Читать онлайн Оглянись на бегу, автора - Форстер Ребекка, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оглянись на бегу - Форстер Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Ребекка

Оглянись на бегу

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 29

– Мисс Кортленд, позвольте вам напомнить, что вы находитесь под присягой и отвечаете за свои слова, произнесенные перед комиссией, так же, как если бы выступали свидетелем в суде. Итак, повторяю вопрос: что вам, как совладельцу рекламного агентства Грина, известно об особенностях взаимоотношений между агентством, компанией «Рэдисон Кемикал» и сенатором Грантом?
Дейни сидела за длинным столом, напротив председателя. На ней был элегантный черный костюм, черные чулки, черные туфли – траур по мечте. Светлели только волосы и белое, словно мрамор, лицо. Ресницы Дейни затрепетали. Она не сразу подняла глаза – даже такое простое действие теперь давалось ей с трудом. Но наконец взглянула прямо в лицо своим мучителям.
– Я повторяю вам, джентльмены, мне неизвестно ни о каких особенностях взаимоотношений сенатора Гранта с «Рэдисон Кемикал». Я знаю, что оба они были клиентами агентства Грина. Мне известно также, что распределением средств занимался лично мистер Грин и больше ни один служащий организации, известной как «Агентство Грина», ничего не знал о каких-либо специфических финансовых проблемах, связанных с этими счетами.
Адвокат, сидящий рядом, успокаивающе сжал ее руку.
– Мисс Кортленд, вы хотите убедить комиссию, будто вы не знали о том, что «Рэдисон Кемикал» оплачивает рекламу сенатора Гранта?
– Я не работала со счетами сенатора. Мы с мистером Грином разделили работу между собой. При встречах мы обсуждали главную линию фирмы, не вдаваясь в частные вопросы.
– Не кажется ли вам, мисс Кортленд, нелепым утверждать, будто сенатор не знал, что его реклама занимает больше времени на телевидении, чем могут позволить его средства?
– Это вполне возможно, – тихо ответила Дейни, но лицо ее оживилось. В последние дни слишком много обрушилось на нее такого, чего она не понимала и не могла понять. Но на этот вопрос она знала точный, профессиональный ответ. – Сенатор – не специалист в рекламном бизнесе. Если мистер Грин сказал ему, что его средств для такой рекламы достаточно, у сенатора не было оснований ему не верить.
Председатель театрально вздохнул и откинулся на спинку кожаного кресла.
– Мисс Кортленд, зачем «Рэдисон Кемикал» перекачивать деньги в фонд кампании сенатора Гранта, если сам сенатор ничего об этом не знал? Это бессмыслица! Очевидно, у сенатора Гранта существовала с ними некая договоренность. С какой стати они стали бы помогать ему бескорыстно?
Дейни взглянула ему прямо в лицо. Глаза ее были синими и твердыми, как сапфир.
– Не знаю, сэр. Я бы посоветовала вам спросить у тех, кто может вам ответить.
– Мы пытались, мисс Кортленд, но сенатор Грант отрицает всякую связь с «Рэдисон Кемикал», а мистер Грин… – Сенатор значительно нахмурился. Он явно наслаждался, чувствуя себя в центре внимания.
– Я знаю, – прервала его Дейни. Сейчас он скажет, что мистер Грин скрылся от правосудия, а она не хотела этого слышать. Руди не преступник. И не трус. Он – любящий мужчина. После того ужасного дня Сирина умоляла его увезти ее прочь – и Руди бросил все и уехал, потому что любил ее. Он не знал, что связь Александера с «Рэдисон» стала известна и началось расследование. Дейни понятия не имела, где сейчас Руди и Сирина – и не хотела знать. Достаточно того, что они покинули этот блестящий, лживый мир – суетный мир иллюзий.
– Дейни! – Адвокат приобнял ее за плечи. – С вами все в порядке?
