Читать онлайн Юная жена, автора - Форстер Сюзанна, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Юная жена - Форстер Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Юная жена - Форстер Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Юная жена - Форстер Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Сюзанна

Юная жена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Чейс застыл на месте. Он понял, что не ослышался, но не хотел этому верить. Испуг в ее глазах мог означать и возбуждение. Его кровь бурлила, мышцы напряглись, а ноги буквально подкашивались.
– Надень рубашку, крошка, – проговорил он, злясь на нее. И на себя.
Она склонила голову и стала похожа скорее на дерзкого ребенка, чем на женщину, жаждущую любви. Чейс схватил с кровати одеяло и обернул им ее плечи.
– Во мне что-то не так? – Голос ее срывался, слезы выступили на глазах. – Я слишком уродливая? Слишком тощая?
Чейс приказывал себе отпустить ее, но не мог. Его руки рванули одеяло.
– Нет, ты не уродлива, Энни. Немного тощая, но это не беда.
Он уловил чистый влажный запах ее волос, почувствовал свежесть матовой кожи и твердость сосков.
Снова и снова Чейс приказывал себе остановиться, отступить, хотя прекрасно понимал, что зашел уже слишком далеко.
– Ты действительно хочешь, чтобы я любил тебя, Энни Вэлс? – Его голос охрип от желания. – Ты вполне доверяешь своим чувствам?
– Да. Я хочу этого...
Энни манила, дразнила его. Она выскользнула из одеяла и подняла голову, как бы прося поцелуй. Что-то непонятное мелькало в ее глазах, улыбке. Но для возбужденного мужчины это означало только одно – ошеломляющую страсть. Она хотела поцеловать его, но вместо этого лишь прижалась к нему. Когда тела их соприкоснулись, Энни что-то невнятно пробормотала. Его губы нашли ее по-детски милые уста. Глубокий, захватывающий поцелуй прервался стоном. Глаза Энни медленно закрылись, а тело обмякло в бессилии.
– Энни?! – Чейс поймал ее руку.
Он держал ее, разглядывая бледное лицо. Что происходит? Он, конечно, пользовался успехом у женщин, но до сих пор ни одна из них не теряла сознания в его объятиях.
– Энни, – звал он ее строгим голосом, – что с тобой?
– Ничего. Думаю, обычная слабость... Я хочу есть.
Он не сомневался в правдивости ее слов. Но причина обморока, возможно, и в чем-то другом. Был только один способ выяснить это.
– Ты можешь стоять?
Она открыла полусонные глаза и еле заметно кивнула.
– Ты уверена? Смотри, однажды я сделаю по-твоему.
Она снова наклонила голову. Чейс отпустил Энни, и она тяжело осела на пол. Итак, она не притворялась. Понимающе присвистнув, Чейс присел рядом с ней на корточки, раздумывая, что делать дальше. Энни казалась хрупкой беспомощной куклой, безжалостно выброшенной повзрослевшими детьми.
Лежащая у ног Чейса, она вызывала в нем щемящую боль.
– О, мисс Энни, – прошептал он, – почему-то мне кажется, что вы губите нас обоих.
Он поднял ее на руки, и она очнулась.
– Чейс? – Казалось, она вся сжалась от страха.
– Не волнуйся...
Он уложил ее на узкую кровать, заботливо укрыв одеялом.
– Тебе надо поесть, крошка. Когда ты ела последний раз?
У бедняжки не было сил ответить. Она едва могла открыть глаза и уже не пыталась утверждать, что хочет заняться любовью. Она знала: час расплаты настал. Тело могло выдержать любое наказание, и она была немилосердна к себе. Вдруг она почувствовала, что Чейс растирает ей ноги теплым сухим полотенцем. Его прикосновения были удивительно нежны. «Охотник за конокрадами», – улыбнулась она в душе. Хотелось, чтоб он никогда не перестал заботиться о ней. Дверь скрипнула, и Чейс вышел из комнаты.
– Вот чистая рубашка, – сказал он, вернувшись через минуту. – Оденешься, когда придешь в себя.
Она открыла глаза и кивнула. Вместо беспокойства в его глазах вспыхнула нежность. Горький комок подступил к горлу Энни.
