Читать онлайн Цвет страсти Том 1, автора - Форстер Сюзанна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.92 (Голосов: 665)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Сюзанна

Цвет страсти Том 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Съежившись, Гас сидела в углу на единственной в хижине кровати, ржавом остове с провисшей сеткой, и сосредоточенно сдирала с ногтей на ногах остатки розового лака. Она все еще переживала последствия шока, о чем свидетельствовал ее необъяснимый интерес к следам химического вещества на ногтях. Иногда она переводила взгляд на гнилой пол лачуги. Вне сомнения, ее жизнь была обречена на гибель так же, как и разрушающийся пол. Ей даже чудилось, что гниль пожирает доски прямо на ее глазах.
«Вот так курортное местечко, – подумала она, – хотела бы я знать, что написано о нем в рекламном проспекте».
Гас старалась не смотреть на ящериц, бегавших по стенам и, словно метелкой, подметавших их своими зелеными тонкими хвостами. Мухи влетали через разбитое окно и с громким жужжанием вились над почти высохшей лужей, свидетельством ее позора, и пятном побольше, оставленным мертвой змеей. Похититель вынес ее из дома.
Гас принялась было считать мух, выделывавших сложные фигуры высшего пилотажа и с удивительной точностью совершавших приземление. Счет уже перевалил за сотню, когда Гас, вздрогнув от отвращения, вдруг пришла в себя. Считать мух?
Да она, наверное, теряет разум. Будь на ее месте сейчас их экономка Френсис Брайтли, она давно бы уже с яростью гоняла и давила гадких насекомых. Все члены семьи Феверстоунов панически боялись экономку, вот почему в ранние годы, после смерти матери. Гас именно ее избрала образцом поведения. Даже теперь, когда ушло в прошлое то тяжелое время, она иногда спрашивала себя, как повела бы себя Френсис в той или иной ситуации.
– Френсис на моем месте сейчас бы застрелилась, – пробормотала она, оглядывая свою тюремную камеру.
Что снаружи, что внутри хижина являла собой угнетающее зрелище. В комнате были дровяная печь, обросшая грязью кухонная раковина и непонятно откуда взявшийся круглый столик из ржавого кованого железа. Из тех, что украшают французские бистро.
Рядом валялся на боку стул со сломанной ножкой и стояло древнее кресло-качалка, на котором, видимо, отдыхали первые американские колонисты. Кресло показалось Гас самым чистым предметом мебели, она осторожно смахнула с него пыль и развесила трусики на его спинке, предварительно выполоскав их в желтой воде над раковиной.
На соседней стене без окна задернутое занавеской углубление отдаленно напоминало шкаф. Гас даже страшилась подумать, что скрывается в ржавом железном шкафу у другой стены.
Одна его дверца была зловеще приоткрыта, но никакие силы на свете не заставили бы Гас заглянуть внутрь.
Спрятав лицо в прижатые к груди колени, она издала жалобный стон, идущий из самого сердца. Она была пленницей в этом свинарнике, в этом террариуме, где плодятся ящерицы, во власти человека, который предпочитал рептилий человеческим существам и секс с мертвецами обычной человеческой любви.
Разве кто-нибудь способен ее здесь отыскать?
Протяжный стон донесся до слуха Гас и вывел ее из забытья. За первым стоном последовало еще несколько, низких, надрывных и одинаково страдальческих. Гас осторожно подняла голову и огляделась вокруг. Что бы это значило? Звуки раздавались где-то поблизости, но снаружи. Если кого-то ранили, то только самого похитителя. Здесь не было никого другого, кроме них двоих. Гас представила его себе лежащим на песке без сознании от солнечного удара или умирающим от ядовитого укуса.
Пустыня кишела смертоносными пауками и змеями, которых он так обожал.
Через секунду Гас уже выглядывала наружу через щели забитого досками и выходившего на остатки веранды окна. Но не обнаружила там ничего, кроме моря слепяще-белого песка, испещренного отдельными островками можжевельника и голубовато-серой полыни. Сначала Гас показалось, что перед ней безжизненная пустота, вакуум, но постепенно это впечатление сменилось ощущением бескрайнего простора.
Лачуга находилась в неком молчаливом огромном пространстве, растянувшемся до горизонта, где перспективу замыкали лунный пейзаж из песчаных дюн и фиолетовая горная цепь, вздымавшаяся на фоне ярко-синего неба. И никакой дымки, ни единого облачка, которое бы приглушило ослепительно резкие тона.
