Читать онлайн Слишком много не бывает, автора - Фостер Лори, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слишком много не бывает - Фостер Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слишком много не бывает - Фостер Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слишком много не бывает - Фостер Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фостер Лори

Слишком много не бывает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– На самом деле, Брук, мне нужна твоя помощь. – Агата, прищурившись, смотрела на Брук. – Бен не хочет идти на контакт.
Брук обескураженно заморгала. Агата Харпер нуждалась в ее помощи? Увидев, что хозяйка онемела от удивления, Агата раздраженно сказала:
– Вижу, что мне самой придется представиться. – Она протянула Кенту узкую, с синими венами, руку: – Я Агата Харпер. А вы?
Кент очень нежно пожал эту птичью лапку – по сравнению с рукой старушки его ладонь казалась просто огромной.
– Кент Монро.
– Вы знакомы с моим внуком Беном?
Она все еще продолжала держать его за руку, и Кент пожал плечами:
– Я с ним знаком.
Старушка переводила внимательный взгляд с Кента на Брук и обратно.
– Вы познакомились с моим внуком посредством этого... альянса?
Брук несколько раздражала манера Агаты общаться резко и без обиняков. Но Кент нисколько не обиделся.
– На самом деле Бен встречается с женщиной, на которую я работаю. Я познакомился с Брук через Бена.
Глаза у Агаты стали как два сверла.
– Говорите, вы работаете на Сьерру?
– Это так. Вы ее знаете?
Агата сделала вид, что не услышала его вопроса.
– А что именно вы для нее делаете?
Брук всегда немного побаивалась Агату Харпер – еще с тех пор, как когда-то в юности Пирс Харпер недвусмысленно сообщил ей, что она, Брук, вычеркнута из его жизни раз и навсегда. Он принадлежал к элите общества, а она была где-то далеко внизу. Пирс сказал ей, что с ребенком она может делать все, что пожелает, но на его помощь может не рассчитывать. Брук была лишь одной из его побед, и не более того.
Брук не могла сказать наверняка, знала ли Агата о существовании Бена с самого его рождения. Но, похоже, что Пирс все-таки рассказал ей об этом. Как только Агата встретилась с Беном, она предложила Брук деньги – откупные за то, чтобы та не подавала в суд за уклонение от уплаты алиментов, что, по словам Агаты Харпер, могло бы очернить имя Харперов. Брук наотрез отказалась. Во-первых, потому, что к этому времени уже не так отчаянно нуждалась, а во-вторых, потому, что не хотела, чтобы Харперы могли заявить какие-то права на ее сына из-за этих денег. Она также объяснила Агате, что не намерена ни с кем судиться. У Брук был сын, и уже, поэтому она считала себя куда более обласканной судьбой, чем Пирс. Пирс умер, так и не узнав, какого замечательного мужчину он зачал. Брук было его почти жаль. И конечно, ей было жаль Агату. Брук ни разу не говорила о том эпизоде сыну, посчитав, что правильнее будет, если он сам сделает выводы. Она посчитала, что будет лучше, если его отношения с Агатой Харпер разовьются или сойдут на нет сами по себе, без ее, Брук, участия. Тогда ей не в чем будет себя винить.
Кенту же и вовсе нечего было бояться, и высокомерие старушки его просто забавляло. Он тоже умел быть высокомерным.
Он высвободил руку и улыбнулся:
– У меня нет определенных обязанностей. Все зависит от того, где и на кого мы работаем. Сьерра вполне в состоянии управляться самостоятельно, без моей помощи, вот я и держусь на подхвате и делаю то, что она велит мне делать.
– Так вы лакей? – поинтересовалась госпожа Харпер.
Кент улыбнулся еще лучезарнее:
– Да, если вам так нравится, можете считать, что я лакей.
Агата вновь окинула его придирчивым взглядом: начиная с выгоревших пшеничных волос до носков грязных рабочих ботинок. Брук подумала, что для черной, бесперспективной работы в нем было слишком много крепкого и мужского.
– Понимаю, – язвительно протянула Агата. – Похоже, вы не слишком амбициозны?
Брук встрепенулась. Может, она и сама так думала, но она не позволит Агате оскорблять Кента. Он был гостем в ее доме.
– Миссис Харпер...