– Чейс, прости. Я думала... Я не знала, что принесу тебе столько забот.
– Никаких проблем! Думаю, что накормить тебя не составит труда.
Он провел пальцем по ее щеке – всего лишь дружеский жест, но он по-особому отозвался в очерствевшей душе Энни. Накопившаяся за годы одиночества тоска больно сдавила сердце. Энни быстро смахнула выступившие слезы.
– Спасибо.
Какое-то время спустя головокружительный аромат жареного мяса, лука и картошки защекотал ее ноздри. Энни открыла глаза и увидела в проеме двери стоящего у плиты Чейса. Он колдовал над чугунными сковородками.
Рот Энни наполнился слюной, а желудок болезненно сжался, вспомнив, что давно пуст. Собравшись с силами, Энни села на край кровати и сидела так несколько минут. Потребовалось много усилий, чтобы стянуть влажную майку и надеть рубашку, оставленную Чейсом. Она больше не хотела смущать его. «Все в порядке», – сказала Энни себе, старательно застегивая пуговицы. Потребуется немалый запас сил, чтобы соблазнить этого равнодушного мужчину. Нужно восстановиться, чтобы выполнить задуманное. Ей, естественно, не хотелось терять сознание всякий раз при его приближении. Так дело не пойдет.
Чейс поставил две дымящиеся тарелки и буханку свежего хлеба на стол. Заметив, что Энни не спит, он позвал ее. Он надел рубашку, но не застегнул. Джинсы, низко сидящие на бедрах, и курчавая «растительность» на груди делали его неотразимо привлекательным и ужасно сексуальным. Он походил сейчас скорее на красавчика мафиози на отдыхе, чем на ковбоя-домохозяина, подающего на стол.
Нетвердым шагом Энни побрела на кухню. Рубашка Чейса доходила ей до колен и смотрелась почти как платье.
– Что это? – спросила она, усаживаясь напротив Чейса.
– Если ты спрашиваешь о еде, то это говяжьи отбивные. Извини уж, на большее у меня не хватило фантазии.
– Все выглядит ужасно аппетитно.
Это были ее последние слова. Энни набросилась на еду Она заглатывала куски мяса почти не разжевывая. Когда она с удовольствием облизала ложку и отодвинула тарелку, Чейс еще не притрагивался к отбивным Он смотрел на Энни, как на чудо.
– Ты собираешься есть? – она указала на его тарелку. – Остынет ведь. – Ей казалось грехом дать пропасть еде, источавшей такой неотразимый аромат. Без слов Чейс пододвинул к ней свою тарелку. Энни чувствовала на себе его взгляд, но у нее не хватило сил справиться с желанием съесть и это. Она думала, что сестры-монахини осудили бы ее за такие манеры. Но... сестры-монахини были теперь так далеко... Энни не могла оторваться от еды. Словно какой-то ненасытный зверь вселился в нее. «Сытость – чудесная вещь», – весело подумала она. Обязательно надо поблагодарить Чейса и похвалить его кулинарные способности.
– Великолепно, – сказала она по-испански. Она съела все до последней крошки, смачно вымокав хлебом оставшийся на тарелках соус. – В самом деле, все было просто восхитительно, – Я ничего подобного не ела. Это местный деликатес?
Чейс кивнул, широко улыбаясь.
– Ты права. А еще – жареный картофель а-ля прерия и устрицы со Скалистых гор. Напомни, угощу как-нибудь.
– Устрицы? Здесь, в горах? – Энни скептически покачала головой, дожевывая корочку хлеба. – Чудеса да и только...
Энни подняла глаза и уловила улыбку на лице Чейса. Она догадалась о добром расположении хозяина, и надежда согрела ее сердце. «Это невероятно! Он передумал и поможет мне доказать мое гражданство?!» Годы жизни в раздираемой войной стране приучили ее к страху и лишениям. Энни воспринимала любую боль как часть себя. Предчувствие конца кошмарам радостно вскружило ей голову.
– Ты сыта? – Чейс кивнул на пустые тарелки. Только хлебные крошки напоминали, что на столе была еда. – Кажется, стоило бы поджарить полтеленка.
– О, нет, – Энни откинулась на спинку стула. – В меня больше ни грамма не влезет. А ты есть будешь?
