Читать онлайн Сладостный обман, автора - Фолкнер Колин, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостный обман - Фолкнер Колин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостный обман - Фолкнер Колин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостный обман - Фолкнер Колин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фолкнер Колин

Сладостный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Выйдя из кареты, Эллен сразу увидела Кэвина. Он стоял у таверны «Шесть пенсов», прямо под самой ее вывеской. Заметив Эллен, он приветливо помахал ей. Она так же непринужденно ответила ему.
Ричард хотел помочь ей выйти, но Эллен отказалась, и он остался сидеть в карете.
– Я вернусь сегодня вечером, – твердо сказала ему Эллен.
– Если ты думаешь, что я своим присутствием желаю смутить тебя и его, то это совсем не так. Я только хочу показать ему, что его ожидает, если с тобой что-нибудь случится. В его интересах беречь тебя как зеницу ока.
Эллен благодарно похлопала Ричарда по колену.
– Не волнуйся, ни один волосок не упадет с моей золотой головки. Он никому не даст меня в обиду.
– И разбойникам тоже? – усмехнулся Ричард.
Эллен закатила глаза.
– О Ричард, разбойники могут напасть на кого угодно. – Она легонько поцеловала его в щеку. – А теперь поезжай к своим друзьям, да не слишком проигрывайся, а вечером мы расскажем друг другу о том, как провели время.
Ричард хмуро усмехнулся. Оставаясь в карете, он наблюдал за тем, как кучер помог Эллен спуститься.
– Клянусь тебе, что буду паинькой, – бросила ему на прощание Эллен и, прежде чем он нашелся, что ответить ей, она повернулась и направилась к Кэвину.
Поцеловав ей руку, Кэвин сразу же предложил:
– У нас есть две возможности скоротать время: мы можем пообедать здесь или сразу отправимся к одному моему другу. Он пригласил меня к себе, но я еще не дал ему определенного ответа. Если ты хочешь, отправимся к нему прямо сейчас, – Кэвин игриво улыбнулся. – Правда, имеется и еще один вариант – поехать ко мне, где есть прекрасная спальня, которая с радостью примет нас.
Эллен легонько толкнула Кэвина локтем в бок. Она понимала, что он шутит, хотя, конечно, ему страшно хотелось заманить ее в постель. Правда, и Эллен теперь уже не заставила бы себя долго уговаривать.
– Еще один такой грязный намек – и я уезжаю, – капризно сказала она.
Кэвин картинно прижал к груди руки и неестественно заплакал.
– О боги, как я только мог предложить ей такое! – вдруг он поднял на Эллен смеющиеся глаза. – Ну ты и недотрога! С тобой нельзя даже и поговорить о том, чего очень хочется.
Эллен не смогла сдержать улыбки. Оглядывая Кэвина, она поняла, что, несмотря на то что он уделял одежде не так много времени, тем не менее выделялся среди щеголей, которые вальяжно расхаживали по улице. На Кэвине были желтовато-коричневый костюм, высокие изящные сапоги и шляпа с пером. Волосы он перевязал сзади тонкой тесемкой, на манер дикаря. Подобная прическа, точнее, отсутствие ее, была, конечно, для Лондона неожиданностью, но Эллен она казалась прекрасной. По крайней мере, она говорила что-то о характере ее владельца.
Эллен взяла Кэвина за руку и потянула к его карете.
– Поедем к твоему другу на ужин, – заявила она.
– Эллен, что с тобой случилось?! – удивленно воскликнул он. – Ты не боишься показываться со мной в обществе?
Она пожала плечами.
– Чего бояться, если Ричард сам отпустил меня сегодня к тебе? – О том, что он еще и сам привез ее, Эллен решила умолчать. И ей вдруг стало совершенно безразлично, что ее могут увидеть с Кэвином. Ей надоело постоянно таиться, скрываться. «Будь что будет! – раздраженно подумала Эллен. – Смотришь? Ну смотри, смотри», – чуть не выкрикнула она, заметив, как за шторкой кареты мелькнуло лицо Ричарда. Он, словно кухарка, завидующая счастью своей госпожи, исподтишка подсматривал за смеющейся Эллен.
– Послушай, Эллен, давай хоть на один вечер забудем про Ричарда, – взмолился Кэвин. Эллен понимающе улыбнулась и, взяв Кэвина под руку, пошла с ним к карете.