Кент прикоснулся к ее руке, давая знать, что и сам в состоянии за себя постоять.
– Не могу понять, почему вас так волнуют мои амбиции?
– Ну, я определенно...
– Плохо воспитаны? Это я заметил. – Кент бросил нежный взгляд в сторону Брук. Он даже подмигнул, и у Брук возникла ужасная мысль, что он прочел ее мысли и догадался, что она думала о нем то же, что и Агата.
Подозрения Брук лишь укрепились, когда Кент заговорил:
– Но поскольку Брук это тоже может быть интересно, я могу вам сказать, что я вообще могу не работать. Я достаточно преуспел на рынке ценных бумаг и, поскольку вложения тоже оказались удачными, сейчас могу спокойно уйти на покой и вполне комфортно существовать. Я работаю на Сьерру просто ради удовольствия.
Брук изумленно замигала. Рынок ценных бумаг? Работа ради удовольствия?
– Я обожаю Сьерру и люблю копаться в земле. – Кент расправил широкие плечи. – Физическая работа помогает мне держать форму, мне, знаете ли, это необходимо.
Кент улыбнулся Брук, и она почувствовала, что тает. О, он действительно был в форме. Несколько мгновений назад она чувствовала под ладонями его накачанные мускулы. Кент Монро был мужчиной в расцвете сил.
– Ну что же, мне нравятся мужчины, которым праздность в тягость, – заметила Агата.
Кент засмеялся.
– Поскольку вы так и не дали мне возможности поухаживать за госпожой Бедвин, мне тут больше делать нечего. – Он повернулся к Агате спиной. – Брук, вы не проводите меня до грузовика?
Брук была совершенно потрясена. Похоже, она отталкивала от себя Кента совершенно напрасно, и теперь, когда узнала о нем правду, у нее ноги стали совсем ватными. Кент не был ни черствым, ни наглым. Все было как раз наоборот. Он хотел ее, и Брук не видела ни одной причины, почему должна лишать себя или его этого удовольствия. Больше не было никаких препятствий.
Она бросила на Агату извиняющийся взгляд:
– Миссис Харпер, если вы позволите... – Агата махнула рукой:
– Иди-иди. А я пока подожду в доме, а то ужасное солнце печет просто невыносимо. – С этими словами госпожа Харпер прошествовала через патио и вошла в дом с таким видом, словно получила именное приглашение – с вензелями и нижайшими поклонами.
Брук покачала головой. Вот это характер! Кент обнял Брук за талию и утащил за собой.
– Что за чертовщина тут происходит?
– Понятия не имею. – Брук покачала головой, смущенная неожиданным визитом Агаты и заинтригованная новым развитием отношений с Кентом. Он держался сейчас с ней с непринужденной вежливостью, но, тем не менее, рука Кента у нее на талии сильно ее возбуждала. Теперь Брук точно знала, что впереди у них совместная постель, и она дождаться не могла, когда же этот счастливый момент наступит.
Брук откашлялась.
– Агата еще ни разу не была у меня в доме. Более того, она со мной почти не разговаривала. Я понятия не имею, зачем она сюда заявилась.
Кент по дороге подобрал инструмент и теперь без усилий удерживал лопату, грабли и вилы в одной руке.
– Хочешь, чтобы я потолкался тут поблизости? – Брук удивило его предложение. Приятно удивило.
– Спасибо, но не надо. Со мной все будет в порядке.
– Она не станет тебя напрягать?
– Я не настолько хорошо ее знаю, чтобы сказать наверняка. Они с Беном не в лучших отношениях. Он... В общем, он на моей стороне.
– Он твой сын. – Кент сказал это так, словно этот факт все объяснял. Но Брук была с ним согласна.
Они подошли к грузовику – новому и дорогому, как впервые заметила Брук за все это время, – и Кент убрал инструменты в машину.
Они оба заметили припаркованный у бордюра лимузин, отчасти скрытый разросшимися вязами, посаженными вдоль тротуара. Водитель терпеливо ждал в машине.
Кент приподнял бровь:
– Машина Агаты?
– Наверное. Она очень богата.
«А еще она напориста, стара и... умеет выбрать нужное время», – усмехнувшись, подумал Кент. Поколебавшись, он спросил:
– Сын Агаты приходится Бену отцом?
