Читать онлайн Сладостный обман, автора - Фолкнер Колин, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостный обман - Фолкнер Колин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостный обман - Фолкнер Колин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостный обман - Фолкнер Колин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фолкнер Колин

Сладостный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

24

Эллен повернулась на бок и открыла глаза. Постель в его каюте была слишком узкой, ее хватало только для одного человека. К тому же она постоянно скрипела. «Марион» покачивался на волнах. Они навсегда покидали Англию. Уходили воспоминания, таял в речном тумане образ Ханта.
Эллен устало закрыла глаза. В эту ночь, проведенную в домике Гельды, они спали совсем мало. Поднявшись на рассвете, они похоронили Ричарда на маленьком сельском кладбище. Сначала они, правда, хотели отвезти тело к матери Ричарда, но потом решили не делать этого. Слишком велик был риск натолкнуться на людей Ханта. Кроме того, Кэвин не хотел давать герцогу повод для радости. Ведь, обнаружив могилу Ричарда, тот мог воодушевиться смертью своего врага и усилить поиски. Посоветовавшись с Эллен, Кэвин решил похоронить Ричарда здесь, недалеко от фермы.
Покончив с печальным действием, Эллен и Кэвин двинулись в Лондон. На этот раз они не поехали через мост и главные ворота, где Хант мог расставить своих солдат, а сразу же воспользовались помощью Заха. Под покровом темноты они на его барже доплыли прямо до пристани.
Эллен облегченно вздохнула. Столько событий! Казалось, что прожита целая жизнь!
Дверь каюты открылась.
– О, да ты, оказывается, уже проснулась? – удивленно воскликнул Кэвин, подходя к кровати и присаживаясь на ее краешек.
– Я плохо сплю без тебя, – улыбнулась Эллен. – Уже настолько привыкла к твоим объятиям, что просто не могу заснуть.
– Не выспалась? – рассмеялся Кэвин. – Сейчас мы все исправим, – он стал раздеваться. Эллен смотрела на него, любуясь его телом.
– В самых давних моих мечтах я не могла вообразить, что попаду к тебе в плен. Такого счастья я не заслужила.
– Не говори так, – заявил он и, наклонившись, принялся нежно ласкать губами ее груди. Их взаимное желание вспыхнуло мгновенно. – Ты заслужила счастье, потому что шла к нему верным путем, – наставительно произнес Кэвин.
Ее груди с затвердевшими сосками прикасались к его мощной волосатой груди. И она наслаждалась этим прикосновением.
– Ты доволен мною, мой господин?
Когда женская плоть сближается с мужской, тут уж не до разговоров. Но все-таки Кэвин промолвил:
– Больше, чем ты ожидала, моя дорогая!
Говоря это, он гладил ее выпуклые ягодицы. Их порыв был совместным. Они оба потянулись за покрывалом, и тела их сплелись в страстной неге. Они не замечали того, что постель в их каюте была слишком узкой, и в сладком томлении дразнили друг друга.
– Не делай так! – умолял ее Кэвин.
– Почему? – вопрошала она, проводя кончиком языка по его уху. От каждого такого прикосновения его тело подрагивало. – Скажи лишь слово, и я прекращу…
– Нет-нет… – Он почти задыхался.
– Я доставляю тебе удовольствие, мой господин? Или нет? Мои старания достойны вознаграждения?
– Не пытай меня… – В страстном порыве Кэвин опрокинул Эллен на спину и навалился на нее. – Я тебя вознагражу, – хрипел он от наслаждения. – Еще как щедро! Ты будешь довольна, миледи.
Его естество превратилось в пылающий факел и проникло в женское лоно, надеясь, что огонь погаснет.
Через час Эллен уже мирно почивала в его объятиях.


…Послышался стук в дверь. Хант недовольно приподнял голову. Дверь открылась, и в проеме показалась подобострастная физиономия Робардса.
– Это я, ваша светлость, – проговорил секретарь.
– Ну, заходи. Докладывай, что тебе удалось разузнать? – спросил его Хант. Он протянул руку и взял со стоящего рядом с кроватью столика бокал. – Говори! – произнес герцог, отпив немного вина.
– Я узнал, что корабль Вакстона, «Марион», швартовался в Лондоне, несколько дней простоял и снова отплыл.
Услышав дурную весть, Хант привстал.
– Ты же сам говорил мне, что его корабль месяц назад отправился во Францию, Робардс.
– Да, это так, ваша светлость, туда отплыли все три корабля Вакстона.
– Тогда, Робардс, я тебя не понимаю, – в голосе Ханта зазвучало негодование. – Объясни мне, что произошло.
– Д-д-дело в том, что они все отплыли.
– Ну и что дальше?
– Только один из кораблей, «Марион», через две недели вернулся в Лондон.
