Читать онлайн Оглянись на бегу, автора - Форстер Ребекка, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оглянись на бегу - Форстер Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Ребекка

Оглянись на бегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Какой сюрприз! Блейк, я-то думал, ты уже летишь в Сан-Франциско! – Руди, стоя в дверях, улыбался неожиданным гостям.
– У меня изменились планы, – ответил Блейк. – Можно, мы зайдем?
Руди пожал плечами и отодвинулся, пропуская их в дом.
– Конечно.
Дейни вошла вслед за Блейком, стараясь не встречаться глазами с Руди. Она боялась, что новость Блейка придется ему не по душе.
– Мы с Сириной уже поужинали, – заметил Руди, закрывая дверь. Ему не терпелось узнать, почему Блейк не полетел в Сан-Франциско и что привело неразлучную парочку к нему в столь поздний час. – Пива хотите?
– Скорей уж шампанского, – пробормотал Блейк, оглядываясь вокруг, словно ожидал, что Сирина материализуется в каком-нибудь углу.
Руди скорчил гримасу.
– Извини, Блейк, шампанского не припасли.
– Да нет, Руди, это он фигурально… – пробормотала Дейни, кладя сумочку и садясь на диван.
– Что, неужели решили прогуляться в муниципалитет и обменяться кольцами еще разок? – улыбнулся Руди, довольный, что разгадал загадку.
Дейни покраснела.
– Нет, – ответила она. – Тоже хорошая новость, но другая.
– Гораздо лучше! – объявил Блейк, к большому неудовольствию Дейни. – Где Сирина?
– Только что вышла из ванной. Через минуту присоединится к нам.
– Замечательно. Просто великолепно. А пока ее нет, я тебе кое-что покажу. Смотри.
С таинственным видом, словно фокусник, Блейк выудил из кармана слайд, вставил его в портативный проектор и передал Руди. Тот поднес проектор к глазам, а Блейк, заглядывая ему через плечо, взволнованно прошептал:
– Новая «Женщина Эшли»! Это она!
Дейни, наблюдавшую за этой сценой со стороны, неприятно поразило, даже испугало необычное волнение Блейка. Словно одержимый, подумала она. Неужели она все эти годы вела себя так же?
– Да, хорошенькая… – начал было Руди и вдруг умолк. Он опустил проектор, поморгал, словно не веря своим глазам, и снова впился взглядом в слайд.
– Видишь? – восторженно шептал Блейк. – Видишь? Там, на заднем плане!
Дейни подошла к партнеру с другой стороны и заглянула ему через плечо.
– Руди, она – само совершенство! – прошептала она, не в силах оторвать глаз от слайда.
– Мы долго не могли поверить… – произнес Блейк и потянулся за проектором, но Руди не хотел выпускать его из рук. И в этот миг из прихожей послышался голос той, кем они так восхищались.
– Привет, Дейни. Привет, Блейк, – весело поздоровалась Сирина, но улыбка застыла у нее на лице, едва она заметила, что все трое смотрят на нее как-то странно. – Эй, ребята, что случилось?
Блейк медленно подошел к ней и, взяв за руку, ввел в столовую, где ждали их Дейни и Руди. Им предстоял долгий разговор.
– Случилось чудо, – ответил он.


– Сколько можно повторять! По-моему, вы оба сошли с ума! – Сирина сердито скрестила руки на груди. Сейчас Дейни готова была ей поверить. Сирина выглядела хорошенькой – не больше. Но Дейни уже знала, что это – обман зрения. И собиралась доказать это Сирине. Если только удастся ее уговорить. – На этом снимке я на себя не похожа. Тут, наверно, какой-то фокус со светом. Я же не модель! И уж, конечно, я не «Женщина Эшли». Вам нужна какая-нибудь знаменитость. Которая знает, что и как надо делать… Руди, ну скажи им!
