза и поспешила пройти мимо, слыша за спиной, как мужчина говорит женщине, что устрицы действуют на него возбуждающе.
Густо покраснев, она украдкой бросила взгляд на других знатных господ, которых в зале было видимо-невидимо. Они держались особняком, красивые и настороженные, словно хищные птицы, высматривающие добычу. Нарядные и пресытившиеся, они жадно оглядывали толпу. Дэни заметила среди них великолепного, но мрачного Адриано ди Тадзио, чувственная красота которого сводила с ума многих женщин в зале.
Она поморщилась, вспомнив ту ночь, когда стащила у него кошелек с золотом, и будь он не столь высокомерен, она, возможно, не стала бы его грабить.
Продолжая двигаться к выходу, она увидела светловолосого, изящного и добродушного виконта Элана Берелли, который, возможно, был единственным нормальным человеком в этом зале. Его большой нос, сутулые плечи, несколько вытянутая вперед голова делали его похожим на дружелюбную птицу канюк. Поговаривали, что не за горами тот день, когда он займет пост премьер-министра.
Внезапно совсем рядом она услышала громкий жизнерадостный смех и застыла на месте.
Осторожно повернув голову, она увидела Рафаэля, возвышавшегося над толпой мужчин и женщин, которые заворожено смотрели на него снизу вверх и ловили каждое его слово. Он был похож на огромного, излучающего свет колосса.
Дэни остановилась и, распахнув глаза, смотрела на него.
— Бог спустился на землю, — подумала она со странной болью в сердце, — чтобы насладиться поклонением своих подданных.
Самый желанный жених в мире.
Ее взгляд вобрал в себя его золотистые волосы, бронзовую кожу, белозубую улыбку, строгие подвижные черты лица, в которых сквозила неукротимая воля, и ласковую нежность в его глазах. У него были густые золотисто-коричневые брови и восхитительный чувственный рот. На другом мужчине его голубой, сапфирового цвета, камзол смотрелся бы по-дурацки. На нем же он производил потрясающее впечатление: сочетание голубого цвета с золотом длинных волос и умным взглядом зеленых с искорками глаз было настолько сказочным, что у Дэни перехватило дыхание.
Она отвернулась, не в силах созерцать эту красоту. Его образ навсегда врезался в ее память.
Она ругала себя за то, что восхищается отъявленным негодяем, но должна была признать, что принц Рафаэль превосходил любого мужчину в зале чем-то более значительным, чем выпавшее на его долю счастье родиться в королевской семье. В нем было что-то непостижимое. Она чувствовала, что он, сам не зная об этом, навсегда вошел в ее жизнь. Но к несчастью, это был не тот человек, какого она могла бы полюбить.
Наконец Даниэла заставила себя сдвинуться с места и стала пробираться сквозь толпу.
Ей не нужны его дружба, его жалость, его щедрые предложения. Она не нуждается ни в нем, ни в каком-либо другом мужчине. Она может сама о себе позаботиться. Она это всегда умела.
Наконец ей удалось добраться до двери, она вышла из зала, оказавшись в темном пустом коридоре, начала осторожно пробираться вперед. В конце длинного коридора она обнаружила сверкавшую мраморную лестницу, ведущую на верхние этажи. Она поднялась по ней и снова оказалась в коридоре. Неслышно скользя по сверкающему паркету, она выкрикивала имя Джанни настолько громко, насколько у нее хватало смелости, но все было бесполезно. Она спустилась этажом ниже и снова стала звать мальчика, открывая все двери подряд. В конце каждого коридора висели стереоскопические зеркала, которые вводили ее в заблуждение. Очень часто она натыкалась на стену, думая, что коридор продолжается или что она входит в новую комнату.
Принц Рафаэль посмеялся бы над ее деревенской неопытностью.
Испробовав все возможности, Дэни решила перейти в другое крыло дворца и там начать все сначала. И снова ни малейшего признака присутствия ребенка.
Дэни пришла в отчаяние. Значит, принц спрятал мальчика в каком-то другом доме. И тем не менее, спустившись в холл, она настойчиво продолжала звать ребенка.
Внезапно из дальнего конца холла раздался слабый приглушенный крик совы — Джанни подавал условный сигнал. Она быстро нашла комнату, из которой доносился его голос.
— Синьорита Дэни, это вы? Я здесь! Здесь! Дверь заперта на ключ!
— Джанни! Держись! Сейчас я тебя вызволю!
Выхватив из прически шпильку, она согнула се и сунула в замочную скважину. Сдвинув маску на лоб, чтобы лучше видеть, Дэни осторожно проворачивала шпильку в замке, злясь от того, что теряет драгоценное время. Вскрывание замков не было ее сильной стороной, но все же вскоре она услышала, как щелкнул язычок. Распахнув дверь, она влетела в комнату.
— Джанни! — Дэни бросилась к нему, обхватила за худенькие плечи и оглядела его взволнованным ощупывающим взглядом. — С тобой все в порядке? Они не сделали с тобой ничего плохого?
Внезапно она замолчала, удивленно глядя на мальчика. На нем был тщательно отглаженный костюм с панталонами до колен, короткая курточка и аккуратно повязанный новый шейный платок. Волосы были слегка напомажены и зачесаны на косой пробор.
— Господи, Джанни, что они с тобой сделали?! — изумилась Дэни. — Ты же чистый!
— Уфф! — сердито отмахнулся мальчик. — Их старая домоправительница заставила меня принять ванну и надеть эту противную одежду, — проворчал Джанни.
— Снимай ботинки, — приказала Дэни. — Будем выбираться отсюда.
Дэни отметила, что он выглядел гораздо лучше, чем в их последнюю встречу.
— Сейчас, я быстро. — Мальчик сел на ковер и стал расшнуровывать ботинки.
— А ты неплохо здесь устроился, — заметила Дэни.
— Ни за что не поверишь, Дэни! Старая дама сказала мне, что в этой комнате живет принц Лео, когда приезжает навестить старшего брата.