Бескрайний пейзаж поражал так же, как и бездонная тишина. Словно перед ней открылась космическая даль, свидетельство беспредельной красоты Вселенной. Будучи манекенщицей, Гас объездила множество стран, но лишь в европейских Альпах она испытала равное изумление перед величием природы. На мгновение она покорилась красоте и вся отдалась созерцанию.
Она никак не ожидала увидеть здесь нечто подобное.
Где-то поблизости раздался треск дерева, будто кто-то отламывал сучок. Новый стон окончательно вернул Гас в мир действительности. Тень легла на песок перед лачугой, странно извиваясь и пугая своей непонятностью. Она походила на тень корчащегося человека.
– Господи, – прошептала Гас, и тут же ей открылась причина странного видения.
Человек в синих джинсах, голый по пояс, висел на руках на балке, торчавшей из-под крыши дома. Со своего места Гас не могла видеть его лица, так как его скрывали руки, но все равно она знала, кто он, потому что он не мог быть никем иным. Это было одно из самых потрясающих зрелищ, которое она когда-нибудь видела. Его торс блестел от пота, и казалось, он пытается подтянуться, чтобы влезть на крышу. Один его вид, без рубашки, в состоянии крайнего напряжения, невольно рождал вопрос, как сумел он развить такие железные мускулы.
Гас никогда прежде не видела столь выразительной мускулатуры, где каждый бицепс, каждая мышца были рельефны и наглядны, как в анатомическом атласе. Похититель был человеком необычайной силы ив то же время лишенным избыточной массы тяжеловеса. Но не одно это привлекло внимание Гас: на его теле она заметила несколько шрамов, видимо, от пулевых ранений.
Она молча наблюдала за ним, невольно восхищаясь красотой его движений. Он подтянулся до балки, потом опустился вниз, и мышцы его живота всосало внутрь, а одна нога дернулась, словно отталкиваясь. Но только когда он отпустил одну руку и остался висеть на другой, Гас поняла, что происходит.
Видимо, он упражнялся здесь уже давно, и трудно было определить, что это такое – гимнастика или самоистязание, но теперь он старался подтянуться на одной руке.
Его шейные мускулы, казалось, готовы были лопнуть, и Гас решила, что вряд ли ему удастся его затея. Она с трудом заставляла себя следить за его мучениями. Пот ручьями стекал по его груди, а вены на руках вздулись от напряжения. Вздулись даже мускулы ног, и все же картина его борьбы зачаровывала, она была прекрасной и страшной одновременно. Солнце позолотило и накалило его тело, окутанное дымкой испарений.
Гас хотела крикнуть, чтобы он остановился, но не решилась.
Это не походило на гимнастику, это было нечто другое, нечто тайное, ритуал, напоминающий обряд очищения или самобичевания. Но если он расплачивался за грехи, то страшно было подумать, какова же их тяжесть. Что мог совершить человек, чтобы подвергать себя такому наказанию?
Через секунду он спрыгнул вниз, приземлившись на колени.
Его сжатые кулаки и зажмуренные глаза свидетельствовали о твердом намерении победить свои чувства, будь то боль или волнение. Выражение муки на его лице чуть не заставило ее отпрянуть от окна.
Когда же он взглянул в ее сторону, Гас пригнулась. Сострадание сжало ей горло. Наверняка он не хочет, чтобы она оказалась свидетельницей его неприкрытой тоски и ранимости, и еще менее Гас хотела его смутить. Она не сомневалась, что он способен выместить на ней свою боль.
Когда он вернулся в лачугу. Гас уже обрела некоторую часть своего легендарного присутствия духа, так же как и почти сухие трусики, но на душе у нее было неспокойно. Будто не замечая ее, он подошел к столу и открыл рюкзак с продуктами, принесенный из машины. Сквозь распоровшийся шов его выгоревших джинсов виднелась часть бедра, а сильная, мускулистая спина блестела от пота.
Гас насчитала пять шрамов. Они были неровные и белесые и походили на пулевые ранения многолетней давности. Первые три шрама располагались на правой стороне тела и шли один за другим от плеча и вниз до бедра; четвертое ранение было сквозным, с входом на спине и выходом сбоку, а пятое, похоже, повредило ему позвоночник. Как он смог выжить после подобного?