Чейс сначала бросил взгляд на пустые тарелки, потом похлопал себя по втянутому животу:
– Нет, я слежу за своей фигурой.
Его голос сводил Энни с ума. Она слышала в нем скрытую чувственность, от которой теряла рассудок. Энни была уверена, что пойдет и на край света, если этот низкий неторопливый голос скажет просто: «Иди сюда, Энни». У нее нет выбора. Душа и тело ее будут принадлежать ему.
– Мне нравится твоя фигура, – сказала она.
Его расстегнутая рубашка открывала крепкую грудь. Энни подумала, что должна бы покраснеть, глядя на полуобнаженного мужчину. Ведь это смутило бы, наверное, любую женщину. Но Энни не могла оторвать глаз от Чейса. Его мощный торс казался вытесанным из камня. Под жарким летним солнцем кожа приобрела золотистый оттенок. Полоска темных волос, начинаясь на груди, пересекала впалый живот и терялась где-то под джинсами.
Энни выросла среди индейцев и постоянно видела полуобнаженных мужчин, чаще очень хорошо сложенных. Великолепный Чейс Бодин – такой же. Его грудная клетка была обычной, не так ли? Ключица соединялась с плечом одинаково у всех... Она, как студентка-медичка, пыталась беспристрастно «разобрать» Чейса. Но учебники по физиологии и анатомии не подготовили Энни к встрече с мужчиной, сидящим сейчас напротив.
– Ты уверена, что наелась? – Чейс с хитроватой улыбкой прервал ее раздумья. – Когда ты прикончила столько мяса и пол буханки хлеба, я испугался, что примешься за меня.
Энни покраснела, но быстро парировала:
– Чейс Бодин, вы флиртуете со мной?
Да, у нее была своеобразная манера общения. Чейс отстранился от стола. Это движение его было настолько медленным и спокойным, насколько бурными и клокочущими были сейчас его чувства. С тех пор как он встретил эту девчонку, «флирта» было раз в десять больше, чем за последних пять лет его жизни. Но не он разжег и подбрасывал дрова в этот костер. «Дамочка» взяла инициативу в свои руки.
– Я думаю, мы уже прошли стадию флирта, – ответил он выразительно.
Разговор принимал опасный оборот. Здравый смысл подсказывал – надо остановиться. Но мог ли устоять нормальный мужчина перед женщиной, на которой, кроме его рабочей рубашки, ничего... Она сидела напротив и дразнила его. Чейс представил, как далеко могли бы они зайти, но вновь отступил. Хождение по острию бритвы, танец на краю пропасти всегда возбуждали и давали ему особое наслаждение. Скорее всего это печальный след тех дней, когда вид чужой смерти помогал ощущать, что сам ты еще жив.
– Прошли? – Она нервно отбросила с лица рыжую прядь. – На каком же этапе мы сейчас?
– Я не знаю. Может быть, на этапе боевой готовности.
– Боевой готовности? – Она долго смотрела в его глаза, а потом пожала плечами. – Что ты имеешь в виду?
– Ты хочешь знать правду?
– Конечно.
– Я имею в виду, что с того мгновения, как ты села напротив, я только и думаю, как бы задрать твою рубашку и превратить этот стол в кровать.
Алый румянец залил бледные щеки Энни.
Чейс представил, как сметает на пол всю посуду, подхватывает Энни и укладывает ее на холодную скатерть.
Он откинулся на спинку стула, раскачиваясь на его задних ножках. Вся сцена мгновенно прокрутилась в его мозгу... Ее волосы разметались в беспорядке, она открывает ему свои объятия, тонкие пальцы ласкают его тело... жаркое лоно возбуждает безумную страсть... – и оба они сходят с ума от желания слиться.
Капельки пота выступили на его висках. «Бред какой-то, – остановил он себя. – Я свихнулся». Чейс поразился полному исчезновению его легендарной силы воли. Он умел контролировать свое влечение к женщинам и месяцами обходился без секса во время ответственных заданий. Но с ней он становился похожим на жеребца.
– Прямо здесь, на столе? – Она заставила его встрепенуться.
– Я думаю о вещах, которые потрясут тебя, Энни. Тебе захочется умереть от безумного наслаждения.
