Читать онлайн Неясные мечты, автора - Фостер Лори, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неясные мечты - Фостер Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неясные мечты - Фостер Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неясные мечты - Фостер Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фостер Лори

Неясные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Джессика изумленно уставилась на Мака Уинстона, не зная, то ли ей хочется рассмеяться, то ли ударить его. Она уже привыкла к такой реакции на чьи-то слова и к другой – сексуальной – реакции, если уж быть до конца честной с собой.
Ведь Мак так невообразимо хорош, молод, красив и сексуален. Он с легкостью учился в колледже, не думая о степенях, он вечно шутил, хорошо проводил время, а ей приходилось часами просиживать над учебниками, чтобы получить диплом.
Его беззаботность и чисто мужское очарование напомнили Джессике о бывшем муже, поэтому его привлекательность так пугала ее. Ну почему бы ей не обратить внимание на какого-нибудь состоявшегося, зрелого мужчину, с которым она будет спокойна, который сумеет защитить ее? После развода она несколько раз пыталась завязать знакомства с разными кавалерами, но, увы, подобные мужчины не обращали на нее ни малейшего внимания.
А тот, кто ей по-настоящему нравился, рядом с кем она вновь чувствовала себя молодой и жизнерадостной, принадлежал к типу мужчин, от которых она твердо решила держаться подальше.
Джессика была уверена, что после колледжа никогда не увидится с Маком. Это было большим облегчением, потому что он воплощал в себе настоящий соблазн, что причиняло ей острую боль, потому что Джессика по-прежнему часто думала о нем бессонными ночами. И вот на тебе, он перед нею во плоти и крови, за два прошедших года он стал еще привлекательнее и солиднее. Черт бы побрал Софи Уинстон!
Глубоко вздохнув и решившись еще раз улыбнуться, Джессика спросила:
– Что именно вас интересует? – Ей не хотелось, чтобы Мак догадался, как неловко она чувствует себя в его присутствии, как неудобно ей говорить на эту болезненную тему.
Мак с улыбкой подобрал с пола сексуальную пижаму.
– Что, если я переоденусь, пока мы разговариваем? В таком случае я не задержу вас слишком долго.
Джессика постаралась скрыть раздражение.
– Отлично, – кивнула она. – Вы можете переодеться за шторкой.
Мак наградил ее такой улыбкой, какая – Джессика была в этом уверена – растопила немало женских сердец. Улыбкой светилось все его лицо: темные глаза, которые всегда искрились от смеха, ямочки на впалых щеках, – она была заряжена теплом, которое исходило от него. Джессика считала, что каждая жительница Томасвилла, штат Кентукки, хоть раз в жизни, но мечтала об этом мужчине.
Но фантазировать дальше она себе не позволяла.
Пока Мак переодевался, Джессика безуспешно рылась в ящике в поисках вещей, которые не слишком оголят его тело.
– Расскажите мне, почему вы развелись с ним?
Джессика подняла глаза и увидела, что фланелевая рубашка Мака упала сверху на шторку. Она судорожно сглотнула, по ее спине побежали мурашки. За рубашкой последовала белая футболка и ремень. Воображение Джессики рисовало ей картины одна соблазнительнее другой.
– Джессика! – как бы издалека донесся до нее голос Мака.
– Я… Я говорила вам, – поспешно ответила она. – Он никак не хотел остепениться. То и дело терял работу, просаживал все деньги. Тристе не было и семи лет, когда я подала заявление на развод, и еще не исполнилось восьми, когда дело было сделано. Я решила вернуться в колледж, чтобы обучиться технике фотографии. Мне всегда нравилось этим заниматься, но сначала я должна была уговаривать Гарри учиться, потом появилась Триста, а потом… Словом, сразу у меня не получилось, а вот после развода мне необходимо было как-то зарабатывать…
– А он бывает у вас?
Линялые джинсы Мака упали на ворох одежды. Во рту у Джессики пересохло. Мак обнаженным стоит за шторкой!
– Кто? – едва слышно спросила она.
– Ваш бывший.
– Ох! Нет! Иногда, – запинаясь, ответила она. – Он сейчас живет во Флориде и, как только вспоминает о существовании Тристы, посылает ей подарок или открытку. – Джессика растерянно посмотрела на груду плавок, лежащих перед ней, пытаясь представить, какие из них скроют больше.
– И он не платит алиментов?
– Ха!