– Нет, – быстро ответил Блейк. – Руди не скажет мне ничего такого, чего я не знал бы сам. Свет тут ни при чем. Этот снимок показал нам, на что ты способна. На пленке ты превращаешься в другого человека. Сирина, это талант, а талант нельзя зарывать в землю! Корпорация «Эшли» будет счастлива с тобой работать. Они знают, что такое красота, а ты, Сирина, – олицетворение красоты.
Сирина открыла рот, собираясь возразить, – но что она могла сказать? Она не умела спорить – стеснялась и боялась обидеть собеседника. Расстроенная, она повернулась к Дейни.
Та пожала плечами.
– Не станешь же ты отрицать, что на этом снимке ты прекрасна. Прекрасна! И совершенно естественна.
– Это фотография прекрасна, а не я. Я же работала, а не позировала. А если вы поставите меня перед камерой и начнете говорить, как мне надо выглядеть, – да я просто умру от страха! А все эти люди, которые работают с моделями – стилисты, парикмахеры, гримеры… Я буду их стесняться. И мои фотографии будут расклеены везде – на улице, в универмагах… Нет, я не смогу.
– Разумеется, сможешь! Ведь работать с тобой будем мы – я и Блейк… – По дороге Дейни придумала немало доводов, чтобы рассеять опасения застенчивой девушки, но все они пропали впустую. Дейни поняла, что Сирина ее не слушает. Она смотрит на Руди.
С тех пор, как они стали любовниками – Сирине казалось, что с той ночи прошла целая вечность, – девушка ждала, когда же Руди заговорит с ней о будущем. Когда скажет, что они должны пожениться, нарожать много детей и жить долго и счастливо. Однако Руди молчал. Сирина не сомневалась, что он ее любит, но сейчас ей пришло в голову: ведь Руди выше всего ценит успех. Может быть, он не хочет жениться на «просто Сирине», ничего еще не сделавшей, ничего не добившейся в жизни? А если она станет «Женщиной Эшли», может быть, тогда он сочтет ее достойной себя?
Забыв о Блейке и Дейни, строящих за нее планы на будущее, Сирина подошла к Руди, прижалась к нему, обняла и положила его руки себе на плечи.
– Что же мне делать? – тихо спросила она, подняв на него большие доверчивые глаза. – Как ты думаешь?
Руди нежно поцеловал ее.
– По-моему, у тебя все получится, – ответил он.
– Ты думаешь, я должна согласиться?
Руди со вздохом пожал плечами. Он не знал. Прежний Руди не раздумывая сказал бы, что нельзя упускать свой шанс – но то был прежний. Новый Руди боялся за нее и не хотел выставлять ее красоту напоказ.
– Я думаю, что у тебя получится. А хочешь ты этого или нет – тебе решать. Это твоя жизнь. Я не могу решать за тебя.
– А если я попрошу, чтобы ты решил за меня? – настаивала Сирина.
Руди грустно улыбнулся и обвил руками ее стройную фигурку, словно защищая от всех будущих невзгод. Сирина положила голову ему на грудь и слушала, как бьется сердце. Она сделает то, что он захочет. Если скажет: «Попробуй» – она будет стараться, как только может; если скажет: «Откажись» – с радостью откажется. Фотография – это только фотография. Любовь – это все.
– Не знаю, детка, – вздохнул Руди. – Ты заработаешь кучу денег… Конечно, это лучше, чем таскать кабель… Не знаю. – Он зарылся губами в ее волосы. Они были мягкими, как шелк, и пахли апельсином. – Я хочу только, чтобы ты была счастлива.
– Я или мы? – уточнила Сирина, поднимая голову и глядя ему в глаза.
– Чтобы мы были счастливы, – без колебаний ответил Руди. Казалось, целую вечность они смотрели друг на друга. Глаза Руди затуманились, словно он видел прекрасный сон. Он поднял руки и нежно погладил Сирину по щекам. – Ты так красива, Сирина. Так прекрасна. Что бы ты ни решила, ты будешь права. Где бы ты ни была, я останусь с тобой.