– Умереть на столе?! – Она закрыла глаза, словно пытаясь представить себе это. – Да, но не могли бы мы только...
Чейс раздевал ее глазами, обводя мягкие контуры нежной груди. «Пора, видимо, переступить черту», – думал он. Нервные окончания мозга посылали сигналы, сокращавшие мускулы и обострявшие чувства. Глаза, казалось, различали, как еще больше затвердели ее маленькие соски под его грубой рубашкой, слух улавливал ее возбужденное дыхание.
«Хватит, ковбой. Останови табун, пока он не сорвался в пропасть». Но сердце его уже стучало, как бешеный молоток. Ее голубые глаза соблазнительно заманивали все дальше, совершенно лишая его равновесия.
– Не могли бы только – «что»? Вся беда в столе? – спросил он мягко. – Ты не уверена, что хочешь?..
Пальцы Чейса вцепились в край стола, когда Энни взглянула на него. Она едва выдавила:
– Я уверена, да... Я действительно хочу. Если и ты...
Ее беззащитность воспламенила давнее желание. Энни так откровенно отдавалась в его руки, что Чейс почувствовал прилив прямо-таки животной страсти. Удивление, злость, отчаяние заполнили пылающую душу. Господи, он, безумец, хочет ее!
Чейс ударил ногой по стулу, тот с грохотом упал на пол. Внезапный шум подействовал успокаивающе на взвинченные нервы. Чейс взглянул в расширившиеся глаза Энни. Она, очевидно, была в шоке от его предложения, а может, просто напугана. Но твердая решимость пройти через все читалась в ее глазах. Почему? Что за адские шутки? Какой дьявол послал сюда Энни Вэлс, чтобы лишить его покоя?
Чейс поднял стул, чувствуя отвращение к самому себе. Он злился на себя, он ненавидел ее. Святой господи! Она приносила себя в жертву за свое так называемое право рождения?!
Он выбежал на улицу за глотком свежего воздуха. Жар поднимался от его разгоряченного тела. «Правильно. Ты сказал ей о подлецах, ковбой, – с горечью подумал Чейс. – Но и ты едва не стал им. Твое вонючее благородство ничего не стоит». Некого винить в этой ситуации. Он, единственно он – подлец. Это его промах. Но прозрение не уменьшало злости и желания проклинать весь сволочной мир и себя заодно. Что это за подлая система, где люди не находят ничего лучшего, чем убивать друг друга в свинском опьянении? Что за свора безумцев уничтожает родителей совсем еще девочки, обрекая ее на скитания? И почему она должна продавать свое тело, чтоб доказать факт рождения?
Чейс вернулся к Энни, готовый разразиться бранью, но замер, увидев ее смущение и отсвет нечеловеческого страдания в глазах. Правда пронзила его. Эта девушка выжила в жесточайших условиях, ценой безмерных лишений. Она, эта тоненькая, хрупкая веточка ивы, закалилась в житейских бурях. Ее дух не сломлен. Она сильная, сильнее, чем он сможет когда-нибудь стать. Но почему Энни так смотрит? Словно он растоптал ее сокровенные мечты. Чейс впился в лицо, искаженное мучительным нетерпением. Мерцание ее глаз притягивало его, как магнит. В них светились надежда и мольба о помощи. Всевышний! Вопреки всему она еще не потеряла веру. Вдруг он понял, что не имеет права поддерживать иллюзии. Это было невероятно жестоко, но нужно любой ценой погасить этот огонь надежды в ее глазах. Иначе он до смерти не освободится от этого молящего взгляда.
– Я могу сказать тебе только одно, Энни, – его голос сорвался, потом снова окреп. – Я не тот прекрасный рыцарь, о котором ты мечтала. Я груб и не спрашиваю на это позволения. Особенно у женщин. Когда я вижу то, что хочу, я беру это.
Чейс стукнул кулаком по деревянному косяку и вышел на крыльцо. Холодное звездное небо было высоко и безмятежно.
– Так что поберегись, Энни Вэлс. – Его резкость разбила тишину горной ночи. – Не пытайся соблазнить меня. Тебе может не понравиться, что из этого выйдет.
