Читать онлайн Оглянись на бегу, автора - Форстер Ребекка, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оглянись на бегу - Форстер Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Ребекка

Оглянись на бегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Не жди, что у тебя сразу появятся толпы поклонников. Твою мать знают многие, тебя – почти никто. Большинство политиков готовятся к этой роли чуть ли не с колыбели. Человеку с улицы чертовски трудно попасть в эту замкнутую касту.
Раскинувшись на диване с веселенькой ситцевой обивкой, Эрик потягивал виски и поучал Александера Гранта. Сенатор мерил шагами комнату. Наконец он остановился перед камином и окинул Эрика раздраженным взглядом.
– Чем тебе помешала эта нитка?
Эрик заметил, что в рассеянности тянет за торчащую из обивки нитку.
– Извини, – проворчал он и сжал стакан двумя руками, чтобы избавиться от соблазна. – Не люблю этих цветочков-лепесточков. По-моему, дом сенатора должен выглядеть более строго.
– Вся мебель осталась от матери. Я переехал сюда после похорон. Видимо, у нее было другое представление о доме сенатора. Но, если тебя так раздражают цветочки, могу убрать.
– Обо мне не беспокойся, – напомнил Эрик. – Побеспокойся лучше о тех, на кого собираешься произвести впечатление. Денежные мешки хотят увидеть человека, в которого стоит вкладывать деньги. Покажи им, как ты живешь, – и тебе и рта раскрывать не придется.
– Да, да, конечно, – пробормотал Александер, устремив задумчивый взгляд на кресло ручной работы. Казалось, советы хитроумного Эрика совершенно сбили его с толку. Вдруг Александер стремительно пересек комнату и сел на диван рядом с помощником. Эрик невольно вздрогнул. Он так и не привык к этим взрывам энергии апатичного с виду босса.
– С тех пор, как мы вернулись сюда на каникулы, ты твердишь мне одно и то же. Короче: услышав имя Маргарет Грант, люди впадают в экстаз. Услышав мое имя, они чешут в затылках и говорят: «А в школе мы его не проходили?»
– Сильно сказано, но, в общем, верно.
Эрик вдруг понял, что смертельно устал. Александер достал его своим неофитским пылом. Нельзя стать политиком за одну ночь. Политика нужно объездить, и на это требуется время; ведь и сам Эрик не в один день выучился править политической колесницей. Конечно, и думать об этом не хочется, но факт есть факт: своей нетерпеливостью Александер может погубить и его собственную карьеру.
– Александер, ты можешь даже завоевать приз избирательских симпатий, но это тебе не поможет. Об этом просто никто не узнает. Пресса о тебе молчит, наше финансовое положение – хуже некуда. Если бы не семь или восемь миллионов твоей матушки, не знаю, что бы мы делали.
Александер покачал головой и встал. Нависая над Эриком, как башня, сунув руки в карманы, он молча разглядывал восточный ковер у себя под ногами. Когда он заговорил, голос его звучал как будто издалека – из туманной дали воспоминаний.
– Мать была очень щепетильна в этом вопросе. Никаких взяток, никаких подношений. Она сохранила в целости состояние отца. И я не собираюсь тратить наследство. Это было бы финансовое самоубийство. Так что… еще пара миллионов нам не помешала бы.
Эрик сел и зажал пустой стакан между колен. Он охотно попросил бы еще: но вместо этого тоже уставился в пол и заговорил – тем небрежным тоном, каким принято признаваться в заветных и несбыточных желаниях.
– Пара миллионов – это все, что нам нужно. С деньгами в кармане мы немедленно начнем кампанию. Группа поддержки у тебя есть. Правда, они тебя плохо знают – но они преданы памяти твоей матери. Нажми на них, пусть займутся сбором пожертвований. Чертовы новые законы! Раньше ты бы зарабатывал по двести тысяч на каждой речи перед ветеранами мировых войн. Теперь так не выйдет.
Александер внимательно выслушал Эрика. Его ум – систематический ум юриста – разложил сказанное по полочкам, выделил проблему и начал было искать решение, но Эрик не дал ему насладиться умственной гимнастикой. Через сорок минут они должны быть на благотворительном концерте в пользу больных СПИДом, а на такие мероприятия опаздывать нельзя. – Есть еще одна проблема, – осторожно начал Эрик. Он еще не знал, как реагирует шеф на личную обиду. – Похоже, те, кто достаточно хорошо тебя знает, от тебя вовсе не в восторге.
Александер медленно повернул голову. Его странные серые глаза встретились с карими глазами Эрика – и тот с трудом сдержал нервную дрожь.