– Да, он умер несколько лет назад, когда Бен был еще подростком. – Желая оправдать глупую девочку, какой она когда-то была, Брук приняла оборонительную позу, обхватив себя за талию. – До этого времени Бен никогда с Агатой не встречался. Пирс не хотел встречаться ни со мной, ни с моим сыном. Тот день, когда я сообщила ему о своей беременности, был последним днем нашего знакомства. С тех пор я его тоже никогда не видела.
Кент прислонился к грузовику. Солнце вызолотило пряди в его шевелюре, и от этого его голубые глаза казались ярче и выразительнее.
– Его потеря.
Довольная тем, что Кент разделяет ее взгляд на ситуацию, Брук улыбнулась:
– Я тоже это всегда так понимала.
Кент очень здорово смотрелся в этой позе – длинные крепкие ноги в голубых потертых джинсах, загорелые руки.
Когда он обнял Брук за шею и привлек к себе, она с готовностью приникла к нему. Не прошло и пары секунд, как по телу ее растекся жар, а дыхание участилось. Мозолистая ладонь Кента накрыла ее щеку. Он осторожно взял Брук за подбородок и чуть приподнял голову.
Глаза их встретились.
– Простыни будут гореть под нами, Брук. Можешь на это рассчитывать.
Она поежилась и задышала глубоко.
– Но ты должна знать с самого начала: мне нужно больше, чем просто секс.
– Правда? – вздрогнув от неожиданности, переспросила Брук.
– Правда.
– Но почему? – Она только что свыклась с мыслью о том, что ее ждет любовное приключение. Для нее уже это было громадным шагом. Обычно она так себя не вела. У нее было несколько тайных романчиков, и ни один из них не был настолько серьезным, чтобы она сочла нужным ставить в известность Бена. Она давно решила, что с мужчинами у нее могут быть только временные отношения. Причем сексуальный контакт происходил как бы случайно, она никогда заранее такого развития событий не планировала.
Сейчас же впервые она вступала в связь открыто: когда секс был не случайным следствием, а основной целью. Никогда она с таким нетерпением не ожидала того, что будет.
Они находились в дальнем от дома конце подъездной дороги, за густой живой изгородью. Кент нежно поцеловал Брук, оставив ее в предвкушении продолжения.
– Проклятие, – сказал он со сдерживаемым раздражением. – Сейчас не лучшее время и место, так что я постараюсь быть кратким.
– Быть кратким в чем?
– В своих объяснениях. – Кент привлек ее к себе и теснее прижал к груди. Брук чувствовала щекой, как бьется его сердце, она вдыхала острый, солоноватый, горячий, солнечный запах. – После того как умерла моя жена, я потерял интерес к жизни, и мне понадобилось время, чтобы снова стать собой. Но даже когда жизнь моя более или менее наладилась, женщины значили для меня не больше, чем теплое тело...
Его грубая прямота шокировала Брук и почему-то возбуждала. Но она не хотела слушать, как он говорит о себе и других женщинах. Даже о жене.
– Тебе ни к чему...
Кент поцеловал Брук, не дав ей договорить. Этот поцелуй уже не был нежным. Кент буквально пожирал ее рот, одновременно вжимаясь в живот Брук возбужденным членом, который казался ей необыкновенно большим и твердым. И изобилие мужского в Кенте заставляло Брук острее чувствовать себя женщиной.
Она не смогла сдержать стон, и мелкая дрожь прокатилась по ее телу.
Прижав свой лоб к ее лбу, Кент сказал:
– Ты не похожа на других, Брук. И дело не только в сексе, хотя, видит Бог, когда я войду в тебя, нам будет чертовски хорошо.
Брук снова застонала, потому что она знала, что он прав.
– Но мне нужно больше, чем одна ночь, больше, чем неделя. Больше, чем временные отношения.
Брук вздрогнула и осторожно отстранилась.
Но Кент снова обнял ее, придвигая ближе к себе.
– Тебе понравится, когда я буду любить тебя быстро. Быстро, жестко и глубоко.
– Да.
Он помолчал немного, словно собирался с мыслями, а потом сказал:
– Когда я впервые встретил Сьерру, у нее был синяк под глазом, а на теле синяков и вовсе было не сосчитать.
Брук испуганно вскрикнула. Он огорошил ее этим заявлением, словно ушат ледяной воды на нее вылил. Она не нашлась что сказать.