Энни ощутила во рту горечь. Она смотрела на его спину и чувствовала себя потерянной, оскверненной. Откуда он знал, что она представляет его прекрасным рыцарем, героем? И зачем он причиняет ей такую боль? Она-то, дура, воображала его сильным и нежным. Но Чейс Бодин никогда не будет таким. Его душа так же черна, как и его глаза.
Энни с трудом поднялась со стула и вышла на крыльцо. Глядя на широкую спину Чейса, она подумала, что физическая сила делает его безрассудно храбрым и готовым отражать любые притязания. Но ведь Энни не нападала. От нее не нужно защищаться.
– Я ухожу. – Ей нечего было терять. – Ты этого хочешь.
– Нет, Энни, ты не права.
Короткая фраза оживила угасшие было огоньки надежды, но Энни решила не отвечать. Он мог передумать. Теперь он знал, как причинить ей боль.
– Я хочу разобраться с твоим делом. А до тех пор будь любезна выполнять все мои распоряжения.
– Что это значит?
Чейс жестко продолжал:
– Мы не будем вместе, Энни. В любом случае. Просто ты останешься здесь до приезда Джонни или Джефа.
– Твоих напарников? – Энни радостно вскрикнула и чуть не хлопнула его по спине. Но одернула руку. – Ты говорил с ними?
– Не дозвонился, но послал телеграммы. Они приедут.
– И если подтвердится моя история?..
– Посмотрим. А тем временем тихонько сиди в доме, занимайся своими делами. И не смей с кем-либо разговаривать. Если люди узнают, что здесь женщина, пойдут бог знает какие сплетни о моей жизни.
Энни подумала, что ей, к сожалению, не с кем говорить в этой глуши.
– Зачем кому-то интересоваться твоей жизнью? – Ее интриговала его скрытность.
Чейс резко повернулся, схватил ее за рукy и притянул к себе.
– Ты плохо слышишь, крошка? Я сказал, занимайся своими делами.
Его глаза были так дьявольски черны, что на мгновение Энни охватил настоящий ужас. Она видела его таким в бою в Коста-Браве. Он без колебаний убил тогда человека. Сейчас он, казалось, был не только способен, но и намерен применить силу.
– Ладно, – прошептала она, – как скажешь.
Чарльз Бодин держал свое слово. Он стал невыносим. Энни подумала, что, если бы вручали призы за способность устраивать сцены, Чейс стал бы чемпионом. Он ворчал, мычал, рычал, огрызался, швырял по дому вещи, с грохотом захлопывал двери и со стуком бросал посуду. Если Энни делала какое-то замечание, он орал, чтобы она закрыла рот.
Возмутительное поведение Чейса бесило Энни. Но как только она вспоминала Коста-Браву, внутренне мирилась со своими переживаниями. Беспросветное отчаяние людей, смерть были там повседневностью. Люди жили на грани человеческих возможностей. Так что в сравнении с тем нынешнее поведение Чейса даже смешно принимать всерьез.
Требование Чейса следовать только установленным им правилам не освобождало Энни от необходимости выполнять постоянно меняющиеся его капризы. Энни попыталась навести порядок в доме, но Чейс не позволил даже вытереть пыль. Запретил трогать его вещи. Тогда она предложила свои услуги по приготовлению обедов. Он согласился с явной неохотой и лишь на «мясо с картошкой». О том же, чтобы она приготовила что-либо из «экзотических индейских блюд», и слушать не захотел.
К счастью, он не трогал Энни, когда она часами играла с Джемом. Чейс, отправляясь на поиски конокрадов или объезды ранчо, оставлял собаку с Энни. В долгих прогулках на высокогорные луга с ней всегда был ее четвероногий друг. Немало времени проводила Энни в фантазиях о прежнем Чейсе Бодине и об уютном домике, полном цветов и желтых занавесочек, в который она превратила бы это угрюмое жилище. Если бы Чейс дал ей шанс...
В один из подъемов в горы она наткнулась на дикие яблони. Они походили на те, из плодов которых в монастыре делали вино. Обрадованная Энни набрала полную сумку яблок и, вернувшись в дом, немедленно приступила к «виноделию» Надеясь, что Чейс ничего не заметит, она спрятала посуду с этой ароматной массой в сарае для дров. К яблокам Энни добавила еще немного виски – для ускорения брожения. Она рассчитывала использовать свое изобретение в самое ближайшее время.