— Неужели? — изумилась Дэни, оглядывая комнату.
— Ему, как и мне, десять лет. Хотел бы я быть принцем. А как мы отсюда убежим, синьорита Дэн?
— С помощью вот этого. — Она стянула простыни с Детской кроватки, скрутила из них веревку и начала вязать на ней узлы на одинаковом расстоянии один от другого.
Затем она распахнула окно и опустила вниз веревку. Увидев, что ее импровизированная лестница слишком короткая, она сорвала шторы и привязала их к простыням. Наконец она закрепила веревку на кроватном столбике и спустила ее в окно.
— Лестница готова, синьор, — произнесла она с важным видом, надеясь, что ее шутка ослабит страх мальчика. Но Джанни вовсе и не выглядел испуганным.
Выглянув в окно, он пришел в неописуемый восторг.
— Я должен спуститься по ней? — недоверчиво спросил он, не веря своему счастью.
— Ты сумеешь это сделать?
— Конечно! Я лазил по деревьям, которые были гораздо выше, чем эта стена.
Дэни в этом не сомневалась. Однако она с беспокойством посмотрела вниз, затем, взяв Джанни за плечи, заглянула ему в глаза.
— Быстрее спускайся! Эта лестница приведет тебя на крышу вот над тем балконом, но, похоже, дальше тебе придется спускаться, держась за шпалеры для роз. Ничего не бойся, Джанни, и, пожалуйста, держись покрепче за веревку.
Он обиженно посмотрел на нее.
— Почему ты всегда относишься ко мне как к ребенку? Дэни не удостоила его ответом и продолжала:
— Ставь ноги на узлы. Когда окажешься на земле, беги вон к той ограде. Видишь? У ограды свернешь направо. Какая рука у тебя правая?
Джанни поднял правую руку.
— Молодец. Пойдешь вдоль ограды, потом выйдешь в ворота. Мама ждет тебя на противоположной стороне улицы. У нее повозка, на которой вы уедете. Ты все понял?
Мальчик кивнул.
— Будь очень осторожен, Джанни.
— Я не боюсь, — гордо ответил он. Малыш ловко, как обезьянка, взобрался на подоконник и крепко ухватился за веревку.
— Ты знаешь, синьорита Дэн, а он не так уж и плох.
— Кто?
— Рэйф.
— Рэйф? — удивилась она. — Ты говоришь о кронпринце! Рэйф!
— Он сам велел мне так называть его,
— Он? Ты с ним говорил?
— Конечно. Он пришел ко мне после обеда, и мы вместе выпили молоко с пирожными. Рэйф показал мне хороший карточный трюк. Он задавал мне много всяких вопросов.
— О Всаднике в маске? — спросила она, бледнея.
— И о нем тоже, но я сказал, что не знаю, кто такой Всадник в маске. И знаешь что? Он расспрашивал меня о Матео и о тебе. — Мальчик весело рассмеялся. — Он думает, что Матео влюбился, в тебя. Он ужасно интересовался тобой, синьорита Дэни.
— На сегодня хватит, — оборвала его Дэни. — Мы не можем разговаривать с тобой всю ночь. Твоя мать ждет тебя. Когда наступит полночь, твои браться взорвут стену и убегут из тюрьмы. Ты не должен опаздывать.
Маленькие пальчики уцепились за первый узел.
— А ты что будешь делать?
Дэни нетерпеливо посмотрела на дверь, мечтая поскорее вернуться на бал, чтобы раз и навсегда решить проблему с налогами. Она видела, что на шеях и запястьях дам — целые состояния. Так как солдаты Рафаэля нашли золото, которое она похитила прошлой ночью, у нее опять не было средств, чтобы заплатить графу Бульбати новые налоги. Сейчас ей представился шанс, и она не должна его упустить. Правда, она разбойница с большой дороги, а не карманница, но скоро гости будут настолько пьяны, что даже не заметят, если их ограбят. Кроме того, когда братья Габбиано уедут в Неаполь, разбой на большой дороге прекратится. Одной ей с этим делом не справиться.
— Я просто хочу узнать, куда уехал король, — ответила она, решив не говорить ребенку, что собирается заняться банальным воровством. — Я не задержусь.
Мальчик кивнул.
— Давай спускайся. Я буду стоять здесь и страховать тебя.
Ухватившись за подоконник, Дэни с сильно бьющимся сердцем наблюдала, как мальчик ловко спускается вниз. На полпути к земле он внезапно посмотрел вниз, а затем на нее.
— В чем дело? — испугалась она.
— Там внизу, на траве, павлин? — спросил он громким шепотом.
— Да.
— А правда, что павлины кусают людей за голые пятки?
— Нет, Джанни. Кто тебе сказал такую глупость?
— Рэйф!
— Продолжай спускаться, ты уже почти у земли. Через несколько минут мальчик добрался до балкона и по шпалерам спустился на землю. Дэни сбросила ему новые ботинки. Он схватил их, помахал ей рукой и побежал через лужайку к ограде, как она ему велела. Она провожала его взглядом, пока он не исчез в густых зарослях.
Подождав несколько минут, чтобы убедиться, что с мальчиком ничего не случилось, Дэни втащила в окно импровизированную лестницу. Посчитав свою миссию завершенной, она облегченно вздохнула, пригладила волосы и, сложив на груди руки, стала настраиваться на возвращение в бальный зал.


Спрятавшись в тени и положив руки на перила, Рэйф с горечью думал о том, почему такое количество народа не может развеять его скуку и одиночество.
Казалось, все в эту ночь шло не так, как надо.
Он сделал большой глоток вина, хотя внутренний голос подсказывал ему, что он уже выпил свою норму.
С того момента, как он стал самым могущественным человеком в Асенсьоне, прошло двадцать четыре часа, но он пока этого не почувствовал, и та пустота, которая была в нем и которая, как он надеялся, со временем пройдет, не исчезла. Сейчас он был самой влиятельной персоной в королевстве и, однако, оказался просто звездным гостем еще на одном скучнейшем балу, словно ничего и не произошло.