– Когда я познакомился со Сьеррой, я был, словно мертвый душой, скорбел по жене. Однажды я проезжал мимо их маленького городка и увидел Сьерру со стареньким чемоданом в руке, бредущую по шоссе. Она не хотела, чтобы я ее подвозил, но я боялся, что она вот-вот упадет без сил – такой у нее был измученный вид. Я уговорил ее забраться в мой грузовик и разделить со мной ленч... – Кент повел плечами и уставился в ясное синее небо. – Странно все складывается – Сьерра уверена, что я ее спас, хотя на самом деле это она меня спасла. Я запутался, я не мог думать ни о чем, кроме как о своей потере, а она дала мне новую цель в жизни.
– Господи! – Брук потянулась к нему сердцем. Кент был прямой противоположностью Пирсу. Отец Бена отвернулся от нее, когда она больше всего в нем нуждалась; Кент помог женщине, с которой даже не был знаком. Брук улыбнулась с робкой надеждой на то, что счастье все еще возможно для нее.
– Да, ей нелегко пришлось, – сказал Кент, глядя Брук в глаза. – Ее бывший муж – трус, и я должен был давно с ним посчитаться.
Брук прикоснулась к лицу Кента.
– Почему ты этого не сделал?
Как ни странно, Кент был доволен тем, что она задала этот вопрос.
– У него нюх – он чует, как может сильнее всего ранить Сьерру. И у него много влиятельных родственников. Мне он навредить не может, и он это знает. Но если я пойду против него, он сделает для Сьерры невозможным получение ссуды или лишит последнего, что у нее есть. Он уже сделал это с ее отцом, и бедняга все потерял.
– Это законно?
– Все, кроме побоев, что он наносил Сьерре, у нас в суде не оспоришь. Да и факт побоев доказать не так просто. Его отец был шерифом, затем стал мэром.
– И это дает ему определенный иммунитет?
– Да, что-то вроде этого. Сьерра надеялась, что может решить проблему, уехав из города, и, поскольку никаких определенных планов у меня не было, я поехал с ней. Она здесь счастлива и довольна. Все было бы прекрасно, если б не Грифф. Он последовал за ней сюда.
– Ну, так надо же что-то делать!
Кент усмехнулся и обнял Брук еще крепче.
– Я знал, что ты поймешь. И да, я согласен. Я просто еще точно не решил, как надо действовать. Сьерра не хочет, чтобы я вовлекал в это других людей.
– Я поговорю с ней.
– Я бы предпочел, чтобы ты этого не делала. Она расстроится, если узнает, что я тебе обо всем рассказал.
– Понятно. – Брук задумчиво нахмурилась. – Тогда, может, Бен...
– Тсс. Я держу ухо востро, и я надеюсь, что она сама все ему расскажет. Я надеюсь, когда-нибудь она доверится ему настолько, что введет его в курс дела.
– Но если муж Сьерры может навредить моему сыну, я должна его предупредить.
Кент погладил щеку Брук подушечками пальцев:
– Ты мне позволишь взять это на себя, ладно?
Брук не очень этого хотелось, но она также понимала, что Сьерре ее вмешательство не понравится, и она решилась на компромисс:
– Ну ладно. Я тебе доверяю.
– Спасибо. – Кент подарил ей быстрый и жаркий поцелуй. – И теперь ты знаешь, что Сьерра мне очень дорога. Только по-другому. Скорее как дочь. Я вернусь вечером, когда мы сможем побыть наедине. Семь часов тебя устроит?
До вечера, как ей показалось, оставалась целая вечность ожидания.
– Да. Хорошо.
Кент потянулся к Брук, но она отступила:
– Мне надо идти. Миссис Харпер уже заждалась. – Кент усмехнулся озорной мальчишеской улыбкой:
– Хочешь сказать, что не желаешь, чтобы она в твое отсутствие весь дом обшарила?
Брук тоже улыбнулась, на этот раз вполне искренне. Кент был не просто красивым мужчиной. Он был еще и очень хорошим человеком.
– Точно. – Брук легонько толкнула его в грудь. – Не опаздывай.


Агата выглянула из окна и увидела Брук, идущую к дому. Она не винила Брук за то, что та позволила себя увести. Будь она, Агата, лет на сорок моложе, и она не устояла бы перед чарами Кента Монро.