– Давай, – согласилась она. – Расскажи лучше о своем друге, который пригласил нас на ужин. Кто он? И откуда вообще у тебя друзья в Лондоне, если ты, как говоришь, совсем недавно сюда приехал?
– Мы едем к Жермену, отец которого был другом моего отца, – ответил Кэвин. Он подвел Эллен к карете, помог ей подняться, и они поехали по направлению к Стренду.
– Вот как? – Эллен внезапно почувствовала интерес к его семье. Он никогда о ней не рассказывал, и сейчас Эллен решила воспользоваться удобным случаем и расспросить о ней. – А где ты родился? Здесь, в Лондоне?
Кэвин, не сводивший радостного взгляда с Эллен, вдруг нахмурился и отвернулся. В последнее время он все острее чувствовал угрызения совести. Ему хотелось рассказать Эллен о том, что в действительности удерживало его в Лондоне. Он считал, что между близкими людьми не должно быть недомолвок. Иногда его так и подмывало поведать ей и о печальной участи своего брата, и о женщине, так хладнокровно убившей его. Он считал, что Эллен даже смогла бы ему кое в чем помочь, рассказать, как бы поступила женщина, соверши она столь тяжкое преступление.
Но инстинкт самосохранения, чувство опасности, ощущение непонятной и ничем не объяснимой тревоги, заставляющей настораживаться, – качества, которым он научился у окружавших его американских индейцев, – заставляли его молчать. В последний раз он видел Ханта несколько дней назад, и тот намекнул, что знает о событиях той ночи немного больше, чем поведал Кэвину при первом его посещении. Хант посоветовал ему в целях сохранения тайны никому и никогда не говорить об этом деле. Кэвин доверял Эллен и не думал, что она сознательно начнет выбалтывать его секрет, но в силу обстоятельств он счел за лучшее не раскрывать перед девушкой довольно мрачные страницы своей биографии.
– Кэвин, ты слышишь меня? – спросила Эллен, нахмурив лоб.
Он заморгал, словно очнулся ото сна.
– А? Что такое? О, прости, Эллен, я немного задумался. Так, детские воспоминания, – Кэвин опустил голову. Врать он не умел и, обманывая, всегда прятал глаза.
– И что же ты вспомнил? – улыбнулась Эллен.
– Хочешь, чтобы я рассказал о своей семье? – он тоже улыбнулся. – Так слушай. Отец мой много путешествовал, нигде не задерживался надолго. Родился я далеко отсюда, на одном из островов, а воспитывался и рос в разных местах. Поместий у нас было много, там мы проводили в основном лето, а на зиму переезжали в Лондон или вообще отплывали туда, где потеплее. Да, мой отец поколесил по странам и везде таскал с собой меня. Знаешь, иногда мне казалось, что я – просто часть его багажа, – рассмеялся Кэвин.
– А что стало с вашими поместьями? Вы их потеряли?
– Разумеется, – кивнул он. – Но я не жалею об этом. Подобную ситуацию пережили практически все. Остался, правда, один дом, но и с ним я тоже вскоре расстанусь. Продам его, и тогда уже ничто не будет удерживать меня в Англии.
– Но разве король не может помочь тебе вернуть твои земли? – поинтересовалась Эллен.
– Ну, конечно, может. Только зачем? Я сам не хочу получать их обратно. В наших бывших поместьях живут другие люди, которые ничем не виноваты в том, что им отдали чужую собственность. Они порой и не догадываются, кто был владельцем их теперешних угодий. Да и меня сейчас больше интересует земля в колониях, а не в Англии.
– Расскажи мне о своей матери, – попросила Эллен.
– Она умерла, когда мне не было и десяти лет. Отец снова женился, но его вторая жена через год умерла во время родов. И после этого отец так всю жизнь и оставался бобылем.
Все сказанное им было чистой правдой, он только не назвал имен.
Эллен задумчиво погладила руку Кэвина. Женское чутье говорило ей, что он многое скрывает от нее, недоговаривает что-то весьма важное. Но и обижаться на него было бессмысленно, ведь она и сама не отвечала на его вопросы с полной искренностью. Не исключено, что в прошлом семьи Кэвина имелась какая-то тайна, возможно, бесчестье, о чем он предпочитал не говорить. И Эллен была не вправе настаивать на этом.
– А почему ты никогда не рассказываешь мне о своих братьях или сестрах? Или из всех детей в живых остался только ты один? – снова заговорила она, поскольку женское любопытство всегда берет верх над рассудительностью.
