Читать онлайн Слишком много не бывает, автора - Фостер Лори, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слишком много не бывает - Фостер Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слишком много не бывает - Фостер Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слишком много не бывает - Фостер Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фостер Лори

Слишком много не бывает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Столько было обещания в том, как он это сказал, как на нее посмотрел! У Сьерры даже во рту пересохло – она напрочь лишилась дара речи.
Вот уже несколько лет, как она и думать забыла о сексе. Думать об этой материи просто не имело смысла. Она просто выживала, пыталась внести в свою жизнь хоть какую-то упорядоченность. Мужчины и секс не входили в число приоритетных целей.
Но Бен...
В его присутствии ей становилось трудно дышать. Буквально, а не фигурально. В глубине души ее будоражило то, как он добивается своего. Не то чтобы она была в восторге от того, что собственности ее был нанесен урон. И так у нее забот полон рот, а теперь еще и ремонт. Но зато этот ураган, из-за которого она лишилась спального места, привел ее сюда, в постель к Бену, и теперь Бен целовал ее и ласкал, и, ей-богу, он был способен на большее – Сьерра это чувствовала (тоже буквально). К тому же до встречи с ним она даже не подозревала, что способна на те ощущения, что испытывала сейчас.
Он хотел подарить ей оргазм. Не заняться с ней сексом, нет. Потому что он не мог нарушить слова. Сьерра подозревала, что он сможет заставить ее испытать оргазм, и от одной этой мысли сердце ее начинало биться чаще. Эта мысль невыносимо возбуждала. Голос разума, чувство собственного достоинства не могли противостоять ее желанию – она жаждала ласки. Поэтому сделала так, как просил Бен – целиком ему доверилась. Ладони у него были такие крупные, такие грубые и смуглые. Достаточно было посмотреть на то, как он снимает с нее футболку, – и Сьерра уже возбуждалась. Когда грудь ее обнажилась, она просто закрыла глаза и стала молиться о том, чтобы Бен не разочаровался. Она понятия не имела о том, чего ждут от женщины такие мужчины, как Бен, – каких физических и чувственных возможностей. Она была поджарой, среднего телосложения – ничего особенного. Но при этом гордость ее была бы уязвлена, если бы Бен не увидел то, что ожидал увидеть.
– Подними голову.
Не открывая глаз, Сьерра подняла голову, и Бен стянул с нее футболку и отбросил в сторону. Бен положил ладони ей на талию. Он просто сидел рядом и ничего не делал, у него даже дыхание не сбилось. Похоже, вид ее обнаженной груди не слишком его вдохновил. Напротив, Сьерре показалось, что, обнажив верхнюю половину ее тела, Бен обрел больший контроль над собой.
Она была сбита с толку, и желание увидеть, что же думает Бен по поводу ее тела, подвигло Сьерру на то, чтобы открыть глаза. Бен буквально пожирал ее глазами! Черты лица его, казалось, заострились, челюсть казалась слишком крупной. Ноздри раздувались, обнаженная грудь вздымалась и падала...
Ни слова не говоря, Бен медленно наклонился и взял в рот ее левый сосок.
Жарко. И влажно. Нежное и сочное поглаживание бархатного языка...
Сьерра застонала. Ей казалось, что она чувствует ласку его рта везде – внизу живота, в дрожащих бедрах, между ними. Она схватила Бена за голову, без слов говоря ему о том, как сильно ей нравится то, что он делает.
Он поцелуями проложил себе путь к другой груди и удостоил ее правую грудь такого же всецелого внимания. Сьерре не показалось, что он торопится, но у нее самой, казалось, от нетерпения пульсирует каждый нерв.
– Бен?
Он поднял голову и овладел ее ртом, глубоко проталкивая в него свой язык. В то же время он обеими ладонями накрыл ее груди, теребя пальцами ее влажные соски. Еще немного, и она не выдержит напора ощущений!.. Сьерра пыталась рассказать ему об этом своим поцелуем, движениями тела. Она хотела сказать ему, что хочет большего, что ей надо больше.
– Тсс, еще не время, – прошептал Бен и снова вернулся к поцелуям. Долгие, глубокие, провокационные поцелуи, от которых все тело ее выгибалось дугой. Влажный жар возник где-то внизу живота, свернулся клубком. Этот клубок становился все туже, еще туже – до невыносимого. А Бен все продолжал ласкать ее груди и целовать до онемения.
Сьерра и не подозревала, что поцелуи могут быть такими эффективными. Но чем больше Бен ее целовал, тем сильнее ей хотелось, чтобы он целовал ее еще и еще. Она забыла, а может, и не знала никогда, сколько удовольствия можно извлечь из таких вот жадных поцелуев.
Грудь ее набухла, соски стали непереносимо чувствительными, но Бен не давал ей пощады. Часто она чувствовала его губы у себя на горле, на ключицах. Оказывается, у нее столько чувствительных мест – где бы ни касался он ее губами, нервные окончания начинали звенеть от напряжения. Бен поднял ее руки и не спеша, лизнул Сьерру в локтевой сгиб, прошел языком вниз, до запястья, задержавшись там, где бился пульс. Она вся изогнулась. Бен притянул ее к себе так, что Сьерра осталась лежать на боку к нему лицом. Рука его легла ей на спину, опустилась ниже. Он сжал ее ягодицы.
– У тебя такая красивая попка, – пробормотал он хрипловато, пощипывая и сминая нежную плоть, побуждая Сьерру приблизиться к нему. Ее возбуждала его грубоватая речь. – Хочешь и штанишки снять тоже?
Она кивнула. Ей не терпелось раздеться догола, чтобы он мог ласкать ее везде. Она чувствовала себя на пороге чего-то по-настоящему волшебного, чего-то феерического, и ей не терпелось поскорее испытать это.
Бен победно засмеялся. Он сел, чтобы развязать тесьму на ее шортах. Вскоре шорты оказались там, где уже валялась футболка.
– Красивые ноги. – пробормотал он.
Сьерра была голой, если не считать трусиков, и она уже взялась за них, чтобы стащить с себя. Ей не терпелось получить новые ощущения.
– Нет, нам некуда торопиться.
Сьерра начала было доказывать ему обратное, но Бен поднял глаза, встретившись с ней взглядом, и накрыл ладонью ее промежность.
– Приятно. Тепло. Даже жарко.
Теперь, когда его крупные пальцы были там, Сьерра едва сдерживалась, чтобы не начать извиваться под этими пальцами. Она судорожно втянула в себя воздух и совсем чуть-чуть развела ноги.