Возможно, для него никогда ничего не изменится, с содроганием думал он. Возможно, и дальше он будет испытывать скуку и пустоту. Испытав все утонченные удовольствия, нашел ли он удовлетворение?
Вздохнув, он снова внимательно оглядел толпу гостей внизу и увидел свою любовницу, стоявшую во всем своем ослепительном блеске у стола с напитками. Он видел своих друзей, шныряющих среди гостей, которые смотрели в оба и держали уши востро, чтобы обнаружить хоть малейшие признаки заговора против короля.
В записях врачей не было обнаружено ни малейшей ссылки на отравление, но Рэйф все равно продолжал держать королевские кладовые пустыми, и вся еда, попадающая на королевский стол, проверялась в университетской лаборатории, где ее скармливали кошкам. Ему казалось, что от этих опытов животные прямо на глазах жиреют. Он даже вообразить себе не мог, что кому-то придет в голову отравить великого короля Лазара. Но за последнее время он насмотрелся жестоких пьес и мелодраматических опер и поэтому пришел к выводу, что лучше лишний раз проверить, чем потом всю жизнь сожалеть.
Издав еще один протяжный вздох, он бросил скучающий взгляд на праздную толпу, к которой не имел никакого желания присоединяться.
Возможно, отец и на этот раз оказался прав, как бывал прав всегда. Возможно, не власть сделала его счастливым, а спокойная жизнь, любимая жена и дети. Но как раз эта перспектива ужасно пугала его сына.
Рэйф сделал все, что мог, стараясь выбрать себе невесту из пяти молодых женщин, предложенных ему, но все они были ему одинаково неинтересны.
Первая была восхитительной красавицей, но с жадным блеском в темных глазах, которым он не доверял. Вторая была умницей и даже написала и опубликовала несколько эссе на самые разные темы, но это последнее, в чем он нуждался, ведь она вынет из него всю душу, обсуждая свои бессмертные произведения. Это будет не жена, а моральный хирург. «Спасибо, — думал он, — нам такой не надо».
Третья была добродетельна, просто святая, очень набожна, и он просто не мог себе позволить хоть чем-то запятнать ее имя. Четвертая выглядела болезненной и хрупкой. Роды наверняка ее убьют. А последняя была крупной, розовощекой принцессой из какой-то варварской страны. У нее был веселый взгляд, и она очень понравилась Рэйфу, но друзья убедили его, что окружающие изведут ее своими насмешками, и он пришел к выводу, что они правы.
Рэйф нахмурился. Разве имеет значение, кого он выберет, и, однако, он всегда думал, что если и женится, то только на…
«Какой же я идиот!» — подумал Рэйф, запрещая себе закончить мысль. Несомненно, надо выпить еще шампанского,
Он уже взял бутылку, чтобы налить себе шампанского, когда заметил в толпе осторожно пробиравшуюся через зал молоденькую девушку. Беспокойно озираясь, она кралась, словно рыжая кошка по саду. Он внимательно наблюдал за ней, чувствуя, как сильно стучит в груди сердце.
«Неужели это моя рыжеволоска?»
Поняв, что это именно она — девушка, умевшая делать порох и скакать, стоя на спине лошади, — Рэйф заулыбался. «Как, эта дерзкая девчонка все-таки пришла? — удивился принц. — Еще бы она отказалась!» — самодовольно подумал он.
Рэйф смотрел на юную синьориту Даниэлу с откровенным мужским интересом. Ее хрупкую фигурку облегало светло-голубое платье, глаза прятались под темно-голубой полумаской. Однако он сразу узнал ее. В ней было что-то уникальное, что-то такое редкостное, что позволило бы ему выделить ее из толпы в тысячу раз большей, чем та, что собралась внизу. В свете ярких канделябров ее непокорные кудри отливали насыщенным каштановым оттенком.
Эта провинциалка была восхитительно неуместна среди нарядной сверкающей драгоценностями толпы. Он покачал головой, чувствуя, как нежность заполняет его сердце. Внимательно оглядев людей вокруг нее, он не увидел ни кавалера, ее сопровождающего, ни пожилой дамы. Он удивился. Может быть, она все-таки поняла его намек?
Одно Рэйф знал наверняка: она чувствовала себя неуютно даже сейчас, когда один из его закадычных друзей, Никколо, пытался познакомиться с ней. Синьорита Даниэла, не выдержав его натиска, прислонилась к мраморной колонне.
Сосредоточенно нахмурив брови, Рэйф наблюдал за ними пару минут, затем удовлетворенно улыбнулся, увидев, как она легко и изящно отделалась от Никколо и растворилась в толпе.
Он решил поскорее взять ее под свое крыло, пока это не сделали другие. Если уж кто и вонзит в нее свои когти, так только он. Похоже, именно это ему и нужно, чтобы взбодриться.
Он позвал Адриано и Томаса, которые в маленькой комнате за его спиной курили и спорили о бегах. Они тотчас же появились.
Рэйф кивнул в сторону гостей:
— Вы видите рыжеволосую девушку в голубом платье, стоящую у пальмы?
— Кто она такая? — спросил Адриано.
— Ее имя не ваша забота, — оборвал он друга, не спуская пристального взгляда с Даниэлы.
— Хорошенькая штучка, — заметил Томас, свесившись через перила, чтобы получше ее рассмотреть.
— Я хочу ее, — заявил Рэйф. — Приведите девушку ко мне.
Томас растерянно посмотрел на него, не зная, как отнестись к его словам.
— Ты это серьезно? Она выглядит ужасно молоденькой. Многое для тебя изменилось, после того как ты стал регентом Рэйф. Ты не можешь вот так просто… — Томас замолчал.