– А ты…
– Нет, ты. Я свой выбор сделал. Когда Дейни ворвалась ко мне в кабинет, помнишь? Я мог бы ее выгнать. Но не выгнал. Она выполнила свое обещание, и я получил все, о чем мечтал. Перед тобой теперь такой же выбор. Наверно, такое хоть раз в жизни случается с каждым. Каждому дается возможность изменить свою жизнь – или оставить такой, как есть.
Сирина подняла голову и вгляделась в его лицо. Он не дал прямого ответа, но Сирина столько знала о нем, что, как ей показалось, угадала его желание. Привстав на цыпочки, она поцеловала его в щеку.
– Я согласна, – не отрывая от него глаз, тихо сказала она. – Что мне надо делать?
Блейк и Дейни закричали «ура», и Сирина просияла, счастливая оттого, что доставила им такую радость. Но обернувшись к Руди, она вдруг усомнилась в своем выборе. Он выглядел таким… таким одиноким. Но, поймав ее встревоженный взгляд, он улыбнулся и прильнул к ее губам, и Сирина поняла, что поступила правильно.
– Я люблю тебя, солнышко, – прошептал он. Сирина положила голову ему на грудь. Она сделала правильный выбор. Скоро она станет такой, какой хочет ее видеть любимый.


– Ну, Александер, прости меня. Я ведь уже сотню раз извинилась. Я просто хочу… ну, хочу, чтобы меня было больше заметно.
Они возвращались со съемок. Александер вел машину, искоса поглядывая на жену. Впервые со дня их примирения он жалел, что послушался совета Дейни. До сегодняшнего дня Полли вела себя идеально – делала все, что ей говорят. Но сегодня она показала себя во всей красе. Снова начались эти ее штучки, от которых Александера тошнило все двадцать лет. Стоило ему где-нибудь в гостях обратить внимание на красоту или ум другой женщины, как Полли устраивала сцену. Нет, она не вопила и не хлестала его по щекам – просто суетилась вокруг него с застывшей на лице улыбкой и несла какую-нибудь чушь. Действует безотказно. И, главное, ни за что не признает, что делала это нарочно. Может быть, и сама не осознает… Но то, что она устроила сегодня на съемках, переполнило чашу его терпения.
– Полли, я понимаю твои чувства. Но ты ведь не разбираешься в том, как снимаются ролики. Так что, я думаю, нам с тобой лучше просто выполнять указания профессионалов.
– Но, Александер, я не хочу быть просто фоном! Не понимаю, почему мне нельзя внести в фильм что-то свое. Я же знаю, что мне к лицу! И этот их костюм мне совершенно не идет.
– Полли, ради Бога! Ты в этом костюме хорошо выглядишь. И он как нельзя лучше подходит для ролика. Это даже я понял.
Машина остановилась у ворот. Александер хотел выйти, но Полли ухватила его за рукав и заставила обернуться.
– Ты говоришь правду?
Ее большие глаза блестели, но блестели не надеждой, а чем-то иным… Но Александера сейчас не тянуло разбираться в ее настроении. В этом вся Полли, подумал он. Цепляется к какому-нибудь слову и начинает… Александер пожал плечами.
– Да, Полли, – медленно ответил он. – Ты очень хороша в этом костюме. И ты здорово мне помогаешь. Ты станешь изюминкой моей кампании, и, если я выиграю, то во многом благодаря тебе. Ну, ты довольна?
– Д-да, – неуверенно протянула Полли. Боже правый, она снова обиделась! Сколько ж можно? Может, послать к чертям всю эту политику?
Полли заговорила снова – и Александеру потребовалось поистине титаническое усилие, чтобы не закричать и не наброситься на нее с кулаками.
– Я только спросила, нравится ли тебе этот костюм. Александер, я не понимаю, почему ты на меня сердишься. Нам же так хорошо вместе, разве нет?