Бен смотрел на нее так, что она чувствовала себя пригвожденной его взглядом. Этот взгляд держал ее так, что высвободиться она не могла.
– И мокро. – Пальцы его нежно дразнили. – Тебе это нравится? Хочешь большего?
Сьерре потребовалось вдохнуть дважды. Она не могла говорить. Разве он не понимает?
– Хочу, – с трудом проговорила она.
Бен теснее прижал ладонь и услышал, как Сьерра застонала.
– Я хочу, чтобы ты немного шире развела ноги. Хорошо?
Жар накатил на нее. Лицо ее пылало, тело изнемогало от жара. Вся стыдливость расплавилась в этом жару, и Сьерра охотно развела бедра.
– Вот и хорошо. А теперь, как тебе это нравится? Только честно. – Бен, едва прикасаясь, провел подушечками пальцев по ластовице ее нейлоновых трусиков, затем его пальцы скользнули под резинку и, задевая темный треугольник волос, резко опустились вниз и снова поднялись вверх, к пупку.
Сьерра откинула голову и закусила нижнюю губу.
– Что ты чувствуешь?
– Я чувствую, будто...
Пальцы его скользнули ниже, раздвинули складки промежности и нажали на самую чувствительную точку.
– Будто – что? – Сьерра затрясла головой.
– Перестань, – с жаром сказала она и торопливо продолжила, испугавшись, что он не так ее поймет: – Не заставляй меня говорить. Я не могу. – Она закрыла глаза, попытавшись успокоить бившую ее дрожь.
– Ты просто хочешь сконцентрироваться на том, что чувствуешь? Где тебе лучше? Тут? Или, может, тут?
С губ Сьерры сорвался хрипловатый, низкий стон:
– Да...
Бен словно невзначай пустил в ход другую руку – положил ее Сьерре на грудь. Сьерра чувствовала себя очень странно. Для нее было крайне непривычно лежать на кровати, почти голой, раскинув ноги, в то время как мужчина редкой красоты, к тому же почти ей незнакомый, сидел рядом и доставлял ей удовольствие, ни на что при этом не претендуя.
Но эта ситуация была для нее не только донельзя странной, но еще и до предела возбуждающей. Ничего более восхитительного с ней никогда не случалось. Одна только ночь, думала Сьерра. Только одна ночь. Неужели она ее не заслужила?
– Ты становишься еще более влажной, – сообщил ей Бен, после чего торопливо добавил: – Ладно, трусики долой. Я хочу тебя почувствовать.
Он испугал ее своим внезапным решением. Сьерра еще не успела собраться с духом, как он стащил с нее трусики, оставив совершенно голой. Упершись ладонями в ее бедра, он наклонился, чтобы поцеловать ее колено, бедренную косточку, внутреннюю поверхность бедра. Сьерру возбуждало прикосновение к самым интимным частям ее тела его шелковистых прохладных волос и скул, уже успевших покрыться щетиной.
Бен прижал губы к ее лобку и вдруг поднял голову и посмотрел на Сьерру, перехватив ее взгляд. Глаза его медленно закрылись, и он опустил лицо, глубоко застонав. Сьерра слышала его тихий стон...
В следующую секунду Бен уже лежал рядом с ней, вытянувшись во весь рост. Рука его запуталась в ее волосах, он смял губами ее губы, целуя ее, и у Сьерры перехватило дыхание. Ногой, затянутой в джинсовую ткань, он пошире раздвинул ее колени. Сьерра прижалась к нему, вцепившись руками в его ставшие стальными плечи.
– Господи, как я тебя хочу! – простонал он возле ее губ. Теперь, казалось, ничто не могло его остановить. Он ласкал ее увлажненное набухшее лоно. – Закинь ногу на мою. Я хочу...
Она сделала, как он просил, и Бен вошел в нее средним пальцем.
– Вот так. Тебе нравится?
Сьерра дернулась, но свободной рукой он удерживал ее там, где она была. Не думает же он, что она станет ему отвечать, подумала Сьерра.
Бен навис над ней и перевернул на спину, прижимая ее своим телом. Палец его двигался медленно и глубоко, и Сьерра, застонав, выгнула спину, пытаясь стать еще ближе.
– Ш-Ш, – прошептал Бен где-то возле ее губ. – Ты такая жаркая, такая влажная. – Пристально глядя на Сьерру, он ввел еще один палец, затем третий. Она знала, что это уже слишком, но ничего не могла поделать в его железной хватке. Кроме того, она не была уверена, что хочет этому сопротивляться.
– Бен... – Ее голос ей самой казался странным – слабым и нежным. Ощущения были двойственными, но даже некоторый дискомфорт давал жизнь иным ощущениям. И иным желаниям. Она хотела быть наполненной им. Она хотела его.
Другая рука Бена скользнула от головы ее к спине, приподнимая ее так, чтобы сосок был в пределах досягаемости его губ. Бен безжалостно впился в него. Сьерра буквально взвилась – так обострились ощущения. Она закричала, и бедра ее взметнулись ему навстречу. Вся во власти бессознательного, она стремительно мчалась к развязке.
– Вот мы и кончаем, – шепнул Бен где-то в районе ее соска, но она едва его слышала. К тому же он нашел применение и большому пальцу, лаская ее плоть, вначале нежно, едва касаясь, дразня, позволяя накопить вожделение, а затем более настойчиво, сосредоточенно, подталкивая Сьерру к развязке.
Она застонала, не веря в то, что с ней происходит. Бедра ее напряглись и дрожали, живот сводили незнакомые спазмы, накатывавшие волна за волной.
Губы Бена, державшие ее сосок, стали мягче, ослабли, ласка его стала нежнее, медленнее. Но он не переставал ласкать ее до тех пор, пока она, обмякшая, вся в испарине, не затихла. Сьерра не знала, сможет ли пошевелиться, даже если буря снесет в мотеле крышу. Она не испытывала раньше ничего подобного. Сьерра пыталась унять дыхание, борясь со слезами... или смехом.
Невероятно.
Не вынимая пальцев, Бен приподнялся на локте. Сьерра знала, что он на нее смотрит, но не решалась встретиться с ним взглядом. Соски ее были еще влажными от его поцелуев, все еще остро чувствовали все, и жесткие волоски, что росли у него на груди, касаясь ее тела, заставляли ее ежиться от возбуждения.
Незнакомец, он знал ее тело лучше, чем она сама.
Бен поцеловал Сьерру в приоткрытый рот, и она почувствовала его самодовольную улыбку. Не убирая пальцев, он спросил:
– Сейчас ты хочешь спать или разговаривать?