Рэйф не удостоил друга ответом — он не спускал взгляда с девушки, любовался ее грациозной походкой, когда она пробиралась сквозь толпу. Она шла, бросая вокруг настороженные взгляды, что вызвало у него невольную улыбку. Что задумала эта дерзкая девчонка? Впрочем, его всегда привлекали непокорные.
— Да, ваше высочество, — ответил наконец с легким поклоном Томас. — Куда вам ее привести?
— В мою спальню, — отчеканил Рэйф.
— Естественно. Пошли, — кивнул Томас Адриано. От нетерпения Рэйф облизнул пересохшие губы. Будет ли она сопротивляться, пытаться убежать… или уступит? Хорошее развлечение, очень хорошее.
Друзья Рэйфа отошли на несколько шагов, как вдруг Адриано резко обернулся.
— А как же Хлоя? — выпалил он хмуро.
— А что такое?
— Она же любит тебя, Рэйф.
Рэйф взглянул на Адриано и почувствовал, что теперь между ним и его самыми близкими друзьями пролегла глубокая пропасть.
Вообще-то он и раньше держался от них на некотором расстоянии, возможно, потому, что был наследным принцем, или потому, что они не умели думать о завтрашнем дне, а впрочем, он мог прекрасно обходиться и без их компании. Сейчас, какой бы пост он ни предложил своим ближайшим друзьям, им все равно не придется нести такую ответственность, какая легла на его плечи. Он только теперь начал ощущать всю тяжесть своего положения. Но он не может, не имеет права позволить Адриано либо кому-то еще догадаться, что новая роль пугает его до судорог.
— Я жду, — приказал он тоном, не допускающим возражений.
— Я больше не хочу тебя знать, — пробурчал обиженно Адриано.
Когда друзья ушли, Рэйф почувствовал себя еще более одиноким. Такого одиночества он не испытывал никогда в жизни. Он не сдвинулся с места и продолжал стоять, ощущая знакомое чувство пустоты в груди и задаваясь вопросом, а нужен ли ему был такой подарок.


Дэни сняла изумрудное колье с женщины, напившейся так, что едва смогла добраться до дивана, и выскользнула из дамской комнаты. Опустив драгоценную добычу в карман, с бешено бьющимся сердцем она направилась к выходу из дворца, но неожиданно ей преградили дорогу двое мужчин.
Одного из них, с каштановыми волосами и кривой ухмылкой на бледном лице, она не знала, а вторым был не кто иной, как черноволосый красавец Адриано ди Тадзио. Он подозрительно смотрел на нее.
— Это она? — спросил он друга.
— Добрый вечер, синьорита, — поклонился Каштановый, раздвинув в улыбке тонкие губы.
— Идем с нами! — рявкнул ди Тадзио, хватая ее за руку. Дэни побледнела от страха: «Господи, меня засекли!» И прежде чем она успела опомниться, они подхватили ее под локти и поволокли через весь зал к лестнице.
— В чем дело? — отчаянно закричала она, уверенная, что сейчас ее разоблачат и посадят в тюрьму за кражу.
— Увидишь.
Дэни попыталась выдернуть руку, но Адриано лишь крепче сжал ее локоть.
Она вырывалась, ее сердце стучало, волосы растрепались. Гости останавливались и смотрели, как ее волокли сквозь толпу.
— Пожалуйста, не устраивайте сцен, синьорита, — шепнул Каштановый. — Вы ставите нас в неудобное положение.
— Я арестована? — Дэни старалась говорить спокойно. Друзья посмотрели друг на друга и рассмеялись.
— Я арестована?! — снова спросила Дэни.
— Скажем так: некто хочет познакомиться с тобой, с ухмылкой сообщил ей Адриано. — Там, наверху. Идем.
— Полегче, ди Тадзио. Она ведь совсем девочка, — раздраженно буркнул второй.
Почувствовав в его лице возможного союзника, Дэни остановилась на ступеньке и бросила на молодого человека с каштановыми волосами молящий взгляд.
— Пожалуйста, отпустите меня. Я не сделала ничего плохого…
Адриано потянул ее за раненую руку.
— Идем, маленькая сучка.
Дэни чуть не задохнулась от возмущения.
— Да как вы смеете! Вы делаете мне больно!
— Не надо быть грубым, ди Тадзио!
Адриано проигнорировал второго мужчину и набросился на Дэни:
— Грубым? Вот подожди, попадешь к нему в лапы, тогда и узнаешь, что значит быть грубым. Видишь ли, он просто зверь, когда дело касается женщин.
— Кто?! — закричала Дэни в ужасе.
— Оставь ее в покое, ди Тадзио! — рявкнул второй мужчина. — Не обращайте на него внимания, синьорита. Он шутит. Никто не собирается вас обижать.
Они поволокли Дэни по переходам дворца, а она старалась запомнить обстановку и маршрут, по которому они шли. Что бы они ни затевали против нее, она все равно убежит. Мужчины подтащили ее к какой-то двери, и Адриано открыл ее, смерив Дэни презрительным взглядом, а мужчина с каштановыми волосами жестом пригласил ее войти в комнату.
— Пожалуйста, объясните мне, что происходит? — Дэни вырывалась и не давала затащить себя внутрь помещения. — Я не сделала ничего плохого! Не оставляйте меня здесь!
Адриано захохотал, а мужчина с каштановыми волосами пинками затолкал ее в комнату.
— Не беспокойтесь, синьорита. Вы получите компенсацию.
— Что вы имеете в виду?
Каштановый, сочувственно посмотрев на нее, захлопнул дверь перед ее носом. Она приникла к замочной скважине и услышала, как они удаляются, о чем-то громко споря.
Дэни прислонилась спиной к двери и огляделась. Она была одна.
Комнату освещала свеча, стоявшая на столике. Дэни подняла ее повыше и при неярком пламени разглядела кушетку, кресла и шкафчик с напитками, из чего заключила, что это скорее всего маленькая гостиная.
В комнате царила глубокая тишина, которую нарушали лишь приглушенные звуки музыки, доносившиеся из танцевального зала.
