Читать онлайн В лучах солнца, автора - Форстот Мэрилин, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В лучах солнца - Форстот Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В лучах солнца - Форстот Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В лучах солнца - Форстот Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстот Мэрилин

В лучах солнца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– О Боже! – Тори в отчаянии всплеснула руками.
– Что такое? – вздрогнув от испуга, вскочил Мэтт.
– Все. Я больше не могу. Это самый глупый фильм, который я когда-либо видела.
Она встала на колени и потянулась к магнитофону, чтобы остановить кассету. Мэтту открылся довольно соблазнительный вид. Он еле удержался от того, чтобы дотронуться до ее упругой ягодицы, обтянутой тонкими рейтузами.
– Надеюсь, ты не будешь против. Я действительно больше не могу это смотреть. – Виктория села на прежнее место.
– Против? – Против того, что она опять села, лишив его возможности наблюдать все ее прелести? Конечно, он против!
Мэтт сидел так близко к ней, что все его благие намерения постепенно испарялись. Он протянул руку и пригладил выбившуюся прядь, слегка дотрагиваясь до маленького ушка. Неужели она не понимала, что делает с ним?
– Я скучал по тебе. – Эта неделя без нее казалась ему бесконечной. Хотя он был со своей семьей, ему было одиноко. Мэтт нуждался в ее поддержке. Но они еще так мало знают друг друга.
– Правда?
Мэтт кивнул:
– А ты скучала по мне? – Он обнял ее за плечи.
– Ну, немного, – Тори наклонила голову и потерлась щекой о его руку.
– Когда я приехал, мне сказали, что ты звонила несколько раз. – Он говорил обычным тоном, но в голосе проскальзывали нежные нотки.
– Я приобрела права еще на несколько домов. – Хоть бы он перестал обнимать ее так! Тори откашлялась. – Я хотела поговорить с тобой об этом.
– Поздравляю. – Он провел пальцем по ее уху и снова вернулся к шее. – Мы должны это отметить.
Кожа горела от его прикосновений. Сердце забилось сильнее.
– Спасибо. Я думаю, я думаю… – Она уже ничего не думала, она едва могла дышать.
Нежным движением Мэтт повернул ее лицо к себе. Он прикоснулся губами к ее губам, затем нежно дотронулся до щеки. Сильные руки обняли ее. Ей было неудобно, и, пытаясь поменять положение, Тори заерзала, пока в конце концов не оказалась у него на коленях. Она протянула руку и коснулась пальцами его лица, нежно провела ими по шее. Она почувствовала его пульс. Как сильно бьется его сердце из-за нее! Ощущение своей власти над ним привело ее в восторг. Она погрузила пальцы в его густые темные волосы и наклонилась к нему. Запах его одеколона возбуждал ее.
– Мэтт, – прошептала она.
Он сильнее прижался к ее губам, кончиком языка коснулся ее зубов. Она сразу же разжала их, и он почувствовал теплоту и нежность ее поцелуя. Она раскрылась ему, как красивый цветок раскрывается перед пчелой.
– Виктория!
На этот раз она не стала поправлять его. Слышать это имя из его уст было так же приятно, как и чувствовать его прикосновение. Этим словом он соединил их.
Он прижал ее к себе еще сильнее, пока не почувствовал своей грудью ее набухшие соски. Слабый стон, вырвавшийся у нее, прозвучал возбуждающе, что еще больше усилило его желание. Ее руки гладили его обнаженную грудь. То, что он при этом чувствовал, было лишь свидетельством того, ка-кое удовольствие могли доставить ее ласки.
Его желание обладать ею было таким же сильным, как и желание дышать. Мэтт хотел ее так, как умирающий от жажды путник глоток воды.
Его руки проникли под ее футболку. Почувствовав тепло ее шелковистой кожи, Мэтт почти потерял контроль над собой.
Инстинктивно он чувствовал, что не сможет овладеть ею, не ставя под опасность возникшие между ними пока еще хрупкие отношения. Он не будет заставлять ее. Он будет ее медленно соблазнять. Мучить ее, пока она не будет готова полностью отдаться их страсти. Это произойдет не сегодня, но достаточно скоро. А до этого он будет наслаждаться каждым мгновением, каждым прикосновением, каждым поцелуем.
– Ты просто создана для моих рук, – сказал Мэтт, обняв ее за талию.