Она еще не отошла от отупения наслаждением. Странный вопрос. Но как ему удалось сделать это с такой легкостью?
Сможет он еще раз такое повторить?
Господи, как же не стыдно!
– Спать, – сказала Сьерра. Выбор самый разумный. Ей о многом надо было подумать, и потом, о чем они будут говорить? Она подумала, что могла бы поблагодарить его за то, что он для нее сделал. Так умело сделал.
Нет, изъявления благодарности могут подождать до утра, когда она немного наберется сил. Тогда она сможет с ним попрощаться, поблагодарить его и сбежать.
Бен не торопясь, убрал руку. Тишина действовала на нервы. Сьерра открыла глаза и увидела, что Бен отправил пальцы в рот. Онемев, она смотрела, как, закрыв от удовольствия глаза, он обсасывает пальцы, облитые ее соком.
Должно быть, она все же издала удивленное восклицание, потому что Бен посмотрел на нее, и в глазах его было столько жара, что она едва снова не растаяла. Он прикоснулся своими влажными пальцами к ее щеке и сказал:
– Ты необыкновенно вкусная. – Он приподнял ее лицо, опустил губы к ее губам и протолкнул внутрь язык.
Сьерра попыталась отстраниться, но не тут-то было. Язык его обшаривал ее рот, он делился с ней ее же вкусом, и она была и немного испугана, и возбуждена этим. Бен лизнул ее в уголок рта и, улыбнувшись, приподнялся.
– В следующий раз, – сказал он, – я собираюсь попробовать тебя так, как я этого хочу.
В следующий раз? Глаза Сьерры расширились от предвкушения и какого-то благоговейного страха.
– Как ты думаешь, тебе понравится, Сьерра? – Он прикусил губами ее нижнюю губу. Он никак не мог от нее оторваться. – Ты хочешь почувствовать на себе мой язык? А в себе? – Ее возбуждали эти разговоры. – Я буду ласкать очень нежно, так что тебе понравится.
Его же собственные слова вызвали в нем дрожь. Сьерра не шевельнулась бы, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Бен говорил возмутительные вещи, но они так возбуждали. И то, что он делал, возбуждало еще сильнее. К несчастью, он не мог больше делать с ней такое. Они договаривались только на одну ночь.
Не успела она придумать, как ему напомнить об этой их договоренности, как он сказал:
– Мне нравится заставлять женщину вот так кончать. – И тут ревность, на удивление сильная, ударила ей в голову. Конечно, он был не с одной дюжиной женщин. То, что он делал с ней, он уже проделывал десятки раз с другими.
Сьерра повернула голову и зло на него уставилась, но он не дал ей возможности высказаться.
– Существует масса способов, которыми я могу довести тебя до оргазма, – сообщил Бен, весьма довольный собой. – Тебе ведь понравилось, не так ли?
Она не умела лгать. Приятная расслабленность охватила ее члены, сердце билось гулко и ровно. Дрожь наслаждения еще не вполне улеглась, она ощущала эти волны под кожей, в бедрах, в груди, в животе.
– Да.
Он улыбнулся широкой мальчишеской улыбкой:
– А ты еще говорила, что у тебя с этим не все получается.
– Так и есть, – призналась Сьерра и, не отдавая отчета в том, что говорит, выпалила: – Это был потрясающий первый раз.
Бен выглядел так, будто его ударили тяжелым предметом по голове.
– Ты не шутишь? Твой первый оргазм? – Господи, она не хотела затевать разговор на эту тему.
Бен коснулся пальцем ее нижней губы и задумчиво посмотрел на Сьерру:
– Ты хотела сказать: с мужчиной, верно? – Сьерра не понимала, о чем он ее спрашивает.
– Ну... – невнятно пробормотала она. Бен нахмурился:
– Но ты же знаешь, как...
– Все. Тема исчерпана.
Он взял в ладони ее лицо, потрепал по щеке.
– Сьерра, ты ведь не хочешь сказать, что это был твой первый оргазм в жизни?
Ей не понравилось то, какой задал этот вопрос. Словно она была какая-то недоразвитая или что-то в этом роде. Поэтому Сьерра прикусила нижнюю губу и решила отделаться молчанием.
Он просто остолбенел. Он не мог поверить в то, что услышал. Потом выражение его лица изменилось. Он смотрел на нее с эдаким мужским сочувствием.
– Ах ты, девочка моя... – Улыбаясь, он привлек ее к себе и положил ее голову себе на грудь. – Ты не могла кончить, даже трогая себя?
Сьерра вспыхнула. Вспыхнула от стыда. Все это было донельзя неприличным: этот разговор, то, что они делали, и то, как быстро все у них получилось. Но она еще не пала до конца. Бен все еще мог заставить ее покраснеть. Она заерзала, пытаясь вырваться, мечась между желанием его убить и желанием спрятаться, исчезнуть.
Но он применил уже известный ей прием: усилил хватку.
– Все в порядке. Ну, знаешь, трудно поверить, что ты не знаешь свое тело настолько хорошо, чтобы самой себе доставить удовольствие. Ты говоришь, тебе двадцать четыре?
– Не твое дело. – Сьерра чувствовала себя униженной и в своей униженности винила Бена. Его откровенные высказывания иногда были приятными, иногда возбуждали, но сейчас – совсем другое дело.
Она попыталась оторвать щеку от его груди, но безрезультатно. От Бена так хорошо пахло, от одного этого запаха она млела и слабела.
– Мы сегодня спать собираемся?
– Да. Чуть-чуть. – Он обнял ее так крепко, что грудь Сьерры прижалась к его животу, а ее живот оказался на уровне ширинки. – Тогда перестань ерзать. Я в таком состоянии, когда каждое твое движение воспринимается моим телом как приглашение к продолжению. Мне надо держать себя под контролем, поэтому я намерен обнимать тебя крепко, пока ты не уснешь.
Бен не переставал ее шокировать.
– Ты будешь спать со мной? – Он прикусил мочку ее уха.
– Почему нет?
Не такая уж неприятная мысль. Сьерра пожала плечами. Действительно, почему бы нет? Эта ночь была особенной, и она запомнит ее надолго, так, может, стоит, и закончить эту ночь так же хорошо, как она началась? Кто знает, когда она вновь решится на подобное безумство?
– Не волнуйся, твоя невинность не пострадает. – Бен поцеловал Сьерру в лоб. – Обещаю не нападать на тебя исподтишка.