Оглядевшись, она увидела дверь и обрадовалась, что нашла путь к спасению. Натыкаясь в темноте на мебель, она рванулась к двери, распахнула ее и остолбенела, широко распахнув глаза.
Мягкий свет свечей падал на огромную кровать с высокими резными столбиками и передней стенкой в стиле барокко, инкрустированной зеркалами. Атласные розовые простыни как будто приглашали прилечь, на ночном столике стояли открытая бутылка вина и два бокала.
— Привет!
Дэни вскрикнула от неожиданности. Отступив к двери, она внимательно оглядела большую спальню.
В дальнем, неосвещенном, углу спальни в удобном глубоком кресле сидел высокий широкоплечий мужчина. Увидев Дэни, он поднялся и медленно направился в ее сторону. Она еще не видела его лица, но узнала этот глубокий ласкающий голос.
Дэни заворожено наблюдала, как принц выплывает из темноты — великолепный, сияющий, могущественный падший ангел — и ленивой походкой направляется к ней.
Взгляд Рафаэля был прикован к ее лицу. В неярком свете свечей она видела его надменное лицо, шапку тускло-золотистых волос. Золотые искорки играли в зеленых глазах и, хотя лицо его было суровым, чувственный рот выдавал его темперамент. Он медленно приближался к ней, держа руки в карманах. Двигаясь грациозно, с обманчивой ленцой, он остановился около нее, и она, отшатнувшись, прижалась к двери.
Он возвышался над ней, словно колосс, на расстоянии всего нескольких дюймов, его красота ошеломила ее, а физическая мощь просто подавляла.
Дыхание Дэни участилось, она опустила голову. Взволнованная и смущенная, она не смела посмотреть на него. От его пристального взгляда ее бросало то в жар, то в холод,
Неужели он узнал, что она Всадник в маске? Если бы Джанни проговорился, он обязательно предупредил бы ее.
Как ей следует поступить? Сознаться? Просить о милосердии? Унижаться перед ним? Никогда! Она нашла в себе Мужество поднять голову и выдержать его взгляд, хотя внутри у нее все дрожало от страха. Пока ее не разоблачили, она должна держать рот на замке.
— Я очень рад, что вы решили прийти, Даниэла. У меня сегодня очень грустный день рождения.
Принц осторожно снял с нее голубую атласную полумаску, провел пальцем по ее губам, подбородку, по шее.
— Ты знаешь, какой подарок я хотел бы получить? — спросил он.
— Разве трон для вас недостаточный подарок? — едва слышно проговорила она, вздрагивая от его прикосновений.
Он криво улыбнулся. Вспыхнув, она потупила взгляд, чувствуя, как сильно стучит ее сердце. Может, он выбрал вот такое необычное наказание за все ее преступления? Она не знала, что у него на уме, что он намеревается сделать, но от его близости у нее закружилась голова.
— Должен признаться, — прошептал он, — что я немного выпил и не уверен, что смогу отвечать за свои действия.
«Боже правый!» Побледнев, Дэни скользнула в сторону, прижимаясь спиной к стене. Но он протянул руку и взял ее за плечо.
— Могу я вас поцеловать? — спросил он с хорошо знакомой ей полуулыбкой. — По правде сказать… я просто умираю от желания сделать это.
— Синьор! Ваше высочество!
— Это королевская воля, синьорита. Я ваш повелитель, не так ли? — Он нахмурился, но в глазах его прыгали веселые искорки.
Дэни покраснела и, опустив голову, ответила:
— Я… я не принадлежу к такого сорта девушкам.
— Вы ведь сделаете для меня исключение, не правда ли, дорогая?
— Нет! — Вздернув подбородок, она посмотрела ему в глаза, испытывая одновременно злость и испуг.
Он с загадочной улыбкой посмотрел на нее, взял ее безвольно повисшую руку и с вызывающей самоуверенностью сжал ее в большой теплой ладони. Глядя ей в глаза, он улыбнулся.
— Что бы мне хотелось получить на день рождения, — начал он задумчиво, — и в чем я действительно нуждаюсь, так это в новой очаровательной любовнице. У нее должны быть рыжие волосы, аквамариновые глаза, и она должна уметь изготовлять порох. Вы не знаете кого-либо, кто соответствовал бы этому описанию?
— Вы надо мной издеваетесь! — задыхаясь от возмущения, вскричала Дэни.
— Моя дорогая, я вовсе не хотел вас обидеть. — С этими словами он склонился к ее руке и запечатлел на ней нежный поцелуй. Дэни вырвала руку, прижала ее к груди и, приоткрыв рот от удивления, воззрилась на него.
Принц безмятежно улыбнулся, и в глазах его появился опасный блеск.
— Не желаете ли выпить, прежде чем мы начнем? Вино освежает, а это то, что вам сейчас нужно. — Он направился к ночному столику, где была приготовлена бутылка вина.
Дэни стояла неподвижно, словно статуя в саду. Голова у нее кружилась.
Он разыгрывает ее, в этом нет сомнения. Он уже знает что она Всадник в маске, и играет с ней как кошка с мышкой. Разве не так?
Она услышала, как льется вино в один бокал, затем — в другой.
— Вы что, язык проглотили, моя дорогая? Хотя это не имеет значения. Вы здесь не для разговоров, ведь так? ~ Он подмигнул ей и протянул бокал. — Берите.
Если бы это был Люцифер, предлагающий ей бокал человеческой крови, она бы не испугалась так, как испугалась сейчас.
— Что все это значит? — спросила она, обретя наконец дар речи.
Тихо рассмеявшись, Рэйф сел на кровать и ослабил узел галстука.
— Вы еще очень молоденькая. Сколько вам лет, синьорита Даниэла?
— Двадцать один год.
— А выглядите на шестнадцать. Самое большее — на восемнадцать.
