Читать онлайн Приходи в полночь, автора - Форстер Сюзанна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приходи в полночь - Форстер Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 108)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приходи в полночь - Форстер Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приходи в полночь - Форстер Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Сюзанна

Приходи в полночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Западная гильдия маринистов Художественного совета Лос-Анджелеса давала свой ежегодный зимний карнавал — большой благотворительный аукцион, — который стал гвоздем сезона, и в этот умеренно теплый январский вечер большой бальный зал отеля «Ритц-Карлтон» был переполнен сливками южного общества.
Мать Ли Раппапорт, женщина, чья небывалая способность убеждать вошла в легенду, уже несколько лет привлекала свою дочь к организации этого мероприятия. Кейт Раппапорт была тут оформителем, хозяйкой и координатором. В этот вечер, лавируя в толпе людей, облаченных в вечерние туалеты, и очаровывая своих гостей остроумием и эксцентричностью, Кейт, несомненно, была и королевой вечера.
В помещении было много женщин гораздо красивее, включая и саму Ли, но ни одна не умела привлечь внимание присутствующих так, как Кейт. Все поворачивались в ее сторону, и раздавался шепот восхищения, а если часть замечаний, отпущенных дамами, и сквозила завистью и намеренно акцентировала внимание на том, «как хорошо Кейт сохранилась в свои пятьдесят три», то мужчины проявляли откровенно эротический интерес независимо от возраста — ее и их.
Ли отметила, что оказалась в числе восхищавшихся, но в то же время испытывающих двойственные чувства женщин. Она стояла прижав к пылающей щеке прохладный хрусталь бокала с шампанским, и, наблюдая за матерью, удивлялась, как могла столь восхитительная Кейт произвести на свет ребенка с таким непохожим на ее собственный темпераментом. Ли обожала мать, как почти все, кто знакомился с ней поближе, но она давно распрощалась с надеждой на внимание мужчин, если рядом была Кейт. Пустые хлопоты.
В этот вечер Ли выглядела прекрасно: длинные золотистые волосы стянуты в довольно тугой узел на затылке, умеренный макияж, черное креповое платье от Энн Тейлор до колен подчеркнуто пестрым жакетом и черными замшевыми туфлями на высоких каблуках. Сам по себе наряд был потрясающий, но он проигрывал рядом с лиловым платьем Кейт от Оскара де ла Ренты.
Никто, пожалуй, не смог бы назвать Ли застенчивой. Возможно, сдержанной. Задумчивой. Если она и была по своему настойчивой, то ее энергия скрывалась внутри. Ли была «глубоким прудом, чья вода залита лунным светом, гораздо более недоступным и загадочным, чем ее сверкающая мать», — во всяком случае, так утверждала колонка светской хроники одного из журналов. Кейт возразила против этого. «Неужели они действительно считают, что я не загадочная? — спросила она после прочтения этого пассажа за завтраком. — Как странно».
И вот теперь Ли, несколько забавляясь, смотрела, как ее мать поймала Доусона Рида, совещавшегося с группой молодых адвокатов. Кейт заботливо поправила его галстук-бабочку, а затем отправила за клюквенным соком с перье — ничего крепче она никогда не пила. Ли почти видела, как пульсировала кровь в висках Доусона, когда он извинялся перед своими протеже и пошел выполнять поручение Кейт. Никто во всем цивилизованном мире не посмел бы использовать Доусона Рида в качестве мальчика на побегушках, кроме матери Ли.
Это была одна из причин, по которой она любила Кейт.
И это была одна из основных причин, по которым Ли любила Доусона. Он не мог устоять перед ее матерью. Они с Кейт слишком схожи, чтобы быть совместимыми. По крайней мере они не могли объединиться и напуститься на Ли, заставляя ее стать более общительной. Они оба считали ее слишком замкнутой и слегка сдвинутой в том, что касалось ее работы.
— Кейт сегодня в наилучшей форме, — проворчал Доусон несколько мгновений спустя, присоединившись к Ли в задней части зала, где она тихо дожидалась, пока все рассядутся в предвкушении аукциона. Ли всегда была скорее наблюдателем жизни, чем ее участником. Пожалуй, только два дня назад… когда мужчина, которого она никогда раньше не видела, прижал ее к стене, грубо дал волю рукам и приказал вести себя так, будто ей это нравится, она впервые почувствовала, что действительно живет.
Ли озорно улыбнулась и протянула свой полный до краев бокал шампанского жениху:
— Что ты сделаешь, если я поправлю твой галстук и попрошу принести мне свежего шампанского?
Доусон покраснел, поняв, что скомпрометирован.
— Мне следовало это сделать, не так ли?
— Спешите! Иначе кто-то другой купит эту обнаженную красавицу! — провозгласил с подиума знаменитый аукционист. — Или я повешу ее в мужской раздевалке у себя в теннисном клубе!
Аукцион начался, и мастер церемоний, знаменитый комический актер, читающий сводки погоды на местном телевидении, пытался соблазнить собравшихся ню рубенсовских форм.
— Она будет идеально смотреться рядом с моим плакатом рекламы пива, как вы считаете? — спросил он.