Кэвин поморщился.
– Эллен, ты, наверное, инквизитор. Или королевский шпион. А что, очень может быть, – он улыбнулся. – Сейчас весь Лондон кишит ими. Скажи, Эллен, – он прижался к ее плечу, – тебе хорошо платят, а?
Они оба весело рассмеялись. «В конце концов, какая мне разница, кто он и есть ли у него родственники. Ох, это Ричард заразил меня своей подозрительностью. У него только и разговоров, что о прошлом Кэвина», – подумала она с улыбкой.
– Прости меня, я не хотела вмешиваться в твои дела. Но что необычного в том, если женщина интересуется человеком, который уверяет, что очарован ею? – она подняла на Кэвина свои орехово-карие глаза.
– Необычного здесь ничего нет, – охотно согласился тот. – Только не люблю я этих расспросов. Кстати, мы уже приехали, – сказал он, посмотрев в окошко.
Карета остановилась возле внушительного здания, построенного в эпоху Тюдоров и немного осовремененного. Во всех окнах дома горел свет, слышались звуки музыки. Одни экипажи стояли у дверей, другие подъезжали, подвозя расфранченных мужчин и пикантно одетых женщин.
– Мы пробудем здесь столько, сколько ты пожелаешь, – сказал он, помогая Эллен сойти. – Когда эти индюки надоедят тебе своими гнусными предложениями, скажи мне – и мы тотчас уедем отсюда.
– Можно подумать, что ты будешь вести себя как ангел. Представляю, с каким пылом ты начнешь сейчас ухаживать за каждой жеманной красоткой. Думаю, что тебя отсюда не скоро выманишь.
Кэвин взял Эллен под руку.
– Ну так пойдем или нет?
– Пойдем, пойдем, – ответила она, и, смеясь, они направились к подъезду дома.
В душе Эллен была немного недовольна собой, она злилась на свою непредусмотрительность. Ей нужно было вызвать к себе днем миссис Дюбуа, известную мастерицу по части замысловатых причесок. Хотя волосы у нее и уложены, но немного не так, как хотелось бы Эллен. Ниспадая волнами, они слишком напоминали ей ее старую прическу, ту, что она носила, еще живя в Хаверинг-хаузе. Как давно все это было! Кажется, прошла уже целая вечность.
– Ты уверен, что твой друг не станет возражать против моего присутствия? – спросила Эллен.
Кэвин слегка коснулся губами ее губ.
– Он будет в восторге. Ты сегодня хороша, как никогда. Уверен, что местные дамочки, увидев тебя, побледнеют от зависти, – ответил он, крепче прижимая к себе руку Эллен. Они вошли в освещенную залу и по залитой светом мраморной лестнице начали подниматься на второй этаж. – И даже если я приведу сюда целый гарем, Жермен никогда не откажет мне в приеме.
Слуга в темно-зеленой ливрее подошел к дверям и, раскрыв их, торжественно произнес:
– Лорд Меррик и мадам Эллен Скарлет!
Эллен во все глаза смотрела на своего спутника.
– Лорд? – прошептала она. – Кэвин, почему ты никогда не говорил мне, что у тебя есть титул? – дрогнувшим голосом спросила она.
Он пожал плечами.
– Забыл. Привык к Америке, там на титулы никто не обращает внимания. Иногда я и сам забываю, что я – лорд. Работникам-индейцам и моим соседям-плантаторам совершенно безразлично, кто я по крови.
Эллен продолжала что-то говорить, но Кэвин ее уже не слушал. Не прошло и минуты, как к ним подскочил молодой человек в бордовых туфлях на высоких каблуках, напудренном парике и темно-красном костюме, увешанном многочисленными золотыми запонками, брошками, булавочками и прочими побрякушками.
– Кэвин, старый черт! – радостно воскликнул он, пожимая ему руку и похлопывая по плечу. – Дикарь колониальный! Вот уж не думал, что ты все-таки придешь. – Затем, словно он только что заметил Эллен, молодой человек поклонился и загадочно произнес: – Так вот она какая, мадам Скарлет, что взяла в плен сердце нашего любителя театра. Да, мы часто любуемся вашей игрой из ложи, – он взял руку девушки и слегка коснулся ее губами. Эллен показалось, что во всем его поведении кроется насмешка и пренебрежение к ней – он и разговаривал с ней, и целовал ей руку так, словно оказывал величайшую милость. – Мадам Скарлет, не понимаю, – снова заговорил он, – как вы решились показаться в обществе рядом с этим дикарем? Вы только посмотрите на него, это же индеец из пещеры.