Дейни кивнула и подняла глаза. Сенаторы перешептывались, глядя на нее. Но Дейни не интересовало, что они о ней говорят. Она ничего не знает. Она ничего им не может объяснить. Боже, как она устала!
– Спасибо, мисс Кортленд. Думаю, это все.
Адвокат поднялся с места.
– Должна ли мисс Кортленд оставаться в Вашингтоне?
– Нет, сэр, она может уехать, когда захочет. Комиссия по этике вынесет решение немедленно. Скоро выборы, и нам не хотелось бы затягивать дело о коррупции.
Вот так, без всякой помпы закончили это дело господа сенаторы. А как торжественно начинали допрос, как строго предупреждали об ответственности! Впрочем, Дейни было все равно. Она устала. Ей хотелось только одного – вернуться домой.


– Александер? Входи, мой мальчик.
Александер проскользнул в комнату. Эрик остался снаружи. Он сделал все, что мог, чтобы спасти шею босса от петли: но при встрече с Бассетом помощник был не нужен.
– Льюис, вы хотели меня видеть?
Льюис ухмыльнулся. На этот раз Александер заговорил первым. И серые глаза уже не блестят холодным оловянным блеском. Побитый щенок скулит и просится домой. Тюрьмы боится! Что ж, посмотрим, что с ним делать.
– Садись, Александер. Будь как дома. – Не удостаивая коллегу рукопожатия, Льюис отпил из бокала и наклонился над столом. Он улыбался во весь рот, просто сиял. Давненько он не испытывал такого удовольствия. Жаль, что у него мало времени, – но комиссия ждет.
– Спасибо, Льюис.
– Всегда рад, мой мальчик. – Бассет прокашлялся, помолчал немного и заговорил: – У тебя неприятности, сынок. Крупные неприятности. Ты, мой мальчик, увяз по уши. И, по совести, не скажу, что меня это огорчает. Ведь ты меня очень обидел, Александер, а я не забываю обид. Ты понимаешь, что я хочу сказать?
Александер поднял глаза и вздрогнул, словно только сейчас заметил, как чудовищно уродлив его собеседник. Льюис нахмурился. Он ждал ответа.
– Ты понял, о чем я? – прорычал он.
– Да, – тихо ответил Александер.
– Громче, мальчик, – приказал Льюис.
Александер сжал губы, чтобы удержать рвущиеся наружу проклятия. Этот ублюдок ждет его унижения! Не дождется! Он вернется в комиссию, скажет им все, что они хотят услышать, и покончит с этим!
Но Александер не вышел из комнаты. Он открыл рот и громко, отчетливо произнес:
– Да, я понимаю, что вы хотите сказать.
– Отлично, – протянул Льюис. Он снова улыбался. – Мне нравится, когда слуги ко мне почтительны. Скажи-ка, Александер, ты все еще хочешь быть избранным на следующий срок? А? – Льюис вздохнул и заворочался в кресле. – Действительно, что тебе делать дома? Жены нет. Дочь не хочет тебя видеть. Та рыжая шлюшка, как я слышал, тоже исчезла с горизонта. Мне тебя жаль, мой мальчик.
Льюис издал новый вздох и скорбно почмокал губами. Боже, как он наслаждался собой!
– Короче, Александер, – заговорил он, отодвигаясь от стола, – не будем тянуть резину. Ты по уши в дерьме и выбраться из него самостоятельно не можешь. Положим, парни из комиссии не хотят скандала – боятся, что всплывут наружу их собственные грешки. Ну а мне бояться нечего. Я много лет сижу в сенате. Никто и не помнит тех времен, когда меня здесь не было. Я могу то, чего не могут другие. Я могу тебя погубить, мой мальчик, – а могу спасти твою шкуру. Мне нужно знать, чего ты сам хочешь?
