Читать онлайн Только не Эбигейл!, автора - Форстер Сюзанна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только не Эбигейл! - Форстер Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только не Эбигейл! - Форстер Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только не Эбигейл! - Форстер Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Сюзанна

Только не Эбигейл!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Пентхаус Макса Галлахера, расположенный в небоскребе на берегу залива, был отражением его характера. Но еще больше он был отражением натуры Эбигейл. Макс предоставил ей полную свободу по-своему обставить дюжину комнат, и, тщательно изучив его привычки, она решила устроить для босса полуубежище-полукрепость.
Она хотела, чтобы квартира была теплой и уютной, тем местом, где мужчина мог бы спрятаться от ежедневного стресса, неизбежного в делах с многомиллионными операциями, когда решения приходится принимать в считанные секунды. Эбигейл обставила комнаты мягчайшими креслами и кушетками, обитыми серым в полоску шелком, и дополнила обстановку иными предметами мебели из черного лакированного дерева, в котором есть нечто мужественное и в то же время успокаивающее.
Ярко расписанные восточные ширмы добавляли цветовые пятна, а паркетные полы из дерева твердых пород были покрыты толстыми тибетскими коврами. В гостиной, библиотеке и спальнях имелись камины, и повсюду стояли свежесрезанные цветы - белые тюльпаны, если их удавалось достать, или маргаритки, которые Эбигейл обожала.
Относительно богатства Макса она потратила на все это не так уж много денег, зато позволила себе транжирство, приобретя парную бронзовую скульптуру шестнадцатого века, изображавшую римских богов в эротических позах. Увидев их в антикварном магазине, Эбигейл не могла отвести глаз и в конце концов купила. До сих пор, глядя на эти фигуры, она чувствовала, как по всему телу пробегает дрожь, и ей всегда хотелось узнать, какое впечатление скульптуры производят на Макса.
Еще одной вещью, перед которой она не смогла устоять, было антикварное французское «любовное» канапе, предназначенное не только для сидения, как утверждал хозяин магазина. Эбигейл поинтересовалась, почему так странно расположены подлокотники, и узнала, что они предназначались для ног. Ей описали некоторые возможности, которые предоставляло это канапе, в таких шокирующих подробностях, что Эбигейл покинула магазин с пылающими щеками и всю ночь видела весьма возбуждающие сны.
На следующее утро, проклиная тот час, когда увидела эту порочно-красивую вещь, она поплелась в магазин и совершила покупку тайком, как наркоман покупает свое зелье. Спрятать канапе в квартире Макса было негде, поэтому девушка решилась на отважный поступок и поставила его прямо перед камином.
Когда Макс поинтересовался необычными подлокотниками, Эбигейл изобразила полнейшую невинность и предположила:
- Может быть, у французских придворных были проблемы со спиной?
- Если не до, то после, - пришел к выводу мистер Галлахер, внимательно изучив старинный диванчик.
Эбигейл заканчивала дела на кухне, когда послышался звук открываемой входной двери, и взглянула на часы, уверенная, что еще рано. Обычно она уходила еще до его возвращения. Момент был ничуть не хуже любого другого, чтобы поговорить с Максом, однако в официальной обстановке, где существуют четкие рамки общения, обсуждать личные проблемы было бы намного легче.
Эбигейл вообще высоко чтила всякого рода субординации. Она всегда желала точно знать, где проходит черта, определяющая ее отношения с тем или иным человеком. С Максом достичь взаимопонимания, касающегося неписаных правил поведения, было совсем не трудно. Они редко вторгались в частные владения друг друга, разве что случайно. Будь на месте босса такой человек, как Джефф, он бы, разумеется, постоянно затаптывал пограничные полосы, а ее это очень нервировало бы.
Однако и нынешняя ситуация ее обеспокоила, ведь пент-хаус был личным убежищем Макса, несмотря на то что она сама его обустроила. Поэтому при появлении босса пульс участился.