– И что?
– Он отплыл две недели назад ночью.
– То есть когда я был в Хаверинг-хаузе? – воскликнул Хант и швырнул в секретаря бокалом.
Робардс не успел закрыть лицо, и тяжелый серебряный бокал попал ему как раз в щеку. Вино разлилось по полу и на белом мраморе плит напоминало кровь.
Робардс вытащил платок и прижал его к щеке. Платок сразу же окрасился в красный цвет.
– Корабль отплыл, ваша светлость, – снова повторил секретарь. – И я не сомневаюсь, что на нем находятся и Каролина, и Чэмбри, и Вакстон.
– Они уже две недели в пути! – Хант обхватил лицо руками.
– Да, ваша светлость, – подтвердил секретарь. – Ровно две недели.
– И ты только сейчас мне об этом докладываешь? – возмущенно проговорил герцог.
– Я проверял записи прибытия и отправления кораблей в порту. Там ни слова не было сказано о внезапном появлении «Мариона».
– Естественно! – взвизгнул Хант. – Ты еще не понял, дурья голова, что за хорошую взятку всегда можно сделать или не сделать запись! Черт возьми! – он замотал головой. – Две недели… Уже две недели, как они уплывают от меня! Ну и куда же, по вашему мнению, они отправились? – Хант вопросительно посмотрел на Робардса.
– В колонии, разумеется, – прошептал секретарь.
– Куда, куда, ты сказал?!
– В колонии – больше некуда, – повторил секретарь громче. – Вакстон получил новые земли, взял с собой Чэмбри и Каролину, и они все втроем отправились в Америку.
Злость душила его и не давала говорить. Ярость мешала ему привести мысли в порядок. Как он мог допустить такой промах?! Даже такой кретин, как Робардс, и тот бы догадался, что они проберутся в Лондон по реке. Черт подери, целых две недели он напрасно ждал их появления! Сколько драгоценного времени упущено! А денег! Он разослал своих шпионов по всему Эссексу – и все напрасно.
Но, что хуже всего, к герцогу снова приходил посланник от высокопоставленного лица и недвусмысленно намекнул, что у Ханта могут быть «большие неприятности». Нетрудно догадаться, что именно он имел в виду – тюрьму и виселицу. Хант скинул на пол шелковое покрывало и поднялся.
– Мне нужен корабль, Робардс.
– К-к-к-как вы сказали, ваша светлость, корабль?
– Придурок! Я что, непонятно выражаюсь?! Или ты совсем оглох?! Да, мне нужен корабль. Хороший, надежный корабль. Я поплыву через Атлантику.
Глаза Робардса округлились.
– Вы собираетесь плыть в колонии? – недоуменно спросил он.
Хант схватил со стола колокольчик и загремел им. В комнату стремглав вбежал слуга и начал одевать своего господина. Хант уже решил, что он будет делать в ближайшее время. Он без промедления пустится в погоню за Каролиной и настигнет ее. Он отнимет у нее страшное письмо. Иначе ему самому несдобровать.
– Больше ничего не остается делать, – обреченно сказал Хант.
Робардс с удивлением посмотрел на герцога – тот стоял понурив голову, на лице читался страх.


Через две недели путешествия Эллен начала мучиться от безделья. Первые дни на «Марионе» прошли хорошо – Эллен радовалась тому, что они уплывали в колонии, затем она начала скучать. Кэвин постоянно был чем-то занят. Эллен взялась за книги.
На пятый день путешествия состоялась свадебная церемония. Роль священника исполнял Юлиус. Он обвенчал и освятил брак между Кэвином и Эллен. Впоследствии она от души смеялась – ей никогда не приходило в голову, что она будет выходить замуж на качающейся палубе под плеск волн и хлопанье парусов. Затем состоялась свадьба с приветственными криками и весельем.
С тех пор прошло уже две недели. Эллен с тревогой ожидала, что после свадьбы отношение Кэвина к ней изменится. Но, как ни странно, Кэвин оставался с ней все таким же нежным и внимательным. Постепенно страхи ее прошли. Она начала понимать, что брак сам по себе не страшен, это всего лишь формальность, которая не несет в себе ничего опасного. Невыносимым делают брак сами люди. В ночь перед свадьбой они с Кэвином написали перечень требований друг к другу. На этом настаивал Кэвин, для Эллен же вся процедура казалась ненужной и немножко глупой. Затем они обсудили свои обязанности, обговорили участие каждого в принятии особо важных решений и прочие существенные и несущественные детали. Не забыли они, конечно, и о детях. Единственное, что вызвало у них спор, – это требование от супруга или супруги откровенности. Кэвин настаивал, чтобы с этого момента между ними не было никаких тайн или недомолвок. Он считал, что нельзя начинать совместную жизнь с обмана. Эллен охотно соглашалась с ним, но не могла заставить себя забыть свое прошлое, особенно то, что случилось с Уолдроном.