Александер поднял глаза на человека за столом. На уродливого старика, держащего в руках его жизнь. Этого не может быть, думал он. Это сон. Льюис молчал, ожидая ответа. На мгновение Александер заколебался. Неужели все так безнадежно? В конце концов, он уже не тот, что прежде. У него много друзей – и только один враг. Может быть, стоит попытаться…
– Знаешь, Александер, я тут познакомился с твоим приятелем, – промурлыкал Льюис. – С парнем по имени Льюеллен. Если не ошибаюсь, у него химическая компания. Мы сегодня вместе обедаем. М-да… обедаем вместе… Так что же, мой мальчик? Тебе нужна помощь? Ты хочешь, чтобы я тебе помог?
Топор упал и отрезал для Александера всякую надежду на спасение. Он закрыл лицо руками, потер глаза, словно надеясь проснуться. Но не проснулся. Льюис ждал ответа. У Александера Гранта не было выхода.
– Да, Льюис, я буду очень благодарен, если вы мне поможете.
– Не так! – погрозил пальцем Льюис. – Не слышу искренней благодарности. Попроси меня, как старого друга и покровителя. Как доброго господина. Ведь отныне я – твой господин.
– Пожалуйста, Льюис! – взмолился Александер. – Помогите мне! Мне очень нужна ваша помощь! Пожалуйста!
– Блестяще, Александер. Блестяще!
Льюис вышел из кабинета, унося с собой все свое могущество. Александер остался в кресле, закрыв лицо руками, – бессильный, жалкий и одинокий. Но разве когда-нибудь он был иным?
– Встретимся тринадцатого числа, и я покажу вам макет. В четыре тридцать. Да. Конечно. До свидания.
Дейни повесила трубку, вычеркнула из блокнота запись «Банк Санта-Моника» и взглянула на часы. Почти пять. Повернувшись в кресле, она включила радио. Передавали новости. Выборы были в разгаре, и Александер Грант уверенно шел к победе.
Дейни выключила радио и откинулась на спинку кресла. Сегодня был трудный день. Как и все предыдущие дни. Но Дейни справилась. Она сохранила все контракты, кроме договоров с Грантом и «Рэдисон». Правда, «Эшли Косметикс», узнав, что Сирина больше сниматься не будет, сильно урезали бюджет. Но ничего, жить можно. И агентство выжило. Когда Руди и Сирина вернутся, Дейни передаст им процветающее дело. Это самое меньшее, что она может для них сделать после…
– Дейни! – Тихий голос и робкий стук в дверь. Дейни обернулась. На пороге стояла Лора. Дейни кивнула, приглашая ее войти.
– Пожалуйста, подпиши документы для кампании «Апач».
Дейни просмотрела бумаги, расписалась и отдала их Лоре. Но та не уходила.
– Что-нибудь еще? – спросила Дейни. Ей не терпелось поскорей оказаться дома.
– Дейни, я… – К чести Лоры, она смотрела Дейни в глаза. А вот заговорить никак не могла. С самого возвращения Дейни они едва ли обменялись тремя словами. – Дейни, я хочу знать, почему.
– Что почему, Лора?
– Почему я еще здесь?
Дейни рассмеялась горьким, невеселым смехом. Бросила ручку в портфель и защелкнула замок.
– Лора, я не понимаю, почему мы все еще здесь. Так что будем милосердны друг к другу.
Лора кивнула. Она очень похорошела с тех пор, как бросила пить: похудела, глаза прояснились, волосы снова завились пушистыми локонами. Но мало излечить тело – нужно очистить душу. И Лора решилась на исповедь.
– Это я дала в ФБР информацию о выплатах «Рэдисон».
– Я так и думала, – вздохнула Дейни.
– Почему же ты меня не выгнала?
– Лора, знаешь поговорку о стеклянных домах? Не будем швыряться камнями.
Дейни направилась к дверям, но Лора ее остановила.
– Мы никогда не станем друзьями.
