Читать онлайн Бесстыжая, автора - Форстер Сюзанна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесстыжая - Форстер Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесстыжая - Форстер Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесстыжая - Форстер Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Сюзанна

Бесстыжая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

С момента приезда Люка Джесси впервые испытывала безмятежное спокойствие. Окруженная розами и кустами сирени, кудрявыми желтыми нарциссами и бледными глициниями, Джесси наслаждалась покоем, словно кто-то поглаживал ее мягкой, невидимой рукой. Это был ее тайный сад, куда она могла спрятаться от кого угодно и от чего угодно. Она работала осторожно, даже не надев перчатки, то срывая засохший листик, то отламывая от стебля поникший цветок. Изысканные чайные розы с лепестками цвета сливочного масла она посадила только этой зимой. Увлажненные холодными морскими ветрами, роскошные цветы буквально источали ничем не отравленную сладость.
Ее украденная свобода была неполна. Джесси беспокоилась о дочери, хотя сегодня утром девочка чувствовала себя вполне прилично. Мэл отличалась гиперчувствительностью к происходящему вокруг – маленькая антенна, улавливающая любой признак беды. Джесси боялась, что девочка заметит ее встревоженность, за чем могли последовать новые приступы астмы.
Кроме того, существовали и другие обязанности, которыми Джесси пренебрегала. Статус вдовы богатого человека налагал на нее необходимость заниматься определенными вещами, главной из которых была компания Саймона, «Уорнек Комьюникейшенс». Саймон хотел, чтобы она участвовала в делах фирмы, и Джесси разделяла его убеждение в том, что газеты могут представлять собой серьезную социальную силу. Почти наверняка в его завещании будут строки о том, что в обязанности Джесси входит контролировать деятельность компании и участвовать в совете директоров. Ей надо было подготовить себя к этой ответственности, окончательно сформулировать свои представления о том, как возродить газеты Саймона. Несмотря на то что Мэтт с ее благословения вел дела компании, она тоже хотела иметь свой голос.
Когда она нагнулась, чтобы подобрать секатор, ее ушей достиг какой-то звук. Слабый блеющий крик донесся откуда-то из глубины оврага. Ее безмятежное настроение немедленно улетучилось. Секатор выпал у нее из рук и с металлическим звуком упал на ящик с садовыми инструментами. Джесси моментально поняла, что кричал ребенок, так что это могла быть только Мэл. А затем так же остро, как шипы роз, которые она обрезала, ее слух поразил другой звук – рычание какого-то зверя.
Джесси так и застыла, сидя на корточках и не в состоянии пошевелиться. В тот день, когда она впервые нашла свою дочь на полу задыхавшейся от недостатка кислорода, она поняла, что астма – это смертельная болезнь. Страх потерять Мэл так въелся в нее, что сейчас ее почти парализовало.
Рычание послышалось еще раз. Эго не приступ астмы. Мэл каким-то образом встретилась с дикой собакой или койотом. Или с кем-нибудь пострашнее. Животный инстинкт подстегнул Джесси, и она вскочила на ноги. В студии Саймона была коллекция ружей и пистолетов, но сейчас у нее не было времени туда бежать. Подхватив садовые ножницы, Джесси рванулась на звук.
«Пожалуйста, Господи, не допусти, чтобы с ней что-то случилось!»
Овраг был за садом, меньше чем в сотне метров от того места, где находилась Джесси, но ей в ужасе казалось, что она никогда не добежит до своей дочери, никогда не сможет спасти ее от невидимой угрозы, что бы это ни было. Ее ноги касались земли с неожиданной тяжестью, каждый шаг обострял все чувства.
Достигнув края ущелья и обозрев окрестности, Джесси поняла, что отчаянные крики доносились из Капли Дьявола – пропасти, образованной почти отвесными скалами, которая находилась метрах в тридцати от нее. Неужели Мэл упала? Джесси споткнулась и схватилась за низкий кустарник, чтобы самой не свалиться вниз. Она стала осторожно спускаться по скользким камням и глинистой почве, чувствуя, как шипы вонзаются ей в бедра. От земли, подававшейся под ее ногами, исходил острый запах влажной почвы и гнилых листьев. Она не видела Мэл, но ей казалось, что девочка окружена стаей рычащих койотов.