Сьерра не считала себя невинной. Может, ее прошлое вызывает в нем отвращение? Но почему-то она так не думала. Он не был груб, как ее бывший муж, не был ханжой, как ее отец. Он не был похож на жителей ее родного города. И вообще, Бен Бедвин не походил ни на кого.
Бен лбом прижался ко лбу Сьерры, поглаживая ее спину и обнаженные ягодицы. Он все еще улыбался, но она видела, что неудовлетворенное желание продолжает мучить его. Этот огонь в глазах делал Бена еще более привлекательным. Как бы там ни было, руки у него были нежными. Он ласково заправил за ухо прядь ее волос.
– Все хорошо?
– Да. – Она сомневалась, что когда-нибудь сможет вернуться к прежнему безмятежному существованию, но сейчас она была этому обстоятельству даже рада.
– Ты ужасно неразговорчива.
Она захватила двумя пальцами волосок на его груди и слегка потянула.
– Потому что ты меня вымотал. – Он рассмеялся:
– Еще я подарил тебе оргазм. – Он быстро и жарко ее поцеловал. – Господи, какой это был день! Честно признаюсь, когда я утром встал с постели, я и подумать не мог, что встречу такую, как ты.
Сьерра сладко зевнула, прежде чем переспросить:
– Как я?
– Да, такую сексуальную и сладкую. – Пристально глядя на Сьерру, Бен коснулся ее груди. – Такую жаркую.
– Бен... – Вот так, без всяких усилий, он снова заставил ее дрожать от желания.
Он застонал:
– Черт, давай засыпать, пока я не передумал держать слово.
Сьерре стало стыдно. Она чувствовала себя вполне удовлетворенной, тело ее все еще согревало приятное тепло – отзвуки первого в жизни оргазма, а он был весь как камень от желания. Этот подвиг галантности был, с ее точки зрения, излишеством. Что с того, что они сделали бы еще один шаг – не такой уж принципиальный шаг, если смотреть на вещи трезво, – и занялись бы сексом?
– Знаешь, тебе ни к чему быть таким благородным.
– А как без этого? Ты, когда говорила о мужчинах, и меня причисляла к этим подонкам из твоего прошлого. – Теперь он говорил вполне серьезно. – Мне это не нравится. Поэтому я и держу слово.
– Просто чтобы доказать, что ты не такой, как они?
– Вот именно. Я другой. И когда я даю слово, я его держу.
– Не слишком ли ты к себе жесток? – На его щеке появилась ямочка.
– Да уж. Мне действительно трудно. – Он погладил ее по животу, показывая, где ему особенно трудно. Голос его упал до шепота. – Мне еще никогда в жизни так никого не хотелось трахнуть.
У нее участилось дыхание.
– Тогда нам надо использовать ситуацию и... – Он приложил палец к ее губам:
– Но есть еще кое-что. Нет, не паникуй. Я не претендую на твою жизнь.
– Ты ясно дал мне это понять!
– Но по каким бы причинам ты ни сказала мне «нет» на то, чтобы заняться сексом, эти причины все еще остаются в силе. Если ты изменила мнение по этому вопросу сейчас, то это, потому что я тебя размягчил. – Он широко усмехнулся. – Ты не задумывалась, что я могу управлять тобой посредством секса? Сейчас ты куда сговорчивее, чем раньше.
– А что, если я пристукну тебя во сне, если не будешь осторожнее в своих словах?
Бен засмеялся.
– Давай спать. Обещаю, что выживу. Завтра вернемся к нашей дискуссии.
Завтра она скажет ему «до свидания», и на этом все. Хватит валять дурака, хватит отвлекаться от дела. Он мог бы быть ей приятелем, и все. Но сейчас она слишком устала, чтобы с ним спорить.
– Как пожелаешь.
Бен перевернулся на спину, увлек Сьерру за собой так, что она оказалась на нем, и накрыл их обоих простыней.
– Что ты делаешь?
– Устраиваюсь поудобнее. – Он положил обе ладони ей на ягодицы, поцеловал в плечо и вздохнул: – Спи, Сьерра. Ты меня измотала.
Но как она могла спать, когда под ней было его мускулистое жаркое тело? Она привыкла спать одна. И все же, как приятно прижиматься щекой к его груди. Сьерра закинула руку ему за голову и закрыла глаза. Она чувствовала его эрекцию животом, чувствовала ритмичное биение его сердца, его дыхание, его запах.
Она не могла удержаться от искушения и быстро поцеловала его в грудь.
Что было дальше, она уже не помнила.
Бен не спал всю ночь, прислушиваясь к тому, что происходило на улице. Он слышал, как постепенно улеглась буря. Он слышал, как раскаты грома становились все глуше, как удлинялись промежутки между вспышками молнии и громовыми раскатами. Ливень перешел в дождь, капли стали падать с небес все реже, пока дождь не перешел в морось. Взошла луна, осветив оконный проем, потом стал заниматься рассвет.
Бен устал донельзя, но при этом он испытывал глубочайшее удовлетворение. Всю ночь он обнимал Сьерру, трогал ее, ласкал. Она была тут, и он знал это и не желал упускать ни одной драгоценной минуты пребывания с ней.
Он просто не мог позволить себе уснуть.
У Сьерры таких проблем не было. Она спала, не просыпаясь ни от одной его ласки. Иногда она лишь тихо вздыхала, иногда меняла положение. Но она так ни разу и не проснулась.
Когда яркие солнечные лучи попытались проникнуть в комнату сквозь оконные шторы, Бен осторожно перевернул ее на бок лицом к себе. Включилось электричество, напомнив о себе гудением трансформаторов и прочих электроприборов. Сьерра заерзала, тихонько застонала, а потом снова провалилась в глубокий сон.
Бен приподнялся на локте и окинул взглядом ее тело. Теперь он мог вдоволь на нее насмотреться. Он стащил с нее простыню до самых лодыжек. Он спал в джинсах – так легче было себя держать под контролем и ее не беспокоить. Несмотря на то, что джинсы у него были мягкие и от многих стирок истончились, для ночного отдыха они едва ли годились.
Сьерра вытянула руку над головой, засучила ногами, еле слышно вскрикнула во сне и вздохнула.
Бен с трудом заставлял себя не давать волю рукам.
Кожа Сьерры порозовела со сна, на лбу выступила испарина. Кондиционер без электричества не работал, и они оба слегка вспотели.