– Ну, хватит тебе, – Кэвин совсем не по-дружески хлопнул друга по плечу.
Нимало не смутившись, Жермен, а это был именно он, похлопал себя по парику, отчего во все стороны полетели клубы пудры, и воскликнул:
– Черт подери! Я совсем забыл об этой противной старухе леди Ричардсон. Все, Кэвин, я побежал, но поклянись, что не увезешь мисс Скарлет прежде, чем она не потанцует со мной.
– Хорошо, я извещу тебя о своем отъезде.
– Попробуйте вон то сказочное шампанское, – предложил Жермен. – Оно только сегодня прибыло из Франции. Пирожные и закуски на столиках, а рядом можно поиграть в карты. Наверху имеются кое-какие развлечения для джентльменов, но, полагаю, тебе, Кэвин, сегодня будет не до них. С такой дамой… – он томно закатил глаза. – Ну ладно, веселитесь, а я побежал. – Он развернулся и, приветливо размахивая надушенным платком, помчался встречать очередную вошедшую в залу пару.
Эллен чувствовала себя скованно, на балах она никогда не бывала и не знала ни что нужно говорить, ни что делать. На помощь пришел Кэвин.
– Не обращай внимания на весь этот блеск и мишуру, Жермен – прекрасный друг, честный и верный. И театр он любит не меньше меня.
Эллен с восхищением разглядывала огромную залу.
– Но не настолько, чтобы наняться к нам на работу, – заметила она. – Судя по его дому, в средствах он не особенно нуждается.
С потолка свисали тридцать хрустальных люстр, заливая все разноцветным светом. На балу присутствовало около сотни гостей: здесь были графы и графини, герцоги и герцогини. Похоже, вся высшая знать Лондона собралась в этот вечер в доме гостеприимного Жермена. Шорох тончайшего шелка смешался с тонким звоном поразительных по красоте драгоценностей. Мелькали темно-зеленые ливреи слуг, которых, пожалуй, было не меньше, чем гостей. На столах, на подносах были расставлены всевозможные яства и напитки.
Эллен и Кэвин взяли по бокалу шампанского и начали прохаживаться по зале. Порой Кэвин останавливался и болтал с кем-нибудь из гостей, а иногда просто раскланивался. Эллен ловила на себе восхищенные взгляды, и сердце ее радостно трепетало.
Они то и дело кружились в вихре бесконечных танцев.
– О, Кэвин, я устала. Давай передохнем, я больше не могу, – говорила она. – Я надела слишком тугой корсет. Еще один танец, и я упаду в обморок.
Кэвин только смеялся в ответ на ее слова, хорошее вино и близость красивой женщины приводили его в восторг.
– Давай выйдем на воздух, подышим немного, – предложил он и вывел ее на балкон, нависший над темным садом. Здесь, под покровом звездной ночи, он приник к ее губам долгим страстным поцелуем. – Как долго я ждал этого момента, – прошептал он, ненадолго оторвавшись от губ возлюбленной.
Судя по приглушенным голосам, на балконах находились и другие парочки, наслаждавшиеся ночной прохладой и относительным уединением. Правда, увидеть их лица в темноте было невозможно. Эллен прильнула к Кэвину.
– Ты опьяняешь меня сильнее шампанского, – произнес он, снова целуя ее.
– И ты тоже, – ответила она еле слышным голосом. – К тому же я, наверное, перестаралась: и выпила, и танцевала слишком много, – тихо засмеялась она. – Мне следовало отказаться от последнего бокала шампанского.
– Поедем ко мне, Эллен, – услышала она горячий шепот Кэвина.
Он прижал ее к себе и поцеловал в обнаженное плечо.
– Не могу, Кэвин, – тихо простонала она.
– Поедем, дорогая. Позволь мне отдать тебе свою любовь, – он гладил ее руку, и прикосновение его теплой ладони отзывалось внутри Эллен сладким, ни с чем не сравнимым томлением. – Я так хочу тебя, почему же ты не отвечаешь на мои ласки?
– Принеси, пожалуйста, воды, так хочется пить, – попросила Эллен и улыбнулась. – Только вина больше не надо.