– Вы могли бы подать на него в суд, – заметил Мак.
Какую бы вещь она ни брала, та оказывалась настолько крохотной и откровенной, что было невозможно представить себе, как он наденет это. Эта тридцатилетняя женщина так много лет жила без мужчины! Нет, ее сердцу этого не выдержать.
– Но в таком случае мне пришлось бы мириться с его присутствием, – проговорила Джессика. – А пока я молчу, он не вмешивается в мою жизнь, не огорчает Тристу.
– А что вы ей сказали об отце?
Джессика все еще смотрела на гору отобранных плавок, представляя себе, как они наполняются его мужественной плотью, и ей стало не по себе.
– Только то, что мы с ним не сумели поладить, но к ней это не имеет никакого отношения, – честно ответила она. – Когда Триста спрашивает, почему папа больше не приезжает, я отвечаю, что он по-прежнему любит ее, просто некоторым людям нелегко привыкнуть к новой жизни, поэтому он и не уезжает из своего дома.
– Вы мудро поступаете, – вымолвил Мак. – Ведь часто бывает, что родители втягивают детей в свои неприятности, пусть даже и невольно. И в результате дети оказываются пострадавшей стороной.
– Я бы никогда не сказала ей, что за тип ее папаша. Надеюсь, что, когда Триста подрастет, она сама все поймет.
Тут Мак вышел из-за занавески, и Джессика потеряла дар речи. Приспущенные пижамные штаны облегали его длинные стройные ноги. Халат он перекинул через руку. Мак был босиком, его волосы взъерошены, а широкая, покрытая курчавой порослью грудь казалась необыкновенно твердой и… сексуальной. Сквозь кожу на плоском животе проступали отлично развитые мускулы, а от пупка вниз спускалась темная дорожка жестких волос. Сердце Джессики забилось с такой скоростью, что она едва не застонала.
Господи! Как же давно она не видела почти полностью обнаженного мужчину!
Мак прошел в центр комнаты, остановился и, подбоченившись, взглянул на Джессику. Он слегка прищурился и дразняще, чувственно улыбнулся ей.
Сообразив через несколько мгновений, как долго они молчат, Джессика испуганно вскочила на ноги. Множество ярких, как бабочки, пестрых плавок с шорохом упали с ее колен на пол. Джессика огляделась по сторонам и, увидев, что сексуальное белье почти полностью завалило ее, едва не застонала.
– Я… я искала подходящие для вас плавки, – растерянно проговорила она, глядя на пестрый ворох.
– Нам будет нелегко выполнить эту работу, – сказал Мак.
Джессика почувствовала, что он подошел ближе.
Как будто она этого не знала!
– Мы как-нибудь справимся. – Она откашлялась. – А теперь вы не могли бы надеть халат? – Джессика вежливо улыбнулась и заставила себя смотреть только в лицо Мака, отведя взор от его обнаженного торса. Но потом ей пришло в голову, что она могла и не беспокоиться об этом: Мак был до того хорош, что у нее перехватило дыхание.
– Халат узковат в плечах, – вымолвил он. – Я надену его, когда вы будете готовы фотографировать.
Она кивнула, еще раз растерянно оглядела его фигуру, а потом встряхнулась. Никогда она не была легкомысленной особой, пустышкой! Нет, она мать и независимая деловая женщина.
– Хорошо, – согласилась Джессика. – Я сейчас все подготовлю. – Ей понадобилось всего несколько секунд, чтобы установить штатив. Потом она опустила экран с изображением кухни, поставила рядом высокий табурет и кофейную чашку. – Вы сделаете вид, будто только что встали с постели, о'кей?
– Считается, что я в этом спал?
– А что?
– Я обычно сплю нагишом, – заметил Мак.
Джессика опешила, но сумела взять себя в руки и смело посмотрела на него.
– Никого не интересует, как вы обычно спите, – отозвалась она через мгновение. – Нам нужно показать эту одежду в наиболее выгодном свете.
– Джессика, ни один мужчина в здравом уме и трезвой памяти в таких шмотках спать не ляжет, – заверил ее Мак. – Вы трогали ткань? – Он поднял ногу, чтобы она могла пощупать штанину.
Джессика попятилась назад, чувствуя себя полной идиоткой и смущаясь из-за того, что ей придется прикоснуться к его твердому мускулистому бедру.
Мак лениво моргнул, всем видом давая понять, что он знает, какое впечатление производит на нее. Джессика опять залилась краской.