Он задержал руки на тонкой талии, не зная, двигаться ли ему дальше, затем медленно повел их вверх по спине, пока не коснулся ее лифчика. Руки замерли, не смея двигаться дальше.
Их языки впивались друг в друга, казалось, что поцелуй будет длиться бесконечно. Несмотря на свой, пусть и небольшой опыт, Тори не была готова к овладевшим ее телом ощущениям. Все жарче и жарче. Все сильнее и сильнее. Казалось, желание завладело всем ее существом.
Бедром она почувствовала, как сильно его желание. Ее сжигающая страсть воспламеняла его еще больше. Она хотела ему что-нибудь сказать, но у нее не было слов, только прикосновения, поцелуи, объятия.
Но все же где-то глубоко в мозгу у нее сохранилась капля здравого смысла, который подсказывал ей, что еще слишком рано, что она еще не готова к тому, чтобы Мэтт вот так стремительно вошел в ее жизнь. Была этому какая-то причина, но какая, она не могла вспомнить. Не сейчас, когда ее тело вздрагивало от каждого его прикосновения, когда он держал ее в своих руках и покрывал поцелуями.
Наклонившись, Виктория начала целовать его шею, нежно захватывая губами кожу. Затем она прижалась щекой к пульсирующей жилке на шее и обняла за плечи. Мэтт знал, что всегда будет чувствовать следы от ее губ и пальцев.
Он понял, что означает ее нежное движение. Нехотя, очень медленно отпустил ее и ослабил свои объятия. Тори слезла с его колена и, усевшись рядом, посмотрела ему в лицо.
– Ох, – она с трудом перевела дух.
Дрожащими руками она откинула назад волосы. И только сейчас вдруг заметила, что за окном шумит ветер и хлещет дождь.
– Да, – согласился он, – действительно, «ох». – Не в состоянии совсем расстаться с ней, Мэтт продолжал держать ее за руку. – С тем, что происходит между нами, трудно бороться.
– Я и не борюсь с этим. – Виктория выхватила руку и вскочила на ноги. – Ты хочешь сказать, что я сейчас боролась?
Он поднялся на ноги:
– Если бы ты не боролась со своими чувствами, мы бы сейчас не стояли здесь, а…
– Занимались любовью?
– Разве это было бы плохо?
– Нет. – Она шагнула к застекленной двери и, дернув за шнур, открыла штору. – Я еще не готова.
– Я знаю. – Он подошел к ней.
– Что ты знаешь? – Она повернулась к нему.
– Ты постоянно так или иначе давала мне это понять, – серьезно сказал Мэтт.
– Я и не знала, что это так заметно. Я думала, что когда целовала тебя, когда…
– Да, ты целовала меня, – нахмурился Мэтт, – но при этом знала, что это ничем не закончится. – Он взял ее лицо в руки, затем отошел от нее.
– Извини, Мэтт, я… – Она протянула было к нему руки, но снова опустила их.
Он повернулся к ней:
– Ничего. Я пойму, когда ты будешь готова.
«Но это никогда не произойдет», – подумала она с сожалением. Хотя он ее очень привлекал, Мэтт Клауссен был не тот мужчина, который ей нужен. Они бы постоянно спорили о деньгах и о ее стиле жизни, пока бы вконец не испортили отношения. Кроме того, ей не нужны серьезные отношения, ей просто хотелось хорошо проводить время, развлекаться, наверстывать упущенное.
Конечно, она бы могла заняться с ним любовью. Но еще больше ей хотелось оставаться свободной. К тому же, несмотря на свое желание весело проводить время, она была не такой женщиной, которая бы легла в постель с мужчиной, не давая при этом никаких обязательств. Случайные отношения на одну ночь – это не для нее.
Тори снова отвернулась к окну и стала смотреть, как капли дождя пузырятся в огромных лужах на лужайке.
– Ну что, как насчет ленча? – спросил Мэтт.
Такой внезапный переход от романтичного к обыденному удивил ее. Она оглянулась и посмотрела на него. При этом сердце ее снова екнуло. Мэтт надел рубашку с короткими рукавами и поправлял воротник, но его волосы все еще были взъерошены там, где она касалась их. У нее зачесались руки от желания стереть след губной помады на его щеке, хотя при этом ей захотелось оставить такой же след и на другой щеке.
Ленч? Сможет ли она есть? Ей хотелось совсем другого.
– Я не против.