Кэвин хитро посмотрел на нее.
– Нарочно отсылаешь меня, чтобы сбежать? Признайся, так или нет?
Девушка покачала головой.
– Никуда я от тебя не сбегу. Клянусь тебе, что буду ждать тебя здесь. Принеси воды, и пойдем.
Кэвин взял в ладони лицо Эллен.
– Ко мне? – спросил он, глядя ей в глаза.
– Нет, – прошептала она. – Мне необходимо вернуться домой. Я обещала Ричарду.
Лицо Кэвина вспыхнуло, он хотел было что-то сказать, но сдержался. Слегка коснувшись губами губ своей возлюбленной, он повернулся и ушел в залу на поиски воды.
Эллен повернулась и, облокотившись на перила, стала смотреть вдаль. Прямо под ней раскинулся темный сад. Небольшой фонтан выпускал вверх разноцветные струи. Рассыпаясь, они словно магическим покрывалом обволакивали близлежащие кусты и клумбы. С Темзы дул легкий освежающий ветер. Эллен тихо вздохнула и закрыла ладонями глаза.
Она уже собиралась повернуться, как вдруг услышала позади себя легкие шаги. Еще одна парочка вышла на балкон и направилась в дальний его угол. Эллен повернула голову, но никого не увидела. Зато услышанный ею голос заставил ее замереть. Ей не составило особого труда узнать его, потому что она не могла забыть этот неприятный вкрадчивый голос. Он, несомненно, принадлежал Ханту. Все эти годы проклятый альбинос преследовал ее по ночам, и вот теперь он стоял почти рядом с ней.
Эллен задрожала от страха. Она растерялась и совершенно не знала, что ей следует предпринять. Конечно, ей давно нужно было готовиться к подобной встрече, только глупец мог надеяться на то, что Хант вдруг исчезнет. Эллен надеялась, что в темноте он ее не узнал. Она сильно изменилась, перекрасившись в рыжий цвет. Но не только это, само лицо Эллен стало другим – с него слетела детская наивность, взгляд стал решительнее. Неуверенная в себе, покорная Каролина исчезла, вместо нее появилась Эллен, цветущая и гордая. Но страх все сильнее сковывал ее. Она знала, что стоит Ханту обернуться и всего секунду посмотреть на нее, и он ее непременно узнает. Ей уже казалось, что она видит горящие глаза Ханта, видит направленный на нее костлявый палец, слышит его ужасающий крик: «Вон она! Хватайте убийцу!» И тогда ее ждут тюрьма и виселица.
Эллен до боли в пальцах сжала перила. Ей и самой хотелось сжаться, стать маленькой, незаметной. Спутница Ханта, молодая женщина, о чем-то торопливо заговорила. Собравшись с силами, Эллен повернула голову и посмотрела в их сторону. Она хотела убедиться, что не ошиблась, удостовериться в том, что это действительно был он.
Она сразу узнала его по его мертвенно-бледной коже в тусклом свете луны. На какое-то мгновение она увидела и его дьявольские красные глаза и отвернулась.
Теперь Эллен была абсолютно уверена, что недалеко от нее стоит Хант. От ощущения близкой опасности она едва не потеряла сознание. Сердце ее бешено колотилось. Эллен едва сдерживала себя, чтобы не закричать. Но наконец рассудок победил страх, и девушка стала размышлять над тем, как ей незаметно уйти с балкона. Расстояние до двери, ведущей в залу, было небольшим, всего четыре-пять шагов, но преодолеть его сейчас оказалось для нее очень тяжелой задачей. И в то же время она обязана сделать эти шаги. Хант не догадается, никогда не поверит, что был совсем рядом с Каролиной. Ему такая мысль и в голову не придет.
Эллен заставляла себя сдвинуться с места, но ноги не слушались ее. Охватившее ее волнение начало перерастать в панику. Закружилась голова, дыхание стало тяжелым и прерывистым.