Не прошло и нескольких секунд, как гости стонали и покатывались от смеха над невежеством артиста в области искусства. Но торги, к большому облегчению Ли, пошли оживленно. И ее мать, и Доусон были активистами художественного совета, и Кейт много усилий приложила, планируя сбор средств. В нынешнем году это было непросто. Средства совета значительно урезали, и программа грантов для школ, выделяемых на неосновные предметы, оказалась под угрозой закрытия.
Большая часть лотов поступила от процветающих местных художников, но несколько видных коллекционеров, среди них и Доусон, пожертвовали ценные произведения из своих собраний, что сделало торги весьма бурными. Фривольный юмор комика поддерживал атмосферу веселья, и даже когда цены взлетали до шестизначных цифр, все выкрикивали свои ставки и яростно жаловались, когда проигрывали. В этом престижном месте никто не голосовал, поднимая руку или деликатно сигнализируя серебряными авторучками от Тиффани.
— Так, так… что тут у нас?
Ведущий поднял фотографию в тонах сепии — мужчина и женщина в поразительно эротичной позе. Оба персонажа были полностью одеты, но завораживающей эту фотографию делала именно поза моделей. Ладонь мужчины неторопливой, почти невыносимо чувственной лаской обвивала шею женщины, а бедром он раздвигал ей ноги.
— Это фотография Ника Монтеры, — объявил аукционист, подняв обрамленное произведение высоко над головой. — Подождите, пока не услышите название. Что я получу за «Приходи в полночь»?
Ли с удивлением повернулась к матери и Доусону. Она с трудом обрела голос:
— Как одна из работ Ника Монтеры оказалась на аукционе?
— Должно быть, ведущий пожелал пошутить, — сказал Доусон.
— Вовсе нет, — возразила Кейт. — В нынешнем году этот фотохудожник внес очень большой вклад в нашу программу грантов. Монтера добровольно вызвался учить детей из баррио фотографии и около месяца назад передал несколько фотографий нашему комитету. Поэтому я подумала, что раз уж он сейчас так знаменит…
— Знаменит? Мама, его обвиняют в убийстве одной из его моделей! В том, что он ее задушил. — Ли, поняв, что мужчина на фотографии напоминает самого Монтеру, похолодела.
— О… в самом деле? — Кейт рассмотрела фотографию, которую держал аукционист. — Боже мой!
— Давайте, ребята! — подбадривал распорядитель. — Начальная ставка — пять тысяч долларов, но эта фотография стоит в десять раз дороже. А к завтрашнему дню цена, возможно, поднимется еще выше.
— Пять пятьсот! — выкрикнул один.
— Шесть! — закричал другой.
Торги пошли серьезно, цена быстро росла. Покупатели словно обезумели, когда пробрались поближе, чтобы рассмотреть снимок. Но Ли ощущала и другое, подводное течение шока и недоумения, распространяющееся в толпе. Кое кто из присутствующих пребывал в ужасе от происходящего, и она чувствовала, что недовольство вот-вот прорвется.
Кейт, видимо, тоже это поняла, так как направилась к подиуму.
— Прошу прощения! — крикнула она. — Это ошибка!
Ведущий неохотно передал Кейт микрофон, когда она поднялась на возвышение.
— Мне очень жаль, — объяснила она мелодичным голосом, дрожавшим от волнения, — но работа Монтеры была выставлена на продажу по ошибке. Она очень красива и, я уверена, должно быть, очень ценна, но политика нашей гильдии не позволяет наживаться на чьем-либо несчастье, поэтому, если вы минутку подождете, мы перейдем к следующему лоту…
Пока мать Ли и аукционист пытались исправить положение, она обратила внимание на шепот гостей.
— Если эту фотографию примут в качестве вещественного доказательства, — пробормотал рядом с ней мужчина, — Монтеру поджарят живьем.
— Убийство первой степени, — согласился другой.
— Присяжным даже не придется долго размышлять, — предсказал третий.
Аукционист повернул фотографию к стене, но образы словно огнем запечатлелись в мозгу Ли. Ей казалось, что она уже видела эту фотографию раньше, в более примитивной форме, возможно, во сне. Ее одолевали непрошеные эротические мысли после пугающего случая в детстве — столкновения с одним из молодых мужчин, протеже ее матери. Тогда у нее впервые появились сомнения в собственной сексуальной привлекательности. Но это было совсем другое ощущение, больше походившее на долго подавляемые темные фантазии, ищущие выражения.
— Может, и хорошо, что ты не оцениваешь состояние Монтеры, — сказал Доусон, беря ее за руку оберегающим жестом. — По мне, так он просто тошнотворен. — Он провел указательным пальцем вокруг ее указательного, как делал много раз за те три года, что они были вместе. Это был не просто жест симпатии. Он стал символом их солидарности. Их связи.
Но почему-то сейчас вид их переплетенных пальцев поднял внутри Ли волну, близкую к панике. По какой-то причине ей захотелось вырвать свою руку, но она не могла заставить себя сделать это.
— Я передумала, Доусон, — с мягкой решимостью произнесла она.
— Передумала? Насчет чего?
— Насчет Ника Монтеры. Я хочу взяться за это дело.
* * *
Ли не была готова к приходу Ника Монтеры. Она попросила свою помощницу назначить встречу с ним на это утро, и он должен был появиться через несколько минут, но она еще не получила его досье, запрошенное ею в офисе окружного прокурора. В своей оценке она не собиралась полностью опираться на полицейские отчеты, но чувствовала себя неуверенно, хотя бы не просмотрев имеющиеся о нем сведения. Ли планировала провести обстоятельную беседу и применить целую обойму тестов, включая проекционный тест Джонсона — Раппапорт.