– Штаны скользкие, но даже не в этом дело. Ни один мужчина не будет спать в…
– Тогда притворитесь, что вы натянули их сразу после того, как встали с постели, – перебила его Джессика.
– Когда я один? – удивился Мак. – А зачем?
Джессика закрыла глаза и сосчитала до десяти, стараясь не представлять себе, как обнаженный Мак ходит по своему дому. Но эта картина прочно отпечаталась в ее сознании и отказывалась покидать его.
Джессике казалось, что внутри у нее разгорается жаркое пламя, особенно в нижней части живота, где этот сладостный огонь словно пульсировал.
– Мак, – сквозь зубы произнесла она, – я умоляю, сядьте на этот чертов табурет и отпейте глоток кофе, хорошо?
– Ладно, я сяду, если вы так этого хотите, – пожав плечами, ответил Мак, – но поза эта совершенно идиотская, так и знайте.
Джессика сдалась:
– О'кей, а как, по-вашему, надо демонстрировать этот наряд?
Мак задумался и через мгновение ответил:
– Ну, мужчина может надеть его вечером, у камина… – Он выразительно посмотрел в глаза Джессике. – В компании…
– В компании? – переспросила она.
Мак подошел ближе, свет от ярких ламп освещал его мощные плечи, грел ему кожу.
– Конечно, – кивнул Мак. – Ведь эти шмотки должны понравиться женщинам, не так ли? Так поэтому мужчина и наденет их ради женщины.
Джессике было неприятно признавать это, но, похоже, Мак был прав.
– Хорошо, – согласилась она. – Давайте попробуем так. – Она убрала экран с изображением кухни и повесила другой, на котором был сфотографирован горящий камин. С помощью Мака табурет был заменен уютным креслом, обитым велюром. А на табурет Джессика положила руку от женского манекена, держащую бокал. Руку было видно сбоку от кресла. – На снимке, – объяснила она, – будет видно только часть руки – как будто женщина предлагает своему кавалеру бокал вина.
Такой вариант пришелся Маку по душе.
А потом Джессика сделала несколько снимков, на которых Мак, лениво раскинувшись в кресле, принимал вино из руки манекена. Кимоно на нем было распахнуто, демонстрируя его плоский живот и развитую мускулатуру.
Пожалуй, Джессика сделала больше снимков, чем надо, но, признаться, Мак был так естествен, что она даже слегка приревновала его к пластиковой руке.
После этого они сделали две серии кадров, на которых Мак был запечатлен в шелковых боксерских трусах. Мак даже признал, что такие трусы ему нравятся, а Джессика к этому моменту была готова подтвердить мнение Софи о том, что скульптурная фигура Мака привлечет к нему внимание большинства женщин.
Несмотря на то что за окном шел снег, а температура неуклонно понижалась, Джессике бьшо слишком тепло. Она уже успела понять, что даже фотографирование Мака возбуждает ее, и молилась про себя о том, чтобы ее модель никогда не догадалась об этом.
– Что теперь?
– Чтение утренней газеты на террасе, – ответила Джессика. – И ради Бога, не говорите мне, что вы не выходите на террасу в нижнем белье.
– Да нет же, могу и выйти.
Джессика едва не рассмеялась – он был просто невыносим. Декорацию для этого снимка они приготовили вместе, использовав журнальный столик, стул, вазу с шелковыми цветами и экран с изображением утреннего солнца и голубого неба.
– А теперь нам надо выбрать мини-трусы, – заявила Джессика решительно.
Мак с сомнением посмотрел на кучу пестрых плавок, которые она оставила на полу.
– Уж я не знаю… – пробормотал он.
Джессика тоже задумалась. Ей вовсе не хотелось видеть его лишь в тонкой полоске шелка, сетки или винила. При одной мысли об этом у Джессики учащался пульс. Ей нелегко было смотреть на Мака, облаченного в относительно скромные боксерские трусы, а ведь они не были столь откровенными, потому что не обтягивали его бедра. А эти обтягивающие плавки…
Увы, выбора у них не было.
«А если их наденет кто-то другой, – подумала Джессика, – вид будет совсем иной».
Она посмотрела на часы, ужаснулась про себя тому, сколько времени они потратили, сделав не так уж много, а потом проговорила, стараясь придать своему голосу как можно более профессиональный тон:
– После этой съемки мы сделаем еще несколько снимков в разных плавках. На них будет виден лишь ваш пупок и верхняя часть бедер.