«Посмотрим, останется ли Чейс равнодушным после двух-трех стаканчиков этой бражки...» – улыбалась Энни всякий раз, поглядывая тайком на пенящийся «любовный напиток».
Если бы действительно молчание было золотом, Чейс Бодин давно стал бы миллионером. Он пребывал в уже привычном отвратительном настроении, когда в очередной раз возвращался домой после бесплодного дня поисков. Расследование грозило закончиться полным провалом. С тех пор как упек за решетку Джека-Неудачника, он посвящал все свое время розыску других опасных конокрадов. Но воры, как говорится, залегли на дно, будто зная, что он вышел на охоту.
Вот и теперь нервы Чейса были на пределе. Казалось, он сам был как один ноющий нерв. Он не смыкал глаз уже несколько ночей. Хотя, как он подозревал, волнения его были больше вызваны худенькой рыжеволосой колдуньей, чем неуловимыми конокрадами...
Наверное, если он сам не умрет в конце концов от своего мрачного расположения духа, Энни Вэлс станет той счастливицей, которой удастся загнать его в могилу. По ее милости он точно сойдет с ума. Ее тихий голос разжигает его воображение, заставляя грезить в сознании. Пожалуй, не придумать лучшего способа воздействия на него, чем мягкость, деликатность, растерянность, а то вдруг негодование, попеременно «выдаваемые» этой барышней.
Он совершил ошибку, раскрыв перед ней душу после пары бутылок пива прошлой ночью. Энни внимательно слушала его рассказ об уловках современных жуликов, использующих переговорные устройства и багажные фургоны.
– А ты не пробовал укрепить радиопередатчик на бычке или лошади? – спросила Энни. – Я читала про это в одном из папиных романов. Вора поймали с поличным. Он оказался управляющим ранчо, представляешь?
Чейс стал объяснять ей, что воры нынче «образованные». У них и радиосвязь, и прочие штучки.
– Не позволяй сбивать себя с толку, – подвела черту Энни с простодушным видом. – Никакие машины не могут сравниться с человеком. «Непобедим человеческий дух», – говаривала наша сестра Мария-Иносенсья. Так что не отступай. Без труда не выловишь и рыбку из пруда...
Рыбку? Из пруда? Оказывается, поговорки и пословицы у Энни заготовлены на все случаи жизни. Но Чейс не собирался становиться благодарным слушателем этого кладезя премудрости. «Золотые правила» Энни бесили его. Они напоминали ему школьные годы и учителя их третьего класса. Мерзкий старикан бил мальчика линейкой и поучал его на все лады.
В детстве Чейс сносил унижения и родителей, и учителей. Он никогда не забудет их побои. Поводом для наказания, в общем-то, чаще всего становилось его дерзкое поведение. Но его дерзость была как бы своего рода протестом против вечно пьяных родителей и вызовом учителям, которые не ждали ничего хорошего от мальчишки из подобной семьи.
– Ужасная наследственность, – услышал однажды Чейс, проходя мимо учительской. – Что вы хотите от Бодина?!
Но не воспоминания о кошмарном детстве бродили в мозгу Чейса, когда он, наконец-то, затормозил у дома. В нем бурлила злость. Он устал, как собака, и мечтал поскорее принять душ и хоть немного поспать. Чейс сгреб снаряжение, не забыв прихватить и верный хлыст.
Густой пряный аромат встретил его на пороге дома.
– По запаху это не мясо с картошкой, – недовольно буркнул он.
Энни стояла у плиты, помешивая бившее ключом варево...
– Это индейское блюдо, фиамбре называется. – Энни обернулась к нему, положила длинную деревянную ложку. – Нам нужно как-то разнообразить меню, вот я и придумала кое-что из подручных продуктов.
Чейс решил простить ей это отступление от установленных им правил.
– Хочешь попробовать моей яблочной настойки? – Энни указала на бутыль с янтарной жидкостью.
«Она уже немного выпила», – решил Чейс, заметив искорки в ее глазах.
Энни заколола волосы вверх, но непослушные пряди то и дело рассыпались по плечам. Она опять была одета в привычные голубые джинсы и длинную вязаную кофту.