Она не хотела, чтобы присяжные или сам Монтера нащупали какую-то из ее слабых сторон. В этом смысле она намеревалась провести свою экспертизу по всем правилам. Если необходимо, она вооружится всей доступной ей методикой ведения бесед и всеми известными психиатрии диагностическими устройствами. Целью ее общения с клиентами было достичь отношений полного доверия и преодолеть отчужденность, но Монтера не искал ни ее совета, ни помощи. Этого искал штат Калифорния. Ее просили документально подтвердить выводы полиции.
Ли взглянула на часы, досадуя, что не смогла с большей пользой распорядиться свободным временем, появившимся из-за опоздания Монтеры. Вне всякого сомнения, она волновалась из за того, что произошло при их предыдущей встрече. Он с огромным риском для себя оградил ее от домогательств двух хулиганов. Возможно, он даже спас ей жизнь. Ли следовало бы испытывать благодарность, а не смущение и желание оправдаться. Избыточная компенсация, подумала она. Ли старательно пыталась оправиться от первого раунда в схватке характеров, который он выиграл, не пошевелив и пальцем. «Вздохни поглубже, Ли, — приказала она себе. — Расслабься, как ты часто советуешь своим клиентам».
В ее расположенном на десятом этаже кабинете, перед окном, с выходящим на побережье Санта-Моники, был устроен огромный террариум, где нашли приют две маленькие черепашки. Во время своего последипломного курса, когда Ли занималась с детьми арт-терапией, клиника, в которой она проходила практику, использовала черепах, чтобы привлечь детей к совместным играм. Ли настолько привязалась к этим медлительным существам, что уговорила своего начальника отдать ей пару, когда клиника закрылась из-за нехватки средств.
Теперь она встала из-за стола и подошла к террариуму. Зиг, названный так в честь отца понятия «зависти к пенису», дремал в лучах солнца, льющихся в окно. Фрау Эмми, названная по имени одной из самых знаменитых пациенток Фрейда, блаженствовала в неглубокой ванночке. Ли провела пальцем по твердому, шероховатому панцирю Эмми и поймала себя на мысли что завидует природным доспехам черепахи. Но несмотря на кажущуюся защищенность, Эмми обладала роковой уязвимостью. У нее была только одна схема действий. Панцирь, на который она полагалась, был примитивной и негибкой стратегией. Если бы она столкнулась с умным хищником, который знал бы, как ее перевернуть, она стала бы совершенно беспомощной.
Черепаха моргнула и печально посмотрела на Ли, когда она протянула палец, чтобы погладить свою питомицу по голове. Голова моментально исчезла. Умница, подумала Ли.
Интерком издал несколько отрывистых звуков, что означало — Нэнси Мэхони, помощница Ли, испытывала неуверенность или нетерпение.
— Здесь мистер Монтера, — объявила Нэнси в своей типичной манере, словно ей не хватало воздуха.
Неуверенность, решила Ли. Она вернулась к столу и нажала кнопку внутренней связи:
— Досье из офиса окружного прокурора так и не прибыли?
— Еще нет. Позвонить им еще раз?
— Да, пожалуйста. И попроси мистера Монтеру войти.
Ли вздохнула и посмотрела на часы. Придется обойтись без досье. Очевидно, офис окружного прокурора снова ее подвел. Придется поговорить об этом с Доусоном.
Беседуя с клиентами, Ли редко сидела за столом, но сегодня собиралась остаться в своем кресле. Ей хотелось сидеть и чем нибудь заниматься, когда войдет Монтера… возможно, даже оказаться слишком занятой, чтобы заметить его появление.
Управляемая на расстоянии задвижка двери, щелкнув, отошла в сторону.
Пока дверь открывалась, Ли углубилась в материал, касающийся применения теста Джонсона — Раппапорт для оценки агрессивного поведения малолетних преступников. Выяснялось, что подростки, которые часто думали об агрессии, были менее склонны действовать под влиянием подобных импульсов.
— Интересно… — пробормотала она.
Ли ждала, что задвижка снова встанет на место, обозначив щелчком, что дверь закрылась, но характерного звука все не было. На столе лежал карандаш. Ли взяла его и сделала пару пометок в блокноте, затем подперла подбородок тупым концом карандаша, и все это как бы между прочим, задумчиво.
Тишина удивила ее. Почему он ничего не сказал? Вполне возможно, он узнал в ней женщину, которую спас, и удивился. Возможно также, он решил выждать, зная, что тот, кто заговорит первым, даст своему противнику огромную фору. Мужчина, обладающий столь явным инстинктом обольщения, должен знать о такого рода вещах, пусть даже и интуитивно.
В какую игру вы играете, мистер Монтера?
Она продолжила делать заметки, сильно нажимая на карандаш. Приглушенный звук уличного движения, доносившийся снизу, периодически усиливался гудками клаксонов и скрежетом тормозов.
Ли вздрогнула, когда на стол легла тень, упав на ее руку.
— Ой! — Она так быстро вскочила с кресла, что оно отлетело назад. — Что вы делаете?
Он был здесь — совсем рядом, — по ту сторону стола.
Его темные выразительные брови дрогнули, то ли с подозрением, то ли от смущения — понять она не смогла. Ее сердце билось так неистово, что она с трудом соображала, но одно, осваиваясь с его молчаливым присутствием, она осознала: это был не ужасающий незнакомец из баррио, которого она встретила тогда. На этот раз при нем, вероятно, не было никакого оружия, и одежда на нем была самая обычная. Он казался высоким и потрясающе привлекательным, вот только горящий взгляд его проницательных глаз смущал. Ничего удивительного, что все женщины падают к его ногам. Ничего удивительного.