Внезапно ей захотелось узнать о нем все. Шрамы поведали ей, что и он тоже уязвим, а его самоистязание, свидетельницей которого она явилась, лишь подтверждало это. Он был человеком и терпел те же страдания и муки, что и остальные его собратья. И все же он был иным, не похожим на других людей.
Интуиция подсказывала Гас, что он отличается от всех ее знакомых, как день отличается от ночи.
Ее мать имела склонность к темным, подозрительным типам в те дни, когда она еще не вышла замуж за Лейка Феверстоуна, и Гас всегда удивлялась, что она находит в них хорошего. Скрытные личности с сомнительной репутацией, неудачники и алкоголики, они ютились в тайных уголках жизни Риты Уолш, и Гас очень рано осознала, что не разделяет симпатий матери. Так оно было, так оно и осталось, ей по-прежнему были чужды подобного рода индивиды.
Этот человек тоже был темной, подозрительной личностью.
К тому же он был еще и смертельно опасен.
Не двигаясь, Гас молча наблюдала, как он роется в рюкзаке, вынимая оттуда одежду и продукты. Смертельно опасен…
Она и раньше употребляла эти слова, но не вкладывала в них столь угрожающего смысла. Она застыла на месте, и ее сердце почти перестало биться. Даже дыхание замедлилось, словно горячий воздух пустыни стал вязким и тяжелым.
Но если ее тело замерло, то мысли, наоборот, ускорили свой бег. «Не верь ему, – нашептывал ей разум, – внешность обманчива. Выгружая рюкзак, он выглядит вполне нормальным, как и другие люди. Совсем как у других, на нем ношеные ботинки и рваные джинсы, но не заблуждайся. Твое чутье не обманывает тебя. Его сердце холоднее камня, а мозг подобен капкану, который, захлопнувшись, уже больше не выпускает свою жертву. И это несмотря на боль, на раны, которые делают его похожим на человека. Но помни: он не человек».
Гас обхватила ноги под плащом. Хотя ее обожженное солнцем лицо горело, холодок полз у нее по спине. Она с трудом сдерживалась, чтобы не задрожать. Внезапно она вскрикнула.
Что-то больно впилось ей в ребра под грудью. Гас откинулась назад, но боль не утихала, а, напротив, росла, и все мысли о подозрительных и опасных мужчинах вмиг исчезли из ее головы.
Это опять был лифчик, поняла она, распахнув плащ. Косточка сломалась, и острый конец теперь царапал нежную грудь.
Гас приспустила лифчик и подергала его из стороны в сторону, надеясь на улучшение, но оно не наступило.
Опасаясь, что вот-вот похититель повернется к ней, она накинула на голову плащ, чтобы как-то обеспечить себе уединение. Теперь она почти ничего не видела в темноте, но была готова на все, так как пытка стала нестерпимой.
Гас тихо чертыхалась и возилась с лифчиком, когда услышала; что он обращается к ней.
– Что ты там делаешь? – спросил он.
– Ничего, – отрезала она, ее терпение было на исходе.
К тому же борьба с лифчиком давала возможность еще раз заявить о своей независимости. Она уже забыла о том, что всего пару минут назад тайный голос посоветовал ей соблюдать осторожность. Гас никогда не прислушивалась к тайным голосам.
Возможно, благодаря приобретенному в детстве опыту она всегда по-своему реагировала на страх. Вместо того чтобы в случае опасности отступить и спрятаться, она, наоборот, бросалась в атаку. Наверное, это был ее большой недостаток, но что поделать, такой уж был у нее характер.
– Я тебя спрашиваю, что ты там делаешь?
– А я не желаю отвечать. Вы когда-нибудь слышали о таком понятии, как право на личную жизнь?
Что-то с грохотом упало на стол.
– Довольно, – объявил он. – Ты моя заложница, и здесь я диктую условия. Я должен видеть, что ты там делаешь, чем бы ты ни была занята!
Его крик побеспокоил Гас, но не более. Остановить ее теперь мог разве что локомотив. Она крутила и выкручивала злополучную косточку и так ее погнула, что потеряла всякую надежду на восстановление прежнего положения. От пыли и пота лифчик прилип к ее покрасневшей коже, и всякое новое движение причиняло ей боль, она не видела, что делает, и не могла ни в чем разобраться. Вот если бы она могла снять с себя проклятую вещицу… Господи, неужели она никогда не вернется в цивилизованную жизнь, где можно наслаждаться горячим душем?