- Я просто раскладывала ваши пилюли, - поспешила объяснить Эбигейл.
Она стояла у мраморной стойки посреди необъятной кухни, в которой царил полумрак. Собираясь вскоре уходить, девушка не зажигала верхних светильников, но помещение вдруг залил яркий свет, и Макс неожиданно оказался рядом.
Эбигейл не подняла головы, продолжая закручивать крышечки на баночках с пилюлями. Нужно поторопиться с этим, подумала она. И вообще, можно было сделать побольше маленьких пакетиков и разложить по ним необходимое количество пилюль на всю неделю. Но тогда ей незачем было бы приходить сюда каждый вечер.
- В микроволновке кастрюля с лазаньей из баклажанов, - сказала она, удивляясь тому, что Макс молчит. - Пять минут - и готово. Могу до ухода сделать салат, если хотите.
Эбигейл хотела убрать баночки на место, но босс вел себя так тихо, что ей наконец пришлось взглянуть на него. Макс стоял, прислонившись к мраморной стойке, и, сложив руки на груди, смотрел на нее, сосредоточенно сдвинув брови: очень внимательно и сосредоточенно изучал что-то, что вызывало у него явный интерес.
- Мистер Галлахер?
- Вы не блондинка, - сказал наконец он.
- Блондинка?
- Ну… ваши волосы. Хотя они действительно вьющиеся. Так было всегда?
- Вы о цвете? Я никогда не была блондинкой.
Макс улыбнулся, и она почувствовала себя плавающей в невесомости. Почему его так заинтересовали ее волосы? Почему всех так интересуют ее волосы? Эбигейл предпочитала, чтобы люди не обращали на нее внимания. Так было легче работать.
- Вам ведь еще не надо уходить, правда? Я надеялся, что мы сможем поговорить.
Он взял из ее рук баночки и поставил их на стойку. Эбигейл чувствовала себя раздетой. Вот в этом-то и проблема - здесь, в кухне, нет никаких границ. Она не знает, где кончается ее территория и начинается его; похоже, и Макс этого не знает, потому что подошел необычно близко.
- Я рад, что вы еще не ушли. У меня такое ощущение, что вы неправильно меня поняли насчет этого дела с женой.
«Надеюсь, что так, - подумала Эбигейл, - искренне надеюсь».
- В изложении Джеффа это прозвучало так, будто я ищу фотомодель для демонстрации купальных костюмов с солнцем в голове вместо мозгов, что, вероятно, соответствует его собственному идеалу.
- А это не так?
Макс покачал головой, по-прежнему внимательно разглядывая ее волосы.
- Интересно. Когда вы под определенным углом наклоняете голову, в волосах появляется какое-то мерцание, свет выхватывает светлые пряди. Может быть, Джефф имел в виду именно это?…
Эбигейл почувствовала, как заливаются краской ее щеки, и не знала, что делать.
- Так это вам нравятся блондинки? Или Джеффу? - спросила она.
- Мне нравятся женщины, которые краснеют.
Это был совсем не тот Макс Галлахер, которого она знала и понимала. Эбигейл понятия не имела, кто был этот человек, но он вторгался в ее частные владения всеми возможными способами. Босс всегда абсолютно предсказуем, и можно быть уверенной, что на ее присутствие в комнате он не обратит никакого внимания. Этот же мужчина стоял довольно близко, чтобы сосчитать, сколько раз за минуту вздрогнули ее ноздри, а она по этой части, похоже, шла на установление рекорда.
Эбигейл не могла придумать, что бы сказать, и по мере того как молчание затягивалось, краснела все больше. Сердце стучало, как школьные настенные часы, и казалось, тело ее жило своей, отдельной от нее жизнью, что было бы не так уж и страшно, если бы Эбигейл не боялась, что начнет задыхаться.
О нет! Только не это.
- Вам нехорошо, Эбигейл?
Она кивнула и постаралась дышать медленнее. Неужели у Макса действительно такой глубокий и мелодичный голос? Никогда этого не замечала. Ее имя в его устах прозвучало музыкой.
Нужно было заговорить, сказать, что с ней все в порядке, но Эбигейл не смела даже взглянуть на босса, иначе он сразу увидел бы, насколько она не в порядке. Щеки ее горели, а сама она казалась себе мумией, вмерзшей в доисторическую глыбу льда. И тут Эбигейл почувствовала его пальцы на своем лице. Мистер Галлахер прикасался к ней.