Мак изумленно взглянул на Джессику: ее голос звучал как кваканье полузадушенной лягушки.
– Хотите выбрать плавки сами или доверяете мне сделать это? – спросила она, шагнув вперед.
– Будьте моей гостьей, – пригласил Мак, махнув рукой на кучу плавок.
Полная решимости покончить со всем этим поскорее, Джессика схватила плавки, лежавшие сверху.
– Вот, – сказала она.
Мак нахмурился.
– Что это с ними такое? – спросил он, внимательно разглядывая плавки.
Джессика покосилась на тонкие голубые трусы и едва не ахнула.
– У них сзади шов, – объяснила она.
– Зачем?
– Он… там… то есть здесь, – запинаясь, объяснила Джессика. – Сейчас я прочитаю вам описание. – Она бросилась к столу и взяла в руки свою папку. Пролистав несколько страниц, Джессика нашла нужную. – Вот, тут написано, что шов сделан специально для того, чтобы изделие плотнее облегало…
– А вы не можете отложить эту пару, черт побери?
Джессика не решалась поднять на него глаза.
– Моя задница не нуждается в том, чтобы ее подчеркивать, так что спасибо, – съязвил Мак.
Она не могла больше спорить с ним.
– Ну хорошо, выбирайте сами, ведь именно вам придется надеть их. Но имейте в виду, что если вы выберете кожаную пару, то вам придется побриться.
– К чему это? – спросил Мак. – Вы же сами сказали, что на снимке будет видно лишь часть живота и бедра…
У Джессики было такое ощущение, словно в горле у нее застрял комок.
– Да, – кивнула она, – именно поэтому. Кожаные трусы резко выделяются на теле, поэтому вам придется сбрить с живота часть волос… Их слишком много…
– А нельзя и эти трусы отбросить? – взорвался Мак. Джессика испытала такое облегчение, что ее обуял приступ болтливости.
– Хорошо, отлично, – закивала она головой. – Я хочу сказать, все просто замечательно. Может, сделаем снимок того, как вы вешаете их на вешалку?
Мак усмехнулся с таким видом, словно это было ему более по душе, чем все остальное.
– Вы готовы? – Чем больше тянул Мак, тем нетерпеливее становилась Джессика.
– Погодите минутку, дайте мне еще подумать, – вымолвил он. – Вот что, давайте решим так: никаких кожаных и виниловых плавок, никаких отпечатков звериных лап.
Джессика уткнулась в бумаги, делая вид, что тщательно просматривает их, но при этом украдкой посматривала на Мака, а тот тем временем рылся в куче трусов, вытаскивая одни за другими, и наконец остановился на тех, которые были менее откровенными, чем остальные.
– Сейчас вернусь, – бросил он, исчезая за шторками.
Джессика перевела дыхание.
«Все это просто смешно», – пронеслось у нее в голове. Ей тридцать лет, она была замужем и развелась. Она независимая женщина. И получила отличный урок, однажды по ошибке связав свою жизнь с легкомысленным, безответственным человеком, который…
В это мгновение Мак вышел из-за шторки.
Все доводы разума, которые приходили Джессике на ум, мгновенно улетучились. Она даже зажмурила глаза. Невероятно! Господи, о чем можно говорить, когда перед ней такой мужчина! Что скрывать, она женщина, истосковавшаяся по сексу, а Мак… Он выглядел просто потрясающе. Нет, он был безупречен. Потрясающий образец идеального мужчины.
Мак нетерпеливо кашлянул, Джессика открыла глаза. Это потребовало от нее немалого усилия, она старалась принять равнодушный вид, но все ее тело болезненно реагировало на его близость.
Мак вышел на середину комнаты, и вдруг на свету его плавки стали… прозрачными. Господи!
– Джессика, вы неприлично глазеете на меня, – улыбнулся Мак.
Черные плавки смотрелись на свету как едва заметная тень. Джессика в жизни не видела более притягательного зрелища.
– Если вы не прекратите так рассматривать меня, за последствия я не отвечаю, – заявил Уинстон.
Джессика попыталась отвести взгляд, но это ей не удалось. Мак казался совершенно обнаженным. Должно быть, лишь святая решилась бы отвернуться от такого зрелища.
– Совершенно естественно, когда сексуальная женщина смотрит на сексуального мужчину с таким видом, словно она хочет его, – сказал Мак.