– Что я тебе говорю. Гас!
– Одну минутку…
Теперь она пыталась снять с себя чертов лифчик, чтобы заняться им на свободе, но у нее ничего не получалось. Крючок никак не хотел расстегиваться.
– Сейчас же сними плащ! – прорычал он, – Сейчас же, я тебе говорю!
Дуновение ветра овеяло Гас, когда плащ полетел в сторону, оставив ее без защиты.
– Отдайте мне его обратно! – воскликнула она, по-прежнему борясь с упрямым крючком.
– Чем ты занята, черт бы тебя побрал? – воззрился он на ее согнутую фигуру.
– Я пытаюсь снять с себя вот эту часть одежды, надеюсь, вы не против.
– Наоборот, я очень против.
Она непонимающе уставилась на него, отметив про себя угрожающий блеск его глаз и упрямо выдвинутую челюсть.
– Почему?
– Потому что, если ты ее снимешь, ты будешь наполовину голой.
Его логика все еще ускользала от нее.
– Не понимаю. Женщина хочет снять с себя лифчик, а мужчина против, потому что она будет наполовину голой? Что тут плохого?
– Я не мужчина. Гас. Я твой мистер Похититель, или ты забыла? Тот самый, который слишком быстро ездит, потому что не удовлетворяет своих примитивных половых потребностей. Ты ведь не хочешь подтолкнуть его к необдуманным поступкам?
Что, если он решит удовлетворить хотя бы часть своих низменных инстинктов?
Была ли причиной изнуряющая жара или острая боль, но только Гас стало совершенно наплевать на его инстинкты.
– Если вы не хотите возбуждаться, то верните мне обратно плащ, – пробормотала она, возобновляя свои усилия.
Ее более чем впечатляющие груди невольно сотрясались от тщетных усилий. Покрытые капельками пота, они переполняли чашечки лифчика, как некие спелые экзотические фрукты, золотистые и нежные, настоящая пища богов. Но, возясь с непокорной застежкой. Гас отлично понимала, какое она представляет собой зрелище… Колышущаяся женская плоть и эта глубокая впадина, разделяющая две возвышенности. По крайней мере она надеялась, что именно так и выглядит!
Как манекенщице Гас часто говорили, что у нее необыкновенное тело. Возможно, она сама тоже начала этому верить, хотя и знала, что многие слова фотографов были пустыми комплиментами. Но теперь более всего на свете Гас мечтала продемонстрировать свои феноменальные груди этому пещерному жителю, и в первую очередь потому, что он ей это запретил.
– А-а, так оно лучше, – объявила она, наконец расстегнув крючок.
Яркая красная метка под грудью свидетельствовала о подлинности ее страданий. С глубоким вздохом облегчения Гас подняла голову, посмотрела на похитителя, и улыбка исчезла с ее лица.
– Боже мой, – выдохнул он, в бешенстве разглядывая ее наготу. – Ты что – спятила?
– Пока нет, но еще немного, и я бы взбесилась от боли.
Его глаза сузились до щелочек.
– Отвернись, – приказал он ей.
– Нет, это вы отвернитесь.
Гас не могла понять, что вывело его из себя. Судя по его реакции, тому могло быть две причины. Или у него проблемы с сексом, как она уже подозревала, или она сама, что было вполне возможно, оторвалась от обычной жизни. Работа манекенщицы давным-давно отучила ее стесняться наготы. Нельзя без конца переодеваться на глазах коллег и модельеров и при этом сохранять застенчивую скромность.
Гас почувствовала, как бретельки соскальзывают с ее плеч, замешкавшись, не успела их поддержать, и розовый лифчик плавно опустился на кровать. Ее груди продолжали слегка вздрагивать, но с этим Гас ничего не могла поделать.
Его лицо покраснело и стало почти багровым. Похоже, он догадался, что Гас упорствует и ни за что не подчинится.
– Считаю до трех, – пригрозил он и рывком повернулся к ней спиной. – Если ты не прикроешься, тогда я…
– Что тогда, мистер Похититель?
– Я задушу тебя этой твоей проклятой штукой!
Видимо, под «штукой» он подразумевал лифчик. Гас задумчиво посмотрела на него: наверное, застежку теперь не смог бы починить даже мастер.
– Я не буду прикрываться, – сообщила она его окаменевшей спине и красной шее. – И плащ тоже больше не надену. Я и так погибаю от жары.