Случалось ли это когда-нибудь прежде?
«Не так», - ответил ей внутренний голос. Можно подумать, что один из них выпил приворотного зелья «Бабули Свон».
- Ваше лицо такое горячее. У вас нет температуры? Вы не заболели?
- Со мной все в порядке, - сдавленным голосом ответила Эбигейл.
Она- то полагала, что босс все понимает насчет границ. Оказывается -нет. Они стояли так близко друг к другу, что носки их туфель соприкасались, и Макс гладил ее щеку тыльной стороной ладони. Это было легчайшее, сладчайшее прикосновение, какое только можно было себе вообразить, но если это сейчас же не прекратится, она упадет в обморок. Прямо ему под ноги.
- Вы уверены? Вы очень горячая.
Макс слегка подул на упавшие ей на лоб локоны - она беспомощно закрыла глаза. Его дыхание было свежим и пахло мятой, и это навело ее на мысль о полоскании рта, а отсюда - на сам рот. Губы у него были красивые. Ей всегда нравились мужчины с красивым ртом.
- Эбигейл?
Она почувствовала, будто горло наполнили пузырьки газированной воды. Макс произнес ее имя, и с ней что-то случилось, из груди стал подниматься нечленораздельный звук, похожий на стон. О том, чтобы дать ему вырваться на свободу, страшно было даже подумать.
Эбигейл глубоко вздохнула и… закашлялась. О ужас, она заходилась в кашле! И это было отнюдь не благозвучно.
- Эбигейл? Вы поперхнулись?
Макс сгреб ее за плечи, и от страха, что он развернет ее сейчас и начнет колотить по спине, Эбигейл попятилась, замахала на него руками и постаралась восстановить дыхание.
- Все в порядке, правда. Пр-р-росто воздух н-н-не в то горло попал… Очень неловко. Не понимаю, как это случилось.
- Дать вам воды?
Она затрясла головой.
- Тогда, может, приляжете? Я провожу вас в гостиную.
В гостиную. На «любовное» канапе.
- Не сходите с ума. Со мной все в порядке. - Эбигейл постучала себя по груди и несколько раз осторожно, но глубоко вдохнула, стараясь убедить его, что волноваться не о чем.
Как только она перестала хрипеть, в комнате снова повисло молчание. По крайней мере между ними теперь была приличная дистанция. Макс находился на другом конце комнаты. Эбигейл мысленно провела линию, разделившую кухню пополам: ваша половина, моя половина. Держитесь теперь своей.
Но Макс смотрел так пристально-напряженно, что стало ясно: никакая воображаемая линия не удержит его, как бы она того ни хотела.
Эбигейл оправила жакет и пригладила волосы. Если ей удастся взять себя в руки, он поймет, что для беспокойства нет причин. Все пойдет так же, как шло до сих пор. Не будет возникать смущения из-за того, кто где стоит.
- Вы посмеялись, - сказала она, - а я ведь поверила, что вы и впрямь собираетесь жениться ко Дню святого Валентина. Вы чуть было не заставили меня действовать, Макс… мистер Галлахер…
- Я действительно хочу жениться ко Дню святого Валентина.
Эбигейл подняла глаза, ее лицо мгновенно побледнело.
- Но, сэр, этого не может быть!
- Почему?
- Потому что… ну, потому что глупо ограничивать двумя неделями время принятия жизненно важного решения. Это безумие! Вы же не баран с рогами, и ваш кубок - не пенис. Это всего лишь спортивный трофей.
Макс был не просто удивлен, он был в шоке.
Эбигейл наконец сообразила, что она сказала: от возбуждения, которому он был причиной, ляпнула то, что было на уме, слово в слово.
- Простите, я не должна была этого говорить. Я переступила черту. - его таблетки все еще лежали на мраморной стойке, и она сгребла их. - Сейчас уберу это на место и уйду.
Глядя, как она идет к холодильнику и открывает дверцу, Макс не произнес ни слова. Наверное, он ошарашен, подумала Эбигейл, понятия не имея, зачем ставит таблетки в холодильник; ей просто хотелось покончить с этим и поскорее убраться отсюда.
Но обернувшись, она увидела своего босса все на том же месте и поняла, что не может сбежать. Его рот был полуоткрыт от изумления, но в глазах искрилось любопытство. «Больше никаких разграничительных линий, преград и тяжелого дыхания, - сказала себе Эбигейл. - Я обязана остаться и честно все с ним обсудить».