«Нет, пожалуйста! Не отбирай ее у меня».
– Мэл! Где ты? Ответа не последовало, но странные задыхающиеся крики становились отчетливее по мере приближения Джесси ко дну ущелья. Они явно доносились из-за каменного выступа, за которым ущелье изгибалось, направляясь к океану. Через несколько секунд Джесси добралась до дна, но голени ее так дрожали, что ей пришлось на некоторое время остановиться.
Еще раз позвав девочку по имени, она на этот раз получила едва различимый ответ. Голос Мэл заставил мать содрогнуться и рвануться к каменному уступу. Обогнув его, она увидела скрючившуюся в неестественной позе девочку.
– Мэл? Что с тобой случилось?! – выкрикнула Джесси, подбегая к ней. Издали: ей показалось, что она попала в какую-то западню.
– Койот… Ему больно, – отчаянно всхлипнула Мэл, прижимаясь к матери грязными ручками и лицом. Через мгновение Джесси поняла, почему ее дочь так расстроена. Радость от того, что она нашла Мэл целой и невредимой, была нарушена очередным резким звуком. Взрослого койота прижало к земли оползнем. У подножия гор водились койоты, но к местам обитания людей их обычно приводил голод.
– Как ты думаешь, можно его спасти? – спросила Мэл.
Джесси крепче прижала к себе девочку, чувствуя, что слабеет от ужаса. Ее пугала не только злая судьба этого зверя. Боль в голосе Мэл свидетельствовала о том, что она унаследовала от Джесси ее обычное сострадание к тем, кого ранило.
– Конечно, можно – произнесла она.
Вой койота стал ужасным. Когда Джесси приблизилась к нему, он стал дико скрести землю передними лапами, пытаясь высвободиться. Койот явно был в панике, но судорожные усилия отняли у него последние силы, и он в изнеможении опустил голову на землю, часто и тяжело дыша и выкатив глаза. Джесси осторожно подошла к нему, стараясь не волновать животное. Когда она оказалась достаточно близко, чтобы убрать обломки, у него не было сил даже на то, чтобы скулить.
«Пожалуйста, позволь мне спасти его», – взмолилась она, обращаясь к любой благожелательно настроенной высшей силе, которая могла ее услышать. «Позволь мне это сделать, пусть даже только ради Мэл. Даже если я не стою милости, ее стоят ребенок и животное».
– Стой на месте, – сказала она Мэл, отодвигая пытавшуюся помочь девочку назад. Садовые ножницы превратились в лопатку, которой она вгрызалась в кучу камней и комьев земли, отбрасывая их прочь. Куски гранита царапали ей руки, но Джесси продолжала работать, разгребая завал, пока не увидела несколько больших камней, прижимавших койота к земле. Их придется откатывать. Встав на колени, Джесси прислонилась к самому большому камню, упершись ногой в глинистый склон.
– Почему я не могу тебе помочь? – спросила Мэл умоляющим голосом.
Джесси не ответила. Она была слишком сосредоточена на своей борьбе с камнем. Это оказалось гораздо труднее, чем она предполагала, но камень был наклонен под острым углом. Если бы Джесси удалось сдвинуть его хотя бы на сантиметр, он бы сам скатился вниз под действием силы тяжести.
Джесси вжалась в склон еще сильнее, надеясь, что валун вот-вот подастся. В ее колено вонзились острые камни. Плечо устало, мышцы ныли, но наконец камень начал сдвигаться с места – казалось, исключительно под действием силы воли.
Она еще поднажала на него с победным стоном. Камень откатился в сторону. Собрав все силы, Джесси через мгновение вскочила на ноги. Она вся дрожала от усталости и облегчения, в глазах застыли слезы. Но стоило ей взглянуть на койота, как кровь отлила от ее лица.