Он начал рыться в рюкзаке, вынимая оттуда разную одежду. Наконец он обнаружил большого размера футболку и швырнул ее через плечо.
– Надень это.
Гас быстро сняла с себя еще влажные трусики и накинула футболку. Она была легкой и прохладной на ее потном теле.
Какое блаженство! К сожалению, футболка с трудом прикрывала попку, оставляя голой значительную часть тела, что наверняка не входило в планы ее благодетеля.
– И еще вот это, – сказал он и швырнул ей джинсы, которые она поймала на лету, но не стала надевать, потому что они не соответствовали погоде. Последними на кровать шлепнулись здоровенные парусиновые кеды, которые Гас оставила лежать там, где они упали.
Она немного пригнулась, когда он повернулся, надеясь, что он не заметит, сколь коротка футболка. Напрасный труд, он даже не удостоил ее взглядом.
– Пора есть, – объявил он, вновь запустив руку, в рюкзак, чтобы на этот раз извлечь оттуда жестяные кружки и тарелки.
– Ты сказал «есть»? А зачем это?
– Разве ты не проголодалась?
Гас умирала от голода. Слабость охватила ее при одном упоминании о пище. В животе громко заурчало, но вряд ли он слышал эти предательские звуки, заглушаемые производимым им самим шумом.
– И что же у нас на ужин? – спросила Гас.
– Надо спросить у тебя. Ведь ты его будешь готовить.
Теперь он вытащил из рюкзака огромный нож в кожаных ножнах.
– Прекрасно, только покажите мне, где тут у вас холодильник, – съязвила Гас. – У меня особенно хорошо получается замороженная пицца в микроволновке, Кстати, это единственное, что я умею готовить.
Он долго привязывал нож к поясу с помощью сыромятного ремня, потом направился к двери.
– В таком случае у нас на ужин будет жареная гремучая змея, – сказал он уже на пороге.
Гас в ужасе затрясла головой.
– О Господи, только не это, – жалобно попросила она.
* * *
Он не шутил насчет жареной гремучей змеи.
Гас чуть не лишилась сознания, когда он принес в лачугу отвратительный труп. Но, увидев, ее побелевшее лицо и то, как она зашаталась, он быстро вынес змею наружу, разложил там костер и поджарил ее на вертеле. От одного только запаха Гас чуть не стошнило, но, пересилив себя, она наполнила кастрюльку ржавой водой из-под крана и долго на всякий случай кипятила ее, добавив потом туда пакетик куриного супа с вермишелью.
Ржавый куриный суп, соленые крекеры и теплое пиво – для Гас это был великий пир. Даже настоящая русская икра не показалась бы ей такой вкусной. Она устроилась в скрипучем кресле-качалке и пила дымящуюся жидкость прямо из кастрюльки, пользуясь ложкой только для того, чтобы вылавливать из супа вермишель. А когда крекер прилипал к небу, она запивала еду баночным пивом, которое обнаружила все в том же необъятном рюкзаке.
«Такая готовка – минутное дело», – хвалилась она себе, складывая в раковину грязную посуду. Будь он здесь, она бы сказала ему то же самое. Только он все еще не вернулся в дом со двора, хотя снаружи уже темнело. И еще заметно похолодало. Гас, закутавшись в плащ, свернулась калачиком на кровати и, борясь со сном, принялась разрабатывать план побега.
Прежде всего ей надо было каким-то образом добраться до машины, чтобы по мобильному телефону сообщить Робу, где она находится. Она слышала, как похититель говорил кому-то по телефону, что поменял первоначальный план и едет в другое место, какое, он сообщит потом. Насколько ей было известно, этого не случилось, так что тот, кто должен был расплатиться с ним, все еще ждал дополнительных инструкций. Бедный Роб, он, как и она, наверное, совсем истерзался…
Со вздохом Гас прислонилась головой к стене. Через разбитое окно в хижину задувал ветер и наполнял ее крепким запахом сагуаро и шалфея. Рассеянный багряный свет заката смягчал неприглядность обстановки и придавал хижине странное очарование, которое, наверное, восхитило бы Гас, если бы не сотни ящериц, прячущихся в каждой щелке деревянных стен. И все-таки она испытывала умиротворение: желудок был полон, и ее приятно клонило в сон.
Она закрыла глаза и начала засыпать…
– Вставай.
При звуке отрывистой команды Гас сразу пробудилась.
– Что случилось? – спросила она.