Теперь, когда кондиционер снова включился и заработал на полную силу, тело ее обвевало прохладой. Соски затвердели. В темноте он не мог разглядеть, какого они цвета. К восторгу Бена, они оказались светло-коричневыми, и ему снова захотелось попробовать их на вкус. Всю ее попробовать на вкус.
Нос у нее был маленький, чуть вздернутый, скулы – высокие, и этот чудный, словно созданный для поцелуев рот...
Широкие плечи, крепкие ноги и плоский живот делали ее похожей на мальчика. Талия у нее была не слишком узкой, а грудь, круглая и крепкая, не слишком крупной. И, тем не менее, более сексуальной женщины Бен не встречал в жизни. Стоило лишь взглянуть на нее, как желание заявляло о себе. Нет, не просто заявляло, оно разрасталось со стремительностью взрыва. Он не понимал, в чем причина, но все в ней притягивало его, все возбуждало.
Кожа Сьерры была безупречной, если не считать маленькой россыпи веснушек на переносице. Красиво изогнутые брови и ресницы были темно-коричневыми, темнее, чем волосы на голове, и без рыжего оттенка. Бен взглянул на тугие рыжеватые кольца у нее на лобке и улыбнулся. Он не мог удержаться от того, чтобы не потрогать ее там, и от этого прикосновения ему сразу захотелось большего. Он запустил пальцы в тугие завитки, нежно поглаживая Сьерру, затем накрыл промежность ладонью и закрыл глаза. Там было жарко, как ночью, и даже во сне она раздвинула бедра, приветствуя его ласку.
С гулко бьющимся сердцем Бен сел на кровати, пристально глядя на нее. Он нажал посильнее. Он переводил взгляд с ее лица на живот и обратно. Он ждал, что она проснется, а если повезет, застонет блаженно.
Но Сьерра продолжала крепко спать. Дыхание ее было умиротворенным и глубоким, губы слегка приоткрыты, расслабленное тело отяжелело во сне.
Бен переместился к изножию кровати и скинул простыню на пол. Стараясь не задеть матраса, он опустился на колени между ее ног. Очень медленно он пошире развел ее ноги – кровь шумела у него в ушах от возбуждения, от сознания запретности того, что он делает.
Сьерра во сне согнула колено, словно помогая ему, еще шире открывшись голодному взгляду Бена, его ищущим прикосновениям. Она начала было поворачиваться на бок, но Бен успел быстро схватить ее за бедра. Вздохнув во сне, Сьерра осталась лежать так, как он ее положил.
Бен еще не встречал женщину, которая бы так крепко спала. Он даже предположил, что она вовсе не спит, просто разыгрывает из себя соню. Но нет, она была расслаблена и безмятежна. Такое бывает только при глубоком сне.
Бедняжка, она совсем себя вчера измотала. Сначала работала, не покладая рук весь день, потом эта буря, а затем еще и его, Бена, похоть довершила начатое.
Бен помнил, как ее лоно сжималось вокруг его пальцев, он помнил, как она вскрикивала от наслаждения, помнил недоуменно-радостное выражение ее лица.
Он глубоко вздохнул и посмотрел на Сьерру. Внутренняя поверхность ее бедер была такая шелковисто-нежная. Кожа там была без следа загара – белая, с голубыми прожилками. Сьерра была такая маленькая и беззащитная, и эта беззащитность заставляла его чувствовать себя почти насильником, распаляла его голод. Не в силах сдержаться, Бен положил обе ладони на ее бедра, лаская гладкие мускулы, ощущая текстуру ее нежной плоти. Сердце билось так сильно, словно хотело вырваться из грудной клетки.
Бен судорожно сглотнул и, действуя одними пальцами, осторожно раскрыл Сьерру. Вульва ее была нежной, влажно-розовой, клитор маленький и изящный.
Она была такой красивой!
Почти вне себя, весь дрожа, Бен наклонился и нежно поцеловал влажные складки. Он всю ночь промучился воздержанием и теперь не мог ждать. Желание стало, нестерпимым. Он осторожно лизнул ее...
И тут же тело Сьерры напряглось. Бен поднял голову, Сьерра сделала то же самое. Глаза их встретились.
– Что это ты делаешь? – растерянно и смущенно выдавила она.
– Ну, может, ублажаю тебя во сне? – Пальцы его все еще раздвигали ее плоть, так что отрицать свои намерения не имело смысла. Бен перевел взгляд туда, где были его пальцы. Тело его изнывало от желания. – Сьерра, – прошептал он.
Она не застонала. Она завизжала. Громко.
Бен получил удар ногой в челюсть, и Сьерра тут же отползла к изголовью кровати, поджимая под себя ноги и утаскивая за собой простыню.
От удара перед глазами Бена поплыли искры. Он присел на корточки, борясь с головокружением, разочарованием и чувством вины. Поморщившись, он потер челюсть.
– Судя по выражению ужаса на твоем лице, маленькая утренняя разминка тебя не прельщает?
Глаза Сьерры были квадратными от ужаса, лицо залила краска. Вообще-то она выглядела довольно комично.
– Ты... ты на меня смотрел!
– Да, – признался Бен, окинув ее взглядом. Какого черта она проснулась? – Я как раз размышлял о том, не позавтракать ли мне тобой, когда получил удар в челюсть.
Сьерра открыла рот и, не найдя что сказать, снова его закрыла. Так повторилось дважды. Затем она нахмурилась. Сердитой она нравилась ему еще больше. Вообще она выглядела очень сексуально: раскрасневшаяся, с чуть припухшими от сна глазами и растрепанными волосами.
– Я сделала тебе больно? – Бен подвигал челюстями.
– Вообще-то да.
– Отлично!
Он засмеялся. Даже сейчас он изнемогал от похоти, и она не переставала его приятно удивлять.
– Колдунья.
Как раз в это время в дверь постучали, и Сьерра подпрыгнула в испуге. Тревога в глазах разгорелась с новой силой. Бен похлопал ее по бедру:
– Это горничная. Сиди, где сидишь.
Сьерра, даже если бы захотела, не смогла бы пошевелиться. Она натянула простыню до подбородка, сжимая ее побелевшими пальцами. Бен между тем вернулся в комнату, неся на подносе дымящийся кофейник, пончики со взбитыми сливками и блюдо со свежими фруктами.
– Завтрак, – сообщил он, поставив поднос на постель рядом со Сьеррой. Она не шевельнулась. Тогда Бен со вздохом спросил: – Я должен извиниться?
Страха в ее лице больше не было. Она выглядела растрепанной и милой.
– Смотря за что, ты хочешь извиниться, – ворчливо ответила она.