Но через две недели после свадьбы Эллен начала забывать и о нем. Даже навязчивый образ Ханта стал постепенно стираться в ее памяти. Все больше времени поглощали мысли о будущем и о детях. Эллен чувствовала, что скоро подарит Кэвину ребенка, но пока решила не говорить ему об этом.
– Что мы будем делать сегодня? – спросила Эллен и сладко зевнула, растягиваясь на кровати.
Кэвин переодел рубашку.
– Я, как обычно, пойду к Юлиусу помогать ему. А ты чем займешься?
Она задумчиво накрутила на палец длинную прядь золотистых волос.
– Не знаю. Посмотрю. Честно говоря, мне хотелось бы купить себе новое платье, – она звонко рассмеялась, игриво посмотрев на Кэвина.
Он рассмеялся в ответ.
– Я охотно понимаю тебя, но наше путешествие будет долгим, и я не часто смогу быть рядом с тобой.
– Почему? – капризно воскликнула Эллен, обхватив подушку. – А может быть, мне пойти с тобой и посмотреть, чем вы там с Юлиусом занимаетесь?
– Зачем, Эллен? – Кэвин пожал плечами. – А если тебе нечего делать, то лучше разбери вещи. Там у нас в корзинах и чемоданах полный беспорядок. Иногда и не найдешь то, что нужно.
– Прекрасно. Тогда именно этим я сегодня и займусь.
– Займись, конечно, – ответил Кэвин, надевая ботфорты. – На это, кстати, у тебя не один день уйдет. Я же говорил тебе, что Юлиус купил тебе много одежды, но она мало подходит для Лондона, – он засмеялся. – Она очень удобная, но праздничной ее не назовешь. Кроме того, я и из Хаверинг-хауза кое-что прихватил.
Эллен опустила голову. Ей очень не хотелось увозить с собой напоминания о своей прежней жизни.
– Хорошо. Вот и у тебя теперь есть занятие. – Кэвин надел матросскую куртку, поцеловал Эллен в щеку и вышел из каюты.
Эллен встала. Внезапно в дверях снова появилось улыбающееся лицо мужа.
– Если тебе что-нибудь понадобится, позови меня. Корабль небольшой, и мы с Юлиусом обязательно тебя услышим.
Эллен чмокнула его в щеку.
– Иди и работай. Хотя знаю я вашу работу. Пойдете, наверное, с Юлиусом выпивать. Я не против, но только не забывай, что я всегда жду тебя.
– Я никогда об этом не забываю. – Он улыбнулся и, поцеловав жену, скрылся за дверью.
Эллен надела нежно-голубое платье и, зачесав назад волосы, перевязала их черной бархатной ленточкой. Затем она оглядела себя в зеркало, которое Кэвин повесил в своей каюте специально для нее. Она провела расческой у корней волос. Раньше краситься ей помогал Ричард. Слава Богу, за несколько дней до тех страшных событий она успела покраситься. Но волосы постепенно отрастали. И скоро уже Кэвин заметит, что натуральный цвет ее волос – черный. Эллен надеялась, что в колониях она найдет подходящую краску для волос. Ей страшно не хотелось вновь становиться брюнеткой. Если уж она решила избавляться от своего прошлого, то прежде всего следует начинать именно с волос.
Надев высокие легкие ботинки, которые ей привез из Парижа Юлиус, и взяв со стола лампу, Эллен вышла из каюты. По узенькой лестнице она спустилась в трюм, где в небольшом отсеке лежали вещи, ее и Кэвина. Эллен повесила лампу на крючок и подкрутила фитиль. Она откинула просмоленную ткань и осмотрела сундуки и корзины, занимавшие все три стены отсека.
Эллен сразу узнала корзинку, которую сама упаковывала. Она усмехнулась, вспомнив ту ночь, когда Юлиус так бесцеремонно выкрал ее. Тогда же он прихватил и кое-что из ее вещей в этой самой корзине. Эллен опустилась на колени и открыла крышку корзинки.
Последующий час она перебирала свои вещи, раскладывая их в определенном порядке. Ей удалось найти даже несколько пар чулок и рубашек, которые вполне подойдут для колоний. В одной из корзинок она наткнулась на красивое, украшенное многочисленными лентами платье и рассмеялась – оно показалось ей слишком крикливым и неподходящим для колоний.