Эбигейл всегда легко читала мысли Макса Галлахера, понимала его настроения, желания. Но теперь, похоже, что-то изменилось, и трудно было сказать, к кому из них больше относятся эти перемены. Внешне Макс выглядел прежним - темноволосый красавец с проницательным взглядом. Трудно представить себе более сексуального мужчину, чем ее широкоплечий босс в белоснежной рубашке и идеально пригнанных брюках. Казалось, он хочет что-то сказать, но не может найти слов. Ощущение было ей хорошо знакомо.
- Я искренне сожалею, - выдавила Эбигейл. - Не мое дело указывать вам, как поступать в личной жизни.
- Да нет, вы правы, мисс Гастингс… Эбигейл. Вы правы во всем. Ставить важнейшее для всей последующей жизни решение в зависимость от пари - глупо. Но об одном вы забыли… - Макс замолчал, и ее сердце замерло.
- И что же это? - спросила она.
- Мне сорок лет. Пора…
Он говорил совершенно искренне. Эбигейл поняла это по выражению его лица, по интонации голоса. Мистер Галлахер совсем не напоминал человека, опоенного любовным дурманом. То был человек, имеющий серьезные намерения, готовый принять кого-то в свою жизнь. Никто лучше, чем она, не понимал, что такое одиночество, когда в доме нет ни одной живой души, пусть этот дом и является твоим роскошным убежищем. Большинству женщин нужна родная душа, любовник и партнер, с которым можно разделить радость и горе.
- Что-то происходит с мужчиной, когда он понимает, что пора остепениться и создать семью, - сказал наконец Макс. - Я чувствую, именно это сейчас происходит со мной. Пора. Лучше объяснить не могу.
- И не требуется. Я понимаю.
- Тогда вы мне поможете?
Эбигейл отвернулась и на мгновение закрыла глаза.
- Конечно.
- Слава Богу! Сам я не сумею найти идеальную женщину, поскольку от этого зависит вся моя жизнь - слишком велика ответственность. А вы сможете. Вы точно знаете, что мне нужно. Мисс Гастингс? Эбигейл?
Да, она понимала, что ему нужно, но не знала, как полностью отрешиться от себя самой, чтобы сделать то, о чем просит Макс. Есть непосильные жертвы. Не все можно сделать, даже во имя любви, потому что любовь в этом случае превращается в нечто иное и сердце каменеет. Похоже, все это ей вскоре предстоит испытать.
Эбигейл заставила себя улыбнуться:
- Разумеется, я помогу вам. Разве не поступала я так всегда, о чем бы вы ни просили?
Макс вздохнул с облегчением. Это она предвидела. Мужчина снова превратился в мистера Галлахера с его дерзкими планами и мечтами, азартом игрока и стремлением побеждать во что бы то ни стало, а она снова была мисс Гастингс, его референтом, его палочкой-выручалочкой. Эбигейл хотелось плакать. Но этого она, разумеется, не могла себе позволить.
- Вы всегда были со мной в нужный момент. Такой замечательной помощницы я не заслуживаю. У меня нет слов, чтобы выразить благодарность вам за то, как вы заботитесь обо всем, Эбигейл. Вы как мать, которая всю ночь спит лишь вполглаза, если ребенок кашляет.
Одноглазая мать? Так вот как Макс ее воспринимает? Эбигейл отлично поняла намек, таившийся в его благодарности. Словно он пытался объяснить ей, что не надо вмешиваться в его личную жизнь и излишне опекать его подобно родителям-собственникам.
- До недавних пор я не отдавал себе отчета в том, насколько завишу от вас, - продолжал Макс. - Даже думал, что пора бы мне облегчить ваше бремя и позволить жить своей жизнью. Наверное, есть вещи, на которые у вас просто не остается времени… ну, например, чаще видеться с вашим приятелем?
- О… да. - Эбигейл сердито взглянула на босса, полагая, что он ее дразнит.
Не было никакого приятеля. Она придумала его просто от смущения и впоследствии никак не могла «взять обратно». Как-то Макс пригласил ее пообедать, но Эбигейл относилась к нему с таким благоговением, босс казался ей таким недоступным, что она не могла заставить себя принять приглашение. Странно, но за все эти годы Макс ни разу не повторил попытки. Она же считала, что если женщина действительно интересует мужчину, то он бывает более настойчив. А мистер Галлахер проявлял удивительное упорство лишь в том, чтобы всю свою жизнь зависеть от этого проклятого кубка.