– Полли, я не сержусь, – покорно ответил Александер. – Я просто устал. У меня был трудный день, а всего через неделю – предварительные выборы. Я очень надеюсь, что деньги, потраченные на съемки, не пропадут зря. Ведь если я проиграю, все эти ролики будут бесполезны. Кем я стану тогда? Снова адвокатом, каких тысячи?
– Что ты, милый! Для меня ты всегда был и всегда останешься одним-единственным. Только о тебе я могу сказать: «Я его обожаю».
Полли замолкла и устремила взгляд на Александера, ожидая ответа. Александер заскрипел зубами. До чего же она надоедлива! От каждого ее слова внутри у него словно все туже и туже затягивался какой-то узел. Боже, чего бы он сейчас не отдал, чтобы увидеть Корал! Ведь она совсем рядом…
– Я тебе верю, Полли, – вздохнул он.
– Это хорошо, милый. Знаешь, я готова быть с тобой и в горе и в радости…
Александер кивнул и вышел наконец из машины. Позади хлопнула вторая дверь, и по мощеной дорожке застучали каблучки Полли.
– Я сварю кофе, – объявила она, едва войдя в дом, и направилась на кухню. Александер поднялся в спальню.
Полли сняла жакет и поставила кофеварку на огонь. Затем заглянула в кладовку, мысленно похвалив себя за то, что в доме есть и сахар, и молоко.
Нервно постукивая ногой по полу, Полли следила за кофеваркой. Она не могла понять, отчего ей так не по себе. Все же прекрасно! Вот только вода никак не закипит, но стоит ли из-за этого сходить с ума? Почему же она места себе не находит, словно вот-вот случится что-то ужасное?
Полли подошла к телефону и сняла трубку. Она решила позвонить Монике. Это лучше, чем в панике метаться по кухне.
Однако ей не пришлось поговорить с дочерью. Полли поднесла трубку к уху – и окаменела. Сердце ее не билось, легкие забыли, что надо дышать, и сама она, казалось, куда-то испарилась, оставив на кухне лишь жалкую измятую оболочку. И эта оболочка слышала в трубке голос Александера. И голос его собеседницы.
– …Никак не могу, – говорил Александер.
– Что, жена не пускает? – поддразнивала женщина.
– Слишком много сложностей…
В ушах у Полли зашумело, перед глазами поплыли разноцветные круги. Больше она ничего не слышала и лишь, когда в трубке раздались гудки, машинально повесила ее на рычаг.
Когда Александер вышел на кухню, Полли разливала молоко по дымящимся чашкам с кофе. В ушах у нее больше не шумело: она почти овладела собой. Она подняла голову и раздвинула губы в улыбке, приветствуя мужа. Александер нерешительно остановился в дверях, словно мальчишка, решивший сбежать с ненавистного урока.
– Я сварила кофе, – Полли протянула ему чашку. «Ну-ка, что ты скажешь на этот раз?» – думала она.
– Прости, Полли. Совсем нет времени. Мне надо встретиться с Эриком, уладить кое-какие дела.
Он все делает первоклассно. Даже врет. Полли может гордиться своим мужем.
– Понятно. – Она поставила чашку и опустила глаза. – Какая жалость! Я-то думала, мы поужинаем пиццей. Может быть, даже в постели…
Последнее слово она попыталась промурлыкать так же, как та женщина по телефону, но голос ее дрогнул и сломался. Не хватает практики.
– Я перекушу в городе.
– Хорошо, Александер. – Как спокойно и уверенно она произнесла эти два слова. Даже не думала, что так получится. – Еще не поздно. Я, пожалуй, съезжу к Монике.
– Отличная мысль. Я не хочу, чтобы ты сидела тут и скучала в одиночестве. Тебе ведь никогда не нравился этот дом.
– Да нет. Я редко скучаю. Подожди, я возьму сумочку, и мы выйдем вместе.