С пересохшим от волнения горлом Дэни посмотрела на простыни, на бутылку с вином и, наконец, на него — на законченного распутника. Она не могла поверить в то, что сейчас происходило в этой спальне. Неужели это правда? Может, она сошла с ума? Она видела его на узкой галерее, рассматривающего толпу. Так вот, значит, что он там делал — выбирал себе жертву.
Она чуть не рассмеялась от своей догадки. Неужели из всех красивых женщин, заполнивших зал, он выбрал именно ее? Должно быть, он просто пьян. Господи, но как же ой великолепен, этот негодяй!
Словно прочитав ее мысли, он одарил Дэни ленивой полуулыбкой и, взяв бокал, сделал большой глоток вина. Поставив бокал на стол, он облизнул губы и бросил на нее похотливый взгляд. Она вжалась в стену, чувствуя, как в низу живота зарождается странное, доселе незнакомое ей ощущение. Мысли ее метались, она судорожно пыталась понять, что ее ждет. Но главное, что Дэни поняла, это то, что она, спасибо Господу, не арестована за кражу драгоценностей.
Пока.
Он поманил ее пальцем и замурлыкал как сытый кот:
— Иди сюда, рыжая кошечка. Позволь мне тебя погладить.
Его приглашение вывело ее из оцепенения.
— Господи, я должна выбраться отсюда, — прошептала она.
— Только если ты сумеешь пройти сквозь запертую дверь. Кричи сколько хочешь, никто не придет к тебе на помощь.
— Выпустите меня кто-нибудь! — завопила Дэни, барабаня в дверь. — Помогите! Выпустите меня! — Она кричала, стучала в дверь, вертела ручку замка, но все было напрасно.
Внезапно она вспомнила о шпильке, с помощью которой освободила Джанни. Выхватив ее из прически, она вставила этот нехитрый инструмент в замок и начала поворачивать отмычку во все стороны, но руки у нее дрожали и ничего не получалось.
Из соседней комнаты послышался его смех.
— В чем дело, Даниэла? — крикнул он. — Ты хочешь того деревенского парня? Моя дорогая девочка, зачем он тебе, когда ты можешь иметь меня в качестве своего покровителя? Неужели ты так низко пала? Да это просто оскорбительно для меня.
Дэни перестала возиться с замком и отошла от двери. Значит, теперь он решил оскорбить Матео? Ну это уж слишком!
Оставив шпильку в замке, она вернулась в спальню, чтобы высказать ему все, что она о нем думает.
— Вы слишком высокого мнения о себе, ваше высочество! Так уж получилось, что Матео — мой друг, и я не нуждаюсь ни в каком покровителе. Что за омерзительная идея! Я вполне способна сама постоять за себя, и уж поверьте мне, — не выдержав, Дэни сорвалась на крик, — что вы вовсе не подарок! К тому же вы не можете оскорблять людей, когда вам это заблагорассудится!
— Разумеется, могу, — лениво протянул он, крутя бокал с вином.
— Поэтому вы решили выбрать меня? Он широко улыбнулся и кивнул:
— Да. Разве это не большая честь для вас?
— Я бы предпочла, чтобы вы удостоили этой чести кого-нибудь другого.
Он расстегнул жилет, смеясь и качая головой.
— Ах ты, маленькая тупица, сколько, ты думаешь, в этом зале девственниц?
— Тупица?!
— Это просто выражение.
— У меня есть имя!
— Не сомневаюсь. Иди выпей вина. Ты доставишь мне удовольствие. Прошла целая вечность с того дня, когда у меня была девственница. Это такое наслаждение! Я уже начал думать, что мне придется купить одну из них.
— Купить? Вы презренный тип! Он нахмурился, однако в глазах его продолжал гореть огонь, и Дэни подумала, уж не издевается ли он над ней.
— Ты ведь не захочешь все усложнять? — вкрадчиво спросил он. — Иначе мне придется тебя связать. Кстати, — он открыл ящик ночного столика, — где-то здесь у меня лежал бархатный шнурок…
Дэни замерла, увидев, что он вытащил из ящика и положил на стол рядом с бутылкой сверкающий серебряный ключ. Ага, значит, он уже достаточно пьян, если оставил ключ там, где она может легко его схватить. Не такая уж она и тупица!
— Его здесь нет, — пожаловался Рафаэль, задвигая ящик. — Должно быть, я уже использовал его.
— Увы, — отозвалась она, заметив, что он забыл положить ключ на место. Теперь ей надо как-нибудь подобраться к нему. Правда, для этого ей придется приблизиться к столу, но другого выхода у нее нет. Ключ — ее последняя надежда.
Спрятав руки за спину, она с безразличным видом начала медленно подбираться к ночному столику. Принц с интересом наблюдал за ней.
Похоже, он пока не подозревал о ее истинных намерениях и озабоченно похлопывал себя по мускулистым ляжкам.
— Почему бы тебе не сесть ко мне на колени? — наконец спросил он, оставив надежду найти шнурок.
— Зачем? — спросила она, краснея.
— Я хочу рассказать тебе на ночь сказочку, — ухмыльнулся принц.
— Сейчас еще не время ложиться спать, принц Рафаэль, — улыбнулась Дэни.
— Восхитительно! — воскликнул он. — Ты впервые одарила меня улыбкой. — Глаза его потемнели.
Он снова позвал ее, его голос был вкрадчивым и нежным, и ей было очень трудно устоять перед его обаянием.
— Иди ко мне, Даниэла. Мы сделаем это очень медленно. Я обещаю. Я буду осторожен.
Она бросила на него взгляд из-под опущенных ресниц, борясь с искушением.
— Ну я не знаю…
— Один поцелуй, — прошептал он, и игривое выражение исчезло из его глаз.
Сидя на краю кровати, он поставил локти на колени, положил подбородок на сомкнутые в замок пальцы и пристально посмотрел на нее.
— Ты очень красивая, — вздохнул он.