Эллен понимала, что если не сможет заставить себя уйти с балкона, то упадет в обморок, и тогда-то уж Хант наверняка узнает ее и сделает все, чтобы она не вышла из этого дома. Как ни ужасна была эта мысль, она придала Эллен уверенности. С усилием разжав пальцы, Эллен повернулась и, не глядя на Ханта, пошла в залу. Ей показалось, что Хант, занятый разговором с кокетливой молодой женщиной, не обратил внимания на одинокую фигуру женщины, мелькнувшую в дверях балкона. Но и в зале, среди множества людей, Эллен чувствовала себя неспокойно. Ловко уворачиваясь от приглашавших ее кавалеров и от кружащихся в вихре музыки пар, она стремительно пробежала через залу к выходу. В глазах у нее потемнело, и она, пошатнувшись, едва не упала. Кто-то вовремя подхватил ее, но она испуганно рванулась вперед. Затрещал рукав платья. Эллен испуганно вскрикнула и, подхватив юбки, бросилась к спасительному выходу. Как загнанный маленький зверек, преследуемый кровожадным хищником, Эллен бежала вперед. Теперь ее спасение зависело только от быстроты, с которой она могла исчезнуть из дома. Ничего не видя перед собой, она задела локтем слугу. Тот от неожиданности вскрикнул и выронил из рук поднос. Послышался жалобный звон бьющегося стекла и недовольный ропот гостей. Стремглав она вылетела на лестницу и, перепрыгивая через ступеньку, устремилась вниз. Дверь внизу оказалась распахнутой, и Эллен выскочила на улицу.
– Мадам, чем я могу вам помочь? – послышался рядом с ней чей-то вкрадчивый голос. – Вам плохо?
– Нет, спасибо, мне не нужна помощь, – прошептала она. Все пошло прахом. Ричард оказался прав – одна неосторожность, и Хант вцепится в нее мертвой хваткой. Он будет преследовать ее везде и всюду. Пока не затравит. Как бы ни был прочен и внешне безопасен мир, созданный для нее Ричардом, в мгновение ока он рухнул. Эллен была беззащитна перед обстоятельствами. Здесь, у этого дома, она оказалась в еще большей опасности, чем когда убегала из Хаверинг-хауза. Тогда, в ту страшную ночь, погибнуть могла она одна. Теперь же она ставит под угрозу и жизнь Ричарда… Театр…
На раздумья времени не оставалось. «Бежать! Только бежать!» – пронеслось в ее голове. И Эллен, не разбирая дороги, словно за ней гнался призрак Уолдрона, помчалась по темной улице. «Прочь отсюда! Прочь от дома Жермена!» – подгоняла она себя.
– Эллен! Эллен! – звал ее Кэвин, но она ничего не слышала. Не помня себя от страха, она бежала вперед, в темноту и неизвестность.
– Что произошло? – спросил Кэвин лакея, ставя ему на поднос два бокала.
– Не знаю, милорд, – ответил тот. – Она выбежала отсюда так, словно за ней гнался сам дьявол. Я спросил ее, не нужна ли ей помощь, но…
Кэвин, не дослушав лакея, побежал за Эллен. У этого района была дурная слава, и считалось опасным появляться здесь в одиночку, без сопровождения. Темные улицы кишели ворами, насильниками и убийцами, все они рыскали по округе в поисках богатой поживы. Да, таков в те дни был весь район Сити.
К тому времени, когда Кэвин достиг конца улицы, Эллен уже успела свернуть за угол. Не разбирая дороги, она бежала по глухому переулку.
– Эллен! Эллен! Подожди! – кричал он ей вслед. Вдруг он услышал ее отчаянный крик и со всех ног бросился вперед. Завернув за угол, он вдруг увидел ее. Рядом с ней стояли два пьяных матроса. Один из них грубо толкнул девушку к забору.
Первой мыслью Кэвина было выхватить один из пистолетов, которые он предусмотрительно заткнул за пояс, но он не стал этого делать из боязни, что в темноте может случайно попасть в Эллен. И молодой человек решил сразиться с нападавшими врукопашную. Он не боялся драки с двумя противниками в колониях, где вечерами тоже было неспокойно, ему приходилось сражаться в одиночку против трех, а то и сразу четырех разбойников.
– А ну-ка, где вы там, мерзавцы! – заорал он и бросился в темноту.
– Кэвин! На помощь! – кричала Эллен, пытаясь вырваться, но матросы крепко держали ее за руки.
Матросы не ожидали нападения. Кэвин налетел на них так внезапно, что они не успели опомниться. Схватив одного из нападавших за галстук, Кэвин дернул его вниз и одновременно со всей силой ударил коленом по лицу. Голова его откинулась назад, раздался хруст сломанного позвоночника, и матрос рухнул в грязь.
– Ах ты, гаденыш! Получай! – взревел его товарищ и занес для удара мощный кулак.