На кухне снова грозило воцариться это ужасное молчание. Эбигейл знала, что больше его не вынесет, поэтому направилась к микроволновой печи и набрала хорошо знакомую комбинацию цифр на таймере.
- Пять минут, и будьте осторожны, открывая крышку, чтобы не ошпариться, - напомнила она.
- Спасибо, но сегодня мне ужин не понадобится. Я ухожу.
- Уходите?
- Должно быть, я забыл вас предупредить. Марсия Уолтерс устраивает для меня что-то вроде ужина накануне дня рождения.
- Но я не…
Эбигейл попыталась было объяснить, что не приготовила его вечерний костюм, но вдруг подумала, что, вероятно, Макс ничего не забыл, а хочет, чтобы она постепенно сузила рамки своей деятельности. Ведь он собирается жениться и, безусловно, на какой-нибудь красивой, блестяще образованной даме вроде Марсии Уолтерс, с которой время от времени встречается и которая являет собой непревзойденный образец женского обаяния. Зачем ему в таком случае опека «одноглазой» матери?
- Ты еще не послала его к черту?
Эбигейл поняла, что избавиться от Мейвис Свон невозможно. Секретарша решила устроиться в ее кабинете как дома и отлично в этом преуспела. Положив ноги на стол и раскачиваясь взад-вперед в вертящемся кресле, она оценивающе разглядывала подругу, которая вот уже час безуспешно пыталась заставить себя начать работать.
- Мы поговорили, - сообщила Эбигейл, - если ты это хотела узнать.
- И ты его наставила на путь истинный?
- Я напомнила ему, что он не рогатый баран.
- Ты моя умница! - Мейвис сняла пушинку с рукава своего клюквенно-красного свитера. - И это его образумило?
- Не совсем. - Эбигейл высыпала на стол содержимое своей сумочки и портфеля, затем сняла жакет и бросила его на вешалку у двери.
Жакет, зацепившись за крючок, сорвался и упал на пол, где уже лежало что-то шерстяное, темно-зеленое. Эбигейл не потрудилась поднять вещи - такое у нее сегодня было настроение.
- Что это значит? - подозрительно поинтересовалась Мейвис.
Стул скрипнул под ее немалым весом, когда она, сняв ноги со стола, села прямо. Третья стадия, отметила про себя Эбигейл. Сейчас Мейвис начнет обхаживать ее, добиваясь полной откровенности.
- Это значит, что я собираюсь искать ему жену, - ответила Эбигейл. - И должна найти ее. Это моя работа.
- Твоя работа? Прошу прощения? Покажи-ка мне, где в твоем контракте содержится пункт об исполнении обязанностей свахи?
- Там ничего не сказано и об «одноглазой» матери, но я же исполняю ее обязанности, и, быть может, чересчур хорошо.
- Одноглазой матери? Ты вовсе не обязана этого делать, - настаивала Мейвис. - Иди к нему и скажи, что ты этого делать не будешь. И объясни почему.
- А почему?
- Потому что ты в него влюблена.
Эбигейл вскрикнула и задохнулась; пол снова стал уходить из-под ног.
- Ничего более ужасного ты не могла мне сказать, Мейвис Свон! И это последнее, что я хотела услышать сегодня утром. Ты понятия не имеешь, через что мне пришлось пройти вчера вечером, когда Макс рассказывал, как благодарен мне и что без меня ни за что не сможет найти себе идеальную жену. Я не виновата, что не так красива, искрометна и совершенна, как Марсия Уолтерс.
- Кто такая Марсия Уолтерс?
- Девка, которая постоянно приглашает его к себе домой на ужин. - Эбигейл не поверила своим ушам: неужели она действительно произнесла слово «девка»? - Я глаз не сомкнула и есть не могла.
- Да, дела-а-а.
- То, что я всю свою жизнь посвятила одному мужчине, еще не означает, что я в него влюблена.
- Означает.
Эбигейл обхватила себя за плечи, глаза ее наполнились слезами.
- Ладно, пусть так. Влюблена, согласна. Ну и что? Я его помощница и для него всегда ею останусь. Вчера вечером Макс ясно дал мне это понять.
Секретарша с отсутствующим видом замурлыкала популярный мотивчик.
- Мейвис, что ты делаешь?