– Я знаю, – ответила Дейни. – Но еще я знаю, что есть прошлое, о котором нельзя забывать. Тебя Руди любил; мне он был другом. Когда он вернется, думаю, он будет рад увидеть, что мы работаем вместе.
– Ты думаешь, он вернется?
С грустной улыбкой Дейни пожала плечами.
– Не знаю. Я бы на его месте не вернулась. Ведь рядом с ним женщина, которая ничего от него не хочет. Принимает его таким, как есть. С ней ему лучше, чем с такими, как мы.
– Какими мы были, – с внезапной смелостью закончила Лора.
Женщины долго смотрели друг другу в глаза: ни одну не удивило, что обе они прошли такой схожий путь и пришли к одному решению. Дейни улыбнулась, но улыбка вышла бледной и тут же пропала. Слишком многое стоит между ней и Лорой. Такое не забудется в один день; что-то, может быть, не забудется и никогда. Дейни вздохнула.
– Посмотрим, как пойдут дела, ладно, Лора? Только больше – никаких игр. Хочешь работать – работай. Хочешь вредить – поищи другое место. И я обещаю то же.
– Что ж, это честно. – Лора посторонилась, пропуская Дейни. Та легким, ободряющим жестом прикоснулась к ее руке и вышла. Дейни спешила домой, где ждал ее Блейк.
– Привет!
Блейк поднял голову и встал из-за рабочего стола.
– Привет! – ответила Дейни, входя – и в следующую секунду портфель полетел в сторону, а сама она оказалась в его объятиях. Где же ей еще быть? – думала она. Как могла она тяготиться его любовью и желать чего-то еще?
– Тяжелый день?
Дейни покачала головой.
– Не тяжелее, чем вчера. И позавчера. И так далее. – Она положила голову ему на плечо, и Блейк зарылся лицом в ее шелковистые волосы. Дейни прижалась губами к его шее, да так и замерла. Текли минуты, а муж и жена все стояли, обнявшись, не в силах оторваться друг от друга.
– Александер побеждает, – пробормотала она наконец.
– Знаю. Я слышал новости, – ответил Блейк. Он поднял руку и смотрел, как текут сквозь его пальцы сверкающие серебристые волосы. – Ты зла на него?
Дейни покачала головой и крепче прижалась к нему. Благодарение судьбе, наконец-то она научилась отдавать и принимать любовь.
– Да нет. Я все равно ничего не могла сделать. Просто вспомнила, как меня допрашивали на этих слушаниях. Самое обидное, что я действительно ничего не знала.
– Видишь, любовь моя, правильно говорят: что ни делается, все к лучшему.
– Да. – Дейни взяла Блейка за руку и крепко сжала. – И лучше всего, что вся эта грязь не коснулась Руди и Сирины. Они ведь не сбежали. Они ничего не знали о расследовании. Они просто все бросили и уехали вместе. Сирина отказалась от славы, Руди – от богатства и успеха… По-моему, это чудесно. Их мужество многому меня научило.
– Меня тоже, – пробормотал Блейк. Лицо его омрачилось: он снова вспоминал тот ужасный миг, когда понял, что едва не убил Сирину. Он попытался высвободиться из объятий Дейни, но та прижалась к нему еще крепче. Прошло время одиночества. Прошло время, когда они скрывали друг от друга свои страхи и не делились горестными тайнами.
– Значит, мы оба поумнели, – рассмеялась Дейни. Смех ее был горек, но слышалось в нем и предчувствие грядущей радости. Она поднесла руку Блейка к своим губам и поцеловала каждый палец по очереди.
– И что же нам, умникам-разумникам, теперь делать? – пробормотал Блейк.