Кэвин пригнулся, и удар прошел мимо. В ответ он нанес матросу два удара: один – в живот, другой – в челюсть.
Эллен удалось вырваться, и она отпрянула в сторону. Кэвин повернулся к ней, и в ту же секунду железный кулак матроса сбил его с ног. Он упал, но, несколько раз перевернувшись, поднялся и увидел, как Эллен, схватив стоявшую у забора доску, ударила ею матроса по голове. Тот опрокинулся навзничь, но тут же вскочил.
– Кэвин! – завизжала Эллен, показывая на руку матроса. В зажатом кулаке блестело широкое лезвие ножа.
– Ну что, красавчик, – шипел тот, приближаясь к Кэвину. – Подставляй-ка свой живот.
– Эллен! – крикнул Кэвин. – Прячься за меня.
– Прячься, прячься, – усмехнулся матрос. – Постой за своим петушком, пока я на тебя не лег.
Дрожа от страха, Эллен спряталась за спину друга. Прижав руки к губам, чтобы своим криком не испугать Кэвина, она следила за каждым движением приближающегося матроса. Тот, гнусно ухмыляясь, потряхивал тяжелым кривым ножом.
– Подходи быстрей! Или ты думаешь, что я всю ночь буду смотреть, как ты тут передо мной кривляешься? – неожиданно закричал на него Кэвин и сделал шаг в сторону от Эллен, не желая подвергать ее опасности.
Матрос в ярости бросился на него, выставив вперед нож, но Кэвин ловко увернулся и нанес нападавшему удар кулаком в переносицу. Голова матроса дернулась, он остановился, и в ту же секунду Кэвин вывернул ему руку так, что раздался треск суставов. Тот взревел от боли и упал на колени. Уткнувшись лицом в грязь, он завыл, словно смертельно раненный зверь. Кэвин на лету подхватил падающий нож и приставил его к горлу матроса.
– Ты сломал мне руку, – прохрипел тот.
– А ты предпочитаешь, чтобы я перерезал тебе твою мерзкую глотку? Только скажи «да», и я сразу же выполню твою просьбу.
– Нет! Нет! – в истерике закричал матрос. – Не делай этого.
Кэвин слегка провел ножом по его горлу, на лезвии показалась кровь.
– Ты понял, что я не шучу? – спросил Кэвин.
Матрос затряс головой, близость смерти лишила его дара речи.
– Тогда забирай своего приятеля и волоки его отсюда побыстрее, пока я вам обоим кишки не выпустил. Хотя мне что-то не очень хочется отпускать вас живыми, – медленно проговорил Кэвин.
– Простите нас, сэр, – прохрипел матрос. Его охватил такой ужас, что он едва мог держаться даже на коленях. – Мы… мы… у нас и в мыслях… не было ничего дурного…
– Ну, конечно, я верю тебе. Вы просто хотели проводить даму домой, так ведь? Ну, хорошо. Я считаю до десяти, и если вы не исчезнете, то отправитесь прямиком в ад. Понятно? – Кэвин отошел от матроса, и тот начал медленно подниматься с колен, но, пошатнувшись, снова упал и пополз к своему товарищу.
– Уходим, мы уходим, уходим, уходим, – не переставая шептал он. – Господь свидетель, что мы уходим. – Добравшись до своего приятеля, матрос перевалил его себе через спину и пополз дальше, в темноту.
Некоторое время Эллен и Кэвин стояли молча, наблюдая, как они удалялись. Когда шорох и бормотание окончательно стихли, Кэвин повернулся к девушке.
– С тобой все в порядке? – спросил он, раскрыв объятия. Но Эллен даже не шелохнулась, все еще не опомнившись от страха. Кэвин посмотрел на нож, засунул его за пояс и, подойдя к девушке, обнял ее. – Дорогая, почему ты убежала? Что стряслось? Ведь тебя же могли здесь убить!
Эллен прижалась к своему спасителю, уткнув плачущее лицо в его плечо. Как она могла сказать ему, что она боялась Ханта больше, чем этих матросов? Она закрыла глаза и вздрогнула – перед ней вновь встал образ ненавистного альбиноса.
– Эллен, ответь же, – Кэвин немного отстранил от себя девушку, посмотрел на нее и ужаснулся. Лицо ее было белее полотна, а глаза расширены от страха. – Почему ты так на меня смотришь? – взволнованно проговорил он. – Эллен! Эллен! Очнись. Это я, Кэвин, – он потряс ее за плечи, но, парализованная внезапным видением, Эллен продолжала молчать.