– Стой на месте, Мэл! – крикнула она, шагнув в сторону, чтобы закрыть собой животное от глаз девочки. Ей не хотелось, чтобы она видела состояние несчастного зверя. Она сама с трудом могла на это смотреть. Вся задняя часть его тела была просто размозжена. Никакой врач не смог бы ему помочь. То, что койот прожил так долго, чудом. Онемев от отчаяния, Джесси судорожно раздумывала над тем, что можно было сделать. И, хотя ей приходило в голову множество вариантов, она понимала, что возможен только один.
– Иди домой, Мэл.
– Что?
– Иди домой, – повторила Джесси охрипшим от жалости и смирения голосом, поворачиваясь к Мэл. Она не сможет сдержать данного девочке обещания, а утешить испуганную и подавленную Мэл нельзя было никакими словами.
Мэл подняла руку, словно пытаясь отмахнуться от приказания матери.
– Но почему? – настаивала она. – Ты же еще не до конца освободила койота. Если ты устала, я тебе помогу.
– Мэл…
В бирюзовых глазах девочки заблестели слезы.
– Мама… пожалуйста!
Джесси со свистом рассекла рукой воздух, указывая в сторону дома. Откуда только у нее взялись силы, чтобы посмотреть на свою дочь с такой яростью?
– Делай, что тебе говорят, черт тебя возьми! Иди!
Мэл медленно повернулась с совершенно потерянным от детского горя лицом. У Джесси сжалось сердце, когда она увидела, как ее дочь понуро бредет к дому. Если бы она могла рассказать ей, почему ее отсылает! Девочка не должна присутствовать при том, что произойдет. Состояние койота было совершенно безнадежным, и, если бы Джесси пришлось объяснять дочери, что она собирается сделать, это лишило бы ее последних остатков мужества. Стоило Мэл расплакаться, и Джесси тоже не выдержит. Ей надо было действовать быстро – в противном случае она вообще не сможет действовать.
Она хотела только одного – избавить койота от мучений. Но, когда она снова повернулась к животному, все ее тело содрогнулось. Койот смотрел на нее, еле дыша и поскуливая.
Страдание в его глазах заставило Джесси вспомнить о другой ране, которая когда-то была нанесена в этом же ущелье, о беспомощном юноше и боли, которую она тогда прочитала в его взгляде. В тот день ее сердце было открыто. Она словно преобразилась под действием любви и сострадания. Инстинкт заставлял ее сохранить чужую жизнь, спасти человека любой ценой.
Как же ей убить койота? Джесси глянула на ножницы и содрогнулась. Нет, это было невозможно. Нужно найти какой-то человечный выход… Койот посмотрел ей прямо в глаза, такой красивый и спокойный, и Джесси резко выдохнула воздух.
– Ты же знаешь, что я хочу тебе помочь… Ее голос сорвался, но в этот краткий миг, когда жизнь встречается со смертью, когда надежда неотличима от отчаяния, Джесси ощутила древнюю связь с этим умирающим зверем и со всем живым на земле. Она почувствовала беспомощность животного, его немое доверие к ней и почти немыслимую покорность. И сердце Джесси открылось навстречу сладчайшей и печальнейшей любви ко всему живому на земле. Она вдруг осознала, что милосердный поступок – это странная и мучительная вещь. Чтобы очистить рану, нужно приложить к ней раскаленный уголь. Под действием милосердия все преображалось. Однажды милосердие подсказало ей спасти жизнь, теперь оно приказывало ее отнять.
И снова она обратилась к Богу с молитвой о помощи. Джесси огляделась в поисках тяжелого камня или другого подходящего оружия, но сама мысль об этом была непереносима. Повернувшись к койоту, она увидела, что он закрыл глаза. Джесси перешагнула через низкий кустарник и подошла к нему совсем близко. Встав на колени и прикоснувшись к его шелковистой морде, она нагнулась совсем низко и наклонила голову. Ее молитву услышали. Койот был мертв.