— Вы сладкоречивый лжец. Вы поступили безнравственно, заманив меня сюда! — С сильно бьющимся сердцем она довела пальцами по полированной поверхности ночного столика, готовая в любой момент отскочить на безопасное расстояние.
— Я знаю, но мне хотелось побыть с тобой наедине. Ты мне не веришь? Почему?
Еще один шаг, и столик оказался около ее бедра. Теперь ключ был в пределах досягаемости.
— Здесь же госпожа Синклер, — заметила она. Раздосадованно простонав, он опустил голову. Госпожа Синклер — всегда и везде.
— Вы любите ее?
— Это не очень остроумно, — сердито буркнул он.
— Я абсолютно уверена, что вы меня не хотите. Во мне нет ничего особенного. Позвольте мне уйти. Пожалуйста, ведь вы можете найти себе любую…
Он вскинул голову и долго смотрел на нее затуманенным взглядом.
— Вы прекрасно двигаетесь, Даниэла, — пробормотал он. — Ваша походка так же легка, как легкий ветерок на море, и вы застенчивы как голубка. Разве я не прав?
Дэни внезапно охватил страх. Она не была уверена, что сможет устоять перед искушением.
— Все в порядке, — прошептал он, поднимаясь и глядя ей прямо в глаза.
Ее сердце забилось сильнее. Ключ был рядом, но она не Могла заставить себя пошевелиться, когда Рэйф подошел к ней и заключил ее в объятия. Она смотрела на него в сладостном шоке узнавания, так как то чувство, которое она сейчас испытывала, неоднократно приходило к ней в ее девичьих снах.
Одурманенная его близостью, она почти потеряла голову. «Он держит меня в своих объятиях. Принц Рафаэль держит меня…» Конечно же, это сон. Завтра она проснется и снова будет одна, но сегодня она наслаждается теплом его тела, ее пьянит запах его одеколона.
Она услышала его легкий вздох где-то над своей головой и удивилась тому, как естественно, легко и уютно ей было в его объятиях. Его сильные, теплые, нежные руки медленно ласкали ее, двигаясь от шеи, по спине и дальше вниз. Затем он кончиками пальцев поднял ее подбородок. Сердце Дэни рвалось из груди. Земля уходила у нее из-под ног.
— Мне так хочется поцеловать тебя, — шепнул он.
Она умоляюще посмотрела на него. Она покачала головой, отказывая ему, но он решительным кивком сказал «да», сопроводив свое утверждение кроткой, удивительно нежной улыбкой.
Она с несчастным видом посмотрела на принца, но он наклонился и прижался губами к ее губам.
Его поцелуй был легким и нежным, как крылья бабочки. Рот был теплым и бархатистым. Его глаза были закрыты, а из глубины души вырвался легкий вздох. Она почувствовала, как его губы изогнулись в легкой улыбке, и он слегка откинулся назад.
— Это ведь не так уж и плохо, как ты думаешь? — шепотом спросил он, глядя на нее.
Она что-то возмущенно буркнула, не открывая глаз и презирая его за то, что он одним целомудренным поцелуем вызвал в ней страстное желание. Обхватив ее рукой за талию, принц крепче прижал ее к себе. Он целовал ее как ребенка — в лоб, брови, глаза, щеку, ухо. Голова у нее кружилась, грудь вздымалась. Он нежно сжимал ее в объятиях, словно она была сделана из хрупкого китайского фарфора. Опустив голову, он поцеловал изгиб ее шеи и слегка погладил ее свободной рукой.
Никогда в жизни Дэни не испытывала такого ощущения. Его губы льнули к ее коже, как влажный атлас, его Дыхание щекотало кожу. Сдаваясь, она закрыла глаза и обняла его за шею. Удивляясь собственному безрассудству, она гладила его длинные золотистые волосы. Его ласки становились все горячее, все нетерпеливее.
Когда он еще крепче прижал ее к себе, она была потрясена тем несказанным удовольствием, которое испытала, ощутив каждый дюйм его тела. Она услышала свой прерывистый вздох и его голодный стон. Взяв ее за ягодицы, он крепко прижал ее к своим бедрам. Она вскрикнула, потрясенная, сконфуженная, объятая желанием.
— Господи, какая же ты сладкая, — прошептал он, целуя ее.
Когда он взял ее лицо в ладони и начал целовать ее рот, слегка раздвигая губы, Дэни почувствовала, что он дрожит. Смутившись, она тихо вскрикнула, но он показал ей, что такое настоящий поцелуй. Он накрыл ее губы своими, и его язык скользнул по ее языку, лаская его. Рафаэль долго не отрывался от ее губ, и она, испытывая неслыханное наслаждение, страстно прильнула к нему.
Даниэла совсем потеряла разум, но где-то глубоко в ее душе таилось напряжение. Почему она позволила ему так обращаться с ней? Она попыталась отвернуться, но он, взяв девушку за подбородок, заставил ее посмотреть на него.
— Не бойся, милая, — прошептал он, тяжело дыша. — Ты получишь удовольствие, если тоже поцелуешь меня.
— Я не хочу, — ответила она, чувствуя себя бессовестной вруньей.
— Не хочешь?
— Нет.
— Посмотри на меня, Даниэла.
Она подняла глаза — он смотрел на нее с нежной улыбкой. Его губы были влажными и слегка припухшими от поцелуев, а глаза — зелеными, как море, и полными нестерпимого желания.
— Что такое? — спросила она слегка сердито.
— Неужели никто раньше тебя не целовал? — спросил он очень нежно.
Она покраснела. Как это оскорбительно, что он обо всем догадался. Она еще никогда не чувствовала себя такой ранимой. Он заглянул ей в глаза. На его лице застыло выражение грусти.
— Какое же ты чудесное невинное существо! — восхищенно произнес он, погладив ее по щеке костяшками пальцев, и вдруг решительно засунул руки в карманы, словно борясь с искушением дотронуться до нее снова. Он отступил на шаг и опустил голову. — Может, ты захочешь… пойти со мной на прогулку? Я мог бы показать тебе сады. Они великолепны при лунном свете. Мы могли бы поговорить…
Голос принца сорвался, и Дэни удивленно посмотрела на него.