– Правда? – спросил он тихо и равнодушно, словно это сообщение его нисколько не удивило и не взволновало. Напряженное молчание повисло в комнате. Эрик глубоко вздохнул и продолжил, стараясь не отводить глаз:
– Люди тебе не доверяют. Ты заставляешь их нервничать. Тебе не хватает теплоты, сердечности. Не хватает от природы, а ты к тому же упрямо не хочешь пользоваться наработками Маргарет. Мы-то с тобой знаем, что она была отнюдь не мать Тереза. Но эти люди именно так ее и воспринимали. Ты же холоден и отчужден. Твоя мать могла поцеловать чужого ребенка. А ты можешь?
Александер расхохотался.
– Ни за что! Даже на пари! Я и родную-то дочь целовал только по обязанности. – Он задумался, прикрыв глаза. – Монике уже восемнадцать, – продолжал он. – Видит Бог, маленькой она была лучше. Стервозная дура. Перечит матери на каждом слове – отстаивает свою независимость. Да кому она нужна, ее независимость? – Александер помолчал. – Удивительно: оказывается, секрет власти в том, чтобы не дать людям почувствовать свою власть. Чтобы им было с тобой уютно. Не представляю, как это сделать? Со мной не было уютно даже моей уже-почти-бывшей-супруге, а ведь мы много лет прожили вместе.
– Да, это проблема, – согласился Эрик. У него словно камень с души свалился.
– М-да, – протянул Александер. Казалось, он задет не больше, чем если бы Эрик заметил пятнышко на его безукоризненном костюме.
Вновь воцарилось молчание. Вдруг громкий звонок в дверь напомнил им, что они не одни на свете. Оба повернули головы; Эрик вскочил.
– Это она! – воскликнул он, натягивая пиджак и окидывая Александера критическим взором. Александер выглядел прекрасно – хоть сейчас к фотографу. Но Эрик не мог смириться с тем, что хоть в какой-то мелочи его помощь не нужна. Он поправил шефу лацкан и смахнул пылинку с плеча, молясь об одном – чтобы фотокорреспондент на благотворительной тусовке навел на Александера камеру.
Александер прикрыл глаза. Сейчас он должен забыть о Корал. О Корал, которая на столько лет его моложе. Они познакомились в туристическом круизе и вскоре стали любовниками. Эрик заявил, что Корал слишком молода и привлекательна – не вписывается в имидж, – и пообещал найти Александеру более подходящую официальную спутницу жизни. С ней-то Александер и должен был сейчас познакомиться. Эрик полушепотом давал ему последние наставления.
– Марни Льюис. Возглавляет штаб твоих сторонников в Лос-Анджелесе. Хорошая семья из Хенкок-Парка. Твоих лет. Выглядит старше. Вдова. Весьма неглупа. Будь к ней внимателен. Она тебе пригодится. Она хотела, чтобы ты сам позвонил ей и пригласил на это сборище, но я объяснил, что ты очень занят. День и ночь думаешь о нуждах штата. Особенно о неблагополучных детях. Это ее бзик. Обожает неблагополучных детей. И классическую музыку.
Наставленный таким образом, Александер вышел в холл и обнаружил там женщину. Синее платье, вполне приличная внешность. Александер не ощущал ничего. Ни приятного подъема, ни раздражения. Когда нужно, он умел оставаться равнодушным.
– Миссис Льюис! – Тепло улыбаясь, Александер протянул ей руку. Женщина польщенно улыбнулась в ответ. Александер продолжил игру: вместо того, чтобы просто пожать ей руку, он мягко сжал ее ладонь в своей и ввел ее в дом. – Прошу извинить, – продолжал он, – что не смог пригласить вас лично. Я был на встрече с администрацией больницы Сент-Джон. Обещал помочь им в строительстве клиники для подростков, пристрастившихся к наркотикам. Смею надеяться, вы меня простите.
Марни Льюис просияла. Сиял и Эрик. Он не верил своим глазам: Александер даже выглядел по-другому – мягче, добрее. Стальные глаза заволоклись легкой дымкой.
– Разумеется, я буду в отчаянии, если вы не позволите проводить вас домой после концерта… Вы знакомы с Эриком Кочраном?
– Конечно. Он играл огромную роль в аппарате вашей дорогой матушки. Так приятно, что он остался с вами! Рада вас видеть, Эрик.