Снаружи теперь совсем стемнело, и две висячие керосиновые лампы слабо освещали внутренность лачуги. Она все же рассмотрела, что он стоит рядом с раковиной и чем-то явно недоволен. Стоило ли удивляться…
– Ты оставила тут грязь, – сказал он, указывая на немытую посуду.
– Грязь? – удивилась она, все еще не отойдя ото сна и растерянно мигая. – Посмотрите вокруг. Здесь настоящий свинарник. Хуже, чем свинарник, даже свиньи не станут тут жить, а вы беспокоитесь о какой-то немытой кастрюльке.
Он взял эту самую кастрюльку, поднял ее вверх и выпустил из рук, все время сверля Гас пронзительным взглядом. Кастрюлька с грохотом покатилась по полу.
– Нагрязнила – убери за собой, вот мое правило. Выполняй мои правила, и мы отлично поладим. Нарушь их, и я…
– Хорошо, хорошо, – прервала она его, утомленная угрозами.
Сбросив с себя плащ. Гас, как кошка, потянулась всем телом, потом встала с кровати.
– Можно подумать, что меня похитила моя собственная мать, – презрительно сказала она, направилась к кастрюльке, подняла ее с пола и с расстояния швырнула в раковину.
Кастрюлька пролетела по воздуху и с грохотом упала в раковину. Шум, произведенный им ранее, не шел ни в какое сравнение с этим громоизвержением.
– Сначала вы изводите меня из-за моего костюма, а теперь пилите из-за какой-то жалкой грязной кастрюльки.
– Теперь понятно, почему тебя прозвали штучкой.
Злобная нотка в его тоне заставила Гас насторожиться, она чуть было не подняла руку, защищаясь от него, но вовремя остановилась. Он и так едва не свел ее с ума своими фокусами со змеей, и она не хотела повторения. Не следовало его провоцировать, она уже и без того достаточно его раздразнила.
– Я все вымою, – заверила она. – Не надо так заводиться.
Гас сделала шаг в сторону раковины, как вдруг почувствовала, что он ухватил ее за майку и рванул на себя. Силы были неравны, но все равно она сопротивлялась и тянула в свою сторону, упорно, пока выдержит материя.
– Куда ты так спешишь. Гас?
– Куда? Ну, например, в Париж. Вот только разделаюсь с посудой.
Он еще сильнее потянул ее к себе, и она остановилась.
– Я же сказала вам, что уберу за собой! – повторила она.
– Боюсь, теперь уже поздно.
Он подтягивал ее к себе, как рыбак попавшую на крючок рыбу, и она проехала на ногах часть расстояния, потом споткнулась, потеряла равновесие и упала к нему В объятия. Заноза больно вонзилась ей в ногу, сердитые слезы обожгли глаза.
– Ты же видишь, что я уже завелся, – предупредил он, и его рука обхватила ее за талию и притянула еще ближе к себе. – Я так разволновался, что теперь от меня можно ожидать черт знает чего.
Это «черт знает чего» ясно слышалось в его голосе, и Гас поняла, что это не пустая угроза. На этот раз он не шутил. Его горячее дыхание ворошило ей волосы на затылке, а тяжелое биение сердца отдавалось во всем ее теле. Мурашки побежали у нее по спине. Один беглый взгляд вниз объяснил ей причину.
Майка на спине задралась, обнажив нижнюю часть ее тела.
Не хватало только фотографа, который запечатлел бы соблазнительную картину для «Плейбоя».
– Не могли бы вы… – попросила Гас.
– Не мог бы что?
– Не могли бы вы отпустить мою майку? Она…
Гас слишком долго думала, как наиболее пристойно выразить свою мысль.
Его рука с ее талии уже отправилась в разведку: сначала обследовала живот, а затем спустилась ниже, туда, где росли шелковистые темные волосы.
– Как? Вот так номер, неужели у тебя ничего нет под футболкой?
Он посмотрел через ее плечо, чтобы проверить догадку.
Потом отступил назад и еще выше задрал футболку, демонстрируя ее ягодицы змеям, ящерицам и мухам.
– А где же твои трусики?
– Они были мокрые.
– Неужели? – удивился он. – А может, ты эксгибиционистка? А может, тебя следует отшлепать по твоей голой заднице?
– Отпустите мой подол, и все будет в порядке.
– Ты рискуешь, – объявил он, отпуская футболку.