Несколько великоватое пальто спортивного покроя достало бы до пола у другого, не столь высокого человека. Оно было синевато-серого цвета и едва ли не длиннее его синих джинсов. Черный свитер с V-образным вырезом, надетый под пальто, открывал выступающие ключицы и волосы на груди, черные как сажа — словно неосвещенный уголок его сердца. Густые волосы были собраны в хвост на затылке.
— Ник Монтера? — Самый глупый вопрос, какой когда-либо задавала Ли.
— А в чем дело? — поинтересовался он. — Ваша помощница сказала, что вы готовы.
— Все в порядке, просто я… не слышала, как вы вошли. Пожалуйста. — Она указала на ряд стульев с подголовниками перед столом. — Садитесь.
Он кивнул, но остался стоять. Ли прикоснулась пальцами к столу, поняв, что игра еще не кончилась. Он не собирался садиться, пока стоит она. Неужели только в этом дело? Он ждал, чтобы она первой сделала ход, это очень походило на то, как хищник терпеливо ждет, чтобы жертва побежала, ты бежишь — я преследую.
Она не сделает этой ошибки, решила Ли. Никогда.
Его взгляд стал более напряженным. Ли чувствовала, как воздух в помещении словно сгущается. Этот человек может взглядом поставить тебя на колени, поняла она.
— Значит, это доктор Раппапорт? — Он небрежно нарушил молчание, оглядывая ее кабинет. Помедлил, пока читал надпись на латунной табличке у нее на столе. — И мы с вами уже встречались, не так ли?
Ты прекрасно знаешь, что встречались, Монтера.
— Насколько я помню, вы велели мне исчезнуть.
— Что-то промелькнуло в его взгляде и пропало. Тень улыбки, возможно, или кратчайшее ощущение сексуальности, словно он вспомнил об интимности, которую навязал ей, чтобы отогнать нападавших.
— Вы не последовали моему совету, да?
Он имеет в виду сегодняшнюю встречу, поняла Ли, а не ту, первую. Но не успела она подобрать ответ, как Монтера уже придвинул стул и удобно на нем устроился.
— Спасибо. — Его губы искривились в иронической улыбке. — Я решил, что, пожалуй, сяду. Не знаю, как вы…
Он откинулся на стуле, несмотря на то что под шестью футами его роста решетчатое сооружение показалось собранным из спичек, и уставился на довольно узкий темно-серый пиджак Ли, словно мог слышать биение ее сердца под нагрудным карманом.
Быстрым движением кисти Ли притянула свое кресло, села и открыла досье, подготовленное Нэнси. Технически она выиграла. Тогда почему же она чувствует себя так, будто проиграла?
— Обычно первое собеседование я поручаю своей помощнице, — объяснила она, и голос ее зазвенел. — Но в данном случае я подумала, что разумнее будет провести эту беседу самой.
— Мне это подходит, — сказал он. — Личное обслуживание… с улыбкой.
Ли не улыбнулась.
— Дата вашего рождения, мистер Монтера?
Ответы на вопросы подтвердили, что Нику Монтере тридцать семь лет, он уроженец Калифорнии и никогда не был женат или обручен. Ли не слишком удивилась, поскольку Доусон сказал ей, что Монтера вырос в восточном баррио Лос-Анжелеса и в молодости отсидел в тюрьме. Тем не менее она ожидала хотя бы одной серьезной связи с кем-то.
— Пол? — спросила она не задумываясь.
Он не ответил, вопрос повис в воздухе; Ли подняла глаза.
— Вы хорошо в этом поднаторели. — Насмешка сообщила его голосу приятную хрипотцу. Потом он осмотрел лицензии, дипломы и благодарности на стене рядом с ее столом. — Должно быть, вы учились много лет.
— Много, — мягко подтвердила она. — У меня это очень хорошо получается.
К этому моменту они уже осторожно улыбались друг другу, и Ли осознала, что буквально за несколько секунд он очень умело разоружил ее. Монтера так ловко разрядил напряженную ситуацию, что она не успела этого заметить. Его глаза были цвета искрящегося арктического лета, такой резкой и чистой голубизны, что сверкали и физически поражали своей красотой.
Внезапно Ли ощутила нечто, что и удивило и обеспокоило ее. Ей скорее понравился этот враг женщин, этот «опасный» преступник, который умел шутить и улыбаться. Его улыбка была покоряюще сексуальной. Ей захотелось увидеть ее снова. Почувствовать тепло его глаз. Ее очень потянуло к нему, очень. Это было интуитивное влечение, но от этого оно не стало менее прекрасным.
Она сверилась со своим рабочим блокнотом, чувствуя необычную легкость. Так вот как воздействует на женщин Монтеpa? Заставляет их отчаянно хотеть познакомиться с ним поближе? Его очарование обладало особым свойством, поняла она. Заставь их ждать, заставь терзаться, дай им ровно столько, чтобы им захотелось больше. Это был один из самых действенных приемов, известных в бихевиоризме. Она улыбнулась. Спросите любую белую мышь…
— Насколько я понимаю, в юности у вас были проблемы, — сказала она. — Вы какое-то время провели в тюрьме. Хотите рассказать мне об этом?
На его лицо набежала тень, но Ли не поняла, что это было. Боль? Гнев?
— Рассказывать особо нечего, — ответил он. — Мне было семнадцать, но меня судили как взрослого и дали пять лет. Я отсидел три.
— Как умер тот человек? — Она знала подробности, но хотела услышать историю из его уст. Если Монтера будет лгать ей — или себе, — то основой для выводов станет правильно прочитанный язык его жестов и мимики.
— Быстро. Надеюсь, в мучениях.
Ли почувствовала, как по ее рукам пробежал холодок. Он хотел смерти этого человека. По крайней мере это было правдой.