Свет словно повис в воздухе, придавая поместью свежесть уединенного сада. Люк гулял по угодьям своего отца, поглощенный красотой кустов дикой сирени и готовых вот-вот расцвести роз. Его целью было ущелье, где при воспоминании о том, что там когда-то произошло, его непременно должны были обступить демоны прошлого. Но ароматы цветов притупили тяжелые отзвуки ушедшей боли, словно прикрыв их горько-сладкой пеленой мечты.
Он уже слышал рычание зверя и спросил себя, не бродит ли по окрестностям свора диких собак. Теперь, достигнув тихого каньона, он услышал чье-то прерывистое дыхание, напомнившее ему шелест листьев эвкалипта на ветру. Но в этом звуке была какая-то настойчивость, которая заставила его идти быстрее, и, подойдя к краю ущелья. Люк увидел лежащую на его склоне девочку. Согнувшись, она задыхалась после очередной попытки взобраться наверх.
– Держись, – сказал он, начиная спускаться к ней.
Девочка подняла на него глаза. Ее и без того худые, измазанные глиной щеки совсем запали от усилий. Поразительно яркие глаза цвета бирюзы напомнили ему другую женщину. Но Люк не стал погружаться в воспоминания. Взяв девочку на руки, он пошел наверх к краю ущелья. Мышцы его раненой ноги заныли под дополнительной нагрузкой. Склон был достаточно крутым, и Люк ступал очень осторожно. Когда он был маленьким, у него тоже были проблемы с дыхательной системой, и он прекрасно помнил, как смертельно боялся задохнуться. Справиться с этим страхом означало наполовину победить приступ.
Одетая в джинсы и хлопчатобумажный свитер, девочка была хрупким созданием, состоящим, казалось, из одних локтей и коленок. Но хватка у нее была воистину мертвая – она отчаянно вцепилась в грубую ткань его куртки. Люк ласково говорил с ней, прижимая к себе. Когда они достигли края, ее дыхание стало немного ровнее – кризис миновал. Он хотел было положить ее на землю, чтобы она окончательно оправилась, но трава все еще была влажной от утренней росы, поэтому Люк пошел к дому, неся девочку на руках.
Он вдруг подумал, что для человека, который не особенно привык иметь дело с детьми, он сегодня общается с ними слишком много. На самом деле, его раздражали не сами дети, а свойственная детскому возрасту беспомощность. Он давным-давно пришел к выводу, что дети – это сердца, которые ждут того, что их разобьют. В их глазах всегда была надежда, яркая, ничем не прикрытая тоска. Отвернуться от этого было нельзя, как нельзя не замечать солнца. Дети не умеют скрывать свои чувства. Глядя на ребенка, Люк всегда думал о том, как больно ему будет, если какой-нибудь взрослый, которому доверяет малыш, разобьет его надежды.
Он почувствовал, как девочка еще сильнее вцепилась ему в рукав, и понял, что его дрожащий груз хочет ему что-то сказать.
– Она… оставила его... умирать.
– Что оставила? – Перехватив девочку чуть выше, Люк с изумлением заметил, что ее грязное лицо мокро от слез. Оказывается, все это время она плакала.
– Что случилось? – спросил он. Девочка начала свой лихорадочный, сбивчивый рассказ, из которого Люк мог понять только то, что какое-то животное было сильно ранено и что в этом участвовал кто-то еще. Девочка явно обезумела от горя. На виске пульсировала голубая вена, а ее худенькое тело сотрясала крупная дрожь. Еще одно раненое сердце, печально подумал Люк.
Снова содрогнувшись, девочка прижалась к нему крепче. Люк попытался успокоить ее, борясь с собственной душевной болью.
– Это больно, – сказал он – не столько ей, сколько себе. – Я знаю, что это больно.
Подняв ее почти до своих плеч. Люк вдруг почувствовал странный, глубоко взволновавший его импульс. Он понимал, что не в состоянии защитить это создание от той боли, которая отмерена ей жизнью. Если ей повезет, у нее хватит сил на то, чтобы справиться с тем, через что ей предстоит пройти, но, если бы существовал способ уберечь ее от всех превратностей судьбы прямо сейчас, он бы сделал это.