Эта фраза наконец-то привлекла ее внимание, и Джессика перевела взор на лицо Мака.
– Сексуальная женщина? – переспросила она.
Мак не шевельнулся, лишь слегка нахмурился.
– Я говорю о вас, – уточнил он.
– Но я не…
– Да-да, именно вы, – перебил ее Мак. В его голосе слышалось явное одобрение, его глаза зажглись неистовым огнем. – Вы очень сексуальны, так сексуальны, как только может быть женщина. – Джессика изумленно смотрела на Мака, и выражение его лица стало мягче. – Вы не знали об этом?
– Но это же… это смешно, – пролепетала Джессика.
– Боюсь, что нет.
– Но вы же никогда не обращали на меня ни малейшего внимания, – в отчаянии проговорила она.
Мак шагнул вперед, Джессика попятилась. К счастью, он вышел из светового круга и плавки на нем опять обрели черный цвет. Благодаря этому Джессика смогла овладеть собой.
– Мак, мы целых два семестра были в одной группе, и если не считать пары рассеянных улыбок, вроде бы обращенных ко мне, вы меня полностью игнорировали.
– А я все помню иначе, – возразил Уинстон. – И я готов биться об заклад, что если вы подумаете, то припомните, что все было не совсем так, как вы описываете. – Он шел вперед до тех пор, пока не оказался в каком-нибудь футе от Джессики. Мак испытующе заглянул в ее глаза, потом его взор задержался на ее губах. – Джессика, вы всегда сводили меня с ума. Чего только я не делал, чтобы привлечь ваше внимание, но вы лишь отворачивали от меня свой хорошенький носик.
Джессика пятилась назад до тех пор, пока ее спина не уперлась в столешницу. Она схватилась за край стола, чтобы удержаться на ногах, которые вдруг стали ослабевать.
– Но у вас был миллион подружек, – проговорила она. – И все такие глупые, молодые и…
– Так то были подружки, дорогая. – Мак покачал головой. – Не более того.
Джессика фыркнула – в точности как Чейз.
– И вы хотите, чтобы я в это поверила? – возмутилась она. И не успел Уинстон ответить, как добавила: – Впрочем, это не важно! Вы могли спать и с преподавателем, мне все равно.
– А мне кажется, что вам далеко не все равно, – многозначительно произнес Мак.
– Нет, вы ошибаетесь, – возразила Джессика.
– Джессика, у меня полно друзей, среди которых немало женщин. Но это вовсе не означает, что я со всеми сплю. И не на каждую из них я реагирую так, как на вас.
Сердце Джессики гулко колотилось в груди, она дрожала.
– Я не понимаю, о чем вы говорите, – прошептала она.
На губах Мака заиграла озорная мальчишеская улыбка.
– У меня эрекция, детка, вот в чем дело. И я не могу скрыть этого в таких нелепых трусах!
Надо ли говорить, что Джессика тут же посмотрела вниз, на что Мак и рассчитывал. Он усмехнулся.
– Именно ваш взгляд в первую очередь и вызвал такую реакцию, – заявил Мак. – И если мы хотим сегодня продолжить съемку, нам бы надо слегка охладиться.
Он хочет ее? Для Джессики это было как удар грома. Ее руки дрожали, и она сжала их в кулаки. Ее дыхание стало прерывистым, лицо запылало. Силясь овладеть собой, женщина медленно набрала полную грудь воздуха, но это не помогло.
– Ну вот, опять, – проникновенным низким голосом произнес Мак, наблюдая за тем, как Джессику охватывает возбуждение. – А вы отрицаете…
Она ощущала исходящее от него тепло, чувствовала его сексуальное напряжение. Джессика подняла взор и… пропала. Глаза Мака потемнели, он слегка прищурился. Прикоснувшись к ее подбородку, Мак слегка приподнял ее голову. А потом очень медленно, давая ей возможность отпрянуть, склонился к ее лицу.
Но Джессика не захотела удаляться от него. В ее жизни так давно не было мужчины – даже себе она не решалась признаваться в том, что временами ее тело попросту изнывало без мужской ласки. Она и не думала, что желание может быть таким сильным, охватившим каждую клеточку ее тела.
Его губы слегка коснулись ее рта, оторвались от него и снова вернулись. Поцелуй был неспешным, дразнящим. Он пробовал ее губы на вкус, ласкал губами ее подбородок, нос, щеки. Джессика млела от этого поцелуя и даже слегка привстала, чтобы быть ближе к Маку.