- Думаю; так мне легче думается…
- Но ты напеваешь «Слезы одиночества».
Мейвис подняла руку, давая понять, что ее осенило вдохновение:
- Может быть, он ждет, чтобы преданная помощница сама призналась ему в своих чувствах?
Эбигейл не стала скрывать раздражения:
- Если бы он представлял меня в роли идеальной жены, то не стал бы просить найти ее, не так ли? А?
- Ты не узнаешь этого, пока не спросишь.
- Ни за что! У меня достаточно гордости.
- Тогда я спро…
- Не смей! Если ты это сделаешь, можешь попрощаться со мной навсегда, со мной и со своим Уэстоном. На следующий же день мы полетим на самолете в Бейрут. Я слышала, что там сказочная погода и нас ждут не дождутся обратно в качестве туристов.
Мейвис снова начала напевать, а через минуту и прищелкивать пальцами, составляя стратегические планы и что-то подсчитывая.
- Мейвис, что там варится у тебя в голове?
- Ничего, ничего! - отмахнулась та довольно бесцеремонно и тут же поинтересовалась: - Ты пойдешь со мной сегодня в танцкласс?
- А разве у меня есть выбор?
- Нет, если ты хочешь сохранить в тайне свою тайную любовь.
Эбигейл мрачно взглянула на нее:
- Ладно, только вылезай из моего кресла. Нужно работать. Мне надлежит явиться пред светлые очи мистера Ми-даса со списком претенденток на роль идеальной жены и пожеланиями счастливого будущего, а потом я уберусь отсюда, вероятно, до конца дня, а может быть, навсегда.
Она обогнула стол и выдернула кресло из-под секретарши.
- Ну так мы договорились? - настаивала Мейвис.
- Разумеется. Я приду в твой танцкласс, - пробормотала Эбигейл. - Никогда не знаешь, где какое умение может девушке пригодиться.
- Брук Стюарт? - Макс развернулся во вращающемся кресле и посмотрел на Эбигейл. - Я с ней знаком?
Он пока не вспомнил ни одного имени, включенного Эбигейл в список, и каждый раз, когда референт освежала его память, отвергал кандидаток по соображениям, казавшимся ей весьма тривиальными.
Такой реакции она не ожидала, но была рада.
- Брук - дочь Джи Би Стюарта, текстильного магната из Нью-Йорка, - напомнила Эбигейл. - Вы познакомились в прошлом году в Белом доме, а потом, насколько я знаю, встречались в Лос-Анджелесе на выставке Дэвида Хокни. Ей чуть-чуть за тридцать, и она унаследует дело отца, когда тот уйдет на покой.
- Точно, это та, которая носит исключительно зеленое! Кажется, активистка движения за спасение тропических лесов?
Эбигейл сверилась со своими записями и кивнула утвердительно:
- И за права животных тоже. Она даже провела некоторое время в тюрьме.
- Это мне нравится… - Макс потер подбородок, потом пожал плечами. - Значит, никакой химии.
- Элис Фицуотер, наследница кондитерского магната. Занимается благотворительностью, большей частью связанной с конезаводом. Вы совершали с ней конную прогулку прошлой осенью в Глэдстоне.
- Ну конечно, Элис! Милая девушка. Обожает этих своих меринов.
Он провел по горлу ребром ладони и с усмешкой взглянул на Эбигейл:
- Думаете, я слишком разборчив?
«Я думаю, что вы до невозможности испорчены», - подумала Эбигейл, надеясь, что босс прочтет ее мысль по взгляду.
- Признайтесь, думаете? - повторил он. - Это весь ваш список?
- Ну… еще Марсия Уолтерс, разумеется.
- Разумеется… - Задумавшись, Макс уставился в окно. - Вчерашний ужин был недурен. Семга в белом вине, салат из спаржи и, конечно, десерт.
На его лице заиграла улыбка, и Эбигейл похолодела. Застыла. Ему нравится Марсия Уолтерс. Он хочет ее. Быть может, уже и овладел ею.
- Да, да, да, - пробормотал Макс.
- Здесь может быть лишь одна маленькая проблема, - сказала Эбигейл, с отвращением ощутив, как ее захлестывает отчаяние.
Она ненавидела себя за то, что собиралась сделать.
- Проблема с Марсией?
Эбигейл кивнула и, спрятав руку в складках юбки, скрестила пальцы.
- Поговаривают… - Она запнулась и молчала так долго, что Макс с удивлением оторвался от разглядывания пейзажа за окном. - О социальной болезни, - прошептала Эбигейл.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только не Эбигейл! - Форстер Сюзанна