— Это была самооборона, — объяснил он. — Но, к несчастью, присяжные с этим не согласились. На парне, который на меня напал, насчитали полдюжины ножевых ранений — многовато, по-видимому.
— Но он действительно напал на вас?
— Он бросился на меня с ножом, — спокойно заметил Монтера. — Меня это жутко разозлило.
Ли была достаточно осторожна, чтобы не выдать своих чувств. Клиенты всегда наблюдают за психиатрами, высматривая сигналы, которые подсказывают им, безопасно или нет раскрыть свои самые темные тайны незнакомому человеку.
Некоторые из них испытывали психиатра совсем как дети, проверяющие родителей, пытаясь узнать, как много те им позволят, прежде чем остановят. В случае с Монтерой она поняла, что такое тестирование может оказаться опасным.
— Вы были очень молоды, — продолжала она. — Всего семнадцать лет. На что это было похоже… убить человека?
— Это была необходимость. Или он — или я.
Ли думала, что сумеет почувствовать сожаление, возможно, даже поймет, что за облачко затуманило до этого его лицо, но ее оптимизм оказался преждевременным. Он смотрел на нее, как могло показаться, без особого интереса, но глаза его посветлели, и взгляд их сделался жестким.
— Вы просто не поняли, доктор, — сказал он. — Вы думаете, что в такие моменты есть рациональный выбор? Убивать или не убивать? Это абсурд. В баррио нет выбора. Ты или успел, или умер.
Сейчас он ищет оправданий, решила Ли.
— У каждого есть выбор.
Его лицо потемнело, он дернулся.
— Какой бы у вас был выбор, если бы я тогда не подоспел? — Ее молчание подстегнуло его. — Ответьте мне, доктор. Что бы вы сделали, если б меня там не оказалось?
Ли выверенным движением отложила карандаш. Легкость, которую она чувствовала до этого, снова наполнила ее члены, это ощущение отвлекало ее. Увы, на этот раз она надавила слишком сильно и победы не одержала.
— Я бы их уговорила, — сказала она.
— Уговорили? — Раздался холодный, иронический смех. — Как вот сейчас со мной? У вас не было бы времени на разговоры. Эти мерзавцы набросились бы на вас, как звери.
— Так же, как вы? — Мгновение Ли не осознавала, что эти слова произнесла она. Вопрос прозвучал в ее мозгу как обвинение. — Мистер Монтера, — быстро сказала она, — я вполне оценила то, что вы сделали, но я работала с опасными клиентами. И я действительно знаю, как разрядить обстановку. Со мной ничего бы не случилось.
— В конторе или в больнице — может быть. Но не в баррио. Ни малейшего шанса.
Даже если бы его уверенность не спровоцировала ее, то последние пренебрежительные слова сделали это.
— Я работала в тюрьмах с осужденными убийцами! — горячо возразила она.
— В окружении могучих охранников? Какого черта вы не хотите признать, что находились в опасности?
— Я и не говорила, что не была в опасности! — Ли поразилась силе его голоса. Он злился, но что-то крепко держало его в узде, поняла она. Исключительно крепко, словно внутри его был механизм с пружиной, отмеряющей силу. — Я сознаю, что могла пострадать…
— Вас могли изнасиловать, доктор. Или убить.
— Колесики кресла Ли крякнули под ней. Этот звук получился до странности похожим на крик о помощи. Сердце ее сжалось, ей пришлось приложить значительное усилие, чтобы вздохнуть. Но она по-прежнему оставалась психиатром, и ей показалось любопытным, что мужчина, обвиненный в убийстве одной женщины, выказывает такую заботу о безопасности другой. Но разумеется, обвиненный — это всего лишь условный термин, как не уставала она напоминать другим.
— Я пыталась поблагодарить вас тогда, — напомнила она. — Вы мне не позволили.
— Мне нужна была не благодарность… — Он замолчал, грубое слово застыло у него на языке.
— А чего же вы хотели? — спросила она.
— Ничего. Забудьте.
Но Ли была чуть ли не парализована внезапной яростью, промелькнувшей в его взгляде. Смысл этого взгляда был очевиден. Монтера с таким же успехом мог сказать: «Я хотел тебя, сука!» В тот день в гараже она видела его голодное желание и темную страсть. Она почувствовала, как эти чувства охватывают и ее. Монтера смотрел на нее с гневом, будто уже знал ее, словно желал и в то же время презирал ее. Но почему? Почему он так на нее смотрел?
Один из ее дипломов висел криво. Этот удивительный факт приковал ее внимание, когда она взглянула на стену, где демонстрировались ее карьерные и академические успехи. Просто ерунда — криво висящий диплом, — но по какой-то причине ей понадобилось непременно его поправить. Ли резко встала и пошла это сделать.
Для нее эта стена символизировала почти все, чего она хотела достичь. Это была всего одна сторона жизни Ли, и, возможно, она придавала слишком большое значение этим вещам, но все эти документы были для нее источником большой гордости и радости.
Когда она потянулась к заключенному в бронзовую рамку сертификату, что-то заставило ее помедлить и отступить назад. Мгновение спустя она услышала свист, скрип и глухой удар.
— А-ах!
Отскочив назад, она вытаращила глаза на сверкающее лезвие ножа, вонзившегося в стену рядом с рамкой.
Она круто развернулась, ожидая, что Монтера бросится на нее.
— Вы ненормальный?! — воскликнула она. — Что вы делаете?!
Он неподвижно сидел в кресле, откинувшись, словно и не двигался вовсе, его поза была расслабленной, лицо ничего не выражало. Взгляд его говорил: подумаешь, велика важность, он каждый день бросает ножи, и это лишь способ немного отвлечься, небольшая практика по метанию в цель. Но если его внешний вид выражал пассивность, то к его голосу это не относилось.
