Читать онлайн Оглянись на бегу, автора - Форстер Ребекка, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оглянись на бегу - Форстер Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оглянись на бегу - Форстер Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Форстер Ребекка

Оглянись на бегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

– Думаю, миссис Грант, вам пришлось нелегко. Едва вы успели вкусить независимости, как ваша жизнь вновь перевернулась вверх дном.
– Напротив. Воссоединившись с мужем, я словно начала новую жизнь. Я глубоко предана Александеру Гранту не только как мужу, но и как кандидату, наиболее достойному служить народу и стране в сенате. Он – цельный и искренний человек, честь для него превыше всего. Взгляните ему в лицо, в глаза – и вы увидите, как он предан делу. Нам нужны люди, которые думают, прежде чем говорить, которые видят все достоинства и недостатки каждого своего решения. Такие люди, как Александер Грант…
– Что ж, миссис Грант, я вижу, что вы очень преданы мужу, но, боюсь, наше время истекает… Вы смотрите ток-шоу…
Ведущий повернулся к камере, грянула музыка, прервав страстную речь Полли в поддержку мужа. Полли выключила телевизор и задумалась.
Относя чайную чашку на кухню, она думала, что хорошо ответила этому журналисту. Он-то думал, она станет оплакивать утраченную свободу, а она… Александеру понравится, когда он увидит. Если увидит.
Полли вымыла чашку и поставила ее в буфет. Странно, почему она совершенно не чувствует себя счастливой? Наверно, все из-за дочери. Моника говорит об отце ужасные вещи. Что ему вовсе не нужна семья. Что все это, как она говорит, «предвыборный спектакль». Ну, тут уж Полли попросила ее замолчать. Конечно, дочке уже восемнадцать, но все-таки Александер ее отец, а дети должны уважать родителей.
Полли вернулась в комнату и начала читать сценарий предвыборного ролика, но неприятные мысли не давали ей сосредоточиться. А вдруг Моника права? Может быть, у Полли и вправду нет настоящей семьи? В семье муж и жена разговаривают друг с другом, спрашивают, как прошел день, делятся всеми своими радостями и заботами. А она все время одна. Даже Моника не хочет ее слушать. Ей не с кем посоветоваться… А впрочем, зачем просить совета? Почему бы не расправить крылья и не принять решение самой?
Полли села на кушетку и начала читать сценарий, делая пометки. В конце концов, она – жена сенатора. Ей не нужны чужие советы и указания… или все-таки нужны?
Неужели она чего-то стоит? Неужели кому-то нужна? Александер говорит, что да.