И тут же придержал Гас, словно опасаясь, что она не устоит на ногах, но она-то знала, что у него совсем другое на уме.
Гас выкручивалась и вырывалась, пытаясь ускользнуть, но он крепко ухватил ее и вместе с ней направился к кровати.
– Что вы делаете? – забеспокоилась она. – Если у вас в голове возникли всякие безумные идеи из-за моих трусиков…
Господи, нет! Неужели вы…
Его упрямо выдвинутая вперед челюсть подтвердила ее худшие подозрения: он серьезно готовился осуществить свою угрозу. Его руки были как стальные клещи, но, к счастью, воля Гас была из того же металла. Она не позволит осквернить себя прикосновением к ягодицам, обнаженным или прикрытым!
Она отталкивала его и боролась, пока не угодила ему локтем в ребра, и он вдруг отпустил ее. К счастью, кровать смягчила падение.
Как только Гас приземлилась на рваный матрас, она тут же села, размахивая кулаками.
– Нет, это вы рискуете, мистер!
Не слушая ее, он невозмутимо сделал одну за другой три вещи, подготовив сцену для дальнейших событий, и Гас пожалела, что не подчинилась предупреждавшему ее внутреннему голосу. Прежде всего он расхохотался, чем окончательно взбесил ее.
Затем отвел рукой предназначавшийся ему удар и, наконец, почти без усилия перевернул ее на живот, заведя ей руки за спину.
– Ах ты подлец!
Гас притворно застонала от боли. Она видела только стену сбоку и не представляла, чем он занят, но чувствовала, что его колено прижало ее к матрасу. И еще он что-то делал в районе ее ног. Ну да, он старался их раздвинуть!
Гас изо всех сил напрягла ягодицы, тесно сдвинула ноги и выгнула шею, чтобы выяснить, чем же он все-таки занят, и первое, что она увидела, были те самые синие джинсы, которые он выдал ей и которые она оставила лежать на кровати. Теперь он держал их у себя под мышкой и ожесточенно трудился, пытаясь раздвинуть ее ноги.
Футболка окончательно Перестала выполнять свою функцию, и Гас почувствовала себя совсем голой. Чертова майка задралась до самой груди.
– Отпустите меня!
– Чтобы я потом жалел об этом до конца жизни? – пробормотал он.
– Послушайте, извращенец, я взрослая женщина и разбираюсь в законах! Одно ваше прикосновение ко мне уже квалифицируется как насилие.
– Напротив, я должен был бы заслужить за это нимб святого.
– Хорошо, тогда отшлепайте меня! Чего стесняться? – вскипела Гас.
– Отшлепать тебя? – Он поднял голову и недоуменно посмотрел на нее. – Зачем? Я всего-навсего пытаюсь одеть тебя, потаскушка.
– Потаскушка? – повторила она за ним, и это было почти как вопль.
Уже не в первый и, должно быть, не в последний раз ее обзывали этим оскорбительным словом. Манекенщицы считались легкой добычей, а Гас с ее репутацией была мишенью для всех кому не лень. Но в его устах это было все равно что звонкая пощечина, от которой ей стало нестерпимо больно.
Обиженная до глубины души. Гас повернулась, приподнялась и всей ладонью влепила ему настоящую, весомую пощечину. Резкий громкий звук эхом отозвался в комнате, и на его щеке появился яркий багровый отпечаток. Он поморщился, и Гас с трудом поверила, что причинила ему боль.
– Ладно же, – разозлился он, – тебе нужен извращенец, вот и получай его.
Гас отбивалась руками и ногами, но все было напрасно: он втащил ее к себе на колени и положил вниз лицом, как того и требовал проверенный веками ритуал телесных наказаний учеников начальных классов. Когда наконец она перестала сопротивляться, он надежно прижал рукой ее плечи.
– Дегенерат! – почти заплакала Гас, пораженная его невиданной грубостью. – Ты яркое подтверждение моей теории о мужчинах и ограниченности их интеллекта!
– Какой еще теории?
– Такой, что у мужчин вообще нет интеллекта!
Она сжалась, ожидая первого шлепка, но вместо этого он снял руку с ее спины. Как – он собирается ее отпустить? Она повернулась, чтобы посмотреть на него.
– Ты не будешь меня наказывать?
Он пожал плечами:
– Что толку…
Но разъяренная Гас уже не хотела отступать.