– Конечно. К десяти ты вернешься? Я тебе позвоню.
– Ты задержишься до десяти? – вежливо поинтересовалась Полли.
– Все может быть, – беззаботно ответил Александер, об руку с женой выходя из дома. Он чувствовал себя уже почти свободным. – Поезжай на машине моей матери. У тебя есть ключи?
– Да, я сняла их с доски.
– Отлично. Хорошо, что я еще не продал машину. Но, наверно, скоро продам.
– Правильно. Зачем нам в Лос-Анджелесе две машины?
– Конечно, незачем, Полли, – рассеянно ответил Александер.
Он сел в машину, быстро захлопнул дверь и слишком быстро нажал на газ. Полли аккуратно вставила ключи, зажгла фары и пристегнула ремень безопасности. Вытянув шею и задрав подбородок, она наблюдала за мужем в зеркало заднего вида. Как он спешит. Как хочет, чтобы она поскорее скрылась с его глаз. Исчезла из его жизни. А это ведь легко устроить – достаточно нажать на газ. Если он умрет, то никогда больше ее не увидит, верно? Полли поставила ногу на педаль. Интересно, что она почувствует, когда груда металла сомнет Александера в лепешку? Наверно, в миг перед смертью она испытает величайшее счастье… Нет, нет. Она любит Александера. Она никогда не причинит ему боли.
Полли плавно выдавила акселератор, выехала из гаража и поехала бок о бок с мужем. На перекрестке, где их пути должны были разойтись, она взглянула ему в глаза.
– Я люблю тебя, Александер. Береги себя.
– Хорошо, Полли. Передай привет Монике.
Полли сделала круг, остановилась у обочины и, выключив фары и приглушив мотор, ждала, когда из-за угла покажется машина Александера. Дождавшись, она последовала за ним на приличном расстоянии.
Александер припарковал машину у многоквартирного дома. Через ярко освещенное окно холла Полли видела, как он вошел и нажал кнопку звонка. Через несколько минут открылись двери лифта. Оттуда вышла женщина – рыжеволосая, стройная, молодая. Крупная дрожь охватила Полли, когда она увидела, как женщина поцеловала Александера и, взяв за руку, ввела в лифт. Он на ходу расстегивал пальто. Они скрылись, а Полли все глядела им вслед, открыв рот и выпучив глаза, словно череп ее разрывался на части.
Итак, у Александера есть другая женщина. Нехорошо. Стыдно. Тем более для сенатора.
Полли откинулась назад и закрыла глаза, пытаясь привести в порядок мысли. Ей вспомнилась спиралька в вашингтонской квартире Александера. Это ничего не значит. Спиралька могла остаться от прежних жильцов. Но то, что видела Полли несколько минут назад, – другое дело. Этому есть только одно объяснение.
Полли глубоко вздохнула и, обеими руками вцепившись в руль, впилась взглядом в освещенное окно пустого холла.
– Я прощу тебя на этот раз, – громко сказала она. – Но только на этот раз. Слышишь, Александер? Если я поймаю тебя снова, ты мне дорого заплатишь…
Всю дорогу домой она разговаривала сама с собой. Стоя под горячими струями душа, она вспоминала все преступления Александера и грозила ему жестокой карой. Сидя на кровати и вглядываясь во тьму, она все говорила и говорила – и только когда внизу отворилась дверь и на лестнице послышались шаги мужа, Полли замолчала, легла и закрыла глаза. Александер вошел в спальню и лег рядом с ней. Она придвинулась к нему и обняла его. Он сразу заснул; Полли не смыкала глаз всю ночь.
От мужа пахло рыжеволосой женщиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оглянись на бегу - Форстер Ребекка



Не думаю, что эту книгу можно отнести к любовным романам. Скорее это роман о человеческих взаимоотношениях. Суть книги - не рой яму другому, сам туда попадешь...
Оглянись на бегу - Форстер РебеккаЛатифа
22.04.2013, 20.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100