– Тогда садись. А я достану еду.
Тори опустилась на середину пледа и, положив подбородок на колени, наблюдала, как он хозяйничает. Из корзины Мэтт достал завернутые в фольгу свертки и положил их на стойку. Затем он вынул тарелки, приборы, полотняную скатерть, салфетки и два стакана.
Наконец он достал из корзины бутылку вина.
– Я забыл поставить ее в холодильник, – сокрушенно сказал он. – Но она еще довольно холодная. Думаю, будет нормально.
– Я уверена, – Тори с живостью вскочила на ноги. – Я накрою на стол. – Она начала раскладывать приборы.
– Нет!
Испуганная его громким возгласом, Тори уронила вилку, и они одновременно наклонились за ней. Случайно прикоснувшись к его голому бедру, она вздрогнула, словно по ее телу прошел электрический заряд. Мэтт поднял вилку и, не помыв, положил ее на тарелку.
– Это же пикник, – объяснил он. – А во время пикника едят на земле. Не будем нарушать правила.
– Ну хорошо. Конечно, я не хочу, чтобы нас забрали в полицию за нарушение правил, – сказала она все еще дрожащим голосом. – Сплетен потом не оберешься.
Из-за этого прикосновения у нее все еще дрожали ноги. Виктория подвинула стул и села, подперев руками подбородок, и смотрела, как он разворачивает свертки.
– Мы могли бы положить сразу все на тарелки.
– Неплохая мысль. – Он открыл бутылку вина, налил в стаканы и протянул один ей.
Они чокнулись:
– За совместное деловое сотрудничество, – предложила Тори.
– За… хороших друзей.
Хотелось бы узнать, о чем он думает? Мэтт так пристально смотрел на нее, что Тори стало ясно, что он хотел сказать этой паузой.
Мэтт продолжал раскладывать еду, а Тори медленно пила вино. Она ожидала увидеть традиционные для пикника салат и холодную курицу, но первое, что достал Мэтт, был тушенный со специями рис.
– Нужно подогреть это, – сказал он, ставя миску с рисом в микроволновую печь.
Затем он открыл продолговатую коробочку и достал оттуда белые рисовые шарики с темной начинкой внутри. Суси! Вот это сюрприз. Шаг за шагом ее мнение о Мэтте менялось. К сожалению, ей придется это есть. Виктория бы никогда не взяла в рот сырую рыбу, но Тори должна попробовать. Это ведь не жареные кузнечики. Вздохнув, она подумала, что в прежней Виктории было все-таки что-то хорошее.
– Я никогда не ела суси, – призналась она.
– Что? Ты никогда не пробовала суси? Я поражен. Этот при… то есть Беккер не угощал тебя? Он сделал ошибку.
– Я уверена, он бы обязательно угостил меня когда-нибудь, – сказала она сухо.
– Я рад, что сделал это первым.
Ей показалось, что они говорят вовсе не о сырой рыбе.
– А как их есть, эти суси?
– Просто кладешь в рот, жуешь и глотаешь. – Он взял один шарик и поднес к ее рту.
Она сжала губы. Но потом вспомнила, что Тори решила попробовать все новое, и открыла рот. Он положил ей на язык рисовый кубик. Виктория случайно лизнула его палец. Пользуясь случаем, Мэтт дотронулся до ее губ:
– Теперь нужно жевать.
У нее перехватило дыхание. Он не должен так до нее дотрагиваться! Она не могла жевать. Но и не могла проглотить то, что лежало у нее во рту.
– Жуй!
Она повиновалась. Вкус был рыбный, но достаточно пресный, она продолжала его жевать, но никак не могла проглотить его.
– Ты будешь глотать или выплюнешь?
Виктория сделала усилие и проглотила суси.
– Вкусно. – Она изобразила на лице энтузиазм, надеясь, что ее не стошнит.
– Ага, – все, что он ответил, и начал открывать следующую коробочку. Увидев зелень, Тори вздохнула с облегчением, но потом она заметила среди листов салата что-то коричневое. Она содрогнулась, представляя, что это может быть за гастрономический ужас.
– Китайский куриный салат, – объяснил Мэтт. – Какой же пикник без курицы?
А, так это была курица? Тори не знала, верить ли Мэтту, ведь он мог подсунуть ей осьминога или что-нибудь еще более экзотичное. Ее вкусы были не такими изощренными.