– По-моему, Блейк, нам надо работать. Выполнять заказы клиентов. Каждый вечер вовремя возвращаться домой, готовить ужин, заниматься любовью и засыпать в одной постели. Жить так, как живут остальные люди. – Она прижала его руку к груди и надолго замолчала, глядя в сторону. – Хватит гоняться за призраками. Ты пытался объяснить мне все это, еще когда мы были женаты. Пытался показать, что требования моего отца далеки от реальной жизни – так же далеки, как твои снимки Сирины. Видишь, Блейк, ты тоже попался на эту удочку, хотя и позже меня. А теперь я хочу делать то, что у меня хорошо получается. Хочу восхищаться твоей работой. Хочу…
Дейни замолкла, рассматривая руку Блейка. Какая чудесная рука! Мускулистая, сильная, умелая – но и нежная… Господи, она умрет, если Блейк сейчас же до нее не дотронется!
– Дейни! – Блейк погладил ее по щеке. Дейни тряхнула головой, прогоняя посторонние мысли. То, что она сейчас говорила, было слишком важно для них обоих.
– Блейк, мы едва не потеряли друг друга. Я – со своими глупыми играми и идиотскими понятиями о жизненных ценностях. Ты – со своим наваждением и с Сириной. Ты понимаешь, как близки мы были к тому, чтобы никогда…
Голос Дейни прервался. Она не могла продолжать. Стремление к совершенству не принесло ей счастья – только боль. Ее слова чаще ранили, чем исцеляли. Ее надежды никогда не сбывались. Боже, как могла она быть так слепа?
– Забудь об этом, – прошептала она. – Я не хочу думать о потерях. Подумаем лучше о том, что нам предстоит найти.
– Дейни, ты снова что-то затеваешь? Агентство Грина – солидная фирма. Чего ты еще хочешь? Давай просто работать…
– Ш-ш-ш. – Дейни приложила палец к губам Блейка: ее синие глаза просили его дослушать до конца и понять. – Тише, любовь моя. Я совсем не об этом. Никаких затей больше не будет. Никаких блестящих планов и грязных игр. Хватит. Я буду мечтать, но мечтать о том, что действительно важно. О настоящем. Например, о том, чтобы хорошо работать; чтобы просыпаться по утрам и радоваться, что я – это я; чтобы…
Дейни, не договорив, подняла глаза на Блейка. Сейчас она не любовалась его красотой – она вглядывалась в его душу, пытаясь понять, что скрывается за непроницаемой чернотой глаз. Теперь Дейни знала, чего хочет. Нет – знала, без чего она не сможет жить.
– Блейк, я хочу, чтобы мечта стала жизнью, а жизнь – исполнением мечты. Я не хочу больше сражаться за место под солнцем. Я хочу надеть тебе на палец обручальное кольцо. Снова произнести клятвы перед алтарем – и сдержать свое слово. Я хочу смотреть вперед без страха и без ложных надежд.
– А чего ты хочешь от меня? – спросил Блейк.
– От тебя? – Дейни нежно улыбнулась – улыбка эта шла из самого сердца. – Обещай мне никогда не меняться. Поклянись, что, если я снова потеряю голову, ты вернешь меня на землю. Обещай любить меня так, как любил раньше. Обещай, Блейк, – и, клянусь, я выполню свою часть договора. Обещай! Пожалуйста! Пожалуйста, Блейк…
Дейни обвила шею Блейка руками, словно боялась, что он исчезнет. Но куда мог исчезнуть Блейк? Он ведь любил ее. Все эти годы любовь удерживала его возле Дейни; удержит и теперь и не отпустит до самой смерти.
– Дейни Кортленд, я клянусь всегда любить тебя… клянусь…
Губы их встретились, и последняя клятва потонула в стоне счастья. Любовь была в этом звуке; была в нем жизнь и исполнение мечты.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Оглянись на бегу - Форстер Ребекка



Не думаю, что эту книгу можно отнести к любовным романам. Скорее это роман о человеческих взаимоотношениях. Суть книги - не рой яму другому, сам туда попадешь...
Оглянись на бегу - Форстер РебеккаЛатифа
22.04.2013, 20.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100