Когда Брук влетела в гостиную, Агата скромно сидела в кресле.
– Простите, что заставила вас ждать.
Агата усмехнулась про себя, но внешне сохраняла пристойный вид. Она не переставала удивляться тому, как вежливо и достойно держится Брук, между тем как сама она давала мало поводов для уважительного отношения.
Агата сразу перешла к делу:
– Я хочу, чтобы Бен был упомянут в моем завещании, но он продолжает утверждать, что буквально выбросит все, что я ему оставлю.
Брук присела на диван напротив.
– Понимаю. – Взглядом она словно просила у Агаты извинения. – Но он взрослый человек и принимает решения без моей помощи.
– Ерунда. Он тебя любит и уважает. И этого достаточно. Он к тебе прислушивается. – Брук хотела, было отрицательно качнуть головой, но Агата продолжала: – Он заслуживает своей доли в наследстве. И я хочу, чтобы он ее получил.
Брук какое-то время молча смотрела на Агату. Потом вздохнула и на тон ниже сказала:
– Возможно, то, что вы хотите ему дать, не вполне совпадает с тем, что Бену от вас нужно.
– Тогда что же? Я завещаю ему недвижимость, акции, валюту...
– А любовь?
Агата осеклась на полуслове.
– Простите?
– Уважение. Соучастие.
Черт, в этом возрасте не так-то легко чем-то удивить, тем более ввести в смущение. Но Агата сама не узнала свой голос.
– Негодник знает, что он мне небезразличен. – Брук улыбнулась, и Агата увидела, чем мать и сын похожи.
– В самом деле? Как часто вы ему об этом говорите? – Агата в ужасе почувствовала, что краснеет. И что уже совсем невероятно, она вскочила и принялась расхаживать по ковру.
– Мне, знаете ли, восемьдесят, и я хотела бы уладить этот вопрос.
– Вот и улаживайте.
Агата и не предполагала, что у Брук может быть столько металла в голосе. Те несколько раз, что они встречались, Брук была с ней тиха, как мышь. Агата бросила на нее неприязненный взгляд:
– Вы мне выговариваете?
– Не делайте вид, что вы так удивлены, миссис Харпер. Вы и сами были матерью. Вы знаете, что иногда строгость необходима. А Бен всегда был трудным ребенком. Он заставлял меня понервничать.
Вот она – боль. Агата устало опустилась в кресло и сделала признание, которого никому до этого не делала.
– Боюсь, – сказала она, – мать из меня была неважная. – Агата не смела, смотреть на Брук, а вместо этого смотрела на дальнюю стену.
Тишина становилась невыносимой. От этой тишины ныли старые кости Агаты. Ей хотелось расслабленно опустить плечи, сгорбиться в кресле. Затем она услышала, как Брук встала. Еще несколько секунд спустя Брук присела рядом и взяла ее старческую руку в свою.
Агата была настолько ошарашена этим жестом, что от неожиданности открыла рот. Если не проявить осторожности, так можно и вставную челюсть потерять.
– Мы все стараемся делать то, что можем. – Брук нежно пожала пальцы Агаты. – Иногда мы, матери, совершаем ошибки, которые преследуют нас всю жизнь, а иногда нас осеняют гениальные педагогические идеи. К несчастью, понять, что есть что, становится возможным лишь, когда ребенок превращается во взрослого.
Агата решила забыть о гордости и сказала Брук то, что должна была сказать много лет назад:
– В отношении Бенджамина вы приняли ряд блестящих решений. Из него получился замечательный парень.
Брук улыбнулась, и Агата отметила, что улыбка у нее и вправду чудесная. Глядя на эту улыбку, Агата могла понять, почему ее сын стал встречаться с этой женщиной, но не то, почему он так безответственно с ней поступил.
– Спасибо, миссис Харпер.
Агата заставила себя выпрямить спину.
– Хватит этих формальностей. Зовите меня Агата.
– Хорошо, Агата. Вы когда-нибудь говорили Бену о том, как вы им гордитесь?
– Он не облегчает мне задачу. – Бен либо вступал с ней в спор, либо все превращал в шутку. – У него весьма впечатляющее чувство юмора, но со мной он пользуется им в основном для того, чтобы не оскорблять меня прямыми высказываниями. – Агата покачала головой. – Он душка, и он об этом знает.