Тем временем Мэтт вынул из печки упаковку с рисом и поставил его рядом с другими коробочками.
– Все готово, начинай!
Пока она накладывала себе на тарелку салат и рис, Мэтт разложил поверх пледа скатерть. Затем он поставил искусственную пальму рядом с диваном так, чтобы ее воображаемая тень защищала их от воображаемого солнца.
Садясь на плед, Виктория поставила тарелку с едой и стакан на скатерть. Мэтт уселся рядом, по-турецки сложив ноги. Тарелку он поставил на колени, но она постоянно качалась, так что ему приходилось придерживать ее. Пока Мэтт воевал с тарелкой, пальма накренилась, упала и ударила его по голове.
– Немного неудобно, правда? – сказал он, отодвигая пальму, при этом чуть не выронив все содержимое из тарелки.
– Да, немного, – засмеялась Виктория. – Обычно на пикниках всем приходится бороться с муравьями, а у нас в основном проблемы с пальмами. – Она наклонилась, чтобы поправить подозрительно качающуюся пальму. – Было бы намного легче, если бы мы поели за столом.
– Но не так весело. – Он притянул ее к себе и поцеловал. Но в этот момент пальма снова упала на него. – Это дерево явно ко мне неравнодушно. – Мэтт отбросил пальму, а Тори села на свое место.
Теперь дерево лежало на боку будто срубленное, никому не мешая. Мэтт снова взялся за еду.
– Расскажи мне про дома, которые ты будешь продавать.
Тори принялась описывать два новых дома.
– Они оба огромные. – Она широко развела руки. – В одном из них есть внутренний круглый бассейн, кроме обычного во дворе. А в другом десять спален. И это не считая домика для гостей. – Виктория продолжала рассказывать о том, каких интересных покупателей она нашла.
– Я думала, что в воскресенье буду очень занята, но эти люди приедут издалека и здесь будут на следующей неделе, после того, как посетят Диснейленд.
– Понятно. Надеюсь, они действительно купят дом, а не просто его посмотрят.
– Они могут не купить сразу, но это серьезные клиенты.
– Я тоже надеюсь, Виктория. Хочешь еще что-нибудь?
– Нет, спасибо. Почему бы тебе не…
– Салат?
– Пожалуй. – Она протянула тарелку. – И еще риса.
Она так хотела, чтобы он называл ее Тори. Но он упорно не желал этого делать.
Когда Мэтт подал ей тарелку, Виктория увидела, что на ней лежит куриная ножка и крылышко.
– Что это? – удивилась она, увидев привычную пищу. Она еще никогда не была так рада, увидев курицу.
– Это на всякий случай. Вдруг тебе не понравятся суси.
– Неужели это так заметно?
– Ага. Ты смотрела на них не как на дорогое экзотическое блюдо, а как на какую-то несъедобную гадость.
– Дорогое блюдо, надо же? – Виктория откусила курицу. С набитым ртом она сказала: – Вот это действительно дорогое блюдо.
– Это дело привычки… У нас в Калифорнии все любят такую еду.
– Кстати, о Калифорнии, – сказала она прежде, чем взять следующий кусок. – Как чувствует себя твой отец?
– Неплохо, иначе бы я его не оставил. Он уже выписался из больницы. Приступ был не очень сильным, скорее это предупреждение для него. Надеюсь, он воспримет его серьезно.
– Ты думаешь?
– Мать верит, что так и будет.
– Все жены в это верят.
Виктория опять заметила то особенное выражение в его глазах. Оно обожгло ее, и она поспешила отвернуться, не желая знать, что оно означает.
Вскоре Тори все съела. Она доела рис и спросила:
– А что на десерт?
– На десерт? Я не уверен, что… – Глаза его хитро сверкнули.
– Не дразни меня. Ты так все продумал, и не говори мне, что забыл десерт.
– Ты права. – Он собрал тарелки и понес их на кухню. – Я хотел принести кофе в термосе, но для такого отчаянного парня, как я, это было бы слишком банально.
Это он-то отчаянный? Серьезный – да. Как и прежняя Виктория. Трудолюбивый. Внимательный. Интеллигентный. Но и только.
– Сделать тебе кофе? – спросила она.
– Только если он будет вкусным.
– Вкусным? Я делаю только вкусный кофе. Так что соглашайся.
– Согласен. Хотя я могу допить вино.