Эрик устало брел по длинным коридорам. Сгущались сумерки. Кое-где горел свет, но в большинстве помещений сената было темно.
Эрик был на ногах с шести утра. Обед подкрепил его силы и помог дожить до четырех; в пять Эрик снова начал клевать носом. Он уже собирался прилечь на кушетке в офисе, как вдруг произошел один неприятный сюрприз. И теперь Эрик спешил на заседание подкомитета, чтобы перехватить Александера и предупредить его.
Эрик проскользнул в кабинет, присел на свободное место рядом с Александером и прошептал что-то ему на ухо. Александер вздрогнул, но тут же овладел собой.
– Приду, как только смогу. Позвони сенатору Джибсону. Скажи, что сегодня не смогу прийти на коктейль. Еще позвони Эллисон и предупреди, чтобы сегодня не приходила. Сегодня голосование. Думаю, результаты известны заранее.
– Должен вам сказать… – начал Эрик. Он знал, что Александер, чтобы исполнить обещание, данное Льюеллену, должен проголосовать против закона об экспорте.
Александер улыбнулся.
– Иди и делай то, что я сказал. Возвращайся, как только сможешь. Думаю, ты еще успеешь на голосование. И не беспокойся, Эрик.
– Хорошо. Вернусь через несколько минут.
Эрик вышел и исчез в переплетении коридоров. Через пятнадцать минут, сгорая от волнения и любопытства, он вновь проскользнул в зал.
Скучающие сенаторы один за другим отдавали голоса «за» или «против». Трое республиканцев проголосовали против ограничения экспорта и любых дальнейших мер по борьбе с наркобизнесом. Сенатор Бассет, довольный и уверенный в себе, отдал голос за передачу проекта закона в комитет и дальнейшую разработку. Вместе с ним проголосовали сенаторы-демократы Смитсон и Карлтон. Все взгляды обратились на младшего из сенаторов, Гранта. Эрик впился в него глазами. Сенатор Бассет побагровел.
Александер бросил взгляд на Эрика; тонкие губы его изогнулись в едва заметной улыбке.
– Джентльмены, я проголосую так же, как и мои уважаемые коллеги. Я хочу, чтобы проект закона был передан в комитет, прошел дальнейшую разработку и вступил в действие.
Эрик схватился за сердце. Едва держась на ногах, поднялся и вместе с Александером вышел из офиса. Что же наделал сенатор Александер Грант? Что теперь будет? Он продал душу черту и решил его перехитрить. В Калифорнии его ждет химический ад и жирный дьявол, окутанный клубами сигарного дыма.
– Милая! Какой сюрприз!
Александер стремительно вошел в офис и заключил Полли в объятия. Эрик тактично остался у дверей. Александер его удивил: не зная его, Эрик мог бы подумать, что сенатор искренне рад видеть жену.
– Александер! – прошептала Полли: ее смущало присутствие Эрика. – Я так рада, что ты не сердишься!
– Сержусь? Что ты! Я просто не ожидал. Я столько месяцев томился на заседаниях, что успел забыть, как красива моя любимая женушка. Тебя встретил Эрик?
Полли заглянула мужу через плечо.
– Да, он был так добр, что напоил меня кофе.
– Кофе? Мог бы дать тебе чего-нибудь посущественней. Готов поспорить, у тебя весь день ни крошки не было во рту. Я знаю тут неподалеку отличный ресторанчик – лучшая еда в Вашингтоне. Пойдем туда и отпразднуем твой приезд, а потом я покажу тебе свою квартирку.
– Да я не так уж хочу есть… – начала Полли. Она была счастлива оттого, что Александер не сердится. И еще оттого, что он работает, как ей и говорил.
– Ну пожалуйста, – мягко настаивал Александер. – Ко мне приехала жена, и я хочу отметить это событие. Ты, наверно, хочешь умыться с дороги. Ванная комната внизу, с той стороны прихожей. Я сделаю несколько звонков, и мы пойдем.
И Полли отправилась в ванную. Душа ее пела от счастья. Моника ошибается: Александер ее любит. Он так обрадовался, когда ее увидел! Он просто забыл позвонить ей и пригласить сюда. Неудивительно: ведь у него столько дел! Но на самом деле он добрый, нежный и любящий. Больше Полли в этом не сомневалась.
Александер и Эрик молча провожали Полли взглядами. Как только она скрылась, улыбки их погасли. Александер взял Эрика за руку; глаза его сделались стальными.
– У тебя есть ключ от моей квартиры?
Эрик кивнул.
– Отлично. Отправляйся туда немедленно. Эллисон оставила халат в ванной и кое-какие вещи в спальне, в третьем ящике гардероба. Убери розовый шампунь, лишнюю бритву и зубную щетку. Я приведу Полли домой в десять. До десяти все должно быть готово.
– Будет сделано. – Эрик снял с вешалки плащ и уже направился к лифту, как вдруг вспомнил, что так и не задал Александеру «вопроса дня».
– Александер!
– Да?
– Вы проголосовали за закон об ограничении?
– Совершенно верно, – с улыбкой ответил Александер.
– Хозяин «Рэдисон» будет недоволен, – заметил Эрик. Ему было не по себе. Он терпеть не мог чувствовать себя виноватым – особенно когда сам ни в чем виноват не был.
– Не припомню, Эрик, чтобы я просил тебя заботиться о хозяине «Рэдисон».
Несколько долгих секунд они смотрели друг другу в глаза. Наконец Эрик повернулся и почти бегом бросился к лифту. У Александера Гранта короткая память, думал он. Ничего, когда-нибудь он пожалеет, что так легко отказался от Эрика. Настанет день, когда он приползет к нему и будет умолять о помощи. Тогда-то Эрик на него посмотрит! Нет, он, конечно, поможет; но не забудет сказать при этом: «Я же вам говорил…»