— Вы ничего не знаете об опасности, — спокойно проговорил он. — И обо мне тоже.
Ли заставила себя сдвинуться с места. Она пошла к столу, но тут же застыла на месте, потому что он поднялся.
— Прошу вас! — выпалила она. — Оставайтесь на месте.
Застыв, она смотрела, как он приближается к ней, и содрогнулась, когда он остановился, чтобы рассмотреть ее. Его глаза скользнули по ней, затем он направился к тому месту в стене, куда воткнулся нож. Лезвие издало скрип, когда он вытащил его из стены, затем он сунул оружие в кожаные ножны, приклепанные к ремню джинсов.
— Расслабьтесь, — велел он ей. — Если бы я целился в вас, я бы в вас попал. Я только поставил точку, так сказать.
Расслабиться? Ли словно пережила землетрясение, причем едва пережила. Она трепетала всем своим существом и все еще была не в силах осознать, что произошло. Она с трудом держалась на ногах.
— Ну и как ощущения, доктор? — поинтересовался он. — Это показалось вам опасным? Был ли у вас выбор в данном случае?
Она ничего не ответила. Ничего. Она понятия не имела, в каком смысле он может вновь сорваться с цепи. И не собиралась рисковать, чтобы это выяснить. Еще один наглядный урок ей не требовался, премного благодарна. Надо было подумать, как удалить его из кабинета, но пока существовала более насущная проблема. Он сделал какое-то движение у нее за спиной.
— Мне кое-что любопытно, — сказал он. — Просто любопытно, доктор. Вы хоть посмотрели на тех двух бандитов, тогда, в гараже?
— Что вы хотите сказать?
— Вы видели блеск в их глазах? Похоть?
— Нет, я их не разглядела, — солгала она.
Он обходил ее, подбираясь с другой стороны, словно решая, что с ней делать — как, когда и где сделать эту блондинку — гринго своей дрожащей жертвой.
— Они вас хотели, — заверил Монтера, его речь замедлилась, усилился испанский акцент. — Они жутко вас хотели. Мы, латинос, имеем на вас, цыпочек, особые виды, разве вы не знали? Вы — мечта каждого подростка в баррио…
— Пожалуйста, прекратите.
Он горько усмехнулся:
— Но это правда, доктор. Вы — первое, о чем думает бедный сонный парень, когда просыпается утром. И последнее, о чем он думает, засыпая. Фантазии о вас съедают его живьем, доктор. Они заставляют его изводиться, потеть и удовлетворять себя.
Полы пальто качнулись, когда Монтера встал перед ней. Он оказался в полосе света, идущего от окна, и его тень упала на дальнюю стену, образовав огромный демонический силуэт. Ли молилась Богу, чтобы этот человек от нее отстал, но хищный блеск в его глазах сказал ей: он только начал терзать ее, он питается ее страхом, он всю жизнь ждал этого момента расплаты.
— Когда он фантазирует, доктор, когда этот одинокий уличный мальчишка заворачивается в свое разноцветное пончо и вызывает свои жалкие мечты обитателя баррио, он страстно желает дотронуться до вашей бледной кожи…
Пока Монтера говорил, Ли не смотрела на него и не двигалась. Она попыталась отключиться от его голоса, но не смогла. Его гнев питался презрением, но даже его пренебрежение обладало язвительностью и больно жалило. У Ли упало сердце, когда она поняла, что происходит. Вплоть до этого обвинения в убийстве Ник Монтера мог получить любую женщину, которую хотел. Но так было не всегда. Он говорил не о каждом ребенке из баррио, он говорил о себе, и в глубине души он ненавидел то, что олицетворяла собой Ли Раппапорт. Печально, но в то же время он хотел ее, вероятно, по той же самой причине, по какой ненавидел… поскольку вырос с убеждением, что не сможет этого получить.
— Он фантазирует о крепких белых грудях и розовых сосках, доктор. Он мечтает о том, как они смягчатся в его руках, сладостью отзовутся на его губах…
Ли внутренне напряглась, ей было больно. Он возобновил свой круговой обход, и она чувствовала на себе его взгляд. Она словно осязала его голос, бархатная хватка которого заставила ее почувствовать, насколько плотно ее пиджак облегает фигуру. Она почувствовала влагу между ногами, в ней нарастал жар.
— Вы золотая девочка, — сообщил он ей, — приз. Вы — все, чего он когда-либо хотел. Но может ли он получить вас, а, доктор? Может?!
Последний вопрос подействовал на Ли, как удар хлыста, но она не посмела взглянуть на него. Она не вынесла бы отвращения в его глазах.
— Ребенок из баррио имел несчастье родиться не в том месте. Для людей из вашего мира он разве что объект жалости. Он достаточно хорош для благотворительности, подачки, но недостаточно хорош для…
Ли тряхнула головой, не в состоянии дольше выносить это.
— Прекратите, — взмолилась она. — Вернитесь на место и сядьте. Мы можем об этом поговорить…
Он снова встал перед ней, его пальто зловеще взметнулось, взгляд стал острым, как лезвие ножа.
— Поговорить о чем, милашка? О том, какую боль причиняют мечты? И как они вызывают желание причинить ответную боль?
Она покачала головой:
— Не знаю, о ком вы говорите, мистер Монтера, но это не я. Это не я! Я не та золотая девушка, которую вы описали, и я не заслуживаю такой отповеди!
Подняв голову, он какое-то мгновение пристально смотрел на нее, взгляд его стал оценивающим и осторожным, но все еще был полон презрения. Он не хотел уступить ни на йоту, но, возможно, она немного удивила его, заставила подумать о ней по-другому. Наконец он отступил, пропуская ее.