Прижав ее к себе, Кэвин повел Эллен прочь из темного переулка. Они свернули на улицу и побрели к дому Жермена. Увидев освещенные окна дома, Эллен очнулась, вздрогнула и лихорадочно зашептала:
– Нет-нет, Кэвин, я не пойду туда. И прошу тебя… Ты тоже… – сначала она не знала, как объяснить другу свое нежелание показываться в доме Жермена, но спасительная мысль пришла быстро. – Кэвин, я в таком виде… Не хочу, чтобы на меня там все глазели…
– Хорошо, хорошо, – успокаивал ее Кэвин, – мы не станем подниматься наверх, просто войдем в залу и попросим принести нам вина. Тебе нужно прийти в себя.
– Нет, Кэвин, – замотала головой Эллен. – Если хочешь, иди один, а я подожду тебя здесь.
Кэвин внимательно смотрел на ее бледное лицо.
– Ладно. Постой здесь, под деревом. Тут тебя никто не увидит. – Внезапно он, словно спохватившись, посмотрел ей в глаза. – И пообещай мне, что не попытаешься снова убежать.
– Обещаю, – ответила Эллен, понурив голову.
Но все же Кэвин не стал входить в дом. Он окликнул одного из слуг и, когда тот вышел, приказал ему:
– Немедленно подай сюда одну из карет своего хозяина! Потом скажешь ему, что ее взял лорд Кэвин Меррик.
– Извините, сэр, – замялся слуга, подозрительно разглядывая окровавленную рубашку Кэвина и засунутый за пояс нож. – Но мне приказано…
– Ты разве не слышал, что я тебе сказал? – Кэвин угрожающе повысил голос. – Кажется, я просил подать сюда одну из карет лорда Лоуренса. Или ты оглох? – Он схватил слугу за шиворот и с такой силой потряс его, что у парня застучали зубы.
– П-п-простите меня, сэр, – забормотал он. – Но только я не могу этого сделать. Такие приказы отдает нам сам лорд Лоуренс.
– Либо ты сейчас же пришлешь мне карету, либо я перережу тебе глотку вот этой штуковиной! – Кэвин потянулся за ножом. Однако ему не пришлось выполнить угрозу. Слуга задрожал от страха и прокричал:
– Слушаюсь, сэр! Не волнуйтесь, карета сейчас же будет вам подана!
– Я буду ждать ее в конце улицы, – предупредил слугу Кэвин и отпустил его. Тот опрометью бросился выполнять приказание. – Не забудь сказать своему хозяину, что карету взял лорд Меррик! – крикнул ему вдогонку Кэвин.
– Обязательно, сэр! – бросил через плечо слуга.
Кэвин подошел к дереву, под которым пряталась Эллен, и, обняв ее, повел в конец улицы. Вскоре послышался стук копыт и шуршание колес. Открыв дверь, на которой красовался герб семьи Лоуренс, он помог Эллен войти. Затем, поднявшись в карету, негромко назвал кучеру свой адрес в Ковент-Гардене и сел рядом с Эллен. Она прильнула к нему, и он нежно поцеловал ее в висок. Пышные волосы Эллен пахли полевыми цветами и… страхом. В пламени свечи, мерцающем в углу кареты, Кэвин видел ее взволнованное, все еще бледное лицо.
– С тобой все в порядке? – спросил он.
– Да, – прошептала девушка, бессмысленно глядя в пол. – Куда… куда мы едем?
– Домой, – ответил ее спутник.
– Домой? К Ричарду? – с надеждой в голосе спросила Эллен.
– Нет, к Кэвину, – улыбнулся он. – Мы едем ко мне, – повторил он, ласково проводя рукой по ее золотистым волосам. – Я не отпущу тебя к Ричарду до тех пор, пока ты не расскажешь мне, что заставило тебя убежать из дома Жермена… Или кто… – спокойно произнес Кэвин. Он взял в руки ее холодную, как лед, ладонь. – Пора нам начинать раскрывать свои маленькие тайны, Эллен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостный обман - Фолкнер Колин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладостный обман - Фолкнер Колин



роман растянут,хочется сократить.
Сладостный обман - Фолкнер Колинжанна
15.02.2012, 17.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100