Закончив разбирать вещи, Эллен поднялась и почувствовала, как затекли у нее ноги. Удовлетворенно оглядев корзинки, она взяла кое-что из отобранных ею вещей и собралась было направиться наверх, как вдруг внимание ее привлек один из сундуков Кэвина. Ее разбирало любопытство, ей вдруг захотелось узнать – что же такое мог он взять с собой в дорогу. Она открыла сундук. В нем оказались тарелки, большие часы, несколько стопок книг и коробки с кухонной утварью. Были там и постельное белье, и коробочка французского шампанского. Усмехнувшись, Эллен закрыла крышку сундука.
Она снова оглядела коробки и сундуки с вещами. Ей показалось странным, что Кэвин везет с собой всякую мелочь. Но тут же вспомнив, куда они направляются, Эллен подумала, что в тех диких краях любая вещица, ненужная в Лондоне, найдет свое применение. Внимание ее привлек плоский предмет, аккуратно завернутый в мешковину. «Интересно, что бы это могло быть?»
Она начала разворачивать его и, увидев угол, сразу все поняла. Это были картины. Первая изображала «Марион». Эллен посмотрела на подпись и, узнав имя известного фламандского художника, удивленно вскинула брови. Картина наверняка стоила Кэвину немалых денег. За первой картиной, изображавшей корабль, находилась другая. Эллен приподняла ее – и замерла от охватившего ее волнения.
Сердце ее тревожно забилось в груди. Она узнала Каролину. Так, значит, это Кэвин снял ее портрет со стены? Вот почему она не увидела его в спальне Уолдрона. Эллен с интересом разглядывала портрет молодой девушки. Лицо ее было повернуто, она смотрела куда-то в сторону. В глазах ее застыл страх, словно она увидела призрак. Эллен усмехнулась. Нет, призраком была она сама. Призрак прошлого, растаявший под лучами счастливого будущего, ожидавшего Эллен.
Эллен почувствовала, как к глазам подступают предательские слезы. Она расставалась со своим прошлым, расставалась без сожаления и горечи. Ничего оно не оставило ей. Лишь слабое воспоминание об Уолдроне. Эллен знала, что картина символична. Она специально отвернулась от художника, чтобы тот не нарисовал ее лицо. Этот поворот головы был своего рода вызовом Уолдрону, нежеланием смотреть на него.
Эллен вздохнула. Ей было непонятно, зачем Кэвину понадобился портрет жены Уолдрона. Придирчиво разглядывая изображенную на картине девушку, одетую в зеленое бархатное платье с прекрасным брильянтовым ожерельем на шее, она никак не могла представить, что толкнуло Кэвина взять с собой портрет жены умершего брата, женщины, которую он никогда не видел… и которую ненавидел.
– О… Ты все-таки нашла его!
Услышав голос Кэвина, Эллен от неожиданности вздрогнула и обернулась.
– Да, – ответила она бесцветным голосом.
Он стоял перед ней, уперев руки в бока, и с любопытством смотрел на нее.
– Это Каролина, жена моего брата.
Эллен удалось скрыть охватившее ее волнение.
– Да? – она перевела взгляд с Кэвина на портрет. – Зачем ты взял его с собой?
Кэвин с минуту задумчиво смотрел на портрет.
– Честно говоря, я и сам не знаю. Я давно привез его из Хаверинг-хауза. Все это время он лежал у меня в комнате, под кроватью.
«Все эти месяцы он лежал под кроватью, на которой мы занимались любовью», – подумала Эллен.
Эллен молчала. Кэвин взял ее за руку.
– Ты ревнуешь меня к ней, дорогая? Не нужно. Она тебе не соперница. Если сказать честно, я взял этот портрет, чтобы иметь хоть какое-то представление об убийце моего брата. Ты не представляешь, как я ненавидел ее вначале. Но затем ее таинственное исчезновение заинтриговало меня, и я решил оставить портрет себе вместе с кое-какими вещами, принадлежавшими Уолдрону. Не знаю, почему-то мне не захотелось продавать портрет. Может быть, это звучит смешно…
– Может быть, – тихо проговорила она, заворачивая картины мешковиной.
Кэвин обнял ее и притянул к себе.
– Но ты не обижаешься на меня или все-таки обижаешься? – Он дотронулся до упавшего на ее лицо длинного золотистого локона. – Но я могу выбросить его за борт хоть сейчас, если ты попросишь меня об этом.
Эллен улыбнулась. Она понимала, что, простившись со своим прошлым, она должна спокойнее относиться к любым напоминаниям о нем.
– Можешь хранить его, дорогой, – снова улыбнулась Эллен. – Я не ревнива, ты все равно мой. – Поцеловав его, она взяла лампу, собранные вещи и направилась к лестнице. Каролина Вакстон исчезла, ее поглотила мгла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостный обман - Фолкнер Колин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладостный обман - Фолкнер Колин



роман растянут,хочется сократить.
Сладостный обман - Фолкнер Колинжанна
15.02.2012, 17.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100