Он постарался сдержать улыбку, что было нелегко.
– За то, что воспользовался твоим сонным состоянием, конечно. Хотя, насколько я помню, я обещал не нападать на тебя ночью, а насчет утра мы не договаривались. – Он подмигнул ей. – Ты же не думаешь, что я стану просить прощения за то, что хочу тебя? Или за то, что все-таки лизнул тебя, не удержался? Или за что-то из того, что было у нас ночью? Или...
– Ладно, принимается! – Сьерра хмурилась, борясь со смехом, что само по себе внушало ему надежду. – Да уж, – со вздохом сказала она, – мне действительно надо выпить кофе, и покрепче, если мне придется иметь дело с тобой и с тем, что ты делаешь.
– Позволь за тобой поухаживать. Сливки или сахар?
– И то, и другое. И побольше. – Сьерра взглянула на часы, но после ночного отключения электричества они показывали абракадабру. Сделав большой глоток, она немного расслабилась. – Хорошо...
– Мой повар готовит отличный кофе. И пончики тоже. – Бен протянул ей пончик с шоколадной глазурью, наблюдая за тем, как она справляется с тремя делами одновременно: держит кофейную чашку, пончик и не отпускает при этом простыню. Откусив кусочек нежного теста, Сьерра в блаженстве закатила глаза.
Бен радовался жизни, несмотря на болезненную эрекцию, распиравшую его джинсы. Подцепив клубнику на вилку, он поднес ягоду к ее губам.
– Открой рот.
Сьерра открыла рот, застонала от удовольствия и с улыбкой заключила:
– Завтрак в постели. Теперь я понимаю, почему многие предпочитают завтракать именно так.
Понизив голос почти до шепота, Бен произнес:
– Мне нравится тебя баловать.
По правде сказать, ему вообще нравилось баловать женщин, но этот случай был особенным. Ему не просто хотелось ее побаловать, ему хотелось сорвать с нее эту простыню, раздвинуть Сьерре ноги и войти в нее одним глубоким долгим толчком. Но еще ему хотелось с ней говорить, кормить ее. Дразнить ее и обнимать.
Он хотел... много всего и сразу.
Сьерра доела пончик. Аппетит у нее был что надо.
– Разве есть на свете женщина, которая не любила бы, чтоб ее баловали?
Бен посмотрел на ее вымазанные шоколадом пальцы, перехватил запястье и поднес ее руку к своим губам.
– Это провокационный вопрос?
– Мне просто любопытно.
Он взял ее палец в рот, обвил его языком и дочиста обсосал шоколадную глазурь. У Сьерры расширились глаза, рот приоткрылся, и с губ сорвалось что-то вроде «о». В мгновение ока она стала мягкой и податливой.
– Бен, – дрожащим голосом прошептала она.
Мысль о том, чтобы держать ее под контролем с помощью секса, показалась ему не только забавной, но и полезной. Глаза ее уже потемнели и подернулись дымкой от желания, щеки раскраснелись. Почти без всяких усилий он успел ее разогреть.
Да, эта мысль ему определенно понравилась. Ему вообще нравилась Сьерра.
– Бен, – повторила она и попыталась отнять у него свою руку, не расплескав кофе. Бен взял в рот ее средний палец, нежно пососал его и был вознагражден сдавленным всхлипом. Удерживая взгляд Сьерры, он лизнул ее палец, коснувшись кончиком языка нежной кожи между указательным и средним пальцами. Сьерра судорожно выдохнула: – О Боже...
Глаза ее закрылись, и наполовину опустошенная чашка с кофе задрожала в руке. Бен взял чашку у нее из рук, поставил на тумбочку и уложил Сьерру на спину. Сьерра попыталась открыть глаза, но веки отяжелели. Бен лег на нее сверху.
– Привет, – сказал он и поцеловал Сьерру глубоким и медленным поцелуем. Его возбужденная плоть упиралась ей в живот. Чтобы кончить, Бену достаточно было сущего пустяка. Сьерра могла бы дыхнуть на него, и дело сделано.
Во рту у нее было тепло после кофе и сладко от пончика. Рот ее был изумительно вкусен уже потому, что это был ее рот. Бен легонько прикусил ее нижнюю губу и признался:
– Для меня было пыткой смотреть, как ты все спишь и спишь.
– М-м... – невразумительно ответила Сьерра и поцеловала Бена с ненасытной жадностью. И вдруг она напряглась. Вжав спину в матрас, она развернулась к окну. Солнце сияло вовсю. – Что ты хочешь этим сказать? Который час?
Кровь шумела у него в ушах.
– Около половины девятого.
Сьерра выскользнула из-под него с такой стремительностью, что Бен вдруг обнаружил, что целует пустоту.
– Сьерра?
Вскочив с кровати, она уронила простыню.
– Полдевятого! Черт, я знала, что это случится! Я знала, что с тобой беды не оберешься! – Она со злостью на него оглянулась. – Где моя одежда?
«С тобой беды не оберешься». Что, черт побери, она хотела этим сказать?
– Сьерра, притормози...
Сьерра голая носилась по комнате в поисках футболки и шорт, а Бен тем временем наслаждался зрелищем. Видеть ее голой в постели в статичной позе совсем не одно и то же, что смотреть на нее голую в движении, наблюдать ее в наклонах и распрямлениях, видеть, как сексуально покачиваются эти женские округлости.
Пожалуй, если повезет, он сможет уговорить ее вернуться в постель.
– Зачем такая спешка? Всю ночь лил дождь, так что нет смысла торопиться с работой. Ты же не можешь сажать свои растения в грязь? – Сьерра не отвечала, поэтому Бен решил указать ей на очевидное: – Смотри, повсюду лужи.
Не обращая на него внимания, она наклонилась, обнаружив шорты под стулом, и быстро их натянула. У Бена едва сердце не остановилось от головокружительного ракурса, но времени насладиться зрелищем Сьерра ему практически не дала. Не утруждая себя поисками трусиков, она затянула шнурок на шортах.
– Утром я должна была встретиться с Кентом. Он будет здорово из-за меня волноваться.
Чувство, мрачное, мерзкое и поразительно острое, заставило Бена стремительно сесть.
– Кент? – Он никогда в жизни еще никого не ревновал, но у него было ощущение, что сейчас он познал вкус ревности, и этот вкус ему совсем не понравился. – Кто, черт побери, этот Кент?
Сьерра криво усмехнулась и принялась надевать футболку.
– Не ругайся, – донеслось до него глухо, сквозь ткань.
Бен смотрел, как под мягким хлопком исчезает ее грудь.