Ли бросилась к своему столу, едва сдерживая дрожь, и с облегчением опустилась в кресло. Колесики скрипнули, послав новый призыв о помощи. Собравшись с силами, она напряглась, прижав локти к бокам. Ей надо найти способ справиться с этим кошмаром. За помощью обратиться не к кому, никто не придет к ней на выручку. Ник Монтера ее не спасет.
— Пожалуйста, сядьте, — наконец произнесла она, обращаясь к нему. Это казалось единственным способом заставить его подумать, что она собирается продолжать беседу. Это даст ей немного времени, чтобы решить, что делать дальше.
Монтера посмотрел на нее через плечо и оторвался от того, что привлекло его внимание за окном.
— Без проблем, — с сарказмом проговорил он. — Можем поиграть по правилам, если вы этого хотите.
— В этом кабинете только один запрет, мистер Монтера. Никакого оружия. Пожалуйста, никогда больше не приносите сюда нож. Если ношение оружие не является нарушением условий вашего выхода под залог, то станет, и я не замедлю об этом сообщить кому следует.
Ли сложила руки на столе, в кабинете воцарилась тишина. Ли все еще дрожала всем телом, но начинала думать, что, может, и существует шанс восстановить контроль над ситуацией. Если Ник Монтера сделает так, как попросила она, если он сядет и будет вести себя подобающим образом, она посчитает возможным продолжить собеседование. Если же нет, то вызовет охрану и его вышвырнут отсюда. И Доусону придется подыскивать себе другого эксперта.
— Давайте продолжим, — предложила Ли.
Монтера пошел к ней, остановившись по пути, чтобы что-то подобрать. Ли посмотрела на него настороженно, но с любопытством, когда он остановился перед ее столом.
Он посмотрел на ее записи, потом на нее.
— В какую игру ты играешь? — спросил он.
Ли защитным жестом поднесла руку к горлу.
— О чем вы?
— Это написано в вашем блокноте. — Он указал на желтый блокнот, в котором она делала пометки, когда он пришел.
Она в смятении опустила глаза и увидела вопрос, который не помнила как написала. «В какую игру ты играешь, Монтера?» Она почувствовала, что ее застигли врасплох, и ее реакция последовала незамедлительно, спонтанно. Она поднялась, задыхаясь от холодной ярости.
— Вы собираетесь сесть, мистер Монтера? Или мне прервать беседу?
— Вы уронили вот это. — Он протянул ей автоматический карандаш.
Не веря своим глазам, Ли смотрела на стол. Как она могла его уронить? Она положила его на лист бумаги. Но теперь его на столе не было. Проклятый карандаш находился у него в руке!
— Видимо, да. — Ее пальцы задели его пальцы, когда она выхватила карандаш. — Спасибо.
— Не за что, — отозвался он, не отводя взгляда от карандаша. — У вас руки как лед, доктор. Интересно, почему?
— Негодяй, — прошептала она. — Хватит пытаться запугать меня!
Тогда он мрачно улыбнулся, словно она наконец сказала что-то, чему можно было доверять.
Ли понимала, что сможет обрести почву под ногами, только держась за тот небольшой властный перевес, который ей удалось отстоять. Но он был крупнее ее, настолько крупнее, что жесткое заявление типа «убирайся-с-глаз-долой» только подчеркнуло бы разницу в их весовых категориях. Она ощутила некую смехотворность своего сердитого взгляда, и эта неловкость только усилилась, когда она уловила выражение его лица. Он ни в малейшей степени не испугался разозленной женщины — психотерапевта. Разве что слегка позабавился.
— Я собирался сесть, — сказал он.
— Прошу вас, сделайте это.
Они внимательно посмотрели друг другу в глаза, и Ли ударилась ногой о ножку кресла. Она пыталась попятиться, поняла Ли. Их разделяло меньше фута, но и это расстояние показалось ей слишком маленьким. Ее все еще пронизывал страх, но теперь к нему добавилась злость, и это создавало напряженное, вибрирующее возбуждение, которое, казалось, мешало ей думать.
Она все еще потрясена, должно быть, так.
Чувства Ли предельно обострились. Она даже улавливала оттенки исходящих от него запахов — плотный хлопок его джемпера, хвойный мужской лосьон после бритья. А его глаза… Она только теперь поняла, что они ей напоминают. Они были того невообразимого оттенка голубого, который заставляет подумать о молнии за мгновение до ее вспышки.
— Что такое? — спросил он, изучая ее. — У вас выступила испарина.
Ли снова двинула ногой, но ножка кресла стала непреодолимым барьером. Потребовался бы домкрат, чтобы сдвинуть кресло. Она почувствовала, как металл впивается в лодыжку, причиняя ей сильную боль, но не могла пошевелиться.
Что-то теплое прижалось к ее руке с внутренней стороны запястья. Она не нашла в себе силы поднять взгляд, но поняла, что это он. Он касался ее. Да. Он приложил пальцы к внутренней стороне ее запястья и легонько прижал чувствительный участок.
— У вас бешеный пульс, — сказал Монтера, наклонившись ближе и с любопытством разглядывая ее лицо. В глазах его промелькнула мягкая улыбка. Он посмотрел на ее рот, на влагу на нижней губе, оставленную движением ее розового языка. — Ну как, приятно, да? — спросил он.
Ли никогда так остро не чувствовала близость мужчины. Каждая клеточка ее кожи, каждый поднявшийся волосок на руках жаждали наслаждения. Если бы ощущения обладали звуком, то все ее тело запело бы. «Приятно? — подумала она. Горло у нее пересохло и сжалось, сердце ослабело. — Приятно? Чудесно!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приходи в полночь - Форстер Сюзанна