– Я тоже. Так что же на десерт? Я прямо умираю от любопытства. Липкий приторный шоколадный торт? Может быть, ты привез знаменитый черный пирог из Калифорнии? Или нью-йоркский сырный торт из магазина деликатесов? – А может быть, он принес кусочек лимонного пирога? Она вспомнила, как они ели его вместе.
– Ничего похожего. – Мэтт взял большую ложку и разложил содержимое миски по тарелкам.
Белая взбитая масса, покачивающаяся на тарелке, была ей так же незнакома, как и суси. Она увидела кусочки фруктов и что-то похожее на бисквитную прослойку, но все это было покрыто густой жидкостью, напоминающей крем.
– Что это?
– Попробуй.
– Пока ты мне не скажешь, не буду.
– Виктория, ты опять становишься занудой. Попробуй.
– Тори, – терпеливо поправила она. Почему ее так волнует, как он ее называет? Она взяла кусочек, Мэтт пристально наблюдал за ней. Сладко и кисло одновременно и очень вкусно.
– Это просто замечательно. Что это?
– Английский ромовый торт со всякой всячиной: фрукты, крем, варенье, взбитые сливки.
– Очень вкусно. – Она облизала крем с губ. Мэтт смотрел на ее рот.
– Я был уверен, что тебе понравится, поэтому даже не стал брать ничего другого.
– Как это может не понравиться?
Мэтт наклонился и слизал остатки крема с ее губ. Когда он поднял голову, их глаза встретились.
– Спасибо за пикник, Мэтт. Было очень… здорово.
– И весело?
Странно, раньше ей казалось, что веселье – это танцы всю ночь напролет в каком-нибудь клубе или участие в лимбо на пляже, или плавание на яхте, или еще что-нибудь в этом роде. Другими словами, все то, чего она не делала раньше.
Но этот неожиданный пикник на двоих с Мэттом, к ее удивлению, был тоже очень веселым.
– Точно. Мне очень нравится.
– Спасибо. Мне тоже.
Блеск ее глаз согревал его сердце. Ему ничего не оставалось, как снова поцеловать ее. Ее губы были теплыми и ласковыми, но когда он попытался раздвинуть их языком, Виктория отодвинулась. Мэтт понял, что она не хочет снова рисковать, поддаваясь страсти, и намерена удержать его на дистанции.
– Я просмотрела все бумаги и подписала их. Что мне делать дальше?
– Ты действительно хочешь разговаривать о делах?
– Почему бы и нет. – Она встала. – Только сначала нужно все убрать.
Они сложили тарелки обратно в корзину. Тори в который раз поразилась, как всегда такой серьезный Мэтт мог придумать столь веселый пикник? Откуда у него взялась эта корзина? Она думала, что он не покидает дома без своего солидного делового портфеля. Конечно, в этом нет ничего ужасного, но корзина для пикника – это так… так… романтично.
– Было очень весело, Мэтт. Может быть, повторим… как-нибудь.
– Обязательно. Только в следующий раз мы устроим пикник на настоящем пляже.
Она кивнула, затем подошла к столу, на котором лежала папка с бумагами:
– Здесь все.
– Я хочу тебе кое-что посоветовать по поводу проекта Клэйборна. Я знал, что ты не послушаешь моего совета не ввязываться в это дело. Поэтому я все подсчитал и думаю, что сумма, которую я вывел, будет самой подходящей. Если они разорятся, ты не особенно пострадаешь.
– Ты такой пессимист. Я верю, что они обязательно разбогатеют.
– Ну, если ты так считаешь… – Он просмотрел бумаги. – Вроде все в порядке.
Он разорвал первоначальный вариант, сложил ее копии в папку, а свои – в корзину. Посмотрев в окно, Мэтт предложил:
– Может, выйдем пройдемся? Дождь кончился.
– Конечно.
Они обулись и вышли из дома. С деревьев капала вода, и дождевые потоки текли вдоль тротуара, как маленькие бурные ручьи. Но на небе клубились белые облака, а над ними сияло склонившееся к горизонту солнце.
Мэтт взял Викторию за руку. Он посмотрел, как переплелись их пальцы. Их руки подходили друг к другу так же, как и их тела.
Она перепрыгнула через лужу.
– Расскажи мне про свою семью, – попросила Виктория.
– У меня есть два брата. Я средний.
– А племянники и племянницы? – Она отмахнулась от летавшей вокруг нее мошки.