– Нет, тебе это так не пройдет! – бушевала она. – Давай, шлепай! Наказывай меня! Дай волю своим животным инстинктам, унизь меня! Тебе ведь так этого хочется.
– Нет, совсем не хочется.
– Не правда, хочется! Таким мужским особям, как ты, всегда хочется показать свою власть.
– Довольно, вставай, – устало сказал он. – Представление окончено.
– Нет уж! Сначала покажи мне до конца всю твою примитивность! Пусть я запомню этот день на всю свою жизнь и буду ненавидеть тебя до гробовой доски! Ты лишил меня чувства собственного достоинства, но ты не можешь запретить мне возмущаться!
– Прошу тебя, прекрати!
Он поднял руку, и Гас перешла на крик.
– Нет! Не прикасайся ко мне! Если ты только осмелишься, я… Ой-ой!
Один звонкий шлепок, и у нее перехватило дыхание. Ягодицы горели, как обожженные крапивой. Второй удар вызвал у нее целую лавину ругательств, столь непристойных, что Гас с трудом могла поверить, что они вылетели из ее уст.
– У тебя есть лицензия на употребление таких слов? – спросил он с отвращением в голосе и вытянул ноги, отчего Гас сползла на пол. – У меня от стыда уши горят, – добавил он. – Но пусть другие учат тебя хорошим манерам.
Мужчина, который занимается сексом с мертвецами, утверждает, что у него от стыда горят уши?
Гас была готова прожечь ему взглядом спину, когда он пошел прочь. Если бы только у нее сейчас был нож. Пистолет или револьвер не годились, слишком молниеносной была бы расправа.
Она хотела насладиться его муками. Ей было все равно, что он когда-то перенес достаточно страданий, о чем свидетельствовали шрамы на его теле. Гас одернула футболку, снова взгромоздилась, словно курица на насест, на кровать и опять прикрылась плащом, вернувшись в свое прежнее жалкое состояние.
«У меня будет еще немало возможностей, и каких, – убеждала она себя, – чтобы разделаться с негодяем» Когда жених наконец найдет их, он воздаст ему по заслугам. Ей надо только добраться до джипа и сообщить Робу, где она находится. Ее любимый Роб непременно придет ей на помощь. Вера Гас в своего жениха была безгранична.
Ерзая, чтобы не сидеть на болезненном месте, Гас принялась разглядывать свои ступни, определяя, насколько они пострадали во время борьбы с врагом. Пока она обнаружила всего одну-единственную, но глубокую занозу. Возможно, ей понадобится аптечка. Этот человек обращается с женщинами хуже неандертальца. Но Гас никогда не отличалась сдержанностью, поэтому, извлекая из пятки крошечную щепочку и морщась от боли, она не могла удержаться, чтобы не оставить за собой последнее слово.
– Если ты вбил себе в голову глупую высокомерную мысль, что мне необходима взбучка, – объявила она, – то советую тебе с ней расстаться. Все эксперты подряд утверждают, что телесные наказания малоэффективны, даже в случае с детьми.
Они только злят их, кроме того, несовершеннолетние начинают считать избиение нормой жизни, что, в свою очередь…
– Или 1Ы сейчас замолчишь и быстренько заснешь, или я сам тебя успокою.
– И как же ты это сделаешь?
– С помощью вот этой штуковины.
Он повернулся к ней: в руке у него был револьвер, и уж никак не игрушечный. И даже не тот, который на время усыпляет жертву.
Гас проследила, как он большим пальцем взвел курок. Щелчок предупреждал, что выстрел может последовать мгновенно Необычайная тишина вдруг повисла над пустыней Мохаве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзанна



ЗАМЕЧАТЕЛЬНО
Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзаннааня
31.07.2012, 8.29





супер! читаю второй том!! 10 баллов!
Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзанналеся
7.05.2013, 22.00





Я в восторге!. Интрига на протяжении всего романа. Оба тома захватывающие, но первый понравился чуточку больше.
Цвет страсти Том 1 - Форстер СюзаннаНаталья G.
26.01.2015, 16.47





книга чудо!
Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзаннаева
28.01.2015, 10.52





книга замечательная!!!!!
Цвет страсти Том 1 - Форстер СюзаннаTina
5.05.2015, 8.39





Повелась на восторженные отзывы.Прочитала три главы и не увидела никакой интриги.
Цвет страсти Том 1 - Форстер Сюзаннататиана
12.12.2015, 16.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100