– Я принесу тебя в этот дом, – сказал он, указывая кивком головы на возвышавшуюся перед ними усадьбу. – Когда ты немного придешь в себя, мы найдем твой дом и свяжемся с твоими родителями.
– Я живу здесь, – сказала девочка.
– Здесь? В «Эхе»? – в изумлении воскликнул Люк, испытующе глядя на нее. – Как же тебя зовут?
– Мелисса! – Это не был голос девочки – имя выкрикнул кто-то еще. Повернувшись, Люк увидел Джесси, которая только что вылезла на край обрыва. В руках у нее были садовые ножницы, и ее глаза горели диким огнем. Она отчаянно рванулась к нему, полная какого-то животного страха.
– Что ты с ней делаешь? – закричала она. Люк заставил себя внутренне собраться, словно при встрече с демоном. Девочка, которую он так и не опустил на землю, издала жалобный стон и спрятала лицо в складках его куртки. Люк прекрасно понял, почему она так отреагировала. В грязной одежде, с развевающимися рыжими волосами Джесси напоминала сумасшедшую.
– Отпусти ее, – приказала Джесси, прерывисто дыша. Она смотрела на него с яростью, которая, как он знал по собственному опыту, могла оказаться смертельной, особенно учитывая то, что в руках у нее был острый предмет.
Девочка по-прежнему прижималась к Люку, словно боясь, что он действительно отдаст ее этой ведьме. Люк обнял ее так, как будто хотел защитить, понимая, однако, что никакая опасность ей не грозит. Джесси злилась на него, а не на ребенка. Это было достаточно очевидно. Интуиция подсказала ему, что его угораздило попасть в эпицентр семейного кризиса. Он чувствовал себя человеком, вмешавшимся не в свое дело, и в других обстоятельствах он непременно бы с извинениями откланялся.
– Я хочу, чтобы ты опустил ее на землю.
– Ей трудно дышать, – сказал Люк. – Когда я ее обнаружил, она пыталась вскарабкаться на склон оврага, а я донес ее до дома.
Джесси протянула руки.
– Я возьму ее.
Люк хотел было уклониться, но девочка дернула его за рукав куртки.
– Она моя м-мама, – заикаясь, сказала Мелисса. Кончик носа у нее покраснел, а подбородок дрожал – девочка боролась с подступившими слезами.
Дочь Джесси? Люк почувствовал, что ему как-то странно сдавило грудь. Он не мог определить, что испытывает, помимо того, что его охватило глубочайшее удивление.
– Ну что ж, – сказал он наконец, – если она твоя мама, то ты должна идти к ней.
Мэл спрятала голову в складках его одежды, подавленно всхлипнув.
– Нет! Я ее ненавижу. Это она позволила койоту умереть.
– Мэл, я ничего не могла поделать, – начала Джесси. Ее голос внезапно дрогнул, а взгляд наполнился болью. – Он был очень серьезно ранен, – пыталась объяснить она, глядя на скорчившуюся в объятиях Люка девочку. – Его нельзя было спасти. Пожалуйста, Мэл…
Люк начинал понимать, что произошло и почему обе были так потрясены. Рычание, которое он слышал незадолго до этого, оказывается, издавало раненое животное. Он сочувствовал очевидным душевным мукам Джесси. Казалось, она испытывает такие же сильные страдания, как и ее дочь. Однако стоило ей поднять голову и встретить изучающий взгляд Люка, как боль в ее глазах немедленно сменилась враждебностью. Было ясно, что ей от него ничего не нужно, даже симпатии.
– Отдай ее мне, – твердо сказала она. Люк неохотно подчинился. Он не имел права не отдавать ребенка его собственной матери, но в то же время ему казалось, что он как бы предает Мелиссу. В любом случае, выбора у него не было. Когда он уже оторвал приникшую к нему девочку, чтобы протянуть ее матери, из дома выбежала няня и помчалась к ним.