Он прикасался к Джессике лишь одной рукой, чтобы не спугнуть ее. И похоже, тактика Мака себя оправдала: Джессика отступила от стола и шагнула вперед, чтобы оказаться поближе к нему. Их тела соприкоснулись.
– Черт… – простонал Мак. – Сколько я мечтал об этом мгновении!
– Мак…
Пальцы Мака ласкали ее лицо, волосы, язык все настойчивее стремился проникнуть в теплую сладость ее рта, его возбужденная плоть упиралась ей в живот.
– Мак… – Задыхаясь, Джессика слегка толкнула его.
– Как замечательно слышать, что ты называешь меня по имени! – говорил он, осыпая поцелуями ее плечи и шею. – Я не слишком тороплюсь, Джессика?
В ответ она смогла лишь застонать, что Мак принял за одобрение его действий. Вновь впившись в губы Джессики, он положил ладонь ей на ягодицы и крепче прижал ее к своему естеству.
– Господи, еще немного, и я потеряю над собой контроль, – простонал Мак. – Ты такая потрясающая, сексуальная, мягкая…
Муж никогда не говорил ей такого. Правда, в начале их брака он всегда горел страстью, но предпочитал в постели поскорее сделать свое дело, не утруждая себя разговорами. А вскоре после свадьбы жена ему надоела, и он стал искать развлечений на стороне.
Вспомнив об этом, Джессика напряглась. Мак тут же заметил перемену. Взяв ее лицо в ладони, он еще раз поцеловал ее, а потом внимательно посмотрел ей в глаза.
– В чем дело, детка? Что случилось?
Мак был полон нежности к этой женщине, полон желания. Причем желания столь горячего, что Джессика даже сквозь слой одежды ощущала его, но при этом Мак проявлял заботу о ней, его интересовало ее состояние. Она внезапно почувствовала себя такой слабой и ранимой. И отвернулась в сторону, чтобы скрыть смятение. Ей не следовало поддаваться слабости.
– Это безумие, – прошептала Джессика.
Большой палец Мака скользнул по ее виску, а потом он ласково повернул к себе ее голову.
– А мне это безумием не кажется, – сказал он, заглядывая ей в глаза.
– Мак… – Схватив его за руки, Джессика отвела их от себя и отступила назад. Ноги по-прежнему почти не держали ее, и Джессика оперлась рукой о стол. – Как это может быть, ведь мы едва знаем друг друга!
– Джессика…
– Нет! Прекрати! Ты здесь всего несколько часов, а мы ведем себя как… как животные!
Мак осторожно потянул ее за косу, и Джессика, даже не глядя на него, почувствовала, что он улыбается.
– Ты говоришь таким тоном, словно в нашем поведении есть что-то неприличное.
Джессика воспламенялась все сильнее, а он дразнил ее. Да, он именно таков, каким она его себе представляла. С трудом сглотнув, она произнесла:
– Ты делаешь это для того, чтобы развлечься, да?
Мак усмехнулся:
– Черт! Даже если мы и развлекаемся, что в этом плохого?
Застонав, Джессика закрыла лицо руками.
– Джессика! – окликнул он ее интимным шепотом. – Тебе будет хорошо, дорогая, ты получишь удовольствие на все сто. Я об этом позабочусь.
Его пальцы прикоснулись к ее волосам, пробежали по косе до груди.
– Я думаю о тебе, дорогая.
Джессика знала, что близка к отступлению, особенно сейчас, когда он почти обнажен. Поэтому она решила, что не даст себя соблазнить и не будет на него смотреть. Судорожно, глубоко вздохнув, она прошептала:
– Если хочешь знать правду, я немного стесняюсь. Может, ты и привык к тому, что женщины сразу бросаются к тебе в объятия, но я не из таких.
– И это лишь доказывает, что мы неравнодушны друг к другу. Я тоже не такой, каким ты меня представляешь, – заверил ее Мак.
Господи, как же он ей нравился! Не до такой, правда, степени, чтобы поддаться на его уговоры. Наверняка все дело в богатом опыте Мака, подумала Джессика. Он знает, что и когда сказать женщине. Прикусив губу, она лихорадочно обдумывала, как правильно повести себя в сложившейся ситуации.