— Ах, не обращайте внимания. — Он грустно улыбнулся. — Как можно так пасть… Я искренне… Я искренне сожалею, синьорита Даниэла. Вы герцогиня, а я… Ну я не знаю. Мне жаль. Вам лучше уйти. Возьмите на столе ключ. Я специально положил его туда.
— Вы хотели, чтобы я убежала?
— Одному Богу известно, что я хотел. — Он на мгновение закрыл глаза, а когда снова открыл их, они были полны невыносимой тоски. — Идите, — сказал он. — Вам не место в этом мире греха и разврата.
Но Дэни не сдвинулась с места.
— Может быть, и вам в нем не место, — тихо проговорила она.
— Возможно, мне просто некуда бежать, — ответил он после минутного раздумья.
Сердце ее сжалось. Удивляясь своей храбрости, она шагнула к нему и положила руку ему на грудь.
Крепко сжав губы, он наблюдал за ней, борясь с искушением. Она услышала его прерывистое дыхание и, осмелев, поцеловала долгим, нежным поцелуем.
Он притянул ее к себе и начал осыпать страстными поцелуями. Даниэла целовала его, гладила его волосы, гладко выбритые щеки. Она даже не заметила, как он потащил ее к Широкой кровати.
Рэйф усадил се на край постели. Она покорилась ему, дрожа от не испытанного до сих пор желания. Он опустился перед ней на колени, сжал ее грудь, а она блаженно откинула голову, увлекая его за собой. Сквозь шелк платья он легонько укусил ее. Она шептала его имя, выгибаясь под ним, прижималась к нему всем телом.
— Я хочу тебя, Даниэла, я хочу тебя, — стонал он.
Его нежные умелые руки ласкали ее грудь и шею, и она не заметила, когда он расстегнул ее платье и стал спускать рукав с правого плеча, чтобы поцеловать его.
Внезапно она с ужасом вспомнила о повязке на правой руке.
Слишком поздно!
Он уже все увидел.
— Даниэла, что у тебя с рукой?.. — спросил он хриплым голосом.
Она испуганно смотрела на него, чувствуя, как сердце бьется где-то в горле.
Он заглянул ей в глаза, и в его взгляде сверкнул гнев, когда его осенила догадка.
Дэни похолодела.
— Ты? — прошептал он потрясенно.
Дэни вырвалась из его объятий и отскочила в сторону, судорожно приводя в порядок одежду. Она успела отбежать всего на два шага, но тут он, вскочив с кровати, схватил ее за руку.
— Стоять! — рявкнул он, на лице его застыло выражение гнева и разочарования.
Она рванулась, но он крепко держал ее, и внезапно рукав платья порвался. Она взглянула на него через плечо — он смотрел на ее рану. Что ж, он, похоже, уже не сомневался, что она и есть тот самый Всадник в маске.
— Ты! Проклятие! Не может быть!
— Отпусти меня! — закричала она.
Принц дернул ее к себе, и она подняла кулак, чтобы ударить его, но он перехватил ее руку.
— Отпусти меня, грубое животное!
— Что ты здесь делаешь? — грозно потребовал он ответа. — Как ты посмела прийти сюда?!
Часы в гостиной начали отбивать полночь. Внезапно где-то раздался взрыв, и они застыли на месте. В доме задребезжали стекла, и покосились картины на стенах.
«Матео и его братья совершили побег!» — облегченно вздохнула Дэни. А она, вместо того чтобы целоваться, должна была отвлекать внимание солдат.
— Я сказала — отпусти меня! — И она ударила его коленом в пах.
Он взвыл от боли.
— Это послужит тебе уроком, грязный развратник! — закричала она, когда он согнулся пополам.
Разъяренный, Рафаэль попытался схватить ее за подол, но она ловко увернулась. Схватив со стола ключ, она быстро открыла дверь и убежала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая разбойница - Фоули Гэлен



Начало прекрасное, но продолжение и конец подкачали. Продолжение "Принца-пирата" на мой взгляд не удалось...
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленГера
9.05.2012, 15.42





Замечательное завершение трилогии: 1- принц-пират,2- дочь пирата, 3- дерзкая разбойница. Роман очень интересный: дворцовые интриги, предательство, самопожертвование, страстная любовь!!! Превращение избалованного принца - повесы в достойного мужчину и любящего мужа. Встреча со старыми героями. Здорово. 10 баллов.
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленЛАУРА
4.01.2014, 15.20





Замечательное завершение трилогии: 1- принц-пират,2- дочь пирата, 3- дерзкая разбойница. Роман очень интересный: дворцовые интриги, предательство, самопожертвование, страстная любовь!!! Превращение избалованного принца - повесы в достойного мужчину и любящего мужа. Встреча со старыми героями. Здорово. 10 баллов.
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленЛАУРА
4.01.2014, 15.20





Мне понравилось, и вся трилогия не знаю почему пишут что скучный. Читайте и узнайте сами
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленАнна.Г
2.04.2015, 8.52





Все три книги просто шикарные! Очень много захватывающих моментов от которых даже плакать хочется! Почувствовала все чувства героев. По мне так эти романы душевные. Так хочется побывать на их месте. rnДа и эти романы можно читать и читать, перечитывать и перечитывать! Лучший роман. Всем советую!
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленАлександра
12.02.2016, 20.58





Все три книги просто шикарные! Очень много захватывающих моментов от которых даже плакать хочется! Почувствовала все чувства героев. По мне так эти романы душевные. Так хочется побывать на их месте. rnДа и эти романы можно читать и читать, перечитывать и перечитывать! Лучший роман. Всем советую!
Дерзкая разбойница - Фоули ГэленАлександра
12.02.2016, 20.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100