– Каждого по два. Скоро пойдут в школу. Они все живут в Южной Калифорнии. А у тебя? Ты говорила, что приехала из Миннеаполиса, но ничего не рассказывала про свою семью.
– Отец и мать живут в том же доме, где выросли я и мои брат и сестра. Я самая младшая. – Тори нахмурилась и оглядела сырую лужайку перед ними. – Они живут рядом и растят детей. Все довольны. К сожалению, им не понять, что мне хочется чего-нибудь другого. Мой брат продолжает дело отца. Он занимается автосервисом. А сестра – домашняя хозяйка.
Мэтт понимающе кивнул:
– Тебе тяжело пришлось, когда ты решила уехать?
– Еще как. Такое ощущение, что мы живем на разных планетах. – Чувство обиды было свежо до сих пор, хотя прошло уже четыре года. – Мама до сих пор не может понять, почему я не вышла замуж за соседнего парня.
– А почему ты не вышла?
– Потому что не любила его.
Пальцы Мэтта сжались:
– А если бы любила, ты поделилась бы с ним своими мечтами?
– Не думаю. – Она покачала головой и почувствовала, что он перестал сжимать ее руку. – Мне безумно хотелось достичь чего-нибудь, сделать карьеру. Не знаю, откуда это взялось во мне. Может быть, мне нужно было доказать брату и сестре, что я могу добиться успеха. Я думаю, что до сих пор доказываю им, что их маленькая сестричка может метко попадать мячом в корзину и зарабатывать очки.
– Ты это уже доказала.
Виктория посмотрела на него:
– Да, надеюсь, что так.
– А что они тебе сказали, когда ты им рассказала про свой успех?
– Я не сказала им.
Мэтт остановился и с удивлением посмотрел на нее:
– Не сказала? Почему?
– Не знаю. – Она пожала плечами.
Прочитав на его лице недоверие, Виктория скривилась:
– Уж лучше я буду считать, что они гордятся мной, чем пойму, что им все равно.
– Так думают только неудачники. Все равно, что лучше не начинать ничего, чтобы потом не расстраиваться из-за неудачи. – Мэтт был удивлен. Он всегда восхищался ее самостоятельностью и никогда не думал, что она может чего-нибудь бояться.
– Неудачники. – Виктория вдумалась в это слово. – Может быть, и так. Но я знаю, что семья Гордонов в Миннеаполисе, штат Миннесота, не поймет, что значит для меня эта сделка.
– Тогда тебе нужно либо объяснить им все, либо смириться с этим и не расстраиваться.
– Я не расстраиваюсь. Больше не расстраиваюсь.
– По тебе этого не скажешь! – усмехнулся он. Обняв Тори за плечи, он развернул ее, и они пошли в обратную сторону. – Я думаю, тебе стоит позвонить маме. Когда ты последний раз разговаривала с ней?
– На прошлой неделе.
– На прошлой неделе! И ты ей ничего не сказала? Пошли. – Мэтт заторопил ее. – Мы сейчас же пойдем домой, и ты позвонишь ей. Прямо сейчас!
Она наступила в лужу и промочила ноги.
– Нет, не сейчас, Мэтт. Все было так хорошо сегодня. Я не хочу портить этот день.
– Ты и не испортишь его. – Он надеялся, что окажется прав. Ведь он совсем не знал ее семью и мог только доверять своему инстинкту. – Если они обидят тебя, я буду рядом, и ты сможешь поплакаться мне в жилетку. Но мне кажется, они не разочаруют тебя. И вообще я предлагаю пари.
– Правда? – Виктория была готова принять его вызов.
– Правда. Если ты позвонишь родителям и все расскажешь им, а они не лопнут при этом от гордости, я приглашу тебя завтра на обед.
– Пока мне это нравится. – Она улыбнулась. – А что будет, если они лопнут от гордости и мы даже услышим, как отлетают пуговицы у них на одежде?
– Тогда ты приглашаешь меня.
– Понятно. В любом случае никто не проиграет.
– По-моему, неплохо. Пошли.
Мэтт почти втащил ее за собой в дом. С трепетом она набрала номер:
– Алло, мама. Привет.
– Виктория! Я так рада, что ты позвонила. Мы как раз собрались все вместе. Ты со всеми можешь поговорить.
– Отлично, но я хочу сначала кое-что сказать тебе.