– Мелисса! – воскликнула она, подбегая к ним с вытянутыми руками. – А я тебя всюду разыскиваю!
Теперь Люка окружали сразу две женщины, готовые – даже требующие – освободить его от его ноши. Но Мэл, казалось, была не в состоянии оторваться от его рукава, и Люк с некоторым удивлением обнаружил, что не слишком-то спешит отдать ребенка. Ему даже нравилась эта доверчивость свернувшегося клубком в его объятиях существа. С ним девочка была в безопасности, и он это чувствовал; это случалось в его жизни так редко, что сейчас он испытывал новые, совершенно незнакомые ему ощущения. Ее серьезные глаза под печально подрагивавшими ресницами, озорные рыжие кудри, убранные под кепку, – все это было обращено напрямую к его сердцу, чего с ним не случалось уже очень долго.
Но порывистая Джина прервала поток его мыслей, просто-напросто подойдя к нему и вырвав Мэл из его рук с материнской безапелляционностью.
– Grazie a dio, – сказала она, хлопоча вокруг своей юной подопечной. – Слава Богу, что с тобой все в порядке, Мэл. Зачем же ты убежала?
– Отведи ее в дом, Джина, – сказала Джесси сурово и многозначительно.
Джина покраснела и немедленно начала извиняться.
– Я вышла из комнаты всего на одну минуту!
– Мы об этом позже поговорим, – ответила Джесси, энергичным кивком приказывая ей удалиться. Не приходилось сомневаться, что она очень зла на няню. – Помой ее в горячей воде, переодень в чистое и завари ей чабер.
– Чабер? – жалобно переспросила Мэл. – Он же отвратительный! У него вкус, как у грязных носков.
– Но тебе он поможет. – Джесси была неумолима. Джина повернулась и вместе с девочкой пошла к дому. – И выпей все до последней капли!
Мэл с няней уже скрылись в дверях дома, а Джесси по-прежнему продолжала смотреть им вслед. Люк подумал, что она не хочет его видеть. Повисшее между ними молчание было тяжелым – у Люка накопилось к ней слишком много вопросов, которые надо было когда-нибудь задать.
– Чей это ребенок? – через несколько секунд спросил он.
– Мой, – просто ответила Джесси.
– Твой? Как интересно… Непорочное зачатие?
Джесси пожала плечами.
– Если хочешь, считай так.
– Я не хочу. Кто ее отец?
– Саймон, – быстро и вызывающе ответила она. – Мэл – моя дочь от Саймона. Люк откровенно рассмеялся.
– Сколько ей лет? Шесть? Семь? Твой брак с моим отцом продлился всего два года.
– Детей часто зачинают вне брака. Люк провел ладонью по волосам, откинув назад черную прядь, закрывавшую лоб.
– Итак, ты хочешь сказать, что у тебя был роман с моим отцом, ты родила от него ребенка, а вышла за него только через несколько лет? Извини, это звучит неубедительно.
– Мне все равно, что ты думаешь, – вскинулась Джесси. – Я вышла за твоего отца именно из-за Мелиссы. Чей же еще это может быть ребенок?
Шрам на ее верхней губе побелел, контрастируя с залитым краской лицом. Именно этот изъян мешал ей быть красивой или даже хорошенькой. Но в то же время рубец придавал ей чувственность и загадочность. Именно он, а не ее роскошные рыжие волосы, делал ее неповторимой. Мэл унаследовала от Джесси ее наиболее заметные черты, в том числе и рыжие волосы. Но в то же время ребенок был похож на кого-то другого, и это поражало воображение Люка. Чей же это мог быть ребенок?
– Мой… – Люк думал вслух, вспоминая бирюзовые глаза, острые скулы и треугольное лицо девочки.
– Мой и Шелби. Когда я уехал, твоя сестра думала, что она беременна.
Джесси подскочила так, как будто он ударил ее. Она знала, что в свое время он хотел жениться на Шелби, но та, проведав, что он будет лишен наследства и изгнан из Хаф Мун Бэя собственным отцом, отказала ему. Она не захотела даже попрощаться с Люком.