– Если вы хотите, чтобы ваши отношения с Беном были ближе, вы должны быть с ним честной.
Агата с пристальным вниманием посмотрела на Брук:
– Именно поэтому я решила записать вас и его девушку, Сьерру, к себе в союзники.
– Каким образом мы должны вам помочь?
– Он любит вас обеих. Первое время Ной тоже показывал свой характер, и именно Грейс помогла мне наладить с ним отношения.
Брук покачала головой:
– О нет. Свои личные отношения с Беном вы должны строить сами.
– Вы отказываетесь мне помочь? – Агата сознательно придала голосу начальственную интонацию.
Брук встала.
– Я ни разу не попыталась настроить Бена ни против вас, ни против вашего сына. Не ждите от меня, что я сейчас начну делать что-то противоположное. Бен – взрослый мужчина, неглупый, справедливый и добрый. Если вы хотите завоевать его любовь и уважение, вам придется дать ему любовь и уважение взамен.
– Возможно, Сьерра...
– Я знаю моего сына, Агата. Боюсь, в этом деле Сьерра вам не поможет. Не пытайтесь ее использовать.
Агата хотела вступить в спор, но, видит Бог, за свою долгую жизнь она устала отдавать приказы и теперь была старой и довольно одинокой. Она поднялась.
– Я должна над этим подумать. Вы ничего не скажете Бену?
– – О вашем визите? Не скажу, если вы этого не хотите.
Агата улыбнулась:
– Вы действительно благородная юная леди. – Брук улыбнулась:
– Мне сорок пять, едва ли меня можно назвать юной.
– Все познается в сравнении, моя дорогая. Для меня вы просто младенец.
На этот раз засмеялась Брук. Однако смех ее оборвался, когда Агата проговорила, незаметно смахнув слезы с глаз:
– Я очень сожалею о том, через что вам пришлось пройти. Мой сын был разочарованием во многих смыслах.
Брук улыбнулась нежно и понимающе:
– Но он все равно ваш сын, и вы любили его, и вам всегда будет его не хватать.
– Да.
– Я понимаю. И я уверена, что если вы откровенно поговорите с Беном, он вас тоже поймет.
– Спасибо.
Брук ее обняла и тем очередной раз удивила.
– Вы должны больше доверять Бену. Я уверена, вы не будете разочарованы.
Растерянная, огорошенная неожиданными проявлениями участия, на грани слез, Агата пыталась справиться с собственными эмоциями.
– Да, у него хорошие гены. – Она знала, что должна уйти отсюда, пока окончательно не опозорит себя, но все же остановилась в дверях. Оставаясь спиной к Брук, Агата сказала: – Сьерра спрашивала меня, как это бывает, когда вся большая семья собирается вместе. Мне как-то не приходило в голову об этом думать, – солгала Агата, – но, раз уж она об этом упомянула, может, в какой-нибудь выходной день мы могли бы...
– Отличная мысль.
Черт! Агата была готова разрыдаться. Все, на что она была сейчас способна, – это скупой кивок. Слезы душили ее. С прямой спиной и высоко поднятой головой она зашагала прочь. Внутри у нее все трепетало, и сердце было готово разорваться. У нее была семья – большая любящая семья, но она знала, что ничего не сделала, чтобы заслужить такое счастье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Слишком много не бывает - Фостер Лори

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Две недели спустя

Ваши комментарии
к роману Слишком много не бывает - Фостер Лори



очень хороший роман!ГГ чудо, как хорош!Его уважение к женщинам, бескорыстные забота, внимание и искренняя любовь помогли ГГ-не научится доверию и стать счастливой.
Слишком много не бывает - Фостер Лориелена
8.03.2013, 20.48





Один из лучших романов, которые я прочла. Очень советую.
Слишком много не бывает - Фостер ЛориВалентина
14.10.2014, 21.50





Скучный роман,ничего в нем нет,жаль время
Слишком много не бывает - Фостер ЛориВика
15.10.2014, 22.49





На мой взгляд многовато постельных сцен, все остальное на уровне ЛР.
Слишком много не бывает - Фостер Лорииришка
6.07.2015, 21.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100