«Мои тряпки шли ей гораздо меньше», – вынужден был признать Чейс.
Он удивленно поднял брови:
– Конечно... Налей стаканчик, а я пока помоюсь.
Индейское кушанье представляло собой острейшую смесь из риса, овощей, перца и куриного мяса. Чейс глотал, не разжевывая, и только съев все до последнего кусочка, почувствовал в животе что-то вроде взрыва атомной бомбы. Потребовалось три стакана ее яблочного пойла, чтобы заглушить адский пожар, обжигавший все внутри.
– Что случилось? – спросила Энни, когда Чейс отодвинулся от стола. – Тебе не понравилось?
– Нет, все великолепно. Я просто обожаю еду, раздирающую глотку и завязывающую кишки бантиком, – отвечал он, едва сдерживаясь и наливая очередной стакан.
– Слишком много перца? Да? – Энни нарочито сосредоточенно обгладывала куриную ножку. – Зато, кажется, тебе понравилось вино?
– Чушь! – Чейс вылил остатки в свой стакан и допил залпом. – Есть еще?
– Будь осторожен. – Она, отпив глоток, улыбнулась. – Вино, кажется, уже ударило тебе в голову.
«Так же, как и еда», – подумал Чейс, ощущая во рту какой-то парфюмерный привкус.
Энни принесла еще кувшин своего вина. Они сидели друг против друга и какое-то время мирно потягивали разогревающую жидкость. Приятная слабость растекалась по телу Чейса.
– Действительно, неплохо. – Он опустил пустой стакан. – Так как ты делаешь это?
Энни стала подробно описывать технологию приготовления, а Чейс откинулся на спинку стула, положив ногу на ногу.
Золотистые солнечные лучи наполнили комнату мягким теплом. Широкие полоски света лежали на полу, стенах, придавая нереально чудесный вид строгой комнате. «Солнце начинает садиться», – заторможенно думал Чейс, восхищаясь горящими в потоке света волосами Энни.
Воинствующий ангел. Этот образ запечатлелся в его сознании, но, казалось, больше не подходил к ней. Мягкая, задумчивая, женственная. Вряд ли предвидел Чейс, что совсем не ангельский вопрос сорвется с ее уст через минуту.
– Ты был когда-нибудь удовлетворен? – Она смотрела на него почти печально.
– Удовлетворен? Сексом?
– А что, есть другое понятие?
– О, множество! Но почему ты спрашиваешь?
– Ну... – Энни вскинула брови и приняла соблазнительную позу. – Потому что я не могу представить, как кто-то добился этого.
Чейс сам задумался. Действительно, по-настоящему он был удовлетворен лишь однажды – одной изобретательной старшеклассницей. Та флиртовала, заигрывала с ним, а потом, когда он заглотнул приманку, водила его за нос, изображая полнейшее безразличие. Их сбивчивый роман длился несколько недель, пока он, наконец, не настиг ее в спортивном зале...
– Так как она это сделала?
– Кто? – Он поднял стакан и встретил пылающий от нетерпения взгляд Энни. – А... Ну, она позволила мне думать, что я удовлетворил ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Юная жена - Форстер Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Юная жена - Форстер Сюзанна



Неплохо.
Юная жена - Форстер СюзаннаОльга
7.04.2012, 23.03





мда... ересть еще та... зря потраченое время
Юная жена - Форстер Сюзаннааня
26.07.2012, 8.56





Очень понравился роман!
Юная жена - Форстер СюзаннаЕлена
26.11.2012, 7.35





Неплохо.
Юная жена - Форстер СюзаннаЛика
19.09.2013, 20.32





Начало было интригующим, а потом муть. Не стоит тратить время
Юная жена - Форстер СюзаннаАнна
29.09.2013, 23.07





Да уж!давно не читала такой глупости,не дочитала.автор ,видимо,сама не поняла ,что сотворила.2/10.и вообще,в редком романе адекватная героиня.в основном маленьки ,ехуденькие,хныкающие,ревущие,грязные не женщины ,а дети,но все безумно хотят близости с героем,но и любви конечно.:-)
Юная жена - Форстер СюзаннаТаТьяна
10.12.2014, 9.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100