– Шелби сделала аборт, – холодно сообщила Джесси. Посмотрев на Люка после этой реплики, она испытала своего рода триумф. Этот раунд она выиграла, но удовлетворение от того, что ей удалось сделать ему больно, быстро прошло от мысли, что Люк, возможно, по-прежнему влюблен в ее сестру.
– А где она сейчас? – спросил он. Он имеет в виду Шелби, подумала она. Конечно, Шелби.
– Мы не общаемся, – кисло откликнулась Джесси. – Последнее, что я о ней слышала, это что она живет в Нью-Йорке, пытаясь вписаться в индустрию моды. Зная мою сестру, можно быть уверенным, что сейчас она по меньшей мере содержит агентство моделей. Или же нашла себе спонсора, достаточно богатого для того, чтобы финансировать ее мечты о славе.
– Ты, наверное, хорошо должна знать, что такое спонсор. Какую мечту ты намерена воплотить в жизнь при помощи денег Саймона? Насколько я помню, ты хотела быть бесстрашным первооткрывателем, сэр Ричард Бертон в юбке? Ты хотела объехать весь земной шар и даже открыть где-нибудь заповедник, не так ли?
Джесси почувствовала себя уязвленной. Какими глупыми были эти тайные желания, в которых она признавалась ему в детстве! Почему ее так задело, когда он через столько лет вспомнил о них? Она словно бы раскрылась под его удар, а он совершил непростительный поступок, разрушив ее веру в ту часть их прошлого, которая по-прежнему была для нее драгоценна. Оказывается, он этого совершенно не понимал. Итак, это ей урок: нечего пускать этого человека в свои воспоминания. Это уже не тот мальчик, с которым она дружила, не тот печальный, дикий, испуганный подросток.
– Никогда не угадаешь, где я провел утро, – сказал Люк и замолчал. Сделанная им пауза заставила ее спросить.
– Где же?
– В библиотеке. Я просматривал старые газеты с репортажами о ходе следствия. Интересное чтение, скажу я тебе. Если бы не твое свидетельство, меня, возможно, вообще бы не привлекли к даче показаний. Но я думаю, что ты об этом прекрасно знаешь, не правда ли, Джесси? Шелби заявила, что в тот вечер Хэнк пришел домой после драки в баре пьяный в стельку и ударился головой о каменную плиту времен Бена Франклина; Все знали о том, что Хэнк был пьяницей, и полиция была готова верить Шелби до тех пор, пока ты не сказала, что в ту ночь я был там и что мы с Хэнком подрались.
– Шелби специально врала, чтобы защитить тебя, – быстро, но твердо сказала Джесси. – А я – нет.
– Ах… так я имею честь разговаривать с борцом за правду. Вот оно что. Благородная Джесси. А тебе не приходило в голову, что я мог бы провести за решеткой очень много времени, да и Шелби – за дачу ложных показаний – тоже?
Ветер шумел в деревьях, окружавших ущелье. Иногда сквозь дымку пробивалось солнце, освещая сад тут и там. Лезвия ножниц, которые Джесси по-прежнему держала в руках, блестели под бледно-золотыми лучами. Джесси опустила голову, ее сердце отчаянно билось. «Лучше бы ты убила меня, Джесси. Ты очень скоро пожалеешь о том, что этого не сделала». Его слова отложились в памяти навечно. Теперь она почувствовала содержавшуюся в них угрозу беды еще более реально, чем в ту ночь, когда он произнес их.
– Шелби исчезла после окончания следствия, – продолжал Люк, как будто не замечая рассеянности Джесси. – А потом Саймон заставил меня уехать из города. У меня просто не было возможности поговорить с твоей сестрой о той ночи, и я не знал, что она была беременна. Мне всегда хотелось услышать ее версию.
– Не надо, – сказала Джесси. Если она и сомневалась – или хотела сомневаться – в том, что этот человек – ее враг, то теперь все колебания улетучились. Он уже начал свое расследование и явно собирался дергать за все ниточки, пока не докопается до правды, пока не распутает этот змеиный клубок тайн, берущий начало в той жестокой, бесконечной ночи.