– Что ты, Александер, здесь очень мило! Такая прелестная квартира! – восторженно восклицала Полли, осматривая квартиру Александера с двумя спальнями, которую он только что назвал «своим вашингтонским домом».
– Рад, что тебе нравится. Но, по-моему, здесь тесновато. И вообще, совсем не то, к чему мы с тобой привыкли.
– Но, Александер, разве наш дом не везде, где мы вместе? – напомнила Полли. – Разве не для этого мы помирились?
Александер хотел снять пальто, но Полли, зайдя к нему за спину, стянула пальто быстрее, чем сенатор успел возразить.
– Полли, я могу раздеться и без няньки, – проворчал он.
Он бросил пальто на софу и направился на кухню, просторную, словно рассчитанную на целую семью, но в то же время идеальную и для романтического ужина вдвоем. Сзади послышались неуверенные шажки Полли. Александер понял, что она больно задета его резкостью, но отвечать на удар не собирается – предпочитает вздыхать, хныкать и изображать из себя мученицу.
– Ты не рад, что я приехала. Ты на меня сердишься. – Полли еле слышно прошептала эти слова – беззвучный крик боли и одиночества. Александер возвел глаза к небу, затем обернулся и крепко обнял жену.
– Я не сержусь, – ответил он так ласково, как только мог. – Вовсе нет, Полли. Я просто устал. И не люблю сюрпризов. Помнишь, как я терпеть не мог Рождество?
– Да, я никогда тебя не понимала, – растерянно прошептала Полли.
– Ну, впрочем, это крайний пример. Думаю, дело в том, что я очень методичный человек. Я не люблю неожиданностей: боюсь оказаться не готовым и кого-нибудь разочаровать.
Александер лгал. Он не любил сюрпризов, потому что слишком часто разочаровывался сам. Лучше обойтись без подарков вообще, чем получить кукиш в яркой обертке. Но он никогда не делился своими сокровенными чувствами с Полли – и не станет.
Полли прижалась к нему и обняла за шею. Ответ Александера ее совершенно успокоил.
– Можно подумать, ты можешь кого-то разочаровать!
Александер выпустил ее из объятий. Откуда эта поразительная способность к самообману? – думал он. – Разве какой-то год назад я не бросил ее – эгоистично, холодно и жестоко? А теперь она прижимается ко мне и сияет, словно новобрачная. Удивительно ли, что за двадцать лет она надоела мне хуже горькой редьки?
– Я стараюсь, Полли. А теперь садись за стол, а я принесу чего-нибудь выпить. У нас был тяжелый день. Не знаю, как тебе, а мне надо отдохнуть.
– Звучит чудесно. Подожди минутку, я только распакую чемодан.
Александер послал жене воздушный поцелуй. Та сделала вид, что поймала его и приложила к губам. Кокетка! В ее-то возрасте! Александер покачал головой и полез в буфет за бокалами. Только сейчас он сообразил, что в приезде Полли есть хотя бы одна хорошая сторона: сегодня ночью он нормально выспится. Эллисон, его вашингтонская пассия, в отличие от Полли, требовала к себе много внимания. Александер ослабил узел галстука, сел на диван, откинув голову на спинку, и слушал, как возится в спальне Полли. Она развесит в шкафу все свои платья, постелет постель, отнесет в ванную зубную щетку и только тогда почувствует себя как дома… Удивительно, как эта женщина еще не надоела самой себе?
Прежде чем поставить пудреницу и ночной крем на полочку в ванной, Полли аккуратно стерла оттуда пыль. Тюбик с кремом для бритья был весь в мыльных разводах: поморщившись, Полли протерла и его. Затем она повесила зубную щетку на специальный крючок, а продолговатый дорожный футляр тщательно прополоскала и убрала в шкафчик.
Закончив с ванной, Полли вернулась в спальню и начала развешивать вещи. На это ушло немало времени: она привезла из Лос-Анджелеса три чемодана одежды. Чемоданы она задвинула под кровать, а любовный роман, заложенный на середине любимой закладкой, решила положить в ящик гардероба. Машинально она открыла третий ящик – именно там всегда лежали ее книги в Сан-Франциско. И вдруг навстречу ей из глубины ящика скользнула плоская пластмассовая коробочка. Просто коробочка, без всяких опознавательных знаков, но весьма примечательной формы и размера.
Полли вскочила, прижав к груди книгу, словно талисман, способный сохранить ее. Губы ее сжались в ниточку; сквозь них, казалось, просвечивали крепко сжатые зубы. Глаза едва не вылезли из орбит. Сердце разрывалось от боли – такой жестокой, что Полли не могла ни бороться с ней, ни ей поддаться – просто застыла на месте, чувствуя, как медленно рвется на части орган, дающий ей жизнь.
Полли медленно положила книгу в ящик. Затем обеими руками бережно, словно новорожденного котенка, достала оттуда коробочку. Тело ее сотрясала крупная дрожь. Помедлив, она открыла крышку и достала оттуда именно то, что так боялась найти – розовую изогнутую спиральку, упругую, сияющую чистотой, но для Полли – грязную и отвратительную. С внутренней стороны крышки Полли нашла все, что хотела знать: имя женщины, адрес и даже фамилию врача, прописавшего ей это средство. Впрочем, она едва ли запомнила хоть что-нибудь из прочитанного. Мысли ее путались, но одна картина назойливо вертелась перед глазами: Александер, обнаженный, в постели с другой женщиной. Молодой женщиной – она боится забеременеть. Какие еще нужны подробности?
– Полли, с тобой все в порядке?
Из кухни послышался голос Александера, и странное чувство охватило Полли: ей казалось, что она должна скрыть увиденное – иначе сделается сообщницей Александера и, как и он, замарается в грязи. «У меня никого нет, кроме него, – напомнила она себе. – Мне никого, кроме него, не нужно». Нет, сейчас ей нельзя устраивать сцены. И потом… должно быть какое-то объяснение. Квартира сдается внаем, верно? Конечно, в этом-то все и дело! Эта штучка осталась от прошлых жильцов. Разумно и логично.
Полли закрыла коробочку и ответила, надеясь, что голос ее звучит весело и ласково:
– Конечно. Все в порядке. Уже кончаю. Приду через минуту.
– Вот и хорошо. Уже поздно, а я хочу пораньше лечь.
– Я тоже, Александер, – спокойно ответила Полли.
Она затолкала спиральку в самый дальний угол ящика и вышла из спальни. Она должна забыть об этой находке. И действительно, через несколько минут Полли уже ни о чем не вспоминала. Она сидела рядом с мужем, улыбалась ему и верила, что он полон любовью к ней и только к ней одной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оглянись на бегу - Форстер Ребекка



Не думаю, что эту книгу можно отнести к любовным романам. Скорее это роман о человеческих взаимоотношениях. Суть книги - не рой яму другому, сам туда попадешь...
Оглянись на бегу - Форстер РебеккаЛатифа
22.04.2013, 20.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100