Очень даже! Мне понравилорсь)
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаNasty
9.11.2011, 15.04





Необычный. Может показаться сложным для восприятия. Опять таки напоминает "Женщину Габриэля", глубиной чувств героев...
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаПсихолог
17.01.2012, 20.08





Очень понравился.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаАлиса
11.04.2012, 9.40





хорош!
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннамилка
23.06.2012, 13.24





бесподобный)))
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннанаталья
24.07.2012, 11.21





сначала хочется бросить, но потом сюжет так закручивается, что не возможно оторваться. Су пер!!! советую!!!
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннааня
25.07.2012, 19.59





смотрела когда-то фильм по сюжету очень похож, может кто знает название...
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаfeina
15.11.2012, 20.49





Восторг! Лучше только "Чужие грехи"
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннарита
19.11.2012, 18.29





Да, да, и впрямь напоминает "Женщину Габриэля"! Причем, в лучшем смысле! Именно глубиной.Ошеломительный роман, очень понравился! И еще очень хороший перевод. Читайте, просто прелесть!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаТатьяна
25.04.2013, 23.47





Девочки роман просто замечательный!Читайте и не пожалеете.Согласна с предыдущими коментариями!10+
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаТатьяна 81
27.04.2013, 5.58





потрясающий роман, полностью погружаешься в атмосферу романа и просто как под гипнозом дочитываешь книгу!!!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаИлеана
12.09.2013, 8.18





потрясающий роман, полностью погружаешься в атмосферу романа и просто как под гипнозом дочитываешь книгу!!!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаИлеана
12.09.2013, 8.18





Согласна потрясающий роман!Перечитываю уже 3й раз и всё под впечатлением.Супер!Читайте не пожалеете.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаАнна
13.09.2013, 11.39





Необычно, интересно и очень захватывающе! Осталась под впечатлением!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаЛюдмила Кл.
13.09.2013, 12.04





Да, роман действительно необычный, отличающийся от большинства. Очень захватывающе! Понравилось!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаЛисичка
14.09.2013, 18.57





Спасибо Красотка!!!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаТаня
14.09.2013, 19.23





Спасибо Красотка!!!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаТаня
14.09.2013, 19.23





Классный роман, держит в напряжении и заставляет читать дальше. Слог автора хороший, все описывается интересно и захватывающе. Советую читать ))).
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаАсем
15.09.2013, 9.18





Захватывающий чувственный роман!!!10 б
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаТаня
15.09.2013, 16.37





Классный роман
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаЛика
17.09.2013, 0.04





Роман очень интересный. Я думаю, что в Голивуде должны снять или может-быть уже сняли по нему триллер. Когда его читаешь, представляешь картинку из фильма, т.к. все детали очень хорошо описаны. Советую прочесть, не пожалеете.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаЮлЯ
19.09.2013, 13.00





дійсно, чудовий та цікавий роман не похожий на інші тут є все злочин, пристрасть та інтрига читайте із задоволенням!
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннатася
19.09.2013, 21.40





Очень понравился.Интрига, страсть... Очень увлекает. читать обязательно. Одна из любимых книг.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаЛиза
17.11.2013, 0.54





только начала читать и знаете что?какоето навязчивое ощущение что у романа есть что то общее с основным инстинктом шерон стоун. как считаете?
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаанна
18.12.2013, 18.06





читайте!
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаанна
19.12.2013, 12.46





Захватывает с первых страниц! Читайте,не пожалеете))
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаНастя
4.01.2014, 22.09





Захватывает с первых страниц! Читайте,не пожалеете))
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаНастя
4.01.2014, 22.09





ну и чухапонь )(
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаvassa
15.03.2014, 18.50





ну и чухапонь )(
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаvassa
15.03.2014, 18.50





это слишком хороший роман!!! ГГ-ой шикарен! До последней главы держит в напряжении!
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаТатьяна
7.07.2014, 4.05





Книга не для любителей сладких мелодраматических историй с полуинфантильными героинями. Это роман-встряска, книга для мозгов, очень тонкая психологическая вещь. Все сцены секса оправданы и потрясающе эротичные. Замечательное чтиво, СПАСИБО!!!
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаольга
30.10.2014, 1.49





сюжет мне напомнил фильм Основной инстинкт -2, и не много 9 1/2 недель..........накал страстей прекрасный........... 10 бал.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаКетрин
30.10.2014, 14.40





Много положительных комментариев. Но мне не понравился. Во первых сюжет шаблон: жених прокурор, а герой обвиняется в убийстве. Кто убийца понятно уже в середине. Героиня со странностями. Ей звонят с угрозами, а она решает лечь поспать, ее убивают , а она думает о судьбе котенка....
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаАнна
30.10.2014, 19.51





На самом деле книга для определенных ценителей,правда.Я лично читала ее уже давно,с удовольствием перечитала.Кстати она оставила после себя тягостное,но в тоже время приятное ощущение по прочтении-на самом деле,если вживаться в роль героини,то приблизительно так как она себя чувствовала после первый нескольких встреч с Ником,как будто твой мозг изнасиловали. в ковычках,я себя тоже ощутила в итоге.люблю неоднозначные книги.Ну и тут правда секс,любовь,восприятие чувств-на 100 баллов.Спасли друг друга,нашли друг друга в полном смысле так сказать-ну по мне хорошо написано,читать интересно.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаКЭТ 63
31.10.2014, 5.25





Читается на одном дыхании. Очень понравился.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаЮля
31.10.2014, 18.46





Сильное произведение. Однако по моему мнению - это больше психологический детектив, чем любовный роман. Однако читается на одном дыхании.
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаоля-ля
29.12.2014, 16.40





Сильное произведение. Однако по моему мнению - это больше психологический детектив, чем любовный роман. Однако читается на одном дыхании.
Приходи в полночь - Форстер Сюзаннаоля-ля
29.12.2014, 16.40





Не понравился стиль автора,да и герои,да и сюжет,если честно.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаТру-ля-ля
2.01.2015, 22.39





Прочитала 5 глав. И что здесь хорошего? Затянуто действие, одни рассуждения автора, гг представлена как "обкуренная" одним присутствием гг. Не понравился!
Приходи в полночь - Форстер Сюзанналюдмила
12.01.2015, 19.49





В принципе такую эротику люблю, он ее кусает, пугает, "нагнетает" атмосферу всячески, но глупости вроде "не возникло никаких сомнений в качестве его игрек-хромосом" и "смотреть на его член было все равно что смотреть на солнце" ну ооооочень бесит. Это просто тупо. Героиня как всегда сексуально фрустрированная, поднадоело уже. И "психологические" диалоги их неубедительны - словно один человек сам с собой говорит, нет противоборства умов. Я вот сейчас читаю серию "Грешники" Тиффани Райз - девы, это такой кайф, наконец-то эротика, написанная УМНОЙ женщиной. Всем советую.
Приходи в полночь - Форстер СюзаннаРики Тики Тави
25.10.2015, 18.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100