– Просто… просто… я так давно… – пролепетала она, – так давно… Думаю, поэтому…
– Как давно, дорогая? – Мак продолжал играть с ее косой, и это сводило ее с ума.
Джессике хотелось убежать от него, но она была не в силах сдвинуться с места. Ее тело по-прежнему пылало.
– Еще до развода…
Мак наклонился ближе к ней. Он был шокирован, ошарашен.
– Ты хочешь сказать, несколько лет?..
Джессика повернулась к Уинстону спиной. Если он хочет посмеяться над ней, она…
Мак подступил ближе, она ощутила, как он коснулся ее.
– Знаешь, может, ты и не поверишь, но я тоже давно не был с женщиной – конечно, не так давно, как ты, но тоже много времени назад… И не думал, что все так обернется. Ни один нормальный современный человек в здравом уме не решится недооценивать секс. – Джессика едва не подавилась от этого заявления, а Мак продолжил: – Знаю, что ты не слишком-то высокого мнения о моих моральных принци-. пах, но я не идиот.
– Но я не говорила…
– Ты же сама назвала меня клоуном, насмешником, не забыла?
Губы Джессики задрожали, но она решила, что скорее умрет, чем заплачет перед ним.
– Я не хотела оскорбить тебя, – прошептала она.
– А оскорбила, – заметил Уинстон. – И знаешь почему? Потому что мы тут немного развлеклись, и это тебя напугало.
– Нет!
– И еще потому, что ты хочешь меня. – Она чувствовала его горячее дыхание на своей шее, ощущала исходящее от Мака тепло. – И два года назад ты интересовалась мной так же, как и я тобой. И тебе это не нравилось – так же как и сейчас.
– Это неправда! – вскричала Джессика, поворачиваясь к нему.
Выражение его лица несколько смягчилось. Мак посмотрел ей в лицо, оглядел ее с ног до головы. Ее грудь трепетала под его взором, и Уинстон знал, что ее соски напряглись.
– Ты все еще хочешь меня, – проворчал он. – Почему бы тебе не признаться в этом и не посмотреть, что будет?
У Джессики голова шла кругом от близости Мака Уинстона, который стоял рядом с ней практически обнаженным. А ведь она уже почти забыла, что значит быть рядом с мужчиной, обонять исходящий от его тела аромат, чувствовать его тепло. А может, все дело в том, что ни один мужчина не был похож на Мака. Хоть Джессика и пыталась отрицать это, между ними всегда существовало необъяснимое притяжение, сексуальный ток, который пробегал от одного к другому, подчиняя себе все их чувства. Когда они вместе находились в аудитории, Джессика не столько видела, сколько чувствовала все передвижения Мака, каждый его жест. Пожалуй, он прав.
– Думаю, на сегодня работу стоит закончить, – проговорила она тихо.
– Я пойду, – вздохнув, кивнул Мак Уинстон. – Но обещай, что ты подумаешь о том, что я сказал, хорошо?
– Мне не о чем думать, – отозвалась Джессика.
Мак наклонился к ней и быстро поцеловал, от чего по ее коже поползли мурашки, а в коленях она опять ощутила слабость. Потом он повернулся и направился за шторку, демонстрируя ей свою роскошную мускулатуру.
Джессика вышла из студии. Эта комната, переделанная из хозяйских спальни и ванной, всегда ошарашивала ее своими огромными размерами. Однако когда в ней находился Мак, там вдруг стало тесно и Джессике понадобилось свободное пространство.
Джессика ждала в соседней комнате, стоя у окна и наблюдая за снегопадом, слушая, как ветер бьется в окно. Она испытывала одновременно неловкость и стыд – за то, что, честно говоря, ей совсем не хотелось, чтобы Мак уходил.
Через некоторое время она услышала за спиной его шаги.
– Когда мне прийти в следующий раз? – спросил он, натягивая куртку. Джессика напряглась, но Мак тут же добавил: – Я имею в виду: когда мы продолжим съемку?
Господи, она понятия не имела, когда продолжить работу! Эта съемка была ей жизненно необходима. Договариваясь с Софи, Джессика рассчитывала хорошо заработать. И если она добавит каталог со снимками эротичного белья к своему портфолио, то это, несомненно, принесет ей дивиденды, расширит ее возможности. Она покачала головой, не в силах собраться с мыслями. И в это мгновение зазвонил телефон. Джессика была до того напряжена, что едва не подскочила от громкого звонка. Мак с недоумением наблюдал за тем, как хозяйка дома, обежав вокруг него, спешит к телефону. Он молча последовал за ней.