Разделы:
глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7

Ваши комментарии
к роману Только не Эбигейл! - Форстер Сюзанна



легко читается, интригующе
Только не Эбигейл! - Форстер СюзаннаВера
8.12.2010, 20.12





неплохо
Только не Эбигейл! - Форстер СюзаннаТаня
21.01.2011, 22.25





Кажется , что конец не закончен…
Только не Эбигейл! - Форстер СюзаннаЛора
4.12.2011, 0.33





Скучновато.
Только не Эбигейл! - Форстер Сюзаннатая
7.04.2012, 20.40





Бредятина
Только не Эбигейл! - Форстер СюзаннаКира
2.05.2012, 15.10





Да, у меня тоже появилось ощущение, что роман не дописан. Хотя начало очень интересное.
Только не Эбигейл! - Форстер СюзаннаЕлена
6.07.2013, 11.27





Концовки нету, и в процессе чтения вы обнаружите что автор перескакивает с одной главы не закончив другую,никакого удовольствия 1из 10...
Только не Эбигейл! - Форстер СюзаннаЗара
24.07.2014, 15.56





Веселинько !можно просто отдохнуть .ненапрягает
Только не Эбигейл! - Форстер Сюзаннаксения
17.03.2015, 2.17





в принципе стандартный такой романчик. читаться легко и быстро. гг не особо понравилась, зато её подружка просто супер! ГГй тоже не плох. В общем читать можно. Подойдёт что бы отключить мозг и расслабиться после тяжёлого дня.
Только не Эбигейл! - Форстер Сюзаннаюля
17.12.2015, 21.32





Не дочитала.Фигня ещё та.Мужику почти сорок а его кормят пилюлями,а он к тому же даже не в курсе для чего они ему нужны.Мне интересно кто их ему прописал.
Только не Эбигейл! - Форстер СюзаннаA.R
5.05.2016, 23.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100