– Не впутывайся в это, – хриплым голосом предупредила его Джесси. – Ты и представить себе не можешь, во что ты влез, Люк. Если ты намерен продолжать, то знай, что сделаешь больно всем нам.
– Всем нам? Что ты имеешь в виду?
Она сказала ему слишком много. Резко отвернувшись, Джесси стремительно пошла к дому. Люк следил за ней взглядом в некотором оцепенении. Если Джесси Флад по-прежнему питала какую-то ревность к своей старшей сестре, это было совершенно напрасно. Шелби с ее бирюзовыми глазами и соблазнительной улыбкой представляла для него огромный интерес, когда он был подростком, но эта женщина…
Джесси была солдатом, который пойдет на все, чтобы защитить свое кровное. Люку никогда не была присуща такая первобытная, безжалостная смелость. Из-за этого он почти простил ей то, что она стреляла в него. Кроме того, было очевидно, что она хочет что-то защитить, и Люк собирался выяснить, что именно, намереваясь пробиться сквозь запертую дверь в тайную жизнь Джесси Флад, какова бы она ни была. Он уже забрался в какие-то никому не известные закоулки этой старой и запутанной истории с Хэнком Фладом, которая должна была дать ответы на его бесчисленные вопросы. Люк вдруг понял, что наткнулся на гордиев узел, который явно ждал его, человека, который потянет за нужную ниточку.
Джесси шла к дому пружинистой походкой, свирепая, как ревнивая богиня, готовая метнуть молнию. Люк почувствовал, что его к ней неудержимо влечет. Большую часть своей взрослой жизни он был поглощен стремлением вернуть себе владения своего отца – то, что должно было принадлежать ему по праву наследования. Но теперь он спрашивал себя, удовольствуется ли он этим, или же ему захочется чего-то большего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесстыжая - Форстер Сюзанна



хорошо провела время
Бесстыжая - Форстер Сюзаннаарина
5.09.2011, 11.34





,,роман про сестер блезняшек,если я не ошибаюсь они после смерти отца едут в Техас к тетке,,...Роман ДЖ.Линдсей "Мой мужчина"
Бесстыжая - Форстер СюзаннаJana
27.09.2011, 16.34





большое спасибо это какраз то что я искала.
Бесстыжая - Форстер Сюзаннаzahar
27.09.2011, 16.40





Море романтики,увлекательный, не напрягает. Всем рекомендую почитать
Бесстыжая - Форстер СюзаннаOlga
7.04.2012, 18.18





Роман стоящий, почитать стоит.
Бесстыжая - Форстер СюзаннаЛика
8.04.2012, 15.30





все так запутанно ,высосано из пальца ,одним словом бред,такого я еще никогда не читала,зря потратила время!
Бесстыжая - Форстер Сюзаннаюлианна
25.06.2012, 17.08





не заезжено и живенько
Бесстыжая - Форстер СюзаннаТата
23.09.2013, 9.51





О, отличная история, о несовершенных людях, способных любить безупречно! Читайте, читайте!
Бесстыжая - Форстер СюзаннаТатьяна
16.12.2013, 0.32





А мне понравилось. Прочитала с удовольствием. Очень трудно выбрать роман для чтения при всем многообразии. Может и не шедевр, но времени потраченного не жалко. Читайте!
Бесстыжая - Форстер СюзаннаЛеля
9.01.2014, 14.03





Не роман, а драма мыльная. Не осилила. Странно,что героиня не подозревала,что ее покойный муж больной садист.
Бесстыжая - Форстер СюзаннаКлава
4.05.2014, 19.07





Кошмар, как можно о 9/летней девочке сказать "...эта юная потаскушка..."rnТакие вещи отвращают от литературного уровня автора.
Бесстыжая - Форстер Сюзаннаlilia
9.11.2014, 17.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100