– Кто он такой, Сьерра?
– Мой друг и помощник. Прости, но я должна идти. Спасибо за... – Она запнулась, покраснела и быстро тряхнула головой. – Ну, спасибо за все.
Сьерра выскочила в соседнюю комнату, распахнула дверь и едва не вылетела от него босая, растрепанная и одетая кое-как.
Бен выскочил за ней следом. Под белыми тонкими шортами просвечивала голая попка. Так торопилась встретиться с этим Кентом, что задницу забыла прикрыть! Черта с два она его получит.
К счастью, портье за стойкой не было, так что их никто не увидел. Сьерра вышла из мотеля, и Бен выскочил следом. Он тоже был босиком и без рубашки. Как бы там ни было, он посмотрит на этого Кента, и тогда все станет ясно.
Не успела Сьерра ступить на тротуар, как Бен схватил ее за предплечье:
– Ты можешь минуту подождать, черт тебя дери?
Возле ее участка недалеко от стоянки показался мужчина крепкого сложения в белой рубашке и потертых джинсах. Даже с этого расстояния Бен разглядел, что его соперник был высок и мускулист. И Бена пронзила ревность.
– Это он? – Челюсть Бена заныла от утреннего удара и еще от того, как он ее сжал. И, черт возьми, она рвалась от него, от Бена, к тому, другому.
– Да. – Сьерра возбужденно махала тому, другому, рукой. – Кент, я здесь!
Подозрительно нахмурившись, этот другой пошел к ним навстречу. Он переводил взгляд с Бена на Сьерру и обратно. Чем ближе он подходил, тем быстрее шел.
Сьерра попыталась вырваться и встретить Кента на полпути, но Бен не торопился ее отпускать.
– О нет, не спеши так.
Сьерра хмуро уставилась на Бена, и ее крупный и такой сексуальный рот раздраженно скривился.
– О чем это ты?
Кент остановился прямо перед ними. Он был старше, чем Бен. На вид ему было лет сорок, но выглядел он очень подтянутым. Волосы у Кента были темно-русыми, голубые глаза смотрели пристально, и вид у него был таким же недовольным, как и у Бена.
Вот и отлично. Бен был вполне готов к драке.
Тот, другой, упер ладони в бока и, игнорируя Бена, обратился к девушке:
– Сьерра?
Она вновь попыталась высвободиться. Бен ее не отпускал. Тогда мужчина удостоил вопросом Бена:
– Что это вы делаете? – Кент удивленно приподнял брови, оценивая заспанную встрепанность Сьерры, небрежный туалет обоих и собственническую хватку Бена. Бену показалось, что Кент едва сдерживает ухмылку. – Что тут происходит?
Бен напрягся.
– Вы Кент?
– Да, я Кент. – Он отвел взгляд от Бена и с нежностью обратился к Сьерре: – Что это ты затеяла, юная леди?
Сьерра предприняла очередную безуспешную попытку высвободиться.
– Ничего.
– Да, это видно, – насмешливо протянул Кент. – Похоже на то, что ты провела ночь... – Он произносил слова очень медленно, и ухмылка все же вылезла наружу. Он даже не выдержал и хохотнул. – Да черт меня дери!
Кент явно забавлялся, видя, что Бен слегка расслабился. Сьерра была все так же напряжена. Она рванулась, высвободила руку и толкнула Бена в плечо так, что тот покачнулся.
– Что это на тебя нашло?
Кент чуть подался вперед. В глазах его плясали озорные огоньки.
– Я думаю, что это ревность, детка. – Бен что-то прорычал.
– Не смеши меня, – несколько натянуто засмеявшись, сказала Сьерра. – Мы не так хорошо знакомы, чтобы ему меня ревновать.
– Разве? – Кент вновь окинул ее взглядом, затем медленно перевел глаза на голую грудь Бена. – А на вид вы очень хорошо друг друга знаете.
– Нет. – Сьерра залилась краской стыда и умоляюще посмотрела на Бена, взглядом заклиная его хранить молчание. – Ты не понимаешь.
– Он понимает.
– Бен! – Сьерра толкнула его локтем в бок.
Кент засмеялся, наклонился и дотронулся до спутанных волос Сьерры.
– Хватит колотить бедного парня, а то он еще подумает, что тебе совсем не нравится.
Сьерра в отчаянии всплеснула руками.
На взгляд Бена, они вели себя как брат с сестрой, не просто как друзья, не просто как знакомые. И конечно, не как любовники. Кент не вел себя как соперник. Совсем нет. На самом деле его, похоже, даже веселило то, что Сьерра провела ночь с мужчиной.
К чему бы это?
Любопытство отчасти вытеснило ревность, но не совсем. Он действительно ласкал Сьерру всю ночь, он держал ее нагую в объятиях, он смотрел, как она спит, но все, что он успел о ней узнать, – это то, что у нее взрывной темперамент, что она независима и то, что она сильно его заводит.
– Вы хорошо знакомы друг с другом?
– Ну, – не спеша, ответил Кент, – можно так сказать. Мы... – Тут его внимание отвлекла подъехавшая машина. Бен проследил за взглядом Кента и застонал.
С той самой минуты, как он положил на Сьерру глаз, способность ясно мыслить оказалась им потеряна. Слишком быстро развивались события, и в то же время недостаточно быстро для того, чтобы Бен почувствовал удовлетворение. Но к чему он совершенно не был готов, так это к тому, чтобы именно сейчас представлять Сьерру своей матери.
Как бы там ни было, Брук Бедвин уже выходила из своей маленькой спортивной черной «селики» в нескольких ярдах от того места, где они сейчас стояли. Светло-каштановые волосы она заплела в косу, на глазах ее были солнечные очки. Она была в длинном белом платье свободного покроя и в кожаных сандалиях. На взгляд Бена, она выглядела так, как выглядела всегда, но Кент одобрительно присвистнул:
– Отрада души моей.
Бен не знал, как реагировать. Этот мужчина влюбленно пялился на его мать. Однако утешало уже то, что он не проявлял таких чувств к Сьерре. И что делать?
Брук направилась к ним, и Кент прошептал:
– Черт, горячая штучка.
Бен едва не подавился от возмущения. Кент это заметил и поинтересовался у Бена:
– Ты ее знаешь?
– Да, – сказал Бен и потер ладонью затылок. Он чувствовал себя не в своей тарелке сразу по нескольким причинам. – Можно так сказать.