Произнося эту тираду, Марни даже не взглянула на Эрика. Она не отрывала глаз от Александера. Эрик чуть не прыгал от радости. Пяти минут не прошло, а она уже очарована и покорена! Можно пари держать, что то же самое случится с избирателями. А значит, после девяносто шестого года Эрику гарантирована работа. Остались пустяки: раздобыть денег на избирательную кампанию и показать народу Александера Гранта в действии!
– Корал?
– Привет. – Ее низкий воркующий голос был едва слышен, но даже сквозь шум банкета Александер различал в нем призывные нотки. – Ну как? Много знаменитостей? А дамы по-прежнему не думают об экологии и носят шкуры убитых зверей?
Александер, рассмеявшись, прислонился к стене и прикрыл ладонью другое ухо. Шум затих. За прозрачным пластиком телефонной кабинки толпа, заполнившая огромный зал отеля «Сенчури Плаза», казалась далекой и почти нереальной.
Как и предсказывал Эрик, на концерт и последующий банкет явились все мало-мальски известные люди в радиусе двадцати миль вокруг. В толпе сновали люди с камерами и микрофонами: тут и там щелкали вспышки. Впрочем, политикам репортеры явно предпочитали кинозвезд. А если уж знаменитый актер высказывался на политическую тему, они чуть не плясали от радости. Александер часто думал, что страна может сэкономить массу времени и денег – достаточно перенести столицу в Голливуд. Что ж, Марни была с прессой на короткой ноге. Пока она общалась с журналистами, Александер растворился в толпе и занялся своими делами.
– Угадала, милая. В среднем десять кретинов на квадратный метр. Чудный вечер.
– Ясно, – с легкой грустью протянула Корал, и Александер мысленно поклялся, что не станет держать ее за сценой ни минутой дольше необходимого. Корал была умна, образованна, разбиралась в политике, но прежде всего была чертовски хороша собой, любила и умела блистать в свете. Ничего, – уговаривал себя Александер. Развод, победа на выборах – и после он вознаградит себя за все.
– Послушай, Корал, банкет подходит к коцу. Мне придется довезти до дома миссис Льюис, так что, думаю, освобожусь около полуночи. И сразу к тебе.
– Отлично… – начала Корал, но ее прервал неразборчивый мужской голос. Корал что-то ответила: слов Александер снова не разобрал. «Интересно», – думал он. Телефон у Корал в спальне, и мужчина, судя по всему, от него недалеко. И вдруг Александер содрогнулся от нелепой, но яростной ревности.
– Кто там у тебя? – спросил он слишком поспешно.
Корал рассмеялась.
– Милый, умерь свое мужское самолюбие. У меня сидят двое ребят из секции карате. Один попросил еще текилы. Если тебе нравятся напомаженные волосы и золотые цепи на всех частях тела, то он как раз в твоем вкусе. Я же с некоторых пор предпочитаю элегантных политиков с сединой на висках.
Корал томно вздохнула. Александер прикрыл глаза и представил, как она лежит, раскинувшись на огромной тахте с бесчисленным множеством подушек. Она сняла телефон со стеклянного столика у кровати и поставила себе на плоский живот, откинула с лица золотисто-рыжую прядь и прижала трубку к уху. Ее светло-карие глаза обращены к зеркалу: она видит себя, следит за движением своих губ, любуется своей красотой. Александера приятно волновала и возбуждала самовлюбленность Корал.
– Может быть, я плохо знаю женщин? – шутливо предположил он. – Мне всегда казалось, что, стоит хозяину дома отлучиться, они пускаются во все тяжкие.
В ответ раздался низкий грудной смех. Александер понял, что Корал заметила его ревность и нисколько не обиделась.
– Тебе, милый, еще многому предстоит научиться. И прежде всего – не нарушать границ. Хочешь приехать – приезжай. Завтра воскресенье, так что мы сможем развлекаться допоздна.
– Приеду, как только смогу.
Александер повесил трубку. Разговаривал он, стоя спиной к залу – не опасался, что кто-то его подслушает, просто боялся пропустить хоть слово. «Где я был все эти годы?» – думал он. Полли, его жена, чудесно готовила, но больше никакими достоинствами не отличалась. До встречи с Корал Александер и не подозревал, какие радости таит в себе чувственная сторона жизни.
– Сенатор Грант? – раздался за спиной вкрадчивый голос.
Александер повернулся и столкнулся нос к носу с коротышкой в отвратительном костюме.
– Да? – Глаза Александера сузились. В мгновение ока он весь подобрался и выдал коротышке профессиональную «улыбку кандидата». – Извините, я не хотел занимать телефон. Пожалуйста, звоните.
Александер сделал шаг в сторону. Человечек в дурно скроенном пиджаке протянул руку, но не к телефону, а к сенатору. Теперь сомнений не оставалось.