– Алло!
– Мам, ты можешь сейчас же приехать за мной? – раздался в трубке голос Тристы.
Джессика нахмурилась.
– Триста! – отозвалась она. – Что случилось, детка?
– Ничего, просто я хочу домой, – ответила девочка.
– Хорошо, моя маленькая. Я скоро приеду за тобой.
– Спасибо, мама.
Мак вопросительно взглянул на Джессику, когда та повесила трубку на рычаг:
– Что там такое?
Джессика направилась в комнату, чтобы взять пальто и ключи, Мак опять пошел следом за ней.
– Что-то произошло, – говорила Джессика на ходу. – Голос у Тристы звучал так, словно она готова разрыдаться. Я… мне надо немедленно ехать за ней.
Мак кивнул. Он ничуть не удивился, что Джессика, не договорившись о деле, спешит на помощь дочери. Он просто все время был рядом с ней и, помогая ей надеть пальто, спросил:
– Думаешь, там что-то серьезное?
– Нет. Родители Дженны очень милые люди. Может, она поссорилась с подружкой или… Я знаю, мы не завершили дела… Но я…
– Джессика, – Мак стиснул ее плечо, – Триста твоя дочь. Если она нуждается в помощи, ты, конечно же, должна ехать к ней. – Он говорил так серьезно и искренне, что Джессика, заморгав, уставилась на него.
– Ты правда так думаешь? – спросила она.
Мак ободряюще улыбнулся ей.
– Если ты считаешь, что ее голос звучал как-то необычно, ты, безусловно, права. Если бы у меня была дочь, я поступил бы так же.
Мак не кривил душой. Хоть это и удивляло Джессику, она чувствовала, что он каким-то поразительным образом понимает все, что связано с детьми. Она с сожалением вздохнула. Может, она судила его слишком строго.
– Мой муж то и дело повторял, что я ее испортила. – Едва сказав это, Джессика поняла, что сболтнула лишнее, ведь она не собиралась рассказывать Маку о своем муже.
Уинстон прикоснулся к ее щеке и не опускал руку, будто не мог ею шевельнуть.
– Ребенка нельзя испортить избытком любви, – сказал он.
Они обошли дом и приблизились к стоянке. Подняв глаза на Мака, Джессика прошептала:
– Спасибо тебе.
– Пока меня не за что благодарить, – произнес он. – Почему-то у меня появилось чувство, что тебе понадобится моя помощь.
Джессика проследила за его взглядом и, к собственному ужасу, увидела, что ее автомобиль буквально зарос в толстом слое льда. В старом доме не было гаражей, поэтому ее машина была открыта всем ветрам. А поскольку Джессика вот уже дня два никуда не ездила, автомобиль подвергся воздействию всех возможных стихий.
Мак развел руками:
– Белый рыцарь к вашим услугам, леди! А может, стоило сказать, что к вашим услугам хороший шофер?
Мак стоял рядом, готовый прийти ей на помощь. В отличие от других мужчин, которые поспешили бы поскорее отделаться от женщины, не пожелавшей иметь с ними дела, Мак решил остаться галантным до конца. На его темных волосах уже серебрился иней, щеки покраснели. Мак Уинстон выглядел молодым, сильным и всемогущим, а ведь Джессика уже почти забыла, что такое иметь рядом мужчину, на которого можно частично переложить груз ответственности. В последнее время ей даже хотелось забыть об этом, доказать свою независимость, способность в одиночку справляться с любыми трудностями.
Но сейчас она испытывала огромное облегчение от того, что Мак был рядом.
Совершенно продрогнув на пронизывающем насквозь холодном ветру, она подняла кверху свой покрасневший, словно вишня, нос и ответила, соглашаясь:
– Отлично! Едем!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неясные мечты - Фостер Лори

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Эпилог

Ваши комментарии
к роману Неясные мечты - Фостер Лори



Просто супер.
Неясные мечты - Фостер ЛориНаталья
18.11.2012, 13.08





Нудятина, даже не дочитала
Неясные мечты - Фостер ЛориНастя
23.11.2012, 17.27





Очень трогательный любовный рассказ о настоящих чувствах.
Неясные мечты - Фостер ЛориЛАУРА
22.12.2013, 7.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100