К этому времен Брук уже успела подойти к ним. Без колебаний она заключила Бена в теплые объятия, так что Бену ничего не оставалось, как обнять ее в ответ. Он через плечо посмотрел на Кента, который вдруг напряженно затих, и на Сьерру, которая готова была плюнуть ему в лицо.
Брук отстранилась, положив ладони на голые плечи Бена.
– Ты в порядке, дорогой? Я так переживала из-за того, что не могла тебе дозвониться из-за аварии.
Бен обнял Брук за талию и развернул лицом к своим спутникам. У Сьерры вид был вполне разъяренный, а у Кента в равной степени восхищенный и растерянный. Бен усмехнулся. Все это начинало его развлекать.
– Сьерра, Кент, позвольте представить вам мою маму, Брук Бедвин.
Кент удивленно заморгал, несколько раз окинув Брук взглядом с головы до пят.
– Это правда?
Сьерра густо покраснела.
– Приятно познакомиться.
Бен получат двойное удовольствие от реакции, как Сьерры, так и Кента.
– Мама, это Сьерра и Кент. Они работают ландшафтными дизайнерами. Их участок вон там, напротив.
– Да? – Брук всегда умела быстро ухватить суть. Ей достаточно было бросить на Сьерру взгляд, чтобы понять, что та только что выскочила из постели. И, неплохо зная своего сына, Брук нетрудно было прийти к заключению о том, что постель с ней делил Бен.
– И мне приятно познакомиться с вами, Сьерра. – Брук перевела взгляд на Кента и онемела.
Вообще-то Брук умела себя вести, и запинаться во время знакомства было не в ее привычках. Но Кент так на нее смотрел, что сомнений не оставалось – он настроен решительно. Борясь со смехом, Бен заметил:
– Мама, тут надо сказать «здравствуйте».
– Здравствуйте.
Позабавленный возникшей ситуацией, Бен обошел свою ошеломленную мать сзади и схватил Сьерру за руку.
– Мне надо поговорить со Сьеррой наедине. Почему бы вам пока не выпить кофе? Мы сейчас вернемся.
Брук расширила глаза:
– Но...
Кент ее перебил:
– Отличная мысль.
Бен без колебаний потащил Сьерру за собой. Решив, что их не услышат, Сьерра спросила шепотом:
– Что ты такое важное вспомнил, чтобы так по-хамски себя повести?
– Твои трусики. – Она чуть не упала.
– Мои – что?
Бен продолжал тащить ее за собой.
– Твои трусы все еще у меня в комнате, и я вижу твою сладкую попку сквозь эти белые шорты. – Он похлопал Сьерру по ягодицам для того, чтобы лучше донести до нее смысл сказанного. – Мои варварские наклонности даже меня самого иногда шокируют, но моя сладкая, ты действительно должна довершить туалет, прежде чем отчалишь.
– Господи!
– Да уж. – Бен едва сдерживал хохот. – Моя мама и вправду отличная женщина и не слишком вникает в мою личную жизнь, но, готов поспорить, насчет тебя она задаст мне пару вопросов. И лучше будет, если эти вопросы мы услышим при полном параде, верно?
– Господи! – снова простонала Сьерра.
Бен засмеялся, наклонился к ней и поцеловал. Она была такая смешная, такая упрямая и такая сексуальная. Рядом с ней он словно парил в небесах.
Ему приходилось подталкивать ее, настолько она была растеряна.
Бен наблюдал за ней боковым зрением. Всего пару минут назад, когда она выходила из его комнаты, она поблагодарила его с таким видом, словно закрывала тему. Так, будто между ними все уже кончено. Глупая женщина. У него были на нее далеко идущие планы. И ей придется с этим считаться.
И как заставить ее изменить мнение? Она не пыталась его оттолкнуть только тогда, когда он ее трогал. Может, лучший способ удерживать Сьерру возле себя – это держать ее в постоянном возбуждении?
Бен улыбнулся.
Мысль о том, чтобы управлять ею с помощью секса, открывала множество приятных возможностей. Конечно, ему придется железно держать себя под контролем, и Бен не знал, сумеет ли справиться с задачей – слишком сильно он ее хотел. Но такой расклад обеспечит ему временный перевес. И не только. Он войдет в ее мысли, наполнит собой ее жизнь, даже если при этом она будет утверждать обратное.
Она сказала, что от него беды не оберешься.
Бен покачал головой. Рано или поздно он сломает ее сопротивление. Она признается в том, что хочет его, и не только на одну ночь. Господи, он с ней столько всего хотел сделать – не обойдешься и неделей. Месяц понадобится, если не больше.
Бен затолкал Сьерру в свои апартаменты и усмехнулся. Всяких идей у него было в избытке, и он был намерен воплотить их в жизнь так, что ей понравится и каждая по отдельности, и все вместе. Он едва мог дождаться удобного случая для их воплощения.
Он хотел, чтобы жизнь бросила ему вызов в виде женщины, – и эту дуэль он намерен был выиграть.
Сьерра схватила трусы. Лицо ее было красным от смущения. Она оглянулась, и Бен понял, что она хочет уединиться, чтобы одеться.
– Сьерра?
По дороге в ванную она рассеянно откликнулась: – Что?
– У меня к тебе предложение.
Она остановилась и медленно повернулась к нему лицом.
– Я не уверена, что хочу его выслушать, – мрачно сказала она.
– Нет, ты его не только выслушаешь, ты его примешь, – сказал он. Кровь у него уже кипела от предвкушения.
Сьерра бросила на него быстрый немного вопросительный и уже возбужденный взгляд и исчезла за дверью ванной. Бен улыбнулся ей вслед. Он был как охотник, преследующий дичь. Все пока складывалось довольно удачно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Слишком много не бывает - Фостер Лори

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Две недели спустя

Ваши комментарии
к роману Слишком много не бывает - Фостер Лори



очень хороший роман!ГГ чудо, как хорош!Его уважение к женщинам, бескорыстные забота, внимание и искренняя любовь помогли ГГ-не научится доверию и стать счастливой.
Слишком много не бывает - Фостер Лориелена
8.03.2013, 20.48





Один из лучших романов, которые я прочла. Очень советую.
Слишком много не бывает - Фостер ЛориВалентина
14.10.2014, 21.50





Скучный роман,ничего в нем нет,жаль время
Слишком много не бывает - Фостер ЛориВика
15.10.2014, 22.49





На мой взгляд многовато постельных сцен, все остальное на уровне ЛР.
Слишком много не бывает - Фостер Лорииришка
6.07.2015, 21.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100