– Спасибо, сенатор, но телефон мне не нужен. Не найдется ли у вас минутка для разговора со мной?
– Разумеется, – вспомнив наставления Эрика, сердечно ответил Александер. Но сам почувствовал, что голос у него дребезжит, а сердечность ниже всякой критики. Он положил руку коротышке на плечо, но жест вышел грубым, почти угрожающим. Шестым чувством Александер ощутил опасность. Он убрал руку и улыбку, лицо превратилось в обычную бесстрастную маску.
– Точнее, не найдется ли у вас несколько свободных минут для разговора со мной и моим боссом? Меня зовут Джон Микер. Имя джентльмена, который ждет вас в комнате 321, – Пол Льюеллен.
Александер скользнул взглядом по человечку, пытаясь понять, что стоит за этим предложением. Кажется, он где-то слышал фамилию «Льюеллен», но где? Человечек не давал ключа к разгадке: он стоял, опустив глазки и ожидая ответа, – мелкий служащий в черном галстуке. За спиной у него из зала доносилась музыка и смех. Человечек в жутком пиджаке, банкет, застольные речи… Александер почувствовал тошноту. Все, чего он сейчас хотел, – оказаться в постели с Корал. Она обовьет его стройными ногами, а ее искусные руки… Александер улыбнулся и сделал первый шаг прочь от Джона Микера.
– Мне очень жаль, – начал он, – но я уже ухожу. Боюсь, деловая встреча сейчас невозможна. Если вы позвоните мне в офис…
В ответ мистер Микер лишь крепче сжал локоть сенатора. Александер раздраженно повернулся, готовый поставить коротышку на место, но от Микера не так-то легко было избавиться.
– Сенатор, – начал он. Голос его окреп, в нем зазвучали недобрые нотки. – Мистер Льюеллен ждет вас на третьем этаже отеля. Он очень хочет с вами познакомиться. Он полагает, что представлять в сенате интересы Калифорнии должны именно вы. Мистер Льюеллен слышал, что вы надеетесь после выборов сохранить за собой кресло матери. Он хочет лично предложить вам свою помощь. Он был бы очень рад встретиться с вами и обсудить… – Микер сделал паузу… – возможные варианты.
Глаза Александера зажглись интересом, он едва не улыбнулся, но усилием воли придал лицу равнодушное выражение. Началась большая игра. Игра, где нет места идиотам, пьющим и танцующим в банкетном зале. Нет, в этой игре диктуют правила люди, подобные неведомому Полу Льюеллену. Люди с тугими кошельками, безликими слугами и соблазнительными предложениями. Александер кивнул.
– Что ж, думаю, я с удовольствием встречусь с мистером Льюелленом. Только предупрежу свою спутницу, что отлучусь ненадолго. Не возражаете, если я возьму с собой своего помощника?
Александер вопросительно поднял бровь. Он не был уверен, принято ли ходить на подобные встречи вдвоем: зато точно знал, что в наше время свидетель никогда не помешает.
– Думаю, мистер Льюеллен не будет возражать. Итак, сенатор, мы ждем вас, – мистер Микер взглянул на часы, – через десять минут.
– Я не задержусь.
Мистер Микер отступил на шаг и снова растворился в толпе. Александер застегнул пиджак, оглядывая зал. Марни в дальнем углу беседовала с каким-то высоким блондином. Эрик танцевал у эстрады с рыжеволосой девушкой.
Сперва он подошел к Марни. Та улыбнулась ласково и ободряюще – точь-в-точь, как Полли. У Александера скулы свело от этой улыбки, но он ответил тем же, легко сжал ее плечо, обещая скоро вернуться, и двинулся к Эрику. Тому не понадобилось даже слов. Один взгляд – и Эрик, извинившись перед рыжей, выскользнул из толпы вслед за боссом.
Они молчали, пока не вошли в лифт.
– Что такое? – поинтересовался Эрик самым небрежным тоном, каким только мог. Но сердце у него колотилось как сумасшедшее. Впервые Александер начал игру сам, без помощи верного адъютанта.
– Импровизированная вечеринка, – ответил Александер. Они вышли из лифта и зашагали по направлению к комнате 321. – Импровизировать скорее всего придется нам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оглянись на бегу - Форстер Ребекка



Не думаю, что эту книгу можно отнести к любовным романам. Скорее это роман о человеческих взаимоотношениях. Суть книги - не рой яму другому, сам туда попадешь...
Оглянись на бегу - Форстер РебеккаЛатифа
22.04.2013, 20.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100