– Ты выходишь замуж?
– Нет, послушай, мама, я…
– Ты здорова? Тебе нужны деньги? Ты возвращаешься домой?
Виктория посмотрела на Мэтта и закатила глаза.
– Нет, я не возвращаюсь домой. И со мной все в порядке. Что касается денег…
– Я так и знала Виктория. Я так и знала, что у тебя будут проблемы. – Мама, послушай меня хоть минуту!
– Не кричи на меня, Виктория Гордон.
– Извини. Пожалуйста, выслушай меня.
– Я слушаю. Ты хочешь мне что-то сообщить, ведь так?
«Господи, дай мне терпение», – взмолилась Тори. Пока мать не сказала еще что-нибудь, она выпалила:
– Я продала очень дорогой дом и получила очень большие комиссионные.
– Что ты сказала, дорогая? Я не поняла, ты говоришь так быстро.
Тори вздохнула. Это было безнадежно. Если бы Мэтт не стоял рядом, она, наверное бы, попрощалась и повесила трубку. Еще раз очень медленно, четко произнося каждое слово, Тори сказала:
– Я продала очень дорогой дом и получила большие комиссионные.
Мэтт не спускал с нее глаз. Выражение ее лица постоянно менялось. Оно выражало то недовольство, то волнение. Время от времени она улыбалась. Он не мог понять, что все это означает. По крайней мере, она не плакала. Мэтт мысленно похваливал себя, надеясь, что не дал ей плохой совет. Ему не хотелось быть ответственным за причиненную ей боль.
Ответ матери был именно таким, как она и ожидала. Даже не спрашивая, сколько именно денег она заработала, мисс Гордон сказала:
– Это означает, что ты наконец добилась чего хотела и готова вернуться домой?
Разговаривая сначала с матерью, потом с отцом, затем с братом, Тори чувствовала, что сердце ее готово разорваться на части. Теперь она хорошо обеспечена и не зависит от них, но как ей перестать зависеть и от их мнения, ведь оно так много значило для нее.
Ее отец даже не поздравил ее с успехом:
– Мне не нравится эта Алиса, как ее там. Как ты можешь иметь какие-то дела с женщиной, которая показывает в своих шоу манекенщиц?
Услышав это, Тори сжала зубы и с трудом сдержала слезы. Пытаясь скрыть это от Мэтта, она усмехнулась, но вместо усмешки у нее получилась жалкая гримаса. Ей было стыдно, что у нее такая бесчувственная отсталая семья, особенно после того как он, совершенно чужой ей человек, так верил в них.
Ее брат взял трубку:
– Эта сделка – чистая случайность. Забирай деньги и возвращайся домой, пока не потратила все. У тебя вряд ли будет еще что-либо подобное. – Его слова больно кольнули ее.
Ее рука так вспотела, что трубка чуть не выпала у нее. «Лучше бы так и случилось», – подумала она. Тогда бы ей не пришлось выслушивать дальше их оскорбления.
К конце концов ее сестра, Нэн, взяла трубку. Тори затаила дыхание. Все трое уже высказались, теперь ее очередь. Виктория с трудом изобразила улыбку, дабы успокоить Мэтта.
– Так держать, Вик, – послышался нежный голос Нэн. – Я знала, что ты своего добьешься.
Тори замерла. Радость переполняла ее.
– Спасибо, Нэн.
– Ты всегда была удачливой. Я хотела бы, чтобы у меня было столько же упорства. Да, сейчас иду, – крикнула она кому-то в доме. – Мне надо идти. Напиши письмо и поделись, как ты потратила свои деньги. Наслаждайся жизнью, сестренка. Ты достаточно экономила и отказывала себе во всем.
Слова Нэн были для Тори как бальзам. Теперь ей не придется врать Мэтту. Хоть один человек в семье гордился ею.
К тому времени Мэтт уже весь извелся от любопытства и нетерпения. Наконец, Виктория повесила трубку.
– Ну что? – спросил он. По ее смущенному лицу ничего нельзя было понять.
Она кинулась к нему на шею.
– Я угощаю тебя самым большим, самым лучшим обедом, который ты когда-либо ел, с тех пор как приехал во Флориду!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В лучах солнца - Форстот Мэрилин

Разделы:
Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману В лучах солнца - Форстот Мэрилин


Комментарии к роману "В лучах солнца - Форстот Мэрилин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100